Читать онлайн Роман с иностранцем, автора - Ратленд Ева, Раздел - Ратленд Ева в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роман с иностранцем - Ратленд Ева бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.36 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роман с иностранцем - Ратленд Ева - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роман с иностранцем - Ратленд Ева - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ратленд Ева

Роман с иностранцем

Читать онлайн


Ратленд Ева
Роман с иностранцем

Ева РАТЛЕНД
РОМАН С ИНОСТРАНЦЕМ
Анонс
Рей Паскел - не только идеальная мать, но и образцовая служащая, занимающая в крупном банке высокий пост, - ведет спокойное, рутинное существование. Однако после встречи с чемпионом по гольфу Ником Маккензи для нее начинается жизнь, полная давно забытых волнений и чувств...
Глава 1
Рей Паскел в страхе мчалась по больничному коридору. Боже милостивый, только бы ничего серьезного! При мысли о Кевине, тихом, рассудительном английском мальчике, к которому она успела привязаться за две недели пребывания в их доме, к горлу подступал комок.
А теперь... Позвонив в больницу, она вкратце узнала о происшедшем. Несчастный случай, сообщили ей, упал с велосипеда, вероятно, потерял управление. Степень повреждений еще не полностью определена. Его привезли три часа назад, и он все еще в травматологическом отделении. О, бедняжка Кевин, раненный, перепуганный, окруженный незнакомыми людьми! А ее здесь не было! Потерял управление. Ледяная дрожь охватила Рей. Господи, пожалуйста, только бы ничего серьезного, молила она, опутанная паутиной вины. Именно в этот день уехать из города! Она ускорила шаги, подгоняемая внезапно всплывшими в памяти предостережениями своей матери.
- Иностранный студент по обмену! Ты, должно быть, сошла с ума! И в каком возрасте? Шестнадцать! Действительно, Рей, как будто тебе нечего делать с твоими двумя мальчишками!
Это моя вина, подумала она. Но я ничего подобного не ожидала. О, бедняжка Кевин. Мне следовало быть дома. Переполненная чувством вины и страха, она, проходя, задела высокого мужчину, стоящего возле справочного стола.
- Кевин Маккензи, - произнесла Рей охрипшим голосом. - Он... Где... Как он?
- Маккензи. - Служащий набрала имя на компьютере. - Он на рентгене, мэм.
- А он... - в горле у Рей пересохло, и она едва могла говорить, - с ним все в порядке, да? Я имею в виду...
- Вам лучше поговорить с доктором Лангстоном. Он скоро выйдет.
- О...
Конечно, служащий не может ей все рассказать. Но это совсем не означает самое худшее. Господи, сделай так, чтобы с ним все было в порядке.
- Я приехала сразу же, как мне стало известно. Понимаете, меня не было в городе, и я не получила сообщения, пока... - Нет нужды вдаваться во все эти подробности. - Вот тут у меня, - сказала она, дрожащими пальцами вытаскивая документы из симпатичной кожаной сумки, - медицинская карта и страховка, это, наверное, понадобится.
- Все в порядке, мэм. - Служащий сочувственно посмотрел на нее. - Обо всем уже позаботились.
- Но как? Его мать в Англии. Наверное... Вы известили его мать? - спросила она пересохшими губами.
- Я не думаю, что это необходимо, - услышала она охрипший голос и обернулась.
- Вы доктор? Кевин...
- Нет, но я разговаривал с доктором Лангстоном. Он полагает, что у него лишь легкое сотрясение. Они проводят обследование для того, чтобы убедиться в этом.
- Понимаю.
Но Рей не почувствовала облегчения и не переставала дрожать.
- Нам придется подождать. Почему бы вам не присесть? - участливо произнес мужчина и, взяв ее за руку, подвел к стулу. Как в тумане она увидела, что он высок, одет в спортивную рубашку и слаксы. Говорил он мелодично, с едва уловимым иностранным акцентом. Шотландец? Почему он здесь?
Рей села, затем снова, при поразившей ее мысли, встала. Уж не этот ли человек сбил Кевина?
- Вы... вы были... я хочу сказать, вы видели происшедшее?
- Нет, я приехал сюда около часа назад. Я - отец Кевина.
- Простите? - Она, должно быть, не поняла.
- Я - Ник Маккензи, отец Кевина.
- Но я думала... - Она замолчала. Едва ли вежливо говорить человеку, что считала его давно умершим. Ни в одном из документов не говорилось об отце; ни разу Кевин не упомянул о нем. Мать и отчим, лорд и леди Фрейзер, с которыми Кевин жил в Лондоне. Дедушка и бабушка в Шотландии. Да. Вот. Значит, акцент шотландский. Кевин говорит по-английски без акцента.
Отец? До этого момента он не существовал. Может, ей следует спросить у него документы? Она почувствовала истерическое желание расхохотаться - или расплакаться. И как ему удалось приехать сюда раньше ее? Из Англии? Шотландии? Именно когда с Кевином что-то случилось? Свалился как снег на голову. Кевин!
- Только легкое сотрясение? - встревожилась она. - Вы его видели? Вы думаете?..
- Давайте-ка не будем думать о худшем, миссис... Паскел, не так ли?
Она кивнула, недоумевая, откуда он знает ее имя. А если так, почему у него такой удивленный вид? Она отмахнулась от этой мысли. Сейчас ничего нет более важного, чем мальчик, бывший на ее попечении меньше месяца. Чувство страха и вины приковало Рей к месту.
- Немного ошеломлен после удара. Был без шлема, глупый парень. Ничего, он быстро оправится, - уверенно произнес мужчина, а она подумала о том, кого он хотел успокоить - себя или ее.
- Что случилось? - спросила она.
- Уйдем отсюда, и я расскажу обо всем, что мне известно.
Рей даже не заметила других посетителей в приемном покое - мужчину с резким кашлем, флегматичную женщину с вязаньем и непоседливого ребенка. Она послушно вышла за отцом Кевина в длинный спокойный коридор. Там, шагая взад и вперед, она слушала о том, что ему удалось узнать. Согласно полицейскому отчету, Кевин, чтобы не сбить собаку, свернул в сторону с велосипедной дорожки и угодил прямо в грузовик.
- Слава Богу, машина ехала на маленькой скорости, но это был тяжелый грузовик, так что... - Мужчина развел руками. - Ну, он упал, сломал руку и...
- О, нет!
- Не беспокойтесь. Сломанные кости легко срастаются.
- Да. - Они оба понимали, что не об этом надо беспокоиться. Главное, чтобы не было сотрясения. - Надеюсь, это не... - Она попыталась взять себя в руки, перестать дрожать. - Но если они решили, что необходимо связаться с вами, это, должно быть, означает...
- Нет, нет, ничего подобного! - уверенно сказал он. - Они не могли начать лечение без согласия взрослых, а когда не оказалось ни вас, ни его матери... Он пожал плечами. - Леди Фрейзер с супругом путешествуют по Австралии, вы знаете. Поэтому позвонили моим родителям в Шотландию, а те - мне. К счастью, я оказался здесь поблизости.
Рей уставилась на него, пытаясь все осмыслить. Этот человек - она даже не знала о его существовании...
- Вы оказались здесь?
- Да, неподалеку. В Пеббл-Бич. Она все еще таращилась на него. Он был в Штатах, отдыхал в Пеббл-Бич. И не попытался связаться с сыном? Очевидно, он из тех мужчин, что не привыкли утруждать себя отцовскими хлопотами. Мог бы позвонить или написать, не говоря уже о посещении.
Маккензи улыбнулся, похоже не догадываясь о ее презрении.
- К счастью, мне удалось нанять самолет и сразу же вылететь. Вообще-то я планировал навестить Кевина на следующей неделе. Надеялся преподнести ему сюрприз.
И мне тоже, подумала Рей. Итак, он собирался нанести визит без предупреждения. Подленький неожиданный визит - вероятно, чтобы проверить ее. А по какому праву? - вдруг рассердилась Рей. За целых две недели Кевин ни разу не упомянул о том, что у него есть отец! Но при мысли о пострадавшем приступ гнева отступил. Ее не было, когда Кевин нуждался в ней.
- Сожалею, что меня не было в городе! О, мне не следовало уезжать, - еле слышно посетовала Рей.
Уезжала она в Модесто, на совещание, продлившееся до пяти часов. Она тотчас вернулась, без колебаний отвергнув предложение Джека Уэстона поужинать с ним. Но все равно два часа ушло на дорогу, потом она забрала Джо и заехала в магазин... Только после девяти она прослушала сообщение на автоответчике.
- Я была уверена, что с мальчиками ничего не случится до моего возвращения, - громко произнесла она, чувствуя необходимость кому-нибудь все объяснить, хотя бы этому человеку, который не заслуживал объяснений. - Джо, ему десять лет, был под присмотром, Грег вечером играл, и я думала, что Кевин с ним. Матчи никогда не заканчиваются раньше девяти, понимаете, и обычно мальчики... - Она считала, что говорит бессвязно, но не могла остановить Поток слов. - Обычно они после игры идут перекусить, и я думала, Кевин... О, это я во всем виновата! Мне и в голову не приходило, что он решится поехать на велосипеде в час пик!
- Успокойтесь. - Он взял ее за обе руки. - Перестаньте себя винить. Как любил говаривать мой дед: "Ветер дует, реки текут, а людям нет друг до друга дела".
Уверенный голос Маккензи немного успокоил Рей, и она пристально посмотрела на него.
- Может, это и верно, - задумчиво произнесла она, - но в данном случае...
- Именно в данном случае это абсолютно верно, - заметил он. - Вы занимались своим делом, а Кевин своим.
Она хотела не согласиться, но он жестом остановил ее.
- Кевин не ребенок. Ему уже шестнадцать, почти мужчина, и, держу пари, если бы вы даже были дома, Кевин все равно поехал бы на велосипеде. Может, направляясь в библиотеку... или в ветеринарный колледж. И... - он криво усмехнулся, - этот глупыш все равно рискнул бы своей безопасностью ради любого встречного зверька.
Он пытался успокоить Рей. Это необычайно тронуло ее, и в первый раз она взглянула на собеседника внимательнее. На вид ему было что-то между тридцатью пятью и сорока. Лицо угловатое, необычное. Ровный загар, очень густые, очень черные волосы (цвета воронова крыла) и темно-синие глаза. Добрые, понимающие.
- Спасибо, - произнесла она, тронутая его участием. - Думаю, у меня комплекс вины. Моя мать предупреждала, что не стоило брать на себя дополнительную ответственность. Я воспитываю детей одна, мой муж умер вскоре после рождения Джо.
- Сожалею. Вам, вероятно, пришлось несладко.
- Да, - ответила она, засмущавшись. Рей никому не рассказывала, даже своей матери, о том разговоре с Томом за день до его инфаркта. Ник Маккензи был прав: ей пришлось нелегко. Она вернулась к родителям: сыновьям лучше было жить рядом с дедом. Когда он три года назад умер, для мальчиков это стало двойной потерей.
- Как только мне предложили взять на проживание студента, я подумала: ну а почему бы и нет, места у нас полно.
Она была рада за мать, когда та вышла замуж и переехала в Орегон. Но после ее отъезда Рей чувствовала себя так одиноко, к тому же у Грега начались нелады с учебой.
- Впрочем, я это сделала не без задней мысли. Мой Грег, годом младше Кевина, хороший мальчик, но его интересует лишь баскетбол или, в это время года, футбол. Или что угодно, только не книги. Поэтому я решила, что если у нас будет жить ровесник Грега, юноша с академическими наклонностями, то это подтянет сына.
Маккензи улыбнулся и покачал головой.
- Все равно что смешать масло с водой.
- О нет, Грег и Кевин прекрасно ладят, - возразила она и призадумалась. Когда Кевин спешил в университетскую библиотеку, Грег бежал на футбольное поле. - Впрочем, мой замысел действительно не совсем удался, - тихо произнесла она. - И разумеется, я поступила как эгоистка.
- Что позволило Кевину получить возможность посещать частную американскую школу. Не говоря уже о том, что эта школа находится рядом со всемирно известным ветеринарным колледжем. Он хочет стать ветеринаром, о чем вы, без сомнения, уже знаете. Нет, каковы бы ни были ваши мотивы, я уверен, Кевин вам благодарен.
- Надеюсь, он не изменил мнения, - печально произнесла она. - Обследование длится долго. Как вы думаете...
- Нужно время, чтобы наложить гипс, - поспешно сказал Маккензи, видимо отгоняя мысль о серьезной травме. - Не будем переживать. Думаю, Кевин справится с этим лучше нас. Может, что-нибудь принести? Чашку кофе?
- Нет, спасибо.
Но Рей была благодарна за предложение. Она взглянула на него, только сейчас обратив внимание на его простую, но дорогую одежду.
Кожаные мокасины, хорошо сидящие слаксы, тенниска. Все так же безукоризненно подходило для отдыха в Кармеле, как ее темно-зеленое габардиновое платье - для делового совещания. И держался он так непринужденно... Мог бы еще поваляться на пляже, вместо того чтобы торчать в больнице, подумала она раздраженно. Затем слегка покачала головой: она несправедлива к нему. Ведь он же не на пляже, а здесь, не так ли?
- Мы встретились при странных обстоятельствах, - заметил Маккензи, улыбнувшись; на щеках появились морщинки, смягчив лицо и сделав его красивым. - Надеюсь, мы еще немало времени проведем вместе.
- Возможно, - с сомнением произнесла Рей и почувствовала раздражение оттого, что эта возможность ей симпатична. Она знала, что представляют собой мужчины, отлынивающие от отцовских обязанностей. В ее жизни вообще не было места мужчине. И как она может даже думать об этом, когда Кевин...
- Мистер Маккензи?
При виде приближающейся медсестры сердце Рей глухо забилось. Мужчина рядом выпрямился, и на его лице застыл ужас. Все его уверения, что с Кевином ничего страшного, произносились лишь для того, чтобы унять ее страхи. Когда они прошли за сестрой в приемную врача, Рей знала, что Маккензи так же встревожен, как и она. Они дружно вперились в лицо Кевина беспокойными взглядами, и Рей ощутила захлестнувшую их обоих волну облегчения. Левая рука Кевина была в гипсе. Он выглядел бледным, но вполне бодрым.
- Ну, мой сын! Как ты себя чувствуешь? - спросил Маккензи дрожащим голосом.
- Отец! Ты здесь? - В удивлении Кевина послышалась нотка неподдельной радости.
- Разумеется. После того, как ты до полусмерти напугал свою бабушку! Маккензи откинул назад прядь волос, упавшую на лоб Кевина. Так осторожно, подумала Рей, словно боялся дотронуться до собственного сына.
Кевин немного смутился.
- Я не хотел... Ну, этот пес. Он выбежал прямо передо мной и... Наверное, я сбил его. Да?
- Я... я не знаю. - Маккензи посмотрел на врача.
- В полицейском докладе упоминалось что-то о собаке, - подтвердил доктор Лангстон. - Ты вроде бы пытался объехать ее. Из-за этого и произошел несчастный случай. Хорошо, что ты упал на бок, а не ударился головой.
- Я бы сказал, тебе повезло. - Лицо Ника посуровело. - Никогда не смей сворачивать с велосипедной дорожки! Получил по заслугам, а?
Радость в глазах Кевина так быстро угасла, что Рей подумала, не показалось ли ей.
- Опять я дал маху, да? - робко пробормотал мальчик.
- Нет. Просто ты поступил по своему обыкновению, - сказал Маккензи, нахмурившись.
Он отвернулся, чтобы задать врачу несколько вопросов, и не видел лица своего сына, которое выражало искреннее детское огорчение. Рей хотелось обнять его и прижать к себе, как она сделала бы с Джо.
- Тебе станет лучше, - успокоила она, слегка поглаживая его по плечу. Конечно, тебе здорово досталось. Но скоро ты будешь дома, в своей постели. Хочешь есть?
Он покачал головой, но обиженное выражение не исчезло с его лица, и Рей хотелось ему сказать: "По своему обыкновению, ты пожалел собаку - вот что хотел сказать твой отец".
Было в их отношениях нечто странное, какая-то напряженность, несмотря на явное внешнее сходство. Одинаковые синие глаза и черные волосы, те же не правильные черты. Почему она не заметила этого сразу, когда увидела Ника Маккензи?
Отец пострадавшего устроил врачу настоящий допрос. Убедившись, что сотрясение было легким, все анализы хорошими и не было внутреннего кровотечения, он сосредоточился на сломанной руке. Каким был перелом? Скоро ли срастется? Меры предосторожности...
- Минутку! - Врач поднял руку и улыбнулся. - Да, я понимаю, вы этим обеспокоены, Ник Маккензи.
Врач произнес имя так благоговейно, что Рей удивилась. Кто такой Ник Маккензи?
- Никогда не думал встретить вас живьем, сэр. Я видел вашу захватывающую игру по телевизору в прошлое воскресенье. Здорово! Просто здорово! - Эти слова врача еще больше озадачили Рей.
- Спасибо. Но о сломанной руке...
- Нам повезло, - сказал доктор Лангстон. - Трещин нет. Очень аккуратный перелом.
Затем он порекомендовал лекарства и дальнейшее лечение. Рей внимательно слушала: в конце концов, Кевин был на ее попечении.
Когда они вышли из кабинета врача, Маккензи посмотрел на часы.
- Нужно позвонить старикам, - обратился он к Кевину. - И ты сам скажешь, что еще жив и даже проявляешь строптивость.
- Позвоните из моего дома, - предложила Рей. Была почти полночь, и ей хотелось уложить Кевина в постель как можно скорее. Вид у него был усталый. Но возможно... - Она взглянула на Маккензи. Возможно, он не намерен заезжать к ней или вообще оставаться в городе.
- Хорошая идея, - быстро согласился он. - Кевин поедет со мной, а я следом за вами.
Данзби был небольшим университетским городком, и поездка от больницы до дома Рей не заняла много времени. Ее мозг пересек гораздо большую дистанцию усиленно работая, объезжая и обгоняя.
Мальчики. Джо, должно быть, уже спит, как и трое детей Элен, завтра суббота, значит, он останется у нее. Грег, всегда соблюдающий режим, слава Богу, сейчас, вероятно, уже дома. Он поможет Кевину раздеться и лечь в постель. Если не поможет отец. Или он просто привезет ребенка и уедет? Странно, что она о нем ничего не знает.
Врач разговаривал с ним словно с какой-то знаменитостью. А как небрежно Маккензи принял его благоговение, как будто привык к тому, что ему поклоняются. Должно быть, он чем-то известен. И слишком занят своей персоной, чтобы уделять сыну внимание. Впрочем, ей нет до него никакого дела. Главное Кевин. Доктор велел дать ему что-нибудь горячее, перед тем как он ляжет спать. Может, суп. Бедняжка. У него был длинный день.
Как и , у нее. Утомительная поездка туда и обратно. Она могла бы приехать с двумя другими банковскими служащими из Сакраменто, но они остались там на ночь, а ей нужно было вернуться домой к детям. До этого она отсидела на утомительном совещании. В местном отделении банка были большие неприятности. Совсем неплохо бы остаться на ужин, расслабиться, как предлагал Уэстон. Нет. Она была рада тому, что слишком занята, - не со всякими людьми можно расслабляться.
Боже, как она устала! В доме все, разумеется, вверх дном, и еще Предстоят обычные споры по поводу субботней уборки. У Грега тренировка по футболу в двенадцать. Поэтому он не сможет помочь в подготовке праздника по случаю дня рождения Джо, который состоится в час. Хорошо, что она додумалась устроить его вне дома и арендовала миниатюрное поле для гольфа в Гуси-Гандере. Все же перспектива тусовки пятнадцати неуправляемых десятилетних тиранов, беснующихся на аккуратных лужайках, мало радовала ее. Кевин обещал помочь, но теперь, со сломанной рукой... Ну, ладно, она справится. В любом случае субботу можно считать выброшенной.
К счастью, у нее будет время в воскресенье, чтобы прийти в себя и подготовиться к собранию сотрудников, назначенному на понедельник. Она будет во всеоружии, хотя Харрисон Бауэрз, новый директор, очевидно, ожидает обратного! Хорошо, что ее повысили до его назначения.
Господи! Неужели дома? Рей вышла из машины, Маккензи с Кевином припарковались сзади. Она провела их через вход из гаража в гостиную, очень надеясь, что Грег не оставил зловонные кроссовки посредине комнаты.
- Привет, мам! - заспешил навстречу Грег, включая свет. - Привет, Кев, как ты... Ник Маккензи?!
Глава 2
Неприлично, подумала Рей, доставая банку с супом, спрашивать мужчину, с которым только что познакомилась, кто он или чем занимается. Но она еле сдерживалась. Сначала врач, теперь Грег, который беспокоился за Кевина и не ложился спать, но после слов "старик, вот невезение!" переключил внимание на Маккензи.
- Почему ты никогда не говорил, кто твой отец? - спросил он, кивая в сторону мужчины, говорящего по телефону.
- Думал, ты знаешь, - ответил Кевин, смущенно съежившись и словно стесняясь столь лестного родства.
- Иди скажи бабушке, что ты в порядке. - Маккензи жестом подозвал его, и Кевин подошел к телефону. Насколько Рей смогла понять, разговор с шотландскими бабушкой и дедушкой шел скорее о животных на ферме, чем о сломанной руке.
Когда Ник ушел, у Рей появилась возможность остаться наедине с Грегом.
- Кто этот человек? - спросила она, как только закрылась дверь.
- Ма! Это Ник Маккензи!
- Спасибо. Я знаю, как его зовут.
- Ты шутишь! Не могу поверить, что ты не знаешь, кто такой Ник Маккензи.
- А я не могу поверить, что ты снова оставил свои кроссовки посредине комнаты! Она подняла их и бросила в его сторону.
- Ну, мам! - проворчал тот, пытаясь поймать их.
- Замолчи! Ты повсюду оставляешь след, подобно улитке. Я снова и снова повторяю тебе: если мы... О, ладно, - сказала она, покорно вздохнув. - Ответь, почему все таращатся на этого человека. Он что, кинозвезда?
Рей не была в кино несколько лет. У нее едва хватало времени на просмотр телевизионных новостей.
- Теплее, ма, - усмехнулся Грег. - Но он действительно знаменитость. Неужели ты не слышала о клубах Маккензи?
- Клубах? - заинтересовалась она еще больше.
- Гольф-клубах. Высшего класса.
- А, понимаю. Он профессиональный игрок в гольф, да?
- Ведущий игрок, ма! А сейчас играет в "Бинг Крозби Кламбейк" в Пеббл-Бич.
- Я потрясена. - Она и вправду была потрясена - не столько громкой славой Ника Маккензи, сколько рассказом своего сына. Его обычные комментарии состояли из мычаний и односложных слов. Сейчас он барабанил, как спортивный комментатор.
- Держу пари, его удалили, - сказал Грег, качая головой. - Не повезло. Оставить Пеббл-Бич равносильно отказу от ста пятидесяти тысяч долларов. Даже если допустить, что он не занял бы первого места, то уж точно стал бы вторым или третьим, что стоит семьдесят пять или восемьдесят тысяч. В любом случае куча баксов!
Чемпионат по гольфу. Совсем не отпуск. И такие деньги!
- За игру в гольф?
- Только хороший удар стоит две тысячи долларов! А Ник Маккензи!.. Игрок! - Грег почесал за ухом носком кроссовки. - Так просто взять и уехать!
- Может, он так же просто возьмет и вернется, - сказала Рей, поднимая одну из рубашек Джо и футбольный мяч. - Разве он не говорил что-то о нанятом самолете? Если он зарабатывает такие деньги, с таким же успехом может полететь обратно и...
- Ага. Так нельзя. Правила строгие. Даже при двухминутном опоздании игрок исключается.
- Но ведь у него уважительная причина, - не согласилась Рей, зевая. - А если уж он такая важная шишка, как ты говоришь, что-нибудь придумает. Ладно, положи это в комнату Джо - и спать. Завтра будет трудный день, а уже поздно.
Рей до смерти устала. Но ей нравилось, чтобы утром все было в порядке. Поэтому она вернулась в кухню, убрала со стола и поставила тарелки для завтрака. Затем взяла кастрюлю с остатками куриного супа с лапшой. Оставить или вылить? Внезапно раздался звонок в дверь, и она, испугавшись, чуть не выронила кастрюлю.
Кто мог прийти так поздно? Рей осторожно подошла к двери, затем приоткрыла ее.
- Это Ник Маккензи, миссис Паскел. Я нашел пса Кевина.
- Пса Кевина? - Она шире открыла дверь, пристально глядя на мужчину, державшего на руках маленькую собачонку.
- Извините, - торопливо произнес он. - Мне очень неудобно вас беспокоить, но ветеринара в такой час не найдешь, а я остановился в отеле и... - он беспомощно развел руками, - если бы вы нашли коробку и несколько газет...
Вдруг сообразив, что она загородила вход, Рей шагнула назад.
- Конечно. Входите. Я что-нибудь поищу... Мать меня остерегала не зря, бормотала она себе под нос, входя в гараж. - Я была не в своем уме. - Но ведь она договаривалась лишь о тихом умном студенте по обмену. И не ожидала, что он столкнется с грузовиком. И не просила тащить к ней раненую собаку! Да еще сегодня, когда пришлось столько пережить! Но, найдя крепкую коробку и собрав несколько газет, она торопливо вернулась, пытаясь скрыть раздражение. Это уж слишком!
Однако ее очень тронул вид Маккензи, бережно укладывающего пса в коробку и старающегося не причинить ему лишней боли.
- Кевин так беспокоился, - объяснил он. - Всю дорогу думал о раненом псе. Уговаривал, чтобы мы его поискали. Но мальчику необходимо было лечь в постель, поэтому я не стал останавливаться тогда.
- И он все время был там?
- У животных зачастую больше здравого смысла, чем у людей. Они не двигаются и ждут, когда природа позаботится о них. Он отполз под ближайший куст. Я был уверен, что найду его там.
- Бедняжка. Так долго и терпеливо лежал. Она представила, как мужчина искал в темноте. А он, должно быть, так же устал, как и она. Пес, будто все прекрасно понимая, лежал тихо и покорно, доверчиво глядя большими темными глазами на своего спасителя, только изредка дружески помахивая хвостом. Рей нежно почесала пса за ухом, смахнула листок с испачканной грязью шерсти. Ошейника не было.
- Думаете, он серьезно ранен?
- Не знаю, есть ли внутренние повреждения, но обе задние лапы определенно сломаны. Утром отвезу его к ветеринару. Вы не возражаете, если я оставлю его у вас на ночь?
- Конечно, пусть остается. Может, ему дать воды? Аспирину? - Псу, должно быть, было больно, хотя он не издал ни звука.
- Хорошо бы. Может, кусочек хлеба и, если у вас осталось, немного того супа...
Может, Ник Маккензи и не такой уж плохой отец, подумала Рей позже, залезая в постель. Она и забыла о собаке. А он помнил. Знал, что Кевин беспокоится, поэтому вернулся, чтобы найти ее. Она заснула с мыслями о его сильных нежных руках, ложечкой вливавших растворенный в воде аспирин в рот собаки, а потом осторожно и терпеливо кормивших оголодавшего пса размоченньм в супе хлебом.
Утром в их доме спокойствия не бывало, даже по субботам, а присутствие собаки создало еще больше хаоса, чем обычно. День начался с крика Джо:
- Собака, мам! Где ты ее взяла? Ты же говорила, у нас больше не будет собаки.
Она действительно сказала это после того, как они оплакали Таффи, красивую колли, сбитую машиной год назад.
- Это не наша. Мистер Маккензи принес ее, потому что она ранена и...
- Тот самый пес! Которого я сбил. Отец приходил снова? - Глаза Кевина широко раскрылись. - Я просил его остановиться, но он не стал.
- Потому что тебе необходимо было лечь в постель. Не трогай его, Джо.
- Да, Джо, он ранен. Думаю, у него сломана лапа, - сказал Кевин. - Может, обе.
- Пусть себе лежит спокойно, - посоветовала Рей. - Мойте руки и садитесь завтракать.
Но Кевин настоял на том, чтобы сначала покормить пса. Снова Рей бросилось в глаза его сходство с отцом, особенно когда мальчик опустился на колени и стал ложкой осторожно вливать овсяную кашу в рот собаки.
Пес так отвлекал мальчика, что она обрадовалась, когда Маккензи приехал забрать его.
- Как ты себя чувствуешь? - беспокойно спросил он.
- В порядке. Послушай, можно отвезти его в ветеринарный колледж. Я... я покажу дорогу, - нерешительно предложил он.
- Конечно. Поехали. - Маккензи наклонился, чтобы взять коробку.
- Я тоже поеду, - объявил Джо, еще не снявший пижамы.
- Нет, ты не поедешь, - вмешалась Рей. - Ты не прибрался в комнате. И даже не оделся.
- С какой стати я должен работать в свой день рождения!
- С такой, что и в этот день ты ешь, спишь и умываешься, - ответила Рей.
Уголки губ Маккензи забавно поднялись.
- Мы позаботимся о нем, - заверил он Джо.
- И назад привезете? Мы оставим его у себя, ведь так, мам?
Взрослые переглянулись, и Ник поспешил ей на помощь:
- Лучше оставить его на пару недель у ветеринара. Обследовать и подлечить. Затем вы с мамой решите.
Наконец они уехали, и Рей заставила ребят заняться домашними делами. Ей не хотелось иметь двух дюжих, ленивых сынков, любящих хорошо поесть и принарядиться, но не желающих прибрать за собой вещички.
Засовывая полотенца в стиральную машину, она услышала жужжание газонокосилки. Немного повоевав с Гретом, Рей выиграла сражение, хотя знала, что без Кевина ему будет управиться нелегко. Она хихикнула и принялась загружать посудомоечную машину. Ей советовали обращаться с иностранным студентом, как с членом семьи. Она обнаружила, что Кевин, очевидно привыкший к штату прислуги в Лондоне, поначалу даже не мог застелить кровать. Зато он прекрасно справлялся с работой во дворе, объясняя это тем, что всегда помогает деду на ферме. Перед тем как уехать к ветеринару, он сказал, что рука совершенно его не беспокоит, и заверил, что поможет с организацией праздника Джо. Рей надеялась на это. Кевин ладил с друзьями ее младшего сына, с которыми не легко было справиться.
Позже, когда мальчишки закончили с уборкой, а она наконец почистила раковину, в дверь позвонили. Они вернулись. Рей сняла резиновые перчатки и спустилась вниз, чтобы открыть дверь.
- Внутренних повреждений нет, - доложил Ник.
- Рада слышать, - сказала она, только сейчас заметив, какая у него чудесная благодушная улыбка. - Заходите и выпейте кофе.
- Приглашаю вас с мальчиками на обед, - произнес он, следуя за ней на кухню. - Я уезжаю завтра рано утром, и вряд ли скоро представится другой случай...
- Спасибо, очень любезно с вашей стороны. Но извините, сегодня мы отмечаем день рождения Джо.
- И я обещал помочь, - вставил Кевин.
- О, нет, - сказала Рей. - Твой отец завтра собирается уезжать. Пообедай с ним. Я справлюсь.
Когда Кевин объявил, что не оставит ее, Рей повернулась к Нику:
- Может, вы присоединитесь к нам? Конечно, если сможете выдержать это. Праздник пройдет на миниатюрном поле для игры в гольф и... - Она замолчала, затем нерешительно добавила:
- Пятнадцать неуправляемых мальчишек на неприспособленных лужайках - не решаюсь вам навязать такое удовольствие.
- А что? Я не прочь пойти. Может, пригожусь. В конце концов, гольф - моя профессия.
- Вот будет здорово, пап. Ты заменишь меня, а я схожу в колледж. Может, мне дадут работу. Я уже ходил туда вчера вечером. Доктор Уильямс сказал, что им нужен кто-нибудь кормить мелких животных и убирать в клетках.
Маккензи сморщился.
- Эту грязь? С твоей рукой? Не слишком ли трудно для тебя?
- Нет. Всего два часа пару раз в неделю, - упрямо произнес Кевин. - Доктор Уильямс почти обещал мне эту работу, и я не хочу упустить такой шанс. - Он обернулся к Рей:
- Если папа поможет вместо меня...
- Конечно. - Ник быстро дотронулся до плеча сына.
- Тогда я пойду переоденусь, - сказал Кевин. - Хочу произвести хорошее впечатление.
Рей обратила внимание, как обеспокоенно Маккензи смотрит вслед уходящему сыну.
- Интересно, рука болит? - спросил он.
- Похоже, совсем нет. - Она жестом показала на стул, налила кофе в чашку и поставила перед ним. - Вы были правы. Он переносит все это лучше нас. Сливки и сахар?
Он покачал головой, затем Рей налила кофе себе и села рядом за стол.
- Я думала, вы вернетесь на чемпионат. Сын сказал, что вы играете в Пеббл-Бич.
- Да. Но я выбыл. - Он пожал плечами.
Выбыл? Отказавшись от... какую сумму назвал Грег?.. ста тысяч долларов? как будто это были пустяки.
- Жаль, - посочувствовала она. - Хорошо еще, что с Кевином все обошлось.
- Да. В любом случае я собирался... - Он замолчал, когда на улице раздался гудок машины и Грег, вихрем мчась вниз по ступенькам, крикнул:
- Я пошел, ма.
Раздался еще один громкий гудок, звук с шумом закрывшейся входной двери, несколько голосов и гул отъезжающей машины.
- Извините, - улыбнулась Рей. - В субботу в семье Паскел, как, впрочем, и в любой другой день...
- Ма, я не могу найти свои шорты! - вбежал в одних трусах Джо.
- Извините, - напомнила она сыну.
- Вините, - на одном дыхании выпалил Джо, откинув назад прядь светлых волос. - Белых шорт, которые ты велела мне надеть, нет в моем ящике.
- Вероятно, потому, что они не могут ходить, - ответила Рей, вздыхая.
Ник хихикнул, а она поднялась и исчезла в примыкающей к кухне ванной комнате. Ему нравились женщины с чувством юмора. И привлекательные. Вчера он был слишком занят и не заметил этого. День, похоже, будет очень приятным. И может, позднее ему удастся побыть с Кевином наедине. Пора наконец нормально поговорить. Не давить, напомнил он себе.
