Читать онлайн Отчаянная, автора - Рафферти Нора, Раздел - Рафферти Нора в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отчаянная - Рафферти Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отчаянная - Рафферти Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отчаянная - Рафферти Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Рафферти Нора

Отчаянная

Читать онлайн

Аннотация

Рейчел Доув видела Аллана Хокинга всего несколько раз в жизни и могла что-либо узнавать об этом известном человеке лишь из газетных статей и телепередач. Она восхищалась им, но понимала, что они могли быть вместе только в ее мечтах. И все же очаровательная и упрямая девушка не привыкла покоряться судьбе, а предпочитала менять ее по своему усмотрению. Рейчел не представляла, какой опасности подвергает себя, проникая в роскошный и тщательно охраняемый особняк Хокингов. А ведь цель ее при этом была далека от обольщения недоступного Аллана... Сумеет ли она с достоинством выйти из сложной ситуации и не разочаруется ли при этом в своих чувствах?..


Рафферти Нора
Отчаянная

Нора РАФФЕРТИ
Отчаянная
Перевод с английского Ю.В.Ломакиной
Анонс
Рейчел Доув видела Аллана Хокинга всего несколько раз в жизни и могла что-либо узнавать об этом известном человеке лишь из газетных статей и телепередач. Она восхищалась им, но понимала, что они могли быть вместе только в ее мечтах. И все же очаровательная и упрямая девушка не привыкла покоряться судьбе, а предпочитала менять ее по своему усмотрению. Рейчел не представляла, какой опасности подвергает себя, проникая в роскошный и тщательно охраняемый особняк Хокингов. А ведь цель ее при этом была далека от обольщения недоступного Аллана... Сумеет ли она с достоинством выйти из сложной ситуации и не разочаруется ли при этом в своих чувствах?..
Пролог
Рейчел Доув уже минут пятнадцать как припарковала свой старенький "форд" на обочине небольшой проселочной дороги, но все еще не могла заставить себя выйти из машины. Слишком уж противоречивые чувства одолевали ее. Еще ни разу в жизни она не появлялась на званом вечере без приглашения. И сейфы ни разу в жизни не взламывала. А ее сегодняшняя программа развлечений включала набор именно таких сомнительных удовольствий. Но пути назад не было.
Все когда-нибудь приходилось совершать впервые. Сегодня девушка была намерена сделать в первый раз и то и другое.
Снег хрустел под ее черными кожаными сапожками, когда Рейчел подходила украдкой к особняку Хокингов. Во всех окнах огромного здания горел яркий свет, придавая жуткий призрачный вид высоким заснеженным деревьям в парке.
Большие ворота из кованого железа стояли распахнутыми настежь. Под прикрытием толстых стволов сосен и высокого кустарника девушка легко проскользнула на территорию никем не замеченной. Пока она пешком преодолевала оставшуюся до особняка часть пути, щеки ее от ледяного ветра стали почти бесчувственными.
Дыхание сбилось, но скорее от предвкушения предстоящего рискованного мероприятия, чем от быстрой ходьбы. В ее крови во всю бурлил адреналин. Рейчел пошевелила замерзшими пальцами ног, согревая их и стараясь вернуть чувствительность.
Обернувшись назад, она увидела вдалеке множество крошечных огоньков. Там, внизу, раскинулся Ноттингем. Где-то вдалеке среди этих мигающих огоньков был и ее дом, в котором Рейчел жила со своим дедушкой. Сейчас он, по обыкновению, спокойно дремал в своем любимом кресле и был уверен, что его умница внучка готовится встретить Новый год со своими друзьями.
Старику и в голову не могла прийти мысль о том, что Рейчел собиралась пойти по его стопам и ввязаться в криминальную историю.
1
Ежегодный новогодний бал-маскарад у Хокингов был основным событием в светской жизни Ноттингема. По крайней мере, так слышала Рейчел. Обычно она не уделяла много внимания привычкам и прихотям богатых и известных людей города. У нее и без того забот хватало. Например, она не оставляла попыток заработать нужное количество денег, чтобы получить наконец ученую степень магистра искусств. Для этого ей приходилось трудиться на двух работах сразу. Днем - администратором в гостинице "Салютейшн", по вечерам и в выходные официанткой.
