Читать онлайн Полночное свидание, автора - Райан Нэн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полночное свидание - Райан Нэн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.23 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полночное свидание - Райан Нэн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полночное свидание - Райан Нэн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Райан Нэн

Полночное свидание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Рэндольф Бакстер приехал в дом Фэрмонтов за три минуты до назначенного времени. Старый дворецкий Делсон провел его в гостиную, где вместе со своими родителями его ждала сгорающая от нетерпения Сильвия Фэрмонт. Рэндольф, войдя в гостиную, сразу направился к хозяину дома. Эдвин Фэрмонт протянул ему руку:
— Добро пожаловать в наш дом, мистер Бакстер.
— Рад познакомиться с вами, — ответил Рэндольф, пожимая руку главы семьи.
— Моя жена, миссис Фэрмонт. — Эдвин указал на сидевшую на софе Серину.
Мистер Бакстер поцеловал ей руку.
— Полагаю, с моей дочерью Сильвией вы уже знакомы?
Взгляд зеленых глаз Рэндольфа устремился на Сильвию.
— Я познакомился с вашей красавицей дочерью вчера вечером, — скромно заметил мистер Бакстер. Он не стал целовать Сильвии руку, а только слегка склонил голову.
— Пожалуйста, садитесь, мистер Бакстер, — сказал Эдвин, указывая на стул с золоченой спинкой.
— Спасибо, сэр, — поклонился Рэндольф Бакстер. — Если вы не возражаете, и если не возражает Сильвия, я бы сел рядом с ней на диван.
Расправив стрелки на элегантных брюках, он поместился возле Сильвии и, раскинув руки по резной спинке обитого парчой дивана, начал рассказывать присутствующим о своей учебе в Миссисипском университете, о намерении поселиться в Мобиле, о «Дубовой роще» и о желании отца приобрести побольше плодородной земли в окрестностях Мобила. Он очень уважительно отнесся к Эдвину Фэрмонту, был почтителен с Сериной Фэрмонт и откровенно флиртовал с Сильвией.
К тому времени, когда в гостиную неслышно вошел Делсон, держа в руках поднос с кофе и пирожными, Фэрмонты и их гость были чрезвычайно довольны друг другом. Особенно Сильвия.
Наконец Бакстер поднялся и объявил, что ему пора уходить.
— Так скоро? — разочарованно спросила Сильвия.
Рэндольф улыбнулся.
— Я бы хотел проводить с вами каждую минуту, — галантно ответил он, — но боюсь, что в таком случае быстро вам надоем. — Он посмотрел на старших Фэрмонтов и улыбнулся.
— Глупости, — заверил его Эдвин Фэрмонт. — Мы будем рады видеть вас в нашем доме.
— Это действительно так, мистер Бакстер, — подтвердила Серина, вставая. — Приходите еще.
— Вы очень любезны, миссис Фэрмонт и мистер Фэрмонт. Я обязательно приду снова. — Он посмотрел на просиявшую Сильвию, взял ее руку и добавил: — Позвольте Сильвии проводить меня до двери. А с вами я прощаюсь.
Как только они с Сильвией остались одни, он приложил ее руку к своей груди и тихо произнес:
— Ваши родители пригласили меня заходить снова. А что скажете вы? Вы бы этого хотели?
— Очень, — чистосердечно призналась Сильвия и почувствовала, как сильно забилось ее сердце, когда он сжал ей руку и легким поцелуем дотронулся до лба.
* * *
Молодой Бакстер приходил в дом к Фэрмонтам каждый день на протяжении всех длинных каникул. Эдвин и Серина одобряли эти визиты. Его репутация была незапятнанной. Они слышали, что семейство Бакстеров было одним из самых богатых и уважаемых в их родном штате Миссисипи.
Однажды в январе Рэндольф привез своих родителей в дом Фэрмонтов, и обе семейные пары сразу понравились друг другу. Они были так поглощены беседой, что не обратили внимания на Рэндольфа, когда тот небрежно бросил:
— Сильвия обещала поиграть для меня на пианино. — И он быстро вывел Сильвию из комнаты.
Родители не заметили их исчезновения.
— Рэндольф Бакстер, — засмеялась Сильвия, — я никогда не говорила вам, что умею играть на пианино!
— Разве?
— Ну, если только чуть-чуть. — Сильвия пожала худенькими плечиками.
— Этого вполне достаточно, — ответил он, входя вместе с ней в музыкальную комнату.
Она села за пианино и не успела и глазом моргнуть, как он оказался на скамеечке рядом с ней. Нервничая, Сильвия ударила негнущимися пальцами по клавишам, пытаясь извлечь из них музыку, а он склонился к ней и положил руку ей на плечо. Сильвия перестала играть.
— Продолжайте, — шепнул он, — иначе они заинтересуются, чем мы здесь занимаемся. — Сильвия взяла несколько нот. — Знаете, чего я хочу? — спросил он.
— Догадываюсь, — ответила Сильвия, не отрывая взгляда от клавиш.
— Тогда посмотрите на меня, Сильвия.
Сильвия повернула голову и чуть не столкнулась с ним носом.
— Я хочу поцеловать вас.
Сильвия промолчала, продолжая играть. Его золотистая голова склонилась к ней, а его пальцы легли на ее шею. Его губы коснулись ее губ. Поцелуй был теплым, нежным и приятным. Она снова перестала играть.
— Играйте, Сильвия, — напомнил он. — Вы будете писать мне, когда я вернусь в университет?
— О да, — заверила она его. — Каждый день.
— Вы ведь не допустите, чтобы другой парень украл ваше сердце, пока меня не будет?
— Нет, — пообещала она и быстро добавила: — И вы тоже не должны допускать этого.
— Это будет зависеть от вас, Сильвия, — сказал Рэндольф и снова поцеловал ее.
Этот день был самым замечательным в жизни Сильвии: ее поцеловал самый красивый мужчина на свете и попросил ее писать ему письма. Он даже заставил Сильвию пообещать, что никто не украдет ее сердце, пока его не будет рядом с ней.
Сильвия была счастлива.
* * *
В «Дубовой роще» Рэндольф Бакстер высадил своих родителей из кареты и отправился к дому мисс Джинджер Томпсон. Не успела карета остановиться перед невзрачным домом, как парадная дверь распахнулась, и из нее высунулась рыжеволосая голова Джинджер. Мисс Томпсон спустилась по лестнице и подошла к карете. Рэндольф распахнул дверцу.
— Ты опоздал, Рэндольф Бакстер! — раздраженно проворчала она.
— Разве?
— Да, опоздал, и я не потерплю…
— Потерпишь, — ухмыльнулся Рэндольф, заключая ее в объятия. Его губы прижались к ее губам и запечатлели на них жаркий поцелуй, а руки, забравшись под накидку, гладили пышную грудь.
— Рэнди, — простонала она, сгорая от страсти.
* * *
Рэндольф Бакстер вернулся в университет, и Сильвия ужасно скучала по нему. Она, как и обещала, писала ему письма и с нетерпением ждала ответа. Когда, наконец, от него пришло коротенькое письмецо, она готова была прыгать от радости. Сильвия перечитывала его снова и снова, пока не зачитала до дыр.
Он умолял ее не отдавать свое сердце другому и вспоминал поцелуи в музыкальной комнате. Знает ли она, как это для него важно? Знает ли она, какие сладкие у нее губы?
Сильвия хранила письмо под матрасом. Ей не хотелось, чтобы Делила нашла его и устроила ей головомойку. Делиле не нравился Рэндольф Бакстер, Сильвия была в этом уверена. Но она не знала, в чем причина такого отношения Делилы к Рэндольфу.
После первого коротенького письма Рэндольф стал писать ей регулярно. Сильвия жадно читала его послания и немедленно садилась писать ответ. За день до своего приезда он прислал ей короткую записку. Помеченная пятым июня, она гласила:


