Читать онлайн Костер на снегу, автора - Райан Нэн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Костер на снегу - Райан Нэн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.78 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Костер на снегу - Райан Нэн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Костер на снегу - Райан Нэн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Нэн

Костер на снегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

День Эльдорадо!
Солнце, хотя уже и не такое жаркое, щедро заливало долину в субботу 19 октября 1872 года. День выдался, против обыкновения, безоблачный, и, проснувшись поутру, горожане дружно нахваливали хорошую погоду. Природа-мать, эта капризнейшая из женщин, подарила своим детям чудесный денек, и как же это было кстати!
Не только в городке, но и на любом из окрестных ранчо люди вставали в приподнятом настроении, в надежде на долгий и беспечный день, сулящий им развлечения, веселье, танцы. И едва научившийся ходить малыш, и видавший виды бородатый старатель ожидали празднества с одинаковым нетерпением. Даже у дряхлых стариков кровь быстрее бежала в жилах.
Повсюду наблюдалось необычное оживление, радостная суета. За семейными столами, в ресторанах и пансионах завтрак поглощался наскоро, чтобы быстрее можно было приступить к более важным делам. Трубы дымились вовсю, кухни пропахли корицей и сдобным тестом, из печей вынимались подносы с булочками, медовыми коврижками, сладким печеньем. На столах, под белоснежными полотенцами, ждали своего часа окорока, жареные цыплята, ростбифы — всему этому предстояло перекочевать на праздничные столы. Каждая хозяйка стремилась в этот день внести в общее дело свою посильную лепту, а заодно и блеснуть кулинарным искусством.
Девушки отглаживали сшитые по такому случаю платья, парни начищали обувь до блеска, отцы семейств брились с особой тщательностью, матери прихорашивались, на ходу отдавая домочадцам последние указания.
— Нет, Дженни, и не думай! Я тебе сто раз говорила, что не позволю выйти на праздник в таком открытом платье! Чтобы потом люди судачили, что у моей дочери грудь вываливалась из декольте!
— Джеймс, Джеймс! Это еще что за вихор? Тебя что, корова языком лизала? Возьми щетку и сейчас же зачеши волосы поаккуратнее!
— Дорогой, помни, ты обещал на этот раз не пить так много. Я хочу вдоволь потанцевать, смотри же, не усни за столом, как в прошлом году!
В особняке лорда Блэкмора, напротив, царили тишина и покой. Граф не спешил подняться и все еще нежился в постели, прихлебывая горячий кофе и заодно изучая мятый кусок пергамента с грубыми значками, в котором лишь с трудом можно было узнать карту. Он получил ее от брата, ныне покойного. Опустошив чашечку, Эшлин поставил ее на тумбочку и со вздохом всмотрелся в жирный крестик, некогда проставленный Титусом Блэкмором.
— Пропади все пропадом! — процедил он. — Почему именно этот кусок земли должен был достаться Ковингтону?!
Отложив карту, Эшлин извлек из конверта пожелтевший листок и в который раз пробежал глазами строчки, написанные двенадцать лет назад.
“Дорогой брат!
Я прилагаю к этому письму карту, ценность которой ты не можешь себе даже представить. День за днем я все ближе к сокровищам, о которых рассказала мне индейская сучонка. За меня не волнуйся, я спрятал ее тело так, что не найти никому, и даже если бы не спрятал, подумаешь, большое дело — пристрелить дикарку! Никто не посчитает это преступлением.
Не забудь, что меня здесь считают американцем. Это было совсем не трудно: после нескольких лет в местном колледже я обзавелся отличным акцентом. У меня и в мыслях не было бросить тень на семейство Блэкмор, так что наше имя не пострадает.
