Читать онлайн Легенда любви, автора - Райан Нэн, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Легенда любви - Райан Нэн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 100)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Легенда любви - Райан Нэн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Легенда любви - Райан Нэн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Нэн

Легенда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

– О нет, я никак не могу.
– Вне всякого сомнения, можете.
– Пожалуй, я попрошу Таоса принести мне из фургона дорожный костюм.
– Дорожный костюм для такого случая? – удивленно вскинула брови донна Хоуп. – Но позвольте, вы наденете дорожный костюм на званый обед в Нью-Йорке? Вряд ли!
Донна Хоуп и Элизабет беседовали в гардеробной, находившейся за просторной белоснежной ванной комнатой. Элизабет никогда в жизни не видела такой роскошной гардеробной. Окон в комнате не было: днем свет струился сквозь люки на потолке, а вечером зажигали газовые лампы в белых фарфоровых рожках.
Три стены огромной гардеробной были увешаны дорогими нарядами – элегантными костюмами для верховой езды, прелестными повседневными платьями, роскошными вечерними туалетами. Около четвертой стены стояли деревянные полки из ароматного кедра, на которых рядами выстроились модные ботиночки и изящные туфельки. Здесь же размещались отделения для перчаток, шляп, шарфов, зонтиков. На верхних полках лежало атласное нижнее белье, кружевные панталоны, тончайшие ночные рубашки и прозрачные шелковые чулки.
Пол гардеробной был устлан мягким белоснежным ковром. Четыре великолепных зеркала в центре комнаты соседствовали с двумя обитыми белым шелком удобными креслами. На низком овальном столике из белого мрамора рядом с графином красного вина стоял серебряный сосуд с ледяной водой. Полдюжины хрустальных бокалов искрились при свете ламп.
Донна Хоуп сняла с вешалки расшитое блестками черное парчовое платье. На лице ее отразилось сомнение, и она отбросила платье на кресло.
– Нет, – уверенно проговорила донна, – это платье вам не подойдет.
Элизабет растерянно обводила глазами ряды роскошных, баснословно дорогих нарядов.
– Боже мой, донна, – потрясенно вымолвила она, – у вас есть все, о чем только может мечтать женщина.
Чуть помедлив с ответом, донна возразила:
– Нет, дорогая моя. Это не совсем так. – Спустя мгновение она оживилась: – Ах, вот оно! Посмотрите-ка, Элизабет!
Донна Хоуп держала в руках необыкновенно изящное вечернее платье из переливающегося бирюзового шелка с глубоким вырезом. Узкое в талии, оно расширялось книзу, заканчиваясь кружевным воланом.
Элизабет не могла оторвать глаз от восхитительного наряда.
– Не могу не признать – платье великолепно! – восторженно произнесла она.
– Платье так подходит к вашим рыжим волосам! – подхватила донна Хоуп. – Как удачно, что у нас с вами почти одинаковый размер.
– Да, мне очень повезло! – сдержанно улыбаясь, ответила Элизабет.
Бросив бирюзовый наряд на подлокотник кресла, донна Хоуп по-дружески взяла Элизабет под руку и повела через анфиладу комнат.
– Я хочу предложить вам лучшую комнату для гостей, – приветливо говорила хозяйка. – Слуги принесут туда ваше платье и все необходимое. Я пришлю вам Хуаниту – она превосходная горничная. Она поможет вам принять ванну, уложить волосы и одеться.
