Читать онлайн По вине Аполлона, автора - Рафтери Мириам, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По вине Аполлона - Рафтери Мириам бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.66 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По вине Аполлона - Рафтери Мириам - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По вине Аполлона - Рафтери Мириам - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рафтери Мириам

По вине Аполлона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Натаниэль, — потянула я его за рукав, — не стоит стирать ваше грязное семейное белье при посторонних.
Взглянув на раненых, лежащих рядами всего в нескольких футах от нас, Натаниэль, стиснув челюсти, толкнул дверь на кухню.
— Прошу, дамы, входите, — и, бросив гневный взгляд на Джессику, добавил: — Конечно, я употребляю этот термин чересчур расширительно.
Два ярких пятна появились на щеках Джессики, но она повернулась и последовала за своим пасынком на кухню, с любопытством посмотрев на меня. Интересно, заметила ли она сходство между нами, подумала я.
— Я Тейлор Джеймс, — представилась я, решив не добавлять, что я кузина Натаниэля. В конце концов эта женщина могла знать достаточно о генеалогическом древе Стюартов и разоблачить меня как самозванку.
— Джеймс? — ее рыжеватые брови изумленно поднялись. — Это моя девичья фамилия, хотя она мало кому известна. Я изменила имя, поступив на сцену. Слишком уж много было шуток, в которых фигурировали я и Джесси Джеймс
type="note" l:href="#FbAutId_12">note 12
. Не думаю, что мы с вами в родстве, хотя какое-то сходство между нами и есть, вы не находите?
— Даю тебе тридцать секунд на то, чтобы убраться из этого дома или я вышвырну тебя собственными руками. — Натаниэль надвинулся на Джессику с таким видом, словно с удовольствием предвкушал, как приведет в исполнение свою угрозу.
Глаза Джессики сверкнули.
— Натаниэль Стюарт, у тебя была сильная воля, когда ты был мальчишкой. Вижу, что, став взрослым человеком, ты превратился в упрямца. — Она воинственно вздернула подбородок. — Я не уйду, пока не повидаю свою дочь. Я была вне себя от беспокойства с самого начала землетрясения. Можешь ненавидеть меня сколько хочешь, Натаниэль, но ты должен знать, что я всегда любила свою маленькую девочку. Всегда.
— Еще одна твоя ложь. Если ты любила ее, как ты могла убежать и бросить ее?
Собравшись с духом, я встала между ними, повернувшись лицом к Натаниэлю.
— Что бы ни сделала Джессика в прошлом, она остается матерью Виктории. Думаю, ты должен ее выслушать.
— Тейлор, — предостерегающе проговорил Натаниэль, — это не твое дело.
— Можем мы несколько минут поговорить наедине? — настаивала я.
Он бросил еще один раздраженный взгляд на Джессику и повел меня в кладовку рядом с кухней. Я откашлялась, готовясь сообщить ему свою «тайну» и надеясь, что узнав ее, он не выбросит меня за дверь вместе с Джессикой.
— Я видела ее, — я с трудом сглотнула, — на фотографии, которая стоит у моего отца на столе. Джессика моя прабабушка.
Побледнев, он уставился на меня.
— Господи, эти глаза, эти волосы… Значит, история о том, что ты родом из семьи актеров, правда?
Лицо у меня запылало.
— Я и сама немного играла. — Я увидела на его лице отражение тех же чувств, что испытывала сама — смущение, сомнение, потрясение. — Возможно, я необъективна, — поспешно продолжала я, — но у меня такое чувство, что Джессика рассказала тебе далеко не все о том, почему она сбежала.
Глаза его потемнели при упоминании мной имени его мачехи.
— Я в этом сомневаюсь, но ради тебя выслушаю ее.
Мы вернулись в кухню, и он повернулся к Джессике, сжав челюсти.
— Твоя дочь в безопасности, это я могу тебе сказать.
Она удивленно подняла брови.
— Натаниэль, — проговорила она мягко, — я знаю, что ее здесь нет. Полгорода охвачено огнем. Возможно в эту самую минуту Виктория находится в опасности, и я не успокоюсь до тех пор, пока не увижу ее. Обещаю, что, как только я удостоверюсь в ее безопасности, я уеду и больше никогда не побеспокою ни тебя, ни ее.