Единственное, что стоит между мною и огромным состоянием, — это старый шаман. Ничего, я как-нибудь изловчусь и всажу в него пулю. Ведь удалось же это с девчонкой в расцвете лет, так почему не должно выйти с дряхлым стариком? И тогда… Гора Сокровищ! Миллионы и миллиарды в золотых слитках! Сплошные стены золотоносной породы! Клянусь, я заполучу все это, не будь я твой любящий младший брат
Титус Блэкмор”.
Эшлин медленно сложил листок по обветшалым сгибам. Получив это письмо, он не придал ему значения — просто потому, что не интересовался авантюрами младшего брата. Как старший сын и наследник, он получил довольно значительное состояние и наслаждался безоблачным существованием. Он имел тогда все: поместья, охотничьи угодья, сверкающие лаком экипажи, породистых лошадей, тонкие французские вина, красивых женщин.
Известие о смерти брата тоже оставило Эшлина равнодушным. Он едва взглянул на официального вида бумагу, отпустил лакея и вновь отдался в руки портного, примерявшего ему новый фрак. Конверт с письмом и картой остался валяться в ящике бюро — до тех пор, пока состояние не просочилось у Эшлина между пальцами. На это потребовался всего лишь десяток лет…
Граф поднялся с постели, закутался в длинный теплый халат и спрятал письмо, удрученно качая белокурой головой.
Разорившись, он решил перебраться в Америку, чтобы, как многие до него, нажить там денег, но не слишком в том преуспел. Тогда и настал черед письма и карты. Поначалу все шло хорошо. Оказалось, что вожделенный кусок земли принадлежит хорошенькой вдове. Разведав это, Эшлин осел в Клаудкасле под видом дельца и не долго думая сделал Натали Валланс предложение. Она отказала. Пришлось ухаживать за ней по всем правилам. Граф не слишком беспокоился о будущем, полагая, что после свадьбы заберет то, что ему причитается, и возобновит жизнь, достойную аристократа.
И вдруг на сцене появился Кейн Ковингтон.
— Чтоб тебя черти взяли, подлый вороватый южанин! — прошипел Эшлин сквозь стиснутые зубы. — Золота тебе не видать, и не надейся! Скорее я своими руками отправлю тебя на тот свет!
В дверь спальни осторожно поскреблись.
— В чем дело?! — рявкнул граф.
— Милорд, ваш экипаж… — робко ответил кучер.
— Благодарю, Уильям, — сказал Эшлин, понизив голос, с любезностью, которую считал нужным демонстрировать при каждом удобном случае. — Я буду готов через четверть часа.
Когда осторожные шаги удалились от двери, он тоскливо вздохнул, так как больше всего на свете ненавидел жалкие провинциальные развлечения вроде Дня Эльдорадо.
* * *
Натали испустила вздох столь же тоскливый, как и ее жених, хотя и по совсем иной причине. Обычно она готовилась ко Дню Эльдорадо с большим старанием и тщанием, теперь же хмуро смотрела в зеркало со щеткой в руках, не находя сил поднести ее к волосам.
И все из-за Кейна Ковингтона!
Уже сама мысль о его участии в Дне Эльдорадо омрачала для нее праздник, точно так же как его вторжение в Клауд-Уэст бросило тень на весь склон Промонтори-Пойнт. Когда ветер дул с юга, до Натали доносился стук топора и время от времени — глухой звук падения очередной сосны. Звуки были не громче комариного писка над ухом, однако ужасно ее раздражали. О покое, о душевной гармонии уже не было и речи. Ей предстояло соседствовать с самым несносным человеком.
Натали уронила руку со щеткой на колени и снова вздохнула.
Он, конечно же, заявится на праздник и будет торчать там с этим своим заносчивым видом, ухмыляясь и провожая взглядом каждую юбку. Уж он найдет способ испортить ей настроение! Неужели даже теперь у него достанет наглости с ней заговорить?
