Читать онлайн Каролина, автора - Райт Синтия, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Каролина - Райт Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Каролина - Райт Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Каролина - Райт Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райт Синтия

Каролина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Алекс не предупредил Каролину, что долгие годы войны превратили Нью-Йорк почти в руины, поэтому, увидев город впервые, Каролина испытала разочарование. Для восстановления разрушенных зданий пока не было сделано ничего. По меньшей мере четверть города уничтожили два огромных пожара — в 1776 и 1778 годах. Уличные фонари были разбиты, повсюду валялся мусор, в городе царила атмосфера запустения, бездеятельности и даже уныния. Каролина, ожидавшая увидеть ликующий город-победитель, была неприятно поражена.
Однако Алекс обладал талантом обнаруживать скрытые сокровища, и за два дня пребывания в Нью-Йорке Каролина напрочь забыла бы о своих тягостных впечатлениях, если бы не выглядывала наружу из окон гостиницы. Алекса приветствовали в гостинице так шумно и радостно, что его юная спутница изумилась. Хозяин Гораций Шиллингсворт быстро помог им спешиться, не выразив ни любопытства, ни удивления при виде Каролины. Это заставило ее призадуматься об образе жизни Алекса и о том, какое будущее ждет ее в Филадельфии. Только когда Алекс попросил предоставить им отдельные комнаты, кустистые брови Шиллингсворта поползли вверх.
Гостиница оказалась уютной, обслуга — доброжелательной. То, что Каролина прибыла вместе с Алексом, похоже, весьма подняло ее в глазах Шиллингсворта и его служащих. Едва девушка вошла в свой номер и сняла пыльную шляпку, как появилась горничная с кувшином воды. Она проявляла исключительную любезность, спрашивала, чем может быть полезна и не принести ли «ее милости» что-нибудь еще. Не без труда избавившись от нее, Каролина побежала к двери Алекса и постучалась.
Отворив, он увидел девушку в бархатной юбке и кружевной блузке, с рассыпавшимися по плечам волосами и в одних чулках.
— Неужели ты соскучилась обо мне? Все это весьма необычно, дорогая, но полагаю, нам поздновато заботиться о правилах приличия, не так ли?
Каролина, рассеянно взглянув на Алекса, поспешно вошла в комнату.
— Алекс, по-моему, все здесь по ошибке принимают вас за какую-то важную персону, вроде члена королевской семьи.
Алекс от всей души расхохотался:
— Бог мой, cherie, откуда у тебя такая мысль и почему она внушает тебе тревогу?
— Я не привыкла, чтобы ко мне обращались «ваша милость». От всех этих любезностей и улыбок мне становится крайне неловко. К тому же я знаю, что вы никакой не король и даже не герцог, а просто мошенник!
Снова услышав смех Алекса, Каролина растерялась еще больше. Она подошла к нему и толкнула его кулачком в грудь.
— Очень рада, сэр, что вас так забавляет моя досада!
Его глаза сияли от удовольствия.
— Каро, ты просто восхитительна, когда сердишься! Ну-ка скажи мне, пожалуйста, кто посмел назвать тебя «ваша милость».
— Одна бедная маленькая горничная, очевидно, считающая вас важной персоной. — Помолчав, Каролина возмущенно добавила: — Может, вам это и кажется забавным, но меня, поверьте, совсем не радует, что эта горничная то и дело приседает передо мной и всячески заискивает. А мне при этом кажется, будто я обманываю ее, и совершаю нечто бесчестное!
— Прошу тебя, дорогая, не огорчайся! Я просто скажу Шиллингсворту, что тебе не нужна горничная, а с крючками на платье мне ничего не стоит справиться, — закончил он, усмехнувшись.
Как ни старалась Каролина напустить на себя строгий вид, ей так и не удалось устоять перед улыбкой Алекса, и вскоре она уже смеялась вместе с ним.
— Алекс, вы сущий дьявол, но прошу вас, избавьте меня от этой горничной. Я не привыкла, чтобы кто-то прислуживал мне.
— Однако тебе придется привыкнуть к этому. Когда мы приедем в Филадельфию, у тебя будет горничная. Впрочем, слуги моих родителей дружелюбны и весьма непосредственны. Уж там никто не станет называть тебя «ваша милость»!
— Так почему же все-таки, сэр, все здесь благоговеют перед вами? — настаивала Каролина. — Это очень странно!
Черные брови поднялись.
— Разве это так плохо? Не думай, cherie, что я добивался этого. Дело только в том, что мой отец много лет останавливался в этой гостинице, а я сам с годами приобрел хорошую репутацию, так сказать, доброе имя. Я вовсе не стремлюсь быть в центре внимания, но некоторые люди…
— …знают вас как проходимца, готового на все что угодно, лишь бы не прослыть джентльменом.
