Читать онлайн Светская львица, автора - Распберри Кетрин, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Светская львица - Распберри Кетрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Светская львица - Распберри Кетрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Светская львица - Распберри Кетрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Распберри Кетрин

Светская львица

Читать онлайн

Аннотация

Она поднималась вверх по лестнице жизни, начав с самых нижних и грязных ступеней.
Шаг за шагом юная Джинджер приближалась к своей мечте, превращаясь в красавицу и светскую львицу. Удачный брак, блистательное окружение… Но однажды она с болью поймет, что все это лишь декорации, позолоченные снаружи и пустые внутри. К счастью, в этот момент рядом с отчаявшейся Джинджер окажется человек, который поможет ей вырваться из мира картонных ценностей и подарит подлинную радость жизни и любви…


Следующая страница

1

…Двадцать восемь кенгурятВеселятся и галдят.Из-за плюшевых гардинВыскочил еще один!Двадцать девять кенгурятВеселятся и галдят.Из-за плюшевых гардин…
– Прекрати! Да прекрати же!
Джинджер зажала уши ладонями и зажмурилась, но неугомонный Вэл продолжал распевать во все горло, засунув руки в карманы штанов и болтая ногами… Он напоминал скорее Тома Сойера и Питера Пэна в одном лице, забывших повзрослеть, чем двадцатипятилетнего архитектора из преуспевающей фирмы, которым являлся на самом деле.
– Вэл, я сейчас запущу в тебя чем-нибудь тяжелым! – пообещала Джинджер. – Замолчи, пожалуйста, у меня уже голова гудит.
– Значит, ты все-таки пойдешь со мной на танцы? Я буду петь, пока ты не согласишься, даже если мне придется делать это до утра! – между двумя строчками куплета вставил Вэл и на всякий случай продолжил:
Тридцать один кенгуренок Веселится, как ребенок…
– Это ты – как ребенок. Хулиган и шантажист! – возмутилась Джинджер. – Ты можешь вести себя как взрослый человек?
Она поймала себя на том, что ей уже хочется отдернуть портьеру, закрывающую вход в комнату, чтобы проверить, где там притаились проклятые назойливые зверушки, и разогнать их к чертовой матери.
– Как? Тебе не нравится про кенгурят? – удивился Вэл. – Ну хорошо. Я еще другую песню знаю:
Сорок одна бутылка виски стояла на столе…
– Ладно. Ладно! О'кей! – сдалась Джинджер. – Подчиняюсь грубой силе. Слышишь?
Вэл перестал болтать ногами, прекратил пение и с интересом посмотрел в глаза подружки.
– То есть мы идем?
– Да, да, идем. Сейчас переоденусь. Только, ради всего святого, не сиди на столе, сколько можно говорить! Диваны в комнате для кого стоят? – укоризненно покачала головой она.
– Не знаю, – пожал плечами Вэл. – Здесь все такое красивое, что я боюсь протереть обивку своими грубыми штанами.
Джинджер удивленно приподняла брови и огляделась, словно по-новому воспринимая знакомую обстановку громадной гостиной, предмет ее радости и гордости.
Она вложила столько фантазии, энергии и денег, чтобы реализовать свою давнюю мечту – превратить комнату в экзотический уголок джунглей. Уже упомянутые портьеры на дверях, как и шторы на окнах, напоминали тигриные шкуры, занавешивавшие вход в пещеру первобытного человека. Стены, до трети облицованные деревянными панелями, выше были обтянуты красным шелком с бордюром «под леопарда». В просветах между пальмами и фикусами, которые заполняли собой все углы и ниши комнаты, эти яркие стены напоминали об алом тропическом закате и хищниках, притаившихся в ожидании часа охоты.
На полу перед диваном красовалась огромная мягкая полость из искусственного меха, напоминавшая шкуру пумы-переростка, в которую так приятно погружать босые ступни, сидя с чашечкой кофе перед телевизором.