- Брат говорит, что вы лучший в мире игрок в гольф! - Ник перевел внимание на мальчика, который с благоговением стоял перед ним на одной ноге, почесывая ее другой. - Это правда?
- Не совсем. Но я стараюсь.
- А Кевин нам даже не сказал.
Да, не сказал, с сожалением подумал Ник.
- А ты? Играешь в гольф?
- Я? - В синих глазах появилось недоверчивое выражение. - Мне ведь только десять лет!
Он как раз собирался сказать, что самое время начинать, когда появилась Рей и протянула Джо аккуратно сложенную одежду.
- Разве я не велела тебе убрать это?
- Забыл. - Мальчик быстро убежал.
- Надень красную футболку, - крикнула она вдогонку. Затем взглянула на часы. - Мне, пожалуй, тоже пора одеваться. Вернусь через секунду.
Сразу после ухода Рей вернулся Кевин.
- Я рад, что смогу заменить тебя, - начал Ник, разглядывая сына. Тот выглядел как обычно. - Ты уверен, что хочешь работать? Здесь для тебя все еще так ново, и со сломанной рукой...
- Ничего страшного. Рука меня совершенно не беспокоит. И я действительно не хочу упустить случай.
Кевин собирался учиться дальше в Соединенных Штатах. А Данзби выбрал из-за ветеринарного колледжа, пояснил сын, такая работа может помочь при поступлении в университет.
- Это учитывается, понимаешь?
- Я слышал, - сказал Ник, чувствуя, как поднимается настроение. Если Кевин останется учиться здесь, то... - Подвезти тебя в колледж?
- Нет. Это рядом. Я пройдусь пешком. - Он на минуту замолчал. - Спасибо, папа, за то, что нашел пса. А то бы я все время думал, как он лежит там, раненный.
- Знаю.
- И мне очень жаль из-за чемпионата. Ты мог бы не приезжать. Я хочу сказать, из-за этого. - Он показал на руку.
- Мне было необходимо убедиться, что все в порядке. Ты для меня важнее любой игры в гольф. - Веришь ты в это или нет, подумал Маккензи, глядя вслед сыну. - Увидимся вечером, - крикнул он. У них еще будет время побыть вместе. Он позаботится об этом.
Как только Ник узнал, что Кевин будет учиться в Данзби в течение года, он решил обосноваться в этом районе, хотя бы до следующего лета, чтобы пообщаться с сыном без помех и без соперников. Хотя, подумал он, тихо усмехнувшись, теперь у него в соперниках целый ветеринарный колледж.
Все же, сказал он себе, наливая вторую чашку кофе, нужно только радоваться тому, что у мальчика такой страстный, творческий интерес к делу, даже если он не совпадает с твоим собственным. Ник не хотел, чтобы это несовпадение вылилось в спор, как это получилось у него с отцом. Конечно, примирение наступило, когда он устроил свою жизнь и сделал карьеру, но Нику тогда было уже около тридцати. Да, его отцу понадобилось немало времени, чтобы смириться с решением сына уехать с фермы.
Впрочем, Ник признавал сейчас, что ему понадобилось столько же времени, чтобы взглянуть на все с точки зрения отца. Должно быть, нелегко, когда единственный сын шляется с дедом по площадкам для гольфа, оставив разоряющуюся ферму без помощи. Молочную ферму, которую забросил дед.
Ник мог бы расстаться с гольфом, но неохотно, с грустью. Он дал себе клятву избавить своего собственного сына от чувства вины: если Кевин предпочитает животных гольфу, так и будет.
Маккензи улыбнулся и поставил две чашки из-под кофе в посудомоечную машину. Ни он, ни его отец не могли предположить, что игра в гольф принесет гораздо больше денег, чем когда-либо давала ферма. Более того: именно те деньги, которые Ник заработал играя, спасли ферму от разорения и сделали доходной.
- Зачем? Спасибо, - сказала Рей, заходя на кухню вместе с Джо. - Похоже, у вас есть опыт.
- Шотландская традиция. Мой отец сторонник воспитания трудом.
Он повернулся - и обомлел. Джинсы так облегали ее стройные бедра...
- Боюсь, мы злоупотребляем вашей любезностью, - извинилась она. - Вам в самом деле не обязательно идти. Я справлюсь сама.
- Не беспокойтесь. Я с удовольствием помогу.
Единственной его целью было угодить сыну. Он не ожидал награды в лице Рей Паскел, с ее большими, цвета лесного ореха глазами, слегка вздернутым носом и гладкими, почти по-мальчишески подстриженными бронзовыми волосами, которые придавали ей вид очаровательного гномика или эльфа. Похожего на одного из маленьких человечков из сказок его матери.
- Мне ехать за вами?
Рей обдумала его предложение.
- Нет, - решила она. - Будет проще, если вы поедете с нами - если выдержите. Мне нужно заехать за парой мальчишек и в булочную.
По дороге он молча забавлялся перебранкой трех ребят - из-за подарков. Для него это было в новинку. Они с Джан развелись, когда Кевин был совсем маленьким. Лето сын всегда проводил с его родителями на ферме, пока он был на играх. И теперь, когда Кевин стал достаточно взрослым и мог бы присоединиться к нему в поездках, он по-прежнему предпочитал ферму. Ник вздохнул. Забавно, что интересы, похоже, скачут через поколение, по крайней мере в его роду.
- Жалеете, что согласились? - спросила Рей, взглянув на него и многозначительно кивнув в сторону шума.
- О нет. Просто я задумался. Переживу. Но, приехав в Гуси-Гандер, Ник не был в этом уверен, особенно после того, как в течение десяти минут еще дюжина таких же буйных сорванцов была привезена своими вполне благопристойными родителями. Двое из отцов и по крайней мере одна мать узнали Маккензи. Он с рассеянной улыбкой довольно невнятно отвечал на их комплименты. Трудно было разговаривать среди криков и смеха детей. Такое количество мальчишек было взрывоопасно, и Джо со своими дружками взрывался то там, то тут. В отчаянии Ник дал резкий повелительный свисток, который тотчас утихомирил большинство из них.
- Так, ребята, все сюда! - крикнул он, хватая удивленного Джо. - Начнем отсюда.
От его взгляда не ускользнула благодарная улыбка Рей Паскел.
На нее произвело впечатление, что в ответ на свисток и твердый окрик Ника последовало мгновенное повиновение. Рей, опасавшаяся, что на этом игрушечном поле для гольфа ему не развернуться, в изумлении наблюдала, как он выстроил детей в шеренгу у первой лунки, под названием "Белоснежка и семь гномов", и каждого проинструктировал, как лучше играть.
- Держи клюшку так. Правильно... Бей... Хороший удар, паренек. Теперь твоя очередь.
Он терпеливо руководил каждым и каким-то образом умудрялся не останавливать движения, освобождая дорогу другим детям и спешащим взрослым. Хотя мальчишек постигало больше поражений, чем удач, среди них воцарился дух здорового соревнования. Рей, подбадривая каждого мальчика, весело приносила разбросанные мячи и получала огромное удовольствие от того, что поначалу так ее пугало. К пятой лунке все ребята были под контролем у Ника, и от этого Джо немного задрал нос - ведь Маккензи был его новым другом.
- У Кевина отличный отец, да? - прошептал он Рей. - Он останется с нами, пока не поправится Кевин, мам?
- Нет, милый. Он утром уезжает.
- Жаль, - пробормотал Джо.
Рей лишь улыбнулась в ответ, не желая даже себе признаться в таком же чувстве. Ведь не от присутствия же этого человека такая теплая и сладкая дрожь внутри, а просто из-за праздничного настроения, хотя его дружеская помощь оказалась очень кстати. Впрочем, изредка бросаемые на нее взгляды совсем на дружеские не походили, а румянец, пятнами вспыхивающий на ее щеках, не имел отношения к солнечному теплу.
Девятая, и последняя, лунка, "Джек и Джил", была довольно трудной, мяч должен был совершить путь не вверх, а вниз, пройдя сквозь хитроумные ловушки. Только двоим игрокам удалось это, и то после семи или восьми попыток. Сейчас настала очередь Тодда, и Рей затаила дыхание. Бедный паренек не попал ни в единую лунку, и мальчишки посмеивались над ним. Паренек оробел, и ей было жаль его. Толстенький неуклюжий Тодд был частой мишенью насмешек.
- Давай, парень, попробуй, - подбадривал Ник, наклонясь над ним. - Попытка не пытка. Встань здесь, прицелься... - (Снова Рей поразилась его непринужденности и терпению.) Пока Тодд слушал, выражение страха и напряжения на его лице исчезло и он, казалось, расслабился. Уверенно ухватившись за клюшку, он ударил по мячу с той силой, какая требовалась, чтобы мяч, одолев все препоны, попал в лунку. Удар дня. На мгновение все застыли в ошеломленном молчании. Затем послышались поздравительные возгласы. Тодд послал мяч в лунку одним ударом. Горделиво выпяченная грудь и триумфальный блеск глаз придавали ему забавный вид, и Рей усмехнулась, от души радуясь его удаче.
- Спасибо, - прошептала она Маккензи, провожая компанию к столу с закусками. - Мальчику это было необходимо.
- Я понял. Рад, что ему удалось. Но это удалось тебе, подумала Рей. И не только Тодда, но каждого паренька оделил своим вниманием Ник Маккензи. Он, бесспорно, был звездой праздника. Рей любовалась его высокой фигурой, двигающейся с атлетической грацией, когда он играл с мальчишками, слышала его теплый смех, когда он шутил с ними. Можно было подумать, что ему в самом деле это нравится. Что он предпочитает быть здесь, а не на настоящем поле, зарабатывая сто тысяч долларов.
Когда они приехали домой, сердце Рей переполнялось чувством большим, чем благодарность. Она взглянула ему в лицо и решила, что была не права. Ник красив. Ей нравилась небрежность густых черных волос, тихая радость, затаившаяся в глубине синих глаз, полные губы, всегда готовые изогнуться в улыбке. Ею овладело непреодолимое желание поцеловать эти губы, почувствовать... Она глубоко вздохнула, удивляясь самой себе.
- Входите, - пригласила Рей. - Кевин, должно быть, уже дома.
- Я получил работу, мам! А, привет, папа...
- Прекрасно, - ответила она. - Рассказывай.
- Привет, Кев, хочешь посмотреть мои подарки? - крикнул Джо из-за груды коробок в руках. - Хочешь поиграть в новую компьютерную игру?
- Сперва надо разобраться с вещами. Кевин, помоги ему отнести коробки наверх. Никаких игр, Джо. Кевин хочет поговорить с отцом, - добавила она, приглашая Ника в гостиную. Рей заметила, как приподнялась его бровь, когда его сын обратился к ней, и поспешила объяснить:
- "Миссис Паскел" звучало бы слишком официально для женщины, временно выполняющей обязанности матери, а называть меня просто "Рей" ему было неловко. Поэтому мы остановились на "мама". Надеюсь, вы не возражаете?
- Разумеется, нет, - благодушно улыбнулся он.
Кевин спустился рассказать, что убирать в клетках ему не разрешили из-за руки, зато предложили замещать секретаря два раза в неделю после уроков. Он казался довольным: все равно у него будет возможность общаться с животными. Оба, Рей и Ник, с облегчением вздохнули. Рей пригласила Ника пообедать с ними и ушла за покупками, оставив отца с сыном вдвоем.
Когда она вернулась спустя два часа, он все еще был у них. Все четверо сидели перед телевизором - показывали чемпионат в Пеббл-Бич.
Грег, распаковав покупки, вкратце изложил ситуацию:
- Джаспер Хенли ведет. Ник говорит, он перспективный, а ему только двадцать три года. Клюшки деда все еще на чердаке, ма? Ник сказал, что играть может любой.
Сортируя покупки, Рей подумала, что Грегу еще один вид спорта нужен так же, как лишняя дырка в голове. Все же, если это будет вместо футбола... Бросит он футбол, как же! Не хватало только вознадеяться, что он станет лучшим учеником "Элм Хай".
Большую гостиную отделяла от кухни лишь ступенька, и Рей с удовольствием слушала болтовню о спорте, пока готовила. Не желая прерывать их, она накрыла большой круглый журнальный столик - поставила свеженарезанный салат и сыр, гамбургеры в своем фирменном соусе, помидоры, жареный картофель и специи. Каждый обслужил себя сам. Затем Рей присоединилась к ним и, сидя на полу, слушала их дебаты. Поразительно, как быстро Ник - так ее сыновья стали называть его - подружился с Грегом и Джо.
Но только не с Кевином. Она вдруг заметила, что мальчик почти не принимает участия в разговоре. Ей показалось странным, что он не находит общего языка с отцом, ведь Ник так обаятелен, так приветлив - мгновенно находит взаимопонимание с совершенно незнакомыми людьми. Как Том, ее муж. Поднеся еду ко рту, она вдруг замерла и украдкой взглянула на Ника. Он смеялся над чем-то, сказанным Грегом, и показывал на экран, объясняя удар игрока. Грег и Джо преданно его слушали.
Точно так, как она слушала Тома. Они познакомились, когда Рей училась на первом курсе в университете. Она сразу же влюбилась в него: Том был таким обворожительным, таким внимательным, таким... любящим, И ничто не могло ее остановить, когда безупречный рыцарь удостоил ее чести стать его женой. Рей была так одурманена, что лишь через несколько лет поняла, что Том, кроме себя, никого не любит, а свое обаяние пускает в ход, лишь когда ему это выгодно. Для поддержания имиджа или для исполнения своих замыслов. Разумеется, на семью он его тратить не собирался.
Она пошевелилась, почувствовав беспокойство. Легко винить в неудавшемся браке человека, который не может себя защитить. Ладно, она тоже не была идеальной женой. Не зря же он хотел ее бросить. Боже, почему она думает об этом сейчас? Тома нет в живых уже девять лет, боль следовало похоронить вместе с ним.
В любом случае несправедливо сравнивать Ника Маккензи с Томом. Но почему его сын сидит такой отчужденный, такой равнодушный?
Глава 3
Время подходило к десяти. В этот понедельник утреннее заседание длилось уже около часа. Возглавлял его Леон Уотерз, вице-президент корпорации банков "Коустл", которая занималась "поглощением" "Пибоди". Он внезапно прилетел из Управления в Лос-Анджелесе для обсуждения размещений в Северном регионе какие из банков "Пибоди" должны быть сохранены, какие объединены или закрыты. Почти весь роскошный конференц-зал офиса Северного региона в Сакраменто занимал огромный дубовый стол, за которым сидели директора филиалов. Согласно протоколу, каждый из заместителей сидел позади своего директора, на случай необходимости детальной информации. Пока рассматривались качества отделений, Рей, сидящая за Харрисоном Бауэрзом, внимательно слушала, безупречно отполированным ногтем отмечая относящуюся к делу точку на карте и мысленно сравнивая доход с установленным Управлением. Левую руку она прижимала к виску, пытаясь снять напряжение, - приближалась головная боль.
Напряжение не имело ничего общего с проходящим обсуждением, потому что Рей знала эти банки как свои пять пальцев. Перед назначением на должность заместителя директора - а случилось это всего лишь месяц назад - она отвечала за программу кредитования в Регионе. В ее обязанности входило следить за потенциалом дохода по кредитам каждого отделения и иметь информацию о банках "Пибоди". Многие сегодняшние рекомендации, подумала она с усмешкой, основывались на представленных ею отчетах.
Нет, напряжение, которое сжало мышцы шеи и привело к головной боли, имело совсем иную причину. Грег. Ей пришлось полчаса поднимать его с постели, в результате он не позавтракал и, вероятно, опоздал. Была ее очередь развозить детей в школу, а один из близнецов Элен забыл завтрак и тренировочный костюм. Пришлось возвращаться, и Рей сама чуть не опоздала. В довершение всего ей позвонила учительница Грега, на сей раз по поводу биологии. Глупо было думать, что стремление Кевина к учебе повлияет на ее сына, который был лентяем. Она просто взяла на себя дополнительную обузу. Нет, это не правда. Кевин не причинял никаких хлопот, и ребята прекрасно ладили. Но как подействовать на Грега? Может, запретить ему футбол? - подумала Рей. Но вдруг это выбьет его из колеи?
- Вот чего я совершенно не понимаю. - Резкий голос мистера Уотерза внезапно прервал ее мысли. - Вы предлагаете закрыть отделение в восточной части Лоуди. Здесь огромные возможности и нигде поблизости нет отделения "Коустл".
Голос Уотерза монотонно, подобно метроному, задавал вопросы по поводу целесообразности этого шага. Они не были адресованы Рей, а предназначались региональному директору Харрисону Бауэрзу, который беспомощно барахтался.
- Неперспективный район, - прошептала Рей.
Бауэрз повернулся к ней и получил краткую информацию об изменениях в городском планировании, которую тотчас передал вице-президенту.
Перед тем как продолжить, Уотерз бросил на Рей подозрительный взгляд. В дальнейшем поток вопросов увеличился, и Бауэрз вынужден был обращаться к ней снова и снова. Она снабжала его точной, емкой информацией, при этом невольно чувствуя удовлетворение.
Выставилась! - проворчала Рей, сдерживая смешок. Пора бы ей простить шефу то замечание, которое он бросил, когда она была представлена ему в качестве заместителя:
- Должность серьезная, миссис Паскел, это вам не витрину украшать.
Слова все еще жгли. Она незаметно поправила галстук на шелковой блузке, желая затянуть его вокруг шеи Бауэрза. При чем тут витрина? Если она старается хорошо выглядеть, то...
И снова взрыв Уотерза привлек ее внимание:
- Поистине безрассудное предложение, мистер Бауэрз! Два отделения в трех кварталах друг от друга? А эксплуатационные расходы, а двойной штат, не говоря уж...
На сей раз, когда Бауэрз повернулся к ней, Уотерз жестом остановил его.
- Послушайте! Хватит подсказок. Есть у вас объяснения на этот счет? А у вас, миссис... миссис?.. - спросил он, указывая на нее пальцем.
- Паскел, - ответила Рей.
- Так вот, миссис Паскел, судя по всему, вы в курсе обсуждаемых вопросов. Извольте подсесть к столу и рассказать нам, как и почему эти рекомендации имеют смысл и выгоду для "Коустл".
Рей в замешательстве сглотнула. Она хотела проявить себя перед шефом, но у нее не было намерения выставить его некомпетентным.
- Мистер Бауэрз и я обсудили это подробно, - солгала она, надеясь исправить положение. - И мы решили, что будет лучше оставить оба отделения открытыми, по крайней мере на какое-то время. Солидный доход в обоих отделениях в большой мере зависит от постоянных клиентов, которые не сразу приспособятся к изменениям.
Рей назвала еще несколько причин, которые, казалось, удовлетворили его. Уотерз продолжал адресовать вопросы к ней, но Рей старалась включать Бауэрза в беседу, либо консультируясь с ним, либо ссылаясь на него.
Как только они прервались на обед, Рей ушла. Ее секретарь, Кора Стал, и секретарь Бауэрза, Рут Кук, разбирались с какими-то цифрами.
- Как там дела? - подняла глаза поверх очков в роговой оправе Кора.
- Утомительно, - ответила Рей. - И не думаю, что станет легче.
- О Боже, - сказала Рут. - Харрисон уже был на взводе. Пожалуй, я... О, вы меня ищете? А я как раз собиралась...
- Нет-нет, - перебил ее вошедший Бауэрз. - Рей! Может, ты пообедаешь с нами?
- Нет, спасибо, - ответила она, зная, что обед устраивается для шишек из Лос-Анджелеса. - Я только что перекусила, к тому же мне нужно кое-что доделать.
- Хорошо, как хочешь, - недовольно произнес он и, выходя, добавил:
- Спасибо, Рей. Я твой должник. За мной ужин.
Рут кинула на Рей злобный взгляд.
- Опять за старое, да? Уже взялась за нового шефа?
- Я только делаю свою работу.
- Не сомневаюсь. А то я понять не могла, с чего это на тебе сегодня такая кричащая блузка, - сердито проворчала Рут, выходя из комнаты.
- Черт побери! Просто я люблю яркие цвета, - сказала Рей, дотрагиваясь до бирюзового шелка. - А ее платье, хоть и черное, выглядит куда более соблазнительно!
- Точно. Она ходит на работу, чтобы соблазнять, - согласилась Кора, смеясь. - Вот отчеты по отделениям, которые ты просила.
Рей взяла бумаги и ухмыльнулась. Ее не волновало, что о ней говорили. Она знала, что завоевала симпатию своего прежнего шефа, Роско Коуэна, выполнением программы кредитования, главного источника доходов банка, и именно благодаря этому получила должность его заместителя. И продвинула его в Управление. Что привело к назначению на его место Бауэрза, печально подумала она. Пусть так она не призналась бы в этом никому: сплетни о том, что она взобралась наверх благодаря внешности, даже язвительное бауэрзское "оформление витрин" ласкали ее слух. Были бальзамом на раны, нанесенные ее прежним мужем. Неужели ты наденешь это старье? Ты же выглядишь хуже домохозяйки! Нет у тебя чего-нибудь помоднее? О Боже, как она старалась! Но хвори Джо, необходимость экономить... В любом случае все свободные деньги уходили на дорогой "деловой гардероб" Тома и его членство в загородном клубе "ради деловых контактов".
Опять за старое! Обвинять во всем давно умершего. Когда нужно сосредоточиться на настоящем.
- Я просмотрю отчеты, Кора. Спустишься в кафе?
Кора кивнула, но ее мысли были, очевидно, заняты предыдущим разговором.
- Ты не только вырвала должность из ее алчных ручонок, но и привлекла внимание нового босса, а она этот лакомый кусочек выбрала для себя!
- О Кора! - немного раздраженно воскликнула Рей. - Внимание Бауэрза привлекла моя компетентность в вопросах, на которых держится этот бизнес. И пусть этот лакомый кусочек достанется Рут. Запомни раз и навсегда: Бауэрз интересует меня только как директор, а не как мужчина!
- Ну и зря, дорогая! Думаю, у этой барракуды - Рут - губа не дура. Игра стоит свеч. Молод, красив и... не женат! А если верить Рут, у него куча денег. Потому она в него так вцепилась. Но я на твоей стороне, Рей. Ты гораздо привлекательней, и у тебя есть класс. У этой крашеной блондинки не было бы ни единого шанса, если. бы ты держалась немного поразвязней, пообольстительней, по... Рей хихикнула.
- Он меня не интересует. Кора. Кроме того, это не в моих правилах. - Даже если кое-кто думает иначе. - Послушай, мне нужно поработать. Ты не возьмешь мне сэндвич в кафе?
- Вот все вы так, дамы-начальницы! Стоит вам получить небольшую власть, как вы тут же становитесь тираншами! - точно скопировала Рут Кора. - Я помощник заместителя, я здесь не для того, чтобы быть на побегушках у тебя, словно...
- С ветчиной и сыром, - перебила ее Рей, смеясь и скрываясь в своем кабинете.
- Эй! - крикнула вслед Кора. - На столе для тебя сообщение. Междугородный звонок от Ника Маккензи. Это случайно не тот знаменитый игрок в гольф?
- Именно. Он отец Кевина. В дверях показалась голова ошеломленной Коры.
- И ты ни разу не обмолвилась! Когда? Что? Как?
- Кора, мне нужно поработать с этими ответами. Я расскажу обо всем позже. Принеси мне сэндвич, чтобы у меня хватило сил пережить следующее заседание.
- Скажи "пожалуйста"!
- Пожалуйста, мисс помощник заместителя! И с томатным соусом - пожалуйста.
В сообщении говорилось, что он перезвонит. Маккензи позвонил в пять тридцать, как раз когда она собиралась уходить. Коры не было, и она сама сняла трубку.
- Миссис Паскел? - Она тотчас узнала хрипловатый мелодичный голос.
- Да, мистер Маккензи. Извините, что не застали меня. Я была...
- Знаю. Занята. А я звоню, чтобы отнять еще немного вашего времени.
- О?
- Вы не могли бы поужинать со мной вечером?
- Я... - Она в нерешительности замолчала. Рей избегала любого рода свиданий с мужчинами и никогда не выходила по вечерам на неделе, если это не касалось непосредственно бизнеса. Нужно было делать уроки с Джо, а теперь начались проблемы с Грегом...
- Извините, боюсь, что не смогу. Мальчики...
- Пожалуйста. Мне нужно с вами поговорить. О Кевине.
- О! - Это совсем другое. - Понимаю.
Тогда почему бы вам не прийти к нам? Вы бы...
- Нет. Мне нужно поговорить с вами наедине. Я послезавтра уезжаю в Южную Каролину. Пожалуйста. Это важно.
Он говорил так... так обеспокоенно.
- Ну, хорошо. Думаю, смогу выбраться.
- Договорились. Я заеду за вами? Только скажите куда и во сколько.
Рей взглянула на часы. Пять тридцать, именно в это время она велела Нику Маккензи заехать за ней, а заседание, похоже, продлится еще какое-то время, так как вице-президент хотел посмотреть рельефную карту. Она сделала ее в масштабе, в трехмерном увеличении, что должно было помочь принять более верное решение, хотя и стоило недешево. Поэтому вся компания перешла из конференц-зала в ее кабинет. Рей шла впереди, за ней следовал Бауэрз, вице-президент и остальные - всего семеро.
Маккензи, не сразу сориентировавшийся в ситуации, поднялся при ее приближении. - Вы уже...
Рей остановила его на полуфразе, кивнув на свое сопровождение.
- Мистер Маккензи, пожалуйста, извините. Я немного задержусь. Вы не подождете? Не думаю, что это надолго, - покраснев, быстро произнесла она.
Вице-президент и мистер Бауэрз, оба, очевидно, заядлые игроки в гольф, сразу узнали Ника Маккензи. Мистер Уотерз остановил всю процессию.
- Вы Ник Маккензи! - трепетно произнес он.
- Собственной персоной, - ответил Ник. - Но я не при исполнении. У меня назначена встреча с этой дамой, - добавил он, улыбаясь и протягивая руку. - А вы?
- Леон Уотерз, - ответил тот, пожимая знаменитую руку. - Я работаю на "Коустл". А это Харрисон Бауэрз, региональный директор, Северная Калифорния. Думаю, вы уже знакомы с миссис Паскел, и позвольте добавить, что мы ненадолго.
Последовало еще несколько рукопожатий с остальными представителями администрации, а затем они прошли в офис Рей.
Ник сел, и Кора принялась развлекать его, добиваясь автографа. В шесть десять группа вышла, за исключением Уотерза и Бауэрза. В шесть пятнадцать появились Рей и оба шефа. Мужчины, полюбезничав с Маккензи, попрощались и ушли.
Рей, собирая свои вещи, удивленно взглянула на Кору, которая все еще сидела за столом.
- Ты еще не ушла, Кора? Не нужно было ждать меня.
- Я жду не тебя, а Фрэнка, - ответила Кора, имея в виду своего друга. Моя машина в ремонте, и он заедет за мной после работы. В любом случае я прекрасно провела время в компании этого потрясающего мужчины! - Она кокетливо усмехнулась Маккензи.
- Спасибо, - улыбнулся Ник. - Взаимно.
- Я так рада! - вкрадчиво произнесла Кора. - И благодарю вас. Мне будет чем похвастаться перед завистливыми сотрудницами: почти час провела с самим мистером Гольф! - Она подмигнула Рей. - Эй, может, мне отвезти твою машину домой? Фрэнк поедет следом, и я заберу Джо, если хочешь.
- О, Кора, правда?
- Нет проблем.
После торопливого звонка домой Грегу, с напоминанием об уроках, об обязанностях по присмотру за младшим братом и о спагетти в холодильнике. Рей наконец оказалась вдвоем с Маккензи.
- Я потрясен, - сказал он.
Она взглянула на него, удивившись.
- Потрясен? Ник кивнул.
- Очень. Конечно, я уже начал кое о чем догадываться, когда меня провели через трех секретарей, чтобы добраться сюда, но, когда вы появились в окружении толпы боссов...
- Какие глупости! Вы смеетесь надо мной.
- Ни в коем случае. - Они вышли из лифта и двинулись по коридору. - Просто констатирую факты. Должен признать, я немного разочарован.
- О? - Рей быстро посмотрела на него. - У вас проблемы с женщинами, сделавшими удачную карьеру?
- Нет-нет. Но мне бы больше понравилось, если бы вы были не совсем такой... самостоятельной. Не занимали бы такой пост.
- О? - Она остановилась, пристально глядя на него, пока он открывал дверцу машины. - Почему? Что вы имеете в виду?
Ник посмотрел на нее, и Рей попыталась понять по его глазам смысл слов. Говорит серьезно, издевается или заигрывает?
Он нахмурился.
- Как бы это объяснить? Я хочу сказать, что вы кажетесь абсолютно независимой. Вам сопутствует удача, у вас есть авторитет - вам не нужна чья-либо помощь. А я, - добавил он, - надеялся оказаться полезным.
Глава 4
О, черт, думал Ник, выезжая со стоянки. Все сказал не так и напугал ее. Или обидел. Вот уж чего не хотел.
Обычно он не был таким бестактным с женщинами. Ему нравились женщины, и большинство из тех, с кем он встречался, отвечали ему взаимностью, а с тех пор, как он сделался знаменитостью, даже боготворили его. Ник был веселый и добродушный, склонный к легкому флирту, оставлявшему возможность для безболезненного отступления. Он избегал любой серьезной связи со времени развода, но если женщина привлекала его и желание было взаимным...
Да, он считал Рей Паскел очень привлекательной. Но желание?.. Маккензи взглянул на женщину рядом. Она сидела прямо, губы плотно и неодобрительно сжаты.
Что он сказал? "Я наделялся оказаться полезным". Самое смешное, что именно это он и имел в виду. Но, вероятно, она не так поняла его слова. По крайней мере не совсем так. В любом случае ему следовало бы добавить "потому что я хочу быть частью жизни моего сына".
Всю дорогу Ник размышлял о том, как сформулировать свою мысль.
- Я заказал столик в "Рондо". Ребята из гольф-клуба сказали, что это по дороге между офисом в Сакраменто и Данзби и там в будни довольно спокойно. Ничего не имеете против?
- Чудесно, - ответила Рей без энтузиазма. Еще один быстрый взгляд. Она была не только обижена, но и измучена - видно по лицу. Но, несмотря на усталость, ее поза оставалась напряженной, она сидела прямо, высоко вскинув голову, готовая к бою. Рей была начеку, и не только из-за его неудачного замечания; он был в этом уверен. О чем они говорят на этих заседаниях на высоком уровне? И разве эта женщина не умеет расслабляться? На минуту его собственные проблемы отошли на задний план. До сих пор он видел Рей только серьезной. Неужели она никуда не ходит, чтобы просто развлечься?
Не будь дураком. Такая женщина, вероятно, не страдает от отсутствия поклонников. Или у нее есть постоянный друг? Что, черт побери, он о ней знает? Они познакомились лишь два дня назад.
- Следующий поворот, - подсказала Рей. В ресторане было тихо, безлюдно. Их сразу же посадили, официант принес вино и принял заказ. Ник посмотрел на Рей, все еще не зная, как заговорить с ней. Откровенно, решил он.
- Я не кривил душой, когда говорил, что разочарован тем, что вы такая самостоятельная.
- О? - снова удивилась она.
- Я чувствую себя виноватым: собираюсь взвалить на вас свою проблему, а сам, похоже, ничего не могу сделать для вас.
- У вас проблема? Он кивнул.
- Кевин.
Рей поставила бокал, удивленная и немного встревоженная. Затем дотронулась до его руки.
- Мистер Маккензи, я уверяю вас...
- Ник.
- Ник. Я уверяю, что все, связанное с Кевином, касается и меня. Пока он со мной, я чувствую ответственность за него.
Да, это так, подумал он, наблюдая за ней. Отдает всю себя, чем бы ни занималась.
- Поэтому расскажите мне все без утайки. - Она озадаченно сморщила лоб. Кевин производит впечатление совершенно здорового, нормального, счастливого мальчика.
- Да, с ним все в порядке, - вздохнул Ник. - Проблема на самом деле моя. Я не могу решить ее вот уже двенадцать лет.
- О?
- Мой сын ненавидит меня. - Ему нелегко было признать это вслух, хотя Ник знал, что это правда.
Но он никак не был готов к тому шоку, который ясно отразился на ее лице.
- Не говорите так! Это не правда.
- Он упоминал обо мне когда-нибудь раньше, до того, как я приехал в больницу?
- Нет, но...
- Вот видите!
Медленно Рей покачала головой.
- И, думаю, вы уже заметили, что он избегает меня и старается со мной не говорить.
- Ну... - Она прикусила нижнюю губу ровными белыми зубами, как будто не хотела признать правильность того, что он сказал.
- Понимаете?
Когда официант принес заказ, оба облегченно замолчали.
Она принялась за салат, затем взглянула на него.
- Не слишком ли сильно называть это ненавистью?
- Может быть. Скажем проще: он меня не выносит.
- А по какой причине? - спросила она и дут же Поправилась:
- То есть он ведь наверняка считает, у него есть для этого основания?
Ник улыбнулся, оценив ее тактичность. - Развод. Ему было всего четыре, но он, кажется, полагает, что я бросил его.
Рей прямо взглянула на него. Обвиняя?
- А это не так?
- Нет. Я бросил жену.
- Разве это не одно и то же?
- Не совсем. Как говаривал мой дед, неудачный брак подобен неизлечимой болезни. Когда я понял, что ничего нельзя исправить, я ушел.
И это не имело никакого отношения к измене Джан с Фрейзером.
- Понимаю.
- Но я не бросал своего сына, - сказал он, уязвленный ее недоверием. - Моя бывшая жена, Джан... ну, строптивая, что ли. Она пытается изо всех сил отдалить от меня сына. И не потому, что очень заботится о Кевине, а, скорее, чтобы отомстить мне. Развод был... не из мирных.
- Ожесточенной битвой?
- Чрезвычайно.
Враждебность не прошла даже после того, как она в конце концов женила Фрейзера на себе. Она сумела внушить эту враждебность и сыну. Яд, которым она отравила мальчика, вероятно, был более убийственным, чем мое вынужденное отсутствие, думал Ник.
Рей сделала глоток вина.
- Все же, будучи отцом Кевина, вы имеете некоторые права. Проводить с ним какое-то время, например.