Я опустила голову, не в силах смотреть в полные боли .глаза Джессики. Взгляд мой упал на ее пополневшую талию.
— Как видишь, я жду ребенка, — сказала Джессика, вздернув подбородок. — Я не замужем, если это тебя интересует. После смерти Джошуа я так и осталась вдовой. Однако, когда я обнаружила, что забеременела, я не смогла заставить себя избавиться от ребенка, хотя его отца едва удар не хватил, когда я ему об этом сказала. Этот ребенок — она провела рукой по животу, — все что у меня есть. Ведь дочь я, как ты правильно сказал, бросила.
Нерожденный ребенок… был ли это мой дед? От этой мысли словно холод пробрал меня до костей. Будет ли Джессика по-прежнему любить этого своего не рожденного еще ребенка, если я помогу ей встретиться с Викторией? Не случится ли так, что, если я опять вмешаюсь в ход истории, мой дед, а следовательно и я сама, никогда не появится на свет? Я оперлась рукой о стол, моля про себя свою прабабушку, чтобы она не передумала и не пошла к какому-нибудь эскулапу, нелегально делающему аборты. Впрочем, она вовсе не казалась той бессердечной женщиной, какой я ее себе представляла. Что-то здесь не сходилось.
— Ты, конечно, не ждешь, что я буду аплодировать твоим моральным принципам, Джессика, — голос Натаниэля прервал мои размышления. Мне стало не по себе от его циничного тона.
— Может, ты перестанешь на нее нападать? — спросила я, раздираемая между чувством долга по отношению к кровной родственнице и лояльностью к мужчине, которого любила. — Совершенно очевидно, что Джессика беспокоится о Виктории. Кроме того, сейчас она ждет ребенка, а никудышный отец, похоже, не потянет на звание отца года. Ей и так многое пришлось пережить, а ты обращаешься с ней как с убийцей.
Натаниэль, нахмурившись, скрестил руки на груди.
— Уверен, в твоем нынешнем положении ты сделала оптимальный выбор, но проявление материнского инстинкта по отношению к ребенку, которого ты носишь, не оправдывает того, что ты бросила мою сестру.
В глазах Джессики вспыхнул огонь, отчего их изумрудно-зеленый цвет, так похожий на цвет моих глаз, стал еще насыщеннее.
— Мне не следовало оставлять Викторию тогда, много лет назад, что бы он ни говорил.
— Что — бы кто ни говорил? — Натаниэль нахмурился,
— Никто. Ты мне все равно не поверишь. Единственное, что имеет сейчас для меня значение — это найти свою дочь.
Я глубоко вздохнула и заговорила, решив довериться собственной интуиции.
— Джессика, если вы хотите знать, где Виктория, вы должны убедить Натаниэля в том, что вам можно доверять. Вы могли бы начать с объяснения, почему много лет назад бросили мужа и ребенка.
— Тейлор! — Натаниэль бросил на меня предостерегающий взгляд.
С минуту Джессика колебалась.
— Что же, это справедливо, — наконец согласилась она. — Мне бы следовало еще тогда рассказать Натаниэлю эту отвратительную историю, но он был слишком молод. Но предупреждаю тебя, Натаниэль, я не потерплю, чтобы обо мне пошли новые сплетни. Это может запятнать репутацию моей дочери. Достаточно уже мое имя склоняли повсюду в городе.
Натаниэль кивнул с настороженным видом.
— Хорошо. Но я тоже предупреждаю тебя, Джессика. Никакой лжи.
— Нет, — сняв шляпу, она села за стол и, глубоко вздохнув, начала: — Боюсь это неприглядная история. Как вам вероятно известно, я встретила Джошуа, когда была актрисой. Кстати, я так ею и осталась.
— И хорошей актрисой, как я слышала, — вставила я, вспоминая рассказы отца о его жившей в начале века бабушке-актрисе, которая буквально завораживала публику, особенно мужчин.
Она пожала плечами.
— Джошуа тоже так считал. Он увидел меня на сцене и после спектакля пришел ко мне в уборную с огромным букетом роз. Я подумала тогда, что в жизни не встречала более очаровательного человека — это была любовь с первого взгляда.
