Читать онлайн Безмолвные клятвы, автора - Райнхолд Конни, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безмолвные клятвы - Райнхолд Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безмолвные клятвы - Райнхолд Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безмолвные клятвы - Райнхолд Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райнхолд Конни

Безмолвные клятвы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Шлюхи рождают шлюх.
Эта фраза, произнесенная Генри в минуту гнева, не давала Речел спать всю ночь. Во сне она слышала его раздраженный голос, видела его негодующий взгляд. Теперь она понимала, почему граф просил ее не рассказывать больше о своем прошлом… никому. Эта просьба скорее напоминала скрытое предостережение. Речел вышла замуж за человека благородного происхождения и теперь боялась, что дала молчаливую клятву жить во лжи.
Она стояла у окна и наблюдала, как двое элегантно одетых мужчин выходят из одной лавки и заходят в другую. Один – ее муж, другой – граф Фэрли. Оба вращались в высшем свете и привыкли брать от жизни все лучшее. Вряд ли дочь проститутки придется им по вкусу. Она слишком многое знала и повидала на своем веку, чтобы быть чистым и невинным созданием, каким они, наверное, желают ее видеть.
Речел вспомнила, как по дороге из Форт-Феттермана человек, которого она считала своим мужем, удивил ее тем, что говорил о своем восхищении ею, об уважении, хотя уже знал о ее прошлом. Уверял, что ее родословная не имеет для него значения. Родословная. Это слово показалось ей столь изысканным… Такое должно писаться непременно золотыми буквами. И, конечно, оно не имеет никакого отношения к ней самой. Ведь ее родословная заканчивается домом терпимости, а если говорить о предках, то можно вспомнить лишь деда, навсегда сгинувшего в один прекрасный день где-то в дикой глуши еще до рождения Речел.
Человек же, которого она встретила вечером, грубо отзывался о проститутках и их детях. Возможно, он беспокоился о ее безопасности и проявил заботу о Бенни. Видимо, Генри Эшфорд ничего не знает о родословной своей жены. Странно, что ее происхождение совершенно не интересовало графа, но для его брата оно имело очень большое значение. Речел это предчувствовала. Если бы он все знал, то не пожалел бы для нее таких же отвратительно-ярких красок, которыми покрашен дом мадам Розы.
Речел смотрела вниз на оживленную улицу. Она не ожидала, что увидит здесь столько знакомых лиц. Жители штата, как правило, надолго запоминали однажды встреченного человека, а сплетни умирали только после того, как по нескольку раз обходили всю округу. Речел показалось, что дом ее матери находится где-то на соседней улице.
Зачем она согласилась приехать в Шайенн, где бродяги и пьяницы пользуются большим уважением, чем она? Лучше было бы уговорить Феникса поехать вместе с ней, а не просить его вернуться в Биг-Хорн Бэйсин.
Двое мужчин стояли на противоположной стороне улицы, поля шляп закрывали их лица. Оба были высокие, широкоплечие, узкобедрые и одеты по последней европейской моде. Один держался спокойно и даже несколько расслабленно. Второй казался более скованным. Речел очень хотела бы знать, что на самом деле происходит в душе ее мужа. Действительно ли он мрачный и сердитый, каким показался вчера вечером? Кто он: участник тайной игры, которая привела Речел сюда, или жертва злых интриг графа?
От волнения ее сердце так бешено колотилось, что, казалось, вот-вот выскочит из груди, ладони стали влажными. Ей не следовало так опрометчиво поступать, не следовало доверять свою жизнь незнакомцу…
Она вспомнила, как ее мать часто повторяла своим «девочкам», что мужчины обычно уступчивы, когда их желудки наполнены и страсти утолены. Граф, разумеется, устроил пир для своего желудка во время их путешествия. Он заказывал самые разнообразные блюда, и можно было судить о власти его денег по тому, как все спешили выполнить его приказания. Что касается страстей, ее мать также говорила, что удовлетворить их – не значит только доставить плотское удовольствие. Любой мужчина – самолюбивый ребенок, и можно угодить ему, теша его тщеславие многочисленными комплиментами.