- О, разумеется. Летние месяцы и некоторые праздники. Но в этом-то вся проблема. По крайней мере была.
- О?
- Именно в это время у меня начинается сезон. Обычно в Штатах. Поэтому Кевин проводит лето с моими родителями. У них небольшая молочная ферма в Шотландии.
- Понимаю. Но... - она сделала паузу, - сейчас, когда Кевин подрос, он мог бы сопровождать вас.
- Кевин ненавидит гольф. - Или меня. - А ферму любит. Из-за животных, думаю. Он часто сопровождает местного ветеринара, ну и, конечно, очень сблизился с дедом. У нас с отцом всегда были слишком разные интересы.
- Насколько я поняла, вы не любите ферму? Ник печально улыбнулся.
- Лучше сказать, я предпочитаю гольф;
Ник откинулся на спинку стула, пока официант убирал тарелку с нетронутым салатом, освобождая место для следующих блюд. Мыслями он возвратился на ферму, вспомнил дойку, заготовку сена, частые ссоры с отцом. Ник старался изо всех сил не навязываться Кевину. И, кажется, перестарался. Если бы он заставил сына сопровождать его в турах, может, тот... ну, если не полюбил, то хотя бы оценил его игру? Но разве справедливо лишать собственного отца сына, любимого и к тому же очень похожего на него?
- Странно, - пробормотала она.
- Что странно?
- Что парень, выросший на молочной ферме, стал профессиональным игроком в гольф. Ник засмеялся.
- Ничего странного. Гольф возник в Шотландии, да будет вам известно.
- Надо же! - удивилась Рей. - Я не знала.
- Мы живем неподалеку от знаменитого поля Святого Эндруза. Мой дед был заядлым игроком в гольф, и я таскался за ним с пятилетнего возраста. Разумеется, я должен был стать фермером. Но мне посчастливилось играть за команду в сельскохозяйственном колледже. В первый же год я познакомился с Джоном Спанглером и распрощался с учебой и фермой.
- Кто такой Джон Спанглер?
- Его уже нет в живых, к сожалению. Он основал "Спанглер спортинг эквипмент", с главным офисом в Лондоне. Джон спонсировал меня на первых порах, а сейчас его компания занимается моими клубами, кроме всего прочего. Это было хорошим предприятием. - Ник глубоко вздохнул и отрезал кусок бифштекса. - Союз с его дочерью оказался не столь удачным.
- Вашей женой? Он кивнул.
Рей молча отломила кусочек булки и намазала его маслом. Затем взглянула на Ника.
- Вы попросили меня о помощи, мистер Маккен... Ник. Но я никак не соображу, чем могу помочь.
- Неужели вы не понимаете, что означает пребывание моего сына в Штатах в течение целого года? Не в Англии с его матерью. Не на ферме. А здесь, рядом со мной, где я могу поддерживать с ним тесную связь. Она кивнула.
- К тому же он поселился у вдовы, у которой два собственных сына. Которой может понадобиться любая помощь - починить водопровод, подстричь газон... - Он запнулся. - Можно играть с мальчишками, водить их в "Макдоналдс"... давать им уроки гольфа, - добавил он, усмехнувшись. - Все что угодно. Стать им чем-то вроде отца, понимаете?
Сказав это. Ник подумал, что, может, кто-нибудь уже выполняет эту роль.
- Осторожно! - засмеялась Рей. - Я уже составляю список - раковина в спальне мальчиков протекает, сломался опрыскиватель...
- Все что угодно! Если вы позволите стать членом вашей семьи.
Он действительно выгладит обнадеженным, подумала она. И взволнованным.
- Звучит заманчиво. Но серьезно: как это поможет вашим отношениям с Кевином?
- Даст мне шанс. Повод находиться рядом с ним. Возможно, нам нужно лишь немного времени. Я прекрасно лажу с ребятами.
- В этом я уже убедилась, - подтвердила Рей, вспоминая день рождения Джо. И улыбнулась ему ободряющей улыбкой. - Хорошо. Можно попытаться. А как часто вы планируете бывать в Данзби?
- Я устраиваю здесь свой офис. Уже веду переговоры с загородным клубом "Дель-Рио".
- О Боже!
Она была удивлена. Даже ошеломлена. Не так-то легко заиметь резиденцию в относительно новом и элитном клубе. Но, вероятно, знаменитому игроку в гольф пойдут навстречу.
- Лужайки там великолепны. Можно тренироваться. И я, конечно, запишу мальчишек. Плавание, теннис - все доступно.
- Судя по всему, эта сделка более выгодна мне.
- Вы не представляете, как много для меня это значит. Правду сказать, в начале нашей встречи я чувствовал вину за то, что собрался докучать вам своими прожектами. Вы выглядели очень усталой.
- Я и была усталой, - призналась она. - И все еще чувствую головную боль, которая мучила меня весь день. Но мне уже полегчало. Не знаю, чему приписать или этому изысканному ужину, который я не готовила, - улыбнувшись, она показала на свою тарелку, - или вину, или вашим прожектам, - но я чувствую себя менее напряженной. Спасибо.
- К вам, вероятно, предъявляют слишком много требований, - сочувственно произнес он. - Все эти высшие финансовые круги.
- Вы о банке? - Она чуть не рассмеялась.
Трудности на службе - цветочки по сравнению с детьми, от которых сплошные волнения, особенно от Грега. Как этот парень собирается поступать в колледж?
- О, сейчас идет слияние банков, естественно, возникли некоторые проблемы, - объяснила она, пожимая плечами, - но это не важно.
- Надеюсь, у вас достаточно протекающих кранов и сломанных опрыскивателей, - сказал Ник, смеясь. - И было бы лучше, если вместо двух спокойных, воспитанных мальчиков, к которым я собираюсь пристроиться, у вас была бы парочка балбесов, нуждающихся в мужском влиянии.
- Насчет этого не беспокойтесь, - рассмеялась Рей. - Как у вас дела с биологией?
- Ну, это зависит от...
Ник хотел отпустить вольную шутку, но тотчас остановился. С Рей так нельзя - он уже понял это. Он выпрямился с учтивой улыбкой.
- Кевин показывает в биологии блистательные успехи. Отец говорит, что он даже ассистировал ветеринару на операции и при отеле.
Она хмыкнула.
- Не нужно говорить мне, какой умный мальчик Кевин! Я уже объясняла, почему согласилась принять его. Но вы были правы! Невозможно смешать воду с маслом.
Ник усмехнулся.
- Не занимаются вместе?
- Грег вообще перестал заниматься. Сегодня утром звонили из школы насчет биологии, а завтра, надо полагать, позвонят из-за плохих отметок по другому предмету. - Рей нахмурилась. - Позор, да и только. Меня так и подмывает показать его учителям дневник Джо. Там сплошные пятерки и четверки, пусть увидят, что я не такая уж плохая мать. Не моя вина, если...
Рей замолчала, увидев, что Ник покатывается со смеху, но, сообразив, как комично звучат ее слова, тоже рассмеялась. Все же...
- Это не смешно, - выдавила она.
- Знаю, знаю. - Он дотронулся до ее руки. - Но это в самом деле не ваша вина. Начинаю подозревать, что вы слишком строги к себе, и к Грегу тоже. Может, он и ленив немного, но производит впечатление чудесного парня.
- Да, он славный, - согласилась она. - В других отношениях он не причиняет никакого беспокойства. Если бы только он уделял учебе хотя бы половину того времени, что футболу. Тренер говорит, что такого способного игрока у него еще не было, но я подумываю о том, чтобы запретить ему играть... если он не исправится.
- Не делайте этого, - серьезно запротестовал Ник. - Ему нужна дисциплина, физические упражнения, должен же он хоть в чем-то преуспевать.
- Может, вы правы. Но без взбучки Грег в учебники не заглядывает, хотя он вовсе не глупый. Посмотрели бы вы на его работу по истории.
- Правда?
- Грег написал ее за полдня. Однажды утром ему нужно было идти на прием к стоматологу, и он отпросился у меня в университетскую библиотеку. Работу надо было сдать на следующий день, и мне пришлось вечером печатать ее. Но она была хорошей! Действительно хорошей! - Рей воспряла духом, стоило ей вспомнить об этом. - Он составил библиографию и сделал несколько ссылок. Но прочитать, понять, изложить всю информацию в хорошей форме... - Она смущенно посмотрела на него. - Теперь я хвастаюсь!
- Ничего страшного. Вы подсказали мне идею.
- Какую?
- Вы пытались привлечь Кевина?
- Зачем, чтобы помочь Грегу? Я об этом думала, но не...
- Попросите Кевина обратиться за помощью к Грегу.
- Для чего?
- Вы только что сказали, что Грег прекрасно пишет.
- А Кевин хуже?
Ник потер подбородок и подмигнул ей.
- Как говаривал мой дед, умному человеку полезно иногда прикинуться глупцом.
- Ваш дед, похоже, был полон поговорок.
- Да. И попадал в цель так же метко, как загонял мячи в лунки.
- Он тоже профессионально играл в гольф?
- А кто, думаете, научил меня? Но вернемся к нашим делам. Так вот, подростки часто отказываются от помощи взрослых. Но если один просит другого помочь, к тому же в обмен на помощь в другой области, это воспринимается совсем иначе.
- Вы хотите сказать, что попросите об этом Кевина?
- Нет, об этом попросите вы. Вы сумели сблизиться с ним за две недели, а мне не удалось сделать это за многие годы, - печально сказал Ник.
- Дело поправимое, - уверенно произнесла Рей, твердо решившая помочь ему.
Это был самый странный вечер, который она когда-либо проводила с мужчиной. По дороге домой они говорили только о своих детях - делясь мыслями и наблюдениями. Тем не менее давно уже она не чувствовала себя такой отдохнувшей.
- Спасибо за очень приятный вечер, - сказала Рей, когда Ник открыл ей дверь и прошел следом в тускло освещенную прихожую.
В доме было тихо и темно. Она не ожидала, что уже так поздно. Все же ей не хотелось, чтобы он уходил;
- Может, что-нибудь выпьете? Бренди? Кофе?
- Нет, у вас был слишком длинный день. И, судя по тому, что вы рассказали, таким же будет следующий. А мне надо успеть на самолет.
Но он не двигался, а продолжал пристально смотреть на нее.
- Да, правда, - почувствовав неловкость, сказала Рей. - Еще одна поездка? Желаю удачи.
- Удача меня уже посетила. Сегодня вечером. Вы даже не представляете, как много значит для меня наше соглашение. Мы окончательно договорились?
- Да, конечно, - ответила она, улыбаясь и протягивая руку.
Ник взял ее за руку, но лишь для того, чтобы притянуть ближе, и, наклонившись, поцеловал ее в губы. Это был легкий, дружеский поцелуй, но такой нежный, такой теплый, что она вся затрепетала. У нее появилось глупое желание обнять его за шею, прижаться головой к его плечу и...
- Спасибо, Рей Паскел. Буду звонить. Спокойной ночи. - Ник нежно провел пальцем по ее щеке, затем быстро повернулся и ушел.
Глава 5
Рей мчалась вверх по ступенькам, чувствуя себя счастливой, беззаботной и немного легкомысленной. Надо полагать, от вина. Но обычно от вина ее клонило в сон. А сейчас, напротив, она была возбуждена и в приподнятом настроении. Значит, не от вина, подумала она, нервно засмеявшись.
Это был, безусловно, необычный вечер, хотя сравнивать ей, собственно говоря, было не с чем. Да и разговаривали они в основном о детях. Ник Маккензи пригласил ее на ужин не ради флирта, подумала Рей, сбрасывая туфли. Хотя именно такое впечатление произвел на нее поначалу его замысел оказаться полезным. Нет, это не уловка. Ник действительно пытается отыскать хоть какую-то лазейку к своему сыну.
Она сняла блузку и костюм, автоматически вещая их в шкаф. Только бы не заартачились мальчишки. Да, Ник Маккензи решил вклиниться в их семью, ему это просто необходимо. Что ж, она не против. Он хочет Кевину добра, хочет сблизиться с ним. Рей не сомневалась в его искренности. Она вспомнила, с каким отчаянием он произнес: "Мой сын ненавидит меня". Она и сама заметила натянутость между ними, но от нее не ускользнула та мимолетная вспышка счастливого удивления, когда Кевин неожиданно увидел своего отца в больнице. И разве Ник не отказался от крупного турнира, как только узнал, что нужен сыну? Разве он не разыскал среди ночи собаку, о которой беспокоился Кевин? А сейчас он переезжает в Данзби только для того, чтобы быть рядом с ним. Без сомнения, была в их отношениях натянутость. Но не равнодушие. Она сделает все возможное, чтобы сблизить их.
Рей надела ночную рубашку, размышляя о том, что хотя только намекнула Нику на свои проблемы, но все равно его участие облегчило ей душу. От присутствия заинтересованного человека, который предлагал поддержку и советы, она почувствовала себя... так, как будто была не одинока.
Она лежала в постели, все еще без сна, мысли разбегались, останавливались на сладком запахе вина, смешанном с ароматом лосьона после бритья. Она вновь ощутила нежное прикосновение его губ, наслаждаясь чувством ожидания. Словно должно было случиться нечто прекрасное. Давно уже Рей не испытывала подобных чувств. Со времени...
Она резко села в постели. Со времени первого свидания с Томом!
Господи, тогда она была вне себя от счастья. Ей льстило, что красивый и пользующийся успехом студент старшего курса пригласил ее на свидание. Даже сейчас она помнила волшебное чувство радостного ожидания. Эйфория длилась ровно три года. А потом наступил кошмар, хотя она упорно цеплялась за разбитую мечту.
Рей легла на спину, пытаясь вспомнить слова Ника Маккензи о своем браке. Что-то о неизлечимой болезни. Но одно было ясно: ушел он. Он сам это сказал. Неужели оставил жену такой же разбитой и несчастной, какой была Рей? А сам к тому времени был уже богат и знаменит? Избалован вниманием других женщин, как Том?
О Боже, какое ей до этого дело? Ее единственной заботой был его сын, который ему небезразличен. Он надеялся наладить отношения с ним и попросил ее о помощи. И все! Кроме того, на Ника Маккензи женщины, вероятно, просто вешаются, а она не собирается стать одной из них! Ей понадобилось девять лет, чтобы наладить свою жизнь, сосредоточившись на сыновьях и работе. У нее не было намерения все испортить. А отношения с таким мужчиной, как Ник Маккензи, таили в себе немалую опасность. У нее уже был горький опыт, ей известно, чего можно ждать от такого человека.
Рей пару раз взбила подушку, повернулась на бок и попыталась заснуть.
Ей удалось застать Кевина одного на следующий день вечером - Грег был на тренировке по футболу. Он охотно согласился помочь разобрать одежду, которую она вынимала из сушки, но, когда Рей предложила биолого-литературный обмен, улыбнулся папиной кривой усмешкой.
- Я не умею притворяться. У меня пятерка по литературе, и Грег знает об этом.
- Ну тебя, Кевин, - засмеялась Рей. - Почему ты такой положительный?
- Не совсем. У меня проблемы с алгеброй, - признался мальчик, вздохнув. И об этом тоже известно Грегу.
- О... - нерешительно произнесла она. - Дело в том, что с алгеброй у Грега не всегда гладко. Он, как неваляшка, то встает, то падает: в одном месяце "отлично", в другом "неуд". - Все же, подумала Рей, скручивая пару носков, его успехи зависят от усердия, и если почаще тыкать его носом в учебники... Послушай, Кевин, а как насчет честного обмена?
- Что? - Он, казалось, выглядел озадаченным. - Честного обмена? Каким образом?
- Ты помогаешь ему по биологии, а он в свою очередь - тебе с алгеброй. Понимаешь? Кевин неуверенно пожал плечами.
- Хорошо, но у Грега дела не лучше, чем...
- Знаю, знаю, - согласилась она. - Но я не думаю, что он признается в этом, если ты попросишь его помочь. Пожалуйста, Кевин. Ведь должно же что-нибудь подействовать на него.
- Хорошо. Я... мы попробуем. По биологии точно смогу помочь. Мы работаем парами в лаборатории, и я попрошу миссис Моррис посадить меня с Гретом.
- Знаешь что, Кевин, - сказала Рей, с улыбкой протягивая пару нижнего белья. - Я рада, что ты живешь с нами.
- Я тоже, - робко сказал он. - Это отнести в комнату Джо?
- Но не на кровать. В шкаф, пожалуйста. Когда спустя два дня она услышала, как Кевин и Грег спорят, нет, обсуждают уравнения, Рей с трудом в это поверила.
- Нет, старина, нужно вот так... понимаешь? Бойцовский характер Грега не замедлил проявиться. Наконец-то! А неделю спустя, позвонив в школу, она узнала, что дела с биологией начинают поправляться. Молодец Кевин! Рей позвонила матери в Орегон.
- Ты была не права, мама. Решение принять у себя иностранного студента по обмену оказалось весьма мудрым!
Она не стала упоминать об отце студента и не призналась, даже себе, что ждет его звонка.
Ник позвонил в тот день, когда вернулся из Южной Каролины, и от его голоса у нее почему-то перехватило дыхание.
- Рад, что застал вас. Я подумал, может, вы с ребятами пообедаете сегодня со мной в клубе?
- Прямо сегодня? - спросила она, смущаясь под заинтересованным взглядом Коры.
Кора тоже узнала голос и перекинулась с Ником парой слов, перед тем как передать трубку.
- Это так спешно?
- Да, спешно. Я хочу, чтобы вы с ребятами осмотрели мой дом. Вы не против?
Рей мысленно пробежалась по расписанию мальчишек.
- Пожалуй, можно и сегодня. Только мне придется заехать за Джо, у него футбол. А как с... то есть какая форма одежды?
- Шорты и сандалии нежелательны. Свитера подойдут.
- Хорошо. Мы встретим вас...
- Я заеду. В начале седьмого. Подойдет?
- Чудесно. - Она повесила трубку, не глядя на своего секретаря.
Но от Коры не так-то легко было отделаться.
- Еще одно свидание с красавцем мистером Гольф?
- Это не свидание. Ник звонил насчет мальчиков. Он хочет, чтобы они посмотрели, как он устроился.
- Как устроился? - Глаза Коры округлились. - Он что, собрался здесь обосноваться надолго? Значит, точно он решил завести с тобой роман.
- О чем ты говоришь? Какой роман? Он просто хочет быть рядом с сыном, пока тот здесь.
- Тогда почему, позвольте вас спросить, он не звонит сыну? И не на своего сына он пялился на днях, когда...
- Слушай, давай не будем об этом. - Рей схватила сумку и направилась к выходу. - Не затруднит ли тебя привести в порядок дела? Мне нужно забрать Джо.
- Конечно, - фыркнула Кора. - Я так рада, что ты наконец ходишь на свидания.
- Я же сказала, это не свидание. Это просто... да какая разница. - Рей вздохнула, бросив взгляд на .усмехающуюся Кору.
- Здесь неплохо, - сказал Ник, когда массивные железные ворота закрылись позади них и машина двинулась по парку клуба "Дель-Рио".
- Кроме площадки для гольфа, есть несколько теннисных кортов, бассейн олимпийского размера, закрытые спортивные залы.
- А баскетбольная площадка? - спросил Грет, нетерпеливо выглядывая из окна. - Не знаю, но выясню.
Ник припарковал машину и провел их к ресторану. В огромном зале царила атмосфера веселья и дружелюбия, приглушенные голоса то раздавались, то затихали. Здесь, наверное, полно завсегдатаев, подумала Рей. Сквозь большие окна, от пола до потолка, открывался вид на широкую освещенную террасу, где несколько гурманов храбро встречали рано наступающий вечер.
- А мы не можем поужинать там? - спросил Джо, его звонкий голосок забавно прозвучал в зале, поднявшись над звоном фарфора и Серебра.
- Нет, - прошептала Рей. - Хоть я и уроженка Калифорнии, но знаю, когда выходить на улицу.
- После ужина я покажу вам свой дом, - предложил Ник, когда Рей наконец убедила Джо не заказывать гамбургеры.
- Твой дом? - спросил Кевин, явно удивленный.
Это были первые слова, произнесенные им, с тех пор как Ник заехал за ними. Рей невольно вспомнила замечание Коры: "Тогда почему он не звонит сыну?"
- Я купил здесь дом, - ответил Ник. - С прекрасной площадкой для гольфа. Буду жить здесь между соревнованиями.
- О, - тихо произнес Кевин.
Ник сказал, что достал гостевые карточки для ребят, поэтому они могут в любое время приходить сюда и пользоваться спортивными сооружениями.
- Вот здорово! - воскликнул Грег. - Вы в теннис играете, Ник?
- Не очень хорошо, - признался тот, широко улыбнувшись. - Но не надейся легко меня обыграть. А как насчет нескольких уроков гольфа?
- О, это серьезно? - просиял Грег. - Здорово!
- А я? - спросил Джо.
От слов Грега "ты еще мал" лицо Джо скисло. Но наполнилось радостью, как только Ник возразил, что сам он был еще меньше, когда начал играть.
На протяжении всего ужина ее сыновья донимали его вопросами о гольфе и спортивных сооружениях на территории клуба, и Ник с готовностью отвечал на них, оставаясь безразличным, а скорее, как подумалось Рей, притворяясь безразличным к отсутствию энтузиазма у Кевина.
Высокие дубы бросали тень на территорию, где, кроме домов, располагалась площадка для гольфа с сочной травой. Дорожки из гравия, обсаженные деревьями, тянулись вдоль особняков и небольших домиков и придавали месту уютный деревенский вид. Рей удивилась, когда Ник подвел их к одному из двухэтажных особняков. За исключением маленькой комнатушки и средних размеров кухни, первый этаж представлял собой огромную гостиную и столовую.
- Чудесно, - выдохнула Рей, рассматривая внушительных размеров камин и удобную симпатичную мебель в бежево-коричневых тонах.
Она удивилась, как ему удалось обставить дом так быстро.
- Я купил дом вместе с мебелью, - объяснил он, как будто читая ее мысли.
- Понятно, - задумчиво произнесла она. Прекрасно, если есть такая возможность; это, безусловно, облегчает принятие решений.
- Эй, мам! - крикнул Грег. - Иди посмотри. Камин в спальне! Здорово!
- Эй, мам, как красиво, да? - услышала она голос Джо, который выглядывал с балкона второго этажа, расположенного над жилой комнатой.
- Да, но не облокачивайся на балюстраду, - предупредила она, затем взглянула на Ника. - Боюсь, моих мальчишек не остановить.
- Оставьте их. Пошли наверх. Я хочу показать остальные комнаты до того, как перееду и переверну здесь все вверх дном.
Три спальни и две ванные комнаты были также прекрасно обставлены. Это не было берлогой холостяка, а явно предназначалось для семьи. Ник затратил много сил и средств, подумала Рей, и ее огорчало, что единственный, кто остался равнодушным к его дому, был Кевин.
- Теперь мы заберем Расти? - спросил Джо, когда они уходили.
- Расти? - переспросил Маккензи.
- Пса. Мы его так назвали. Потому что он неухоженный. Кевин говорит, что пес поправляется. Он проведывает его, когда ходит на работу, но меня брал с собой только раз, и Расти не успел меня хорошенько узнать. Но он бы привык ко мне, если бы жил дома. Ведь его уже можно взять?
- Думаю, лучше спросить специалиста, - сказал Ник, глядя на Кевина. - Как ты думаешь?
Мальчик покраснел и быстро ответил:
- Он хорошо себя чувствует. Даже немного прыгает. Я выгуливал его пару раз.
- Вот. Он почти выздоровел. Разве нельзя взять его домой? - спросил Джо.
- Ну, я... я не знаю. - Ник бросил взгляд на Рей.
Она покорно пожала плечами.
- Конечно. У меня полно места. Я заберу его завтра и... - усмехнулся Ник.
- Нет! - закричал Джо. - Мы хотим взять его к себе, ведь так, Грег? Можно, мам?
- Да, ма, - вставил Грег. - Мы будем за ним ухаживать.
Кевин умоляюще взглянул на нее.
- Папа так часто бывает в отъезде. А Расти сейчас нужен уход. Мы... я буду присматривать за ним, он не будет в тягость.
Ее и огорчила и обрадовала солидарность мальчишек в этом вопросе, тайком уже решивших будущее собаки. Ей не докучали разрозненными мольбами, а. подвергли ее дружной атаке. Рей с улыбкой сдалась. Как можно не принять в дом многострадального Расти, даже если это простая дворняжка, а не породистая клубная, какой была Таффи?
На следующий день Расти стал членом семьи Паскел. А Кевин и впрямь настоящий ветеринар, решила Рей, наблюдая за тем, как тот ухаживает за выздоравливающим псом. Даже неуемный Джо был ласков с собакой, усердно выполняя инструкции Кевина. Расти не только лечили и кормили, но и холили купали и ежедневно расчесывали до тех пор, пока его свалявшаяся шерсть не стала гладкой и блестящей, подобно отшлифованной монете. К тому времени, когда зажили его лапы, он стал всеобщим любимцем. Пес был таким неприхотливым, таким отзывчивым на малейшую ласку, что его любили куда сильнее, чем надменную обладательницу призов Таффи.
И еще кое-кто стал членом семьи Паскел. Ник. Как было условленно, он приходил каждый раз, как только оказывался в городе. Ее сыновья свыклись с его присутствием.
- Привет, Ник, ты придешь сегодня на мою игру?
- Так держать биту?
- Эй, смотри!
Когда Рей поручала ему работу по дому, мальчишки помогали ему, незаметно вовлеченные в дело просьбами Ника: "Подай мне тот болт, Джо, и посвети здесь. Нужен изогнутый гаечный ключ, Грег, - видишь, как легко он подходит?" Ребята учились ремонтировать вещи. И им нравилось это! Может, из-за веселой, шутливой манеры Ника. Они даже взялись за исполнение работ, которых она им еще не поручала...
Однако Кевин, всегда работавший вместе с ними, оставался каким-то безразличным. Странно, думала Рей, мальчик, который так легко вошел в их семью, становится отчужденным, стоит в доме появиться отцу. Рей также заметила, что Ник был слишком осторожен в отношениях с Кевином, никогда не ругал мальчика, как это делал с ее сыновьями: "Черт, Грег, ты довел машину матери до такого состояния? Принеси пылесос, Джо, а ты повесь шланг, Грег!" Когда Ника не было, Рей скучала по нему, прислушивалась, в надежде услышать мелодию, которую он насвистывал, или его добродушное "Как дела?". Потому что, уверяла она себя, он так хорошо ладит с ее сыновьями.
И вот в один субботний день в начале октября, когда Кевин уехал с Гретом на игру за город, а Джо ушел в поход в составе младшей группы бойскаутов, она была в передней части двора с Расти и сгребала листья в кучи, смеясь над псом, который бросался в каждый вновь собранный холм, прыгая и катаясь в листьях. Рей любила пору бабьего лета - терпкий запах сырой земли, легкий, словно затаившийся в воздухе холодок. От работы ее оторвал шум подъехавшей машины. Рей подняла глаза как раз в тот момент, когда Ник захлопнул дверцу и направился к ней.
- Как дела? - остановился он, чтобы погладить залившегося радостным лаем Расти. - Почему ты этим занимаешься? Где ребята? Она рассказала ему.
- Я думала, ты во Флориде.
- Вернулся сегодня утром. Итак, все тебя покинули?
- О, я не против. Такое случается столь редко, что мне это даже нравится.
- Так. Но раз я здесь, ты можешь передохнуть, - произнес он, протягивая руку к граблям.
- Нет, - засмеялась она, не отпуская грабли. - Если хочешь, возьми грабли в гараже. Сгребание листьев - мое самое любимое занятие... Как успехи? спросила Рей, когда Ник вернулся и принялся грести рядом с ней. - Ты победил?
- Да. Но беседовать не обязательно: я не хочу нарушать твоего одиночества.
- Что? Глупости. Честно говоря, это занятие нравится мне, потому что с ним связаны самые счастливые минуты моей жизни; Когда-то я сгребала листья вместе с одним человеком, - мечтательно произнесла она, вспомнив то, как резвилась на кучах с листьями с позволения отца.
Ник бросил на нее быстрый взгляд.
- С мужем?
- С Томом? О нет! Его даже представить трудно с граблями в руках. Опавшие листья могли бы испачкать его любимые брюки от "Братьев Брукс". - Как и случилось со слаксами кремового цвета Ника, виновато подумала она.
- А я считал... Разве вы не здесь жили с мужем, до того как он...
- Нет. Не здесь. Мы были женаты всего шесть лет, и Том только начал вставать на ноги. Нам не по карману был такой огромный дом. Здесь жили мои родители. Здесь я выросла.
- Понятно.
- Я сюда вернулась после смерти мужа, - закончила она, почувствовав стыд. Неудавшаяся жена. А затем бедствующая вдова.
- Вполне разумно, - вставил Ник. - Одна с двумя маленькими детьми. Что тебе еще оставалось делать?
Мало-помалу, пока они работали, он вытянул из нее все. Как она вернулась в колледж, пока ее мать заботилась о мальчиках. О своей первой должности кассира банка. Он смеялся над ее воспоминаниями о тех забавных препятствиях, которые ей пришлось преодолеть, взбираясь по служебной лестнице в бизнесе, которым заправляют главным образом мужчины. Ник покачал головой.
- Снимаю перед тобой шляпу. В этом я полный профан, даже счет закрыть не умею.
Рей рассказала ему о смерти отца три года назад, о том ударе, который они все пережили. А спустя два года мать вышла замуж снова...
- И теперь ты со всем справляешься своими силами. Ухитряешься содержать дом, заботишься о мальчишках, которых стало трое, ходишь на службу, которая свела бы меня с ума. При этом выглядишь как сама Мисс Америка. - Очень любезно с твоей стороны. Рей улыбнулась. Она не упомянула о физических упражнениях, о регулярных посещениях салона красоты, о своем намерении выглядеть не хуже тех женщин, на которых заглядывался Том.
- За комплимент и за проделанную работу, - она глянула на собранные листья, - я угощу тебя особенно вкусным обедом.
- Нет, не надо. Давай куда-нибудь пойдем. Надевай бальные туфли. Я вернусь за тобой через час.
Неудивительно, что мальчишки без ума от него, подумала Рей, вставая под душ. С Ником Маккензи чувствуешь себя на высоте, и с ним так... так хорошо быть рядом.
Он привез ее в "Капри", элитный клуб на реке, с изысканной кухней и хорошими винами. И снова Рей была в отличной форме, вино отнюдь не вгоняло ее в сон. На этот раз они не говорили о детях. Он немного рассказал ей о Шотландии и своей жизни на молочной ферме, летом изнывающей от зноя, а зимой от холода. О вечных спорах с отцом-шотландцем, не способным уразуметь, как это можно почтенную фермерскую работу променять на игру, да еще на такую дурацкую - мяч надо загнать в чертовски маленькую лунку. Сейчас отцу стало на~ много легче - ферму модернизировали, провели электричество, наняли помощников. Он не упомянул, что ферму модернизировали на средства, полученные от игры. Заметил только, что физический труд, к которому он сызмала привык, натренировал ему руку для игры в гольф.
Маленький ансамбль играл чудесную музыку, и можно было потанцевать. Рей так давно этим не занималась, что боялась опозориться. Но все вспомнилось румба, ча-ча-ча, танго. Пышная юбка ее красного шифонового платья кружилась вокруг в такт грациозным движениям, а красные босоножки слегка постукивали, следуя за шагом Ника.
- Ты скрыл от меня, что вдобавок ко всем прочим талантам ты еще и профессиональный танцор, - подтрунивала она.
- Я скрыл от тебя, что моя мать ирландка. Она танцует с такой же страстью, с какой отец работает. Пожалуй, это удовольствие похоже на то, которое ты получаешь, сгребая листья?
- Пожалуй, - засмеялась она.
И снова Рей не хотелось, чтобы он уходил, когда они приехали домой. На этот раз Ник принял приглашение что-нибудь выпить. Он снял пиджак, ослабил галстук, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. Она сбросила босоножки, села на диван, подогнув под себя ноги, и сделала глоток коньяка.
- Я никогда не пью коньяк, - пробормотала она, морща нос и пытаясь решить, нравится ли он ей.
- Похоже, есть некоторые вещи, которых ты никогда не делаешь, - заметил Ник, вытягивая перед собой длинные ноги. - Ты как маленькие эльфы или гномики, о которых рассказывала мне мать.
- То есть? Чем они занимаются?
- Работают, работают и работают.
- Звучит очень скучно.
- Не совсем. Работа им в радость, они любят смеяться и обладают магическими силами. Тех, кто им угодит, щедро награждают.
Рей улыбнулась.
- Твоя мать правда рассказывала о них?
- Очень часто. Знала бы ты, как я старался угодить им! - Он сделал маленький глоток, поставил рюмку на стол и придвинулся ближе. - Я угодил тебе сегодня, мой маленький гномик? Тебе было весело?
Она спустила ноги и задумалась над вопросом.
- Дай подумать. Мое любимое время года, любимое время суток, превосходный ужин и... танцы. Да, мне было весело.
- Мне тоже.
Взяв рюмку у Рей и ставя ее на стол, он нагнулся поцеловать ее. Это был нежный поцелуй, его губы едва касались ее, но, подобно магниту, он притягивал ее все ближе, окутывая восхитительной истомой желания. Невольно она обняла его - и потеряла чувство времени и пространства. Долгие минуты Рей отдавалась поцелую со страстным пылом, который, казалось, был погребен так давно. Ее пальцы нежно прикасались к его шее, губам и скользили по подбородку.
Она утопала в его нежных ласках, в настоящем блаженстве и впоследствии никак не могла вспомнить, что заставило ее прийти в чувство. Возможно, пронзившее ее желание, когда его пальцы, скользнув под тонкую лямку ее платья с большим декольте, нежно прикоснулись к соскам. Именно тогда Рей выпрямилась и отстранилась, буквально до смерти испугавшись. А отстранившись, она почувствовала себя совсем дурой. Она хотела этого и - позволила ему это.
- Я не могу... я не... Она не могла продолжать.
- Прости, Рей, ты очень соблазнительная женщина. Кажется, я... слишком увлекся.
Нет, это она увлеклась. Рей прикусила губу, пытаясь успокоиться, благодарная ему за то, что он взял вину на себя.