— И что же случилось? Глаза ее гневно сверкнули.
— Его брат.
— Эфраим? — Натаниэль сдвинул брови, складки у рта стали глубже. Я же вздрогнула, вспомнив свой опыт общения с дядей Натаниэля.
— Да. Однажды после спектакля он пришел ко мне, не зная, что я обвенчалась с его братом. Он попытался соблазнить меня, а когда я отказалась, он… — Она замолчала, прижав к губам руку в белой перчатке. — Об этом невозможно говорить.
— Он изнасиловал вас, — мягко сказала я, обменявшись взглядом с Натаниэлем, который выглядел так, словно на бегу налетел на каменную стену.
Джессика кивнула.
— Да, — хрипло прошептала она, — Господи помоги мне, да. Я пыталась сопротивляться, но… Но как вы догадались?
— Да очень просто. Я поймал своего дядю на том, что он пытался проделать с Тейлор то же самое здесь, в этом доме, — объяснил Натаниэль. Глаза его были широко раскрыты, он в полной мере осознал то, что рассказала Джессика. — Жаль, что я не задушил негодяя.
— Ну, в случае со мной он, благодаря вмешательству Натаниэля и моей собаки, получил лишь синяки на лице да пару пинков в зад, — добавила я.
Джессика уставилась на меня.
— Хорошо бы это послужило уроком старому вонючему козлу. Вам повезло, что Натаниэль вовремя вмешался, мисс Джеймс. Так что вы можете понять. Я ненавидела этого человека, я желала ему смерти.
— Но почему ты не пришла и не рассказала мне все это тогда? Или моему отцу? — требовательно спросил Натаниэль.
— Кому бы ты поверил — мне или Эфраиму? — вопросом на вопрос ответила Джессика.
Натаниэль переступил с ноги на ногу.
— Не знаю.
— Вот видишь. Поэтому я и молчала, вышла замуж за Джошуа и никогда ни слова не сказала ему о том, что произошло.
— Джессика, — Натаниэль шагнул к ней, в голосе его слышалось напряжение. — Я должен знать. Кто отец Виктории?
— О, ее отец Джошуа, я в этом уверена. Видишь ли, — Джессика опять покраснела, — я уже была беременна, когда Эфраим изнасиловал меня. Но, узнав, что я стану матерью, он почему-то уверовал, что ребенок от него. Он ненавидел меня, хотел расстроить мой брак с его братом. Когда родилась Виктория — на три недели раньше срока — он стал буквально терроризировать меня, угрожая рассказать Джошуа о том, что мы были любовниками и что он, Эфраим, отец ребенка, если я не уеду навсегда. Он считал, что я не гожусь в жены его брату, и даже пригрозил обвинить в воровстве, если я останусь. Я отказалась уехать. Я думала было взять Викторию с собой, но на какую бы жизнь я ее обрекла? Тогда он придумал новую угрозу — заявил, что добьется опекунства над Викторией. На такой риск я не могла пойти. Мысль о том, что он может сделать с моей дочерью, особенно когда она станет старше…
Я сжала ей руки в ужасе от того, через что ей пришлось пройти.
— Я вам верю. Он ужасный человек, и вы поступили так, как считали правильным.
— Я любила Джошуа, но свою дочь я любила больше, — Джессика вся дрожала. — С тех пор не было дня, чтобы я не думала о Виктории. Но я должна была защитить ее.
— И тебе это удалось, — мягко проговорил Натаниэль. — В последнее время выясняется, что я обо многих вещах судил неверно, и о тебе, Джессика, тоже. Подумать только, Виктория все эти годы росла без матери по вине моего порочного дядюшки, будь проклята его жалкая черная душонка. Я должен извиниться перед тобой, Джессика, хотя одного извинения тут мало.
— В таком случае, — Джессика вытерла слезы, — теперь твоя очередь говорить, Натаниэль. Скажи, где моя дочь.
Он кивнул, откашлявшись.
— Она в Монтеррее. Я отправил ее туда на одном из своих судов. Она должна вернуться через два дня. Девочке очень нужна мать, Тейлор тебе это подтвердит.
На губах Джессики заиграла ослепительная улыбка.
