Читать онлайн Светская львица, автора - Распберри Кетрин, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Светская львица - Распберри Кетрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Светская львица - Распберри Кетрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Светская львица - Распберри Кетрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Распберри Кетрин

Светская львица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

– Да, смотри-ка! У нее абсолютно прозрачное дно! – Джинджер восторженно ахала, как девчонка, да она и чувствовала себя девчонкой, держа Вэла за руку, как первоклашка, выведенная на прогулку в зоопарк.
Вэл улыбался, наслаждаясь ее неожиданно проснувшейся непосредственностью. Он помог Джин забраться в лодку и сел рядом с ней. Другие туристы, уже занявшие свои места, смотрели на них с одобрительными улыбками – наверное, принимали за пару молодоженов, отправившихся в свадебное путешествие.
– И мы увидим рыбок? И все-все, что внизу? – продолжала восхищаться Джинджер.
– Да, конечно. Обязательно. – Вэл солидно кивнул: ведь он-то уже видел это, и не раз. И теперь чувствовал себя как радушный хозяин, который демонстрирует гостье свое великолепное поместье.
– А это зачем? – Джин кивнула на спортивную сумку, которую Вэл захватил с собой и теперь держал у себя на коленях. – Что, дорога будет настолько долгой, что ты захватил с собой килограмм бутербродов?
– Увидишь, – улыбнулся он. – А бутерброды нам не понадобятся. Лодка идет до острова де ла Рокета, там есть где перекусить.
– До острова? А что там? – заинтересовалась Джинджер. – Это обитаемый остров?
– Увидишь, – повторил Вэл.
На острове были звери. Жирафы, тигры, ягуары… Хищники лениво дремали в тенечке в своих вольерах, жирафы меркантильно общались с туристами, вытягивая шеи, позволяя себя гладить и получая за это фрукты и печенье.
– Не шевелись! Вот так и стой! – услышала Джинджер, когда нежно ворковала с жирафом, рассказывая ему, что у него самые красивые на свете глаза и самая нежная бархатистая шерстка, какую она встречала в своей жизни.
– Что случилось? – испуганно отреагировала она на окрик. – Из серпентария сбежала огромная кобра и собирается меня атаковать?
Вэл рассмеялся. Джинджер обернулась и увидела, что он достал фотоаппарат и собирается сделать снимок.
– Ой, что ты делаешь? Я же не причесана! – запротестовала она и поспешно пригладила локоны.
– Ты выглядишь чудесно, – возразил Вэл. – Только руку чуть-чуть левее – чтобы я видел твое лицо.
– Вот, жирафик, нас и сфотографировали, – подытожила Джин. – Теперь у меня будет твое фото на память, я покажу его самой красивой жирафихе в нашем штате, и, может быть, она напишет тебе любовное послание…
Жираф фыркнул и поспешил к семье с маленьким ребенком, который протягивал пятнистому великану свое надкушенное печенье.
– Вот они, мужчины, – горестно вздохнула Джинджер. – Променял любовь на дешевую подачку!
– Мне кажется, ты не справедлива, Джин, – возразил Вэл. – Разве с тобой когда-нибудь так поступали?
– Поступали, – тут же припомнила она. Один раз в меня был влюблен сын нашего садовника. Мы с ним встречались тайком от всех, целовались под яблоней. А потом Салли угостила его шоколадкой, и он стал встречаться с ней.
– Странная история! – Вэл посмотрел на собеседницу круглыми от удивления глазами.
У него не укладывалось в голове, что Джин изменяла Алексу, да еще и с сыном садовника – при ее-то маниакальной страсти «держать марку». – Он бросил тебя из-за шоколада? И разве у вашего с Алексом садовника был сын, а не дочь?
Джинджер расхохоталась.
– Да нет же! Не у нас с Алексом! Это еще в детстве было. В приюте.
– В приюте? – еще больше удивился Вэл. – Джинджер, ты росла в приюте?
– А, ты не знал, – махнула рукой Джин. Никто не знал.
Ей вдруг стало грустно оттого, что никто из тех, кто ее окружал, не был осведомлен об истории ее жизни.
– Но как же… Тетя Алиса и тетя Мэг… Ты о них столько рассказывала, и я их не раз видал, когда они захаживали к вам в гости…
– Они мне не родные тетки. Алиса и Мэгги удочерили меня… Слушай, давай, я потом тебе все расскажу? Я не хочу вот так, в спешке, на бегу… Ты вчера был прав – мне действительно надо с кем-то поделиться.
– Хорошо, – кивнул Вэл. – Давай вечером. А сейчас… – Он изобразил веселый тон, чтобы поднять Джинджер настроение. – Сейчас у нас еще кое-что в запасе!