- Это... Мальчики... Я... я не хочу увлечься.
- Конечно, - сказал он, откинув назад прядь ее волос. - Понимаю. И хочу остаться с тобой в хороших отношениях. Посему мне лучше уйти. - Ник вышел в вестибюль, взял пиджак, затем вернулся и взглянул на нее. - Спасибо за чудесный день, мой маленький гномик.
Рей улыбнулась, но ничего не сказала. Минуту спустя она услышала звук закрывшейся за ним входной двери.
Глава 6
Как она могла подумать, что с Ником Маккензи хорошо быть рядом? Опасно вот подходящее слово. На протяжении девяти лет она тщательно избегала любых связей с мужчинами, но стоило, Нику раскрыть объятия, и она тут же бросилась в них. Изголодавшаяся по сексу вдова, жаждущая насыщения. Неудивительно, что он подумал... Рей покраснела при мысли о том, как потеряла над собой контроль, после чего стала изображать недотрогу. Она вспомнила его удивленное и разочарованное лицо.
Но Ник был джентльменом, следовало отдать ему должное. Он проявил больше самообладания, чем она. Если бы он настаивал и она согласилась - чего и хотела, - чем бы все закончилось? Разочарованием? Даже сейчас ее обжигали слова Тома. Слова, которые он бросил ей в ту ночь, когда она узнала о... Кто у него был тогда? Лиза Фицджералд.
- Неужели ты полагаешь, что приятно возвращаться домой к холодной маленькой женушке? У меня нет охоты заниматься любовью с ледышкой.
О, забудь об этом, строго повелела она себе, маневрируя по переполненному машинами шоссе утром в понедельник. Мысль о близости с мужчиной внушала ей страх. Рей сказала Нику Маккензи правду. В ее жизни для любви не осталось места, но ей самой не мешало бы об этом не забывать.
Как она позволила ему втереться в их жизнь? Впрочем, он вовсе не втирался, а действовал открыто, имея на то уважительную причину, подумала Рей, въезжая на стоянку. Поначалу дело казалось безнадежным, но теперь отношения между отцом и сыном слегка потеплели. По странному стечению обстоятельств причиной этому стал Расти, пес. Хорошо, что они были в соседней комнате, когда раздался кашель собаки, а потом пес начал задыхаться. Первым ринулся на подмогу Ник, но, когда Кевин закричал: "Дай я ему помогу, папа! Что-то застряло в него в горле!", он тотчас уступил ему это право. Кевин быстро и профессионально извлек куриную кость, которую Расти стащил из мусорного ведра, и Ник воскликнул: "Не знаю, что случилось бы, не окажись ты рядом, сынок!"
- Рада, что ты воспользовался своим собственным советом, - сказала Рей позже, когда они остались наедине.
- Каким советом?
- Что мудрецу полезно иногда прикинуться дурачком. - Ник все еще выглядел озадаченным, и она рассмеялась. - Думаю, ты очень умно сделал, уступив Кевину право извлечь кость.
- А, это.
Рей удивилась, увидев, как он покраснел.
- Да, это. Продолжай в том же духе. Он прямо-таки расцвел от твоей похвалы.
- Правда? Кевин действительно отлично справился!
- Да. - Она искоса глянула на Ника. - Но он вовсе не идеальный, к твоему сведению.
- О нет, конечно же, нет.
- И не такой уж хрупкий, как ты привык думать.
- Что ты хочешь сказать?
- Тебе не следует бояться прикрикнуть на него, как на Грега в тот день, когда он оставил твою клюшку под дождем.
- А! Но я опасаюсь создать такую ситуацию, какая была у нас с отцом. Мы только и делали, что ссорились...
- И ты стараешься, чтобы этого не случилось?
- Да.
- Ник, а почему бы тебе не обращаться с Кевином так же, как с Грегом и Джо? Он не сломается, наоборот, это наверняка сблизит вас. Позже Рей заметила, что он пытается следовать ее совету, и не без успеха. Ник входил в жизнь Кевина так же легко и естественно, как в жизнь ее сыновей... и ее. Он обладал... Как это определить? Обаянием. Да, он чрезвычайно обаятелен, думала она, закрывая дверцу машины и направляясь в офис.
Впрочем, дело не только в обаянии. Ник обладал упорством и чувством ответственности, которые умело передавал ее мальчишкам, занимаясь с ними хозяйственными делами или обучая игре в гольф. Ей нравилось это. Да, Рей была ему благодарна за дружбу, за помощь, за мужское влияние, которого так не хватало ее сыновьям. С какой стати все это разрушать?
Она вошла в лифт, улыбаясь и оживленно разговаривая с коллегами, а про себя прикидывая план предстоящей работы.
- Доброе утро, - бодро поздоровалась Кора. - Как прошли выходные?
- Прекрасно. Я люблю это время года. А как у тебя?
- Так себе. Фрэнка не было в городе. Ты виделась с мистером Гольф?
Рей, уже входя в свой кабинет, обернулась, насмешливо взглянув на секретаршу.
- Мы, дамы-начальницы, всегда становимся жертвами своих усердных помощниц. Они полагают, что имеют исключительное право совать нос в личную жизнь своего босса. Будь я мужчиной...
- Спокойно, спокойно, спокойно! - засмеялась Кора. - Единственное, о чем я спросила, виделась ли ты с определенным лицом. А что касается сования носа... Тебе следовало бы послушать, как пытала барракуда своего босса, хотя он вовсе не является дамой и слишком настойчиво интересуется тобой.
- Да? - равнодушно спросила Рей, входя в кабинет.
Кора прошла следом с пачкой корреспонденции.
- Он успел позвонить уже два раза. Сегодня ты немного опоздала, позволь заметить. Интересовался, когда придешь и какие у тебя на сегодня планы. Зазвонил телефон, и Кора взяла трубку. - Кабинет миссис Паскел... О да, мистер Бауэрз, она только что вошла. - ^ Она передала трубку Рей, подняв бровь с выражением что-я-тебе-говорила, и, положив почту на стол, вернулась в приемную.
- Утром был срочный звонок из Лос-Анджелеса, - объявил Харрисон Бауэрз. Речь идет о нарушении антитрестовского закона, на вторую половину дня назначено совещание. Мы можем вылететь часовым рейсом.
- Мы?
- Настало время признаться. Рей. Ты лучше меня разбираешься в этом. Без тебя мне не справиться. Так что собирай чемодан. Наверное, мы там застрянем до завтра.
Рей вернулась домой за вещами, думая о мальчиках. Элен возьмет Джо. Грег и Кевин были достаточно взрослыми, чтобы позаботиться о себе, но ей не нравилась идея оставлять их без присмотра на одну, а может, и на две ночи. Ник? Он был в городе и, возможно, согласится помочь.
Он согласился.
- Здорово! - воскликнул Ник, когда она позвонила. - Ребята могут остаться у меня. Я заеду за ними, как только они придут из школы. Могу взять и Джо.
Рей была занята на протяжении трех недель, так как проблема оказалась чрезвычайно серьезной. Какой процент акций "Пибоди" может поглотить банк "Коустл" без создания монополии? И, учитывая это, какие отделения предпочтительнее объединить, какие продать? Пока совещания на эту тему продолжались, компетенция Рей в подобных вопросах сделала ее незаменимой не только для Харрисона Бауэрза, но также и для штата Управления. По правде говоря, ей нравилось сказать веское слово в таком важном деле.
- Это очень приятно, - призналась она Коре.
- И это нервирует барракуду, - доложила секретарша. - Она пришла к твердому убеждению, что ты спишь с ее жертвой.
- Для убеждений нужны извилины. Но я не позволю ее грязному языку пачкать мою работу.
Харрисона Бауэрза тоже пора осадить, подумала Рей. Она уже поняла, что он заметно к ней потеплел не только из уважения к ее профессионализму. Он всегда возил ее на совещания и затем домой, часто заходил к ней проконсультироваться и заодно договориться о деловом ужине. Впрочем, это не очень беспокоило Рей. Мужчин такого типа она знала прекрасно и умела от них отделываться. Харрисон Бауэрз не представлял угрозы.
Угрозой был Ник Маккензи. Она твердила себе, что рада постоянным совещаниям, удалившим ее от опасности, особенно же рада тому, что Ник, вняв ее отповеди, отступил и больше не ищет возможности побыть наедине или поухаживать за ней. Но она не могла отрицать, что ее сердце начинало сильнее биться от стука дверцы его машины или от его жизнерадостного "Как дела?". Ревность охватывала ее всякий раз, когда он брал ребят на уроки гольфа или на какую-нибудь экскурсию. Иногда она долго не могла заснуть, вспоминая, что чувствовала в его объятиях - в тот незабываемый вечер.
Возможно, поэтому Рей так остро ощутила настроение Кевина в тот день, когда увидела его; стоящего у окна кухни, - он наблюдал за Ником, который играл в гольф с Грегом и Джо на лужайке.
С тех пор как из-за ее командировок мальчишки стали проводить больше времени у Ника в доме, частенько оставаясь там ночевать, отношения между ним и сыном улучшились. Однако по неведомой причине Кевин упорно отказывался принимать участие в уроках гольфа.
Но ему этого хотелось, хотелось ужасно, неожиданно стало ясно Рей, когда она подняла глаза от теста для печенья и посмотрела на прильнувшего к окну Кевина - вся его поза выражала тоску. Она бросила взгляд поверх него на Ника тот держал маленькую ручку Джо в своей и показывал, как нужно бить детской клюшкой.
- Почему бы тебе не присоединиться к ним? - спросила Рей, стараясь говорить обычным тоном. - Твой отец был бы так рад...
- Нет! - Он резко повернулся, как будто его поймали на месте преступления. - Мне это неинтересно.
- Почему, Кевин? Держу пари, у тебя здорово получится.
- Нет!
Она явно задела его за живое. Он, видимо, опасается неудачи. Все полагают, что он такой же способный, как его отец, и, конечно, Кевин боится не оправдать этих ожиданий.
- Принеси вон ту коробку сюда, - показала она на контейнер на столе, пытаясь найти способ вернуться к предыдущему разговору.
- Ммм! - произнес Кевин, когда она вытащила из духовки противень и сладкий запах свежевыпеченного шоколадного печенья наполнил комнату. - Можно попробовать?
- Сколько угодно. Вымой руки, затем переложи печенье в эту коробку, пожалуйста. Сегодня угощаем бойскаутов. Возьми эту лопаточку. - Рей принялась заполнять тестом другой противень и постаралась придать голосу непринужденный тон:
- Знаешь, Кевин, нет таких людей, у которых все бы получалось. Ты прекрасно ладишь с животными.;. Я наблюдала, как ты выходил Расти - вылечил ему лапы, вытащил кость из горла.
- Ага. - Кевин жевал второе печенье. - Мне нужно прокладывать вощеную бумагу между рядами?
- Не думаю. Я хочу сказать, что человек может любить животных, не будучи ветеринаром. И гольф можно любить просто так, развлечения ради. - Она разговаривала сама с собой и не была уверена, что он понял ее мысль к тому времени, когда остальные вошли угоститься печеньем с молоком.
Может, Ник сумеет убедить его, что не обязательно быть идеальным. Почему он не подстегнет немного Кевина?
- Потому что, - объяснил Ник, когда она озадачила его своим вопросом, - я не желаю подстегивать своего сына, ему вовсе не обязательно идти по моим стопам. Отец отравил мне жизнь, пытаясь сделать из меня фермера!
- О! - простонала она. - Не нужно уговаривать его стать чемпионом. Пригласи его поиграть с тобой. Я думала, ты хочешь сблизиться с ним!
- Да. Поэтому разрешаю ему делать то, что хочет он, а не то, что хочу я.
Рей не могла убедить его и не посмела снова обсуждать этот вопрос с Кевином. Мужчины такие упрямые!
Тем временем она начала замечать, что по телефону к ним стали названивать девичьи голоса, требуя то Грега, то Кевина. Что ж, это естественно, подумала Рей, в таком возрасте пробуждается интерес к девочкам. Она была рада, что интерес Грега распространялся на широкий круг сверстниц и ограничивался главным образом бесконечными разговорами по телефону. Интерес Кевина, однако, сконцентрировался на Труди Остен, чья семья недавно купила дом в соседнем квартале. Все свободное время он торчал у нее. Или Труди приходила к ним. Не то чтобы Рей имела что-нибудь против. Ей нравилось, когда друзья детей были у нее под присмотром, она охотно вступала с ними в беседу, стараясь поближе узнать их.
Труди была болтливой и на редкость откровенной.
- Какая Кенди упрямая! Никому не верит.
Ладно, по телевизору показывали Ника Маккензи, на чемпионате по гольфу. Я говорю:
"Это отец Кевина". А Кенди говорит: "Врешь!" А я не могу этого терпеть, так? И я говорю:
"Кевин, ведь это твой отец, так?" Ладно. Но она, похоже, не поверила даже Кевину, понимаете?
Очень скоро Рей поняла, что Кевин, может, и вправду увлекся Труди, зато девочка увлеклась совсем не им, а Ником Маккензи. Она убедилась в этом, услышав, как Кевин впервые попросил об одолжении у отца:
- Труди спрашивает, позволишь ли ты посещать уроки гольфа девочкам.
- Кто? - спросил Ник, который был в отъезде и не знал о расцветающем романе.
- Труди. Она... моя подружка и спрашивает, позволишь ли ты...
- Нет, разумеется, нет! - ответила Рей, переглянувшись с ошеломленным Ником. - Даже странно, что ты можешь просить об этом отца, Кевин.
- Но, - запротестовал мальчик, в удивлении поворачиваясь к ней, - он же учит Грега и Джо.
- Только ради тебя, Кевин. Потому что Грег и Джо твои друзья. И, разумеется, твой отец сделает все, о чем бы ты ни попросил. Поэтому ты должен вести себя поосмотрительнее.
- Ха?
- Ты знаешь, что твой отец знаменит. Но он к тому же очень занят. Разумеется, любой был бы рад брать уроки у чемпиона. Кстати, Ник Маккензи мог бы получать сотни долларов за урок, если бы решил заняться преподаванием. Чего он не делает. Поэтому бестактно с твоей стороны навязывать ему бесплатных учеников, которые оказались твоими друзьями. В самом деле, Кевин, ты меня удивляешь! - Немного грубовато, подумала Рей, но нужно довести свою мысль до конца.
- О, извини, я не думал... Труди сказала, что хочет научиться, и я...
- Научи ее сам, - посоветовала Рей.
- Я? - Кевин бросил быстрый взгляд на Ника, который был слишком ошеломлен, чтобы что-нибудь сказать. - Но я же не умею играть.
- Пара уроков даст тебе возможность обогнать Труди. И у отца не займет много времени, потому что ты сможешь тренироваться вместе с Грегом и Джо.
- Но... - Кевин, уже начавший сдаваться, замялся, - они уже несколько недель занимаются...
- Нет проблем, - сказал Ник, который начинал понимать. - Проведем два-три индивидуальных занятия.
- Может, я слишком отстал, - пробормотал Кевин.
- Наверстаем, - спокойно ответил Ник. - Как любил говаривать мой дед лиха беда начало. - Он поднялся. - Пойдем. Почему бы нам с тобой не потренироваться сейчас?
Ей показалось, что в глазах Кевина сверкнул огонек, когда он пошел вслед за отцом на улицу. В первый раз отец с сыном отправились куда-то вдвоем. Она скрестила пальцы.
Рей зря за них беспокоилась. Может, благодаря непринужденной манере обучения Ника или тому факту, что они оба давно ждали этого момента, но Кевин действительно оказался способным. Похоже, он унаследовал отцовскую не принужденную грацию и после нескольких занятий уже мог играть вполне прилично. Он все-таки дал Труди пару уроков, но, как и подозревала Рей, лучистый взгляд этой девочки был направлен скорее на знаменитого Ника Маккензи, нежели на его сына. Гольф ее не интересовал вообще. Кевин едва заметил это. Его чувства переместились на Кристал Каммингз, веселую шестнадцатилетнюю девушку, родители которой поселились на территории клуба "Дель-Рио". Похоже, она была причиной того, что Кевин стал чаще оставаться с отцом, прочно обосновавшись в одной из спален. В любом случае теперь отношения отца с сыном приняли устойчивое положение. В прошлом осталось непонимание, породившее столько обид.
- Ты была права, - однажды признался Ник, когда они с Рей остались в доме одни. - Кевин боялся оплошать, играя со мной. Теперь он знает, что это не имеет значения. Ему просто понравилось играть в гольф.
- Я рада. Приятно видеть вас вместе.
- Больше того. Он начинает любить меня и доверять мне. Спасибо за то, что ты вернула мне сына, - серьезно сказал он.
Ник нагнулся, чтобы поцеловать ее в знак благодарности. Но губы Рей разомкнулись в ответ, и его пронзило непреодолимое желание. Он притянул ее ближе, вдыхая свежий аромат духов, наслаждаясь напряжением ее тела, такого нежного и уступчивого. Ник углубил поцелуй, чувствуя, что ее охватывает желание столь же сильное и требовательное, как его собственное. Никакая другая женщина никогда не возбуждала его так, как Рей. Обнадеженный, он нежно погладил ее по щеке и поднял голову, чтобы заглянуть в ее большие карие глаза, которые теплились нежностью. И вспомнил...
Она доверяла ему. Пригласила его в свой дом. Она вернула ему сына.
Черт, черт, черт! Он дал себе обещание. Той ночью она сказала: "Мальчики", ясно дав понять, что любое романтическое увлечение должно быть отделено от сыновей. Все правильно. И ему следует уважать это решение. Ник попытался взять себя в руки, подавить страсть, которая острой болью отдалась внутри его, и мягко отстранился.
- Боюсь, я немного переборщил с благодарностью. Увидимся позже, прошептал он, нежно поцеловав ее в нос перед тем, как уйти.
Глава 7
- Чуть больше четырех, - сказал Харрисон Бауэрз, выруливая со стоянки аэропорта в Сакраменто и направляясь в сторону Данзби. - Не хочешь остановиться где-нибудь поужинать?
- В среду вечером? Невозможно! - ответила Рей, мыслями находясь уже дома. Слегка моросило. Будет ли у Джо тренировка по футболу?
- Ну, пожалуйста. - Бауэрз одарил ее своей самой очаровательной улыбкой. Спокойный ужин, немного вина. Это пойдет тебе на пользу. Тебе нужно расслабиться после тяжелого заседания.
Расслабиться. Именно этого она и хотела. Но "спокойный ужин" с Харрисоном Бауэрзом мог быть чем угодно, только не расслаблением. Кроме того, в ее голове раздавался безумный стук. Если все пройдет гладко, это совещание по вопросу монополии будет последним. Слава Богу! Прекрасно, если в тебе нуждаются и ценят тебя за профессиональные качества. Но постоянные поездки и напряженные обсуждения, когда мозг вечно занят мыслями о доме, сделали свое дело.
- Спасибо за заботу, - сказала она. - Но ты же знаешь, что я должна ехать к ребятам.
Он принял ее привычный отказ с присущей ему учтивостью и перевел разговор на ужин, который она взялась устроить в субботу вечером.
Черт, зачем она сказала Леону Уотерзу, что знакома с Аланом Джонсоном, известным аналитиком и законоведом? Уотерза сразу осенила гениальная идея о неформальной встрече - в ее доме.
- Пригласите Джонсона с супругой к себе. Мы с женой прилетим из Лос-Анджелеса. За ужином разговор сам собой коснется интересующей нас проблемы... Таким образом, узнаем, совпадают ли наши планы с мнением законодателей.
Она не возражала. Рей прекрасно готовила, и небольшие вечеринки всегда удавались ей. Миссис Макон, ее домработница, приведет дом в порядок и поможет на кухне.
- Я позабочусь о вине, - предложил Бауэрз. - Чем я еще могу помочь?
- Не беспокойтесь. Я справлюсь сама.
Она подумает о субботе позже. Прошли ли четыре часа с тех пор, как она приняла аспирин? Ее голова... Ну, может, еще одна таблетка не повредит. Неожиданно она забыла и о головной боли, и обо всем - Бауэрз остановился перед ее домом, и она увидела три фигуры: Ника, Грега и Кевина, отплясывающих на крыше. По крайней мере со стороны кажется, что они танцуют, подумала она, разыскивая обезумевшим взглядом Джо, - конечно, прямо по крутой скользкой крыше не пройдешь.
Что за легкомыслие! В любую минуту кто-то из них мог поскользнуться! Слава Богу, Джо был на земле, бегал наперегонки с Расти.
- Спасибо. - Она улыбнулась Бауэрзу, когда тот помог ей выйти из машины и вытащил багаж.
Они увидели ее.
- Привет, мам! - весело крикнул Грег, а Кевин помахал ей.
- Мы прочищаем водостоки, - объяснил Джо, таща тяжелое ведро по лужайке.
Она поздоровалась, с нетерпением дожидаясь, пока Бауэрз уедет, чтобы заставить их слезть с крыши.
Харрисон взглянул наверх, когда заносил ее чемодан в дом.
- Это, кажется. Ник Маккензи, с которым мы познакомились в офисе? Он ведь не... я хочу сказать, разве он живет здесь? - испуганно спросил Бауэрз.
- Нет, не живет. Здесь живет его сын, приехавший в Штаты на год по обмену. Ник... мистер Маккензи часто приходит, чтобы... увидеться с ним.
Это тебя не касается, подумала Рей с нарастающим раздражением. Она не могла дождаться, пока шеф уедет, чтобы поговорить с Ником. Он не должен заводить никаких дел на мокрой крыше в такую погоду! Ник, кажется, понял. Рей увидела это по выражению его лица.
Он не смог бы проронить ни слова, даже если бы от этого зависела его жизнь, так ошеломлен он был стремительным напором чувств, обуявших его при виде Бауэрза, вылезающего из блестящего "ягуара", чтобы помочь Рей с багажом. Ник не понимал, почему он невзлюбил этого человека. Рей была деловой женщиной и постоянно общалась с деловыми мужчинами. А Бауэрз был ее боссом, не так ли? Ник тряхнул головой, словно признавая, что у него нет права на подобные чувства. Но у этого Бауэрза вид был слишком самодовольный и, что еще нестерпимее, собственнический. Как про него выразился накануне Джо? Что-то о...
- Так, па? - спросил Кевин.
- А? Так, конечно, - ответил Ник, пытаясь унять разбушевавшуюся в груди бурю: Бауэрз, не утеряв спесивого вида, возвращался к машине. Что с ним случилось? Он испытывает нечто вроде... ревности. Черт возьми, он никогда в жизни не ревновал! Даже Джан, свою жену. Единственным его чувством было облегчение, когда он понял, что она переключилась на лорда Фрейзера. А что касается Рей Паскел...
- Спускаешься, Ник?
Вздрогнув, он посмотрел вниз на Грега, ждущего, пока он спустится, чтобы убрать лестницу. Ник быстро спустился и помог мальчикам убрать вещи в гараж. Кевин напомнил, что отец обещал пиццу. Ник вытащил из кармана квитанции и велел им убрать инструменты перед уходом в пиццерию. Все трое весело вскочили на велосипеды и умчались.
Уборка гаража дала Нику достаточно времени, чтобы унять непонятную боль. Входя через заднюю дверь, он встретился с Рей, которая ждала его, подбоченясь.
- Ник, ради всего святого, что заставило тебя устроить это безумное выступление на крыше? Я уже не говорю о том, что у меня есть рабочий, умеющий прочищать водостоки! Одной сломанной руки недостаточно, тебе захотелось сломанных шей, включая свою собственную. Правда, из всех опасностей...
- О, замолчите, миссис Босс! - прервал ее Ник. Хватит с него. - Вы разговариваете не с подчиненным. Я знаю, что и как делать. И мальчики не младенцы. Они должны выполнять эту работу.
- Но не на скользкой крыше, когда можно упасть и сломать...
- Они не упали, и баста! - категорично закончил он. - Итак, вы вернулись, - добавил он, пытаясь говорить добродушно и приветливо, - посиделки с важными парнями кончились.
Должно быть, приветливость ему не удалась, потому что Рей бросила на него недоумевающий взгляд.
- Что это значит, мистер Маккензи? Какие посиделки?
- Какие? - Охваченный новым приступом бурных чувств, он прошел мимо нее за курткой в прихожую.
Рей быстро двинулась следом, обиженная до глубины души. Посиделки, так? Будь она мужчиной, она бы ему этого оскорбления не спустила.
- Послушай, Ник Маккензи! - Она ухватилась за рукав его куртки, и он, обернувшись, посмотрел ей в лицо. - Значит, ты полагаешь, что заседания по поводу двух самых крупных банков в штате похожи на посиделки? А может, на игру в гольф, где вся забота в том, чтобы загнать маленький мяч в маленькую дыру! Ты ошибаешься. Знаешь ли ты, что это такое, когда целый совет директоров во главе с председателем задает тебе вопросы, - она глубоко вздохнула, - и хочет получить на них идеальные ответы, хотя многие из этих проблем вообще неразрешимы?
- Так и скажи им. Зачем лукавить? У тебя синдром суперженщины!
- О чем ты говоришь?
- Ты, видимо, считаешь, что у тебя на все должны быть идеальные ответы. Идеальная мать, идеальный банкир, идеальная... Никто не может быть настолько идеальным. Ты слишком много на себя берешь.
Она нетерпеливо кивнула, половину из сказанного им пропустив мимо ушей, и продолжала жаловаться на свои трудности:
- Кроме того, приходится терпеть ретроградов, которые считают женщину в банковском бизнесе...
- Это твои проблемы, милая дама, - сказал Ник, улыбаясь. - Разве ты еще не научилась выходить из таких сложных ситуаций?
- Кое-кто из них полагает, что выход из сложных ситуаций находится в постели. Впрочем, это тебя не касается!
Ник изобразил удивление.
- Почему же? Я знаю многих дам, которые все свои проблемы решают именно в постели.
Рей ошеломленно замолчала. Когда Ник поднял руку в прощальном жесте и вышел, она не проронила ни слова.
Моросящий в среду дождь на следующий день превратился в ливень и перешел в кратковременный в пятницу, зато в субботу распогодилось и даже выглянуло солнце. Поле будет влажным, подумал Ник, но все же надо потренироваться. Только он надел куртку и направился к выходу, зазвонил телефон. Ник обычно не отвечал на звонки. Но это могла звонить Элейн, его финансовый консультант, она всегда советовалась с ним, прежде чем что-либо купить или продать. Ник не понимал почему. Она была куда компетентнее его в этих делах. А может, это звонят родители. Неохотно закрыв дверь, он вернулся к телефону.
- Ник, ты можешь к нам приехать? - Это был Джо, в его голосе звучал страх. - Маме плохо. Она на полу и не может подняться, а я не знаю, что делать.
- На полу и не может... Рей! - Его окутал ледяной страх. - Джо, а где Грег? - спросил он, пытаясь сдержать поднимающиеся панические нотки в голосе. Сквозь путаницу мыслей он вспомнил, что у Грега игра.
- ...а Кевин ушел с ним, а мама выглядит так смешно, и я не знаю, что делать.
- Успокойся. Я сейчас приеду.
Подъезжая к дому Рей, Ник сбросил скорость, а мозг не переставал перебирать возможности случившегося. Сердечный приступ? Нет' Рей слишком молода и энергична. Вирус? Или, может, упала я что-нибудь повредила? Когда он вбежал на кухню и увидел ее, то подумал, что она напилась. Рей сидела на полу, прислонившись к шкафу, и смеялась, а может, плакала, и что-то бормотала о неотложном деле. Джо сидел рядом с ней, всхлипывая, а Расти сочувственно лизал ее руку.
- Я не могу... не могу подняться, - причитала она.
Это была правда. Когда Ник помог ей встать, ее колени подкашивались, она цеплялась за него, чтобы не упасть. Он поднял ее на руки и чихнул. Корица... очищенные яблоки... ни следа ликера. Произошло что-то ужасное.
- Рей, кто твой врач? - спросил он. Она не ответила. Ник осторожно усадил ее на стул в кухне, затем взял адресную книжку возле телефона и торопливо принялся листать. Кому повезло. Он тотчас соединился с врачом Рей, и спокойный голос последнего подействовал на него ободряюще. Ник пытался успокоиться, отвечая на вопросы. Нет, кости целы, температуры нет, пульс нормальный, насколько он может судить.
- Речь разборчива?
- Разборчива, но слишком бессвязна. Что-то должна сделать. - Ужин. Он не понял толком.
- Она всегда в напряжении, - сказал доктор. - Отсюда и эти мигрени. Иногда... Она принимала какие-нибудь необычные лекарства?
Ник спросил об этом Рей, и та указала на бутылочку на столе - таблетки, выписанные для Коры Стал.
- От головной боли, - произнесла Рей. - Очень хорошие. Кора сказала.
Насколько Ник смог разобрать, Кора дала их накануне, надеясь, что они помогут Рей избавиться от мигрени. Рей не собиралась их принимать, но сегодня, когда боль стала просто невыносимой...
- Но я приняла только две, - произнесла она, глотая слова.
Ник передал информацию.
- Немедленно везите ее в больницу, - приказал доктор. - И захватите бутылочку с таблетками. Встретимся там.
Это была та же больница и тот же кошмар, что и испытанный им в первый вечер. Только на этот раз у врача была Рей, а он вышагивал за дверью снаружи. И ободрять нужно было Джо.
- С мамой все будет в порядке? - взволнованно спрашивал мальчик, пытаясь подстроиться под его шаг.
- Конечно, - ответил Ник, стараясь говорить спокойно. - Она просто немного расстроилась, - произнес он, пытаясь верить в собственные слова и умерить страх. Что это за таблетки?
- Ник, - Джо потянул его за рукав, - мама... она не умрет, ведь нет?
- Нет! - По лицу мальчика он понял, что закричал, и добавил тихо:
- Говорю тебе, ничего серьезного. Она приняла что-то, что не... подходит ей. - Но почему так долго? - удивлялся он, меря пол шагами и держа за руку Джо. - Что, проблемы с ужином? - спросил он, пытаясь отвлечься. - Вы могли бы поесть гамбургеров.
- Только я. Грег и Кевин останутся на ночь у Глена. У него после игры вечеринка, - проинформировал его Джо. - А я съем гамбургер до того, как придут гости.
- Гости? - спросил Ник, внезапно вспомнив о двух пирогах, подготовленных для выпечки, да, а в раковине валялись яблочные сердцевины и кожура.
Джо кивнул.
- Мама велела их не беспокоить. - Он посмотрел на Ника; - Я буду спать в ее постели и смотреть телевизор, а если буду себя хорошо вести, миссис Макон принесет мне десерт.
- Миссис - кто?
- Миссис Макон. Ты знаешь. Она у тебя тоже убирается.
- Да. - Рей рекомендовала ее.
- Она придет сегодня вечером помочь маме.
- Понятно.
Вот в чем дело. Праздничный ужин. Ник напомнил себе, что личная жизнь Рей его не касается, что он поклялся не вмешиваться. Но если это доводит ее до такого состояния, что она страдает мигренями и перегружает себя сомнительными пилюлями... Он увидел идущего к нему улыбающегося врача и облегченно вздохнул.
- Мне пришлось вызвать фармацевта, - объяснил врач. - Как может такая умная женщина, как Рей Паскел, принимать лекарства, назначенные другому! - Он удивленно покачал головой. - Эти лекарства содержат барбитурат, к которому она чувствительна. Она приняла только две таблетки, слава Богу, но и они вывели ее из строя. Рей надо выспаться. Через два или три часа она снова будет в порядке. - Затем он добавил, что будет лучше отвезти ее домой.
Рей проспала всю дорогу и проснулась, лишь когда Ник вносил ее в дом.
- Мистер Уотерз ждет... Я обещала... - запротестовала она, когда он положил ее на кровать.
Наконец до него дошло, что под угрозой была какая-то банковская сделка. Для чего и устраивался ужин. Они приедут в семь, и она ничего не успеет... Рей снова впала в панику, возбудилась и, казалось, не могла замолчать.
- Все будет в порядке, - не переставал успокаивать ее Ник, мысленно проклиная банковских директоров. Черт бы их побрал. Как будто у них нет денег, чтобы пригласить этих "шишек" в приличный отель! - Я позвоню миссис Макон, и мы все устроим. Я гарантирую, что ужин будет готов. Тебе нужно поспать, чтобы быть в форме и на ногах.
Он обрадовался, когда сильнодействующее лекарство взяло свое: ее бессвязная болтовня прекратилась и она уснула.
- С мамой теперь все в порядке, Ник? - спросил Джо, который молча наблюдал.
- Абсолютно. Только надо быть потише и дать ей поспать. Почему бы тебе не отправить Расти во двор, - предложил он, вручая ему собаку, которая пыталась взобраться на постель. Джо на цыпочках вышел и увел Расти, а Ник снял с Рей босоножки, нашел в шкафу одеяло и накрыл ее. Затем минуту постоял над ней, успокоенный ее ритмичным дыханием и видом полной расслабленности, "...всегда в напряжении", - сказал доктор.
Ник подумал о том, как она накинулась на . него в среду - дескать, от нее ждут идеальных ответов на дюжину вопросов, на которые нет ответов. А теперь этот ужин, вероятно, для специалистов, которые могут снабдить ее ответами. Он снова разгневался на совет директоров, который слишком многого требует от женщины.
Ну нет, подумал внезапно Ник, это Рей Паскел требует от себя слишком многого. Должно быть, это она решила - или согласилась - провести важное совещание в своем радушном доме, приготовить ужин и даже попотчевать гостей домашними пирогами. Миссис Совершенство. Идеальная мать. Постоянно трясется над своими мальчишками.
А кто оберегает ее? Рей, подложившая одну руку под щеку, была похожа на мирно уснувшего ребенка. Он наклонился, чтобы смахнуть прядь с лица, и нежно поцеловал ее в щеку.
Почему бы ей не перестать беспокоиться о том, что происходит в этом чертовом банке? Это ее работа. Средство к существованию для нее и детей. Интересно, сколько платят ей за все хлопоты и сверхурочные часы?
Ник задумался, плотнее подтыкая одеяло вокруг нее. Рей обвинила его в том, что он зарабатывает деньги игрой. И в какой-то степени так оно и было. Он уже выиграл кучу денег, которые вложил более чем удачно. Ник улыбнулся. Элейн была умной женщиной, ей не было равных, когда дело касалось управления его финансами. Он получал огромное удовольствие от игры в гольф и, конечно, играл ради победы, а если проигрывал... ну, разумеется, это не вызывало приступа мифени.