Мягкую мебель Джинджер велела обить тканью песочного цвета, чтобы глазу было на чем отдохнуть в этом агрессивно-зверином интерьере. Блаженно опустившись после вкусного ужина в кресло или на диван, она представляла, что лежит на горячем песочке в лучах нездешнего солнышка и гладит, как Клеопатра, своего цепного леопарда (она понятия не имела, был ли у царицы леопард, но мечтам это не мешало).
Это была не просто гостиная – это был салон, в котором в лучшие времена собирался весь местный бомонд. Вот только недавно эти времена закончились… А когда-то все восхищенно ахали, хваля дизайнерский талант хозяйки, с увлечением рассматривая фигурки африканских божков на полках, слушая журчание комнатного фонтана или наблюдая за тропическими рыбками в трехсотлитровом аквариуме, притулившемся у одной из стен.
Джинджер было очень хорошо в ее любовно свитом гнездышке. Вот только знакомые мужчины почему-то не разделяли этого чувства. Сейчас, после слов Вэла, хозяйка гостиной вспомнила, что не только он, но и другие ее знакомцы не любили садиться на эту светлую обивку и ступать на мягкий пушистый ковер..
Вот и бывший муж чаще проводил вечера в своем кабинете, спускаясь в зал только затем, чтобы приветствовать гостей. Особенно после того, как он пролил пиво на диван и она отчитала его весьма раздраженным тоном…
Хотя, конечно, не диваны портили погоду в доме… Джинджер тяжело вздохнула и постаралась прогнать воспоминания.
– Ладно, что-нибудь придумаем, – кивнула она Вэлу и в приступе великодушия добавила:
– Не тушуйся, ничего с этим диваном не случится.
Стоя перед большим трельяжем в спальне, Джинджер гладко зачесала блестящие каштановые волосы и собрала их в виде валика на макушке. Она совершенно не собиралась сегодня выходить из дома, но Вэл прав: ей действительно необходимо немного развеяться.
Спорила она с ним просто из упрямства: ну что такое, в самом деле! Не дают спокойно поплакать о своей пропащей жизни! Какое счастье, что у нее еще остались друзья, не отвернувшиеся от нее в трудную минуту… Точнее, друг.
Один.
Итак, приводим себя в порядок. Даже разгуливая с камнем на сердце, Джинджер не могла себе позволить выйти из дому без полной боевой экипировки: макияжа и тщательно продуманного костюма. Пусть кого-то другого видят на улице в растянутой футболке, но только не ее.
Она натянула узкое темно-зеленое платьице длиной чуть выше колена, дополнила его длинной ниткой жемчуга и сунула ноги в изящные босоножки на острой шпильке, недавно купленные в бутике. Миленько, изящно и в меру строго. Как всегда. Несколько минут общения с содержимым косметички – и она будет безупречна.
Слава богу, природа не обидела ее, наделив не просто красивыми, но и довольно запоминающимися чертами. Выразительные миндалевидные глаза, четко очерченные скулы, брови вразлет, алые губы, золотисто-смуглая кожа…
Она никогда не могла ответить на вопрос, зачем такую безупречную внешность дополнять макияжем. Так положено. Это дань приличиям.
Знак того, что она – ухоженная дама… Хотя какая она «дама»? Ей всего двадцать восемь…
Джинджер спустилась по лестнице, выводящей прямо в гостиную, наслаждаясь собственной неотразимостью и стараясь ставить ножки как можно изящнее. Хотя сейчас ее единственный зритель – это давнишний приятель Вэл, никогда не стоит расслабляться. Пусть это будет репетиция перед большим выходом в свет.
Конечно, они не очень-то здорово будут смотреться вместе с Взлом. Она – светская львица, чью гостиную посещают лучшие люди города… То есть посещали. Какая разница! Все равно она – королева Далтонмора, просто у нее сейчас трудный период. И выглядит она соответственно статусу. А Вэл в своем репертуаре – голубые джинсы, белая рубаха, до середины расстегнутая и завязанная узлом в районе пупка.
Хотя стоит признать, что мальчик довольно симпатичен. Узкие бедра, широкие плечи – настоящая мужская фигура. Иногда она ловила себя на том, что любуется Вэлом, забавно встряхивающим головой, чтобы откинуть назад копну непокорных пшеничных волос, выгоревших на солнце.