И он потряс своей спортивной сумкой.
Они прошли вдоль вольеров, подразнили тигров, сфотографировались у броненосцев…
Когда прогулка по зоосаду им наскучила, они вернулись к воде.
– Вот здесь, должно быть, и причаливали шлюпки с пиратских кораблей, – задумчиво произнес Вэл.
– С пиратских кораблей? – Глаза Джинджер расширились от удивления. – А что они здесь делали? Неужели пираты тоже любили посещать зверинец?
– Тогда никакого зверинца не было и в помине, – усмехнулся Вэл и скорчил ужасную мину. – Здесь был пустынный остров, где пираты прятали свои сокровища. И оставляли на верную погибель особо провинившихся товарищей, чтобы их души охраняли награбленное добро…
Его голос казался настолько замогильным, что, несмотря на яркий солнечный день, Джинджер стало жутковато, и она придвинулась поближе к спутнику.
– А если серьезно, – уже обычным тоном заключил Вэл, – то пиратство здесь действительно процветало, и в Акапулько даже была построена каменная крепость для защиты от морских разбойников. Там сейчас музей. Если хочешь, как-нибудь сходим.
Джинджер согласно кивнула и обвела взглядом берег, представляя себе высадку кровавых корсаров с сундуками, полными золота.
– Ой, смотри! – заметила она. – Там ныряют с этими штуками… Аквалангами.
– Ну акваланга я тебе не обещаю, – объявил Вэл. – Для того чтобы заняться настоящим дайвингом, надо сначала учиться, а это – в другой раз. Но кое-что у нас с собой имеется. Акваланги для начинающих.
С этими словами Вэл расстегнул свою сумку и жестом фокусника извлек оттуда две маски для подводного плавания, две трубки и две пары ласт.
– Ой! – Джинджер подпрыгнула. – И мы будем плавать во всем этом? Здорово! Но я не умею.
– Я тебя научу, – пообещал Вэл. – Для начала раздевайся и надевай ласты, со всем остальным освоимся в воде.
Джинджер в мгновение ока скинула шорты и майку, оставшись в одном купальнике. Ласты оказались отрегулированы как раз по ее ноге – словно Вэл специально позаботился об этом, прикинув ее размер «на глаз».
Она сунула ступни в эти «лягушачьи лапки» и смело шагнула к воде. Волна мгновенно накатила, ткнулась в лопасти ласт, задрала их и едва не сбила девушку с ног, но сильная рука Вэла вовремя подхватила Джинджер и помогла ей обрести равновесие.
– Не так, – терпеливо объяснил Вэл. – Заходить в воду в ластах надо спиной вперед. Только оглядывайся, чтобы не наткнуться на камень.
Следуя инструкциям своего мудрого наставника, Джинджер зашла в воду, приладила маску и трубку, попробовала подышать ртом, захватив загубник, как велел Вэл. Было не очень-то удобно и не очень приятно ощущать у себя на лице эту резиновую нашлепку. И какое удовольствие получают люди от этой гадости? Она уже готова была содрать с себя все это, как услышала следующую команду:
– Ну а теперь ложись и опускай лицо в воду.
Джинджер автоматически подчинилась… И очутилась в совершенно другом мире. В сказочном, прекрасном потустороннем мире, где царили тишина, покой, глубина и красота.
Разноцветные рыбки – полосатые, красные, желтые, пестрые – сновали стайками, играли в салочки, а испугавшись, находили себе укрытие между камнями или в шевелящихся волосах кудрявых водорослей. Они удивленно пялились на заглянувшую к ним Джинджер, как на диковинную рыбу, случайно заплывшую к ним из другого океана.
Во время экскурсии она уже видела сквозь стеклянное дно лодки и рыб, и морские растения, но вот так погрузиться в этот мир… Это было совершенно уникальным ощущением!
Почувствовав на себе особо пристальный взгляд, Джин повернула голову и встретилась глазами с существом, которое от неожиданности показалось ей сказочным чертом. Замшелая рыбина замерла у самого дна, опираясь на плавники, как на лапы, и в упор разглядывала незваную гостью. Джин с воплем распрямилась и содрала с себя маску, отплевываясь от соленой воды, тряся головой и хохоча.
– Что с тобой? Ты чего? – Вэл тревожился за нее и смеялся одновременно, таким заразительным был всплеск ее эмоций.
– Рыбу увидела – страшную такую, – объяснила Джин, когда снова смогла говорить. – И удивительную.
– Это еще что! – усмехнулся Вэл. – То ли дело на глубине. Поплыли?
– Я боюсь, – возразила Джинджер. – Я не так уж хорошо плаваю и еще толком не освоилась.