Натали очень надеялась, что ее импульсивный — и жестокий — поступок остудил пыл Кейна Ковингтона. Неужели это она сунула руку в брюки и… Натали улыбнулась. Непростительная выходка, но как приятно вспомнить! Оказывается, это так просто — поставить наглеца на место. Как быстро исчезла снисходительная улыбочка, как помрачнело лицо, а эта его штуковина… как быстро она опала!
Натали продолжала улыбаться, потом вдруг хихикнула. Еще раз и еще, пока вся не затряслась от сдерживаемого смеха. Щетка стукнулась об пол, а Натали повалилась на постель и несколько минут неудержимо хохотала, держась за бока и перекатываясь из стороны в сторону. Нет, в самом деле, ну и вид был у Кейна в ту минуту! Можно просто умереть со смеху!
Отсмеявшись, она вытерла выступившие слезы и поднялась.
Этот человек действовал на худшую сторону ее натуры. С ним она раз за разом совершала такое, на что, по собственным представлениям, вообще не была способна. Ему она однажды шептала слова, достойные распоследней потаскушки из городского салуна, из-за него с тех пор мучилась бессонницей. Как же теперь ей быть? Ведь он перечеркнул то, что она больше всего ценила: память о покойном муже, радость обладания прекраснейшими землями в мире, ее добродетель.
Натали решительно поднялась. Пропади он пропадом, этот Кейн Ковингтон! Он не сможет омрачить ей праздник! Наоборот, она наденет свое самое нарядное платье, самые красивые туфли, самую дорогую шляпку и отправится в Клаудкасл в сопровождении самого интересного мужчины, в его лучшем экипаже — настоящей карете, черной и лакированной, с гербами на дверцах. Она будет восседать среди мягких кожаных подушек, рядом с белокурым аристократом, который от нее без ума. Они отдадут должное празднеству, и ни разу за это время ее не посетит мысль о Кейне Ковингтоне. Возможно, тот настолько оскорблен, что будет избегать ее всеми способами.
— Мэм, подъехал экипаж лорда Блэкмора!
— Слышу, Джейн! Я уже почти готова.
Натали бросилась к гардеробу, достала синее, как осенние небеса, платье и поспешно оделась. Цвет исключительно шел ей, подчеркивая белизну кожи и яркую рыжину волос. Платье было довольно открытым, поэтому пришлось поддернуть корсаж как можно выше. К нему прилагалась шляпка, заказанная специально к празднику, и перчатки. Натали закрепила у горла теплую зимнюю ротонду и спустилась вниз, к жениху.
* * *
Как и повсюду в городке, в пансионе на Силвер-стрит шла бурная деятельность. Ковбои и золотоискатели поспешно брились, умывались, подкреплялись горячительным, слонялись по нижнему этажу и обменивались мнениями насчет того, кто на этот раз выиграет приз за самый большой слиток.
Кейн по обыкновению оставался в стороне. Пока Мардж с дочерью убирали со столов, он поддерживал с ними легкую болтовню. Потом хозяйка отправилась проверить, готов ли праздничный пирог.
— Кейн, я так волнуюсь! — обратилась к нему Белинда. — А ты?
— Я — нет.
— Ну конечно, ведь ты еще ни разу не был на Дне Эльдорадо.
— Не был и не буду.
— Как это? — изумилась Мардж, до которой долетела эта фраза. — Вы шутите, мистер Ковингтон? Не побывать на Дне Эльдорадо! Это неслыханно!
— Снегопады не за горами, — напомнил он резонно. — У меня совершенно нет времени на развлечения. Сегодня самый Подходящий день для валки…
— И для танцев! — перебила его Белинда. — Я надену мое любимое платье с зеленой оборочкой и ленту, которую ты мне вчера подарил. Ты должен пойти, Кейн! Там будет картофельный салат, и окорок, и цыпленок… и все это я попробую!
— На здоровье! — сказал он вставая. — А у меня дела
— Но хоть на танцы-то ты придешь? — взмолилась девушка.
— Если не буду падать с ног от усталости. Повеселись всласть! И вы, Мардж, тоже.