Комнаты для гостей располагались в противоположном крыле дома. Донна Хоуп привела Элизабет в просторное светлое помещение, окна которого выходили на широкий балкон. Донна любезно напомнила Элизабет, что она может позвонить в звонок, если ей что-нибудь понадобится, и что обед назначен на девять часов вечера.
Наконец-то Элизабет осталась одна. Ее голова кружилась и от бокала виски, и от новых впечатлений, и от усталости. Элизабет глубоко вздохнула и, подойдя к широкой постели, без сил упала на перину. Мягкая удобная постель – это именно то, о чем она мечтала уже несколько дней. Элизабет наслаждалась покоем. Как чудесно было бы принять душистую ванну и потом скользнуть в шелковую прохладу белоснежных простыней и не покидать ее до завтрашнего утра!
Внезапно умиротворение исчезло с лица Элизабет, сменившись мрачной усмешкой.
– О да, – с горечью сказала она себе, – я могу совершенно спокойно остаться здесь, наверху. В обществе очаровательной донны Хоуп никто даже и не заметит моего отсутствия.
Часы показывали всего лишь двадцать минут девятого, когда Элизабет уже была совершенно готова. Она оделась за пятнадцать минут и уже истомилась от ожидания, когда пробьет девять. Впрочем, зачем тратить время на ожидание? До обеда можно спуститься вниз, выйти в сад и немного подышать свежим воздухом.
Элизабет посмотрела в зеркало и недовольно сдвинула брови. Напрасно она отказалась от помощи горничной! Не стоило упрямиться! Элизабет до блеска вымыла свои длинные золотистые волосы и попыталась было уложить их в красивую прическу, однако после нескольких безуспешных попыток справиться с непослушными волосами она просто подняла их наверх и заколола шпильками. Но непокорные пряди выбивались из прически и блестящими локонами падали на плечи и спину Элизабет.
Бирюзовое платье донны Хоуп было сшито как будто специально для Элизабет. Однако ее смущало, что вырез был так глубок, что она чувствовала себя почти обнаженной. Только тонкая бирюзовая сеточка прикрывала ее пышную высокую грудь. Придется постоянно помнить о том, что нельзя наклоняться.
Бесшумно ступая по коврам, Элизабет вышла из комнаты в коридор. Широкая дубовая лестница и холл внизу были пусты. Она спустилась вниз и осторожно заглянула в столовую. Гости еще не начали собираться к обеду, и у нее было время выйти в сад.
Элизабет быстро пересекла комнату. Из открытых дверей лилась вечерняя прохлада. Вымощенная плитами веранда каскадом спускалась в сад. В преддверии ночи цветы благоухали особенно сильно, их пьянящий аромат кружил голову. В фонтане мелодично журчала вода, а из-за высокой стены доносился тихий гитарный перебор.
На черном бархате ночного неба сияли крошечные алмазы звезд. Завороженная этой красотой, Элизабет стояла тихо, не шевелясь. Легкий ветерок ласкал ее волосы.
Элизабет насторожилась, когда в тени деревьев вдруг вспыхнул оранжевый огонек. Приглядевшись, она увидела в полумраке Веста Квотернайта. Он сидел за душистой бугенвиллеей, и запах дыма его сигары смешивался с ароматами цветущего сада.
Нервы Элизабет были напряжены, и, прежде чем что-либо предпринять, она заставила себя досчитать до десяти. Ей удалось взять себя в руки, и, стараясь выглядеть спокойной, Элизабет, слегка приподняв подол платья, направилась к Весту.