– Не бойся. Я буду рядом. Ты сможешь держаться за мое плечо, – заверил он. – А далеко мы заплывать все равно не станем – там всяческая хищность водится, вроде барракуд.
– Ты меня успокоил, – иронически хохотнула Джин, снова надевая маску.
И они поплыли.
С каждым метром удаления от берега морская флора и фауна становилась все богаче, а рыбы – все крупнее и красивее. Иногда на дне тускло отблескивали раковины моллюсков, и Вэл нырял, чтобы достать для Джин ракушку или камушек.
Если бы раньше ей сказали, что для перехода в другой мир надо всего лишь изменить угол наклона головы, она бы рассмеялась этому, как неудачной шутке. Теперь же Джинджер была поражена тем простым фактом, что, поднимая и опуская голову, она с легкостью оказывается в разных реальностях: в привычном мире под солнцем или в сказочном – подводном.
Каждый раз, когда они с Вэлом выныривали и снимали маски, чтобы поделиться впечатлениями, Джин казалось, что она пробудилась от великолепного сна, но в любой момент может снова заснуть и увидеть продолжение блаженных грез.
– Это что! А какая здесь рыбалка, – заявил Вэл. – Видела бы ты, каких гигантских тунцов привозят местные рыбаки! Я тебе показывал парусников и полосатых марлинов? Они вполне съедобные. Если хочешь, можем купить лицензию на денек и порыбачить.
Но Джинджер уже так сроднилась с подводными обитателями, что охотиться на них ей показалось кощунством.
– Я не могу есть того, кому смотрела в глаза, – пояснила она.
– Значит, сегодня нас ждет вегетарианский ужин? – расстроился Вэл.
– Ну почему, – возразила Джинджер. – С местными коровами или птицей я еще не познакомилась.
– Так. Теперь я точно знаю, что никогда не повезу тебя на какое-нибудь ранчо. Я не могу питаться одной морковкой, – пожаловался Вэл, надел маску и снова нырнул, заприметив на дне красивый полосатый камушек.
Возвращаясь в отель, Джинджер смотрела вокруг совершенно другими глазами. Она чуть-чуть пошатывалась, как это часто бывает после долгого плавания в волнах, и двигалась плавно, словно собиралась не подняться по ступеням, а сделать гребок и всплыть.
Ее светло-серые глаза лучись золотыми искрами, словно блики солнца осели на радужке, пройдя сквозь зеленовато-голубую тихоокеанскую воду.
– Как это странно – передвигаться в трехмерном пространстве, где есть не только право и лево, но верх и низ, – поделилась она своим открытием с Вэлом. – В детстве истина о том, что птицы и рыбы знают больше нас, потому что небо и пучина нам не доступны, кажется просто сказочной условностью. А теперь я это прочувствовала каждой клеточкой тела. Плавание – это как полет, когда не ощущаешь земного тяготения и абсолютно свободен…
– И ты поняла это только сейчас? – удивленно переспросил он.
– Я многое начинаю понимать только сейчас.
Вечером они сидели на открытой террасе ресторана, за столиком в самом углу. Это место было выбрано неслучайно: в зале гремела музыка, а здесь было относительно тихо, и они могли спокойно поговорить.
– Там, на острове, ты упомянула, что… осторожно начал Вэл, когда с едой было покончено и настал черед густого пурпурного вина и неторопливых разговоров.
Он опасался, как бы Джинджер снова не зажалась и не замкнулась в себе, и боялся вспугнуть ее неосторожным словом. Но просто промолчать казалось Вэлу проявлением невнимания.
Ведь Джин прозрачно намекнула, что страдает, будучи запертой внутри самой себя, и было бы непростительным оставить ее без ключа.
– Ты обо мне и моих названных тетушках? – Джин безразлично пожала плечами и махнула рукой, словно говоря: «А, пустое, не стоит и упоминания».
Она уже успела смущенно осознать, что открылась больше привычного, и автоматически искала пути к отступлению.
Но Вэл был так внимателен и серьезен… Она положительно не узнавала его! Хохотун, который всегда не прочь подурачиться, вечное воплощение беззаботности и мальчишества, в последнее время он становился таким сосредоточенным и взрослым, говоря с ней!
Джинджер, которая привыкла не принимать Вэла всерьез, внезапно ощутила, что он может вести себя авторитетно и даже покровительственно, казаться ей защитником и «крепким плечом»…
Почему? Не потому ли, что ей хотелось видеть рядом с собой кого-то, кто поможет и поддержит, а Вэл, интуитивно угадывая это стремление, просто давал ей желаемое? Зачем? Чтобы расположить к себе, завоевать, соблазнить?