— Если не придете на праздник, останетесь голодным, — предупредила хозяйка. — Готовить ужин сегодня будет некому.
— Ничего, как-нибудь переживу.
На городской конюшне, где обычно хватало пустых стойл, сейчас было полным-полно лошадей. И еще с десяток топтались у коновязи снаружи. Кейн оседлал Дьявола и вынужден был вывести его со двора в поводу, плутая между пролетками, телегами, фургонами. Какая-то лошадка была привязана даже к дереву на улице, тоже необычайно запруженной. Зоркие глаза Кейна сразу углядели один особенно внушительный экипаж. Он выделялся среди остальных своей элегантностью и новизной. Начищенный герб на дверце так и притягивал взоры.
Хотя все говорило о том, что вместе с Блэкмором приехала и Натали Валланс, Кейн не уделил карете Особого внимания, быстро вскочил в седло и направил жеребца прочь из городка; Эта женщина принесла ему достаточно неприятностей и самое большое унижение в его жизни. До сих пор при мысли об этом Кейна охватывал яростный гнев. Это называлось “выпустить пар”, однако он и помыслить не мог, что станет объектом подобной выходки.
В глубине души Кейн был позабавлен грубой шуточкой Натали. Он и раньше не относил ее к настоящим леди, а теперь и вовсе решил, что ей причитается пара хороших шлепков по заду — то, что обычно приходило на ум при общении с простецкими, довольно вульгарными, но веселыми и компанейскими женщинами из народа. С леди он посчитался бы иначе.
А посчитаться стоило.
За городской чертой Кейн вдруг натянул поводья, остановив Дьявола на полном скаку и заставив его подняться на дыбы. Успокоив жеребца, он повернулся в сторону городка и долго сидел, взявшись за луку седла и глядя вниз, в долину.
На губах его играла усмешка,
Со строительством можно денек и подождать, думал он. День Эльдорадо дает ему хороший шанс поквитаться с Натали Валланс. Она, конечно, ждет, что отныне он будет прятаться по углам при одном ее приближении. Он же даст ей понять, что это ей нужно всеми силами его избегать. Отлично, он сейчас же вернется в город и вольется в праздничную толпу!
Так и эдак взвесив свое решение, Кейн придумал, как ему следует действовать. Чем мозолить Натали глаза, лучше дать ей немного повариться в собственном соку: высматривать его в толпе, шарахаться от каждой тени. А когда она наконец решит, что опасаться нечего, вот тут-то он и появится.
Теперь усмешка была уже не только на губах, но и в голубых глазах Кейна. Да-да, он свалится ей как снег на голову в самый неподходящий момент! Он не даст Натали ни на минуту забыть о себе. Он станет ей улыбаться как ни в чем не бывало и в конце концов выведет ее из себя.
Кейн расхохотался. Дьявол повернул умную голову и с немым вопросом скосил на него глаз. Ласково потрепав жеребца, Кейн последовал дальше. Теперь, как и каждый житель Клаудкасла, он с нетерпением ждал начала праздника.
* * *
Опираясь на руку Эшлина, раздавая улыбки и приветствия, Натали старалась убедить себя, что наслаждается жизнью, а вовсе не высматривает в толпе Кейна Ковингтона.
Деревянные тротуары были заполнены народом, повсюду слышались шутки, смех, оживленная болтовня. Мейн-стрит была отгорожена канатами — здесь должны были проходить конкурсы и состязания. Можно было не опасаться, что Кейн решит в них участвовать. Его сарказм и слишком большое самомнение не позволят ему смешаться с толпой.
Иное дело Эшлин. Сбросив пальто и пиджак, закатав рукава крахмальной рубашки, он, как простой житель городка, поплевал на руки и взялся за тяжелый молот. Разумеется, ему не удалось расколоть валун с одного удара, но это его ничуть не обескуражило. Он смеялся даже громче, чем зрители, а потом присоединился к ним, чтобы посмотреть на других желающих. Он держался со всеми абсолютно непринужденно.
