Читать онлайн Костер на снегу, автора - Райан Нэн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Костер на снегу - Райан Нэн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.78 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Костер на снегу - Райан Нэн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Костер на снегу - Райан Нэн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Нэн

Костер на снегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Натали не нашлась что ответить. Выпятив подбородок и сверкая глазами, она прошла мимо несносного южанина в кабинет, с треском захлопнула дверь и, сорвав судейскую мантию, швырнула ее на стол. Скромный серый капор, что коротал время на рогатой вешалке, она напялила на голову так, словно хотела выдавить донышко. Наконец, с сумочкой под мышкой, она вылетела в боковую дверь, задыхаясь от ярости.
Однако уже несколько минут спустя Натали с королевским достоинством восседала в неудобном дамском седле, внешне невозмутимая, леди до кончиков ногтей. Жеребец рысцой вынес ее из ворот городской конюшни. На улицах, против обыкновения, было многолюдно — жители взахлеб обсуждали неожиданный поворот событий. Проезжая мимо, Натали ловила любопытные взгляды. Не желая смущать и без того возбужденные умы, она кивала, улыбалась, иногда бросала приветливое слово с таким видом, словно лично для нее ничего особенного не случилось. На деле же она изнемогала от бессильного гнева. При виде знакомой фигуры у парикмахерской выражение ее лица не изменилось, но зеленые глаза приобрели оттенок штормового моря.
Кейн Ковингтон не спешил заводить полезные знакомства. Он стоял с самым непринужденным видом в стороне от толпы, перебросив свой элегантный пиджак через плечо. Натали проехала мимо, намеренно глядя прямо перед собой. Она вздохнула с облегчением, только оказавшись за чертой города. Выехав на Парадиз-роуд, Натали послала гнедого в галоп, однако и быстрая езда не помогла ей отвлечься. Ко времени поворота на Ранч-роуд она бормотала себе под нос колкости по адресу всех и вся.
— Зачем, скажите на милость, Эшлину вздумалось ехать в Денвер? Что, это было так уж необходимо? Где он, когда так нужен? А Мэтьюз! Тоже мне, фигура! И что мне теперь делать, получив в соседи этого гнусного типа?
Нужно посоветоваться с Тахомой! Рассказать ему о случившемся. Старый шаман подскажет, что следует предпринять в такой ситуации.
* * *
Натали застегнула низко сидящий ремень и поправила кобуру. Она была в узких штанах из оленьей кожи такой тонкой выделки, что на ощупь она казалась бархатной, в теплом пончо, мягких кожаных сапожках и перчатках с раструбами (по ее понятиям, это была самая удобная экипировка). Натали не потрудилась уложить волосы, и они свободно рассыпались по плечам. Заверив Джейн, экономку, что долго не задержится, она поспешила на конюшню переседлать Блейза — сменить дамское седло на мужское, не в пример более приемлемое для верховой езды.
Жеребец был горяч, но послушен, так что обычно хватало легчайшего нажима на крутые бока, чтобы им управлять, а если требовалось, чтобы он летел как птица, достаточно было крикнуть: “Хей Блейз!” Направив его на юго-восток, Натали предоставила благородному животному волю, низко склонилась к развевающейся гриве и отдалась стремительному движению — одному из величайших наслаждений в жизни.
Горные склоны дремали, разнеженные теплом ранней осени. Растительность уже начала менять цвета: карликовый лавр, ковром покрывавший крутые откосы, приобрел розовый оттенок, сумах подернулся багрянцем как листьев, так и плодов, гроздьями свисавших с ветвей. Луга пестрели золотистыми цветами, что распустились навстречу теплу, хотя сезон их цветения давно миновал.
В считанные минуты преодолев широкую долину, всадница оставила позади плато с его яркими красками и начала подниматься по склону Промонтори-Пойнт. На смену теплу пришла прохлада высокогорий, аромат цветов сменился густым запахом сосны.
Жеребец, не замедляя хода, нырнул в кружевную тень бора. Вскоре между соснами появились ели и белоствольные горные осины, ослепительно желтые на фоне пурпурно-красных кленов. Только хвойные деревья оставались темно-зелеными.