— Спокойно, cherie! Обсуждать собственную персону я считаю чрезвычайно бестактным! Полагаю, ты утешишься тем, что о тебе хорошо заботятся. Поблагодари меня, кстати, и за то, что я не набросился на тебя, а это доставило бы мне огромное удовольствие. А теперь, дорогая, надеюсь, ты будешь паинькой и вернешься в свою комнату, чтобы немного одеться, прежде чем…
Раздался короткий стук в дверь.
— Месье! Это я, Пьер!
На пороге появился улыбающийся мужчина. Взглянув на полураздетого Алекса и Каролину, он принял равнодушный вид.
— О месье! Как вижу, вы заняты. Покорнейше прошу извинить меня за вторжение. Мне следовало догадаться… — Его темные глаза понимающе прищурились.
Алекс вздохнул, шутливо изображая недовольство.
— Пьер, может, ты войдешь? Закрой дверь. Где ты пропадал целый час?
— Очень жаль, что я не смог вас приветствовать, месье, — смиренно ответил Пьер, — однако надеюсь, вы все поймете. Сегодня утром мы с Морисом отправились во «Французскую таверну» и ввязались в игру в фаро. Деньги переходили из рук в руки…
— Ближе к делу, любезный! — воскликнул Алекс.
— Морису пришлось задержаться, чтобы вернуть мой проигрыш, месье.
Пьер смотрел на Алекса с улыбкой провинившегося ребенка, уверенного, что его простят.
— Полагаю, это ему удалось?
— Ну конечно, месье!
— Прекрасно! Счастлив, что все благополучно завершилось!
— Рад видеть вас снова, месье! Надеюсь, путешествие было приятным?
— Это едва ли самый точный эпитет, но отчасти так оно и было. А теперь, Пьер, позволь представить тебе мадемуазель Каролину Бергман. Отныне она будет с нами.
— Мои поздравления, месье! — оживленно воскликнул Пьер. — О mon Dieu
type="note" l:href="#note_1">[1]
, а я уже начал сомневаться, наступит ли когда-нибудь столь счастливый день!
Алекс выразительно закатил глаза и поднял руку, призывая своего камердинера к молчанию.
— Хватит! Очень жаль разрушать твои надежды, Пьер, но боюсь, ты должен смириться с тем, что ошибся. Мисс Бергман — моя подопечная, дочь Джозефа Бергмана.
Разочарованный Пьер смутился:
— О, мадемуазель, простите меня за столь поспешные выводы! Очень рад с вами познакомиться! И позвольте добавить, что ваш опекун — великий человек!
— Замолчи, Пьер!
Каролина заметила, что, несмотря на бесцеремонное обращение с Пьером, Алекс испытывает к нему нежность. Ее очаровал этот маленький человек, склонившийся перед ней в поклоне. В белом завитом парике Пьер казался совсем старым. Ростом он был не выше ее и только чуть плотнее. Его лукавое лицо светилось такой теплотой и сердечностью, что девушка тотчас проявила симпатию к Пьеру.
— Ради Бога, перестань кланяться! — воскликнул Алекс. — Мисс Бергман ценит равенство в отношениях. — Он обратился к девушке: — Каро, это Пьер Дюбуа, мой камердинер, а заодно и ангел-хранитель. Кажется, он убежден, что я не могу обойтись без его услуг и непрошеных советов.
Каролина с улыбкой взглянула на Пьера:
— Очень рада познакомиться с вами, мистер Дюбуа! Алекс никогда не рассказывал мне о вас, поэтому встреча с вами для меня приятный сюрприз. Надеюсь, мы с вами подружимся!
Не успел Пьер открыть рот, как Алекс мрачно бросил:
— Именно этого я и опасался!
* * *
Каролине пора было одеваться к ужину, когда в дверь постучали. Не сомневаясь, что это горничная, девушка открыла и очень удивилась, увидев на пороге Алекса с незнакомой дамой, такой же высокой, как Гретхен, но более зрелой. Ее огненно-рыжие волосы были уложены в замысловатую прическу.
Алекс усмехнулся:
— Неужели, малышка, ты наконец-то потеряла дар речи? Ну-ка закрой рот! Это крайне неучтиво с твоей стороны, хотя от красоты мадам Фонтейн и впрямь захватывает дух. Колетт, позволь представить тебе Каролину Бергман.
Зеленые кошачьи глаза мадам Фонтейн прищурились.
— Алекс, какое милое дитя! Она так… так невинна!
Каролина не сводила глаз с мадам Фонтейн и не могла вымолвить ни слова.
— Неужели ты полагаешь, что тебе это не удастся? — резко спросил Алекс.