Мальчик? Он младше нее всего на три года.
Но Джинджер никак не могла перестать относиться к нему чуть снисходительно, чуть покровительственно, как к ребенку. Тем более что в душе он и оставался большим ребенком.
Все дело в том, что она помнила Вэла тринадцатилетним. Себя-то она тогда считала взрослой – как же, старшеклассница, у которой уже появился бойфренд.
Джинджер отлично помнила, как впервые пришла в гости к Алексу, своему на тот момент будущему, а теперь уже бывшему мужу. Алекс стоял, облокотившись на ограду сада, и отчитывал двух чумазых сорванцов за то, что они залезли на дерево и свалились оттуда прямо на капот его новенькой машины, которую он еще не успел завести в гараж. Одним из мальчишек был брат Алекса – Остин. Вторым – их сосед Вэл…
Ступив с лестницы на ковер гостиной, Джинджер надела свою самую сиятельную улыбку, ожидая восхищенных комплиментов Вэла, царственно развернулась… И наткнулась на насмешливый взгляд голубых глаз.
– Мне казалось, мэм, что мы собрались на танцы, – фыркнул Вэл. – Серьезно, Джин, ты ослепительна и все такое, но как ты в этом плясать собираешься?
– Плясать? – От возмущения с лица Джинджер, казалось, на секунду сошел загар. – Я?
– Ну танцевать. Тебе же будет неудобно! – Он указал взглядом на ее обувь. – Ты через пять минут или сломаешь каблук, или подвернешь ногу, или и то, и другое!
Джинджер смерила Вэла презрительным взглядом.
– Кажется, это ты битых два часа уговаривал меня пойти с тобой? Я согласилась, какие могут быть претензии?
Джинджер, конечно, понимала, что это она должна благодарить Вэла за то, что он с ней возится, но ни за что не призналась бы в этом вслух. Ведь она же королева!
– Может, переоденешься? – на всякий случай спросил он, заранее зная ответ.
Но вместо ответа Джинджер гордо вздернула точеный носик.
– Не надо, не открывай. Ты же говорил, здесь недалеко, – остановила Джинджер Вэла, когда тот достал из кармана ключи от своего видавшего виды «ниссана-патруля», который неоднократно побывал в ремонте и ездил гораздо лучше, чем выглядел.
– Стесняешься моей машины? – усмехнулся Вэл. – Можем взять твой «сандерберд».
– Не в этом дело, – отвела глаза Джинджер. – Я неделю дома просидела, хочу пройтись, воздухом подышать.
– Воздухом? Хорошая мысль! – оживился Вэл. – Буду, иметь в виду, что ты любишь дышать свежим воздухом. Вот увидишь, я придумаю что-нибудь поинтереснее этой небольшой прогулки…
И они неторопливо зашагали по направлению к выбранному Вэлом дансингу.
На самом деле Джинджер рассудила, что если они появятся там вместе на ее статусной машине, то Вэла, скорее всего, примут за ее шофера. Ну и как она после этого, сможет с ним танцевать?
– Вэл… – Джинджер наморщила носик. – Может быть, пойдем куда-нибудь в другое место?
Она уже забыла, когда последний раз была в заведении, доступном для простых смертных, и теперь ей было немного не по себе. Чего доброго, здесь ее могут толкнуть или даже пролить виски на платье!
С мужем они бывали в самых дорогих ресторанах, какие только существовали в городке, или на закрытых вечеринках для местной элиты.
А в обычном кафе с дансингом она успела побывать всего пару раз – в коротком промежутке между детством и замужеством.
Официально они с Алексом поженились сразу после того, как отпраздновали ее совершеннолетие. А до этого он встречал ее после школы на своем роскошном «бентли», на зависть всем одноклассницам, и вез куда-нибудь пообедать – в хорошее кафе или ресторан… После выпускного Джинджер переехала к Алексу и погрузилась в обстановку достатка и светских вечеринок. Она привыкла к такой жизни и другой себе уже не представляла.