Глубоко дыша осенними ароматами, Натали не заметила, как улыбнулась, а потом и засмеялась, увидев, как вспугнутый ею олень спешит укрыться в гуще леса. Здесь водилась самая разнообразная и неожиданная живность: антилопы, степные волки, койоты, а порой можно было заметить и небольшого горного льва, с ленивой грацией пробирающегося сквозь заросли. Однажды Натали пришлось столкнуться с медведем гризли. К счастью, тот находился в мирном расположении духа. Оглядев ее, он заковылял прочь. Она нисколько не возражала делить свое уединение с такими соседями. Так же как и она сама, как и старый Тахома, зверье считало горы своим домом.
Жеребец уносил Натали все выше и выше по склону, вдоль быстрого студеного потока, затененного развесистыми лиственницами. Когда потребовалось пересечь его, Блейз осторожно ступил в воду, выбирая между речными окатышами местечко поровнее.
— Не спеши, дружок, — сказала ему Натали. — Попей, если хочешь.
Гнедой повел острыми ушами, остановился на быстрине и склонил бархатную морду к воде. Натали, смеясь как девчонка, сдернула перчатку и потянулась рукой к переливчатой струе. Вода была так холодна, что сводило пальцы, и так чиста, что можно было рассмотреть на дне каждую песчинку.
Утолив жажду, они возобновили путь. Противоположный берег был круче, поэтому Натали отпустила поводья, позволяя жеребцу самому выбирать дорогу. Дальше и вовсе шли отвесные скалы. Лес поредел, стволы невысоких деревьев чем дальше, тем больше поражали взгляд своими контурами. Казалось, это живые создания, одеревеневшие в тот момент, когда ежились от стужи под порывами зимнего ветра. В конце концов местность стала совсем голой. Здесь приживались только карликовые сосны. Гнедой перешел на черепаший шаг, с трудом осиливая подъем.
Наконец Натали остановила его и огляделась из-под козырька ладони. Перед ней открывалась величественная картина: отвесные утесы с резкими гранями, светлые плоскости обрывов, глубокие расселины, словно тело горы здесь было когда-то взрезано гигантским ножом. Все это вместе составляло настоящий лабиринт, внушавший благоговение и восторг. Натали скользила по нему взглядом, пока не отыскала скальное ребро, за которым скрывался вход в священный Гранитный дворец. Омытые золотистым светом низкого солнца, древние стены святилища словно излучали свое собственное сияние. И немудрено: внутри они были сплошной золотоносной породой, местами выходившей на поверхность чистым золотом.
Вздохнув, Натали двинулась дальше. Скальный лабиринт остался в стороне, путь ее теперь лежал к востоку. Проделав несколько миль по равнине, Натали оказалась в седловине между горами Промонтори-Пойнт и Эль-Дьенте. Здесь она снова задержалась, чтобы полюбоваться вершиной, вздымавшейся выше остальных.
Густой, очень влажный туман окутывал пик, пронзивший небеса, так высоко над поверхностью земли казавшиеся не синими, а бирюзовыми. Острые грани пика были уже местами подернуты снегом. Натали задержала на них взгляд, вспоминая, как эти сказочно красивые пространства оказались в ее распоряжении.
Виной всему был снег. Яркий, ослепительно белый снег. Коварный, предательский снег. Белая Смерть.
Это случилось ранней весной 1862-го, когда еще вовсю бушевала Гражданская война. Капитан Девлин Валланс, вот уже два года как супруг Натали, где-то в Теннесси сражался на стороне северян, а сама она только что окончила заочный курс в юридическом колледже в Огайо. На тот период, пока идет война (не было и тени сомнения в том, что она закончится победой северян), Натали решила перебраться к родителям, то есть в почти девственные земли Колорадо, в провинцию Кастлтон, где ее отец, Уильям Карпентер, был окружным судьей.
В тот год были обильные снегопады. Снег, сплошной снег, целое море снега было вокруг дороги, в нем вязли колеса переполненного дилижанса. Когда это случилось, до места назначения оставался день пути. Ничто не предвещало трагедии, и не было никакой возможности ее избежать. Мощный раскат, короткое содрогание — и с горы, набирая скорость, с оглушительным ревом понеслась снежная лавина.
— Боже правый! — только и успел воскликнуть судья Карпентер, инстинктивно привлекая к себе жену.