После вчерашней ночи он не выглядел в ее глазах соблазнителем…
Вэл не принял ее отказа от разговора – он молча, терпеливо ждал ответа.
И тогда ее прорвало.
Джинджер говорила долго и сбивчиво. Она рассказала своему внимательному слушателю все-все, выкладывая, как обрывки фантиков на стол, скомканные воспоминания детства на ферме, линялые образы однообразных приютских дней, испачканные хинной горечью воспитательской строгости и девчачьей жестокости… Потом пошло пестрое конфетти из дешевой бумаги – праздники и будни в простенькой квартире Алисы и Мэгги, нестандартной семейной пары, сделавшей Джинджер своей приемной дочкой, племянницей, младшей сестренкой…
Замыкали шествие кусочки золотистой фольги от шоколадных трюфелей – ее яркие, но как оказалось – пустые дни в доме Алекса, проходившие в шуршании достатка и при сладком похрапывании так и не проснувшейся любви.
Дорогие блестящие бумажки, в один не прекрасный день вспыхнувшие и рассыпавшиеся пеплом.
– Я подспудно чувствовала, что не сумела дать Алексу того, что он от меня ожидал… Но никак не могла уловить это ощущение, чтобы как следует рассмотреть и изучить. Наверное, я просто все это время не была готова признаться в собственной не правоте даже самой себе.
Говоря, Джинджер вертела в тонких пальцах бокал и любовалась его пурпурным содержимым, словно искала ответ там, внутри, за прозрачным стеклом.
– Очевидно, мы оба не раскрылись, не смогли расслабиться и довериться друг другу и потому – стать близкими до конца, – продолжала она. – Знаешь, как бывает, – люди погрязают по уши в собственных комплексах и стремлении получить что-то недополученное, гнут свою линию, вот их пути и расходятся. Мне кажется, это с нами и произошло. Отчасти оттого, что оковы рабства так и остались на наших запястьях. Зависимость от стереотипов…
– Что ты имеешь в виду? – Вэл впервые слушал Джинджер, стремящуюся анализировать, а не обвинять, и минутами терял нить ее эмоциональных рассуждений. Но для него было важным понять, что она думает и чувствует, Она горько усмехнулась, достала из сумочки изящный кожаный футляр, из которого извлекла пачку дорогих тонких сигарет, прикурила, чуть поморщившись, от протянутой им бензиновой зажигалки и продолжала:
– Разница в возрасте и в социальном положении… Это не помеха, если есть настоящее чувство. А мы с Алексом не жили, не любили, мы примеряли чужие роли. Для меня он был такой крутой взрослый дядя, который водит по ресторанам, дарит кольца-шубы и за которого надо непременно выскочить замуж, чтобы устроиться в жизни. А потом добросовестно работать его женой. Кажется, человека я в нем за этим образом так и не разглядела… Интересно, а я для него, в свою очередь, была всего лишь смазливой девицей, которую не стыдно вывести в свет? Или он действительно любил меня?
Вэл не знал, что ей ответить. Он никогда не замечал, чтобы эта пара отличалась каким-то особенным теплом по отношению друг к другу.
Но влюбленность в Джинджер заставляла его крайне ревностно относиться к каждому дежурному поцелую, которым супруги награждали друг друга при встречах и прощаниях.
Они казались красивой парой. Гибкая, длинноногая Джинджер, красотка с роскошной гривой волос и огромными глазами, никогда не выглядела голливудской куклой. Скорее, ее можно было бы сравнить с эксклюзивной авторской статуэткой из теплого, живого, ароматного дерева.
Но разве рядом с Алексом могла оказаться дурнушка? Высокий, осанистый брюнет с едва заметной проседью, которая его даже украшала, мог похвалиться правильными чертами лица, горделивой осанкой и безукоризненным вкусом, присущим ему и в манере одеваться, и в манере держаться.
Еще в юные годы, навещая вместе с Остином его старшего брата, Вэл иногда втайне мечтал, чтобы Алекс выкинул что-то такое… Напился и разбил одну из дорогущих напольных ваз, украшавших гостиную, например. Уж слишком он был «комильфо». Такие люди порой порождают чувство неловкости в тех, кто не обладает такой безупречностью.
Но, на взгляд стороннего наблюдателя, Алекс никогда не ошибался. И только теперь Вэл понял, какую крупную, страшную, жесточайшую промашку совершил безупречный мистер Сноухарт. Понял – и не испытал не малейшего злорадства, напротив – сердце стиснула боль за этих двух людей, которые могли бы быть счастливы, но так и не нашли пути друг к другу. Потому что думали о браке. Но забыли о любви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Светская львица - Распберри Кетрин

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Светская львица - Распберри Кетрин


Комментарии к роману "Светская львица - Распберри Кетрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100