Натали скоро отвлеклась от состязания и снова поймала себя на том, что скользит взглядом по морю лиц. Кейна Ковингтона среди них не было.
К полудню толпа насытилась зрелищами, возжаждала хлеба и переместилась туда, где столы ломились от яств. Любо-дорого было смотреть, какие горы провизии нагружались на простые оловянные тарелки: громадные ломти домашних окороков, копченая форель, красный на срезе ростбиф, разнообразные соленья. У положенных на козлы досок стояли с половниками женщины в белых передниках, черпая из котлов свекольник, бобовую похлебку, тушенную с сельдереем капусту, картофельный салат и доверху наполняя миски всем желающим.
Когда Натали присоединилась к подругам, занятым этой работой, Кэрол Томпсон начала с того, что выразила глубокое разочарование.
— По какому поводу? — рассеянно осведомилась Натали, ныряя половником в котел с дымящимся варевом. — Погода на редкость хороша, еды вдоволь, весь город здесь…
— Кроме мистера Ковингтона!
— Правда? А я и не заметила.
— Значит, ты одна здесь такая. Все дамы ужасно огорчены. Наступило время десерта, котлы сменились подносами, на которых красовались шоколадные пудинги, лакричные кексы, горы пирожков со всевозможной начинкой и богато украшенные пироги. Все это перемежалось фруктами нового урожая.
Эшлин Блэкмор тепло улыбнулся Белинде Бейкер, принимая от нее тарелку с большим куском тыквенного пирога.
— Сегодня ты премило выглядишь, дитя мое, — сказал он тоном обходительным, но самую малость прохладным, каким обращаются к хорошему знакомому, но не слишком близкому другу.
При этом в памяти у него прошла череда весьма возбуждающих картин. В прошлый вторник он был в необычайном сексуальном напряжении и едва дождался Белинду. Как только девушка оказалась в гостиной, он набросился на нее, повалил на пол и сорвал с нее нижнее белье. В своем нетерпении он едва сумел расстегнуть брюки. И надо же было такому случиться, что Уильяму, как всегда отпущенному на весь вторник, вздумалось вернуться именно в этот момент. К счастью, хорошо вышколенный слуга никогда не открывал двери не постучав. Стук заставил Эшлина и Белинду окаменеть. Оба они лежали на полу в самой недвусмысленной позе — граф между раздвинутых голых ног своей приходящей служанки.
— Кто там? — спросил он, от неожиданности несколько визгливым тоном.
— Уильям, милорд! Я забыл вазу, которую нужно подклеить. Вы изволили приказать, чтобы завтра она была на своем месте.
Белинда хихикнула, находя все это очень забавным. Эшлин поспешно зажал ей рот ладонью.
— Я передумал, Уильям. Можешь идти!
С трудом дождавшись стука наружной двери, Эшлин возобновил лихорадочные движения.
Сейчас, глядя на свеженькое юное личико Белинды, он вспоминал все это и прикидывал, нельзя ли под каким-то благовидным предлогом затащить ее в карету. То-то было бы сладко побаловаться с ней прямо под носом у ее мамаши, у своей чопорной невесты и у всего остального населения этого жалкого городишки! Однако подобная прихоть могла обойтись слишком дорого, поэтому граф с большим сожалением отказался от волнующей идеи. В конце концов, до вторника оставалось уже немного.
Пока он пребывал в этих приятных раздумьях, Мардж Бейкер не сводила с него благоговейного взгляда. Что за чудесный человек этот лорд Блэкмор, думала она, просто воплощение доброты и понимания! Судье Валланс на редкость повезло.
От восторженного созерцания ее отвлек Джо Саут. Заметив, что парень топчется перед ней в ожидании, пока на него обратят внимание, Мардж ободряюще улыбнулась ему, наполнила его тарелку разными вкусными вещами и пригласила как-нибудь поужинать в пансионе вместе с Ковингтоном.