Первое, что бросилось Элизабет в глаза, – отлично сшитый черный смокинг, прежде она его не видела. Она была уверена, что в багаже Веста его не было. Это означало, что Вест хранил свой гардероб на ранчо донны Хоуп.
Она медленно приближалась к Весту, и ее глаза замечали каждую деталь его облика. Белая кружевная рубашка была расстегнута до середины, обнажая его сильную загорелую грудь.
Черный шелковый шейный платок небрежно обвивал его шею. Вальяжно откинувшись на спинку скамьи, Вест спокойно наблюдал за Элизабет.
Когда она подошла совсем близко, он медленно вытащил изо рта сигару и обворожительно улыбнулся.
– Похоже, что вы здесь кого-то поджидаете, – с равнодушным видом промолвила Элизабет.
– О да, первую красавицу, которая пройдет мимо! – как всегда иронично, ответил Вест. Он подвинулся, приглашая Элизабет сесть рядом.
Она отрицательно покачала головой.
– Полагаю, что эта красавица – донна Хоуп, – холодно проговорила Элизабет и, не в силах сдержать раздражения, добавила: – Я совершенно уверена, Квотернайт, что вы и прекрасная вдова – больше чем просто друзья.
Вест пожал плечами и невозмутимо ответил:
– Вы наслушались глупых сплетен в Санта-Фе, миссис Кертэн. Ничто не распространяется так быстро, как слухи. – Вест снова поднес сигару ко рту. Яркий огонек осветил правильные черты его лица.
– Я не слушала сплетен о вас, – высокомерно возразила ему Элизабет. – Я своими глазами видела, как ночью после весеннего бала у губернатора донна Хоуп выходила из вашей комнаты. – Голос Элизабет звучал надменно и холодно. – И я знаю, что она там делала.
Вест вытащил изо рта сигару и принялся задумчиво разглядывать Элизабет, затем, не теряя самообладания, проговорил:
– Неужели знаете? Не слишком ли вы самонадеянны, миссис Кертэн? Мы с вами тоже были больше чем друзья, насколько мне не изменяет память!
Элизабет хотела сделать вид, будто не понимает, на что намекает Вест, но не смогла удержаться:
– Вы ведете себя как самый гадкий развратник!
– Боюсь, что я действительно заслуживаю это прозвище, – нехотя отозвался Квотернайт. – Впрочем, некоторым леди вполне подойдет прозвище «праведница». – И он засмеялся, весело поглядывая на Элизабет.
Ей же было совсем не до веселья.
– По-моему, вы должны жениться на донне Хоуп. – Голос Элизабет дрогнул, она машинально протянула руку и сорвала с дерева благоухающий цветок.
– Что? Жениться? И сделать несчастными всех женщин штата? Ну уж нет! – Вест усмехнулся, встал и раздавил брошенный окурок каблуком. – Давайте лучше поговорим о вас, миссис Кертэн. Вы сегодня выглядите просто умопомрачительно! Поверьте мне, я ведь тонкий ценитель красоты.
– Так, Квотернайт, пожалуй, мне пора вернуться в дом. – Элизабет на секунду замешкалась, а потом ни с того ни с сего протянула Весту цветок: – Вденьте его себе в петлицу.
Не отводя от Элизабет внимательного взгляда, Вест взял из ее рук нежный цветок, покрутил тонкий стебель между пальцами и неожиданно вернул его Элизабет.
– Не окажете ли вы мне честь сделать это своими руками? У вас это лучше получится.
Смутившись, Элизабет пробормотала первое, что пришло ей на ум:
– О нет, вы слишком высоки!
Вест быстро шагнул к Элизабет, обнял ее за талию и, увлекая за собой, сел на скамью.
