Читать онлайн Светская львица, автора - Распберри Кетрин, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Светская львица - Распберри Кетрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Светская львица - Распберри Кетрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Светская львица - Распберри Кетрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Распберри Кетрин

Светская львица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Как жалели они о бездумно съеденных бутербродах!
Нет, как это можно было допустить – съесть все сандвичи разом, заглотить их, почти не жуя, не успев насладиться этим божественным вкусом, не получив всего возможного удовольствия…
И – более того – сотворить это святотатство не от сильного голода, а лишь поддавшись легкому чувству возникшего аппетита!
Что за варварство, право слово!
Сейчас бы хоть один из тех великолепных многоэтажных сандвичей… Джинджер знала, что теперь подошла бы к еде, как к хорошему сексу: неторопливо, обстоятельно, с изысками, ничего не пропуская и наслаждаясь каждым мгновением. Она бы откусывала по крохотному кусочку и долго-долго жевала бы каждый, разбирала языком на составляющие, впитывая отдельно вкус сытной курицы, мягкого помидора, ароматного соуса, хрустящего салата, упиваясь гармонией этих компонентов…
Обнаружив, что их приютил крохотный остров, Вэл хотел добраться вплавь до «большой земли», но Джинджер вцепилась в его рукав и наотрез отказалась отпустить от себя, потому что: а) он утонет и б) ей будет страшно без него, тем более что вот-вот стемнеет.
Ничего, утешали они себя и друг друга. Вот Энрике решит проверить, добрались ли они до причала, не обнаружит на месте тримаран и поднимет спасателей. Тем более что Вэл обещал ему вечером занести ключ от ангара, в котором на ночь запирали посудину.
Или кто-то из приятелей Мартинеса по парусному клубу будет проходить мимо на своей яхте, заметит парус «Барракуды» и решит посмотреть, кто это катается на тримаране, в то время как хозяин сидит на берегу.
Не пройдет и часа, как их хватятся и поедут спасать. Да вот же, вон слышен мотор – это за ними!
Но шум мотора, который поминутно чудился Джинджер, затихал где-то слева от острова или оказывался голосом громадного теплохода, медленно и величаво проплывавшего вдали от берега. Изредка мимо проносились катера, но на вопли Джинджер «Спасите! Мы здесь!» никто не реагировал.
Пока Джинджер не теряла надежды на скорое спасение, Вэл, как человек более практичный, решил готовиться к ночлегу.
– Ты что, думаешь, мы до утра тут будем торчать? – ужаснулась Джинджер в ответ на предложение перестать вздрагивать и выбегать на берег при каждом шорохе, а лучше помочь ему собирать сухие стебли для костра.
– Если нас будут искать, то увидят парус и будут ориентироваться по нему, – резонно заметил Вэл. – Твоих криков все равно никто не услышит за ревом мотора.
Между тем солнце село, и сухие ветки в зарослях стало находить все сложнее. На счастье, вскоре костер трудами Вэла разгорелся и оранжевыми всполохами осветил маленький песчано-травянистый берег, на котором им предстояло провести долгие часы в ожидании помощи.
Джинджер принесла охапку хвороста и села на поваленный ствол рядом с Вэлом. Вэл старался сохранять невозмутимый вид и занимался делом: ломал пруты на кусочки и сортировал их по размеру на три кучки.
– Это ужасно: когда тримаран накренился, у меня вымокли сигареты. Не знаю, как протяну до утра, – пожаловался он. – У тебя нет сигаретки?
– Нет, я не брала. Я слишком мало курю, только когда нервничаю или в баре после бокала.
Вэл вздохнул и философски заметил:
– Курение полезно в одном отношении. У курящего человека всегда при себе зажигалка.
– Да, добывать огонь трением – это было бы уже слишком, – согласилась Джинджер, щурясь от дыма. Ей уже начинала мерещиться баранья тушка, жарящаяся на вертеле над огнем.
Но хуже голода был страх перед жаждой. Небольшая канистра с пресной водой, которую Энрике держал про запас в недрах гондолы, и термос с чаем – вот и все, чем они располагали.