У Рей другое положение. И другой характер, сказал он себе. Его размышления были прерваны Джо, который тихо позвал его:
- Ник? Ты спускаешься?
- Сейчас, Джо. Нам надо работать.
- Миссис Паскел, вставайте. Пора одеваться.
Голос раздался далеко и был еле слышен. Ей хотелось, чтобы ее перестали трясти.
- Постарайтесь подняться, миссис Паскел. Гости скоро прибудут.
Гости! Боже милостивый! Рей ошеломленно села, вспоминая. Она как раз закончила готовить пирог, когда...
Миссис Макон взяла ее за руку.
- Давайте, с моей помощью.
- Не знаю, смогу ли. - Рей опасливо спустила ноги на пол и встала. Она была ошеломлена, но в полном сознании и поразилась, что держится прямо. Слава провидению. Но... - Ужин! Миссис Макон, я же ничего не сделала!
- Все в порядке. Ужин готов. Мистер Маккензи только что снял мясо с вертела, и я поставила его в духовку, чтобы оно не остыло.
- С вертела? - Рей почувствовала небольшую слабость и села снова на кровать. - О чем вы говорите?
- О жарком. Мистер Мак такой смешной. Он сказал, что вы крепко заснули, а он, увидав приготовленный кусок мяса, чуть не умер со страху. Он позвонил мне, и мой муж ответил ему, что я ушла за покупками и буду у вас в пять тридцать. Мистер Мак сообразил, что мне мяса не приготовить, и они с Джо взяли ваше старое барбекю и соорудили такое жаркое! Пахнет чудесно. И он сделал для мяса превосходный соус. А я приготовила салат и картофель.
Но вам правда пора, миссис Паскел. Время идет.
- Джо? - спросила Рей, пытаясь взять себя в руки.
- Мистер Мак увез его к себе. Сказал, что вернет завтра утром. Какой чудесный малыш у вас. Господи! Если бы он не позвонил мистеру Маккензи... Да, еще он сказал, чтобы вы не прикасались больше к тем таблеткам. Он не стал их выбрасывать, но доктор запретил вам принимать их. Да, нынче нужно быть очень осторожным при приеме лекарств, даже если их выписал врач. А теперь вставайте, дорогая, и примите душ. Я спущусь посмотреть, как дела с овощами.
Теплый душ привел Рей в чувство, и она начала вспоминать о том, что случилось. Она так испугалась, сидя на полу в кухне. Чувствовала себя такой беспомощной. Одна с Джо, который был так же напуган, как и она, и не переставал повторять: "Что случилось, ма? Мам, вставай!"
А затем появился Ник. Поддержал ее, дал ей почувствовать, что она... не так одинока. А она из последних сил пыталась втолковать ему, что ей нельзя засыпать - слишком много дел. Он обещал ей, что все будет в порядке.
И выполнил обещание. Как только Рей спустилась вниз, почти тут же приехали гости. Но все было готово - аперитивы, закуски, стол отлично сервирован. Ужин был великолепным, жаркое, которое приготовил Ник, вызвало всеобщее одобрение.
А главное, она почувствовала себя отдохнувшей и даже рада была, что устроила ужин в своем доме. Вечер получился приятный и веселый. И очень удачный, так как многое было сделано. Дамы, миссис Джонсон и миссис Уотерз, оживленно беседовали, пока их мужья говорили о делах. Рей высказывалась мало: зная, что подготовила почву, она с удовольствием отдала инициативу в руки Бауэрза и Уотерза. Кроме того, она словно бы потеряла всякий интерес к акциям и дивидендам и к тому, какие отделения следует закрыть.
Единственное, что ее занимало, был Ник.
Глава 8
- Ты спас вечер, - сказала Рей Нику, когда тот на следующее утро привез Джо. - Страшно подумать, что бы случилось, не позвони тебе Джо.
- О, он позвонил бы кому-нибудь еще, - ответил Ник, останавливаясь погладить Расти, который радостно прыгал вокруг него.
Эта мысль впервые поразила ее. А правда, почему Джо не позвонил Элен или Коре или ближайшим соседям? Он позвонил Нику. Как будто тот был... членом семьи. Она покраснела, голос ее задрожал:
- Но он позвонил тебе. И ты приехал. Спасибо.
- Ерунда. Долг платежом красен. Благодаря тебе я сблизился со своим сыном.
И с моими тоже, подумала она, только сейчас осмеливаясь признать, как много он значит для ее мальчишек. Но закончится этот год, Кевин вернется в Англию, и Ник тоже уедет. Эта мысль расстроила ее. Когда Джо, убежавший наверх, снова влетел в гостиную, она почувствовала облегчение.
- Мам, я пойду к Джонни?
- Тебе можно пойти к Джонни, я разрешаю, - ответила она, делая ударение на слове "можно". Джо даже не обратил .внимания на скрытое замечание и выскочил в сопровождении собаки. Зато Ник обратил.
- Снова за старое, - сказал он, усмехнувшись. - Я рад этому.
- Поверь, я тоже. Ты не представляешь, что со мной было. Вернее сказать, представляешь, - добавила она, - ты же был здесь. Смешно. Кора сказала, что эти таблетки прекрасно ей помогают. Я никак не могла избавиться от мигрени, которая мучила меня всю неделю, и... - Рей пожала плечами и подняла руки. Остальное известно.
- Да. И что ты сделала с ними?
- Бросила в мусорное ведро. Я сперва решила вернуть их Коре, но меня замутило от одного их вида. - Глаза ее весело сверкнули, - Правильно.
Все же, подумал Ник, нет худа без добра. Благодаря таблеткам она отоспалась. Он давно уже не видел Рей такой - отдохнувшей, расслабленной, веселой. Глаза были ясные и яркие, а на щеках, не тронутых макияжем, играл легкий румянец.
- Заходи на кухню, - пригласила она. - Ты можешь выпить чашечку кофе, а я тем временем подумаю о том, как отблагодарить тебя.
Ник прошел за ней, не сводя глаз с грациозно покачивающихся стройных бедер, обтянутых джинсами, думая о том, что, если она действительно хочет отблагодарить... Осторожно, Маккензи, предупредил он себя.
- Друзьям надо помогать бескорыстно, - заявил Ник, садясь. - Я же сказал ты ничего не должна мне.
- Уважаемый сэр, - начала Рей, поворачиваясь к нему с кофейником в руке. Вы, вероятно, не подозреваете о значимости вашего поступка. Я должна проинформировать вас, что вчера в этом доме совершилось чудо под влиянием нежной, сочной, не пережаренной - но и не сырой - говядины. Добавьте к этому пикантный соус, вызвавший всеобщее восхищение. И радушие хозяйки, которая не только твердо держалась на ногах, но и двигалась весьма проворно.
- Продолжай, - усмехнулся он.
- Продолжаю. Варианты рассмотрены, компромиссы сделаны, и даже достигнуты соглашения. - Она наклонила голову и взмахнула кофейником. - Я благодарю вас от всего сердца. Леон Уотерз благодарит вас. Совет директоров благодарит вас. И вся банковская система выражает свою глубочайшую признательность.
Ник засмеялся. Ему нравилось ее игривое настроение.
- Мне льстит ваша благодарность, моя дорогая леди, но, боюсь, вы переоцениваете значение одного ужина, к тому же устроенного не мной.
- Ха! Устроенного не тобой? - Рей налила себе чашку кофе и села напротив. - Как ты думаешь, что бы случилось, если бы они заявились, а ужин не готов, все вверх дном и я лежу на полу посредине кухни?
- Ничего бы не случилось. Миссис Макон или кто-нибудь другой успели бы тебе помочь вовремя. В крайнем случае вся ваша компания могла переместиться в ресторан с отличными закусками и хорошим вином. - Разумеется, ее щеголь мистер Бауэрз нашел бы выход из положения.
- Возможно, - произнесла она, хмурясь и водя пальцем по ободку чашки. - Но серьезно, Ник, мы действительно уладили несколько важных вопросов. И именно благодаря тому, что все происходило здесь, а не вокруг стола переговоров или даже в ресторане, где все так... так шумно и на виду! Ник, я правда благодарна. - Она дотронулась до его рукава. - Все эти поездки и совещания были такими утомительными. Но наконец-то мы все решили, и больше заседаний не будет.
- Что ж, я рад, - произнес Ник, нежно поглаживая тыльную сторону ее ладони большим пальцем. Такая хрупкая, ухоженная рука, такая нежная, такая... такая умелая. - Послушай, - начал он, - в "Темпест" идет этот фильм, о котором все говорят. Почему бы нам... - Прозвенел звонок, и Ник замолчал.
- Кто это может быть? - сказала Рей, подходя к двери.
Ник поднял чашку, но замер, не поднеся ее ко рту, услышав знакомый мужской голос. Бауэрз. Он брал трубку, когда Ник звонил, чтобы узнать о самочувствии Рей. Ответил как радушный хозяин.
- Ну и как прекрасная дама чувствует себя утром?
- Спасибо, чудесно, - раздался голос Рей. - А это еще зачем? - услышал он после небольшой паузы.
- Это, мой ангел, самому лучшему, самому умному и квалифицированному заместителю, которого можно пожелать. И, между прочим, самому очаровательному.
- Глупости. Заходи и выпей чашку кофе. Рей вернулась в кухню, как показалось Нику, преследуемая Харрисоном Бауэрзом, который растерялся, увидев его здесь.
- Маккензи, как... приятно снова встретиться с вами.
Вот уж ни за что не поверю, подумал Ник, здороваясь. Шеф, очевидно, влюблен в нее. Она знает об этом? И что о нем думает? Ник взглянул на Рей она наливала кофе нежданному гостю.
- Зашел, чтобы поздравить своего заместителя с удачей, . - объявил Бауэрз; - Эту победу надо вписать в историю банковского дела нашего штата. Я не мог дождаться понедельника, чтобы поблагодарить ее!
- Вот кого надо благодарить, - сказала Рей, улыбаясь Нику. Она вкратце изложила события предыдущего дня. - Как ты понимаешь, он спас положение.
- Ничего подобного, - пожал плечами Ник, почувствовав себя неуютно в рыцарских доспехах. - Думаю, вам есть о чем поговорить. Мне пора - завтра улетаю в Инвернесс.
- Мне всегда хотелось посмотреть этот чемпионат, - произнес, слегка заробев, Бауэрз. - Нельзя ли присоединиться к вам?
- Пожалуйста, мистер Бауэрз.
- Харрисон, Ник. Можно вас называть просто Ником?
- Конечно, - засмеялся он. - Меня называли и похуже.
Они уладили вопрос о билете, затем Харрисон добавил:
- Рей, а ты не хочешь поехать?
Она не очень внимательно слушала их разговор, но заметила внезапную перемену в Нике. Он словно насторожился. Улыбка стала напряженной и принужденной.
- Рей, - повторил ее босс, - Ник может взять нас двоих. Правда, Ник?
Она вдруг ни с того ни с сего разозлилась.
- Нет, не могу. У меня слишком много дел. Хватит с меня поездок.
- О делах не беспокойся, - произнес Бауэрз. - Я позабочусь об этом. Тебе положен отпуск - и тебе нужно отдохнуть.
- Отпуск я принимаю, мистер Бауэрз. Но не для того, чтобы ехать на это мероприятие по гольфу.
- Чемпионат, - поправил Харрисон.
- Как бы это ни называлось, - холодно ответила Рей. - Дети, все трое, нуждаются во мне. И собака тоже. Особенно сейчас, после того как я почти целый месяц была в отъезде.
Поэтому прошу не включать меня в свои планы.
Ник внимал их диалогу со смешанными чувствами. Она отказалась ради него? Или действительно говорила правду? Бауэрз с такой легкостью предложил ехать вместе, будто они часто это делали. Или это поспешные выводы? Вероятнее последнее, решил Ник и поднялся.
- Ну, вы решайте. Я пришлю один, два или дюжину билетов. Рей, сообщи мне, - добавил он, беря пиджак. - До встречи, и всего хорошего, - крикнул он, выходя.
- По-моему, интерес мистера Харрисона Бауэрза к тебе все возрастает, заметила Кора в понедельник. - Он не перестает восхвалять субботний вечер.
- Возрастает его интерес к бизнесу, а не ко мне, - возразила Рей.
- К бизнесу тоже, - согласилась девушка. - Но странно, что он дня без тебя прожить не может. Мистер Коуэн не таскал тебя за собой на все совещания.
- Мистер Коуэн - специалист высокого класса. - Рей считала прежнего директора своим учителем. - Он знал как свои пять пальцев все аспекты бизнеса. А Бауэрз, поверь мне. Кора, совершенно потерялся бы на этих объединенных совещаниях без меня. Кора фыркнула.
- Еще бы не потерялся! Он ухватил должность, которая должна была перейти к тебе. Если бы ты была мужчиной...
- Хватит об этом!
- Пора нам, женщинам, сказать свое слово в...
- Конечно, пора. Но я уже говорила тебе, что пост директора меня не устраивает. Слишком много поездок.
- Но сейчас тебе все равно приходится ездить, причем, увы, без денежных надбавок и льгот.
- Меня мое положение вполне устраивает. К тому же я уверена, что поездок больше не будет, потому что вопрос решен.
Но она ошибалась. На протяжении двух последующих недель ей пришлось посетить три вечерних заседания, одно с выездом и ночевкой, хотя Харрисон Бауэрз мог бы справиться и без нее.
- На сей раз мог бы съездить без няньки, - пожаловалась она Коре, которая оставалась с мальчишками на время ее отъезда. - Моя помощь была ему не нужна.
- Может, он надеется завести роман?
- О, прекрати! Ничего подобного! - Кора подняла бровь, и Рей улыбнулась. Ладно. Кажется... я ему и вправду нравлюсь. Но Харрисон отнюдь не назойлив, ведет себя заботливо и любезно... - Она вздохнула. - Однако он намекнул... на свои чувства.
- Тогда почему бы нет? Бауэрз богатый, приятный и, что самое важное, холостой.
- Ну и что? Он мне симпатичен, но не больше того. Не так, как... - Она перевела взгляд на отчет в руке.
Но Кора заметила ее колебания.
- Не так, как Ник Маккензи?
- Меня не интересует Ник Маккензи! - решительно сказала Рей. - Как бы то ни было, в данный момент в моей жизни нет места для мужчины.
Кора покачала головой.
- Любая женщина на твоем месте постаралась бы освободить место для Харрисона Бауэрза. - Она пожала плечами. - Но, может, именно потому он предпочитает тебя - твердый орешек. Наша подруга, барракуда... очень озлобилась, поняв, что этот кус ей не по зубам. Всем рассказывает, что он получил эту должность из-за своего влиятельного папаши - тот решил поближе познакомить сынка с миром.
Надеется сделать из него делового человека. Рей кивнула.
- Опыта у него нет. Думаю, поэтому я ему нужна.
- Судя по всему, не только поэтому. Жаль, что у тебя не хватает здравого смысла, чтобы воспользоваться случаем, - съязвила Кора, уходя в приемную.
Пользоваться случаем Рей не собиралась. Вместо этого она решила просто делать то, что нужно. И начала тонко и дипломатично не только подстраховывать, но и учить Харрисона Бауэрза. Однажды вечером после совещания в Чико он уговорил ее поужинать с ним, перед тем как вернуться в Данзби. В тот вечер она узнала, что, будучи некомпетентным в банковском деле, он проницателен в других областях. И что он признателен ей за помощь.
- Ты удивительная женщина. Рей Паскел, - сказал он, садясь напротив в тихом элегантном зале. - Ты сделала мое пребывание в "Коустл" сносным.
- О?
- И мне следует извиниться, - серьезно сказал он.
- Извиниться?
- Я тебе слегка нахамил, вступая в должность, - виновато произнес он. - Но это со страху. Я понимал, что ни бельмеса в этом деле не смыслю и, встретившись с заместителем; гораздо более сведущим, чем я... - Он поднял руку. - Подожди. Не перебивай. Дай закончить. А насчет витрины я съехидничал, потому что выглядишь ты и вправду очаровательно.
- О, перестань, - проворчала Рей. - Я так стараюсь выглядеть по-деловому.
- Стараешься, - улыбнулся Харрисон. - Но все равно выглядишь женственно стройная и молодая, с такими огромными невинными глазами. Признаться, я поначалу поверил слухам, что твое быстрое продвижение по служебной лестнице связано не... э... не только с профессиональными достоинствами.
Рей дождалась, пока официант разлил вино, и затем заговорила.
- Ну, нет необходимости умасливать меня сейчас. Я не стану держать на тебя зла, - пошутила она.
- Ты его и не держала, - серьезно ответил он. - Ты занималась делом. Отделения банка "Коустл" в этом районе выжили - нет, расцвели - потому, что ты была здесь и взяла на себя руководство, когда потребовались предвидение и осторожность. Что касается меня лично, ты была прекрасным и тактичным наставником. И я благодарен тебе. Спасибо.
- Не надо благодарить. Я просто выполняла свою работу.
- Нет, повторяю, ты удивительная женщина, Рей Паскел. Ты сделала то, что под силу немногим. Ты прикрывала меня без попытки продвинуться самой.
- О, ну... - запротестовала она, смутившись.
- Но их не так легко провести. Кажется, тебя хотят отнять у меня.
- Их? Кого?
- Главное управление. Ты произвела сильное впечатление на Леона Уотерза. И на весь Совет. До меня дошли такие слухи.
- О, ну... - повторила она, удивленная и даже не уверенная, приятно ли это ей. Безусловно, повышение льстило, но Лос-Анджелес?
Бауэрз дотронулся до ее руки.
- Я не хочу терять тебя. Рей. И речь идет не только о делах. Она отняла руку.
- Пожалуйста. Не надо об этом. Я...
- Нет. Послушай, я знаю, ты избегаешь меня. Видимо, ты избегаешь и других мужчин, пытающихся ухаживать за тобой. Я хочу, чтобы ты знала, что дело не в этом. Я по-настоящему восхищаюсь тобой, Рей. Дай мне шанс. Воспользуйся шансом сама, чтобы получше узнать меня, может...
- Нет. Пожалуйста, - быстро оборвала она. - Ты мне нравишься, Харрисон, но ты мой шеф. Давай оставим все как есть. К тому же я просто-напросто слишком занята. Мальчики и работа - это все, на что у меня хватает сил.
И снова между ними воцарилось молчание, пока официант подавал салаты. Затем Бауэрз заговорил, почти обычным тоном, играя вилкой в салате:
- Я часто удивлялся... Маккензи, гольфист... О, к черту. Рей, у меня нет права спрашивать, но я хочу знать. У тебя кто-нибудь есть?
- Нет. Никого, - твердо заявила она, скрывая боль, которая иногда переполняла ее. Они почти не виделись с Ником с тех пор, как он спас вечеринку.
- Тогда я не отступлю, - заявил Бауэрз. - Но и настаивать не буду.
- Значит, с нашими отношениями мы разобрались, - ответила Рей, улыбнувшись.
Этот разговор действительно прояснил ситуацию; Рей теперь чувствовала себя с ним абсолютно комфортно. Работали они в прежнем ритме. Харрисон Бауэрз продолжал полагаться на нее, а Рей продолжала делать все, что было необходимо, исполняя не только свои, но и кое-какие из его обязанностей. Тем не менее она справлялась с обычным деловым напряжением, к сожалению усугубленным язвительными выпадами ревнивой и мстительной Рут. А дома-с обычной рутиной домашних дел и тремя нормально активными, но не совсем идеальными мальчишками. Успеваемость Грега снова пошла вниз. Джо подрался в школе. И не слишком ли много времени перегруженный занятиями Кевин проводит с Кристал? Рей по-прежнему была благодарна Нику за помощь - его отношение к мальчикам не изменилось. Она говорила себе, что просто страдает от стресса. Она повторяла, что участившиеся боли ничего общего не имеют с тем, что Ник едва ее замечает.
Рей ошибалась. Хотя он старался сохранять дистанцию, она никогда не оставалась вне его внимания. Однажды в субботу, заехав за ребятами для занятий гольфом, Ник был очень удручен ее видом и не переставал думать о ней по дороге в клуб и во время урока. Рей очень похудела, выглядела утомленной, под красивыми глазами залегли темные круги. Конечно, она всегда слишком усердствует, а может, не все ладится в отношениях с Бауэрзом.
- Держи левую руку прямо, Джо, - наставлял он, думая о том, что из этих троих Джо самый способный. - Нет, сын, - говорил он Кевину, - земля слишком сырая для игры. Не своди глаз с мяча, Грег. - Но, даже давая указания и подшучивая, он размышлял о Рей.
Да, в последнее время она слишком поугрюмела. Рей нравилась ему веселой и смеющейся, донимающей мальчишек остроумными колкостями. Она нравилась ему счастливой, как в тот день, когда они сгребали листья. Или грациозной и танцующей, как тогда в ресторане... Больше всего она нравилась Нику в его объятиях - ведь однажды, пусть лишь на мгновение, она стала теплой и страстной и желающей... Нет, об этом думать не стоит. А вот что погасли ее глаза, исчез румянец со щек и давно не слышалось ее смеха - это точно. Ему это не нравилось.
Ник вспомнил, какой жизнерадостной она была в то утро после вечеринки. Потом появился Бауэрз, и он поспешил уйти. Ник тряхнул головой, словно надеясь прояснить ее.
Ладно, первые девять партий проиграны, но остается еще девять лунок, подумал он, и если Бауэрз станет помехой... Он поклялся вернуть сияние ее глазам, играя по ее правилам.
Рей была на кухне, когда Ник вернулся, и накрывала на стол для завтрака на следующее утро. Он улыбнулся, глядя, как она тщательно вкладывает в каждую ложку ребят витамины. Миссис Совершенство.
- Стараешься, как всегда, опередить события, - съязвил он.
Рей подняла глаза, будто удивившись, что он обращается к ней.
- О, просто... по утрам такая спешка, сам знаешь.
- Знаю. Идея не плоха - замедлять события.
Она вздохнула, округлив глаза.
- Об этом можно только мечтать.
- Иногда мечты сбываются. Я думаю о Дне Благодарения.
- О да. - Она поставила баночку с витаминами в шкаф. - Мальчишки ждут не дождутся.
Ник намеревался увезти мальчиков - вместе с Расти - в горы на неделю праздников. У Рей планы были более прозаические - разобраться в некоторых аспектах новой банковской политики и составить отчет.
- Почему бы тебе не поехать с нами? - предложил он, набравшись духу. Рей изумленно обернулась.
- Не знаю, - неуверенно ответила она.
- Решайся. Тебе нужен отдых. Можно продлить срок аренды коттеджа на неделю. Питаться будем на стороне, чтобы обойтись без готовки. Как ты на это смотришь?
Теперь настала очередь Ника удивляться:
Рей прямо-таки загорелась этой идеей.
- Только я не умею кататься на лыжах, - снова неуверенно произнесла она.
- Не важно. Ты будешь сидеть перед камином, наслаждаясь огнем, пока мы будем гонять по склонам. Думаю, тебе понравится коттедж.
Коттедж ей понравился - расположенный высоко в горах над озером Тахо, он оказался роскошным домом с четырьмя спальнями и тремя ванными комнатами внизу. На верхнем этаже одна стена просторной гостиной была сплошным окном, от пола до потолка, из него открывался вид на внутренний дворик и озеро. Большие удобные кресла и диваны располагали к отдыху; Рей часами нежилась перед огоньком, уютно потрескивающим в каменном камине, поглощенная романами, на которые у нее не хватало времени в повседневной жизни.
Эта неделя была одной из самых приятных и веселых, которые она когда-либо проводила. И самой спокойной. Если они не выходили обедать, еда появлялась как по волшебству - ее или доставляли, или готовил Ник с помощью ребят на хорошо оборудованной кухне. Мальчишки усердно катались на лыжах и проводили почти каждый день в горах, а вечерами все собирались у камина поиграть в "монополию" или в одну из других игр, имевшихся в коттедже. Рей взяла пару уроков катания на лыжах, но предпочитала долгие прогулки с собакой - ей нравилась тишина, спокойствие и свежесть горного воздуха. Иногда она гуляла одна и фотографировала красивые виды гор, озера и покрытые снегом деревья, сверкающие на солнце. Однажды Рей даже увидела оленя, а в другой раз углядела зайца, почти невидимого на снегу.
Они с Ником помогли Джо слепить снеговика, а затем он покатал ее на снегомобиле. Она знала, как он любит лыжи, и поэтому ценила часы, которые он проводил с ней. За два дня до отъезда они остались в коттедже наедине - ребята умчались в горы.
Отправив детей, Ник вернулся и вытащил колоду карт.
- Сыграем? - предложил он. С ним было интересно играть. Ник вел себя азартно - победу сопровождал радостными кликами, а проигрыши сносил с бесстрастной миной.
Они играли все утро. Затем Рей сделала сэндвичи, Ник открыл бутылку вина. и они пообедали, сидя на полу перед камином. Она наслаждалась его беззаботными шутками и очень пожалела, когда он неожиданно взял книгу.
- Хочу дочитать до того, как уедем, - сказал Ник, вытягиваясь в кресле.
Рей убрала тарелки и свернулась калачиком на диване, потягивая оставшееся вино в бокале и удивляясь тому, что в присутствии Ника вино никогда не действовало на нее усыпляюще. Он, казалось, был совершенно поглощен книгой, и она взяла ту, которую читала сама. Но ее глаза были устремлены не на страницу, а на него. Мерцающие отблески огня придавали его красивому лицу некоторую суровость, подчеркивая чувственность в размахе ресниц и линиях рта, а непослушные волосы казались темнее. Ее охватил такой напряженный, такой неудержимый поток чувств, что она едва не вскрикнула. Рей страстно хотелось, чтобы он обнял ее, поцеловал, прикоснулся к ней. Ник этого не сделал.
Глава 9
Она вернулась из Тахо бодрой и посвежевшей. Но приступ старой боли вскоре вернулся. Ник. Они прекрасно провели время вместе, а теперь? Опять подальше друг от друга?
Когда Ник пригласил ее в кино спустя три дня, Рей так обрадовалась, что, не раздумывая, согласилась, несмотря на усталость. В офисе был трудный день. К ее удивлению, она почувствовала себя отдохнувшей после кино, когда они уютно устроились в примыкающем к кинотеатру кафе.
В течение следующих нескольких недель Ник постоянно приглашал ее одну, без ребят, - в ресторан или в кино или просто погулять. Однажды в пятницу, после особенно напряженного рабочего дня, она примчалась домой готовить ужин. Ник вошел как раз в тот момент, когда она подавала спагетти.
- Пусть это сделает Грег, - предложил он. - Мы пойдем с тобой гулять. Рей изумленно посмотрела на него.
- На улице ливень.
- Оденься соответственно, - сказал он. - Под дождем гулять весело.
Он оказался прав - ей понравилось шлепать по лужам под хлесткими струями дождя. Хотя на ней были ботинки и макинтош, она все же немного промокла и заметила это, только когда они зашли в магазин за рыбой и картошкой.
- Тебе в голову приходят безумные идеи.
- Главное, чтобы они тебе нравились.
Ей были приятны его слова, и, когда он провел пальцем по ее щеке, чтобы стереть капли дождя, она разволновалась.
Ник, теперь проводивший с ней много времени, никогда не делал попыток сблизиться физически. Рей понимала, что он честно выполняет ее требование, но не могла одолеть сильного чувства разочарования.
Он попросил ее помочь выбрать рождественские подарки для ребят, а она пригласила его на рождественский ужин. Ник охотно принял приглашение, радуясь тому, что в кои-то веки встретит Рождество вместе с сыном. Кевин, собиравшийся вернуться в Лондон на каникулы, изменил планы, решив поехать с Джо и Гретом в Орегон к их бабушке.
Однажды в субботу, уже как обычно. Рей пошла с Ником на площадку для гольфа, где он тренировался. На третьей лунке их настиг дождь, и они побежали к нему в дом.
- Боюсь, на сегодня с гольфом покончено, - объявил он, встряхивая их куртки. - Сейчас я разожгу камин.
- Вот и хорошо, что покончено, - сказала она, опускаясь на, колени перед камином, чтобы подсушить волосы. - Я боялась, что тебе нравится играть в гольф под дождем. Есть кое-какие безумные вещи, которые мне не под силу, Ты бы потерял компаньона.
Эта мысль потрясла его. Он не хотел потерять Рей. Никогда. Ник посмотрел на нее, мокрую и взъерошенную, но продолжающую острить.
- Мне бы этого не хотелось, - серьезно сказал он, опускаясь на колени рядом с ней.
- Чего бы тебе не хотелось? - спросила Рей, садясь на пятки и отбрасывая назад волосы, чтобы взглянуть на него.
При виде этих широко открытых невинных глаз, при виде изгиба ее раскрытых губ он не выдержал. Только Богу известно, как долго он терпел. Как тогда в Тахо - пришлось зарыться в книгу от соблазна затащить ее в ближайшую спальню.
- Я бы не хотел потерять тебя, - прошептал он, притягивая ее к себе и целуя. Буря чувств захватила их обоих. Ник целовал ее все более страстно, а она становилась теплой, нежной, податливой. - Ты хочешь быть моим компаньоном? - спросил он, оторвавшись от ее губ.
- О да, - произнесла Рей тихим, соблазнительным голосом. У него перехватило дыхание.
- Тебе нравится делать со мной безумные вещи? - нежно целуя ее щеки, прошептал он ей на ухо.
Рей кивнула, губами прикоснувшись к его шее, и Ник почувствовал, как затрепетало его сердце.
- Я умею придумывать развлечения, - пробормотал он, покусывая мочку ее уха и нежно лаская грудь.
Он услышал слабый вздох удовольствия и ощутил ее страх, хотя она прижалась к нему покрепче. Этот страх привел его в чувство. Он же обещал не настаивать, дать ей время. Неохотно Ник убрал руку с ее груди и, все еще прижимая к себе, отбросил влажный локон и нежно поцеловал ее в лоб.
- Ты не хочешь поехать отдохнуть? - спросил он.
- Но мы уже отдыхали, - сказала Рей, пытаясь сесть прямо.
- Не убегай, - попросил он, крепче прижимая ее. - Мне нравится обнимать тебя. Я говорю о каникулах. Мальчики будут в Орегоне всю неделю после Рождества.
Рей кивнула, все еще не понимая, о чем он. - Я собирался провести эту неделю на поле в Монтерее.
- На поле? Ник кивнул.
- Помнишь, я говорил, что поле в Шотландии отличается от площадки для гольфа здесь?
- Да.
- Меня испортили эти ровные площадки. Поэтому надо потренироваться на поле и снова приобрести форму.
- Понятно.
Он поцеловал ее в нос.
- Мне бы хотелось, чтобы мой компаньон был рядом со мной на тренировках.
- О? - немного настороженно улыбнулась она.
- С твоим банком ничего не случится, всем полажены рождественские каникулы. Как ты на это смотришь? - Звучит... звучит заманчиво, - произнесла она.
- Будет весело. Обещаю. Заказывать один или два номера? - с мольбой прошептал он ей в ухо.
- Один, - ответила Рей, уткнувшись лицом в его грудь, словно оробевший ребенок.
Один номер - ответ, конечно, необдуманный, вырвавшийся в порыве страсти и желания быть рядом с ним. Но в течение последующих дней волны радости и непреодолимого желания окатывали Рей, стоило ей вспомнить о своем ответе.
Столь глубоким было чувство радости, что она без труда отбрасывала докучливые доводы рассудка. Хватит анализировать, чувства требуют не анализа, а действий. Рей не считала себя старомодной, но она отнюдь не принадлежала к клану раскованных женщин. Ей было далеко до Рут, которая с легкостью падала в постель с любым понравившимся ей мужчиной. Ей было далеко даже до Коры, которая довольствовалась продолжительной, никуда не ведущей связью с Фрэнком.
- Мне так нравится, - всегда повторяла та. - Готовка, стирка грязных носков не для меня.
В конце концов, я не какая-нибудь глупая, неопытная девчонка. Мне уже тридцать четыре. Имею право на собственные решения... Почему бы мне не провести отпуск с мужчиной, который мне нравится?
С мужчиной, которого люблю? Она задумалась над этой мыслью. Возможно.
А он любит ее? Разумеется, любит и уважает. Главное, никаких вопросов и никаких условий, надо просто-напросто довериться чувству.
Рей подготовилась к поездке в Монтерей с обычной тщательностью. Вместе с рождественскими подарками она также купила кое-что для себя. Цветные свитера и брюки. Простые, но соблазнительные платья для ужинов при свечах, элегантное, обольстительное нижнее белье.
Они все собирались отбыть утром после Рождества - мальчики самолетом в Орегон, а Рей с Ником на машине в Монтерей. Ник встретил Рождество с ними, придя к завтраку, завершившемуся раздачей подарков. Среди обычных для Рей пены для ванны, духов и носовых платков, купленных ребятами на карманные деньги, - были две коробочки для драгоценностей. В одной лежала небольшая ниточка прекрасно подобранных жемчужин от Ника, а в другой, поменьше, усыпанный бриллиантами кулон в форме буквы Р. На карточке было написано: "С любовью от Грега, Джо и Кевина".
- Кулон прикрепляется к нитке жемчуга, - объяснил Ник, пристегивая его, затем надел колье ей на шею.
- Я... о, так красиво! - выдохнула она. - Спасибо вам всем, - произнесла Рей, посмотрев на Ника.
- Тебе следовало бы сказать "всегда к вашим услугам", - исправил ее Ник. Мы хотели поблагодарить тебя - за все.
Рей была тронута. Она поняла, что Ник благодарил ее за то, что она ему вернула сына. Очень тактично с его стороны подключить к подарку и ребят. Она радовалась, что Ник встречал Рождество с ними, как будто вся семья была в сборе.
Пока Ник отвозил мальчиков в аэропорт, Рей сдала сопротивляющегося Расти в питомник. Им удалось рано выехать в Монтерей. Было свежо, прохладно и туманно, редкие лучи солнца пробивались сквозь облака. Она была рада, что туман рассеялся, - значит, \мальчики вылетели вовремя. Они еле уговорили \Джо не брать с собой новую сумку для гольфа - подарок Ника, ведь они же собирались кататься на лыжах; бабушка сказала, что в окрестностях полно прекрасных склонов.