Рейчел осторожно пробиралась в тени деревьев к входу в особняк, наблюдая за тем, как вереница блестящих лимузинов медленно движется к площадке у парадной лестницы. Каждая из машин на короткое время останавливалась напротив мраморных ступеней центрального входа, чтобы высадить пассажиров, и затем исчезала за углом дома.
Там, вероятно, была гостевая стоянка.
Когда Рейчел несколько дней назад увидела на столе директора гостиницы, где она работала, приглашение на бал-маскарад у Хокингов, то поняла, что это знак свыше. Такое совпадение не могло быть простой случайностью. Самым наилучшим образом ей предоставлялась уникальная возможность предупредить ужасную ошибку, прежде чем та успеет произойти. И если Рейчел позволит ей свершиться, это может разрушить ее маленькую семью.
И вот теперь она, обретаясь у входа в чужой дом и прячась за массивной мраморной колонной, наблюдала из своего укрытия за тем, как встречает и приветствует гостей стоящий в фойе швейцар. Девушка потуже закуталась в свой длинный шерстяной плащ с капюшоном, хваля себя, что догадалась одеться потеплее.
Она выбрала для маскарада костюм феи. Но дополнила его некоторыми теплыми вещами. Кожаные сапожки, длинные перчатки и теплый плащ оказались очень кстати в середине зимы.
Кроме того, перчатки не позволят ей случайно оставить отпечатки пальцев.
Девушка робко выглянула из-за колонны, заметив из своего укрытия суматоху, образовавшуюся в фойе. У одной гостьи, выбравшей костюм танцовщицы варьете, высокий плюмаж из перьев зацепился за подвеску хрустальной люстры и застрял в ней. Пока швейцар пытался помочь растерявшейся участнице карнавала освободиться, Рейчел взбежала по ступенькам. Она без помех промчалась через холл и быстро направилась в главный зал, на слух ориентируясь по доносившейся оттуда музыке. Хотя и без подсказок Рейчел знала, куда идет, потому что внимательно изучила и до мелочей запомнила план всего особняка Хокингов.
Сдерживая сбивающееся дыхание, она торопливо зашагала по коридору. Ей казалось, что кто-нибудь вот-вот окликнет ее, попытается остановить и попросит показать приглашение. Ей хотелось поскорее затеряться в толпе гостей, кружащихся в танце по всему богато украшенному огромному залу. Благо, что все приглашенные были в карнавальных масках.
Но, к удивлению девушки, никто даже не попытался ее задержать. И спустя некоторое время она уже стояла в дверях зала. Под маской никто не сможет ее узнать.
Рейчел вздохнула с облегчением, хотя прекрасно понимала, что главное испытание еще впереди. Она огляделась. Отполированный мраморный пол, сверкающие хрустальные люстры под высокими потолками, оркестр, толпа гостей в красочных костюма и масках... У нее захватило дух от всего этого великолепия. Но, самое главное, по условиям праздника ровно в полночь все гости обязаны были снять маски, открыв лица и расставшись с завесой таинственности.
Именно тогда Рейчел намеревалась сделать то, зачем пробралась сюда.
Посмотрев на часы, девушка увидела, что у нее еще много времени. Теперь ей просто следовало смешаться с толпой и постараться провести ближайший час, не привлекая к себе внимания.
Она должна вести себя непринужденно, будто принадлежит этому обществу. Рейчел не могла дождаться окончания карнавальной ночи. Ей не терпелось вернуться к своей привычной жизни, в свой дом, к близким людям.
Если только она не загремит в тюрьму.
Рейчел глубоко вздохнула при этой мысли и посильнее сжала маленькую бархатную сумочку, которая висела у нее на руке. Она пришла сюда не для того, чтобы что-нибудь украсть. Как раз, наоборот. Сегодня девушка собиралась возвратить на место бриллиантовую диадему, спрятанную у нее в сумочке. То есть хотела положить ее в то место, где эта вещь лежала раньше на третьем этаже особняка Хокингов.
Это необходимо было сделать прежде, чем заметят отсутствие драгоценности и обвинят ее деда, Генри Доува, в краже. В повторной краже.