— Спасибо тебе. Обещаю, ты об этом не пожалеешь.
В этот момент дверь с шумом распахнулась, и в кухню медленно вошел док Грили.
— Натаниэль Стюарт, что я слышу, ты кричишь на эту молодую женщину! — он махнул рукой в сторону Джессики. — Да я весь день не уставал благодарить Бога за то, что Он послал ее сюда. Она помогала мне ухаживать за пострадавшими — подбадривала их, накладывала повязки и даже приготовила великолепное тушеное мясо, которым их накормили вдобавок к консервированным продуктам из кладовой.
— Хватит, док, — прервал его Натаниэль. — Это было не более чем недоразумение. И уверяю вас, Джессика никуда не уезжает.
Док Грили поправил очки.
— Прекрасно. Рад это слышать. — Наклонившись, он внимательно осмотрел ожог на руке Натаниэля. — У меня есть мазь, которой его надо помазать, молодой человек.
— Потом. Сначала осмотрите щиколотку мисс Джеймс. И ее руки — она их обожгла.
Доктор согласно кивнул и велел мне положить ногу на стул. Пока он осматривал мою щиколотку, Натаниэль объявил, что собирается пойти посмотреть, что делается снаружи. Я хотела удержать его, но док Грили не дал мне сойти с места, заявив, что щиколотку обязательно нужно перевязать. Я сморщилась, почувствовав внезапно пульсирующую боль, и решила не спорить.
Док забинтовал мне ногу и втер в руки мазь. Джессика хлопотала надо мной как наседка, предлагая подкрепиться тушеным мясом, которое она приготовила, используя воду, запасенную перед землетрясением. Теплая еда приятно успокоила мое раздраженное горло, унялась и боль в голодном желудке. Док и Джессика настаивали, чтобы я легла, и даже предложили переместить куда-нибудь больных из гостевой спальни наверху, чтобы освободить для меня место, но я отказалась, сказав, что дождусь возвращения Натаниэля.
— А куда, кстати, он пошел? — Я потерла глаза, прогоняя сонливость.
Джессика приложила влажное полотенце к моим ладоням, обожженным при попытке спасти Мортимера Пратвелла и сейчас покрывшихся волдырями.
— Нечего о нем беспокоиться. Берегите силы.
Я села прямо.
— Где он? — потребовала я, ухватив Джессику за фартук, который она тем временем надела.
Выражение ее лица смягчилось.
— Я пыталась избавить вас от лишнего беспокойства, но, вижу, вы так же настойчивы, как и я, когда дело касается тех, кого вы любите.
— Неужели это заметно? — Щеки у меня вспыхнули при мысли о том, что совершенно чужой человек смог без труда распознать мои чувства к Натаниэлю.
— Боюсь, да. Должна сказать, что одобряю выбор своего пасынка, хотя с моим мнением вряд ли кто будет считаться.
— По-моему, вы заблуждаетесь. Натаниэль вовсе меня не выбирал, я всего-навсего его гостья, которая к тому же доставляет ему массу хлопот.
Она подняла брови.
— О, но он выбрал вас, моя дорогая. Это же совершенно ясно.
— Да? — Сердце у меня затрепетало.
— Ну конечно. Натаниэль любит вас, и это так же очевидно, как то, что у вас рыжие волосы. Но вам, как я понимаю, он в любви еще не признался.
— Нет. А теперь скажите, куда он пошел. Она махнула рукой в сторону окна.
— Присоединился к пожарным, которые пытаются спасти дом ваших соседей. Страх охватил меня.
— Но он не может…
Положив руки мне на плечи, Джессика усадила меня обратно на стул, с которого я вскочила.
— Послушайте меня, Тейлор. За всю свою жизнь я хорошо усвоила одну вещь, а именно: бывают случаи, когда мужчине надо позволить делать то, что он должен. Ваша щиколотка распухла, как от укуса гремучей змеи. Давайте я провожу вас наверх, где вы сможете прилечь и отдохнуть.
— Нет, — я решительно встала. Я вспомнила свои беседы со старой Викторией, и воображение нарисовало мне картину того, что произошло с домом через улицу. — Здесь где-нибудь есть метла? — спросила я.