Оказывается, человек выпивает за сутки столько жидкости, сам того не замечая…
– Завтра с утра я поищу плоды, которыми можно перекусить и утолить жажду, – пообещал Вэл. – Но на всякий случай старайся экономить воду. Неизвестно, на сколько нам придется растянуть наши припасы.
И Джинджер робко потягивала воду маленькими глотками, наливая ее из канистры в стаканчик от термоса с величайшей осторожностью, чтобы не пролить ни капли.
Когда мир погрузился в кромешную тьму, стало окончательно ясно, что сегодня их искать не будут.
Джинджер уже и не помнила, что бывает так темно. Она не видела подобного со времен детства на ранчо, где на много миль вокруг жили только такие же фермеры, которые ложатся спать с наступлением сумерек, чтобы с утра выпасти и подоить свою скотину, а потому по ночам свет не жгут.
Если бы они пристали к другой стороне острова, оттуда были бы видны ночные огни Акапулько. Но в их уединенное укрытие проникали только отсветы и отзвуки города.
Джинджер зевнула. Волнения вылились в ощущение усталости.
– А спать мы будем на земле? – задала она вопрос, казавшийся совершенно лишним. Ей впервые в жизни было все равно, где приткнуться, – да хоть прямо здесь, уткнувшись носом в теплое плечо Вэла.
– Можешь устроиться в каюте тримарана, – предложил он. – А хочешь – я устрою тебе ложе из веток и листьев на берегу.
Я хочу быть там, где ты, подумала она, но не осмелилась озвучить эту нехитрую мысль.
Вэл разрывался между желанием выказать себя джентльменом, не опускающимся до того, чтобы воспользоваться ситуацией… и просто желанием. Глядя в огонь, он пытался привести в согласие свои ум и сердце, ожидая, что решение придет само, родившись в самом чреве пляшущего оранжевого пламени.
И машинально подбрасывал хворост, подкармливая этого прожорливого прирученного хищника.
Ясности мыслей мешала Джинджер – теплая, сонная Джинджер, сидящая на поваленном стволе пальмы рядом с Вэлом. Девушка задремала, доверчиво прижавшись щекой к его плечу, и теперь Вэл боялся шелохнуться, не решаясь подхватить ее на руки и унести в каюту.
– Ой, я тебе не мешаю? – встрепенулась Джин, когда костер начал угасать и Вэл осторожно потянулся за очередным куском сухого ствола, дабы поддержать огонь.
– Нет-нет, что ты! – Вэл тоже вздрогнул от неожиданности.
Джинджер спящая и Джинджер бодрствующая казались ему двумя разными существами. В те минуты, когда она, утомленная дневными впечатлениями, дремала по дороге домой, примостившись рядом с ним… Только в те минуты Джин казалась Вэлу понятной и простой.
Но стоило ей открыть глаза – и она становилась довольно непредсказуемой и загадочной особой, которая может ответить на одну и ту же фразу и откровением, и обидой, и благодарностью за понимание…
Вэл подумал, что его нежность к Джинджер Дремлющей могла бы вызвать у Джинджер Бодрствующей и понимание, и возмущение. С равным успехом – смотря с какой ноги она встанет.
Он окончательно запутался в их отношениях.
– Может быть, ты хочешь пойти спать? – еще раз предложил он. – Иди, я послежу за костром.
– А зачем следить за костром? – удивилась Джинджер. – Еды-то все равно нет, ужин не приготовишь.
– Огонь отпугивает хищных зверей и ядовитых насекомых, – усмехнулся Вэл. – Я не большой знаток местной флоры и фауны, поэтому лучше не рисковать.
На самом деле он все-таки решил держаться от нее подальше этой ночью. Получить отказ в грубой форме, а потом сидеть на этом острове вдвоем, не разговаривая и дуясь друг на друга, неизвестно сколько времени ожидая спасения?
Вэлу не слишком улыбалась такая перспектива.
Пусть лучше сначала Джинджер разберется в том кавардаке, который творится у нее в душе.
И он поможет ей в этом нелегком деле.
А пока он просто посидит у костра, покуда девушка не уснет окончательно, и потом соорудит себе ложе под пальмой.