Речел оставалось надеяться, что мужчине, за которого она вышла замуж, вполне достаточно ее слов. Когда он объявил, что их брачная ночь откладывается на несколько дней, Речел вздохнула с облегчением. Она не боялась того, что должно было произойти, но обнаженное мужское тело вызывало у нее отвращение. Речел сомневалась, что получит удовольствие от потных объятий и животных стонов пыхтящего над ней мужчины. Хотя знакомые женщины рассказывали, что спать с мужчиной не так уж неприятно и даже интересно.
С тех пор как Речел встретила Генри Эшфорда, она наблюдала за ним, прислушивалась к собственным ощущениям и старалась лучше его узнать. Странно, но если к его брату она не чувствовала никакого физического влечения, то Генри с его усталым безразличием, граничащим с апатией, странным образом притягивал ее. Она боялась думать о том, что он способен доставить ей физическое наслаждение, что ее тело полностью будет подчинено его власти.
Речел вновь посмотрела на двоих мужчин, ленивой походкой выходивших из очередной лавки. Они опустили головы, глядя себе под ноги и обходя навозные кучи, в то время как менее элегантно одетые прохожие шли быстро, и не разбирая дороги. Из-за угла выехал крытый фургон и с грохотом пронесся мимо Генри и графа, поднимая колесами пыль и разбрасывая песок.
Одни из братьев отскочил назад, поднял тросточку и огляделся по сторонам, словно почуял опасность и был готов отразить ее. Фургон уже сворачивал на другую улицу, а он все еще возмущенно смотрел ему вслед, и Речел представила себе, что в Англии такого неосторожного возницу ждало бы серьезное наказание. Негодующим, конечно, был Генри – человек с чувством собственного достоинства.
Но время размышлений и предположений закончилось. Братья исчезли из виду, так как вошли в гостиницу. Речел вздрогнула, услышав мягкий стук в дверь – в такт биению ее сердца. Сделав два шага, она остановилась, вытерла ладони о юбку и с испугом увидела, как на светлой ткани появились темные влажные пятна.
Реальность происходящего поразила Речел. Все, чего она хотела и добивалась – порядочный муж и возможность приличной жизни, – стучалось в ее дверь. Но она нерешительно стояла на месте. Потом услышала шарканье ног в коридоре, покашливание, мужские голоса. Речел поправила складки юбки и сделала шаг в свое будущее, полное неизвестности.
* * *
Пойман в ловушку.
Когда Генри стоял рядом с братом перед дверью в комнату Речел, коридор «Интер Оушн» казался ему слишком узким и темным. Постояльцы, выглядывающие из номеров, их смех, приглушенные голоса за дверями – все это казалось Генри сценами из далекой придуманной жизни. Отстраненность и отчужденность, чувство непричастности к происходящему всегда создавало у него ощущение душевного комфорта. Генри почти никогда не задумывался о том, чем живут окружающие его люди, и редко страдал от одиночества.
И вот его привычное существование так неожиданно изменилось… Как это могло случиться? Он не собирался встречаться с женщиной, чтобы не добавлять себе лишние хлопоты. Дьявол! Генри все время старался заботиться лишь о самом необходимом – пристойной жизни и личной независимости.
И вдруг его жизнь стала их жизнью. Генри приехал сюда из Англии, чтобы, наконец-то, насладиться свободой. И какую же «свободу» преподнес ему Люк? При мысли об этом Генри чуть не стало дурно. Если бы он мог предугадать, что его ждет такой финал, то ни за что бы не обратился к Люсьену за помощью.
Генри услышал за дверью нежный голос, просивший подождать одну минуточку. Он хотел, чтобы эта минута никогда не кончилась. Люк прошептал ему в ухо:
– Она не такая, как все, Генри! Ты с ней не соскучишься.
Генри машинально кивнул. Щелкнул дверной замок, и этот звук показался Генри пистолетным выстрелом. Все из-за неуклюжего наследника Клермонта. «За такой исход я бы убил Чарли, – пробормотал Генри. – Жаль, что он уже в могиле…»
Открылась дверь, и Генри заглянул в комнату. Лучи солнца освещали нежный овал лица и светло-каштановые волосы женщины. На этот раз на ней не было шляпки, скрывавшей изящные темные дуги бровей. Карие глаза с выразительным блеском в самой глубине зрачков вопросительно посмотрели на Генри. Тот почувствовал знакомый запах лаванды и вспомнил вчерашний вечер и аллею. Что за чертовщина?
– Миссис Эшфорд, если не ошибаюсь? – произнес Люк, нарушив молчание и заставив Генри очнуться. – Я Люсьен, брат вашего мужа.
Оглядев обоих братьев, женщина отступила назад:
– Прошу вас, входите.
Войдя в гостиную вслед за Люком, Генри принялся рассматривать женщину, любуясь игрой света на ее платье и волосах. Люк сделал ей какой-то комплимент, но она не обратила на это внимания. Подойдя к Генри, она с тонким аристократическим изяществом протянула ему руку, как это делала, наверное, сама королева Виктория:
– Мистер Эшфорд, я Речел… Ваша жена.
Люк замер на месте и открыл рот, словно хотел что-то сказать, но проглотил язык. Заметив изумление брата, Генри внутренне улыбнулся. Он пожал ее руку, слегка поклонившись, и спросил:
– А как вы называли человека, с которым путешествовали в Шайенн?
Она переглянулась с Люком:
– Вашего брата я называла «Генри».
– В таком случае меня можно называть «ослом». Почему вы этого не сделали вчера?
Люсьен быстро пришел в себя.
– Опять какое-нибудь недоразумение, – проговорил он.
– Ты хочешь сказать – случайная ошибка? – спросил Генри.
Речел села на диван и обхватила себя за талию:
– Господа, прошу вас, садитесь и ответьте, кто из вас мой законный муж?
Она больше ничего не спросила и испытующе посмотрела на Генри, а затем на Люка. Генри не шелохнулся под ее взглядом: он, в свою очередь, внимательно изучал Речел. Она казалась юной и бесхитростной, хотя глаза смотрели проницательно. Ее чистота и непорочность одновременно трогали и злили Генри. Когда-то и его мать была непорочной…
Люк вздохнул и галантно поклонился Речел:
– Я прошу прощения за свой обман.
– Вы только меня обманули?
Тем временем Генри устроился в кресле и развязно потянулся. Раз это затея Люка, пусть он и выкручивается, если сможет. Люсьен сел в кресло напротив Речел.
– Какое это имеет значение? Брак вполне законный.
– Полагаю, мой жених доволен условиями контракта. Я хочу, чтобы соглашение устраивало нас обоих.
– Если вы так щепетильны, зачем же выходить замуж по объявлению? – поинтересовался Генри.
– У меня есть на то причины, – ответила Речел. – А что касается вас, то подозреваю, что вы вступаете в брак ради причуды или каприза.
– Причуды больше в духе моего брата, – возразил Генри, переглянувшись с Люком.
– Воздержись от неуместных комментариев, пожалуйста!
Генри фыркнул:
– Удивительная чувствительность, но немного запоздалая!
– Мы все давно обсудили, Генри.
– Но я почти не высказывался по поводу моей женитьбы, – Генри скрестил ноги. – К счастью, моя новоявленная жена больше заинтересована в справедливом исходе дела, чем ты. Так как она не против заключения брака на неравных условиях, то все твои интриги теряют смысл. Нам остается лишь аннулировать брачный контракт.
– Нет, – возразила Речел, словно бросала Генри вызов. – Я бы не хотела связывать свое замужество с какими-либо интригами, но супружеский долг я выполню с честью.
Генри удивленно посмотрел на Речел:
– С честью, мэм? Я так и знал, что у женщин неправильное представление о чести. Вы готовы с честью служить самому дьяволу. Или вы не в курсе дела?
Люк прервал его, стукнув кулаком по подлокотнику кресла:
– Довольно, Генри! Ты сам выбрал путь, который, в конечном счете, привел тебя сюда. И я предчувствую, что твой брак – это веление благосклонной судьбы.
Генри снова презрительно фыркнул:
– Брак, совершенный в преисподней… Иначе как велением судьбы это не назовешь. – Он сжал кулаки. Ему хотелось просто поколотить Люка, но он не стал этого делать. Все возражения Генри высказал еще ночью, и все безрезультатно. Он снова потянулся, словно демонстрировал безразличие и презрение к происходящему. Но краем глаза продолжал внимательно следить за Речел.
– Мне кажется, миссис Эшфорд, что вы согласны жить и в преисподней. Но что вы этим приобретете?
Он невольно восхитился ее выдержкой. Речел владела собой, не спешила с ответом, обдумывая слова Генри.
– Я получу ваше имя. Оно будет служить мне защитой…
– Разве Люк не сказал вам? Мое имя связано со скандалом.
– Я получу, – продолжала женщина, как будто он и не прерывал ее, – пять лет жизни с вами.
– Ага, уже вынесли приговор! Пять лет лишения свободы…
– И у меня будут дети…
Генри не понравилось, как мечтательно произнесла она последнюю фразу. Он поспешил возразить:
– Ребенок, мэм. Моему брату требуется только один. Так, Люсьен?
Граф утвердительно кивнул.
– Вас уведомили о том, что деньги ребенка – наследника титула – будут оставаться в Англии? – спросил Генри.
– Граф указал в документах, что наш сын вступит в права наследства, когда достигнет совершеннолетия. И это не единственное условие. Воспитанием моего… нашего сына должен заниматься человек, которого выберет граф, а образование он получит в одном из университетов Англии.
– Сыновья Фэрли всегда учились в Оксфорде, – заметил Генри.