– А теперь? Прошу вас! – Вест вновь протянул ей цветок. Его голос звучал как-то особенно проникновенно. – Пожалуйста… – Он сделал паузу и вымолвил тихо: – Элизабет!
Вест впервые назвал ее по имени. В его устах ее имя звучало как-то особенно, волнующе, проникновенно. У Элизабет закружилась голова. Может быть, все еще дает себя знать виски? Похолодевшими пальцами она взяла цветок и склонилась к Весту.
Элизабет сотрясала нервная дрожь, поэтому ей не сразу удалось вдеть цветок в петлицу. Ей пришлось сделать несколько попыток, прежде чем хрупкий цветок занял предназначенное ему место. Элизабет была так поглощена этим занятием, что невольно сделала то, от чего сама же себя предостерегала.
Она наклонилась к Весту так низко, что ее высокая, почти ничем не прикрытая грудь предстала перед загоревшимися глазами Квотернайта во всей красе.
– Элизабет, – он вновь назвал ее по имени голосом, полным страсти, – у вас самая восхитительная грудь из всех, что я когда-либо…
– О Господи! – Элизабет отскочила от него как ошпаренная. – Почему вы никогда не упустите случая унизить меня? – с горечью воскликнула она. – Да есть ли у вас сердце, Квотернайт?
Вест усмехнулся и быстро поднялся на ноги.
– Почему-то женщины не ценят искренность, – сказал он холодно и язвительно, – их заботит лишь соблюдение приличий. – Увидев растерянное лицо Элизабет, он добавил примирительно: – А сердце у меня там, где ему и положено быть. И я намерен ограждать его от всяческих посягательств…
– В таком случае придержите и ваш…
– Вест, дорогой, ты здесь? – донесся до них мелодичный голос донны Хоуп. – Милый, где ты?
– Я здесь, – спокойно отозвался Вест, не двигаясь с места.
Он не сводил магического взгляда с лица Элизабет. Должно быть, он почувствовал, что ее неодолимо влечет к нему и что она уже не в силах сопротивляться его мужскому зову, и тихо, выделяя каждое слово, он сказал:
– Я хочу вас, миссис Кертэн. Вы ведь знаете это, правда?
Не в силах оторвать глаз от его лица, Элизабет ответила так же тихо:
– Да. Боюсь, что знаю.
– Не бойтесь. – Голос его зазвучал неожиданно мягко. – Я ведь не боюсь! – Вест поднес руку к лицу Элизабет и осторожно поддел мизинцем золотистый завиток, касавшийся ее порозовевшей щеки.
Потрясенная, необыкновенно привлекательная в своем замешательстве, Элизабет тряхнула головой и отвела его руку прочь.
– Квотернайт, вы неисправимый грешник, – вздохнула она.
– А праведники умирают молодыми. – Тон, каким он произнес эти слова, заставил Элизабет вздрогнуть. Лицо Веста как будто окаменело, застыло, Элизабет вдруг поняла, что перед ней совершенно другой Вест Квотернайт. Ровным, чуть усталым голосом Вест продолжал: – Все наши лучшие парни убиты на войне. Те из нас, что вернулись живыми, никому не нужны. Может, лучше было бы погибнуть. – Глаза Веста затуманились, и он задумчиво повторил: – Праведники умирают молодыми.
Элизабет слушала его, и сердце ее сжималось от сочувствия и жалости.
– Вест, я не имела в виду… – извиняющимся тоном начала Элизабет, но Квотернайт прервал ее.
– Лучше пойдемте в дом, – сказал он своим обычным голосом. Ироническая усмешка искривила его губы. Взяв Элизабет под руку, Вест заметил: – Вы ведь не хотите, чтобы наша хозяйка стала ревновать?