Заверяю тебя, что непременно вернусь в Мобил к твоему шестнадцатилетию.
Рэндольф.


Когда на следующий день она спускалась по лестнице, раздался стук в дверь.
— Я сама открою! — крикнула она Делсону и бросилась к двери.
На пороге стоял улыбающийся Рэндольф Бакстер.
— Рэндольф! — восторженно закричала Сильвия, хватаясь руками за щеки.
— Я ведь говорил тебе, что обязательно вернусь к твоему дню рождения. — Он шагнул к ней и быстро огляделся по сторонам. — А где все?
— Папа в офисе. Мама уехала с визитами, — ответила Сильвия, не спуская с него глаз.
— Хорошо, — быстро сказал Рэндольф Бакстер и, заключив девушку в объятия, прижался к ее губам.
Поцелуй продолжался до тех пор, пока разъяренная Делила не спустилась вниз, на ходу демонстративно кашляя. Рэндольф поднял голову, но продолжал держать Сильвию в объятиях. Привыкшая всегда высказывать свое мнение, Делила не смогла сдержаться и на сей раз. Подбоченившись, она возмущенно заявила:
— Джентльмены никогда не пользуются тем, что родителей молодой леди нет дома, а молодая леди не позволяет джентльменам целовать себя в самый разгар дня, особенно когда ей нет еще шестнадцати.
Сильвия обернулась и, вздернув подбородок, положила руки Рэндольфа себе на талию, прижав их сверху своими.
— А уважающая себя служанка не рыскает по дому и не подглядывает. — Она рассмеялась и добавила: — Шестнадцать мне исполнится завтра, и я не видела Рэндольфа с самого Рождества. — Она положила голову ему на плечо. — Делила, тебе пора смириться с тем фактом, что я уже взрослая.
Делила фыркнула, угрожающе сверкнув черными глазами, и демонстративно проплыла мимо обнимающейся парочки в гостиную. Там она села в кресло, сложила на животе руки, поджала губы, показывая всем своим видом, что не сдвинется с места, пока непрошеный визитер будет оставаться в доме.
— Она невыносима, — прошептала Сильвия.
Рэндольф улыбнулся:
— Я завоюю ее доверие, вот увидишь.
* * *
Рэндольф явился на следующий день, чтобы принять участие в праздновании шестнадцатилетия Сильвии. Он принес ей в подарок зеркало в золотой оправе с длинной позолоченной ручкой. Сильвия завизжала от восторга и поднесла зеркало к лицу. А когда отец разрешил Рэндольфу повезти ее на прогулку в карете, она была вне себя от счастья. Ее родители стояли на залитой солнцем галерее и наблюдали за красивой парой.
— Кажется, он хороший мальчик, — улыбнулась Серина.
— Прекрасная семья, прекрасный мальчик, — охотно согласился Эдвин.
Делила, скрестив на груди руки, стояла на верхней галерее, наблюдая, как ее воспитанница садится в элегантную карету. Она не улыбалась. Несмотря на жаркое июньское солнце, по спине у нее пробегал неприятный холодок. Она пыталась уговорить себя, что Рэндольф хороший парень, но у нее это не получалось.
* * *
— Так как, Джас? Ты поедешь со мной в Техас?
Джаспер, достававший из ящика комода стопку чистых рубашек, повернулся к Хилтону и проворчал:
— Я еще не встречал человека, подобного вам! Что с вами случилось? Собираетесь всю жизнь бродяжничать, как бездомный нищий?
Хилтон, зажав в пальцах тонкую сигару, затянулся, выпустил дым и посмотрел на слугу.
— А я разве не такой? — спросил он, улыбнувшись, и снова зажал сигару в зубах.
— В этом вы сами виноваты. Но вы принадлежите к одной из самых известных семей Юга. Еще ваш прапрапрадедушка был первым…
— Пощади, Джас! — Хилтон налил себе вторую чашку черного кофе. — Так ты едешь в Техас или нет? Ты не обязан подчиняться мне.
— Я определенно не хочу ехать в Техас. Они там все необразованные. Кто-нибудь из этих дикарей снимет с меня скальп. — Положив в саквояж рубашки Хилтона, он прикрыл руками седеющую голову.
— Тогда решено, — рассмеялся Хилтон. — Ты поедешь в Мобил.
Хилтон раскрыл утреннюю газету.
— Уж лучше в Мобил, — ответил довольный Джаспер и снова вернулся к своим обязанностям.
Он вынул из ящика еще одну стопку рубашек, и из нее что-то выпало на ковер. Это была маленькая бежевая перчатка. Джаспер поднял ее, подошел к корзине для бумаг и, брезгливо бросив туда свою находку, отряхнул руки.
Не отрывая глаз от газеты, Хилтон спросил:
— Что ты выбросил в корзину, Джас?
— Ничего особенного. Женскую перчатку. Леди всегда забывают в вашей комнате предметы своего туалета. Лично я не могу назвать их «леди».
Хилтон бросил газету на стол и поднялся.
— Вынь ее.
— Что?
— Перчатку. Вынь ее из корзины!