– Университетского образования недостаточно, – сказал Люк. – Нужно многое знать об Англии. Мой человек позаботится о том, чтобы ребенок имел полное представление о нашем обществе.
– И вы согласны с тем, что ваш сын однажды покинет страну? – спросил Генри у Речел.
– Когда дети становятся совершеннолетними, они способны сами выбрать свою дорогу.
– Вот как? Странно, что я не имел такой привычки.
– У тебя есть привилегия начать новую жизнь, Генри, – произнес Люк. – Договор с Речел – первая страничка этой жизни.
– Договор, который я не подписывал…
– Ты все подписал, Генри, – твердо проговорил Люк.
– Так же, как и дал брачный обет?
– Клятвы ничего не значат до тех пор, пока не наступит время проверить, чего они стоят на самом деле. А что касается формальностей, то ими занимаются чиновники. Или ты сможешь доказать, что твоя подпись подделана?
– Я смогу доказать, что в это время я ехал в поезде…
– Возможно. Но ты не будешь отрицать, что подписывал документ, в соответствии с которым я становлюсь твоим доверенным лицом? – Люсьен поднялся и подошел к окну. – Разве я не говорил, что твоя подпись на одном из них означает, что ты теряешь право на наследство и состояние, если не выполнишь условия известного договора?
Генри ждал, что слова брата вызовут у него гнев или отчаяние – словом, любую реакцию, которая неизбежна в такой ситуации… при таком предательстве. Но он ничего не почувствовал, кроме знакомого ощущения подавленности и пустоты, всегда возникавшего после общения с отцом. Пустоты, в которой не оставалось места даже для боли. Генри казалось, что душа его отлетела на минуточку и обнажилась, как лес поздней осенью. Он решил, что лучше не заглядывать в свою душу и не показывать ее другим, пока она не обретет достойное одеяние.
Речел заметила, как изменилось выражение лица Генри: злость исчезла, и оно стало застывшим и безразличным. Видимо, в душе его царила такая же апатия, Речел вспомнила, что девушки в заведении матери тоже постепенно становились бесчувственными – так легче переносить страдания. В детстве, если ее обижали подруги, она пряталась на чердаке, где научилась не бояться полумрака, черных теней и одиночества, научилась забывать обиды и подавлять желания.
Но Речел сомневалась, что Генри мог бы найти утешение в темной комнате. Его подавленность показалась ей слишком глубокой, пустота почти абсолютной. Вот он закрыл глаза и холодно сказал:
– Тогда решено. Пусть будет по-вашему.
Генри произнес это таким тоном, словно разговаривал с лавочником о какой-то покупке. Граф глубоко вздохнул, не переставая глядеть на брата, его сжатые пальцы выдавали внутреннюю борьбу.
– Я рад, что ты, наконец, согласился. Брак остается в силе. – Люсьен сел на диван рядом с Речел, откашлялся и опустил руку в боковой карман. – Прошу прощения, Речел, за мой неловкий трюк. Смею надеяться, что эта вещица убедит вас в том, что я действовал из лучших побуждений… – Он вынул изящную бархатную коробочку, расшитую жемчугом. – Это принадлежало нашей матери и перешло ко мне после ее смерти. Но, я полагаю, мать была бы довольна, если бы это носила жена Генри.
Генри открыл глаза, вяло наблюдая за происходящим. Его лицо оставалось таким же безрадостным, как и прежде, только брови чуть нахмурились. Речел уставилась на коробочку, не в силах взглянуть на человека, которого обманным путем заставили признать ее своей женой. Она согласилась участвовать в этом обмане. Более того, Генри понятия не имеет о ее прошлом, что усугубляет вину женщины.
Речел не сомневалась, что он не из тех, кто легко прощает. А если и простит ей участие в интригах брата – ведь она такая же жертва, как и он сам, – то не забудет, что она намеренно скрыла от него свое происхождение.
Сильная рука взяла ее за запястье и вложила в ладонь холодную коробочку.
– Прошу вас, откройте ее, Речел, – мягко сказал Люк.
Осмотрев коробочку, она нашла крючок и кончиком ногтя подцепила и откинула его.
– Крючок такой маленький, – пробормотала она. – Я никогда такой не видела…
– Вот так-то, Люсьен! Жена твоего брата ничего не понимает в ювелирных изделиях, – с иронией заметил Генри. – Лучше подари то, что она сможет оценить.
– Ты не прав, Генри, – возразил Люсьен. – Твоя жена способна оценить прекрасное, так как сама обладает красотой и утонченностью. Поэтому дорогие украшения ей как раз подойдут.
