Читать онлайн Костер на снегу, автора - Райан Нэн, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Костер на снегу - Райан Нэн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.78 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Костер на снегу - Райан Нэн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Костер на снегу - Райан Нэн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Нэн

Костер на снегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Толчок оказался не так силен, как она ожидала, и принес боль, раскаленным железом полоснувшую плечо. Ни минуты не сомневаясь, что это дело рук Кейна, Натали бросила ему в лицо яростное обвинение. В ответ он поймал ее запястья, взял их в одну руку, а другой захватил и дернул назад волосы, полностью обездвижив ее.
— А теперь послушай, — сказал он ровным и холодным, как лед на озере, голосом. — Ты ранена и потому, будь добра, лежи спокойно. Будешь дергаться — рана откроется.
Боль была в плече, в руках, в каждой клеточке тела, в коже головы там, где тянуло волосы. Она вся была сплошной болью, от которой легко было впасть в беспамятство. Натали попробовала зарыться лицом в подушку. Пальцы на ее голове разжались, но лишь для того, чтобы схватить ее за подбородок и повернуть к себе.
— Что ты со мной сделал, Ковингтон?! Ты избил меня и надругался надо мной! Как ты мог, как ты мог?!
Пораженный тем, что Натали могла прийти к такому странному заключению, Кейн продолжал объясняться с ней все так же спокойно и примирительно, как говорят с человеком в невменяемом состоянии:
— Я спас тебе жизнь, глупышка. Уж не знаю, что тебе было нужно на моей земле, но ты оказалась здесь и получила пулю. Я принес тебя в дом и, как сумел, вынул пулю. Рана не была сквозной.
— Значит, в меня стреляли… — Натали вдруг забилась в его руках. — Скажи, это ведь ты стрелял?!
— Я? — опешил Кейн. — Зачем?
— Тебе лучше знать! Я хочу вернуться домой! Отпусти меня сейчас же!
— Нет.
— Ты не имеешь права меня удерживать! Я ухожу!
— Уйдешь, когда выздоровеешь.
— Нет, сейчас! Будь ты проклят, будь ты проклят! — Натали продолжала вырываться с отчаянием обреченной.
— Тебе не осилить дорогу, тем более что снаружи второй день буран. Ты заблудишься и замерзнешь.
— Тем лучше для тебя! — отрезала Натали, борясь с наплывающей слабостью. — Не делай вид, что станешь меня оплакивать! Тебе безразлично все на свете, кроме себя самого!
— Ты совершенно права, — невозмутимо подтвердил Кейн. — Как раз о себе я и забочусь, не желая в непогоду выпускать из дому женщину с едва поджившей огнестрельной раной. Моя репутация только-только восстановлена, и я легко погублю ее снова, если обреку на смерть миссис Валланс, настоящую леди и уважаемую судью.
Еще больше раздраженная этой тирадой, Натали прошипела ему в лицо:
— Ты ко мне прикасался! Это гнусно! Мужчина, который не постыдился…
Кейн придвинулся ближе, так что соски ее зарылись в волосы у него на груди.
— Только не надо высокопарных речей, это не зал суда. Ты у меня в доме, а в своем доме я сам устанавливаю законы.
— Есть закон, единый для всех, — закон человечности!
Натали трясло от ярости, но вдруг она поникла, исчерпав все свои силы. Гневные зеленые глаза наполнились слезами, бледные губы задрожали.
— Ну-ну, судья Валланс! Не принимайте так близко к сердцу свою беспомощность. Раненой она вполне простительна; — Кейн отпустил руки Натали и смахнул слезы с ее запавших щек. — Отдыхай, набирайся сил. Я не стану удерживать тебя дольше, чем будет необходимо.
— Я хочу одеться… — слабо запротестовала она, прикрываясь непослушной от слабости рукой. — Как ты посмел раздеть меня?!
— Пришлось. — Кейн пожал плечами, выбираясь из постели. — Сначала плечо было забинтовано, но кровотечение продолжалось. — Он помедлил, заглянул в лицо Натали в поисках понимания и одобрения, не нашел ни того ни другого и продолжил: — Если бы я оставил все как есть, ты бы истекла кровью. Пришлось снять бинты и прижечь рану… — он помедлил, — раскаленной кочергой.
Это был самый напряженный момент для Кейна. Он ждал вспышки, обвинений в том, что оставил неизгладимый след на теле, но Натали смотрела на него молча, только глаза ее обвиняли Кейна во всех смертных грехах. Когда он уже перестал ждать, она вдруг сказала:
— И все это ты проделал с голым задом?
Вспомнив, что не одет, Кейн отвернулся, хватая брюки.
— Прошу великодушно извинить, мэм, — буркнул он, застегиваясь.
— Ну хорошо, с моей раной все ясно. Но я требую объяснений, как ты оказался со мной в постели голым!
— Пришлось, — повторил Кейн, чувствуя себя довольно нелепо. — У тебя начался жар. При этом человека бьет озноб, он не в состоянии согреться. К тому же ты бредила и все время норовила выскочить из постели. Я согревал тебя и не давал потревожить рану.
Поразмыслив, насколько ей позволял ее теперешний разброд мыслей и чувств, Натали решила: раз уж она сейчас не в форме и не может овладеть ситуацией, лучше всего прикинуться беспомощной и послушной. Позже, когда она окончательно придет в себя, можно будет поставить на своем, а пока помощь Кейна, пожалуй, даже кстати.