Элизабет полагала, что донна Хоуп прикажет подать на обед традиционные мексиканские блюда: бобы, мясо, рис, маисовые лепешки. Однако Элизабет и представить себе не могла, на что способна владелица ранчо. Без сомнения, донна Хоуп была исключительной женщиной и превосходной хозяйкой.


Этим вечером в длинном белом вечернем платье из серебристого атласа донна Хоуп была ослепительно прекрасна. Ее белокурые волосы были тщательно уложены в высокую прическу. Бриллиантовое ожерелье оттеняло мраморную кожу точеных плеч и шеи.
Донна Хоуп пригласила своих гостей в небольшой салон, который она называла маленькой столовой. В отличие от огромного зала для приемов, где за столом могло разместиться пятьдесят человек, здесь был сервирован стол на шесть персон, и вся обстановка располагала к интимному или дружескому общению. Пламя белых свечей в серебряных канделябрах вспыхивало золотыми искорками на хрустальной и фарфоровой посуде, вся комната была залита нежным романтическим сиянием. Воздух был насыщен ароматами пурпурной марипосы и алой розы.
Стол был великолепен. На небольшом серебряном подносе во льду лежали свежие устрицы, в глубокой чаше – русская черная икра. На столе красовались фаршированная перепелка, копченый лосось, нога ягненка и всевозможные овощи и фрукты. Внимательная хозяйка учла вкусы всех гостей. Специально для Таоса и Грейди были поданы мексиканские блюда и нежнейшее мясо.
Донна Хоуп сидела во главе стола, отведя Весту место напротив себя. Элизабет усадили рядом с Вестом, а Эдмунда – рядом с донной Хоуп. По другую сторону стола сидели Грейди и Таос.
Близость к Весту заставляла Элизабет испытывать постоянное волнение, в течение всего вечера она была необычно тиха и молчалива.
Гости вели нескончаемую беседу, а Эдмунд был просто без ума от прелестной хозяйки. Не было никакого сомнения в том, что донна Хоуп умела не только угощать своих гостей, но и обладала неоспоримым талантом создавать легкую и непринужденную атмосферу. Донна Хоуп покоряла всех, кто ее знал, особенно мужчин.
Поговорив немного об исчезновении Дэйна Кертэна, донна Хоуп не стала заострять внимание на этой грустной теме и перевела беседу в более легкомысленное русло. Вдохновленный хозяйкой, Грейди довольно удачно рассказал кое-что из своих увлекательных страшных историй. Донна Хоуп слушала его с таким интересом и смеялась так заразительно, что Элизабет решила: вряд ли найдется еще такая же уверенная в себе, неотразимая, бесконечно обаятельнал и веселая женщина. Неудивительно, что Вест предпочитал ее остальным своим любовницам.
Грустно вздохнув, Элизабет отпила из хрустального бокала немного шампанского и украдкой взглянула на сидевшего рядом Веста. Вест улыбался и не сводил смеющихся глаз с донны Хоуп, мелодичный голос которой звучал, словно серебряный колокольчик.
Длинные тонкие пальцы Веста сжимали хрустальный бокал, который он изредка подносил ко рту.
Уже не в первый раз внимание Элизабет привлекали пальцы Веста. Как и все в нем, его чуткие сильные руки были необыкновенно красивы. Их движения неизменно были неторопливы и изящны. Эти руки легко управлялись и с сигарой, и с пистолетом, и с породистой лошадью. Так же легко и нежно они умели раздевать женщин. Элизабет вдруг ясно представила себе, как эти дерзкие руки срывают белоснежную одежду с донны Хоуп. У Элизабет пересохло в горле. Едва владея собой, она почти не слышала, как донна рассказывала забавную историю, полную довольно откровенных намеков. При этом прекрасная блондинка не сводила страстного взгляда с лица Веста, горя желанием остаться с ним наедине.
Вино и искрящееся шампанское лились рекой. К тому времени как подали десерт, все гости были уже в прекрасном расположении духа. Всем, кроме Элизабет, было весело. Почти не притронувшись к взбитым сливкам и марсэле, Элизабет не могла дождаться окончания трапезы.
Наконец донна Хоуп пригласила гостей перейти в маленькую уютную гостиную во внутренних покоях. Элизабет еще никогда не приходилось видеть столь изысканного интерьера. Стены гостиной были задрапированы шелком цвета красного вина. На высоте трех футов от пола шелк сменялся тисненой кожей.
В углу комнаты стояло дорогое лакированное пианино. Когда гости устроились в мягких креслах, Элизабет решила, что не будет смотреть на Веста. Однако донна Хоуп настояла на том, чтобы Вест сел за пианино, и он оказался в центре всеобщего внимания.