– Ты хочешь в другое место? – Вэл остановился и прищурился. – Куда? В ресторан «Цезарь Пэлас» или в кафе «Алмазная чаша»? Я, конечно, зарабатываю поменьше Алекса, но вполне в состоянии тебя туда пригласить. Я даже мог бы взять напрокат пиджак и галстук, как того требуют правила заведения. Но подумай, Джинджер, ты действительно готова туда пойти?
Она призадумалась. Да, Вэл прав. В элитных заведениях ей пока лучше не показываться. Официанты, конечно, будут все так же безукоризненно вежливы, но вот публика… Готова ли она спокойно ужинать среди тех, кто вчера рассыпался перед ней в любезностях, а сегодня делает вид, что не узнает?
Проклятые снобы! Как они могли так с ней поступить?
– О'кей. Я подумала, не так уж тут и плохо, – кивнула она Вэлу и решительно устремилась к столику, который как раз освободился. По крайней мере, сюда не сунутся ни Салливаны, ни Уотерсы, ни Джонсы.
Давненько она так не веселилась! Вэл кружил Джинджер в танце без устали. Она давно запыхалась и прокляла свои туфли, которые мешали движениям, но снова и снова выходила на круг, поддавшись зажигательному задору партнера.
В этот субботний вечер дансинг был битком набит, но Джинджер уже не боялась, что ее сшибут с ног. Атмосфера сложилась на редкость благодушная, и, натыкаясь друг на друга в танцевальном азарте, посетители шутливо раскланивались и кружились дальше.
– Ну как, не жалеешь, что пошла со мной? – с улыбкой спросил Вэл, когда они вернулись за столик, чтобы немного отдышаться.
– Я? Жалею? Да ты что! Я в восторге! – призналась Джинджер. – Давно мне не было так весело.
Вэл довольно улыбнулся и заказал для нее еще один коктейль.
– О, смотри, какая фифа! – сплюнув сквозь зубы, пробурчал Джонни Медведь, кивая в сторону богатенькой дамочки, со смехом выходящей из дансинга под руку со своим кавалером. – И чего это она забыла в нашем квартале?
– Да, такие обычно шастают по дорогим ресторанам, – неприязненно прищурился его тощий приятель Драный, получивший свое прозвище за шрам на лице – память о давней потасовке. – Интересно, где она оставила свой лимузин?
– Давай не будем брать такси! – донесся до них звонкий голос разгулявшейся Джинджер. – Я хочу пройтись пешком!
– Если хочешь, конечно, давай пройдемся, – согласился Вэл.
Джинджер развернулась на каблуках и пошла рядом с Вэлом вдоль дороги, беззаботно помахивая сумочкой.
– Слышал? – Медведь мотнул головой в сторону парочки, только что покинувшей дансинг. – Давай-ка заводи байк и за ними. Встретимся в «Седом волке».
Драный кинулся к своему мотоциклу.
– Эй, Драный! – окликнул его Джонни Медведь. – Только без глупостей.
– Ты о чем? – притворно вскинул брови его приятель.
– Добычу всю принесешь, понял? Я поеду следом. Если решишь скрысятничать – замечу.
Ясно?
– Усек, – понуро согласился Драный.
Взревел мотор, и мотоцикл унесся во тьму в том направлении, куда ушли Джинджер и Вэл.
Широченный Медведь вперевалочку подошел к своему байку, почесывая впечатляющих размеров пивное брюхо, тяжело взгромоздился на мотоцикл, нажал на стартер и поехал следом за Драным.
– Ай, мамочки!
Джинджер взвизгнула, когда чья-то рука схватила и рванула ремешок сумки. Девушка попыталась удержать равновесие, но высоченный каблук подломился, нога подвернулась, и Джинджер с воплем рухнула на асфальт.
Мотоциклист-грабитель уже мчался бы дальше, довольный своей удачей, если бы не молниеносная реакция Вэла.
Они успели не слишком далеко отойти от дансинга, и у Драного не было времени, чтобы как следует разогнаться. Он проиграл какие-то доли секунды, которых хватило Вэлу на то, чтобы протянуть руку и вцепиться в крепкий ремень сумочки Джинджер.