— Можно мне все-таки одеться? По-моему, рана поджила.
— Умница! — похвалил Кейн, обрадованный тем, что она, похоже, не собирается спорить. — Но прежде надо смыть мазь и забинтовать плечо. Потом я дам тебе свою рубашку. Идет?
— Идет, — согласилась Натали после короткого колебания. Последующая процедура доставила ей множество неприятных ощущений. Вся область лопатки пульсировала болью, боль эта время от времени отдавалась в руке, полосуя ее точно ножом. Как ни старалась Натали скрыть свои страдания от Кейна, ей это плохо удавалось. Поначалу он только встревожено поглядывал, потом спросил:
— Очень болит?
— Не очень, — ответила она сквозь стиснутые зубы. — Совсем чуть-чуть.
Когда все было сделано, Натали незаметно перевела дух. Кейн принес рубашку и был так любезен, что сам продел в длинные рукава ее вялые руки, которые решительно отказывались подниматься. То есть он одевал ее как малого ребенка. Он даже закатал рукава, чтобы она могла высвободить руки. Подобное внимание подозрительно для человека с холодным сердцем, казалось, что в этом есть какой-то расчет. Натали разрывалась между желанием целиком положиться на Кейна и застарелым недоверием к нему.
Можно ли верить Кейну Ковингтону? По его словам, в нее стреляли. Но кто? И почему? Скорее всего это как-то связано с золотом. Может ли быть, чтобы Эшлин приложил к этому руку? Но с чего вдруг ему покушаться на ее жизнь, если помолвка так и не была разорвана? Или теперь, когда место клада больше ей не принадлежит, Эшлин и сам мечтает о разрыве, просто пошел более радикальным путем? А если Кейн солгал? Если это он пытался устранить ее, а когда не получилось, ухватился за шанс вкрасться к ней в доверие?
— Говоришь, здесь был Тахома? — осторожно спросила Натали.
— Да, вчера вечером.
— Значит, ему известно, что я ранена?
— Ну да;
— Странно… — Натали нахмурилась и закусила нижнюю губу. — И все равно он уехал? А мне так нужно с ним поговорить! Надо бы поехать следом…
— Позже, — перебил Кейн безапелляционно. — Тахома никуда не денется.
Теперь, когда не было сомнения, что процесс выздоровления действительно идет, пророчества старого шамана казались ему неправдоподобными.
Слишком слабая для пререканий, Натали умолкла и задумалась. Ей вспомнились слова Тахомы о том, что скоро непосильная ноша спадет с ее плеч и ей больше не придется быть стражем священного золота Маниту. Он также говорил, что Кейн в опасности. Но что может грозить Кейну?
Натали украдкой следила за тем, как объект ее размышлений взбивает подушки и поправляет одеяла. Покончив с этим, он отошел к дровяной плите, заглянул в кастрюли и объявил:
— Нам с тобой нужно поесть.
— Ешь один, я не голодна, — ответила Натали и передернулась, когда боль с новой силой вгрызлась в плечо.
Кейн ничего не сказал, просто взялся за дело. До Натали доносились постукивание и позвякивание — уютные домашние звуки. Убедившись, что Кейн занят, она позволила себе оглядеться.
Жилище Кейна состояло из одной просторной и по-своему комфортабельной комнаты. Один угол служил спальней. Здесь, между двух довольно широких окон, стояли кровать и массивный ночной столик (судя по всему, он же и письменный), Противоположный угол был отведен под кухню и отделен стеллажом, на котором коротали время бутылки, пустые и полные, мелочи быта и несколько книг нестандартного размера. В центре комнаты стоял крепкий квадратный стол с тремя разномастными стульями (четвертый был придвинут к постели), что, как ни странно, придавало комнате уют. У западной стены расположился камин, огонь в котором постоянно поддерживался. Ближе к углу стоял диван, а прямо против камина — пара кресел. Здесь находился единственный предмет роскоши — большой, во всю стену, ковер в мягких коричневых тонах. Книги обычного формата стояли на этажерке, сколоченной и отполированной вручную. На гвоздях у двери висели стетсон, ремень с кобурой, плащ и еще какая-то одежда. Насколько Натали удалось сориентироваться, одна дверь выходила на юг. Была и еще одна, в изножье кровати. На обеих были заложены тяжелые щеколды. Окна все до одного были плотно зашторены.
Помещение освещалось четырьмя керосиновыми лампами. Фитили были прикручены, и потому вокруг царил приятный для глаз полумрак. В замкнутом пространстве скопились запахи табака, виски, обтаивающих сосновых дров, дыма от камина. Затем к ним примешался аромат свежезаваренного чая. Натали прикрыла глаза, не желая проникаться уютом этого чисто мужского жилища. Ей хотелось домой, в безликую белизну своей спальни.
Внезапно ей стало любопытно, который может быть час. С одинаковым успехом это мог быть полдень или полночь. Усилие мысли утомило ее, веки отяжелели…
Ее заставили очнуться не шаги, а ощущение присутствия. Кейн стоял у кровати, совсем одетый, и выглядел вполне благопристойно. Впечатление портили только двухдневная щетина и покрасневшие от недосыпа глаза. Он поставил на постель поднос с дымящейся миской неаппетитного на вид варева, чашкой чаю и вазочкой сухого печенья. Натали затошнило.
— Я не могу…
— Придется! — отрезал он.