— Метла? Кажется, я видела одну вон в том шкафу, но не думаю, что вам сейчас следует заниматься уборкой.
Я открыла шкаф, вытащила оттуда метлу и окунула ее в стоявшее неподалеку ведро с водой. Конечно, для борьбы с пожаром это было не слишком подходящее орудие, но все же лучше, чем ничего. Не слушая протестов Джессики, я заковыляла к двери, опираясь на метлу, как на трость.
Выйдя на улицу, я прищурилась, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь за клубами черного дыма. Потом стала проталкиваться сквозь толпу, используя метлу как таран.
— Пропустите меня, — сказала я, подойдя к кордону на улице.
— Слишком опасно для женщины, мадам, — ответил солдат.
— Я знаю, что опасно, — заспорила я, жалея, что осталась без берета, закрывавшего мои длинные волосы — явный показатель моего пола. — Поэтому вы должны пропустить меня.
В ответ солдат вырвал у меня из рук метлу, а двое других прогнали меня, угрожая арестовать за нарушение порядка.
Ругаясь про себя, я направилась к стоявшей в отдалении пожарной машине. На капоте машины я заметила каску пожарного и почерневшую от копоти куртку. Оглядевшись вокруг и удостоверившись, что меня никто не видит, я схватила куртку и каску, надела их, а заодно прихватила топор. Затем я никем не замеченная прошла за кордон, опираясь на топор как на костыль.
Добровольцы, выстроившись в ряд, поливали крышу и крыльцо построенного в викторианском стиле дома Мейбл и Миллисент красным вином, другие пытались сбить занимавшийся огонь мокрыми одеялами. Ряд домов, расположенных позади дома сестер, уже превратился в сплошную стену огня высотой в два этажа. Как раз когда я подошла, искры попали на башенку на крыше дома Мейбл и Миллисент и вскоре из окон верхнего этажа повалил дым. Я обвела взглядом весь участок и застыла.
Сбоку от дома двое солдат закладывали динамитные шашки. Сердце едва не выпрыгнуло у меня из груди. — Натаниэль!
Один из пожарных разбил топором переднюю дверь и вошел внутрь, выкрикивая предупреждение о готовящемся взрыве. Я последовала за ним. Кто-то сзади закричал, приказывая мне остановиться, но я не обратила на это внимания. Мимо меня пробежало несколько пожарных, покидая горящий дом.
— Натаниэль! — в панике звала я. Я бежала, вернее ковыляла, из комнаты в комнату, задыхаясь в дыму. Что если он наверху, лежит без сознания?
Хватаясь за перила, я стала подниматься наверх, ничего не различая вокруг из-за дыма. Заглянула еще в одну комнату — она была пуста.
Я закашлялась и, отбросив топор, упала на колени, хватая ртом воздух, и поползла к двери спальни в конце коридора. Внезапно дверь отворилась и вышел Натаниэль. Он нес кошку Мейбл. Кошка мяукала и царапала ему грудь. Волосы у него были растрепаны, одежда в саже, на порезе под глазом запеклась кровь.
— Тейлор! Какого черта ты здесь делаешь? — закричал он. Кошка вырвалась у него из рук и побежала вниз. — Ты что, не знаешь, что они собираются взорвать дом?
— Знаю, — с трудом выговорила я. — Поэтому я и пришла — предупредить тебя.
Над моей головой раздался оглушительный треск. Часть потолка обвалилась. Я посмотрела вверх и успела увидеть падающую прямо на меня большую деревянную балку, а потом моя голова взорвалась болью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману По вине Аполлона - Рафтери Мириам



Мне очень понравилась книга! Интригуем с самого начала и потом не разочаровала.
По вине Аполлона - Рафтери МириамOlgaloralay
27.04.2014, 17.45





Замечательная книга!!! Слог автора изумительный, читается легко и непринужденно. Сюжет необычен - перемещение во времени. Ничего подобного не читала. Любовная линия на высоте. Роман держит читателя в напряжении. До конца не понятно, чем закончится любовная история. Всем читать обязательно!
По вине Аполлона - Рафтери МириамЮля
17.02.2015, 21.35





Класс!!!
По вине Аполлона - Рафтери МириамОльга
19.02.2015, 22.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100