– Ну вот, – расстроилась Джин. – Мне не хотелось лезть в душную и тесную каюту. А теперь придется, я боюсь этих твоих хищных зверей.
– Ладно, сейчас что-нибудь придумаем. – Вэл достал из кармана туристический нож и направился к зарослям.
Оттуда раздался треск, хруст, шорох листьев и комментарии Вэла: «Это, конечно, не мачете, но тоже подойдет»…
Джин успела снова задремать, но вскоре проснулась от слов Вэла:
– Прошу вас, леди. Дворец готов.
Он протянул руку, помогая Джинджер встать, и привел ее к бесхитростному, но гениальному в своей простоте сооружению. Из суставчатых стволов, связанных между собой гибкими лианами, и широких мясистых листьев Вэл соорудил маленький шалаш, в котором вполне можно было устроиться на ночлег.
Джинджер захлопала в ладоши, узрев это чудо в стиле первобытного зодчества.
– Вэл, ты самый лучший архитектор, которого я когда-либо видела! – воскликнула она. Я и представить не могла, что мне доведется ночевать в вигваме из травы и листьев. Знаешь, а мне здесь нравится, – добавила она, на четвереньках заползая внутрь хижины.
Вэл предусмотрительно достал из каюты тримарана одеяло и постелил его в шалаше. Теперь Джинджер было тепло, удобно и уютно. Она завернулась в одеяло, как в пестрый кокон, и уснула, едва успев пожелать спокойной ночи человеку, который так о ней позаботился.
Костер продолжал свои шаманские пляски.
Вэл, достав из каюты второе одеяло, лег между импровизированным очагом и поваленным стволом, кинув под голову кучку хвороста, накрытую свежесрезанными листьями.
Засыпая, он успел подумать: знать бы об этом двенадцать лет назад… Неужели тогда, еще мальчишкой, он мог представить, что однажды проведет с царицей своих грез ночь на необитаемом острове в Тихом океане? Какой фантастичной тогда показалась бы Вэлу эта мысль… И как нелепо выглядело то, что они с Джинджер замерли на ложах из листьев поодаль друг от друга, завернутые каждый в свое одеяло…
Гигантский мотор гудел всю ночь, толкая планету Земля вперед по орбите. Огромные весла шлепали по воде, направляя мировую лодку…
Джинджер всю ночь видела во сне разнообразные корабли, которые приплыли, чтобы спасти ее и Вэла, забрать с собой, увезти из этого крохотного кусочка джунглей, окруженного солеными волнами.
И понимала сквозь забытье, что это океану, по ошибке или в шутку названному Тихим, тесно в его необъятной кровати, вот он и ворочается с боку на бок, расплескивая воду по берегам и шумя громче любого дизеля.
Сон долго боролся с явью, пока не решил до поры до времени уступить свои позиции. Джин распахнула глаза и лежала в темноте, до конца не веря в реальность происходящего.
Все это казалось продолжением сна, но факты оставались фактами. Это не героиня какого-нибудь романа, это она – Джинджер Сноухарт из плоти и крови – лежит ночью в маленьком шалаше, наспех собранном из частей тропических растений.
Этот самый шалаш – не театральный реквизит, не элемент декора. Это ее укрытие, построенное для ночлега на необитаемом острове, где она оказалась вдвоем с Вэлом Брунером, соседским мальчишкой.
И все это произошло потому, что она согласилась поехать с Вэлом в Акапулько, чтобы провести там вместе его отпуск.
Каждый из этих фактов сам по себе был настолько фантастичным, что можно было сойти с ума. Джинджер спасало от помешательства только то, что она до сих пор не верила до конца в реальность происходящего.
Но самым невероятным и выходящим за рамки было ее горькое сожаление о том, что Вэл не пожелал разделить с ней шалаш.
Джинджер легла так, чтобы тело оставалось в шалаше, а голова оказалась снаружи, и перевернулась на спину. Она вдыхала ночной воздух и любовалась кусочками неба, выглядывающими в промежутки между резными листьями пальм, украшенными крупным горохом звезд.
Когда она в последний раз, спала практически под открытым небом?