— Не могу! Мне пора домой! Сделай милость, оседлай Блейза, а я уж как-нибудь…
— И речи не может быть. Ты не усидишь в седле.
— Я в полном порядке!
— Ладно, как хочешь. Договоримся так: если съешь и выпьешь все, что на этом подносе, можешь ехать.
Делать было нечего. Зачерпнув варево, Натали понесла его ко рту и поразилась тому, какой тяжелой может быть одна столовая ложка еды. Лишь чудом не расплескав, она проглотила варево и обессиленно уронила руку на одеяло.
Кейн не сказал ни слова, но на лице его было написано: “Я же говорил!” Он развернул матерчатую салфетку, расстелил ее и отобрал у Натали ложку. Варево, хоть и неаппетитное на вид, было густым и питательным мясным бульоном. Зачерпнув его, Кейн поднес ложку Натали к губам. Ей ничего не оставалось, как открыть рот. Кормление началось.
Зная, что ей самой ни за что не справиться с этой задачей, она покорилась судьбе. Только таким путем можно было вырваться из горной тюрьмы, от решительно настроенного тюремщика. Честно выполняя свою часть договора, Натали по-галочьи открывала рот и глотала, глотала, глотала, с отчаянием поглядывая на миску и не веря, что дно когда-нибудь покажется.
Но как ни долог был процесс, как ни часты передышки на отдых, конец все-таки наступил. Кейн унес поднос. Стоило ему отойти, как Натали начала подниматься в постели, опираясь нездоровую руку. Это было истинным мучением. Все же она ухитрилась сесть. Тяжело дыша, вся в испарине, она откинула одеяла. Теперь надо было опустить ноги. Добиться этого ей удалось только с третьей попытки. Плечо было сплошным клубком боли, тело ныло и отказывалось, повиноваться. Уже не помня, зачем она все это затеяла, Натали сгорбилась на кровати, опустив голову. Волосы свесились и совершенно скрыли лицо. В этой позе и застал ее Кейн, когда вернулся.
— Что, черт возьми, ты делаешь? — резко спросил он, не только встревоженный, но и раздраженный.
— Я? — Натали подняла голову. — Я… иду домой!
— Никуда ты не пойдешь!
— Ты обещал, — напомнила она, пытаясь говорить холодно и убедительно и слыша свой жалобный лепет. — Я съела все, что было на подносе. Ты сказал, что отпустишь меня.
— Я солгал.
Кейн подхватил Натали под колени, уложил в постель и снова укутал, а у нее не хватило сил даже на то, чтобы оттолкнуть его руки. В ее распоряжении оставались только словесные стрелы, и она тут же этим воспользовалась.
— Ты говорил, что я могу тебе довериться. Это же смешно! Довериться тому, кто врет на каждом шагу! И этот человек обвинял меня в притворстве! Да ты и есть самый главный притворщик, король среди притворщиков! Думаешь, тебе это поможет? Рано или поздно ты уснешь, и тогда я сбегу! Ты не можешь и не будешь держать меня в своей берлоге! Мой дом — ранчо Клауд… о-о-ох!
— Что такое? — спросил доселе молчавший Кейн. Натали не ответила, пережидая вспышку особенно жестокой боли. Кейн подошел и коснулся ее потного лба.
— Не трогай меня! — простонала она, рывком отодвигаясь от него по постели.
На лице Кейна появилось упрямое, неуступчивое выражение. Ладонь легла повыше груди, пригвождая ее к кровати. Он наклонился к самому лицу Натали, овеяв ее жаром дыхания.
— Я не для того спас тебе жизнь, чтобы ты пустила ее по ветру из-за глупого упрямства, — произнес он раздельно. — Однажды ты спасла мою, и теперь, когда мы квиты, я мог бы со спокойной душой предоставить тебя самой себе: иди на все четыре стороны и замерзай в лесу! Но я доведу дело до конца и поставлю тебя на ноги, а ты будешь вести себя так, как и следует больной, беспомощной женщине, то есть будешь делать то, что я скажу. Если ты думаешь, что мне нравится делить с тобой жилье, то ошибаешься. Я с такой же радостью избавлюсь от тебя, как ты от меня. Я даже готов сам отвезти тебя на ранчо, если только ты пообещаешь не доставлять мне лишних хлопот.
Его небритое лицо, так близко нависшее над ней, сердито выпяченная челюсть, сдвинутые брови, а главное, явная угроза в глазах — все это не на шутку испугало Натали. Когда Кейн умолк, она с минуту смотрела на него, потом вздохнула и, сдаваясь, опустила глаза. Ничего более не добавив, он наконец выпрямился, к большому ее облегчению, но не сел рядом, как она опасалась, а начал обходить помещение, раздвигая на всех окнах шторы.
В комнату со всех сторон хлынул свет. Не солнечный свет, а белизна густого снегопада, ослепительная для привыкшего к полумраку зрения. Казалось, что за стеклами, до половины занесенными снегом, кто-то машет сразу сотней пушистых белых шалей. Натали зажмурилась, из-под плотно стиснутых век выступили слезы.
— Ну, убедилась? — спросил Кейн подходя. — Интересно знать, что бы ты там делала! Надеюсь, теперь ты останешься по доброй воле.
— Конечно, конечно! — заверила Натали, стараясь сморгнуть слезы. — Только задвинь, пожалуйста, шторы! Глазам больно.
Она приподняла краешки губ в улыбке, и Кейн охотно улыбнулся в ответ. В глазах его запрыгали лукавые бесенята, он сунул руки в карманы и приблизился к постели с видом хозяина положения.
— Скажи “пожалуйста”!
— Пожалуйста, Кейн.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Костер на снегу - Райан Нэн