После сытного обеда наступило временное затишье: мужчины покуривали и обсуждали ход празднества, женщины убирали со столов. Была среди них и Натали. Работая, она продолжала озираться по сторонам.
Кейна Ковингтона нигде не было.
Передохнув, публика с новым задором вернулась к шумным увеселениям, опустевшая было Мейн-стрит снова заполнилась народом. Не только мужчины, но и женщины и дети нашли в чем посоревноваться. Никто не чувствовал себя обойденным.
Белинда Бейкер завоевала титул самой красивой девушки города, а Зик Бредшоу, продубленный непогодой и косматый словно гризли старатель, был признан самым безобразным мужчиной, что он нашел весьма лестным для себя. Натаниель Парк, немногословный отец семерых детей, в третий раз показал себя самым сильным в Клаудкасле и смущенно согнулся вдвое, чтобы Натали могла возложить ему на голову позолоченный венец.
Но самым волнующим событием дня было, конечно, соревнование за самый крупный самородок. Здесь неожиданно для всех отличился четырнадцатилетний Бобби Клейборн. Угловатому подростку достался двуглавый орел, тоже позолоченный.
Время летело незаметно, настал час вечернего пиршества. Толпа заметно увеличилась — некоторые окрестные жители смогли добраться в городок только к ужину. Натали была почти уверена, что увидит Кейна в одной из очередей к столам с едой и напитками, но обманулась в ожиданиях.
Вторая трапеза была еще более сытной. Чтобы дать возможность пище улечься в желудке, Натали предложила Эшлину пройтись. Тот отказался под предлогом, что едва может двигаться.
— А я бы прошлась, — сказала Кэрол Томпсон. — Хочешь, я составлю тебе компанию?
— Конечно! — обрадовалась Натали. — Кстати, где Эстер? Я не видела ее со времени бега в мешках. Пойдем, узнаем, не хочет ли она прогуляться вместе с нами.
— Вряд ли. Она пошла уложить детей вздремнуть на сиденьях пролетки, чтобы не раскапризничались во время танцев.
И дамы покинули лорда Блэкмора, на ходу обсуждая события дня. Поскольку почти все население собралось на Мейн-стрит, остальные улицы городка были пустынны. Натали и Кэрол медленно шли по деревянному тротуару, наслаждаясь запоздалым теплом. Говорить было лень. Сытые, уже несколько утомленные, они отдавали должное передышке.
Вскоре они свернули на Денвер-стрит, где конторы перемежались то приемной зубного врача, то оценочной, то сыроварней. Все это стояло пустым и запертым. Надо сказать, что в День Эльдорадо открытыми оставались только салуны, да и в тех можно было встретить разве что последнего пьяницу.
В конце Денвер-стрит находился салун “Золотая жила”, непривычно тихий и безлюдный. Под лучами вечернего солнца у дверей кто-то сидел, вытянув ноги поперек тротуара и надвинув на запрокинутое лицо шляпу. В фигуре, во всей позе этого человека было что-то очень знакомое.
У Натали сильно застучало сердце. Кейн Ковингтон! Она знала, что без него не обойдется! Так и есть, торчит в городке, вместо того чтобы заниматься делом!
— Знаешь, Кэрол, я уже достаточно размяла ноги, — сказала Натали останавливаясь. — Пора возвращаться.
— То есть как это пора? — удивилась подруга. — Мы же только что вышли! — И она направилась дальше.
— Да, но…
— Что с тобой?
— Тише! Он услышит!
— Кто услышит? — Кэрол огляделась и наконец заметила одинокого бездельника. — Ну и пусть себе слышит, что с того… ах Боже мой! Это же мистер Ковингтон! Надо же, греется на солнышке!
— Пусть греется, не будем ему мешать.
— Наоборот! Идем поздороваемся.