Ник хотел хорошенько потренироваться на поле в Монтерее, и Рей очень надеялась, что неделя не будет дождливой. Обо всем этом она без умолку говорила по дороге, понимая, что своей болтовней пытается скрыть нарастающий страх.
- О, небольшой дождик не помешает. Я не собираюсь проводить все время на поле. - Что-то в его улыбке заставило Рей замолчать.
Ник, как всегда, был хорошим собеседником. Он вел себя так естественно, что к тому времени, когда они приехали в гостиницу, примыкающую к полю для игры в гольф, к Рей вернулось некоторое самообладание. Гостиница была очаровательной. Сверкающая, с высокими потолками, тяжелой старинной мебелью и радушным хозяином, который провел их в номер.
- Из этой комнаты открывается прекрасный вид на океан, - сказал хозяин, раздвигая шторы. - Ночью немного холодновато, поэтому вы можете включать обогреватель. Или разжигать огонь.. - ~0н жестом показал на камин, где уже лежали поленья.
Рей едва слышала его. Она смотрела на два чемодана, выстроившиеся рядышком, и чувствовала себя неловко.
- Ты, должно быть, проголодалась, - сказал Ник. - Пойдем пообедаем.
Еда была вкусной, но кусок не лез Рей в горло. Она едва притронулась к салату и только чуть пригубила вино. И говорила лишь для того, чтобы побороть внутреннее смятение.
- Мне нравится эта гостиница, здесь так уютно и необычно. Хорошо, что ты выбрал именно эту. Ты... ты был здесь раньше? - Ты был в той комнате наверху с другой женщиной?
- Нет. Это поле и гостиницу мне рекомендовали недавно. Это мой первый визит сюда. - Ник поднял свой бокал. - Давай хорошо проведем здесь время, Да, - произнесла она, зардевшись, когда их бокалы столкнулись. Ей понравится. Она же умудренная опытом женщина! - Не правда ли, эти красные скатерти придают залу уют и домашний вид?
- Ага. - Он был поглощен едой, интерьер его, очевидно, не занимал. Рей огляделась.
- Для такого необычного места, да еще в начале недели, здесь достаточно посетителей. - Она обратила внимание на то, как хозяин проходит по залу, останавливаясь перекинуться парой слов то тут, то там, как будто знаком с каждым. - Интересно, большинство из присутствующих завсегдатаи?
- Может быть, - ответил Ник, усмехнувшись. - Или наш уважаемый хозяин надеется сделать их завсегдатаями с помощью фамильярности.
Рей с улыбкой кивнула. Она сделала глоток вина и опустила глаза. Ей хотелось быть остроумной, но ничего не приходило в голову. Когда Ник покончил с едой и собрался пойти на поле, она даже обрадовалась.
- Не хочешь пойти со мной?
- Нет, сегодня я думаю... просто отдохнуть.
Рей с Облегчением вздохнула, когда он ушел. Его отсутствие даст ей время освоиться с обстановкой, отогнать грустные мысли и приготовиться к счастью.
Но, оказавшись в одиночестве в спальне, которую они делили с Ником, она не смогла удержать напора мрачных воспоминаний.
"Кому захочется заниматься любовью с такой ледышкой? - Она увидела перед собой Тома, разочарованно ухмыляющегося. - С тобой, должно быть, что-то не в порядке. Рей, - ты фригидна".
Она подошла к окну, пристально глядя на океан внизу, бьющийся о скалы.
Том был единственным мужчиной в ее жизни. И она его разочаровала.
О, ради Бога, это было более девяти лет назад.
Но изменилось ли что-нибудь? Ничего, кроме внешности.
О да. Рей Паскел. Ты могла изменить свой имидж: волосы, ногти, работу. Ты могла похудеть и купить новую одежду. Но что ты знаешь о том, как осчастливить мужчину?
На протяжении девяти лет она твердила себе, что слишком занята. Но не в этом была истинная причина того, что она избегала интимных связей с мужчинами. Причина была в том, что она знала, какая она ледышка. Том...
Но Ник не похож на Тома. Рей прижалась лицом к оконному стеклу и подумала о Нике. Такой высокий и стройный, такой красивый в своем кашемировом свитере цвета лаванды. Нет. Она покачала головой. Не за это она любила Ника. Не за его рост и мужскую силу, не за его темные выразительные глаза или красивое бронзовое лицо. Она любила его за то, каким он был внутри. Любила его сердечность и заботу, его понимание. Его веселое, но строгое отношение к мальчишкам - и к ней. Его нежность. Надежность. Смех.
Она любила его. Впервые Рей честно призналась в этом и почувствовала удар - ее сердце забилось так же сильно, как волны о скалы внизу. В последний раз она испытывала такое чувство в восемнадцать лет. Она любила Ника-с той же страстью, с какой когда-то любила Тома!
Рей отпрянула от окна, зажав рот рукой. Нет. Любовь к Тому была надуманной, она влюбилась в свою мечту. А Ника она любит - настоящего. Никогда раньше Рей не чувствовала такой нежности, доходящей до обожания, такой страсти. Она хотела принадлежать ему, хотела полной гармонии. Но разве такое для нее? Она разочаровала своего мужа в постели. Разве не повторял он это снова и снова?
Она не вынесет, если разочарует Ника. Не сможет вынести его взгляда, похожего на тот, каким смотрел на нее Том, не вынесет, если Ник узнает, что она...
Рей сняла трубку и вызвала такси, затем быстро написала записку:
"Искренне жаль - чрезвычайные обстоятельства. Необходимо срочно вернуться. Объясню позже;
Рей".
Глава 10
Взбегая по лестнице, Ник тихо насвистывал. Он легонько постучал в дверь. Никто не ответил. Он вставил ключ в замок и осторожно вошел, думая, что Рей спит.
Комната была в идеальном порядке. Тишина окутала его, подобно облаку. Где она? Внизу? Ушла погулять? Поставив свою сумку для гольфа на пол, он огляделся. Затем увидел записку на бюро и взял ее.
Прочитав, Ник нахмурился. Чрезвычайные обстоятельства? Не с ребятами, это точно. Работа? Он посмотрел на телефон. Ну, разумеется, он не станет звонить в банк. И она вряд ли доехала до дома, если только не наняла самолет. Он мог бы спросить внизу, когда и как она уехала, узнать, не было ли звонков. Нет, к черту! Он не станет этого делать.
Не то чтобы он стеснялся спросить об этом у служащего, . нет, просто его охватила глубокая депрессия. Всепоглощающее чувство утраты. Как будто безвозвратно потеряно что-то гораздо большее, чем недельный отпуск. Как будто Рей Паскел сделала свой выбор.
Ник растянулся на кровати, положив руки за голову, и уставился в потолок. На протяжении последних нескольких недель он находился. в приподнятом настроении. Они сделались так близки. Он надеялся, что эта неделя сблизит их еще больше. Но сегодня... Ник не был уверен, но что-то в ней изменилось. Рей что-то скрывала за пустой болтовней, которую вела в своей обычной остроумной манере. Что-то беспокоило ее.
Ладно, Маккензи. Посмотри правде в глаза. У тебя никогда не было сомнений, что такая женщина, как Рей, не страдает от отсутствия поклонников. Но Рей не стала бы хвататься за возможность отдохнуть с мужчиной. Если только не поддалась минутному настроению, о котором уже пожалела? Спровоцированная ссорой? А если ему позвонить...
О, к черту! Должно быть, это связано с банком, или друг оказался в беде, или что другое. Но тогда почему она не сообщила ему, не захотела, чтобы он отвез ее обратно? Ник припомнил ее настроение, пораскинул мозгами, и перед ним явился образ Харрисона Бауэрза.
Рей и десяти минут не пробыла дома, как зазвонил телефон. Она со страхом сняла трубку:
- Алло?
- Благополучно добралась? - В голосе слышалось облегчение, возобладавшее над гневом. - Я названиваю уже час.
- Мне очень жаль, но ты можешь не беспокоиться. Поездка была...
- Почему, черт побери, ты уехала таким образом? Я бы отвез тебя.
И мне пришлось бы объяснять то, что я объяснить не могу.
- Я... я не хотела прерывать твою тренировку.
- Ерунда. Я бы... в любом случае... Почему? Что случилось?
- Кое-что... заставило меня вернуться.
- Да?
- В банке... Я срочно понадобилась. Я... Мне нужно быть там утром.
- Понятно. - Он явно не поверил. Рей, запинаясь, пыталась что-то объяснить. Произошла ужасная ошибка в расчете, путаница, которую придется разбирать всю неделю. Ей так жаль, что все случилось именно сейчас.
- Понятно. - Он больше не задавал вопросов, но голос его звучал озадаченно. Заподозрил? Рассердился?
- Мне... действительно... очень Халь... - пролепетала Рей. - Я... я с нетерпением жду...
- Ну ладно. И такое бывает. Мне тоже жаль.
Ник не сказал "В следующий раз". Он не сказал "Когда я вернусь" или "Я позвоню тебе". Просто объявил, что рад ее благополучному возвращению и уверен, что она справится с этой неприятностью на работе. А потом - "До свидания". И все. Поняв, что разговор окончен, Рей чуть не разрыдалась.
Но она не могла плакать. Горе было слишком сильным. Оно застряло у нее в горле и разрывало изнутри. Рей устало открыла свой чемодан и принялась доставать одежду. Шикарную одежду, которая предназначалась для украшения счастливой недели с мужчиной, которого она полюбила.
И сбежала. Потеряв его навсегда? Может, если она позвонит... Но что скажет? Прости. Я солгала. В банке все в порядке. Я могу вернуться... Это было бы глупо. Рей прижала к щеке тонкий как паутинка пеньюар и уставилась на телефон. Она могла бы сказать...
В изумлении она увидела, что мигает красная лампочка. Должно быть, она мигала все время, но Рей была слишком занята, чтобы это заметить. Звонок от матери? Или, может, Ник оставил сообщение, когда звонил раньше? Она стремительно включила пленку.
- Кевин! Миссис Паскел! Это Джан Фрейзер, мать Кевина. - Голос звучал тревожно. - Я пытаюсь дозвониться с кануна Рождества, но с этой праздничной суетой... Теперь, когда я наконец дозвонилась, вас не оказалось дома. Пожалуйста, я буду благодарна, если вы, миссис Паскел, или Кевин срочно свяжетесь со мной.
О Боже! Она дважды напоминала Кевину позвонить матери, но все они были так заняты подготовкой к Рождеству. Но он точно написал ей об изменении планов и отправил подарки, и, если мать не смогла к нему дозвониться, вероятно, и Кевину это не удалось. Вполне достойное оправдание, подумала Рей, подняв трубку и набирая номер.
На нее обрушилась лавина упреков, которые совершенно сбили ее с толку. Рей не могла понять, направлены ли они в адрес связи в праздничные дни или на невнимательного сына, который не удосужился информировать ее о своих планах вовремя.
- Насколько мне известно, он вам отправил письмо, - настаивала Рей.
Она была уверена, что Кевин написал матери. Да, ответила дама, она получила письмо, но в самый канун Рождества, когда они уже вернулись в Лондон.
- Мы должны были остаться в Брюсселе... Так скучны эти дипломатические обязанности! - вздохнула леди Фрейзер. - Но лорд Фрейзер утверждает, что мое присутствие обязательно на многих приемах, которые он устраивает или посещает. Но сын для нас на первом месте, особенно в Рождество! Представьте наше разочарование - мы примчались домой лишь затем, чтобы узнать, что Кевин в последний момент изменил свои планы по какой-то минутой прихоти.
Ее голос звучал так сердито, что Рей почувствовала необходимость объяснить:
- Это не совсем прихоть. Он, видимо, решил, что неплохо было бы провести это Рождество со своим отцом, потому что...
- Со своим отцом? - Голос леди Фрейзер прозвучал так, словно Рей упомянула об инопланетянине. - Вы говорите, что Кевин общается с Ником?
- Да, а что? - Неужели она об этом не знает? Неужели Кевин ни разу не упомянул об отце за последние четыре месяца? - Он... они видятся достаточно часто.
- Правда? - Послышался стук пальцев по столу, и Джан, пробормотав: "Этого следовало ожидать", спросила:
- Миссис Паскел, у вас есть номер телефона мистера Маккензи?
- О да.
Рей не видела оснований для отказа, но докладывать, где можно застать Ника сейчас, не стала, опасаясь испортить Кевину каникулы. Рей также не спешила сообщать номер, по которому его можно найти в Орегоне. Леди Фрейзep об этом и не спросила. Казалось, она потеряла всякий интерес к Кевину. Поблагодарив Рей, леди Фрейзер торопливо закончила разговор.
Это была ужасная неделя, без мальчишек, без Ника. Только с Расти, отчаянно скучавшим без своей компании. Реи пришлось вернуться на работу, хотя в этом не было необходимости. Половина штата сейчас в отпусках, а другая приходит в себя после рождественских праздников, одновременно готовясь к встрече Нового года. Рей провела предновогодний вечер традиционно - играя в бридж в клубе Элен. Ей обычно нравились эти вечеринки. В этом году - нет. Она никак не могла сконцентрироваться на игре и не переставая думала о том, что делает Ник.
Ребята вернулись, пышущие здоровьем после недели лыж и "бабушкиной еды". В школе уже начались занятия. Работа в банке вошла в прежний ритм. Ник не возвращался, только позвонил Кевину и сообщил, что будет отсутствовать некоторое время, чем сильно расстроил сына.
Рей твердила себе, что рада задержке Ника. Это даст ей время. Время для чего? Для изучения руководства по технике секса? Или правил хорошего тона как возродить прекрасные отношения, прерванные ни с того ни с сего? А не лучше ли смириться с фактом, что все кончено? Разумеется, все кончено. Иначе Ник позвонил бы ей еще раз.
Ник не позвонил, зато позвонила леди Фрейзер:
- Номер телефона, который вы дали мне, не отвечает. Я звоню постоянно.
- Вероятно, его нет в городе, - осторожно предположила Рей.
- Тогда скажите мне, где его найти? - резко спросила женщина.
- Понятия не имею.
- Судя по номеру, который вы мне дали, Ник поселился во Флориде на время пребывания в Штатах. - Он решил остаться здесь, чтобы быть рядом с Кевином.
- Какая наглость! Надеюсь, он не мешает!
- Мешает?
- Кевину. Мне бы не хотелось, чтобы он разрушил те принципы, которые мы с лордом Фрейзером привили нашему сыну.
Принципы? О чем она говорит?
- О нет, - сказала Рей, возмутившись словом "наш", что подразумевало Кевина в исключительной собственности Джан и ее лорда. Словно его настоящий отец умер. - У Кевина все в порядке. Он чудесный мальчик. Мы все так его полюбили; я надеюсь, пребывание в Штатах пойдет ему на пользу.
- Успеваемость хорошая?
- Да, разумеется. А еще он катается на лыжах и играет в гольф и даже подрабатывает в ветеринарной школе, - воодушевленно доложила Рей.
- Гольф! И с какой стати вы позволили ему подрабатывать? Да еще в ветеринарном учреждении!
Миссис Паскел не ожидала такой реакции и, немного опешив, ответила, что так хотел Кевин.
- К тому же его отец ничего не имел против...
- Его отец! Какое, собственно, он имеет к этому отношение?
Лишившись дара речи, Рей не ответила. Очевидно, леди Фрейзер и не интересовалась ответом. Проворчав что-то невразумительное и воскликнув: "Ничего, об этом я позабочусь немедленно!", она повесила трубку.
Спустя два дня, в субботу утром, леди Джан Фрейзер прибыла в Данзби. Она была сногсшибательно красива. Тщательно уложенные волосы, густые и шелковистые, подчеркивали тонкие черты лица, бледного и гладкого, казалось, изваянного из мрамора. И такого же холодного. Она приехала на такси, без звонка. В долю секунды ее холодные темные глаза подозрительно заглянули всюду, будто в поисках преступника или хотя бы следов преступления, разоблачающего хозяев. Затем выражение лица ее изменилось, стало мягче, вернее сказать, снисходительней.
- Полагаю, вы миссис Паскел? Здравствуйте. Я - леди Фрейзер, очень рада наконец познакомиться с вами.
- Какой приятный сюрприз. Кевин будет так рад, - сказала Рей, почувствовав неловкость оттого, что на ней была одежда для субботней уборки - старый свитер и джинсы - и никакой косметики. Она как раз усаживала гостью поудобнее, когда ребята, все трое, в сопровождении возбужденного Расти, влетели в комнату. Они играли в баскетбол в ближайшем парке, и вид у них был соответственный.
Кевин казался скорее удивленным, чем обрадованным, когда направлялся к матери, чтобы поцеловать ее в щеку.
- Мама! Ты не говорила, что приедешь.
- Ты тоже мне кое о чем не говоришь, - ответила леди Фрейзер, заключая Кевина в ревнивые объятия и небрежным кивком приветствуя Грега и Джо. - Где твой отец? - грозно вопросила Джан, будто этого именно преступника приехала она отлавливать.
Когда Кевин ответил, что не совсем уверен, но думает, что в Огасте, она язвительно пожала плечами.
- Опять бродяжничает.
После вежливой, но непродолжительной беседы с присутствующими она велела Кевину привести себя в порядок и увезла его в отель пообедать и поговорить.
Рей смотрела им вслед, чувствуя себя так, словно над их домом только что пронесся ураган. Кевин вернулся от матери в довольно мрачном настроении, и она не стала задавать ему вопросов, хотя заподозрила, что у мальчика и с матерью вовсе не безоблачные отношения. Чем его леди Фрейзер так расстроила? Желая проявить гостеприимство и убедить ее, что Кевин счастлив и здоров, Рей позвонила леди Фрейзер и пригласила ее на семейный обед на следующий день.
- Очень мило с вашей стороны, миссис Паскел. Но я бы предпочла пообедать с вами у меня. Вдвоем. Дело в том, что я как раз собиралась позвонить вам.
Ей необходимо вернуться в Англию немедленно, объяснила она, а им надо обсудить некоторые вещи до ее отъезда.
- Сразу хочу сказать, что к вам я не имею никаких претензий, миссис Паскел, - объявила леди Фрейзер, как только они устроились в столовой. - Я вижу, что Кевину здесь хорошо, трудно пожелать мальчику лучшей опеки. Разумеется, именно этого мы и ожидали, - добавила она, улыбнувшись Рей скорее самоуверенной, чем извинительной улыбкой. - Признаюсь, лорд Фрейзер тщательно проверил вас, перед тем как отдать Кевина на ваше попечение.
- О Боже! Надеюсь, он не узнал всю подноготную моей тети! - воскликнула Рей.
- Вашей тети? А что с ней такое? - совершенно серьезно спросила леди Фрейзер.
- Я пошутила, - быстро произнесла Рей. Ей следовало бы догадаться, что у этой женщины нет чувства юмора. - Я... я рада, что я... соответствую вашим требованиям.
- Да, соответствуете, - немного неуверенно продолжила та. - Но дело сильно осложняется тем, что появился Ник.
- Появился?
- Как с неба свалился, если вам угодно. Лорд Фрейзер и я пытались оградить Кевина от его влияния, насколько это было возможно.
Ник напрочь лишен честолюбия, для мальчика это дурной пример.
- Но ведь отец Кевина чемпион... Леди Фрейзер махнула рукой.
- Я имею в виду, у него нет представления об истинных ценностях. Вообразите себе, у Ника ведь есть титул.
- Да ну? - Рей не скрывала своего изумления.
- Правда. Ник никогда об этом не упоминает. И я бы не узнала, если бы не докопалась сама. Какой-то глупый предок - вроде бы прапрадедушка - махнул на титул рукой и устроил из поместья... молочную ферму. Я нашла кое-какие реликвии и генеалогические записи в одно из своих редких посещений фермы. Можете представить мое удивление!
- Да, могу, - пробормотала Рей, представив заодно, как шныряют эти любопытные глазки, высматривая семейные секреты.
- Конечно, отец Ника не очень-то похож на барона, но простое упоминание даже о незначительном титуле дает возможность войти в определенные круги. Но я не смогла убедить его в том, как важно обрести подобающее социальное положение, тем более когда оно принадлежит тебе по праву и может благотворно повлиять на судьбу сына. Но Ник думает только о гольфе и женщинах!
Слово "женщины" задело Рей, но она не подала виду.
- Гольф - его профессия. Леди Фрейзер приподняла брови.
- Профессия? Гольф? Для начала еще куда ни шло. Но когда он финансово окреп... - Она покачала головой. - Деньги, титул и нужные связи - о, он мог бы пойти далеко. Но отказался понять это. А теперь пытается навязать свои идеи Кевину, несмотря на полное равнодушие к сыну.
- О, это не правда! Я имела возможность наблюдать за ним эти четыре месяца, - заявила Рей. - Он искренне волнуется за судьбу Кевина. И сюда он переехал после несчастного случая с сыном, чтобы быть рядом с ним.
- Вы так думаете?
- Да. Он так сказал.
- Дорогуша, как вы можете быть такой наивной? - удивилась Джан. Познакомившись с вами, я сразу раскусила причину этого переезда. Она не в Кевине, а в вас. - Взгляд леди Фрейзер был столь красноречив, что Рей покраснела.
- Это не правда! - снова воскликнула она, более резко. - Вы мне льстите, леди Фрейзер, или это дипломатический ход? - язвительно улыбнувшись, добавила она.
Колкость возымела мгновенный эффект. Джан чуть не подавилась. Ее мраморное лицо стало малиновым, а рот оставался изумленно открытым в течение по крайней мере пяти секунд. Затем она коротко рассмеялась.
- Рей - можно так обращаться к вам? - я вам не льщу, а отдаю должное. Чтобы вас предостеречь, моя дорогая. Я знаю Ника. У него всегда так.
- Так? О чем вы говорите?
- Хорошенькое личико, приятная фигура - и вот он готов. Вы заметили, без сомнения, как Ник обаятелен. Не представляете, что мне пришлось пережить! С первых месяцев нашей женитьбы сплошные романы, толпы кандидаток на одну ночь.
Рей пристально посмотрела на нее. Странные вещи рассказывает она о Нике.
- Это не... Я хочу сказать, у меня не создалось такого впечатления.
Выражение сочувствия на лице леди Фрейзер, казалось, повторяло ее прежние слова: "Как вы можете быть такой наивной?" Она покачала головой.
- Когда мужчина в центре внимания, моя дорогая, у него... появляются возможности. И не сомневайтесь, такой мужчина, как Ник, не упускает случая воспользоваться ими.
Джан начала рассказывать свою историю - о полном безразличии Ника к ней и ребенку, что напомнило Рей поведение Тома. Похожая ситуация. Она слушала в изумленном молчании. В конце концов, она знает Ника всего лишь несколько месяцев. А Джан была за ним замужем. Том тоже не жалел своего очарования для других. Рей пришлось признать, что если целью Ника было влюбить ее, то он преуспел. Неужели она опять сглупила, как в восемнадцать лет, доверившись обаятельному лжецу? Рей попыталась сосредоточиться на разговоре с леди Фрейзep, который снова вернулся к Кевину и к тому, что она опасается влияния его отца.
- Вы понимаете, почему я обращаюсь к вам?
- Ко мне? - Рей не понимала. Она была слишком переполнена сомнениями и страхами, слишком поглощена своими собственными мучениями, чтобы внимательно слушать.
- Я не хочу, чтобы вы поощряли Кевина тратить время на гольф и на эту идиотскую работу. Я уже велела ему бросить ее. Разумеется, я не поддерживаю это его намерение стать... врачом животных. Кевин будет дипломатом, как и его отчим. Ник не должен вмешиваться в его судьбу, и я хочу, чтобы вы сказали ему об этом!
Рей не сводила глаз с Джан. Она не собиралась ничего говорить Нику, и даже, если скажет...
- Почему вы думаете, что Ник послушается меня?
- Он всегда прислушивается к женщинам, которых в данный момент обхаживает, - сказала леди Фрейзер, и Рей снова не поняла, расценивать ли это как комплимент или как оскорбление. Впрочем, ее это мало беспокоило. И хотя она была смущена и даже напугана тем, что услышала о Нике, в одном она была уверена: сын имеет право знать своего отца и отец имеет право знать своего сына.
Глава 11
Не прекращались упорные слухи, что Харрисон Бауэрз уходит.
Одни утверждали, что его берут в Главное управление корпорации. Другие что его переводят на должность пониже где-то в глуши. Нет, возражали третьи, он уходит из банка, чтобы занять пост в брокерской фирме. Эти противоречивые слухи венчались догадками о том, кто примет руководство Северным регионом. Им станет заместитель Южного региона. Нет, один из вице-президентов Управления. Рей Паскел? Чепуха, никогда на такую высокую должность не назначат никого из штата, тем более женщину. Ну она ведь пробралась на должность заместителя, не так ли? Дискуссию обычно завершала Рут:
- Эта ведьма сделает все возможное и невозможное, чтобы залезть наверх.
- Если ты действительно туда залезешь, - заметила Кора, проинформировав Рей о жарких спорах, - первым делом позаботься о том, чтобы барракуду уволили.
Рей только пожала плечами. Слухи, лестные и нелестные, были в банке явлением постоянным. Она уже говорила с Бауэрзом о том, чтобы Рут перевели в другое отделение - с повышением. Она была толкова и слишком квалифицированна для нынешней должности. Неудивительно ее раздражение, доходящее до агрессивности.
Рей подумала, откажется ли Кора от должности Рут. Быть может, нет: Коре нравилось быть секретарем - работа подходила ей идеально. И многие из ее жалоб на Рут были вызваны преданностью Рей.
- Они обязательно должны сделать тебя директором, - заявила ее помощница, - ты тянешь всю работу. Будь ты мужчиной, то получила бы эту должность давным-давно, - добавила Кора, разразившись тирадой против половой дискриминации.
Рей слушала ее вполуха, размышляя, почему растет дефицит коэффициента возврата кредитов в двух отделениях "Чико". Экономия или просчет? Руководитель этого обещающего отделения Сан-Франциско не справляется с требованиями новой политики? Его следует уволить? Рей вздохнула. Должно быть, устала. Она всегда считала свою работу захватывающе интересной. А сейчас вдруг почувствовала утомление оттого, что приходится постоянно решать какие-то проблемы и выискивать какие-то причины. Да, она устала - от деталей и подробностей сложного бизнеса, от усилий поддерживать в отделе доброжелательную атмосферу.
Рей подумала о Нике - он всегда присутствовал в ее мыслях - и вздохнула немного завистливо: счастливчик, может зарабатывать деньги игрой. Чистый воздух, движение - и никаких забот. Не то что у нее: вечные сложности и интриги застойной конторской службы...
Несмотря ни на что. Рей скучала по нему. Она не переставая твердила себе, что должна радоваться его отсутствию, должна внять предостережениям его бывшей жены и больше не впускать его в свою жизнь. Тем не менее... без него она ощущала пустоту, которую, казалось, ничем нельзя было заполнить. Ни работой, ни сыновьями. Ничем. Рей страстно желала увидеть его. Она никогда раньше не увлекалась спортом, и гольфом тоже не очень интересовалась, даже после короткого знакомства с Ником. Но теперь она вертелась у телевизора всякий раз, когда показывали соревнования, в которых он принимал участие. И хотя поначалу она хотела только посмотреть на Ника, вскоре игра захватывала ее, как и ребят, и она с волнением следила за его ударами.
Поэтому в воскресенье, когда Ник Маккензи играл на престижном поле в Пеббл-Бич, Рей была так же возбуждена, как и мальчишки, собравшиеся в гостиной у большого телевизора. К последнему раунду борьба разгорелась между двумя сильнейшими соперниками за титул чемпиона: Ником Маккензи и Дутом Пауэллом.
- Игрокам осталось одолеть последние три лунки, - объявил спортивный комментатор. - У Маккензи одна неудача, и перевес явно на стороне Пауэлла.
- Отец проигрывает, - сказал Кевин при виде Пауэлла, коренастого хмурого мужчины, подошедшего к метке.
- Похоже на? то, - проворчал Грег.
Соперники послали мячи в очередные две лунки.
Нику сегодня не везет, подавленно подумала Рей, а мальчики неестественно притихли, слушая прогноз комментатора. - Восемнадцатая лунка. Сложный левый доглег. Похоже, победа за Пауэллом.
Джо погрозил комментатору кулаком.
- Мне он не нравится. Он за того парня. Рей он тоже не нравился.
- Сложный, - уныло повторил комментатор. - Для победы Маккензи нужен "орел".
- Что значит "орел"? - спросила Рей. Ответ огорчил ее: ему разрешено пять ударов для посыла мяча в одном направлении и затем в другом... Ему требуется больше, чем "орел", подумала ома, ему нужно чудо, На экране воцарилось молчание, так же как и в гостиной, когда Ник с непринужденной улыбкой подошел к метке и приготовился. Как он может быть таким спокойным? - удивлялась Рей, наблюдая за его медденно-размеренным легким взмахом. Затем раздался тихий свист комментатора.
- Черт! Он срезает угол! Коронный удар!
- Только Ник Маккензи может так играть! - ликовал другой комментатор. - Я знаю. Я против него играл.
- Что... что это значит? - спросила Рей, и Грег торопливо объяснил, что у Ника будет удар с близкого расстояния. Вместо того чтобы послать мяч по прямой, он решил послать его вон над теми деревьями, точно рассчитав расстояние, где он приземлится для второго удара.
- Почти невозможная задача, - заключил Грег. - Он не сможет, ма.
- Но только так он может выиграть, - сказал Кевин, с волнением гладя на экран.
- Да, - печально покачал головой Грег. - Но для того, чтобы послать мяч так далеко, нужна сверхчеловеческая сила.
Когда Ник ударил, послышался глухой звук. Мяч взлетел высоко над неровным полем, как будто управляемый на расстоянии, а затем исчез.
- Улетел почти на сотню ярдов, - послышался благоговейный голос комментатора. - Откуда у него такая сила?
- Маккензи утверждает, что приобрел ее, заготавливая сено на молочной ферме своего отца, - пояснил, усмехаясь, обозреватель.
- Он, должно быть, супермен, - прошептала Рей, а мальчишки расхохотались.
- Да, супермен! - закричал Кевин, шутливо ударив Грега.
Рей и ребята засмеялись и зааплодировали, так же как и болельщики на экране, ринувшиеся вперед, чтобы взглянуть на второй удар. Остальные теснились у лужайки, готовясь полюбоваться финалом.
Рей и мальчики ближе подсели к телевизору, чтобы не пропустить самый важный второй удар. Дуг Пауэлл играл первым, так как был дальше от лунки.
- Несложный, тщательно продуманный удар, на поле нет песчаных ловушек, шестьдесят ярдов от площадки, - произнес комментатор. - Клиновидный удар железной клюшкой означает "птичку".
Подошла очередь Ника. Он выбрал восьмую клюшку с железной головкой. Мяч и ком дерна оторвались от земли. Мяч высоко взлетел, затем начал приземляться, ударился о землю с глухим звуком и, раскрученный в обратную сторону, остановился в метре от лунки, как объявил комментатор.
- А теперь что? - спросила Рей.
- Когда мяч так близко от лунки, разрешается только один удар. А если думать о больших баксах за этот удар, то начнут дрожать колени и запросто можно промазать, - сказал Грег.
Как он выдерживает такое? - удивлялась Рей. У меня не только коленки дрожали бы, подумала она, наблюдая за вторым игроком, вставшим для удара где-то в двух метрах от лунки. Камера следила за легким ударом, который приземлил мяч прямо у края выступа, затем мяч закружился и замер на краю. Стон толпы, гримаса Пауэлла.
- Неудивительно, что Пауэлл нервничает, - сказал комментатор. - Если Маккензи удачно пошлет мяч, то Пауэлл потеряет восемьдесят тысяч долларов, разницу между первым и вторым местами, и все привилегии, положенные за победу в этом престижном чемпионате.
Так и случилось. Ник удачно сделал посыл, затем бросил свой мяч в восторженно аплодирующую, ликующую толпу. Камера не выпускала его из виду, пока он подписывал карточку участника. Затем он прошел к месту, где должно было состояться награждение и вручение чека. Началась церемония.
Рей призадумалась. Как же она была не права! Гольф не просто игра, которой можно наслаждаться на свежем воздухе. Здесь требовались умение, предвидение, риск. Конечно, напряжение в игре совсем другое, чем на банковской службе, но оно есть. Снова Рей восхитилась спокойствием Ника.
Она видела, с какой легкостью он принял награду и приз, после чего его одарила поцелуем невероятно привлекательная молодая особа, которой он вручил чек. Она была настолько броской, что телевизионщики спрашивали друг друга: "Кто это?"
Комментатор попытался шутить:
- Вопрос, заслуживающий внимания. Насколько мне известно, Ник Маккензи не женат.
Рей сидела очень тихо, еле дыша. Внутри у нее стало пусто, будто из нее что-то вырвали. Мальчики с победными кликами исчезли в кухне. Но Рей все еще сидела, уставившись на экран, надеясь, что после рекламы начнется беседа и личность заинтриговавшей всех особы будет раскрыта.
Но нет. Последовала лишь церемония закрытия. Рей почувствовала разочарование. Она с таким одушевлением наблюдала за его победой, а теперь опустилась на землю, став свидетелем этого поцелуя. Ее мучил прозвучавший на весь мир вопрос: "Кто это?"
В субботу днем неделей позже Рей стояла у раковины в кухне, очищая тарелки от остатков позднего обеда. Она только что отвезла ребят в ближайший кинотеатр, и в доме было тихо, раздавался лишь стук дождя, размеренно бьющего в окно.
- Весело гулять под дождем!
Она усердно скребла раковину, пытаясь заглушить знакомый голос, забыть ощущение дождя на лице. Ощущение радости. На протяжении всей недели Рей пыталась забыть Ника. Она с головой погрузилась в работу, в надежде вытеснить все мысли о нем.
Но Ник постоянно возвращался в ее воспоминания. К тому же вместе с особой, промелькнувшей на мгновение на телевизионном экране. Поцелуй, вид собственника, с которым она взяла чек. Мучившее Рей чувство утраты сменилось ревнивой злобой. Если у него есть женщина, почему он добивался ее? И она, Рей, почему так легко поддалась его ухаживаниям?