Натали помнила свой отчаянный крик, когда дилижанс с его живым грузом перевернуло вверх колесами. В одно мгновение, показавшееся бесконечным, ее буквально выдернуло в открытое окно и подбросило высоко в воздух. В памяти навечно застыла картина, которая представилась тогда ее широко раскрытым глазам: дилижанс с пассажирами низвергается с обрыва в далекую белизну ущелья. Она уже не могла кричать — рот забило снегом.
Снег, сплошной снег. Целое море снега. Ослепительная белизна перед глазами. Ничего, кроме снега.
Натали очнулась и увидела совсем рядом лапу снежного барса. Но вместо того, чтобы ступать по земле, лапа болталась в воздухе. Подняв ошеломленный взгляд, она обнаружила, что лапа барса — это амулет, висевший на кожаном шнурке на шее человека. Выше скалились в ухмылке зубы, а еще выше угольями сверкали черные глаза. Лицо было широкое, безобразное, сплошь в морщинах.
Натали толкнули, бросив на спину. Рука была удивительно сильна для человека столь немолодого.
— Не бойся, Костер На Снегу! — по-английски сказал индеец, мотнув длинными седыми космами так, что они на миг закрыли грубые черты его лица. — Ты среди друзей.
Это окончательно убедило Натали в том, что у нее горячечный бред. Она закрыла глаза и позволила себе провалиться в беспамятство. Однако позже, когда она снова очнулась, ей явилось то же безобразное видение. Правда, теперь при нем была совсем молоденькая девушка, черноволосая, смуглая и очень миловидная. В ее больших глазах светилось сострадание.
— Родители?.. — прошептала Натали, и девушка смущенно отвела взгляд.
— Мертвы, — ответил старик.
Натали тихо, беспомощно заплакала, и тогда ее резко, почти грубо подхватили с застланного мехами ложа и прижали к рубахе из оленьей кожи, к теплым пластинам ожерелья. Старик покачивал ее, как дитя, пока она не выплакалась, а потом бесцеремонно отер широкой ладонью ее мокрые щеки.
— Мое имя — Метака, — заговорила девушка. — А это Тахома, мой дед и всеми почитаемый шаман. Наше племя называется капоте-юте. — Взгляд ее потянулся к растрепанной рыжей гриве Натали. — А тебя мы будем звать Костер На Снегу — так ты была названа, когда моему деду явилось видение.
— Маниту предсказал твое появление, — подтвердил старик, и его низкий глубокий голос далеким громом прокатился внутри необъятной грудной клетки, отдавшись в теле Натали, которую он все еще держал, баюкая. — Высшее божество приказало мне подняться на перевал, что за Красной горой, укрыться в пещере у Медвежьего ручья и ждать, когда вспыхнет костер на снегу. Он не сказал, когда это случится, но я понял сам, услышав, как сходит лавина. — Объясняя, он не сводил с Натали пристального взгляда черных глаз, в котором было что-то гипнотическое. — Шаман должен беспрекословно повиноваться приказам Маниту, поэтому я ждал в пещере долго, два Солнца. Снег валил, и слой его на склонах становился все тяжелее, пока не простерлась невидимая рука божества и не смахнула его с одной из гор. Белая Смерть пришла и взяла то, что хотела. — Сверкающий взгляд затуманился, стал отрешенным. — Как и было предсказано, я увидел костер на снегу и отправился узнать, кто разжег его. Но это были волосы. Женские волосы, рыжие, как огонь. Тело было погребено под снегом, но одна прядь осталась на виду.
Натали ждала продолжения, однако его не последовало.
— Завтра ты узнаешь остальное, — произнес чистый девичий голосок Метаки. — А сейчас пора отдохнуть.
Растерянная, охваченная горем, но более не испуганная, Натали кивнула в знак согласия, прикрыла покрасневшие от слез глаза и ощутила, как те же сильные руки укладывают ее в мягкие меха.
— Спи, дитя, ниспосланное мне свыше. Спи, дочь, отмеченная самим Маниту. Я буду оберегать тебя до скончания своих дней.
Натали уснула.
Она оставалась в вигваме старого шамана и его внучки Метаки весь конец зимы. Снаружи завывали метели, снег все плотнее укутывал горы, но внутри мехового шатра было тепло и уютно. Тахома, освещенный мигающим огоньком масляной плошки, сидел в мехах, скрестив ноги, и рассказывал Натали древние легенды своего племени.
