Читать онлайн Солнце и луна, автора - Райан Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Солнце и луна - Райан Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Солнце и луна - Райан Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Солнце и луна - Райан Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Патриция

Солнце и луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Ужин подходил к концу, когда Олдос склонился к уху Филиппы и прошептал:
– Тебе интересно, что происходит у нас в подвале? Я имею в виду этот грохот.
Со времени отъезда Хью он ни на шаг не отходил от нее, и она невольно сравнивала его с присосавшейся пиявкой. В эту ночь ей предстоял визит к нему в комнату. Все отговорки были исчерпаны, и Филиппа, опустошенная прощальным разговором с Хью, была не в состоянии придумать что-нибудь еще.
– Грохот? – переспросила Филиппа.
– Ну да! – Олдос обвел ближайших соседей по столу подозрительным взглядом. – Ты заметила, что сегодня в подвале особенно шумно?
– Разве это не бочки валятся с подставок?
– Ты больше слушай Клер! Во всех замках нашей округи не найдется столько бочек, сколько раз там внизу грохотало. Да и шум совсем иной.
– Но ты-то знаешь, что там происходит, Олдос. Разве не ты привез сюда Орландо и Истажио?
– Привез, ну и что? Клер дает мне поручения, но в объяснения не вдается – якобы для моей же пользы. Для нее я всегда останусь глупеньким младшим братишкой. Я ее как-то спросил про этот грохот, так она вообще отказалась мне отвечать! Но теперь ключи в моих руках. – Олдос обвил рукой талию Филиппы и прижал ее к себе сильнее, чем требовалось. («Как удав», – подумала она, с отвращением.) – Может, спустимся вниз и посмотрим? Что скажешь?
Чтобы протянуть время, Филиппа положила себе пудинга из розовых лепестков, отведала его и нашла совершенно несъедобным.
– Странно… Эдме сказала, что леди Клер вернулась.
– Вот как? – Олдос до того смутился, что отдернул руку. – Клер вернулась? Тогда почему она не вышла к ужину?
– Может, отдыхает с дороги?
– Верно! – Лицо его осветилось. – Раз она уже здесь, надо торопиться с походом в подвал, пока ключи в моем распоряжении.
Филиппа ела тошнотворный пудинг и осмысливала неожиданный поворот событий. Ее задача как раз и состояла в том, чтобы проникнуть в подвал. Предложение Олдоса было весьма кстати, однако внутренний голос подсказывал, что дело нечисто.
Неделями он уклонялся от малейших упоминаний о том, что сейчас преподносит на блюдечке и притом по собственной инициативе! Впрочем, он может и не лгать насчет своего полного невежества в этом вопросе. Допустим, Клер поручает ему кое-какие задания, ничего при этом, не объясняя, чтобы сохранить чужую тайну.
– Жаль, Орландо все еще работает, – говорил Олдос. – Ничего, что-нибудь придумаем.
После целого дня безделья в связи с неожиданной смертью помощника итальянец так старался наверстать упущенное, что даже не вышел к ужину. Мысль о том, что он и теперь в подвале, отчасти рассеяла тревогу Филиппы (ей меньше всего хотелось остаться наедине с Олдосом в помещении, где нет даже окон).
Сейчас она проклинала себя за то, что предложила выкрасть ключи ценой своего тела. Филиппа сделала это намеренно в ожидании горячих протестов Хью, наивно полагая, что он скрывает от нее свои чувства, и, желая вызвать его на откровенность. Тем самым она все испортила, и теперь Хью не было рядом. Его отъезд задел Филиппу сильнее, чем она ожидала. Острое чувство потери не покидало ее ни на минуту, и тяжелее всего было притворяться, что ничего непоправимого не случилось.
– Так что же? – спросил Олдос.
– Идем! – решилась она.
На этот раз крипта была ярко освещена множеством свечей и пахло здесь далеко не так отвратительно. Воздух был сырой, но прохладный: вместо тлеющих углей в странной печи лежал давно остывший пепел.
– Приветствую, синьор! – обратился Олдос к Орландо Сторци, который поднял на них удивленный взгляд. – Можно посмотреть, что здесь и как?
– Да, но леди Клер…
– Она дала разрешение.
– С чего это вдруг? – Орландо повернулся к Филиппе. – Это правда?