— О нет, мой друг, напротив. Одеть эту девушку для меня редкое удовольствие. Я буду чувствовать себя как скульптор или художник, приступающий к созданию шедевра.
— Все это прекрасно, но прошу тебя, не слишком поддавайся своим творческим порывам! Каролина очень хороша собой, поэтому одежда должна лишь подчеркивать то, что даровано ей природой.
Казалось, мадам Фонтейн оскорблена.
— Полагаю, месье, вы могли бы на меня положиться. Я художница, и у меня врожденное чутье на эти вещи. А теперь, пожалуйста, оставьте нас.
Когда Алекс направился к двери, Каролина обрела дар речи.
— Подождите! Объясните, наконец, что здесь происходит!
— Тебе сошьют приличную одежду, cherie. — Алекс усмехнулся. — Увидев тебя в новом костюме для верховой езды, я решил пополнить твой гардероб, чтобы он не казался подозрительно скудным, когда мы прибудем в Филадельфию. Нельзя, чтобы мои родители подумали, будто у тебя всего два платья! Мадам Фонтейн — моя… э… старая знакомая. Ей принадлежит последний уцелевший магазин женской одежды в Нью-Йорке. Он поистине уникален, поскольку мадам Фонтейн шьет платья из тканей, таинственным образом доставленных из Франции.
Мадам Фонтейн улыбнулась:
— Как истинный мастер своего дела, я привыкла работать с самыми лучшими материалами.
— Но разве вы успеете сшить мне платья так быстро? — удивилась Каролина. — Ведь мы послезавтра уезжаем.
— К счастью, — вставил Алекс, — у Колетт хранится большая коллекция образцов для демонстрации моделей. Мы надеемся, что кое-какие из них можно подогнать по твоей фигуре.
Внезапно он протянул к Каролине руки и обхватил ее тонкую талию, скрытую под свободным халатом.
— Ну, Колетт, как это смотрится?
— Превосходно!
Спустя два часа Каролина отправилась в гостиничный ресторан, чтобы присоединиться к Алексу. Мадам Фонтейн задержала девушку, ибо сначала снимала с нее мерки, потом принесла большой ридикюль, набитый образцами тканей всевозможных цветов и оттенков, и поочередно прикладывала их к ней.
— У вас необычный цвет лица, ma petite
type="note" l:href="#note_2">[2]
, — повторяла она. — Ваша кожа имеет… как это по-английски… уникальный оттенок. Она очень красива, но это ограничивает наши возможности в выборе цветов. — Однако когда мадам Фонтейн уходила, она уже явно что-то придумала, и Каролина радовалась тому, что скоро у нее появятся новые наряды.
Первым, кого она встретила внизу, был Пьер, казалось, поджидавший ее.
— Добрый вечер, Пьер! Я просто умираю от голода! Алекс должен распорядиться, чтобы меня как следует накормили, ведь это по его милости я провела столько времени в своем номере. Где этот тиран?
Пьер смутился.
— К сожалению, мадемуазель, его здесь нет. Он… у него сегодня вечером назначена встреча. Он хотел сказать вам об этом сам, но не мог больше задерживаться.
Лицо Каролины выразило такое разочарование, что Пьер пожалел девушку.
— Прошу вас, мадемуазель, не огорчайтесь, я составлю вам компанию, хотя и понимаю, что не могу заменить…
— О нет, Пьер, не говорите так. Я провела очень много времени в обществе Алекса. Полагаю, вы уже заметили, что мы не слишком ладим друг с другом; а в последнее время я только раздражаю его. Хорошо, что он сегодня побудет без меня.
Ей не удалось убедить в этом Пьера, хотя тот и испытал некоторое облегчение. Он еще не понял, что за отношения связывают его хозяина и эту молодую девушку, но ситуация казалась ему сложной. Огорчение Каролины, узнавшей об уходе Алекса, подтвердило подозрения Пьера.
Наблюдая, как девушка ест, Пьер заметил, что она вовсе не так голодна, как утверждала. После ужина они сыграли несколько партий в вист и триктрак. К концу вечера у Каролины уже было ощущение, что они с маленьким французом — давние и близкие друзья.
Прежде чем отправиться спать, они немного посидели перед камином. Пьер рассказал Каролине о своей жизни во Франции. Когда-то он служил юнгой на пиратском корабле Жана-Филиппа Бовизажа, участвовал и в том плавании, когда была захвачена будущая мать Алекса. Все это привело к тому, что Пьер поселился в колониях.