К несчастью, ее дед действительно оказался виновен, хотя сам он искренне был уверен в обратном.
Сорок лет назад Генри Доув и Эдгар Хокинг занимались совместным бизнесом. Они трудились в одной упряжке, на пару рыская по стране и скупая владения недавно умерших одиноких людей. Затем вновь приобретенную собственность с выгодой перепродавали.
Так продолжалось два года. Компаньоны процветали. Но неожиданно, после очередного приобретения, Эдгар Хокинг потребовал закрытия совместного дела и разделил все имущество пополам.
Генри Доув сначала никак не мог взять в толк, что же произошло. И, подчинившись обстоятельствам, начал пристально следить за дальнейшей жизнью своего бывшего друга. А тот, спустя непродолжительное время, вдруг стал миллионером, вложив все свои сбережения в несколько выгодных сделок. Как позже выяснилось, основным гарантом его кредитоспособности являлась... бриллиантовая диадема! Тут-то все сразу стало понятно. Генри Доув утверждал, что эта вещь принадлежит им обоим. Он подозревал, что Эдгар смог незаметно прикарманить драгоценность, которая была спрятана в одном из сундуков, приобретенных компаньонами у родственников какого-то умершего старика. И при разделе имущества именно этот сундук с двойным дном получил Хокинг в качестве своей доли.
А Генри с тех пор пришлось кое-как перебиваться за счет ломбарда. Выходило, что старый друг жестоко обманул его. Обида сжигала Доува изнутри, не давала спать по ночам. Поэтому он в конце концов украл диадему у Эдгара Хокинга, считая, что имеет такое же право владеть ею, как и его бывший дружок. Генри хотел, чтобы она досталась Рейчел в наследство. Но полиция, разузнай она о выходке Доува, наплевала бы на его доморощенную справедливость. Так же, впрочем, как и восемнадцать лет назад, когда Доув в первый раз выкрал у Хокинга эту чертову диадему. С ее помощью он надеялся спасти свою умирающую жену.
В тюрьме дед Рейчел озлобился еще больше.
Он не собирался сдаваться и поклялся снова завладеть диадемой. И сделал это два дня назад, смешавшись с толпой маляров, работавших в доме Хокингов.
К счастью, пока никто из хозяев не заметил пропажи драгоценности, иначе полиция не преминула бы нагрянуть к Доувам домой. Но это могло произойти в любой момент. Поэтому Рейчел должна была вернуть диадему на место не позже сегодняшнего вечера. Она не могла упустить шанс спасти своего упрямого деда от решетки.
- Что лежит в твоей очаровательной бархатной сумочке? Она кажется подозрительно раздутой. - Глубокий низкий голос заставил девушку обернуться.
Сердце Рейчел бешено забилось, когда она увидела перед собой мужчину в костюме Синей Бороды. Надо заметить, его борода выглядела так естественно, что Рейчел захотелось прикоснуться к ней.
- Там нет ничего, кроме пары яблок, - солгала она. - Но вам лучше угоститься фруктами с праздничного стола.
Даже если бы девушка и не вспомнила голос обратившегося к ней незнакомца, она под какой угодно маской узнала бы эти глаза. Аллан Хокинг!
Один из самых богатых молодых бизнесменов Ноттингема. И один из самых печально-известных плейбоев города. Внук Эдгара Хокинга, один из главных врагов Доувов.
Узнал ли он ее? Ведь Рейчел работала в гостинице, принадлежащей Аллану. Хотя он ежедневно и бывал там, но никогда не разговаривал с ней лично. И о каком узнавании могла идти речь, если костюм скрывал ее от макушки до пят?
Только.., почему Аллан спросил ее о сумочке?
Раздутая, она неудобно висела на ее руке. Внезапно Рейчел осенило, что молодой Хокинг догадывается о ее секрете.
Девушка бросила взгляд в сторону двери, прикидывая, а не стоит ли ей, пока не поздно, кинуться к спасительному выходу. Когда-то, еще в колледже, она занималась легкой атлетикой. Но Аллан был намного выше и сильнее, чем она.