Если бы разум Драного пересилил алчность, горе-байкер мог всего лишь остаться без добычи.
Но жадность победила. Драный, все так же держась за сумку, вылетел из седла и рухнул на шоссе, а мотоцикл проехал с полметра накренившись, упал на бок и закрутился на асфальте.
Джонни Медведь, ехавший следом за Драным, не успел ни затормозить, ни свернуть. Переднее колесо его байка наткнулось на поверженную машину товарища, Джонни перекувыркнулся через голову и растянулся на пузе, а сверху его накрыло собственной «железной лошадкой».
– Везучий ты, парень, – приговаривал позже тюремный врач. – Ставлю сто к одному, что другой на твоем месте бы шею сломал.
Но Джонни это не очень-то утешало.
Он даже пискнуть не мог, когда над его ухом раздался жесткий голос:
– Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде…
Полицейский патруль появился из-за угла, когда все уже было кончено. Пока бравые ребята в форме разбирались, что к чему, а подоспевшие врачи укладывали в свою машину потерпевших грабителей, Вэл держал за руку Джинджер и шептал ей слова утешения. Джинджер была в шоке.
– Ну что ты? Все уже позади, – приговаривал он, когда они с Джинджер, закончив давать показания в полицейском управлении, сели в такси.
Нога Джинджер была перебинтована врачами и почти не болела, а сумочка в целости и сохранности покоилась на коленях.
– Я понимаю, это все неприятно. И если бы сумка пропала, пришлось бы повозиться… Что у тебя там? Ключи от дома и машины, кредитки…
Но ведь она не пропала. И нога скоро заживет.
Так что же расстраиваться?
– Да? – прорыдала Джинджер. – Что расстраиваться?
Она сняла поврежденную туфлю и сунула под нос Вэлу вместе с отломанным каблуком.
– Да ты хоть знаешь, сколько они стоят?
Рабочий день Вэла начался как всегда.
Он появился в офисе на пару часов позже остальных сотрудников, насвистывая песенку и безуспешно приглаживая непослушные вихры.
Вэл Брунер слыл талантливым архитектором, которого давно пытались переманить столичные конторы, суля заработки на порядок выше того, что он имел теперь. Но Вэл оставался верен своей фирме, и за это его здесь ценили. Благодаря этому он мог, например, придерживаться свободного графика, – все знали, что заказ он все равно выполнит в срок.
И никто не знал настоящей причины, по которой он до сих пор не уехал из Далтонмора…
Причины с огромными светло-серыми глазами.
Вид Вэла был не слишком офисным. Он терпеть не мог всяческие терзающие тело и угнетающие душу приспособления вроде галстуков и использовал их только в случае крайней необходимости. Что ж, пиджак для деловых случаев всегда висел в шкафу в его кабинете. Сейчас же на Вэле была хлопковая рубашка и джинсы. Творческий человек должен чувствовать себя свободно и комфортно.
– Добро утро, мистер Брунер! Звонили из «Голден билдз», они хотели кое-что уточнить по проекту торгового центра. Еще шеф просил, чтобы вы к нему поднялись, когда придете, – доложила секретарша, заглянув в свой блокнот.
– Спасибо, Линда, – кивнул Вэл и прошел в свой кабинет, чтобы надеть «удавку» и пиджак перед посещением начальства.
Для заказчика у него есть достойный ответ.
Вот они, отпечатанные на плоттере листы с лабиринтами линий, над которыми он корпел все последнее время, а рядом – белоснежный макет торгового центра «Млечный путь». Вэл вложил много труда и души в эту работу – последнюю перед долгожданным отпуском.
Интересно, зачем Вэл понадобился шефу, мистеру Шуга? Не хочет ли тот попросить его отложить отпуск из-за какого-то срочного заказа? Эта идея Вэлу категорически не понравилась. Ведь шеф сам настаивал, чтобы Вэл поехал отдохнуть именно сейчас, после того как проделал огромную работу. Чтобы на презентации мог выглядеть после отпуска как огурчик.