— Прошло пять лет, прежде чем месье Бовизаж снова отправился во Францию, — продолжал Пьер. — Конечно, он предложил всем членам команды бесплатно доставить их домой, но тогда я был очень молод и преклонялся перед нашим славным капитаном. Не желая возвращаться во Францию, я умолял его подыскать для меня какую-нибудь работу в его новом доме, и капитан это устроил. С каждым годом я все больше привязывался к его семье. Ну а когда вырос месье Алекс, я стал его камердинером. — Пьер оживился. — Я снова чувствую себя молодым, поскольку каждый день, проведенный с месье Алексом, обещает какое-нибудь приключение.
Каролина улыбнулась:
— Согласна, у меня такое же ощущение. Как по-вашему, Пьер, могу ли я временно пожить в семье Алекса? Его родители не будут против?
— А, так вот какие у месье планы! Не волнуйтесь, мадемуазель. Мадам и месье Бовизаж — весьма необычные и очень благородные люди. Уверен, вы их полюбите. Да и они примут вас с распростертыми объятиями, если сын скажет, что вам предстоит войти в семью.
Когда часы в холле пробили двенадцать раз, Пьер зевнул. Бросив еще один взгляд на дверь, Каролина печально сказала:
— Что ж, боюсь, что слишком задержала вас, Пьер.
— Полагаю, вы очень устали после столь долгого путешествия. — Пьер помолчал, потом осторожно добавил: — Кроме того, я уверен, что месье Алекс вернется поздно и, боюсь, будет недоволен, увидев, что вы его ждете.
— Думаю, что вы гораздо лучше знаете Алекса, поэтому последую вашему совету.
Глаза Пьера выражали сострадание.
— Мадемуазель, я знаю месье Алекса много лет, и мне постоянно случалось наблюдать, какое неотразимое впечатление он производит на женщин.
— Но я вовсе не влюблена в Алекса! — запальчиво воскликнула Каролина. — Я испытываю к нему противоречивые чувства и большей частью — гнев или даже ненависть! Так или иначе, в Филадельфии я буду встречаться с привлекательными молодыми мужчинами, а Катрин Ван дер Пат уверена, что в самом ближайшем времени меня ждет блестящее замужество. Но если бы я и не хотела знакомиться с другими мужчинами, то все равно запретила бы себе испытывать чувства к Алексу. Я не позволю ни Алексу и никому другому разбить мне сердце!
Каролина говорила все более решительно. Заметив, с каким участием наблюдает за ней Пьер, она подалась вперед и коснулась его руки.
— Простите меня за эту вспышку, Пьер. С тех самых пор как встретилась с Алексом, я постоянно нахожусь в каком-то смятении, и порой то, что кипит у меня в душе, прорывается наружу. Я не хочу приносить себя ему в жертву, хотя, возможно, другие девушки и не отказались бы от этого. Но я не такая, как все, понимаете?
Пьер кивнул, с восхищением глядя на Каролину.
Та между тем продолжала:
— И еще, Пьер. Вечер, проведенный в вашем обществе, доставил мне удовольствие. Вы благотворно действуете на меня, чего нельзя сказать об Алексе. Мы с ним не можем провести вместе и часа, чтобы дело не закончилось бурной сценой.
Пьер проводил Каролину в ее номер и тепло пожелал спокойной ночи. Как хорошо, что у нее появился друг, подумала девушка, надеясь, что Пьер хоть отчасти примирит ее со взбалмошным Алексом Бовизажем.
Закутавшись в одеяло, Каролина скоро поняла, что, несмотря на усталость, не может уснуть. Она напряженно прислушивалась к звукам в коридоре, полагая, что вот-вот раздадутся знакомые шаги. Помимо воли, размышляя о том, где сейчас Алекс, девушка старалась отогнать мысли об этом непредсказуемом человеке. В конце концов, она забылась неглубоким сном, но уже через несколько часов проснулась, разбуженная прозвучавшим неподалеку приглушенным смехом Алекса. Каролина едва не выскочила из постели, чтобы удовлетворить свое любопытство, но тут до ее ушей донесся нежный женский голос. Девушка не слышала слов, но интонации Алекса сказали ей больше, чем она хотела знать. Внезапно ей стало холодно, и она съежилась под толстым одеялом, почувствовав, как слезы заструились по щекам. Каролина вспомнила ту волшебную, хотя и постыдную ночь, которую не так давно провела в объятиях Алекса. Бессильно сжав кулачки, она в отчаянии прошептала:
— Дьявол! Я тебя ненавижу!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Каролина - Райт Синтия



Советую прочитать шикарная книга.
Каролина - Райт СинтияАлена
28.11.2011, 10.42





Сюжет хороший, а герои мне не понравились. Естественно они оба неземной красоты, Герой, мо-мне, так мерзавец, а Героиня-навная овечка! 8 из 10
Каролина - Райт СинтияЮлия
30.11.2011, 19.16





Неплохая книга)
Каролина - Райт СинтияОксана
19.02.2015, 7.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100