Рейчел разглядела его фигуру, наблюдая каждый день за тем, как этот красавец проходит через фойе к лифту для сотрудников гостиницы. Все женщины в этот момент с замиранием смотрели на него. А он, казалось, не замечал их немого восхищения. Тем более не выделял среди них какую-то там Рейчел Доув.
До сегодняшнего вечера. Теперь Аллан стоял с ней рядом, совсем близко. Старинный бархатный костюм, скорее всего сделанный на заказ, сидел на нем великолепно. Нет. Бежать от такого соперника - не лучшая идея. Он поймает ее еще до того, как она сделает хоть шаг в сторону двери.
Аллан смотрел прямо в глаза Рейчел и, как той казалось, зловеще улыбался.
- Такой малышке, как ты, должно быть тоскливо гулять в одиночестве. И не безопасно. Может, тебе нужен сопровождающий, моя дорогая?
Рейчел растерянно заморгала. До нее дошло, что он ее не узнал. Аллан просто играл роль плохого дяденьки. Ей нельзя так нервничать, лучше расслабиться и подыграть этому повесе, если она не хочет вызвать его подозрений.
- Мне не скучно одной, тем более что вокруг веселятся другие гости.
Мужчина оглядел большой зал.
- Рад за тебя. Что же касается меня, то ни одна из присутствующих дам не привлекает меня так, как ты.
От его голоса с хрипотцой девушку бросило в жар. Неужели Аллан Хокинг с ней флиртует? Зачем она поддержала эту дурацкую игру? Надо немедленно прекратить. Но что-то магическое было в искрящихся ореховых глазах этого самовлюбленного типа. Что-то невероятно интригующее.
- Готова поспорить, ты говоришь это всем девушкам, встречающимся на твоем пути.
Он подошел к ней ближе.
- Разве я выгляжу таким уж коварным?
- Меня не так-то легко обмануть.
- А я и не собираюсь. Я говорю чистую правду. - Он склонил голову набок. - Мне хочется любоваться тобой всю ночь.
Рейчел снова ощутила страх. Его интерес был слишком уж откровенным. Она давно не привлекала к себе внимание мужчин, и волнующие ощущения опьянили ее, как глоток шампанского, которое пузырилось в сверкающем фонтане посередине зала.
Но Рейчел помнила о репутации Аллана.
- Будьте осторожны, мистер Хокинг! Я могу разбить вам сердце.
- Ничего не получится, - возразил мужчина с печальной улыбкой, от которой у девушки закружилась голова. - Это уже сделали до вас. И теперь у меня нет сердца.
Об этом она уже слышала. Но такое признание, казалось, совсем не смущало ее собеседника. Несомненно, и сам он разбил немало женских сердец. Неужели Аллан так же безжалостен в любви, как и в бизнесе?
Его успехам в деловом мире недавно вновь посвятили свои восторженные статьи два престижных бизнес-издания. А предыдущие номера толстых глянцевых журналов с его фото, снятом на лыжном курорте и в Центре охраны редких животных, ходили по рукам служащих гостиницы еще до того, как мистер Хокинг выкупил ее в частное владение.
- А вот у тебя, как мне кажется, - проговорил Аллан, еще ближе наклоняясь к девушке, - сердце даже слишком доброе. И ты не можешь не дать такому страдальцу, как я, хотя бы один шанс и не подарить ему прекрасную ночь.
Его слова невольно попали в самую точку, неохотно признала Рейчел. Она действительно слишком часто шла на поводу своего отзывчивого сердца. Поэтому и была сейчас здесь, рискуя будущим, а не встречала канун Нового года с друзьями.
На весь следующий год ее жизнь уже была распланирована. Хорошо было бы выполнить большую часть намеченных дел. Что же касается ее работы над собой, то Рейчел попробует стать более непринужденной, начнет больше рисковать.
И даже станет ходить на свидания.
Последний пункт, пока Рейчел работала в двух местах, оставался наиболее сложным для выполнения. Но собственная реакция на флирт Аллана заставила ее признать, что она слишком затянула с этим делом.