Да еще и выделил ему целых десять дней, не считая воскресенья… Неслыханная щедрость!
Вэл уже видел, как везет Джинджер на пикник за город, как они плещутся в теплой речке и поглощают сандвичи, лежа на траве. Ее нога зажила, и теперь они могут без устали бродить по окрестным холмам, тропинкам и мостикам…
А потом… О, что он запланировал на потом – Здорово, старик, – приветствовал его шеф, когда Вэл поднялся на этаж администрации.
– Привет, Джеймс, – кивнул Вэл, опускаясь в предложенное кресло.
Они учились когда-то в одной школе, только Джеймс Шуга был на три класса старше. Тогда, в детстве, это было существенной разницей, и Джеймс вряд ли замечал шантрапу, болтающуюся у него под ногами во время перемены.
Но теперь шеф всячески старался подчеркнуть факт старого знакомства, чтобы крепче привязать ценного работника.
– Ну что, как ты себя чувствуешь в последнюю неделю перед отпуском? – поинтересовался мистер Шуга, исподтишка наблюдая за реакцией Вэла.
– Отлично. Проект почти готов, так что буду веселиться с чистой совестью, – отреагировал тот и насторожился:
– Надеюсь, у нас не появилось ничего срочного, из-за чего мне придется отложить отпуск?
– Нет-нет, что ты, – поспешно ответил Джеймс. – Наоборот, хотелось тебя как-то поощрить… Ты уже придумал, как и где проведешь это время?
– Да, – расплылся в улыбке Вэл. – Задумал тут одну поездку… Пока не хочу рассказывать, чтобы не вспугнуть удачу.
– Фирма с удовольствием оплатит тебе дорогу в оба конца, куда бы ты ни собрался. Скажи Милли, куда летишь, и она закажет билеты.
Ты один или со спутницей?
– Со спутницей, – после секундного размышления ответил Вэл, удивленный приступом начальственной щедрости. – Спасибо, Джеймс, это приятный сюрприз…
– Да не за что, – улыбнулся в ответ шеф и кивнул, давая понять, что аудиенция окончена. – Не забудь, что сразу после твоего возвращения – встреча с заказчиком и презентация проекта «Млечный путь».
– Я помню, – усмехнулся Вэл, поднимаясь с кресла.
Много же крови ему попортил этот самый заказчик. Хочу это, хочу то, и фонтаны, и бассейны посреди торгового зала, только чтобы это не было очень дорого и чтобы здание в воздухе парило и по ночам через крышу кувыркалось. Ну ничего. Вот скоро он сдаст проект и можно будет забыть обо всем. Сейчас важнее другое: согласится ли Джинджер поучаствовать в его авантюре.
Мистер Шуга немного подождал и нажал кнопку селектора.
– Милли, – обратился он к своей личной секретарше. – Мистер Брунер уже вышел?
– Да, шеф.
– Он оставил тебе свои пожелания относительно отпуска?
– Да, мистер Брунер заказал два билета до Акапулько и обратно. Вылет двадцать шестого числа, возвращение – шестого.
Отлично! Значит, он весь отпуск проведет в Мексике? Все складывается на редкость удачно.
Мистер Шуга откинулся на спинку кресла и блаженно потянулся. Если бы донос Шона Кэшью подтвердился, это могло неожиданно помешать его планам.
– Куда-куда? – расширила глаза Джинджер.
– В Акапулько, – терпеливо повторил Вэл, отгоняя букашек, польстившихся на крошки от сайдвича.
Они сидели на большом клетчатом пледе, расстеленном на траве, и неторопливо поглощали снедь из плетеной корзинки, которую Вэл приобрел специально для этого случая.
Пикник в живописном месте за городом – все, как хотел Вэл. Джинджер явно наслаждалась предложенной программой – и прогулкой по окрестностям, и видом ручейка с замшелого горбатого мостика, и обедом на свежем воздухе… Видя, что красотка находится в прекрасном расположении духа, Вэл Брунер решился изложить ей свое предложение раньше, чем они закончат трапезу и сядут в ее блестящий «форд-сандерберд» цвета мокрой брусники.