— Зачем? Что в ней такого? Обычная перчатка…
— Принеси ее мне. — Тон Хилтона не предвещал ничего хорошего.
Слуга быстро достал из корзины перчатку и протянул ее хозяину.
— Никогда не выбрасывай эту перчатку. Ты меня понял?
— Понял, но почему? Я даже не знаю, кому она принадлежит.
— Никому! — отрезал Хилтон.
Хилтон Кортин остановил гнедого жеребца. Прищурившись на ярком солнце, он увидел вдали строения маленького мексиканского городка Сан-Антонио-де-Бехар.
Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как он посадил своего слугу на пароход до Мобила, а сам сел на другой — до Галвестона. Долгое путешествие через залив доставило ему удовольствие. Несколько бизнесменов плыли в порт Техас, и, после того, как все перезнакомились, они проводили долгие часы за карточным столом, играя в покер.
Хилтон въехал в Сан-Антонио-де-Бехар и улыбнулся при виде ярко одетых мексиканцев, столпившихся на главной площади. Коричневые большеглазые дети что-то кричали ему вслед. Мужчины в сомбреро дремали у стен одноэтажных домов с плоскими крышами, расположенных по обеим сторонам узких улочек. В ближайшем салуне кто-то играл на гитаре. Дверь салуна распахнулась, и на пороге показался высокий блондин.
Это был Крис Кемпбелл.
— Ах ты, сукин сын! — Весело закричал Крис, стаскивая Хилтона с коня.
Двое мужчин стояли посреди пыльной мексиканской улицы и обнимались, а мексиканцы смотрели на них, смеялись и, казалось, были счастливы.
— Пойдем, выпьем, — предложил Крис.
— Согласен. — Хилтон поскреб черную бороду, покрытую дорожной пылью.
— Господи, я едва узнал тебя, Хилл! Ты весь оброс и стал таким же безобразным, как я. — Крис расхохотался и похлопал друга по спине.
— Представляю, какой от меня запашок. — Хилтон дотронулся до пропитанной потом рубахи.
* * *
Вечером Хилтон, приняв ванну и побрившись, сидел за длинным обеденным столом в доме Кемпбелла. Построенный отцом Криса и его старшим братом Джонасом из крепкого дерева и покрытый штукатуркой, дом располагался посредине обширной равнины, за которую их отец заплатил смехотворную сумму в тридцать долларов.
Хилтон, потягивая виски, поглядывал на братьев.
— Такое впечатление, — начал он, поднимая стакан, — что братьям Кемпбеллам жизнь на границе пришлась по вкусу.
Джонас Кемпбелл вытер рот ладонью и покачал головой:
— Не все так просто, Хилтон. — Он потянулся за бутылкой.
— Вот уже год как мы ведем войну с мексиканцами, Хилл, — сказал Крис.
Хилтон переводил удивленный взгляд с одного брата на другого.
— Я думал, мексиканцы ваши друзья…
— Они отменили рабство. Отец и Джонас остались с плантациями хлопка и кукурузы, не имея для их уборки рабочей силы, — сердито проговорил Крис.
— В прошлом году, — добавил Джонас, — Стивен Остин, один из первых поселенцев, приехал в Мехико, чтобы потребовать восстановления наших прав и свобод. — Джонас положил большие натруженные руки на стол. — Знаешь, что они сделали с ним? Засадили в тюрьму. Он и сейчас там сидит.
— Вы обращались в правительство за поддержкой? — спросил Хилтон.
Джонас фыркнул, а Крис, разлив по стаканам виски, сказал:
— Хилл, прости нас. Ты только сегодня приехал в Техас, и мы сразу свалили на тебя наши проблемы. Расскажи лучше, что происходит в Новом Орлеане.
— Мне ничего об этом не известно. — Хилтон усмехнулся. — Я провел целый год в Париже.
Джонас ушел спать, а Хилтон и Крис проговорили почти всю ночь, вспоминая разбросанных по стране друзей, делясь надеждами, планами и еще одной бутылкой виски. Когда, наконец, бутылка опустела, Крис поднялся из-за стола.
— Ты устал, Хилл. Продолжим наш разговор завтра. Хилтон, зевая, кивнул.
Прощаясь в темном коридоре, они пожали друг другу руки.
— Рад снова видеть тебя, Крис.
— Спокойной ночи, дружище. У нас впереди целое лето.
Хилтон наслаждался своим пребыванием в Техасе. Эта земля была спокойной, гостеприимной, и здесь никто никуда не спешил. Американцы, как и мексиканцы, устраивали себе сиесту в самое жаркое время дня. Когда солнце начинало понемногу терять свою силу, Хилтон и Крис, взяв с собой сыновей Джонаса, уходили на речку, чтобы освежиться в чистой прозрачной воде. Мальчики резвились от души, а мужчины улыбались хорошеньким темнокожим женщинам, стиравшим в реке белье.
Дни сливались в недели, и Хилтон Кортин, загоревший до черноты под жгучим мексиканским солнцем, скоро стал весьма популярен в Сан-Антонио.