Красота и утонченность. Эти слова воодушевили Речел. Ей казалось, что Люсьен обращается скорее к ней, чем к брату, словно понимает ее волнение и хочет успокоить.
– О, Боже! – произнесла Речел, открыв коробочку и впервые увидев, что находится внутри.
На черном бархатном дне лежало ослепительно-белое жемчужное ожерелье, в центре которого гордо сиял крупный овальный рубин. Речел видела ожерелья и раньше – разноцветные блестящие шарики, нанизанные на нитку – их носили девушки в доме матери. Нитки часто рвались, и Речел помогала собирать по бусинке тусклые побрякушки. Но эта…
Ее пальцы дрожали, когда она гладила жемчужины. Их белизна казалась насыщенной, а сияние глубоким, что отвергало мысль об использовании краски или искусственного материала. Речел нерешительно посмотрела на Люка:
– Настоящее сокровище! Я не ожидала…
В изумлении она медленно покачала головой.
– А что вы ожидали, миссис Эшфорд? – спросил Генри, стараясь казаться равнодушным. – Что это будут фальшивые бусы?
– Я ничего не ожидала, мистер Эшфорд, – резко возразила Речел. – Ничего, кроме делового соглашения. Такой подарок едва ли соответствует ситуации.
– Ситуация ни при чем, – проговорил Генри. – Вы – жена Эшфорда, и вам необходимо иметь все необходимые аксессуары… – он переглянулся с Люсьеном, – истинной леди.
– Речел и без того истинная леди, – ровным тоном сказал Люк. – Я это понял сразу.
Коробочка выскользнула из рук Речел и упала в складки ее платья между колен.
– Мне не нужны драгоценности, сэр! И не нужны никакие титулы.
– Не относитесь к моему замечанию слишком серьезно, – произнес Люк. – Никто не заставляет вас носить драгоценности, но вы можете хранить их у себя.
Речел опустила голову, убрала ожерелье и захлопнула коробочку. Граф устало вздохнул, взял коробочку из рук женщины и потянул за крошечную золотую цепочку. Снова открылась крышка, обнаружив двойное дно. Речел затаила дыхание, разглядывая крупный золотой перстень с рубинами и бриллиантами, которые почему-то показались ей капельками крови и слез…
– Обручальное кольцо нашей матери, – негромко сказал Люк.
Подержав коробочку на ладони, Речел закрыла ее и протянула Люку. Генри хмыкнул:
– Не капризничайте, Речел! Люк хочет сделать вам подарок.
Повторяя жесты графа, Речел вложила коробочку в его ладонь, согнула его пальцы и посмотрела на Генри.
– В том-то и дело, мистер Эшфорд. Драгоценности принадлежат вашему брату. Он большой любитель сантиментов… – Она улыбнулась графу. – Спасибо, но мне не нужно ни то, ни другое.
Удивленно подняв брови, Люк опустил коробочку в карман.
– Вы можете, по крайней мере, называть меня Люком?
– Да, – просто сказала она. В дверь постучали.
– Еда готова, – послышался нетерпеливый голос.
– Прекрасно! – оживленно произнес Генри. – Фасоль с беконом?
– Здесь неплохо готовят, – проговорил Люк, открывая дверь.
Он встретил официанта и указал, куда поставить тарелки. Наблюдая за братьями, Речел отметила, что у обоих совершенно одинаковый цвет глаз – голубой, одинаково темные волосы, гладкие щеки, прямые носы, сжатые губы. Но лицо Генри показалось более подвижным, жесты – особенно нетерпеливыми и резкими, а глаза блестели ярче, на губах играла ироничная улыбка. Облик и движения его брата дышали невозмутимым спокойствием и довольством.
Речел подумала, что ее взору предстали две ипостаси одного существа, две стороны человеческой натуры – светлая и темная. И все же в характере обоих имелось что-то общее. И тот, и другой держали окружающих на расстоянии, скрывали свои истинные чувства – подобно тому, как Речел сама когда-то пряталась от людской злобы на чердаке дома мадам Розы, зная, что чем меньше света, тем меньше опасности. Не случайно Речел больше всего доверяла снам, которые обещали ей жизнь, совсем не похожую на ту, что она видела каждый день.
Она спросила себя, какие сны снятся ее мужу, – если он вообще способен их видеть сквозь темную пелену, скрывавшую помрачневший рассудок и усталую душу? Речел встретила взгляд Генри и заставила себя, не шевелясь и не моргая, смотреть ему в глаза. Точно так же она делала, когда встречала индейцев или оставалась один на один с горной пантерой, зная, что стоит ресницам предательски дрогнуть, как на тебя мгновенно нападут. С индейцами Речел всегда умела находить общий язык, а горную пантеру сумела застрелить. Но она предчувствовала, что Генри Эшфорд понятия не имел о том, что такое жить в мире.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безмолвные клятвы - Райнхолд Конни