– А потом – морская прогулка по парусом вдоль побережья, – продолжал Вэл. – Мы возьмем напрокат небольшую яхту, и ты ощутишь себя в роли настоящего морского волка…
Ты же сама хотела подышать свежим воздухом?
– Да, но… – растерялась она. – Я думала, ты имеешь в виду этот пикник или нечто в том же духе.
– Считай, что это просто очень большой пикник, – обезоруживающе улыбнулся Вэл.
Я с Вэлом в романтической поездке? Да еще и под парусом, среди буйства неукротимых волн? – спросила себя Джинджер. Хороший из меня «морской волк»… А если я ноготь сломаю?
А мыться там как, на этой яхте? Он же, наверное, имеет в виду крохотную скорлупку, а не многотонную белоснежную красавицу со всеми удобствами?
Не растаешь, возразил ей суровый внутренний голос, который помнил еще «доалексовы» времена. Когда тебе еще представится такая возможность? Да и что ты будешь делать одна в этом чертовом городишке, когда Вэл уедет?
Терпеть все эти взгляды вчерашних «друзей»?
Никогда еще они с Вэлом не встречались так часто, как в это тяжелое для нее время. Сердце Джинджер учащенно забилось. Она никогда раньше не воспринимала его как мужчину, как потенциального партнера. Друг младшего брата ее мужа сам был для нее почти как брат. А что, если совместное путешествие сблизит их сверх того рубежа, который она изначально установила в этих отношениях?
Да ну, какие глупости, тут же одернула себя Джинджер. Мы слишком разные. Я столько лет вращалась в элитарных кругах, регулярно бывала на светских приемах у мэра, а мистер Брунер… Вся его одежда стоит дешевле, чем один мой бюстгальтер. Что с того, что у него есть какой-то достаток? Он начисто лишен светского шика и лоска!
Ладно! В конце концов, что я теряю? – подытожила она, Я потеряла уже почти все, что могла…
– Хорошо. – Джинджер невесело улыбнулась и аккуратно расправила плед, на котором сидела, чтобы не запачкать брючки о траву. – Поехали на твой Большой Пикник.
Вэл просиял.
– Мистер Брунер? Инспектор Смит беспокоит. – Мужской голос в телефонной трубке был ровным и уверенным.
– Да, инспектор. Чем могу быть полезен? – удивился Вэл.
– Четвертого числа состоится слушание по делу «Далтонморских мотоворишек», как их окрестила пресса. Вы должны выступить в качестве свидетеля обвинения.
– Но я уезжаю, – нахмурился Вэл. – У меня отпуск!
– Да, я слышал от миссис Сноухарт. Мы приглашаем ее как одну из потерпевших. Поэтому я вам и звоню. Это ваш гражданский долг помочь засадить за решетку жуликов, которые совершили несколько десятков ограблений!
Только в нашем городе они напали на пятерых женщин, и ниточка тянется в другие штаты.
Мистер Брунер, без вашего присутствия дело рискует рассыпаться! Эти негодяи после всего, что они сделали, имеют все шансы остаться на свободе!
– Но почему? – вновь удивился Вэл. – Наверняка имеется множество свидетелей предыдущих налетов…
– Но только вы и миссис Сноухарт можете подтвердить, что процедура задержания проходила по всем правилам. Они наняли пройдоху-адвоката, который обычно выигрывает дела на том, что кто-то из полицейских не зачитал арестованным их права или вещественные доказательства для экспертизы были изъяты без соблюдения необходимых формальностей… И буквально из зала суда на свободу отправляются воры и убийцы, чья вина практически доказана!
– Да, это возмутительно, – согласился Вэл. – В таком случае я прерву отпуск на несколько дней раньше срока. Не сомневаюсь, что Джинджер – то есть миссис Сноухарт – поступит так же.
– Премного благодарен, – сообщил инспектор и поспешил распрощаться.