Кожу Рейчел начало покалывать, когда мужчина окинул ее оценивающим взглядом. Ей представилось, как борода Аллана будет щекотать шею, когда тот станет целовать ее. И какой жар разольется внутри, когда его широкая ладонь станет ласкать ее тело.
Эти видения продолжались слишком долго.
Рейчел поняла, что необходимо избавиться от опасного искушения как можно скорее, пока она окончательно не потеряла разум.
- Мне пора, - проговорила девушка быстро и кивнула на накрытый стол. Добавлю кое-что из сладостей в свою сумочку и пойду.
Рейчел захотелось ударить себя по губам, как только она проговорила эти слова. Зачем она упомянула про сумку? Девушка заметила, как глаза Хокинга опустились вниз. За этим лоскутом бархата лежала очень ценная вещь. Все, что ему нужно было сделать, - это заглянуть внутрь и увидеть коробку для драгоценностей. Что, если он ее узнает?
Тогда все полетит к черту!
Аллан взял с подноса проходящего официанта два бокала с шампанским. И один предложил Рейчел.
- Ты уйдешь, но сначала выпей со мной. Отпразднуем Новый год.
Нет! Аллан Хокинг и так уже затуманил ей мозги. Не хватало еще алкоголя.
- Спасибо, - ответила девушка, принимая бокал и ставя его на другой поднос. - Я не пью.
- Какая примерная девочка, - пробормотал Аллан со странным блеском в глазах. И поднес свой бокал к губам.
Рейчел хотела было огрызнуться, но неожиданно поняла, что он снова попал в точку. Она действительно всегда была примерной. Наверное, потому что росла в семье с тяжелобольной бабушкой и преступником-дедом. И научилась не причинять неприятности родителям. Рейчел была прилежной ученицей в школе, в колледже всегда получала стипендии, грамоты и студенческую ссуду.
Когда отца перевели работать в Дублин, она снова переехала из комнаты, которую снимала, к деду, чтобы присматривать за ним. И вот теперь Генри Доув решил взяться за старое. Не мудрено, что у Рейчел не оставалось времени на личную жизнь.
Она наблюдала за тем, как Аллан делал глоток за глотком из мерцающего пузырьками бокала, и вдруг ее зрачки вновь встретились с его роковым взглядом.
- Наше шампанское прибыло из лучших погребов Франции. Ты не понимаешь, от чего отказываешься.
Как Рейчел хотелось поддаться соблазну! Даже то, как этот мужчина пил шампанское, выглядело безумно сексуально. Но она не могла позволить себе потерять голову ни от превосходного напитка, ни от самого Аллана.
- Думаю, что понимаю, - ответила девушка, отворачиваясь от него. - До свиданья, мистер Хокинг!
Но тот неожиданно придержал Рейчел за локоть. От нежного прикосновения его пальцев волна жара прокатилась по ее телу, заставив запылать щеки.
- Хотя бы один танец, неприступная фея!
Она замешкалась с ответом, а Хокинг придвинулся к ней вплотную и зашептал тоном заговорщика:
- Я заметил, что сюда идет Рональд Эткинс.
Если ты со мной не пойдешь танцевать, мне придется в очередной раз выслушать его занудный монолог по поводу ревизии бухгалтерских книг и документов. Он страшно утомительный собеседник.
Рейчел улыбнулась.
- А вдруг ему просто нравится звук своего собственного голоса?
Аллан удивленно поднял брови.
- Ты знакома с Рональдом?
Девушка даже растерялась от неожиданного вопроса. Рональд был главным управляющим гостиницы. Ей же нужно было сохранять инкогнито.
- А разве кто-то не знаком с Рональдом? выкрутилась она.
Аллан расхохотался.
- Ты права. Хотят они этого или нет, но все знакомы с мистером Эткинсом. - Вдруг он притянул Рейчел к себе. - Тебе просто необходимо спасти меня.
- Скромная фея спасает мужественного господина, - насмешливо произнесла девушка. Здравый смысл требовал, чтобы она уходила прочь, но любопытство пересилило. - Какой необычный сюжет.
Музыка была медленной и соблазнительной. Хокинг попытался еще теснее прижаться к девушке, но мешала сумочка. Тогда мужчина нежно снял ее с руки девушки, прежде чем его партнерша смогла этому помешать, положил сумочку на край стола и снова повернулся к Рейчел.