— В начале начал не было ничего, кроме бирюзовых небес, посреди которых жил Маниту, властелин всего сущего. Он приказывал дуть ветрам и сиять солнцам, и чертоги его из чистой бирюзы стояли на купе белых облаков. Однажды, скучая, Маниту проделал в облаках отверстие и начал кидать вниз громадные камни. Так появились горы, и сердце его возликовало. Чтобы украсить их, он создал леса, реки и всякую живность.
Шаман умолк и внимательно всмотрелся в завороженное лицо Натали.
— А дальше? — тотчас поторопила она.
— Чтобы было кому любоваться на дело рук его, Маниту создал мой народ. Долгое время племя жило в довольстве и счастье в своих пещерных жилищах. — Морщины безобразного лица сложились в выражение скорби. — А потом пришли светлоглазые. Они искали желтый металл и в своих поисках не щадили ничего. — Скорбь сменилась иным выражением, старик стиснул руку Натали. — Я знаю, зачем ты послана мне, дочь! Маниту хочет уберечь святилище Анасази от посягательств белых людей. Ты должна принести страшную клятву!
Он резко оборвал себя, выпустил руку Натали и несколько минут сидел молча, играя лапой снежного барса на шкуре, что укрывала его плечи.
— Есть в горах одно место — Гранитный дворец, — заговорил Тахома медленно. — Там, среди древних захоронений, хранятся огромные золотые богатства испанцев. Золото там лежит на поверхности, его можно брать прямо из стен! — Взгляд его был холодным, жестким. — Но никому не довелось прикоснуться к этому кладу. Единственный белый, который там побывал, пал от моей руки. Я бросил его тело волкам, и даже костям его не довелось успокоиться с миром.
Потрясенная, Натали уставилась на него с открытым ртом. Шаман как будто ничего не заметил.
— Маниту сохранил тебе жизнь, потому что хотел сделать тебя своей жрицей. Отныне ты принадлежишь ему, Костер На Снегу, и, как его жрице, я передам тебе свою землю.
— Но это невозможно, Тахома! — запротестовала Натали. — Я не могу принять такой дар! Земля принадлежит тебе, а позже перейдет к Метаке и ее детям…
— Метака не будет в ней нуждаться, — перебил старик. — Она возьмет в мужья человека из иной земли и уедет отсюда.
Натали повернулась к юной индианке. Той не было еще и пятнадцати. Разве можно так задолго знать будущее?
— Дед знает все, — улыбнулась девушка. — Маниту посылает ему видения. Прими нашу землю, Костер На Снегу!
Так это и было решено.
Когда весна уверенно вступила в свои права, Натали пожелала счастья внучке старого шамана, устроилась на широкой спине пегой лошадки и последовала за лошадью Тахомы вниз по извилистой тропе. Они насквозь проехали каменный лабиринт, поразивший ее своими причудливыми контурами, и достигли Гранитного дворца, вход в который открывался высоко на изрезанном морщинами каменном лице горы.
— Знай, дочь, что мы называем это место горой Сокровищ, — торжественно провозгласил Тахома. — Ни один белый, даже если он доберется до этого золота, не проживет столько, чтобы его промотать.
Глаза старого индейца сверкали яростным огнем, вынуждая принять условие. Натали послушно кивнула. Некоторое время они молча сидели в седлах, слушая шепот ветра в лабиринтах дворца. Натали казалось, это души предков Тахомы взывают к ней: будь верна этому завету!
— Идем, дитя мое, — наконец сказал Тахома, нарушив чары, — я отведу тебя в поселение белых. Там будет отныне твой дом.
Он простер руку на северо-запад, и Натали снова согласно кивнула. Долго спускались они, пронизывая облака, пробираясь между скалами, пока шаман не остановил свою лошадь. Остановилась и Натали.
— Клаудкасл, — сказал он, махнув рукой на поселение в долине. — Дальше я не пойду. Если ты не сможешь найти дорогу ко мне, я сам отыщу тебя.
— Ты не побоишься оказаться среди белых?
— Только если забуду надеть рубаху-невидимку. — Глаза Тахомы смешливо сверкнули. — Но я никогда не забываю.
— Послушай, — вдруг встрепенулась Натали, — раз уж земля будет моей, не понадобится ли мне какое-то свидетельство? Документ, который это удостоверит? Ты мог бы поставить на нем крестик!
На этот раз старик откровенно усмехнулся.
— Я понимаю, о чем ты. Правила белых мне хорошо известны. Ты говоришь про акт передачи за моей подписью, ведь так? — Он сунул руку за пазуху и достал свиток пергамента.