Описывает природу,характеры людей и их отношения -просто восхитительно...не хочется оторваться от этой действительности..пытаешься скорее добраться до следущего сюжета..Вы меня покорили Райан Нэн -читаю уже 5-й роман и...мне больше нравятся исторические романы..Ваш почитатель -Раиса Петровна.
Костер на снегу - Райан НэнПортасова Раиса Петровна.
24.09.2011, 14.08





в целом не плохо,но очень растянуто, много лишних персонажей,с серидины пропускать начала, 9/10
Костер на снегу - Райан НэнОльга П.
10.02.2015, 17.04





Супер, очень понравилось.
Костер на снегу - Райан НэнКсюшог
3.11.2015, 8.06





Роман прекрасный прочитала раза четыре,и понравилась и главная героиня и главный герой и их любовь.Вобщем превосходный роман.
Костер на снегу - Райан НэнЗоя
25.11.2015, 17.01





Природа прекрасна описана а любви не хватило. Почти всю книгу выделывались а под конец резко полюбили.
Костер на снегу - Райан НэнАленка
4.08.2016, 11.27





Очень интесный, легкий роман без жестоких сцен. Много приключений, яркие главные герои, непростые отношения и приятный слог составили чудесную историю.
Костер на снегу - Райан НэнРыжая
30.09.2016, 9.37





Вот умеет автор начать роман так, что потом оторваться не возможно. Прочитала запоем...сюжет захватывает....Как говорится: сначала секс...потом любовь! Очень приятный вестерн.
Костер на снегу - Райан НэнВ.З.,68 л.
10.10.2016, 16.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100