Кэрол схватила Натали за руку и потащила ее за собой.
Той оставалось только подчиниться. Совсем ни к чему было обнаруживать свое волнение.
Когда молодые женщины оказались совсем рядом, Кейн подтянул ноги, выглянул из-под шляпы, быстро поднялся и произнёс с этим своим отвратительным вкрадчивым акцентом:
— Добрый день, леди! Празднуем День Эльдорадо?
Он смотрел только в улыбающееся лицо Кэрол Томпсон, намеренно игнорируя Натали. Что ж, тем лучше.
— Празднуем! — подтвердила хорошенькая вдовушка.
— Надеюсь, все проходит замечательно?
— Вовсе нет, мистер Ковингтон! Замечательно будет только в том случае, если вы придете на танцы, — промурлыкала Кэрол, беззастенчиво флиртуя и ухватив Кейна повыше локтя.
— Вы мне льстите, миссис Томпсон, — сказал он, накрыв ее руку своей. — Знаете, я ведь не собирался на эти ваши танцы.
Кейн мимолетно коснулся взглядом Натали, и ее буквально обожгло. Взгляд нес в себе такой мощный заряд, что она испугалась, что и ее подруга это почувствовала.
— Прошу, зовите меня просто Кэрол. Вы должны пойти, мистер Ковингтон!
Тот снова взглянул на Натали, вернее, на кромку ее декольте. Глаза его сверкнули. Натали ощутила, как груди ее наливаются, распирая корсаж. По спине и шее пробежали мурашки, стало трудно дышать. К счастью, Кейн уже снова смотрел на ее подругу.
— Кэрол так Кэрол, — протянул он с улыбкой. — Возможно, я и пойду… Кэрол.
Значит, он все-таки собрался прийти! Она этого просто не вынесет! Натали перепугалась так, что ноги у нее стали ватными.
— Нет, вы должны дать слово, что будете на танцах! — не унималась подруга.
Кейн только неопределенно повел плечами, пониже надвинул шляпу и не спеша удалился в сторону заходящего солнца.
— Вот это мужчина! — вздохнула Кэрол. Они стояли, щурясь ему вслед, пока он не скрылся за углом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Костер на снегу - Райан Нэн



Описывает природу,характеры людей и их отношения -просто восхитительно...не хочется оторваться от этой действительности..пытаешься скорее добраться до следущего сюжета..Вы меня покорили Райан Нэн -читаю уже 5-й роман и...мне больше нравятся исторические романы..Ваш почитатель -Раиса Петровна.
Костер на снегу - Райан НэнПортасова Раиса Петровна.
24.09.2011, 14.08





в целом не плохо,но очень растянуто, много лишних персонажей,с серидины пропускать начала, 9/10
Костер на снегу - Райан НэнОльга П.
10.02.2015, 17.04





Супер, очень понравилось.
Костер на снегу - Райан НэнКсюшог
3.11.2015, 8.06





Роман прекрасный прочитала раза четыре,и понравилась и главная героиня и главный герой и их любовь.Вобщем превосходный роман.
Костер на снегу - Райан НэнЗоя
25.11.2015, 17.01





Природа прекрасна описана а любви не хватило. Почти всю книгу выделывались а под конец резко полюбили.
Костер на снегу - Райан НэнАленка
4.08.2016, 11.27





Очень интесный, легкий роман без жестоких сцен. Много приключений, яркие главные герои, непростые отношения и приятный слог составили чудесную историю.
Костер на снегу - Райан НэнРыжая
30.09.2016, 9.37





Вот умеет автор начать роман так, что потом оторваться не возможно. Прочитала запоем...сюжет захватывает....Как говорится: сначала секс...потом любовь! Очень приятный вестерн.
Костер на снегу - Райан НэнВ.З.,68 л.
10.10.2016, 16.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100