Как-то в далеком детстве – еще на ферме, – напуганная домашним скандалом, она сбежала из дома и спряталась в коровнике. А потом маленькой Джин наскучило сидеть в небольшом и пахнущем навозом закутке. И она отправилась в путешествие к местной речушке, в которой обычно купалась за компанию с соседской ребятней…
Но не дошла – на улице стемнело, ей стало холодно и страшно. Джинджер забралась в кузов соседского пикапа, накрылась огромным куском мешковины и там проспала до утра, а на рассвете, никем не замеченная, выбралась наружу и залезла через окно в свою комнату, словно никуда и не отлучалась.
Следующий раз она заснула прямо под звездами, сидя в шезлонге на палубе фешенебельного теплохода, на котором совершала круиз вместе с мужем. Был первый день путешествия, они танцевали под оркестр, знакомились с другими пассажирами первого класса и пили шампанское…
По своему обыкновению, утомленная вечеринкой Джин при первой возможности прикорнула, отставив бокал на столик и накрывшись пушистым пледом, принесенным расторопным стюардом.
Какое-то время спустя Алекс легонько коснулся ее плеча: «Дорогая, пойдем в каюту». Она открыла глаза, ощутила бездонность черного ночью моря далеко внизу, бесконечность неба, висящего прямо над головой… Джинджер почувствовала себя такой одинокой в окружении этой оглушительной вселенной – и поспешила вслед за мужем, к электрическому свету и глади шелковых простыней.
Теперь все было по-другому. Она ни бедна, ни богата, ни бездомна, ни под кровом. Беспомощна, но под защитой, ни одинока, ни вдвоем. Ни то ни се.
Тьма уже не казалась такой непроглядной, как накануне. Свет от звезд позволял различать силуэты, а на волнах слева от берега колыхались отблески ночных дискотек Акапулько.
Джинджер выбралась из своего укрытия и подошла к костру. Он угасал, оставленный без присмотра сладко спящим Вэлом.
Ну вот, а говорил – дикие животные, ворчливо подумала она и подбросила в огонь заготовленные с вечера дрова.
Почувствовав тепло, Вэл открыл глаза.
– Ты что не спишь? Замерзла? – участливо спросил он, глядя, как Джин, сидящая с одеялом на плечах, протягивает к костру тонкие пальцы.
– Нет… Что ты, у меня такой замечательный домик, – улыбнулась она. – Просто слишком много впечатлений. Я давно не спала на природе… да еще на необитаемом острове. А потом, должен же кто-то нести дежурство. Ты что-то говорил об ужасных монстрах, которыми кишмя кишат эти джунгли…
– Ох уж эти женщины, – вздохнул Вэл. – Все умножат на десять…
– Ты не похож на человека, настрадавшегося от женщин, – поддела его Джинджер с тайной целью выведать побольше информации.
– Это с какой стороны посмотреть, – повелся на эту невинную уловку Вэл. – Вот ты жаловалась на мальчика, променявшего тебя на шоколадку. А меня грязно использовали ради пары чертежей.
– Как это?
– Со мной училась милая барышня, за которой увивался весь факультет. А она одарила своей благосклонностью меня. Я на радостях чертил за нее все ее проекты, потому что у нее напрочь отсутствовало хотя бы минимальное пространственное воображение – картинка на листе бумаги для нее оставалась лишь картинкой, не превращаясь в здание школы или супермаркета… А потом она сдала экзамены и сказала мне «прощай».
– Бедный Вэл, – посочувствовала Джинджер. – Жертва бесчувственной карьеристки…
Скажи, а ты обратил бы на нее внимание, если бы за ней не увивался весь факультет?
– Меня не волнует, насколько женщина «престижна», – возразил Вэл и, почуяв, что разговор грозит вылиться в длительную полемику, поспешил отшутиться:
– Эй, и вообще что за расспросы с утра пораньше?
– Какое утро… До утра еще далеко. – Джинджер взяла руку Вэла и повернула так, чтобы циферблат часов на его запястье осветился отблесками костра. – Попробую снова заснуть, а то сейчас опять есть захочется.
– Ну вот, зачем напомнила, – вздохнул Вэл. – Скорей бы рассвет – тогда я попытаюсь что-нибудь придумать.