Она сошла с ума? Ни за что нельзя было позволять Аллану отбирать у нее сумку. И принимать его приглашение на танец ей тоже не следовало. В этот вечер она собиралась слиться с толпой и стать как можно незаметней. А когда часы пробьют полночь, тихонько проскользнуть на третий этаж особняка Хокингов, чтобы выполнить задуманное.
Почему же вместо всего этого она оказалась в объятиях Аллана и стояла теперь, прислонившись щекой к его широкому плечу?
Рейчел закрыла глаза, и они с ним медленно задвигались под музыку. От ее партнера исходил не такой уж плохой для Синей Бороды аромат, подумала почему-то она. Чуть терпкий, весьма сексуальный мужской запах.
Конечно, у Рейчел даже и в мыслях не было привлекать внимание коварного и жестокого покорителя женских сердец Аллана Хокинга. Но, подчиняясь чарующему ритму музыки, Рейчел расслабилась. Чем ей в конце концов сможет помешать всего лишь один танец? За последние два года она не раз смотрела вслед этому мужчине, когда он заходил в отель. Даже немного фантазировала, представляя, как он обнимает, страстно целует ее и произносит слова любви. Как убеждает ее, что все другие женщины - ничто по сравнению с ней. Почему бы теперь не воспользоваться случаем и не воплотить хотя бы одну из самых безобидных своих фантазий? А там будь что будет...
Тем более что сделать это она сможет инкогнито. Аллан никогда не узнает о той, что скрывалась под маской феи, ведь ей нужно будет уйти задолго до того момента, как все гости откроют свои лица.
Аллан все сильнее прижимал к себе девушку и вдруг наклонился к ее уху.
- Совсем неплохо, - прошептал он.
От его жаркого дыхания по спине Рейчел поползли мурашки.
- Кажется, тебя это удивляет?
Хокинг усмехнулся.
- Я никогда не был поклонником балов и костюмированных маскарадов. Не люблю играть в игры, особенно когда так легко угадать того, кто скрывается под маской. - Аллан слегка отодвинулся и пристально посмотрел в глаза своей партнерше по танцу. - Но к тебе это не относится.
Должен признаться, я теряюсь в догадках.
Именно это и было нужно Рейчел. Если бы Аллан узнал, кто она на самом деле, то без сомнения ее бы немедленно выставили за дверь.
Хокинги и Доувы были злейшими врагами. Так считал ее дедушка. Может, именно из-за этого Аллан всегда притягивал Рейчел?
Брось, вы с Алланом живете в параллельных мирах, сказала она себе. Этот мужчина относится к сливкам общества, ты же - заурядная девчонка, каких миллион. Невероятно, что сейчас вы танцуете вместе.
- Почему бы ни оставить все как есть? Ни имен, ни обещаний, ни вопросов? - немного помолчав, сказала Рейчел. - Ты пригласил меня на танец, я согласилась. Только и всего. Танцующая пара. Остальное - придумай сам.
Его глаза затуманились.
- В моих фантазиях мы не просто танцуем.
Похоже, ей вообще не стоило приходить сюда.
- Неужели?
Аллан медленно провел подушечкой пальца по ее щеке и нижней губе.
- Я же говорил тебе, что одной гулять опасно.
Ее губу щекотали нежные прикосновения.
- Я не боюсь.
- Лгунишка, - хрипло прошептал Аллан и обхватил ее лицо ладонями. - Но со мной ты будешь в безопасности. Если останешься в моем замке, то не пожалеешь.
Рейчел сделала глубокий вдох, но сердце продолжало бешено колотиться. И совсем не от страха.
- Боже, ты так самоуверен!
Он улыбнулся.
- У меня есть и другие достоинства.
Она заставила себя рассмеяться.
- Спасибо за приглашение, но думаю, что лучше мне гулять в одиночестве.
- Уверяю, что ты ошибаешься.
Вдруг Аллан наклонился и поцеловал ее.
2
Сладкая!..
Первое, что пришло Аллану в голову, когда он поцеловал Рейчел, попробовав на вкус ее сочные розовые губки. Они соблазняли его с того самого момента, как он впервые увидел эту девушку.