С ним весело, призналась она, обрывая сухие листья с растений на подоконнике. Вот почему. Ей это нравилось. Нравилось быть с ним, смешить его, целовать. Кровь прилила к щекам, и она почувствовала, как сжалось сердце при воспоминании о его взгляде, его объятиях. Она думала, что их отношения были... серьезными.
- Дорогуша, как вы можете быть такой наивной? - словно в оцепенении услышала Рей эхо невозмутимого голоса леди Фрейзер. - Ник не из тех, кто упускает возможности...
Расти устроился у ее ног, и Рей наклонилась погладить его. Как она могла подумать о себе, что особенная? Только потому, что он провел немного времени с ней, польстил и увлек ее?.. Какой же она была дурой! Слава Богу, что вовремя спохватилась и сбежала из Монтерея.
Толпы кандидаток, сказала Джан. Конечно, Ник обаятелен и знаменит. Конечно, он привлекает женщин красивых, соблазнительных, сексуальных.
Рей стояла неподвижно, ухватившись за край раковины. В который раз всплыла перед ее глазами картина: сногсшибательная блондинка, откинув назад волосы, приподнимает голову для поцелуя. Она явно не из толпы кандидаток, видно сразу. Ник обнял ее и...
Нет, она не будет думать о Нике Маккензи. Он лживый... Звонок в дверь прервал ее мысли.
Рей открыла, на пороге стоял предмет ее грез с кривой благодушной улыбкой на губах.
- Привет, Рей.
- Привет.
- Расти, хороший, - рассеянно сказал он, вытирая ноги о коврик у двери и смахивая капли дождя с волос. - Как дела? - спросил он, вешая куртку в шкаф, будто и не уезжал, чтобы публично целоваться с блондинками.
- Все по-прежнему, - ответила она, довольная тем, как равнодушно прозвучал ее голос. - Мы считали дни, пока ты зарабатывал деньги и лавры.
Ни слова больше.
- Мне немного повезло! - пропел он, умело копируя мистера Дулитла из "Моей прекрасной леди". - Где ребята?
- В кино. Не все гладко прошло в Пеббл-Бич. Я видела, как полетел тот мяч над деревьями.
Его глаза довольно блеснули.
- Ты смотрела? Она кивнула.
- Но ты вышел из положения молодцом, за что я награжу тебя чашкой кофе. Не поцелуем, подумала она с горькой иронией.
- Повезло, - настаивал он. - Но кофе я принимаю. - И прошел за ней на кухню.
- Может, пообедаешь? - спросила Рей, решив быть гостеприимной, но бесстрастной. - Есть картофельный салат и немного ветчины.
- Отлично, а то в самолете покормили кое-как, - сказал он, садясь за стол.
Казалось, они исчерпали запас слов. Она чувствовала неловкость от его взгляда, неотрывно следившего, как она двигалась, ставя булочки в духовку и вынимая салат, который только что убрала. Нужно было что-то сказать.
- Хорошо бы порезать, - произнесла она, разворачивая ветчину.
Не говоря ни слова, он встал и выполнил Поручение.
Рей положила в тарелку салат и ветчину, вытащила булочки из духовки, налила кофе для них обоих.
- Твоя... э... леди Фрейзер нанесла нам визит, - сказала она, садясь и глотнув кофе. - Я слышал.
- От Кевина?
- Он позвонил мне в Майами. Парень ужасно огорчен - мать заставляет его бросить работу. Глупости. Я сказал, что, если он хочет, может продолжать. Чудесный салат.
- Спасибо. - Рей все еще думала о леди Фрейзер. - Она показалась весьма... весьма решительно настроенной.
Ник пожал плечами.
- Кевин хорошо учится, ему нравится работа, а главное, он достаточно взрослый, чтобы самому решать такие вопросы. И хватит об этом, - неожиданно заявил он, кладя салфетку. - Ошибка в расчетах устранена?
- Ошибка в расчетах?
- Та, из-за которой тебе пришлось вернуться в банк? Неужели ты забыла?
- О да. То есть нет, - ответила Рей в полном смущении, рассердившись, что ее застали врасплох. Она надеялась, что Ник не станет поднимать этот вопрос.
- Или, может, причина столь внезапного отъезда совсем в другом?
Она чуть не поперхнулась. Вдруг он догадался?
- Что... что ты имеешь в виду?
- Что известный мистер Бауэрз, должно быть, по достоинству оценил твое усердие.
- Бауэрз? Какое он имеет к этому отношение?
- Он твой босс и твой романтический вздыхатель, значит, имеет отношение ко всему. Он, кажется, считает, что имеет право располагать временем по своему усмотрению. - Ник старался говорить невозмутимо, но голос его звучал осуждающе, даже зло, и Рей в изумлении уставилась на него. - О черт, я не собирался нападать на тебя, - расстроенно произнес он. - Но, когда ты бросила меня, ничего не объяснив, я был так... - Он сглотнул. - Ну, я расстроился. И возмутился. Не считаешь ли ты, что нам пора поговорить начистоту, Рей? Его тон разозлил ее.
- Начистоту?
- Да. Я никогда не думал, что ты способна на уловки. Не надо водить меня за нос.
Водить его за нос?! Как он смеет! Образ, который преследовал ее всю неделю, молнией просверкал перед ней, и она с негодованием ответила:
- Интересно, кто кого водит за нос?
- Что ты хочешь этим сказать?
- Ты говорил, что хочешь стать частью моей жизни, чтобы быть рядом с Кевином.
- Да. Это правда, - сказал он, и его невинный взгляд рассердил ее.
- Но у тебя было еще кое-что на уме. Ты хотел переспать... - Она замолчала, поразившись себе. - Ты сам знаешь, что у тебя было на уме!
Ник спокойно посмотрел на нее.
- Мало ли что было у меня на уме!
- Так вот, забудь об этом навсегда, Ник Маккензи! Я не собираюсь присоединяться к толпе... кандидаток на одну ночь, ради которых ты оставил свою жену!
- Ого! Значит, моя бывшая супруга успела поработать не только над Кевином, но и над тобой!
- Мы... мы пообедали и провели очень познавательную беседу.
- Познавательную? Ты хочешь сказать, что поверила ее вранью?
- Ты отрицаешь, что оставил ее?
- Черт! Оставил - не то слово, я убежал от нее, как от гремучей змеи. Они посмотрели друг на друга, как два сражающихся воина, и он повысил голос:
- Своего сына я не бросал, а с ней повел дело в открытую. Мы расторгли эту пародию на брак. И это никак не повлияло на мои чувства к Кевину.
- Ты отрицаешь девушек на одну ночь?.
- Да. И я возмущен, что ты говоришь об этом.
Выражение его лица было таким негодующим, что на мгновение она даже испугалась. Ник резко отодвинул тарелку и, казалось, пытался взять себя в руки.
- Я, разумеется, не святой, и у меня случались романы. Но я вот что тебе скажу - всегда по обоюдному согласию, всегда любая из сторон имела право уйти в любой момент. - Он встал и посмотрел на нее, добавив с ударением:
- Никому не надо было убегать тайком.
Ник поставил чашку, направился к выходу и вышел, даже не попрощавшись.
Глава 12
Ник по дороге домой успокоился. Джан напичкала Рей отвратительным вздором. Мстительная ведьма! Избавится ли он когда-либо от ее лжи!
Что касается Рей... Никуда не денешься, этой женщиной он пленен. Добра, остроумна, трудолюбива и чертовски хороша собой. А главное, прекрасная мать. Обстановка в ее доме так полезна его сыну.
Как некстати здесь появилась Джан со своим пронырством, требуя, чтобы Кевин бросил работу, которая ему нравится: она, видите ли, считает это ниже его достоинства. Спесивая дамочка. Она всегда стеснялась, что его родители простые фермеры. Ник громко рассмеялся, вспомнив, как она умоляла его вытащить на свет Божий титул, забытый им давным-давно. Она полагала, что можно его отряхнуть от пыли и употребить как пропуск в высшие сферы. Ну и натерпелся же он из-за этой глупой идеи! Джан ни перед чем не останавливается ради своих прихотей.
Ник нахмурился. Она пойдет на все, даже заберет Кевина обратно в Англию, чтобы настоять на своем. Может, и правда ему бросить эту работу? Он еще не успел втянуться, занят лишь несколько часов в неделю.
Нет! Уступать нельзя. Кевину пора поставить ее на место, пора научиться принимать свои собственные решения. Он, Ник Маккензи, позаботится, о том, чтобы его сын умел это делать! Никто не будет давить на него.
Ник решил проследить за этим, хотя собирался уехать на несколько недель: его пригласили играть в Калифорнии, Неваде и Флориде. Но у него будет немного свободного времени перед игрой в Огасте, и он постарается что-нибудь устроить для Кевина и мальчишек Паскел, если их мать позволит. Разумеется, она позволит! Он поручит Элейн все устроить.
Что касается Рей... На нее тоже нельзя давить, подумал Ник, въехав под навес и заглушив мотор. Он сидел целую минуту, уставясь в никуда, чувствуя себя таким же потерянным, как в тот день в Монтерее, когда, вернувшись в отель, обнаружил, что она уехала.
Ей хотелось побежать за ним и вернуть. Она не собиралась говорить ему тех ужасных слов. Несправедливых. Рей знала, что Ник переехал сюда не из-за нее, а из-за Кевина. Сын действительно значит для него очень много, недаром же он столько времени посвящает ему, а заодно и ее мальчикам.
И если даже предположить, что она... ну... нравилась ему. Она ему нравилась, ведь так? Он не подгонял ее, всегда считался с ее желаниями, Не его вина, что она не была... не .могла-была не такой, как надо.
Рей взглянула на его недоеденный обед и призналась, что все произнесенное ею было сказано в самозащиту. Она не хотела говорить об истинных причинах своего бегства и попыталась переложить вину на него. Да, она себя повела не очень умно. Джан сказала... Но ведь она только наполовину поверила тому, что сказала леди Фрейзер. Даже когда вспомнила свои собственные невзгоды с Томом. Боже милостивый, Том умер девять лет назад, и пора оставить его в покое! В глубине души Рей понимала, что Ник не похож на ее мужа. Он открытый и честный.
А вот она поступила с ним не совсем честно. Солгала о причине побега из Монтерея. А сегодня... спрятавшись за этой ложью, повторяла как попугай выпады леди Фрейзер, чтобы не задавать вопроса, который терзал ее всю неделю. Кто та женщина, которая поцеловала его? Кем она была для него?
Он, вероятно, сказал бы ей.
Она не спросила. Потому что боялась ответа.
Рей сожалела о том, что так говорила с ним. Если бы у нее появилась возможность, она бы извинилась.
В течение нескольких следующих дней такого шанса не представилось. Ник редко бывал в городе, а когда бывал... умудрялся избегать ее.
С ребятами он продолжал поддерживать отношения, особенно с Кевином, для которого наступили нелегкие времена. Его мать звонила уже три раза и сильно гневалась, что он все еще не бросил работу. Третий звонок был адресован Рей.
- Моя дорогая, Кевин почему-то все еще не порвал со своим ветеринарным заведением. Мне бы хотелось, чтобы вы срочно занялись этим.
- Леди Фрейзер, он работает всего лишь несколько часов в неделю. Столько шума из ничего. А для Кевина это очень важно. Он же собирается...
- Он не собирается выполнять моих указаний, - оборвала ее леди Фрейзер.
- ...стать ветеринаром. В колледже им заинтересовались, позволяют присутствовать на операциях и тому подобное. Его отец считает...
- Его отец не имеет к этому никакого отношения! Я надеюсь, вы проследите, чтобы Кевин сделал, как я хочу!
Как она хочет!
- Леди Фрейзер, едва ли я вправе...
- Разумеется, вы вправе, и я полагаюсь на вас, моя дорогая. Вы мать и понимаете, что я чувствую. Мне пора заканчивать, но вы непременно позвоните мне, как только управитесь с этим делом. Я так ценю вашу помощь, моя дорогая. - Она повесила трубку до того, как Рей успела выразить несогласие.
Рей была очень расстроена этим разговором. Ей не нравилось, когда ей ставили ультиматумы. И, разумеется, она была не вправе делать счастливого мальчика несчастным. Может, ей следует обсудить это с Ником... если он когда-либо снова заговорит с ней? Но Кевин сам обратился к ней за советом.
- Мать настаивает, чтобы я бросил работу, - пожаловался он. - А я не хочу. Мне она нравится, и... - помедлил он, - кажется, я с ней справляюсь неплохо. А поскольку я собираюсь поступать в колледж здесь...
- О, Кевин! Я так рада! - Она не знала, что он собирался учиться здесь. Значит, ты останешься с нами. А насчет работы я с тобой согласна. То есть я не думаю, что это мешает твоей учебе. Вероятно, тебе следует все обсудить с отцом. - В отличие от матери он, похоже, одобряет твои планы на будущее.
Тем временем Леон Уотерз назначил заседание в Лос-Анджелесе, пригласив Харрисона Бауэрза и ее. Что-то должно было произойти, и она чувствовала себя нервозно, хотя раньше переносила служебные волнения стойко.
- Мам, - сказал Джо, появившись у ее локтя, - Тодд говорит, в продаже есть скейтборды...
- Меня не интересует, что есть в продаже, - раздраженно ответила она. - Я сказала тебе, что сейчас не стану покупать. Ты еще не наигрался с вещами, подаренными на Рождество.
- Ты купила Грегу новые бутсы для баскетбола.
- Не я. Он сам купил на деньги, которые заработал.
- Меня на работу не возьмут: мне же всего десять лет.
- Бедный малыш! - рассмеялась она и, взъерошив ему волосы, пропела:
- Баю-баюшки-баю! Придется подождать, пока вырастешь!
Оскорбленный Джо бросился прочь, и Рей тотчас пожалела о своем поведении. Ей не следовало дразнить его. Может, купить ему скейтборд? Нет, нужно быть твердой, чтобы не испортить мальчишку, а если он шуток не понимает... О, ради Бога, что с ней происходит? Срывается по любому пустяку. Совещание в Лос-Анджелесе, Кевин, Джо...
Рей знала, что с ней происходит. Она боялась потерять Ника. Ей не хватало его посвистывания, его веселой улыбки. Будь он рядом, все снова стало бы уютным и беззаботным. Она сожалела, что Ник далеко. Он все еще был в отъезде. Рей не переставала думать о том, с ним ли та эффектная блондинка.
Она глубоко вздохнула и пожала плечами. Как бы то ни было, жизнь продолжается, и ей пора упаковывать вещи. Им, по всей видимости, придется ночевать в Лос-Анджелесе.
Он ждал до восьми, чтобы позвонить, когда Рей будет дома. Элейн предложила ему пригласить ребят на чемпионат в Огасту, к тому времени они будут уже на пасхальных каникулах. Ник намеренно избегал всяческих контактов с Рей и собирался продолжать в том же духе. Единственное, чего он хотел сейчас, - это получить ее разрешение и наметить сроки. Тем не менее он нервничал, как мальчишка, собирающийся назначить свое первое свидание. Гудки на другом конце провода заставили его сердце бешено .колотиться, и он не мог побороть разочарования, услышав в трубке мальчишеский голос.
- Привет, Джо. Как дела?
- Нормально. Ты дома. Ник? Приехал?
- Нет, я в Рино. Я хотел спросить...
- А я думал, ты вернулся. Мы болели за тебя в субботу. Грег сказал, если бы другой игрок промахнулся...
- Да, не повезло. Послушай, Джо, где твоя... где все?
- Грег и Кевин пошли на концерт в школу, а миссис Стил в ванной. Она велела мне снять трубку.
- Миссис Стил?
- Да, она поживет с нами, пока мамы не будет. Мистер Бауэрз заехал за ней сегодня рано утром, она в Лос-Анджелесе. Ник! Что это? Что это за шум, Ник?
- Ничего, Джо. Просто... э... уронил стакан. Такой растяпа. - Бауэрз. Лос-Анджелес. А, черт! Если она не собирается жить дома, ей следует хотя бы о детях позаботиться. Нанять постоянную домработницу вместо того, чтобы беспокоить друзей. Ужасно несерьезно. Ему, конечно, наплевать, сколько ночей ее не бывает дома и с кем она ночует! - Ник, ты слушаешь?
- Да, Джо. Да. Послушай. Рад был поговорить с тобой. Я еще позвоню, хорошо? - Он повесил трубку. Черт, зря он позвонил Рей. ПУСТЬ бы Элейн все устроила.

***

Рей чувствовала на себе взгляд Харрисона Бауэрза. Стюардесса проводила их на места в первом классе, взяла куртки и спросила, не хотят ли они чего-нибудь выпить, пока другие пассажиры занимают свои места. Оба отказались, и, когда девушка ушла, Харрисон высказал мысль, видимо волновавшую его весь день:
- По тебе не скажешь, что ты получила почетное предложение.
- Да, - вздохнула Рей, вспоминая изумленное лицо Уотерза, когда попросила время подумать.
- Я знаю, что от таких предложений не отказываются, но, Харрисон, я не хочу место номинального вице-президента Корпорации.
- Должность вице-президента по вопросам иностранных кредитов и вложений вряд ли можно назвать номинальной.
- Ты полагаешь?
- Подумай о привилегиях. Хотя бы раз в год кругосветное путешествие с председателем правления, не говоря уж о банкетах и связях. Потрясающая возможность для любого, кто хочет сделать карьеру.
- Согласна. Насчет карьеры верно. Но путешествия не совсем то, чего я бы хотела. И я не хочу жить в Лос-Анджелесе. Мне не до переездов. - Она подумала о том, что Грег заканчивает школу и наконец-то энергично взялся за учебу. Джо не захочет расставаться со своими друзьями. Сейчас нельзя их срывать с места. - Разве ты не понимаешь? У меня два сына.
- Я знаю. Но, Рей, в нашем деле ты или ведешь, или уходишь с дороги. Ты так много сделала для "Коустл". Это предложение доказывает, что твою работу оценили. И, будучи твоим непосредственным начальником, я бы посоветовал тебе хорошенько подумать, прежде чем отказываться. Хорошо?
На этом переговоры были прерваны: гул реактивного двигателя, набирающего обороты, заглушил их голоса.
Когда самолет набрал высоту и наконец лег на курс, Рей, обдумав слова Бауэрза, решила, что он прав во всех отношениях. Она как раз собиралась сказать об этом, но он заговорил первым.
- Возможно, - тихо произнес Харрисон, - ты больше мать, чем банкир. И что тебе действительно нужно, так это муж, а не повышение. - Он сказал это тоном влюбленного. Рей хотела возразить, но Бауэрз остановил ее:
- Я говорю это без всякой задней мысли. Делюсь наблюдениями парня, который считает тебя потрясающей. Но, Рей, ты за двумя зайцами не угонишься.
Обычно находчивая. Рей не знала, что сказать. Она свернулась в своем кресле, вздохнула и наконец пробормотала:
- Ты прав, Харрисон, но до сих пор мне удавалось совмещать работу с детьми. И, честно говоря, я все еще думаю, что смогу делать это, если мне позволят остаться в Данзби.
Харрисон кивнул и пожал плечами, затем отвернулся к окну, поправив подушку, чтобы вздремнуть.
- То-то и оно, если тебе позволят. Рей мгновение сидела, сдерживая слезы. Давно она не плакала. Но сейчас... ладно, к черту, если она хочет плакать, кто ей запретит. Она расстегнула ремень, вошла в комнату отдыха и закрыла дверь. Сидя там, Рей позволила слезам течь, беспрепятственно, чувствуя себя очень глупо и даже не понимая, почему плачет. Просто неожиданно все показалось таким неопределенным. Нерешенным. Ей нравилась работа в банке и нравились повышения. Но сейчас... Бауэрз был прав. Достижение определенного уровня опасно. Дальше или вверх, или сорвешься, дальше - как выгодно банку, не тебе. А как с мальчишками? Она слишком опекает их? Но они живут в подвижном обществе, и им надо научиться приспосабливаться.
Может, она заботится только о себе? Цепляется за дом, где была счастлива. В детстве и совсем недавно: в последние четыре месяца Рей казалось, что к ней вернулось счастье...
Вот в чем дело. Вот почему она плакала. Потому что страшилась взглянуть правде в глаза, признаться в том, что потеряла Ника. Рей не могла понять, почему потеряла его - из-за своих собственных ошибок или из-за того, что у прекрасной блондинки есть право обнимать Ника и... Она села, вытерла слезы. Любой эмоциональный человек, оказавшийся рядом, мог кинуться к нему и поцеловать. Это не означает... Ник вручил ей чек.
На Рей накатил приступ смеха. Идиотка, она чуть не забыла о чеке. Это важнее поцелуя. Должно быть, женщина очень близка ему. Чертовски близка, если заботится о его выигрышах!
Смех очень быстро сменился гневом. Рей не могла понять, на кого сердится на Ника или на себя. Верх глупости - сидеть здесь, оплакивая мужчину, вручением чека продемонстрировавшего по телевидению свою близость с другой.
Гнев помог ей взять себя в руки. Она снова стала независимой, хладнокровной Рей Паскел. У нее есть работа и сыновья. Остальное не важно. Она не станет торопиться, все обдумает, примет верное решение.
Рей поправила макияж и вернулась на место 3В.
Когда она приехала домой, вся троица обступила ее, возбужденно о чем-то толкуя.
- Подождите. По очереди, пожалуйста, - попросила она.
- Звонил отец, - сказал Кевин. - Он хочет, чтобы я, Грег и Джо - если ты разрешишь нам - присоединились к нему в Огасте, там будет проходить чемпионат.
На нее обрушился шквал вопросов: "Ты не возражаешь, нет?", "Мы поедем, да?". Грег напомнил, что это будет во время пасхальных каникул, поэтому они не пропустят уроков. Вскоре Рей все поняла и, разумеется, согласилась. Среди ликующих возгласов Кевину удалось сообщить, что миссис Каммингз позвонит ей, чтобы договориться.
Спустя несколько дней миссис Каммингз, дама с приятным голосом, видимо туристический агент, позвонила Рей. Оставалось пять недель до начала чемпионата, но билеты и места в гостинице уже были заказаны, и мистер Маккензи попросил ее осведомиться у миссис Паскел, все ли ту устраивает. Рей ответила, что все в порядке, и поблагодарила за хлопоты.
Очень внимательно со стороны Ника. Всегда трудно что-нибудь организовать на время каникул или праздников. А для мальчишек лучшего не придумаешь. Присутствовать на таком чемпионате! Им понравится.
Не было оснований включать и ее в приглашение, однако от этого легче не становилось. Рей работала усерднее обычного, постоянно взвешивая "за" и "против" перехода в Управление. Но даже работа не могла заглушить странного чувства затяжной тоски.
Настроение поднималось, как только Ник появлялся в городе. Надежда? Ожидание? Глупо, потому что Рей видела его лишь мельком, когда он заходил за мальчиками. В доме он старался не задерживаться. Она знала, что это время года у него самое напряженное, он заскакивал в Данзби на день-два между турнирами. Надо отдать Нику должное: где бы он ни был, с ребятами он связи не прерывал.
- Отец велел мне сконцентрироваться на том, что я хочу, и добиваться этого, - доложил Кевин, которого все еще донимали требовательные звонки матери. - Он говорит, что, если определить цель и упорно стремиться к ней, все получится.
А может, и с взаимоотношениями так же? - подумала Рей. Ее цель - вернуть расположение Ника... Но как это сделать, если они не видятся?
- Ник сказал, что ты права, мам, - однажды робко произнес Джо. - Нельзя ждать от людей, что они дадут все, что ты хочешь. Для этого нужно работать. И я собираюсь заработать денег и купить скейтборд.
- Вот как? - развеселился Грег. - И кто же предложил тебе работу?
- Никто. У меня свой бизнес, - гордо произнес Джо. - Вот погляди, я уже заработал пять долларов. - К их удивлению, мальчик вынул деньги и рассказал, что заработал их, доставая мячи для гольфа из воды на поле с препятствиями и затем продавая их игрокам в клубе. - Ник и мистер Джонсон мне разрешили, мам. Мистер Джонсон, управляющий, говорит, что я могу приходить в любое время, даже когда не будет Ника. Ты не отвезешь меня в субботу? Потому что Ник уезжает завтра вечером и его долго не будет.
Рей кивнула, с улыбкой глядя на сына, который заимел свой бизнес и больше не сердится на нее за то, что она ему не купила скейтборд. Ник. Что ж, спасибо Нику за это.
Ей вдруг захотелось сказать это "спасибо" лично, и прямо сейчас. Слова Джо - "его долго не будет" - эхом раздавались в ушах.
Впрочем, ее переполняло чувство куда более сильное, чем благодарность. Надежда вернуть прежние отношения? Похоже на то. Хотя бы дружеские, если другие между ними невозможны; она действительно хотела поблагодарить его и загладить свои несправедливые слова.
- Сегодня я уйду пораньше, - объявила она Коре, собирая свои вещи. Она представления не имела, когда Ник уезжает. Джо сказал - вечером, и если она поторопится...
Ник открыл дверь и удивился, увидев Элейн Каммингз - своего бухгалтера и близкого друга. Она стояла на ступеньках рядом с чемоданом и портфелем.
- Я пыталась дозвониться, чтобы сообщить о приезде, но тебя невозможно застать, слишком ты непоседлив. - Она отбросила назад белокурые волосы и усмехнулась. - Ну, ты не пригласишь меня войти? Я как-никак проделала путь из Майами.
- О, конечно, входи, - произнес он, поднимая чемодан. - Я только что сварил кофе. Но что такая хорошенькая девушка делает одна в этой глуши? спросил он с манерной медлительностью ковбоя.
- Охочусь на тебя.
- Ну, вот он я, - пошутил Ник, и Элейн засмеялась. - А теперь... что случилось? - спросил Ник более серьезным тоном.
Несмотря на обманчиво красивую внешность, Элейн была женщиной очень деловой. Видимо, имелась серьезная причина для ее вторжения, поскольку она, как и Ник, не любила внезапных визитов.
- Закрытое заседание держателей акций в Сан-Франциско. Я только что получила предупреждение - за сорок восемь часов. А где обещанный кофе?
- Сейчас будет. Иди за мной.
Она прошла в кухню, не расставаясь с портфелем.
- Помнишь, ты порекомендовал мне вложить деньги в бейсбольную команду и спортивный комплекс?
- Да, я думал, у них все в порядке.
- Так оно и есть. Но, похоже, ожидаются какие-то изменения, посему все основные держатели акций вызваны на брифинг в Сакраменто на завтра. Поэтому нам надо поговорить.
- Разумеется. Сейчас все обсудим. Нам, видимо, придется оформить доверенность, я, как тебе известно, должен быть завтра в Дореле.
- Да, мне это известно. Поэтому я торопилась. - Она взяла чашку кофе, села за стол и открыла портфель. - Даже не забронировала номер в гостинице. Надо бы туда позвонить.
- Оставайся здесь. Четыре спальни. Выбирай любую.
- Спасибо. Очень хорошо. Четыре спальни, да? Гораздо больше, чем в твоем доме во Флориде. Такое количество комнат для тебя - и для сына, надо полагать? - Она многозначительно подняла бровь.
- Прекрати полагать. Кевину и мальчишкам Паскел нравится приводить сюда своих друзей.
- Понятно. Ты пользуешься любой оказией, чтобы побыть рядом с сыном. А теперь к делу.
Элейн вытащила бумаги из портфеля. Они обсудили возможности и варианты, затем приняли решение, и Ник подписал доверенность. После этого он ознакомил ее с домом, закончил упаковывать вещи, оставил ключи от машины и на такси помчался в аэропорт.
Рей нервничала, въехав на территорию клуба. Было почти пять, и он мог уже уехать. Однако, увидев его машину, она решила, что Ник еще дома, и разнервничалась еще больше.
Рей позвонила в дверь.
Никто не ответил.
Она снова позвонила.
Элейн, которая только что вошла в душ, услышала звонок и подумала, что Ник что-то забыл. Схватив полотенце, она обернулась им и крикнула:
- Иду, Ник.
Ошиблась адресом? Рей проверила номер дома.
Нет. Все верно. Внезапно ей захотелось убежать.
Но было поздно. Дверь широко открылась. Обе женщины уставились друг на друга, лишившись дара речи.
Заговорили одновременно:
- О, я думала, это Ник!
- О, мне нужен мистер Мак!
Затем Элейн вспомнила о правилах вежливости.
- Входите, пожалуйста. Как видите, я была в душе. Вы, должно быть, Рей Паскел.
Рей с трудом удалось войти и произнести "да". Элейн направилась в сторону ванной и на ходу бросила:
- Вы, к сожалению, разминулись с Ником. Он уехал всего пять или десять минут назад. Меня зовут Элейн Каммингз, я разговаривала с вами по телефону и собиралась заехать к вам, пока я здесь. Прошу прощения, я сейчас оденусь и вернусь.
Рей хотелось побыть одной. Ей нужно было время, чтобы взять себя в руки. Загадочная женщина перестала быть загадкой. Элейн Каммингз. Блондинка и красавица. Моложе меня, подумала Рей.
Она была взбудоражена и опустошена. Судя по всему, эта женщина здесь не случайно. Она явно не из кандидаток на одну ночь. В порыве беспомощной ярости Рей гадала, давно ли эта Элейн появилась в жизни Ника. Она снова вспомнила бегство из уютной гостиницы в Монтерее и расценила свой поступок как весьма мудрый.
Элейн вернулась, расчесывая волосы и рассказывая о своем поспешном приезде из Флориды. Как повезло, что она успела застать Ника. И как удачно, что зашла Рей.
- Я хочу заверить вас, что не следует беспокоиться о ваших сыновьях. Я буду там и присмотрю и за ними, и за Кевином.
- Спасибо. Я очень признательна, - сказала Рей, ничем не выдавая своего глубокого огорчения по поводу того, что эта поразительная женщина будет там.
- Я с удовольствием сделаю это. Авиабилеты уже заказаны, и я прослежу, чтобы вы получили их за неделю до отъезда. О, дорогая, я не очень гостеприимна. Не хотите ли чашечку кофе? Или, может, выпьете чего-нибудь?
- Нет, спасибо. Я спешу. Еще одно неотложное дело, - солгала Рей и заторопилась уходить.
- Жаль, что вы не застали Ника, - посочувствовала красавица. - Может, что-нибудь передать ему? Я буду звонить ему завтра вечером.
- Нет, нет. Я просто... ничего серьезного. Не стоит беспокоить его.
И не стоит упоминать, что я заходила. Но этого нельзя говорить Элейн, подумала Рей, поспешно уходя.
Всю дорогу домой она злилась на себя. Вот так-то бегать за мужчинами!
Рей не посмела спросить Ника об этой загадочной женщине и вот сегодня столкнулась с ней лицом к лицу в его доме. Элейн приняла ее как любезная хозяйка.
Глава 13
На следующий день Бауэрз снова стал уговаривать ее принять лестное предложение.
- Нельзя проявлять нерешительность в таких вещах, Рей. Желающих очень много. Ты знаешь об этом.
Она знала, но у нее еще было две недели, . чтобы принять решение. В таком деле спешить не следует.
- Я обдумываю, - сказала она ему.
- Взвесь все хорошенько. Я говорил тебе: за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Если ты откажешься сейчас, у тебя может больше не оказаться шансов для продвижения.
Рей это знала, да и предложение было соблазнительным. Повышение заработной платы пришлось бы весьма кстати, если учесть, что Грегу осталось лишь два года до поступления в колледж. Но при частых поездках без постоянной домработницы не обойтись. Сможет ли она найти надежного человека? К тому же ей не очень хотелось жить в огромном Лос-Анджелесе. Ей нравилась атмосфера спокойного и уютного университетского городка.
Поэтому она продолжала колебаться.
Что касается Ника Маккензи, Рей решила не думать о нем, чему весьма мешал телевизор: начиная с четверга, с первого дня очередного чемпионата, он появлялся во всех телевизионных спортивных программах. Грег и Кевин не пропускали ни одной, и Рей волей-неволей оказалась в числе болельщиков. Была суббота, и передавали последний раунд. Ник и Рон Дейвис, один из трех оставшихся соперников, были у двенадцатой метки при равном счете.
- Посмотрите на Ника Маккензи, - сказал комментатор, - он никогда не теряет присутствия духа, оставаясь самим собой и в победах, и в поражениях.
Рей согласилась с этим утверждением. Наблюдая, как уверенно и легко проследовал к метке Ник, она вдруг почувствовала нежность. Он всегда держался непринужденно - тренируя мальчишек, ремонтируя кран или сломанный шезлонг. Спасая ее праздничный ужин. Выступая на ответственном чемпионате, транслирующемся по международному телевизионному каналу. Да, таким был Ник.
Встреча с Элейн Каммингз вызвала в ней чувство стыда и гнева, но гнев быстро исчез, уступив место зияющей пустоте, ощущаемой Рей очень болезненно. Поэтому она избегала любой мысли о Нике.
Сейчас, наблюдая за ним по телевизору, она невольно возвращалась памятью к каждому эпизоду их недолгого знакомства. Этот человек с первой же их встречи стал ее сыновьям отцом, а в ней пробудил прекрасное головокружительное чувство, забытое за многие годы. Это чувство, несомненно, можно назвать любовью, чистой и бескорыстной. Рей хотела, чтобы этот человек был счастлив, пусть даже с другой женщиной. Она напряженно следила за каждой минутой турнира, молясь о его победе.
Ник проиграл. На семнадцатой лунке, на поле с препятствиями, при попытке обойти воду и разделить поле надвое. Кевин и Грег простонали, а Рей вздрогнула, когда мяч попал в ловушку. Однако Ник, как и обещал комментатор, хладнокровия не потерял. Его интервью спортивному обозревателю было веселым и оживленным, он получил вознаграждение за второе место - восемьдесят пять тысяч долларов.
- Неплохо, - усмехнулся Грег, - "за три дня" работы над тем, что тебе нравится.
Эти слова заставили Рей вспомнить о своей работе.
Ей нравилось банковское дело, в этой области она, по мнению Уотерза, была весьма компетентна, а должность вице-президента открывала перед ней захватывающие перспективы.