Да, кусочка небольшого отпуска, безусловно, жаль. Но Вэл вспомнил мерзкие физиономии Джонни Медведя и Драного, распухшую щиколотку Джинджер, ее испуг, рыдания по поводу испорченных туфель (ему этого, конечно, не понять, но как эти громилы посмели довести ее до слез!)… Представил, сколько женщин лишилось, возможно, последних центов стараниями этих «героев»… Ничего, и за оставшееся время он и Джинджер успеют прекрасно отдохнуть.
Главное, что она согласилась поехать с ним..
Она согласилась!
Вэл вспомнил тот день двенадцать лет назад, когда он свалился с яблони. Это было в самом конце детства – наверное, он и на деревья-то с тех пор не лазил… Они с Остином поспорили, кто сможет добраться от крыльца до гаража, не касаясь ногами земли. Вэл, как обезьяна, попытался прыгать с ветки на ветку и, конечно же, плюхнулся прямо на капот машины Алекса. Не рассчитал, что он уже не ребенок и тонкие ветви больше не выдерживают его веса.
А Остин, оказывается, заранее придумал этот розыгрыш и просто дошагал на руках!
Алекс отчитывал их, а они стояли, понуро потупившись, как вдруг Вэла словно пронзило электрическим током. Он вскинул голову… И увидел невесомую фею с огромными светло-серыми глазищами, которая смотрела прямо на них.
Он был готов петь от восторга и провалиться на месте от стыда одновременно. Фея с нескрываемым неодобрением обвела взглядом их с Остином чумазые физиономии, нечищеные ботинки и выбившиеся из штанов рубахи – а что еще ждать от мальчишек, двадцать минут назад вылезших из-под машины, где они изучали строение передней подвески нового «бентли», пока Алекс готовил для обновки место в гараже?
– Привет, дорогой, – пропела фея. – Ты скоро освободишься?
Она подошла и в подкрепление приветствия поцеловала Алекса в губы.
Остин приободрился – он и не чаял так скоро избавиться от нотаций старшего брата. А сердце Вэла пронзила острая стрелка боли. Фея принадлежит другому, взрослому, сильному, богатому… У того дом и крутая тачка, а что может предложить фее он, Вэл? Покататься на своем старом велосипеде? Или дать посмотреть папку со своими рисунками вместо кино или какого-нибудь модного концерта? И он спрятал на дне души зародившуюся страсть.
С тех пор многое изменилось… и многие изменились. Алекс и Джинджер успели пожениться и развестись. Остин уехал в Сиэтл и там встретил женщину своей мечты. Сам Вэл получил образование в Вашингтоне, затем вернулся в родной город, нашел достойную работу и добился определенного успеха, хотя решительно все недоумевали по поводу того, почему он не остался в столице.
Он познал любовь и разочарование, но выразительные глаза красавицы-гордячки не шли из памяти. Я должен выбросить из головы все эти пустые мечтания, говорил он себе. Вэл уже прошел собеседование в одной серьезной вашингтонской конторе, но письмо Остина смешало все карты. Друг детства вскользь упоминал, что брак его брата трещит по швам и вот-вот развалится, а это означало, что конкурента больше нет. Джинджер почти свободна.
Оставался пустяк – прийти и завоевать сердце красавицы. Вэл собрал чемодан, примчался…
И наткнулся на надменный взгляд избалованной женщины, защищавшейся от боли подлинных эмоций светскими условностями.
Это было два года назад. Все это время Вэл наблюдал, как Джинджер ссорилась, мирилась, расходилась и вновь сходилась с Алексом, и всегда был рядом, чтобы помочь, утешить, поддержать. Наконец свершилось – после долгих душевных мук и сомнений супруги развелись, и у Вэла появилась надежда. Но Джин не замечала никого вокруг, оплакивая свое разбившееся семейное счастье.
Ему оставалось только одно – быть рядом, надеясь, что теплота надежного плеча растопит лед в ее сердце и фея обратит на него взгляд своих прозрачных глаз с любовью.



загрузка...

Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Светская львица - Распберри Кетрин

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Светская львица - Распберри Кетрин


Комментарии к роману "Светская львица - Распберри Кетрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100