И тут начался дождь.
Он пришел без предупреждения, как невоспитанный гость, даже не постучал, не громыхнул далеким раскатом, не сверкнул в небе зарницей. Пара тяжелых капель – и все, стена воды обрушилась на них. Туча, бегущая с океана, наткнулась на гору и лопнула, как взрываются воздушные шарики с водой, которые с балкона кидают на головы прохожим мальчишки-хулиганы.
Джинджер взвизгнула, сжалась и как черепаха втянула голову в одеяло, которое накинула на плечи, когда вылезала из шалаша.
– Скорее в каюту, – скомандовал Вэл, вскакивая и хватая с земли термос, оставленный ночью у костра.
Оскальзываясь в мокрых шлепанцах, облепленных песком, и путаясь в одеяле, Джинджер на четвереньках проползла по скользкому трамплину накренившегося судна и чуть ли не кубарем скатилась по ступенькам в темноту гондолы, морщась от отвращения при прикосновении к телу мокрой ткани и волос.
Следом за ней Вэл втиснулся в каюту, нажал на кнопку висевшего у входа электрического фонарика и задраил люк, перекрыв дождю все пути.
«Барракуда» не могла похвастаться мощным водоизмещением. Она не являлась трансокеанским лайнером, в ней не было кают первого класса, к которым привыкла Джин. В крохотном чреве тримарана можно было разместиться, но нельзя развернуться. Особенно если там находятся два взрослых человека, один из которых – довольно рослый, хоть и стройный мужчина.
Джинджер занервничала. Ей давно не приходилось испытывать приступов клаустрофобии – достаток подразумевает определенный простор.
Но вот чулан в приюте, куда запирали дерзких учениц, помнился отчетливо. Да и лифты в торговых центрах не вызывали у нее большой любви, если только не были снабжены стеклянными стенами.
Она уговаривала себя: на улице ливень, а здесь так хорошо и уютно… Сухо и есть горячий чай, сохранившийся в термосе с ужина… Кстати об ужине – уж лучше думать о еде.
Но все уловки помогали слабо. Они с Вэлом сидели на койке в каюте и болтали о чем-то маловажном, отжимали мокрые волосы, растирались сухой стороной одеял… Вся эта возня не слишком-то отвлекала Джинджер от главного – отчаянного, панического страха закрытого пространства.
Принимая у Джинджер опустевший стаканчик из-под чая, Вэл переместился и заслонил от нее вход. Джинджер тихонько взвыла и, лихорадочно дыша, отпихнула его, дернулась к люку. Пусть ей в лицо хлещет дождь, пусть она вымокнет до нитки и продрогнет до костей – но только не эта душная теснота!
Ломая ногти, она принялась лихорадочно воевать с защелкой, чтобы пробить себе путь на свободу.
Вэл устремился к ней, протянул руку и открыл задвижку, второй рукой легонько обнимая Джинджер, бормоча успокоительные слова.
Она вдыхала воздух всей грудью, словно эта чудесная способность – дышать – была только-только дарована ей, и девушка спешила насладиться этим долгожданным приобретением.
Наконец тонкие струи, текущие по руке, лицу и одежде, скользящие по плечу и находящие путь к груди, отрезвили ее. А тепло Вэла, которое она ощущала спиной, его ласковые слова, его дыхание, касавшееся ее мокрых волос, успокоили.
Теперь она чувствовала вину за свой срыв, за то, что впустила дождь в их укрытие, за то, что Вэл вымок вместе с ней. Джинджер развернулась к нему лицом – она опиралась ногой о ступеньку, и их глаза оказались на одном уровне.
Они шептали какие-то слова – «Прости меня», «Все хорошо», «Не знаю, что на меня нашло», «Ничего, все, уже все»… Гладили друг друга, чтобы успокоить, и как-то незаметно принялись целовать лица, шеи, плечи, руки друг друга, становясь смятенным клубком жаждущих согреться тел и душ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Светская львица - Распберри Кетрин

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Светская львица - Распберри Кетрин


Комментарии к роману "Светская львица - Распберри Кетрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100