Но материнские обязанности нравились ей не меньше, нравилось наблюдать за успехами и играми своих детей. Она хотела быть с ними, пока они растут. Может, Харрисон прав. Она была скорее матерью, чем банкиром.
В любом случае у нее еще есть неделя для принятия решения.
В понедельник Ник вернулся в Данзби. Он позвонил Кевину и позвал его на ужин, разумеется, он и Грега пригласил присоединиться к ним.
- Можно, мам? - спросил Грег.
- Конечно.
Ей хотелось, чтобы он был с Ником почаще в течение того короткого времени, которое осталось. Кевин уедет в июне, и, надо полагать, следом уедет и Ник.
Рей пожалела, что мальчики были уже внизу, когда Ник приехал за ними. Она надеялась, что выкроится минутка побыть вместе, надеялась сказать ему что-нибудь ласковое и дружеское, ну хотя бы посочувствовать за поражение в Южной Каролине.
Но заждавшиеся мальчишки обступили его и говорили наперебой. С ней Ник поздоровался так холодно и учтиво, что слова застряли у Рей в горле.
Все же, когда они были уже у двери, она сумела выдавить из себя слова утешения по поводу его проигрыша.
Ник небрежно пожал плечами в ответ на ее соболезнование.
- Не о чем беспокоиться. Выигрываешь - и вдруг, когда меньше всего этого ждешь, проигрываешь. Я проиграл в Южной Каролине, выиграл во Флориде и, сказал он, глядя прямо ей в лицо, - здорово проиграл в Монтерее. - Он вышел, и слова остались без ответа.
Рей пристально смотрела на закрывшуюся дверь, успев расслышать вопрос Кевина:
- Когда ты проиграл в Монтерее, пап? Она не знала, что ответил ему Ник, но знала, что его проигрыш не имел отношения к гольфу. И то, как он посмотрел на нее... Сожаление? Боль?
О Боже! Снова она за старое. Пытается вывести нечто важное из его слов, взгляда. Если бы он хотел возобновить отношения, он бы пригласил на ужин ее, а не ребят. Она смиренно вздохнула. Любая мысль о его неравнодушии решительно отвергалась ею в последнее время.
Надо быть начеку и не обманывать себя, когда он приходит повидаться с мальчишками, подумала она, глядя на часы. Пора забирать Джо из клуба юных скаутов.
Когда спустя полчаса она вернулась, вовсю звонил телефон. Рей успела добежать до кухни и снять трубку, чуть не наступив на Расти.
- Я уже собиралась повесить трубку, - сказала леди Фрейзер.
Рей ответила, что она только что вошла, и Джан выразила радость, что застала ее.
- Я не охотница преподносить сюрпризы и звоню, чтобы предупредить вас: Кевин возвращается домой. Для него заказан билет на "Интерконтиненталь". Вылет в пятницу в...
- В пятницу? Не может быть! Ведь занятия продлятся до июня.
- Не велика важность, четверть почти закончена. Дальше он будет учиться здесь.
- Я не понимаю. - Рей недоумевала: Джан все-таки преподнесла ей сюрприз. Все так неожиданно. Что-то случилось?
- Ничего не случилось. Мне жаль, миссис Паскел, но, если вы позволяете Кевину пренебрегать моими желаниями, думаю, лучше забрать его из-под вашей опеки.
Черт бы побрал эту женщину! Она намерена настоять на своем любой ценой!
- Но, леди Фрейзер, я говорила вам, что не вправе принимать такого рода решения. Это касается Кевина и его... - Рей сдержалась. Любое упоминание о Нике "заводило" Джан.
- Возможно, вы правы, моя дорогая. Я понимаю, что вы оказались в неловком положении. И надеюсь, вы не воспримете мои действия как направленные против вас. Вы были весьма заботливы. Кевин говорит, что ему очень нравится у вас. Леди Фрейзер, похоже, пожалела о предыдущей резкости и теперь старалась сгладить ее любезностями.
Рей не слушала. Она пыталась придумать что-нибудь, что смогло бы разубедить эту злюку не увозить Кевина.
- Я действительно хочу, чтобы вы передумали. Неужели так трудно подождать несколько недель? И мои сыновья будут расстроены, если он уедет сейчас. Они уже строят планы на пасхальные каникулы в апреле...
- Мне известно об этих планах! - вернулся прежний тон. - И по правде говоря, миссис Паскел, я от них не в восторге. Я никогда не позволяла Кевину посещать такие мероприятия. Толпа, вульгарная атмосфера не подходят... его воспитанию.
Вульгарная атмосфера! Дело не в толпе и не в атмосфере. И даже не в работе. Дело в его отце. По каким-то собственным соображениям эта мстительная дама хочет разлучить Кевина с Ником. Неудивительно, что эти двое были такими чужими друг другу. Заслуга Джан. Она намеревается это отчуждение восстановить. Этого нельзя допустить ни в коем случае.
- Вы действительно считаете это мудрым решением? - сопротивлялась Рей, пытаясь придать голосу сдержанность. - Быть выбранным в качестве иностранного студента по обмену - привилегия, имеющая значение для будущего. Мне бы не хотелось, чтобы характеристика Кевина была испорчена. Возникнут вопросы по поводу неожиданного отъезда в середине года.
- Моя дорогая, вы недооцениваете наше положение. Никаких вопросов не возникает, если дело касается нашего сына, сына лорда и леди Фрейзер. - От напыщенного тона, каким было изречено это дерзкое заявление, по коже Рей пробежала дрожь негодования. - Мое решение окончательное. Я известила координатора по обмену иностранными студентами в вашем районе, и он с вами свяжется. Это просто звонок вежливости, чтобы поставить вас в известность. Я больше не могу говорить. Еще раз спасибо за вашу доброту и помощь. - С этими словами леди Фрейзер повесила трубку.
Рей ошеломленно глядела на телефон, все еще крепко сжимая в руке телефонную трубку. Она бросила ее в порыве злости, которую не могла излить на леди Фрейзер. Теперь у нее было ясное представление о коварстве этой женщины и ее бесчувственности. Ничего удивительного, что Ник ушел от нее.
Но Кевин от нее уйти не может. Зато легко может стать орудием ее мести. По каким-то причинам она вознамерилась разрушить отношения Ника с сыном.
У Рей перехватило дыхание от гнева. У отца на мальчика такие же права, как и у вас, леди Фрейзер. И я сделаю все возможное, чтобы помочь этим двоим быть вместе.
Но что она может сделать? Во всяком случае, надо немедленно Ника предупредить.
Как только послышались мальчишеские голоса у дверей, она бросилась, чтобы поймать Ника, но он уже уехал. Как всегда, подумала Рей. Кевину она решила не говорить о разговоре с его матерью.
Выждав какое-то время, она позвонила Нику домой. Никто не ответил.
Рей нервничала. Было важно связаться с ним немедленно; времени, чтобы исправить положение, было в обрез. Рей снова позвонила. Было уже довольно поздно. Его отсутствие вызвало в ней вспышку ревности. Ушел к Элейн Каммингз или к другой женщине, с которой проведет ночь? В конце концов, что Рей знает о его связях? Ревность причинила ей физическую боль, и она не спала почти всю ночь. Но это не ослабило ее решения.
Позвонив еще раз рано утром и опять никого не застав, Рей небрежно поинтересовалась у ребят, не уехал ли Ник на чемпионат.
Нет, последовал ответ, он решил отдохнуть и потренироваться.
Из своего кабинета она несколько раз пыталась дозвониться до него, но безуспешно. Он, должно быть, на площадке, решила она. Наконец в десять часов Рей оставила сообщение на автоответчике, попросив Ника позвонить ей по Поводу важных новостей от Джан.
Полчаса спустя с ней соединилась Кора.
- Звонит миссис Каммингз, Рей.
Так вот где он был. Значит, он прослушал пленку.
- Соедини, - сказала она, сдерживая гнев.
- Здравствуйте, миссис Паскел. Это Элейн Каммингз. Извините, что беспокою вас на работе, но мне надо согласовать с вами - о, минуту, пожалуйста. - Рей услышала приглушенное "Хорошо, дорогой" и затем - поцелуй? Наконец "Да, я буду там", а потом снова послышался четкий голос Элейн:
- Извините, что заставила вас ждать. Предвидятся кое-какие изменения. Мальчики вылетают на день раньше, и я хотела согласовать с вами до того...
- О да, хорошо. Но сперва мне нужно поговорить с вами о важном деле. То есть я должна поговорить с Ником, если вы не возражаете.
Значит, они ее сообщения не слышали. Но по крайней мере Ник отыскался, подумала Рей, ожидая, когда Элейн передаст ему трубку.
- Что-нибудь случилось? О, еще раз простите меня, пожалуйста. - На этот раз послышалось: "Там на бюро, дорогой". Затем снова в трубке:
- Ох уж эти мужья! Мой всегда теряет ключи.
Мой? Ник? Смущенная, она почувствовала боль и разочарование, но решила не отступать.
- Миссис Каммингз, передайте Нику, что мне нужно поговорить с ним. Срочно.
- Да, разумеется. Но вы, вероятно, увидите его раньше меня, - озадаченно произнесла Элейн. - Если нет, я свяжусь с ним и передам. Минутку, он, наверное, сейчас в самолете, но будет в Данзби сегодня днем. Чем я могу помочь? У вас такой расстроенный голос. Надеюсь, вы не собираетесь отменить поездку ребят.
- Нет, не собираюсь. Но... - Голос Рей затих. Она пыталась собраться с мыслями. Ник в самолете, стало быть, он не муж Элейн. Но тогда как Элейн оказалась в душе Ника и в его халате? Рей почувствовала слабость и дрожь. Леди Фрейзер вчера вечером позвонила мне, и я пытаюсь связаться с ним. Я оставила сообщение, и, когда вы позвонили, я подумала, что он...
- Нет. Он уехал в Рино вчера вечером. Один из его знакомых попал в автомобильную катастрофу, и Ник полетел туда. Оказалось, что ничего серьезного, и он возвращается. Вы говорите, Джан звонила? Опять неприятности?
Опять? Рей удивилась - значит, Элейн знает о семейных невзгодах Ника.
- Она... Словом, она все подготовила для возвращения Кевина в Англию. В пятницу.
- В пятницу? На этой неделе? Она, вероятно, узнала, что Кевин едет с Ником на чемпионат.
- Думаю, так.
- Миссис Паскел, вы, может быть, не в курсе, но развод четы Маккензи совсем не был дружеским. Как его бухгалтер и финансовый консультант, я знаю, сколько пришлось Нику выложить якобы на содержание сына. И вот теперь Джан делает все возможное, чтобы разрушить отношения между Ником и Кевином.
В одно мгновение настроение Рей поднялось, она почувствовала воодушевление и чуть ли не благодарность. Если бы Элейн Каммингз была рядом, она бы ее расцеловала. Элейн не была любовницей Ника! Счастливая замужняя женщина, финансовый консультант и близкий друг - ей было прекрасно известно, что леди Фрейзер мстительная ведьма, хотя она и выразилась гораздо интеллигентнее. Свой рассказ Элейн заключила фразой:
- Нику надо немедленно рассказать об угрозах Джан.
- О, конечно. Я расскажу. И спасибо. - Спасибо за то, что вы не являетесь частью жизни Ника. По крайней мере не той частью, которой надеюсь стать я. Голова у Рей пошла кругом, она вспомнила слова Ника той ночью на автостоянке "Я хочу стать частью вашей жизни". Может, он все еще хочет этого? Странное выражение было в его глазах, когда он сказал "Я... здорово проиграл в Монтерее". Может... Ее захлестнула волна долго сдерживаемых чувств, в которой почти утонуло беспокойство о Кевине. К тому времени, когда позвонил Ник, она была так взволнованна, что едва могла говорить.
- О, Ник, наконец-то! Я пыталась связаться с тобой. Бросилась вдогонку, когда ты привез мальчиков, и потом звонила тебе...
- Извини. Я уехал сразу же, как только вернулся домой. Из-за Теда, мальчика, который подносит клюшки и мячи. Значит, звонила Джан? - со страхом спросил он. - Что случилось?
Рей рассказала ему.
- Черт! На этот раз она зашла слишком далеко! - Воцарилось молчание, а когда он снова заговорил, голос его звучал решительно:
- Не беспокойся. Я позабочусь обо всем. Кевин закончит здесь год, даже если мне придется отменить все оставшиеся туры.
- Я так рада, - произнесла Рей с облегчением. - Мы так его любим.
Она хотела добавить, что Кевин стал частью их жизни, намекнуть, что и Ник тоже. Но ее вежливо прервали: Ник объявил, что собирается позвонить своему адвокату, и быстро повесил трубку. Что ж, ему действительно надо спешить.
Волна радостных чувств отхлынула, пока Рей вешала трубку.
Джан, как ты несправедлива к этому человеку! Леди Фрейзер умышленно клеветала на Ника. Но зачем?
Рей все еще думала об этом, когда голос Харрисона Бауэрза прервал ее размышления:
- Уделишь мне минутку, Рей? - Она подняла на него глаза и увидела, как он тихо закрывает за собой дверь ее кабинета. - Поразмыслив хорошенько над твоей ситуацией, я пришел к выводу, что ты все-таки можешь поймать двух зайцев.
Она пристально посмотрела на него, пытаясь мыслями возвратиться к делам банка. О чем он говорит?
- Ты, вероятно, лучше, чем кто-нибудь другой, поняла, что банк не моя страсть, - сказал он, усаживаясь на край ее стола. - Своей карьерой я обязан двадцати восьми процентам акций "Коустл", принадлежащих моей семье. - Она слегка улыбнулась, и он кивнул. - Я стал заниматься банковским бизнесом по настоянию отца.
- Понимаю.
Мгновение он задумчиво смотрел на нее.
- Но я многому научился у тебя. Рей. И не только делу.
- О?
- Ты даже не разволновалась, получив столь выгодное предложение. Ты думала о том, где тебе лучше, и оказалось, что тебе лучше в Данзби.
- Думаю, ты прав.
- Я тоже решил обосноваться там, где мне лучше. К банку у меня не лежит душа. Я - инженер, архитектор по профессии.
- Шутишь! - удивленно воскликнула она.
- Отец не одобряет моей профессии, - объяснил он. - В банке больше денег, больше Престижа. Но сейчас... Мне предложили работу. Должность не ахти какая, зато я буду заниматься тем, в чем разбираюсь и что люблю. И думаю, этот переход осчастливит нас обоих. Понимаешь?
- Каким образом? - спросила Рей, искренне озадаченная.
- Ты сможешь получить мою должность. А затем найдешь своего мистера...
- О, Харрисон, я совсем не ищу никакого мистера. - Она невольно дотронулась до жемчужной нитки на шее. - Я просто хочу делать свое дело. Жить на одном месте и растить детей. - Она улыбнулась. - Мне будет тебя не хватать. И независимо от того, найду ли я своего мистера, надеюсь, что ты найдешь свою миссис. Твоей избраннице очень повезет. А что касается назначения меня на твою должность... - В ее тоне и выражении лица отпечаталось сомнение.
- Ты прекрасно справляешься, несмотря на то что я мешаю тебе, - засмеялся Бауэрз.
- Пожалуй, мне это под силу! - криво усмехнулась она. - Но, как гласит мудрая пословица, это еще бабушка надвое сказала!
- А я думаю, как только у меня все устроится, тебе путь открыт. Конечно, если ты не откажешься.
Они еще немного поговорили на эту тему; она напомнила ему, что женщина еще ни разу не занимала пост регионального директора, но он настаивал, что нет более подходящей кандидатуры на эту должность. Если об этом не знает руководство, то он знает, а уж он-то - то бишь его двадцать восемь процентов имеет кое-какую власть!
- Разумеется, другое предложение остается в силе. Я просто хотел поставить тебя в известность, что теперь у тебя есть выбор, - заключил он. - Подумай над этим.
Рей думала, вернее, старалась, так как другие думы занимали ее мозг. Ник не выходил у нее из головы. Как было бы чудесно, если бы он стал частью ее жизни. Потому что она любила его. И теперь знала, что у него нет романа с Элейн Каммингз. И конечно же, Ник ни чуточки не похож на Тома. Рей представила, какой была бы жизнь с Ником, если бы они поженились.
Но... не говори "гоп", пока не перепрыгнешь.
Глава 14
Рей провела бессонную ночь и на работу явилась бледная и разбитая. Она усердно, но механически, без обычного энтузиазма, выполняла свои обязанности. Рей была не в настроении, чувствовала какую-то вялость.
Однако звонок от мистера Маккензи встряхнул ее.
- Хотел сообщить, что можешь расслабиться. Я говорил с моим адвокатом и Джан. Кевин останется здесь сколько нужно. Сколько его душе угодно, я обо всем договорюсь.
От слов "сколько его душе угодно" у нее перехватило дыхание. Означает ли это?..
- Я так рада... ты меня успокоил, - выдохнула она. - Леди Фрейзер выразилась так... так категорически. Я боялась, что...
- Что я не смогу ее одолеть? - хмыкнул он. - Я же просил тебя не беспокоиться. Я даже рад, что она сделала этот шаг. Это... ну, поставило все точки над "i". Теперь дело пойдет иначе.
- Надеюсь, что Кевин от тебя больше не отдалится.
- Я тоже надеюсь. Не желаешь потолковать об этом?
- Разумеется, - поспешила согласиться Рей. - Сегодня вечером. Почему бы тебе не прийти на ужин? Около шести?
- Нет, у меня. Не возражаешь? Мне бы не хотелось говорить при Кевине.
- Понимаю. Я приеду к тебе прямо с работы.
Казалось, что все работает против нее только потому, что она в кои-то веки решила уйти пораньше. Как только она направлялась к выходу, к ней обращались с какой-нибудь просьбой или раздавался звонок, и свой кабинет Рей покинула уже после шести.
Она позвонила домой и сделала кое-какие распоряжения, сказав мальчикам, что будет у Ника после семи. Дома все было спокойно. Кевин обещал выгулять Расти и забрать Джо от Элен;
Грег обязался приготовить гамбургеры и салат.
Рей подъехала к дому Ника и, увидев под навесом его машину, вспомнила день, когда была здесь в последний раз. Зардевшись, она глубоко вздохнула. Такую напраслину возвела на человека!
Сердце немного подпрыгивало, когда она нервно жала на кнопку звонка. Ник открыл дверь, и она забыла о своих переживаниях.
Он выглядел усталым. Ей хотелось разгладить хмурые морщинки вокруг глаз, смахнуть прядь волос со лба. Ей хотелось обнять его и крепко к нему прижаться.
- Досталось от Джан?
- Пришлось покрутиться, - улыбнулся он. С ее приходом Ник повеселел. Рей так элегантно и нарядно выглядела в темно-зеленом прямом платье и, проработав целый день, была такой свежей, будто только что вышла из душа. Свежая, хорошенькая, чертовски соблазнительная! И такая строгая. Возможно, это только со мной, покорно подумал он.
- Садись и отдыхай, а я принесу выпить. Легкий коктейль. Устраивает? Рей кивнула.
- Устраивает.
Ее устраивало что угодно, лишь бы находиться рядом с ним. Ник ушел в кухню, а она взяла журнал со столика и пролистала его, ничего не видя. Рей напомнила себе, что она взрослая женщина, поэтому должна вести себя соответственно. Сдержанно, искушенно и... что там еще положено, чтобы прельстить мужчину?
Ник вернулся и протянул ей запотевший бокал, наполненный до краев разноцветной смесью клубники, водки, кусочков льда и еще чего-то.
- Вкусно, - сказала Рей, попробовав.
- Спасибо.
Он поставил графин на столик и взял свой бокал.
- Мне надо взбодриться, - заметил Ник, садясь рядом с ней и вытягивая ноги. - Денек у меня выдался сумасшедший. Я хотел что-нибудь для тебя приготовить, но после нашего разговора пришлось звонить адвокату, бухгалтеру и секретарю федерации об отмене следующей игры. Поэтому, надеюсь, ты не будешь возражать против пиццы, которую я имел дерзость заказать.
- Конечно. - Еда была последним, о чем она думала. - Как Джан? Вы пришли к полюбовному соглашению? Он усмехнулся.
- В твоем голосе прозвучало сомнение.
- О нет, - быстро произнесла Рей. - Но я знаю... я имею в виду... мне показалось, что она может быть... - Рей прикусила язык. Подозрительной, мстительной, чертовски злобной - Что с ней не очень легко договориться, закончила она.
Ник засмеялся, чуть не поперхнувшись.
- Похоже, ты на себе испытала ее язычок? А послушала бы ты, что она несет, когда снимает перчатки. Сейчас она в бешенстве, но сделать ничего не может - я подал документы на опекунство. Мой адвокат считает, что у меня есть шансы, потому что Кевин достаточно взрослый и имеет право на выбор. Надеюсь, он выберет отца - благодаря этому году и тебе, - добавил он, поднимая свой бокал в ее сторону.
- Не мне, а тебе. Стоило ему узнать тебя получше... Я не понимаю, как ты позволил этой женщине... - Она замолчала.
- Она - его мать. - Ник снова наполнил оба бокала. - Но дело не только в этом.
Пока они потягивали свои напитки, он рассказал ей, в чем дело. Из-за вечных своих поездок он не мог обеспечить Кевину нормального быта - ребенку нужен постоянный дом. К тому же в Лондоне прекрасные учебные заведения и столько интересного - театры, концертные залы, библиотеки, - хотя Кевин явно предпочитал проводить летние каникулы на ферме деда.
- Но теперь, когда Кевин вырос, - заключил он, - я позабочусь о том, чтобы он сделал правильный выбор. Это одна из причин, по которой я хотел поговорить с тобой сегодня. Кевину предложили постоянную работу в ветеринарном колледже на лето, и он очень хочет получить ее. Он даже намекнул, что ему хотелось бы закончить школу здесь, а не в Англии. Но я все еще много езжу, а он слишком юн...
Рей дотронулась до его руки.
- Об этом не беспокойся. Кевин мне как сын. Он может жить у нас, сколько захочет.
- Спасибо, Рей. Ему очень повезло, что он живет у вас. И мне тоже. Наконец-то мы смогли узнать друг друга получше и даже подружиться. У нас появилась возможность сообща принимать решения. Не знаю, чем отблагодарить тебя!
- А я знаю, - сказала она, зардевшись от удовольствия. - Можешь принести мне еще один коктейль.
- Сейчас сделаю. - Он взял пустой графин. Рей чувствовала себя на седьмом небе, глядя ему вслед. Кевин не уедет. И Ник тоже. Но, если она согласится на повышение и переедет в Лос-Анджелес, поедут ли они с ней? Площадки для гольфа есть повсюду... Ее мысли кружились - то ли от радости, то ли от коктейлей Ника. Надо обговорить это с ним, теперь, когда Они снова в дружеских отношениях, можно рассказать обо всем.
- Нужно еще кое-что обсудить, - сказала Рей, когда он возвратился с выпивкой.
- Да?
- Мне предложили другую работу. Она сбросила туфли-лодочки, подогнула под себя ноги и посвятила его в подробности.
- Ты хочешь принять ее? - прямо спросил он.
- В какой-то степени. - Рей задумчиво сделала глоток. - Это интересно. Хотя я беспокоюсь о ребятах. - Она рассказала о своих сомнениях. - Но Харрисон считает, что, если я откажусь, мне больше не видать повышения.
Ник, казалось, остолбенел.
- Харрисон?
- Мистер Бауэрз. Мой босс.
- Я знаю, кто он. - Ник резко поставил бокал. - Он тоже перебирается в Лос-Анджелес?
- Харрисон? - спросила она озадаченно. Ник смотрел на нее свирепо. Она покачала головой, словно надеясь прояснить ее. - Нет. Он перебирается, но не в Лос-Анджелес.
- Значит, не с тобой? - Казалось, он придавал большое значение этому вопросу.
- Разумеется, не со мной. Он переходит на другую работу в совершенно иной области.
Она рассказала о том, какая идея пришла в голову Бауэрзу. Почему-то сейчас ей это показалось смешным.
- Он считает, что я могу получить его должность. Но я...
- Ясно, - сказал Ник и, забрав у нее из рук бокал, поставил его на стол. Затем взял обе ее руки в свои. - Скажи мне только одно, Рей. Почему ты бросила меня тогда в Монтерее?
- Я... - Она замешкалась, захваченная врасплох неожиданностью вопроса. - Я же говорила тебе. Банк.
- Нет. Были праздники, и ты взяла неделю отпуска. Скажи мне правду. Ты не умеешь лгать.
Рей отняла руки и покачала головой. Она не хотела, чтобы он узнал правду.
- Ладно, - тихо сказал Ник. - Если я тебя не интересую...
- Интересуешь! - Рей взглянула на него широко открытыми глазами, окончательно сбитая с толку. Надо же, подумать такое - он ее не интересует! Слова полились сами собой. - Ты интересуешь меня больше, чем думаешь, произнесла она шепотом. - Может даже, я... я люблю тебя.
Слова были едва слышны, но Ник, должно быть, услышал, потому что нежно притянул ее к себе и держал так, словно не собирался никогда отпускать.
- Так же сильно, как я люблю тебя? - спросил он, ласковыми теплыми губами касаясь ее виска.
- Сильнее. - Рей почувствовала прилив радости, восторга. - Так сильно, как я, любить невозможно.
- Тогда расскажи мне, любимая, почему мы впустую потратили столько времени? Почему ты покинула меня в тот день в Монтерее?
Она покачала головой, пряча лицо у него на груди.
- Доверься мне, любимая, - уговаривал он.
- Я испугалась, - прошептала Рей.
- Меня? - удивился Ник.
- Нет. Себя. - Она выпрямилась, отодвинулась от него. Лучше рассказать ему до... до того, как они... Но, когда он узнает, захочет ли он ее? Рей взяла свой бокал с недопитым коктейлем и сделала несколько глотков. - Дело в том, что я не... я не могу... я не очень сексуальна. - Она провела пальцем по ободку бокала, не поднимая на него глаз.
- Понятно, - сказал он тихо и очень печально. - Полагаю, ты убедилась в этом на своем богатом опыте?
- Пожалуйста, не издевайся. - На нее снова нахлынули неприятные воспоминания. - Я не могла удовлетворить своего мужа.
- О? А он удовлетворял тебя?
- Я не знаю. - Она об этом никогда не думала. - Я... я не помню. Я плохо разбираюсь в... в сексе.
Полная неудачница: не сумела осчастливить мужа, и он бегал от нее к другим женщинам. Она чуть не поперхнулась, сделав глоток теперь уже теплого коктейля.
- Мне было так стыдно. Я никому об этом не говорила, даже матери, а Том попросил развода. В тот самый день перед сердечным приступом. Он собирался жениться на другой. - Красивой, ненасытной, сексуальной Лесли Пауэрз. - На женщине, которая была... не такой, как я.
- Понятно.
Она почувствовала неловкость под его пристальным взглядом.
Что ж, признаваться, так уж до конца.
- Я разочаровала Тома, - произнесла Рей ровным голосом. Она глубоко вздохнула и взглянула ему в глаза. - В тот день в гостинице... О, Ник, я была не в силах разочаровать и тебя. Поэтому я уехала.
- Понятно.
Рей сидела молча, в той же позе, подавленная унизительностью открывшейся правды. Вот, она ему рассказала все.
Именно тогда Ник нагнулся и поцеловал ее.
- Я люблю тебя, - прошептал он. - Ты выйдешь за меня замуж?
Рей пристально посмотрела на него.
- Разве ты не понял? Я...
- Ты меня слышала? - Он руками обхватил ее лицо и снова поцеловал ее, так нежно, так страстно, что дрожь желания охватила ее. - Мы потеряли достаточно времени, моя любовь. Я хочу, чтобы ты стала моей - и побыстрее.
Согласна?
- Да, согласна.
Охватившее ее чувство счастья стерло все другие мысли. Стать его женой, принадлежать ему, быть рядом с ним. Она едва услышала звонок в дверь.
- Думаю, прибыл наш ужин.
Ник провел пальцем по ее щеке и достал из кармана квитанции, направляясь к двери. Он вернулся, неся пиццу, от аромата которой Рей почувствовала голод.
- О каком соревновании говорит Джо? - спросил Ник, подавая пиццу и наливая кофе.
- О, это один из проектов в клубе скаутов. Они сами делают машины и затем ездят наперегонки.
- Понятно. Модели из конструктора?
- Нет, самодельные. Кажется, разрешается купить маленькие колесики и детали в магазине хозтоваров, но нужно вырезать машину из куска дерева и...
- Шутишь! И Джо ждет от меня помощи!
Ник выглядел таким ошеломленным, что Рей засмеялась. И почувствовала себя гораздо лучше. Пицца и кофе дали незамедлительный результат. Успокаивающий. Освежающий.
Пока они ели, Ник болтал о всяких пустяках, касающихся мальчишек. От разговора Рей расслабилась и успокоилась, хотя радостное ожидание все еще омрачалось нависшим облаком страха. Понял ли он то, что она сказала? Разочарует ли она его, как Тома? Нет. Не разочарует, потому что единственным ее желанием было сделать его счастливым.
Когда они закончили есть, она спустила ноги на пол и принялась собирать тарелки.
- Оставь, - Ник снова притянул ее на диван. - Нам нужно поговорить, моя любовь. Оробев, она слегка отстранилась от него.
- Не убегай. Сегодня день откровений, и я хочу, чтобы ты была рядом, когда мы будем смотреть в лицо фактам. - Он засмеялся и прижал ее к себе, целуя в макушку. - Помнишь, я однажды сказал тебе, что ты страдаешь синдромом суперженщины?
- Да.
Как она могла забыть об этом? В тот день они поссорились из-за того, что он позволил мальчикам взобраться на крышу.
- Я тогда сказал, что совершенных людей не бывает.
Рей отпрянула от него.
- Я никогда не претендовала на совершенство!
- Ага, значит, недостатки у тебя имеются. Теперь давай поговорим о твоих достоинствах. - Он повернул ее лицом к себе. - Я хочу видеть твое лицо, когда буду рассказывать, почему я тебя люблю.
- О, Ник. Ты действительно меня любишь? Все еще? - Она заглянула ему в лицо, пытаясь найти сомнение в его глазах.
- Все еще. Мне и самому странно. - Он театрально вздохнул. - Я хочу понять почему. Ты, конечно, идеальная мать, но это благодаря детям. Без сомнения, превосходный банкир. Доказательство тому - предложенное повышение. Кстати, Ник неожиданно стал серьезным, - ты хочешь принять эту работу?
- Работу?
- Да, в Лос-Анджелесе. Похоже, больше всего ты беспокоишься о том, как это отразится на ребятах.
Рей нерешительно кивнула.
- Это все нетрудно устроить. Я согласен жить в любом месте, где ты захочешь. Могу выступать поменьше, чтобы быть с мальчишками, когда ты будешь в отъезде.
Она благоговейно посмотрела на него.
- Ты в самом деле сделаешь это? Переедешь, куда я захочу? Откажешься от игр?
- Разумеется. - Его, казалось, озадачило ее удивление.
Рей, обняв Ника, заговорила:
- Знаешь, о чем я думаю? Что ты самый замечательный мужчина во всем мире. Мне не нужна работа, которая будет отрывать меня от тебя и ребят. Я не хочу, чтобы ты сокращал свои турниры. Мне нравится за тебя болеть, я хочу быть той, кто целует тебя, когда ты побеждаешь или проигрываешь! Я хочу... хочу остаться здесь, в Данзби, независимо от того, получу я должность Харрисона или нет. Она замолчала, почувствовав, как глаза наполнились слезами. - О, Ник. Я так счастлива. И мне страшно. Я не понимаю, за что ты любишь меня. Я не...
Он остановил ее поцелуем, от которого по телу ее прошла теплая дрожь.
- Позволь мне объяснить, почему я люблю тебя. Во-первых, мне с тобой весело. Ты очень остроумна, причем способна шутить в самые неожиданные моменты. Еще ты чудесно танцуешь. Помнишь, как мы славно повеселились в тот вечер?
Рей кивнула, не в состоянии говорить. Ник шептал, слегка касаясь губами ее уха и заставляя ее дрожать все сильнее.
- Да, - выдохнула Рей, когда он губами прикоснулся к безумно бьющемуся пульсу на шее.
- Ты умеешь понимать других. Мне и в голову не приходило, что Кевин боится оплошать, играя со знаменитым отцом. Проницательность и доброта - качества, которые я очень ценю.
Тело ее напряглось под его ласковыми руками.
- О, Ник, я... - прошептала она, запуская руки в его волосы.
- Конечно, мы обсудим этот вопрос, о холодности. - Он сказал это шутливым тоном, но она содрогнулась от его слов.
- Прекрати! Не смейся над этим! - Он должен осознать ее беду. Даже если это все разрушит. - Ты должен понять, Ник. Должен подумать. Я... Том... Том сказал, что я одна из тех фригидных женщин... С этим не шутят! запротестовала она, когда он небрежно отмахнулся рукой от ее переживаний. - Не могу поверить, что ты относишься к этому так легко.
- А я не могу поверить, что ты так долго носилась с такой абсурдной идеей. Неужели ты никогда не сомневалась в своем бывшем муже? - спросил он и, посерьезнев, добавил:
- Нет холодных женщин, а есть просто неумелые мужчины. Ты не знала?
Рей безмолвно смотрела на него. Она не знала и никогда не сомневалась в Томе. И никогда ни с кем этого вопроса не обсуждала. Да и зачем? После смерти мужа она любовников не заводила.
- Этот факт подтвержден рядом специалистов в этой области. - Ник поднял бровь. - Ты никогда не консультировалась у врача?
- Никогда.
Он прищелкнул языком и покачал головой.
- Ничего, любимая. Будем учиться вместе. Минуту спустя он целовал ее с нежной требовательной страстью, пронзившей Рей током желания. Желания, которое подгоняло, обещало, которое отбрасывало все сомнения.




Читать онлайн любовный роман - Роман с иностранцем - Ратленд Ева

Разделы:
ратленд ева

Ваши комментарии
к роману Роман с иностранцем - Ратленд Ева



пРОЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ. ЛЮБОВЬ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ, НОРМАЛЬНЫЕ Гг-и. БЕЗ ПОСТЕЛЬНЫХ СЦЕН И СОПЛЕЙ.
Роман с иностранцем - Ратленд Еваиришка
21.01.2015, 18.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100