Как-то вечером Крис сказал ему, что ждет к ужину гостя.
— Джим Боуи человек необузданный, — говорил Крис. — Он вырос на твоей земле, в стране сахарного тростника. Он клянется, что катался на аллигаторе, и я ни капли в этом не сомневаюсь. Он участвовал в пограничных стычках с индейцами и нажил себе огромное состояние, торгуя рабами вместе с известным пиратом Жаном Лаффитом.
Вскоре к друзьям присоединился Джонас.
— Джим Боуи приехал сюда в 1828 году, — сказал он. — Принял католичество, стал мексиканским гражданином, женился на Марии Урсуле де Вераменди, которой как раз исполнилось восемнадцать, и это была самая прелестная девушка в Сан-Антонио, не говоря уже о том, что и самая богатая. У Джима с Урсулой родилось двое детей. Джил находился в Миссисипи, когда началась эпидемия холеры. Урсула и дети умерли. С тех пор Джим живет один в большом пустом доме на Соледад-стрит…
Не успел Джонас договорить, как появился Джим Боуи. Он понравился Хилтону с первого взгляда. Высокий, крепкий, с песочного цвета волосами, Джим был спокойным, уравновешенным и говорил мягким, почти ласковым голосом. Однако под его невозмутимой внешностью угадывался твердый, бескомпромиссный характер. Когда разговор коснулся мексиканского диктатора Санта-Аны
type="note" l:href="#note_2">[2]
, глаза Боуи сверкнули опасным огнем.
— Он снова открыл таможню в Анауаке. Он облагает пошлиной товары и собирается ввести войска в Техас, — возмущенно рассказывал Джим.
— Я слышал, он приказал арестовать Билла Трэвиса, — сердито сказал Крис.
Боуи кивнул и посмотрел на Хилтона.
— Мистер Кортин, согласно мексиканской конституции 1824 года, нам, техасцам, было гарантировано самоуправление. Наша единственная цель — обеспечить себе спокойную жизнь без всякого вмешательства со стороны.
Неделю спустя братья Кемпбелл, Хилтон и Джим Боуи присутствовали на собрании в Бразориа. Стивен Остин, только что выпущенный из тюрьмы, поднялся и попросил тишины. Речь его сводилась к тому, что Санта-Ана отменяет гражданские права.
— Предлагаю созвать конференцию, — так закончил свое выступление Остин.
— Он призывает создать временное правительство, — шепнул Крис Кемпбелл.
После собрания мужчины собрались в салуне и проговорили до рассвета. Война с Мексикой казалась неизбежной. Техасцы восстанут против Санта-Аны. Хилтон Кортин равнодушно слушал пламенные речи техасцев. Их борьба его не касалась. Однако неделей позже, когда он начал готовиться к отъезду, его внезапно осенило: он окажет им финансовую помощь. Эти техасцы были сильными и храбрыми парнями, но у них не хватит оружия, чтобы противостоять мощной армии врага.
Крис Кемпбелл лишился дара речи, когда Хилтон рассказал ему о своем плане, добавив, что он достаточно богат, чтобы помочь друзьям. Его феноменальные успехи за карточным столом принесли ему кучу денег. Он вложил эти деньги в собственность, после продажи которой сможет вооружить техасские войска.
— Зачем тебе это надо? — спросил Крис.
— Я делаю это для тебя, дружище.
— Клянусь, Хилл, ты получишь свои деньги обратно, — растроганно ответил Крис Кемпбелл.
— Меня это мало беспокоит.
— Я знаю, но, тем не менее, я рассчитаюсь с тобой за каждую купленную пулю. Обещаю тебе!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полночное свидание - Райан Нэн



Замечательный роман! Советую всем, кто любит посерьезнее, чем просто легкое чтиво.
Полночное свидание - Райан НэнНадежда
10.06.2012, 0.35





Хороший роман, читайте!
Полночное свидание - Райан НэнЮлия
6.11.2012, 21.09





Интересный роман. Но что за проблема, если дочь родилась раньше срока. И за это от давать шантажисту плантацию и деньги. Да с плантацией и деньгами любая незаконнорожденная становится завидной невестой, даже в те времена. Надо было разогнать того шантажиста, и только делов.
Полночное свидание - Райан НэнВ.З.,65л.
9.10.2013, 13.05





Роман потрясающий, хотя чувство биографической хронологии Сильвии не оставляет.
Полночное свидание - Райан НэнМисс Мэри
15.10.2013, 23.44





Мне очень понравился роман!
Полночное свидание - Райан НэнНаталья 66
19.05.2015, 23.23





Хороший роман, по крайней мере лучше, чем от любви до ненависти . Но печалит, что скоро Гражданская война и скоро они всего лишаться. Но кто историю не знает тому реально вкатит
Полночное свидание - Райан НэнАленка
5.08.2016, 19.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100