Она прикинула, что важнее: остаться честной или выполнить порученную миссию?
– Правда, синьор Орландо.
– В таком случае буду, счастлив, познакомить вас с плодами моих трудов.
На столе был аккуратно выложен целый ряд железных цилиндров с ручками, как у небольших зеркал. В тазу возвышалась груда шариков, в точности как тот, что попался Филиппе под ногу той ночью.
– Что это? – осведомился Олдос.
– Оружие, – с гордостью ответил Орландо. – Я назвал его «граната»!
В железной клетке, еще недавно пустой, сейчас находилось немало подобных предметов, а кроме них, еще и другие – круглые, со шнурами, похожими на торчащие хвостики, напоминающие кладку исполинских яиц.
– И что делает ваша граната? – не отставал Олдос.
– Производит взрыв! Весь секрет в порошке, который я назвал «порохом», а шарики нужны для веса. Чем тяжелее граната, тем сильнее будет взрыв. Я не совсем уверен, что шарики подходят больше, чем, скажем, кусочки железа, но основная идея верна. Взгляните на эти сферические предметы! Это бомбы, а шнур называется «фитиль». Если смочить его в винном спирте и поджечь, он будет тлеть, пока огонек не доберется до пороха внутри. Тогда… – Орландо воздел руки и громко вскричал: – Бум!
– «Бум» как те, которые время от времени доносятся из подвала? – спросила Филиппа.
Заметив, что Олдос потянулся к одной из гранат, метафизик сильно шлепнул его по руке.
– Нельзя, друг мой, нельзя! Все это еще слишком ненадежно, а потому опасно. Порой эти штуки никак не хотят взрываться, а порой взрываются от малейшего сотрясения. Мой римский помощник погиб как раз потому, что поднял такую. Она взорвалась у него в руке, подожгла солому на полу… и я лишился лаборатории.
Олдос поспешно отступил назад.
– Вы правы, миледи, – продолжал Орландо, отвечая на вопрос Филиппы. – Когда я пробую очередной вид гранаты, раздается «бум». К сожалению, я не могу испытать бомбу, как бы мне этого ни хотелось, – замок может пострадать. Я буду взрывать их на открытой местности.
Филиппа подумала, что взрыв такой вот бомбы убедит кого угодно и в чем угодно, но как украсть ее из клетки и вывезти из замка? С гранатами дело обстояло проще. Она оглядела свой наряд, прикидывая, можно ли спрятать одну в складках платья.
– Все это страшно интересно, синьор! И все это благодаря вашему черному пороху?
– Откуда ты знаешь, что он черный? – встрепенулся Олдос.
Филиппа бросила выразительный взгляд на итальянца, и тот поспешил ей на помощь.
– Как откуда? Вот же он, виден там, где крышка еще не надета.
– Я думал, они все с крышками.
– Вы ошиблись, друг мой, – возразил итальянец и быстро продолжал: – Как бы мне хотелось показать их вам в действии! Устройство не отличается сложностью, а результат поразителен. Глиняную крышку выбивает взрывом, шарики летят с такой скоростью, что и глазом не уследишь, и если впиваются в живую плоть, то разрывают ее. Свиньи и овцы умирали мгновенно.
– Как? Беззащитные твари Божьи?! – вскричала Филиппа с содроганием. – Они-то чем виноваты?
– Так захотела леди Клер, – ответил Орландо с некоторым смущением. – Ей нужно было знать, какие раны может причинить такое оружие. Теперь, когда это известно, она больше не настаивает на таких опытах, и я проверяю гранаты здесь, в погребе. – Он вдруг вздохнул. – Это оружие имеет большую силу, но на практике не слишком удобно – после каждого взрыва нужно заново наполнять его шариками и порохом. За это время можно раз двадцать выстрелить из лука или раз десять из арбалета! Но ничего, это лишь вопрос времени.
– Я тоже так думаю, – раздалось от двери.
Филиппа узнала голос Клер и отметила, что Олдос и бровью не повел, услышав его. Она повернулась, моментально насторожившись. Хозяйка замка стояла на пороге в дорожном платье.
– Хотите взорвать одну? – спросила она Филиппу и, не дожидаясь ответа, взяла со стола гранату. – Я не раз это делала. Редкий опыт.
Филиппа замялась.