Неискушенная!..
Аллан уловил, как эти губы вздрогнули от прикосновения. Заметил, как у девушки перехватило дыхание, когда он крепче поцеловал ее. Увидел нерешительность в ее прекрасных серых глазах. И желание, которое та не сумела скрыть. Эти наблюдения подогрели его собственное влечение.
Тело Аллана наполнилось страстью, когда он сильнее прижал незнакомку к себе.
Чарующая!..
Не виновато ли во всем шампанское? Или большая нагрузка, которую он испытывал несколько последних недель? А может, у него просто слишком долго не было женщины в объятиях и в постели? Но в любом случае Аллан не мог припомнить столь захватывающего поцелуя. Такого возбуждающего, сладкого и невинного...
Эта удивительная девушка превратила его в ненасытное чудовище. Теперь он хотел большего, намного большего! Но звон бокалов и звук голосов вокруг прорвались сквозь его затуманенное сознание, напоминая, что сейчас не время для продолжения его фантазий.
Аллан поднял голову и попытался дышать спокойнее. Тяжелый жаркий бархатный костюм, парик и борода, под которыми тело невыносимо чесалось весь вечер, стали для него настоящим адом.
Его маленькая фея часто моргала, а ее восхитительный изящный ротик теперь сделался ярко красным. Аллан быстро осмотрелся вокруг, заметив несколько любопытных взглядов и хитрых улыбок. Он давно уже привык к слухам о себе, хотя обычно избегал открыто давать для них повод.
Что вдруг на него нашло?
Собственно говоря, таинственная фея была даже не в его вкусе. Аллан любил изысканных и высоких, страстных и бесшабашных женщин. А эта малышка едва доставала до его плеча. Хокинг даже и не обратил бы на нее внимания, если б не заметил ее, одиноко стоящей у дверей. Она выглядела очень растерянно. Такое же чувство в шумной толпе часто испытывал он сам.
И вот теперь вдруг выясняется, что он хочет эту девушку. Хочет чертовски сильно. Так, что ему пришлось даже отойти от нее на несколько шагов, чтобы не позволить себе обнять ее снова.
Рейчел откашлялась, ее щеки залил милый румянец.
- Музыка кончилась.
Да, музыка, может, и кончилась, а фантазии - нет. Теперь Аллан хотел не только танцевать с ней, не только целовать ее. Но конечно же не здесь, перед сотней любопытных глаз.
Кто-то окликнул Аллана. Он обернулся и увидел своего неутомимого преследователя - Рональда Эткинса. Тот снова направлялся к нему. Аллан сжал челюсти, поняв, что на этот раз улизнуть не удастся. Рейчел тоже увидела Рональда и улыбнулась.
- Долг обязывает.
Ох уж этот долг, не отпускавший Аллана никогда. Как единственный наследник династии Хокингов, он обязан был обеспечить процветание семейного бизнеса, защищать и направлять, расширять и приумножать семейное состояние.
Состояние, которое могло оказаться в опасности из-за происков миловидной, но коварной молодой женщины - жены его деда. Сегодня Аллан должен был сконцентрироваться именно на ней, а не терять голову от флюидов, исходящих от загадочной девушки в костюме феи.
Но как ему не хотелось отпускать ее! Ни имен, ни вопросов, ни обещаний. Эти условия заинтриговали его еще до того фантастического поцелуя. А уж теперь...
Теперь он хотел знать ее имя. Хотел знать о ней все.
Аллан вдруг понял, что она, пожалуй, догадывается, кто он на самом деле. Хозяин бала Хокингов по традиции всегда одевался в карнавальный костюм Синей Бороды. Эту роль обычно с удовольствием играл его дед. Но сейчас Эдгар лежал в больнице с переломом бедра.
И попал он туда, вероятно, не без помощи своей молодой жены.
Но сейчас Аллан не мог думать о семейных проблемах. Вернее, не хотел о них думать рядом с незнакомкой, нежный жасминовый аромат которой просто сводил его с ума. Он напоминал ему о поцелуе - таком сладком и бесхитростном.