— Господи, как глупо с моей стороны! — Натали покраснела. — Прости, Тахома!
— Белым свойственно думать, что каждый краснокожий — невежда. Я давно перестал обижаться на это. — Он сунул документ в руку Натали. — В Денвере есть один полукровка, он и составил этот акт. Никто не знает, что в его жилах течет индейская кровь, поэтому ему удалось подняться до нотариуса. Вообрази, он учился в Гарварде! Говорит на трех языках — умный парень. Даже на четырех, если считать и его родной. Его помощь порой просто неоценима. Ты передашь этот документ Тому Файрхопу в Клаудкасле. Сейчас он в федеральном отделе землевладения, а раньше был солдатом. Тогда мы и познакомились.
С этими словами Тахома повернул свою лошадь и направил ее назад, в горы. Натали провожала старика взглядом, пока развевающиеся седые космы не исчезли из виду-Солнце скрылось за горной цепью, и зубчатая гряда обзавелась пурпурной короной. Натали смотрела в ту сторону, улыбаясь воспоминаниям.
Она свято соблюдала данное старому шаману обещание. Когда Девлин приехал в Клаудкасл на побывку, она сказала ему, что совершила выгодную сделку, но ни словом не обмолвилась о клятве. Гранитном дворце, испанском золоте. В ответ муж расцеловал ее, назвал умницей и предложит немедленно начать на полученных землях строительство дома, где они будут жить после войны. Уезжая, он сказал, что скоро вернется, но так и не вернулся. Он был убит в один из последних дней войны, и Натали в свои двадцать три года стала вдовой.
И вот теперь, годы спустя, она жалела, что не рассказала мужу всего. Знай Девлин о том, что таят в себе “бесполезные” земли на самом верху Промонтори-Пойнт, он никогда не поставил бы их на кон. В том, что он этого не знал, ее вина…
Натали ощутила на себе чей-то взгляд и подняла понуренную голову.
На каменном выступе высоко над нею стоял Тахома. Она видела лишь его контуры, но знала, что старческие пальцы играют лапой снежного барса. Старик стоял неподвижно, и его вполне можно было бы принять за причудливый камень, каких немало в горах, если бы не развеваемые ветром седые волосы.
— Костер На Снегу! — крикнул он, породив отдаленное эхо, и Натали сразу поняла, что ее появление не было для него неожиданным.
— Тахома! — крикнула она в ответ, обрадованная, что снова видит старого индейца.
Когда жеребец преодолел разделявшее их расстояние, Тахома взял его под уздцы и повел за собой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Костер на снегу - Райан Нэн



Описывает природу,характеры людей и их отношения -просто восхитительно...не хочется оторваться от этой действительности..пытаешься скорее добраться до следущего сюжета..Вы меня покорили Райан Нэн -читаю уже 5-й роман и...мне больше нравятся исторические романы..Ваш почитатель -Раиса Петровна.
Костер на снегу - Райан НэнПортасова Раиса Петровна.
24.09.2011, 14.08





в целом не плохо,но очень растянуто, много лишних персонажей,с серидины пропускать начала, 9/10
Костер на снегу - Райан НэнОльга П.
10.02.2015, 17.04





Супер, очень понравилось.
Костер на снегу - Райан НэнКсюшог
3.11.2015, 8.06





Роман прекрасный прочитала раза четыре,и понравилась и главная героиня и главный герой и их любовь.Вобщем превосходный роман.
Костер на снегу - Райан НэнЗоя
25.11.2015, 17.01





Природа прекрасна описана а любви не хватило. Почти всю книгу выделывались а под конец резко полюбили.
Костер на снегу - Райан НэнАленка
4.08.2016, 11.27





Очень интесный, легкий роман без жестоких сцен. Много приключений, яркие главные герои, непростые отношения и приятный слог составили чудесную историю.
Костер на снегу - Райан НэнРыжая
30.09.2016, 9.37





Вот умеет автор начать роман так, что потом оторваться не возможно. Прочитала запоем...сюжет захватывает....Как говорится: сначала секс...потом любовь! Очень приятный вестерн.
Костер на снегу - Райан НэнВ.З.,68 л.
10.10.2016, 16.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100