– Позволь мне, – вызвался Олдос.
– Как-нибудь в другой раз, братец. Я хочу, чтобы наша дорогая гостья познала мощь этого оружия на личном опыте.
– Только не эту, – вмешался Орландо. – Они пробные, и даже я не могу сказать, каков будет эффект. Гранату может разорвать на части, а с ней и руку!
– Ах, извините! Я не хочу, чтобы с леди Филиппой случилась какая-нибудь неприятность, пока ее супруг в отъезде. Я ведь несу за нее ответственность. Дайте мне самую безопасную!
Орландо отобрал одну из гранат и протянул Филиппе ручкой вперед. Этот простодушный человек не заметил, какой натянутой стала атмосфера с появлением Клер. Филиппа не без трепета взяла оружие, крепко сжав рукоятку, немного похожую формой на эфес ятагана Хью. Граната оказалась очень тяжелой. Метафизик поманил ее за собой к тому самому колодцу, который они обнаружили в первое свое посещение. На этот раз орудия пытки показались Филиппе еще более зловещими.
– Направьте гранату крышкой в колодец, а я зажгу порох. Держите крепче – отдача будет посильнее, чем удар лошадиным копытом. Не упадите!
– Я поддержу ее! – сказал Олдос и обхватил Филиппу за талию.
Клер без слов возвела глаза к небу.
Когда Орландо поднес раскаленную проволоку к специальному отверстию у основания железного цилиндра, Филиппа изо всех сил сжала ручку и напряглась всем телом. Она ощутила сильнейший толчок, в результате которого ее прижало к Олдосу. С громоподобным звуком – так что эхо заметалось между стенами крипты – крышку сорвало, и колодец окутался едким дымом. Больше Филиппа ничего не успела разглядеть, но Орландо забрал у нее пустую гранату с одобрительным кивком, как если бы все прошло удачно.
– Оно того стоило, – заметила Клер. – Надо же, наша ученая дама умеет визжать, как резаный поросенок.
Неужели она взвизгнула? Филиппе некстати вспомнились ласковые насмешки Хью по поводу ее девчоночьего визга. Тоска по нему сдавила ее грудь, словно тисками.
– Синьор, вы слишком много работаете, – упрекнула Клер Орландо с неожиданной заботой в голосе. – Почему бы вам не передохнуть за кубком вина и хорошим ужином? А потом можете съездить в Лондон и немного отвлечься. Нет-нет, я настаиваю! Смерть бедняги Истажио, без сомнения, явилась для вас тяжким ударом.
– Работа лечит! – запротестовал метафизик. – Впрочем, вы правы, мне не помешает ненадолго сменить обстановку.
Обняв Орландо за плечи, Клер повела его к двери, но когда Филиппа попыталась последовать за ними, Олдос лишь сильнее обхватил ее талию. Она попробовала вырваться – сначала как бы шутя, потом всерьез, однако это ни к чему не привело. Тогда она открыла рот, чтобы закричать, но Олдос зажал его ладонью.
– Что я вижу! – насмешливо произнесла Клер, плотно прикрыв за итальянцем дверь. – Леди хочет нас покинуть? Но мы еще не закончили. Отпусти ее, братец.
Как только рот оказался свободен, Филиппа закричала.
– Не сорви голос, – предостерегла Клер равнодушно. – Наружу из этих стен может проникнуть разве что звук взрыва. Свяжи-ка ей руки, Олдос. Я знаю, тебе не терпится этим заняться.
Филиппа метнулась в сторону. Клер с неожиданной ловкостью поймала ее за косу и удержала на месте. Олдос, весь, дрожа, выхватил из-за пазухи крученый шнур. Через пару минут руки Филиппы были крепко стянуты в запястьях у нее за спиной.
– Орландо не говорил, что я лично испытала гранаты на животных? О, это нечто особенное! В момент, когда подносишь смертоносное оружие к голове невинной, ничего не подозревающей овечки, вся кровь закипает в жилах, словно перед плотской близостью!
Клер прижала гранату крышкой к виску Филиппы и помахала у нее перед глазами раскаленной проволокой. Горячее частое дыхание возбужденного Олдоса жгло шею, связка ключей больно впивалась в спину, а к связанным рукам прижималось нечто весьма узнаваемое. Филиппа почувствовала настоящий ужас.