Выполняя волю хозяйки, Вест снял смокинг, взял бокал с виски, подошел к пианино, сделал большой глоток и начал играть. Он играл великолепно, и это нисколько не удивило Элизабет. Она уже давно поняла, что руки Веста умели делать все.
Поразило Элизабет совсем другое: кто бы мог подумать, что этот циничный, бесчувственный человек остановит свой выбор на песне «Мой старый дом в Кентукки»? Светлая грусть этой мелодии никак не соответствовала характеру и манерам Веста.
Грейди покачал головой и громко прошептал:
– Никак не может сынок забыть свои родные места.
Вест Квотернайт родом из Кентукки? Элизабет этого не знала. Если подумать, Элизабет ничего не знала о жизни этого загадочного человека. Он никогда никому ничего не рассказывал о своем прошлом, о доме, о семье.
Услышав глубокий бархатистый баритон Веста, Элизабет, как завороженная, не могла оторвать от него взгляда. Донна Хоуп тоже не сводила с Квотернайта глаз, полных страсти и обожания. Вдруг донна отставила свой бокал в сторону, быстро пересекла гостиную и встала за спиной Веста. Положив ладони на его широкие плечи, она подхватила эту сентиментальную песню своим чистым высоким голосом.
Когда смолкли последние аккорды и раздались аплодисменты, Вест слегка наклонил голову в знак благодарности и, взяв свой бокал, с улыбкой заявил, что его репертуар исчерпан. Эдмунд начал было умолять Элизабет тоже сыграть что-нибудь, но она категорически отказалась.
Ей было совсем не до музицирования. Перед ее глазами вновь всплыла картина, увиденная в отеле «Ла Фонда»: дерзкая, чувственная вдовушка, выскальзывающая из номера смуглого красавца, возлежавшего обнаженным на белых простынях. Элизабет не могла дольше оставаться в этой комнате и не могла думать ни о чем другом, кроме как об отношениях Веста и донны.
Донна Хоуп по-прежнему стояла за спиной Веста. Продолжая о чем-то говорить и смеяться, она привычным жестом погладила его темные шелковистые волосы и прижала его голову к своей высокой груди.
Элизабет внезапно почувствовала, что ей чересчур жарко.
Она объяснила это тем, что села слишком близко к камину, хотя в глубине души понимала, что причина совсем не в этом. Разве можно безучастно наблюдать за тем, как откровенно и дерзко донна Хоуп заявляет о своих правах на Веста?
Гости смеялись, о чем-то беседовали, и никто, кроме Элизабет, и внимания не обратил на эту сцену у пианино. Стиснув зубы и опустив глаза, Элизабет мечтала лишь о том, чтобы как можно скорее покинуть гостиную и уединиться в спальне. Мольбы ее были услышаны… Таос и Грейди, извинившись, попросили разрешения удалиться. Им не терпелось сразиться в покер с местными игроками. Пожелав всем спокойной ночи, они направились к двери.
Не успели они выйти за порог, как Эдмунд, сдерживая зевоту и извинившись, заявил, что ему тоже пора. Воздух пустыни и долгая дорога утомили его, и он с удовольствием отправится в постель. Элизабет последовала за ним.
Поднимаясь вместе с Эдмундом по широкой дубовой лестнице, она с трудом заставила себя выслушать деверя, который превозносил красоту и ум хозяйки. Когда они вышли на площадку второго этажа, Элизабет не могла удержаться от того, чтобы не посмотреть вниз.
Донна Хоуп стояла вплотную к Весту, гладила жесткие темные волосы на его груди и, многозначительно улыбнувшись, сказала:
– Как я ждала этой ночи, любовь моя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Легенда любви - Райан Нэн



Очень интересный роман, кто не читал советую прочитать, читала много раз
Легенда любви - Райан НэнМайя
30.10.2012, 6.23





Не понравился. Не люблю героинь дур,а тут как раз такой случай. Постельных сцен много
Легенда любви - Райан НэнАнто-Ния
25.12.2013, 2.33





очень раздражало, что в постельных сценах Вест называет героиню : "дитя "!!! .
Легенда любви - Райан НэнЮля
11.03.2014, 3.57





Роман интересный! Трудно было оторваться. Советую!
Легенда любви - Райан НэнEdit
20.06.2014, 18.45





увлекательный роман, читала не могла оторваться, в начале завязка истории, а потом самое интересное. Очень советую.
Легенда любви - Райан НэнОлеся
7.07.2014, 0.03





Аж дух захватывало! Еще обожаю роман Потому что ты моя!
Легенда любви - Райан Нэнгала
28.07.2014, 1.36





прочитала много раз этот роман классный читайте сами
Легенда любви - Райан Нэнелена
23.11.2014, 16.40





Понравился.Очень.
Легенда любви - Райан НэнНаталья 66
15.05.2015, 17.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100