роман на один раз, Прочитать можно
Безмолвные клятвы - Райнхолд Коннимарина
14.08.2013, 11.12





Слишком много переживаний у гг от воспоминаний детства,но читать можно 8 rnбаллов
Безмолвные клятвы - Райнхолд Коннитатьяна
8.12.2013, 20.42





Роман мне понравился, хотя схожие сюжеты встречались и раньше, присутствует немного юмора и страстности. Дважды читать не стоит
Безмолвные клятвы - Райнхолд КонниItis
6.08.2014, 20.38





Прекрасный роман,читала в захлеб. Так не хотелось что бы он заканчивался. Чудесные герои,красивое описание любви. В этом романе есть все. Читать и перечитывать одно удовольствие.10 Подскажите что нибудь на подобии этого романа.
Безмолвные клятвы - Райнхолд Коннисвет лана
10.10.2014, 0.26





сюжет заинтересовал,но не дочитала как то нудновато.
Безмолвные клятвы - Райнхолд КонниТаТьяна
10.10.2014, 9.24





СВЕТ ЛАНЕ! Советую почитать Райсвик Летиция "Лорд и хозяйка гостинницы". Удачи.
Безмолвные клятвы - Райнхолд Коннииришка
10.10.2014, 14.57





Иришка огромное спасибо,еще не читала,сейчас возьмусь.
Безмолвные клятвы - Райнхолд Коннисвет лана
10.10.2014, 17.35





Ура !!!!! Наконец то я законила читать это занудство , ну уж очень все муторно )))) а этот Генри и вовсе подбешивал каждый раз !!!! Как телка себя вел со своими душевными переживаниями !!! А Рейчел нормальная баба
Безмолвные клятвы - Райнхолд КонниКристина
3.12.2014, 10.46





Полностью согласна с предыдущем комментарием
Безмолвные клятвы - Райнхолд КонниАнна
3.12.2014, 13.59





Действительно очень муторно((((
Безмолвные клятвы - Райнхолд Коннидомовенок
5.12.2014, 6.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100