– Знаешь, что происходит при этом с тварью Божьей? – продолжала Клер. – Слышишь ее предсмертный крик, всем телом ощущаешь, как рвется плоть и ломаются кости. Она падает, бьется в конвульсиях и замирает. У свиней обычно вышибает мозги, а вот овцам отрывает голову.
Филиппа крепко зажмурилась и приказала себе не поддаваться панике.
– Мое величайшее желание – опробовать гранату на человеке.
А Хью говорил, что эти двое не опасны! Кто же был прав, он или она? В самом деле, Клер так жестока или разыгрывает перед ней комедию?
– Но время терпит, – сказала хозяйка Холторпа уже другим тоном. – Олдос!
Филиппа поспешно открыла глаза, почувствовав, что ее повлекли вперед. Новая волна страха поглотила ее, когда стало ясно, что Олдос тащит ее к орудиям пытки. Рассудок подсказывал, что лучше всего притвориться невинной жертвой.
– Зачем вы так со мной поступаете? – спросила она дрожащим голоском (что удалось ей без малейшего усилия). – Я не сделала вам ничего плохого!
– Такова жизнь, – заметила Клер, флегматично пожимая плечами. – Ведь и Бог, и судьба посылают людям тяжкие испытания за чужие грехи. Да, ты не сделала нам ничего плохого. Но этого не скажешь о твоем муже. Олдос, держи ее!
Ледяной ужас объял Филиппу, когда Олдос отомкнул железный ошейник с зубцами, толкнул ее к стене и снова защелкнул чудовищное устройство. Оно было рассчитано на мужскую шею, поэтому острые зубцы не коснулись бы плоти, не будь Филиппа так мала ростом. Чтобы уберечься от уколов, ей пришлось выпрямиться во весь рост и только что не привстать на цыпочки.
Олдос вернул ключик с квадратной прорезью назад в связку и ласково улыбнулся. Сердце Филиппы колотилось как бешеное, струйки пота ползли по телу, пропитывая сорочку.
– Как ты можешь!
– А что такого? – искренне удивился ее поклонник. – Ничто так не волнует, как страдания любимой.
Он протянул руку к ее лицу. Инстинктивно отдернувшись, Филиппа издала крик боли, напоровшись на зубцы.
– Вот дурочка! – с досадой воскликнул Олдос. – Ты поранилась до крови. Осторожнее! Ведь у нас и в мыслях нет обижать тебя по-настоящему. Побудешь заложницей, только и всего. Ну и поможешь нам немного.
– Как? – пролепетала она.
– Скажешь, куда направил стопы твой муженек, – объяснила Клер. – Ведь должна же ты это знать. Тебе придется написать ему и упросить, чтобы вернулся.
– З-зачем?
– Видишь ли, милочка, у нас есть враги. Я только что выяснила, что твой муж им служит.
Итак, они все узнали!
– Ты, конечно, понятия не имела, что он работает на… – начал Олдос.
– Замолчи! – прикрикнула Клер. – Не имела и пусть не имеет. Если она будет много знать, придется избавиться от нее, а ты ведь этого не желаешь, братец? – Увидев, что Филиппа с ужасом смотрит на нее, она раздраженно передернулась. – Да не пугайся так, ничего с тобой не случится. А вот сэр Хью должен быть убит.
– У вас не хватит духу!
– А нам и не придется утруждаться. По казарме слоняется без дела толпа народу. Им ничего не стоит, как отправить человека на тот свет, так и выудить из него сведения самым болезненным способом. Они даже скажут нам спасибо за это маленькое развлечение.
– А что вас интересует? – спросила Филиппа, стараясь выиграть время.
Возможно, ей удастся убедительно солгать!
– Какая разница? Ты не можешь этого знать.
– Почему это? С чего вы вообще взяли, что шпион – Хью? А если это я?
Клер расхохоталась до слез, Олдос хихикнул.
– Нет, вы только посмотрите, что делает с женщинами брак! Готовы грудью заслонить своего ненаглядного муженька, даже если он только и делает, что ставит им синяки. Сколько я повидала таких глупых гусынь! Слушать тошно!
– В самом деле, Филиппа, он ведь обращается с тобой, как с грязью под ногами, – поддержал Олдос. – Вспомни вчерашнюю ссору, после которой ты весь день лила слезы. Ты ведешь себя нелепо! То утверждаешь, что он тебя ни когда не любил, то готова ради него на все. – Он ласково отер ее влажные виски. – Пойми, это человек бездушный и беспринципный. Он использовал тебя как приманку, а когда это не принесло результата, просто сбежал, бросив на произвол судьбы. Я бы никогда не поступил с тобой так. Если нам суждено быть вместе, я буду поклоняться тебе, как божеству, служить, как королеве, одевать, как куклу. Ведь ты моя единственная, помни это.
Уклониться от поцелуя у Филиппы не было ни малейшей возможности. Пришлось вынести это, хотя губы Олдоса показались ей отвратительными – словно створки раковины с торчащим между ними моллюском языка.
– Итак, – нетерпеливо сказала Клер, – ты напишешь мужу письмо и скажешь, куда его доставить. Как только Хью окажется в наших руках, ты будешь, свободна и в полной безопасности… если тебе не придет в голову болтать. Если возникнут вопросы, скажешь, что Хью утонул, купаясь в Темзе, и что тело не было найдено.
– Этому не бывать! – быстро произнесла Филиппа.
– Как? – изумился Олдос. – После всего, что он тебе причинил?
– Он мой муж перед Богом! Я не могу допустить, чтобы его мучили! Лучше убейте!
– Разумеется, убьем, если ты станешь упрямиться. – Клер хищно оскалилась. – Только не думай, что это будет быстрая и милосердная смерть. Для начала каждый рейтар всласть побалуется с тобой. Поверь, ты еще будешь искренне умолять о смерти.
– Ты же обещала ее мне! – возмутился Олдос.
– Да что же это такое! – крикнула Клер. – Я даю ей понять, что с ней будет, если она не согласится, пойми ты это своей дурной головой! И диктую условия сделки! Если бы я хотела отдать ее нашим мальчикам, я бы давно уже это сделала, не советуясь с тобой! – Она снова повернулась к Филиппе. – Есть и другие варианты, милочка. Например, оставить тебя в подвале без пищи и воды. Ну и без сна – это ясно без всяких слов. Думаю, один день ты выдержишь на чистом упрямстве, а потом я зайду и мы возобновим нашу увлекательную беседу.
– Слышишь? – вмешался Олдос. – Напиши ты это чертово письмо – и дело с концом. Мне больно думать о том, что с тобой станет по вине этого негодяя. Осквернить такое совершенство… – Он приподнял ладонями груди Филиппы. – Ах, что за спелые персики! Розовое тебе особенно к лицу. Тогда, на мосту, я был сражен твоей красотой. Теперь-то я знаю, что так оно и было задумано. Хью знал, что я пойду на все, лишь бы заполучить тебя. – Он скользнул руками вниз, взял Филиппу за ягодицы и прижал ее к своей напряженной плоти. – Твоя беспомощность так волнует! Попозже я приду и…
– Даже не думай! – перебила Клер, срывая связку ключей с его пояса. – Придется тебе обуздать свою похоть, братец. Если ты начнешь ублажать свою «кроткую голубку», она, чего доброго, решит, что попала в райские кущи, а не в пекло. Через денек-другой можешь ее трахнуть, но только в ошейнике, стоя.
Филиппа не могла поверить своим ушам. Человек ли она, эта женщина?
– Пора прощаться, братец. У тебя есть две минуты.
Пока Олдос целовал и тискал беспомощную Филиппу, шепча ей на ухо непристойности, Клер наблюдала за ним, презрительно усмехаясь ярко накрашенными губами. Потом они ушли, потушив все свечи, кроме одной, так что крипта погрузилась в зловещий сумрак.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Солнце и луна - Райан Патриция



Очень интересный сюжет. Еще не читала такого романа супер и интрига разгадалась в самом конце. Даже не ожидала такого.
Солнце и луна - Райан Патрициянека я
20.10.2013, 19.08





+
Солнце и луна - Райан Патрициянаталья
5.07.2014, 20.18





чудесный роман. прям очень довольна.)
Солнце и луна - Райан Патрициялёлища
23.04.2016, 14.33





Роман как солнце и луна, чудесен и зманчив
Солнце и луна - Райан ПатрицияМариныке
12.06.2016, 0.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100