Аллан прикрыл глаза. Долг в нем боролся с желанием. Сейчас мужчина хотел только одного - увести фею подальше отсюда и забыть на время обо всех проблемах, заботах и обязанностях, которые были связаны с именем Аллана Хокинга.
Рональд снова его окликнул. Аллан открыл глаза и увидел приближающегося к нему коренастого мужчину. Он подавил вздох разочарования.
- Полагаю, мне все-таки придется на время сыграть роль гостеприимного хозяина.
Рейчел кивнула.
- Спасибо за танец.
Ее слова были слишком похожи на прощание.
Аллан взял ее руки в свои, поглаживая большими пальцами по перчаткам.
- Встретимся в полночь. Прямо здесь, напротив оркестра.
Он хотел видеть ее, застать момент, когда она снимет маску. Ему не терпелось разглядеть лицо своей загадочной гостьи.
Рейчел облизнула губы. Нерешительность в ее глазах подсказала Аллану, что девушка собирается отказаться. Он не мог ей такого позволить.
- Никаких имен, - поспешно заверил Хокинг, удивленный такой пугливостью, - никаких вопросов.
- И никаких обещаний, - негромко добавила девушка.
- В полночь, - повторил он, нежно сжимая ее пальцы. Потом повернулся и быстро пошел прочь.
Для него полночь наступит еще так не скоро!
Рейчел стояла в растерянности. Она планировала свою ночную экскурсию в особняк Хокингов до мельчайших подробностей, запоминая каждую деталь чертежа, каждую комнату, каждую лестницу, каждый коридор. Только одного она никак не планировала - встречи с Алланом Хокингом.
Направляясь к выходу, Рейчел ощутила на себе его проницательный взгляд и, изменив своим первоначальным намерениям, свернула в дамскую комнату, вместо того чтобы подняться по главной лестнице на третий этаж.
Выйдя из туалета, она заметила еще одну лестницу, которая вела на второй этаж. Вспомнив план дома, Рейчел поняла, что ей придется пройти через библиотеку, кабинет и картинную галерею. Среди этих комнат надо будет отыскать еще одну лестницу, ведущую наверх. Но когда девушка проделала весьма сложный путь, дверь к запасному лестничному пролету оказалась запертой. Вероятно, в этой части особняка еще не закончился ремонт. Рейчел стояла в темном коридоре, пытаясь не паниковать. Но кто бы знал, что творилось сейчас в ее душе! Нежные объятия и поцелуи отнюдь не способствовали успеху задуманного ею мероприятия. Девушка мечтательно провела пальцами по своим припухшим губам.
"Встретимся в полночь"...
Эти слова все еще звучали в ее ушах, и ей на секунду пришлось прислониться к стене, чтобы собраться с мыслями. Что было бы, если б она не притворялась, а оказалась здесь настоящей гостьей? Что, если б они действительно оказались двумя незнакомцами, танцующими на балу? Что, если б она согласилась встретиться с Алланом в полночь...
Рейчел с силой тряхнула головой, отгоняя от себя посторонние мысли. Она не могла позволить себе витать в облаках, как бы чертовски соблазнительно это не было. Она пришла сюда спасать своего деда. Вцепившись пальцами в сумочку, девушка огляделась вокруг и пошла вперед по коридору.
Теперь ее старый план потерпел крах. И чем упорнее Рейчел искала нужную дверь, тем сильнее нервничала. Когда же ей показалось, что выход найден, и она с надеждой дернула на себя медную ручку, то оказалась внутри огромного бельевого чулана.
- Ладно, передохни, - пробормотала девушка самой себе, вдыхая запах накрахмаленного и аккуратно разложенного по полкам постельного белья. Закрыв глаза, она снова мысленно представила планы этажей. Если сейчас она оказалась в чулане второго этажа, то теперь ей нужно через два коридора повернуть налево, а затем - направо. Там будет лестница для прислуги.
Рейчел торопливо шла вперед и гадала, как поступит Аллан, когда поймет, что она не явится на встречу с ним. Разозлится? Разочаруется?
Если даже и так, то в одном она не сомневалась.
В том, что это продлится недолго. Ее место быстро займет другая.
Думать об этом было не очень приятно. Рейчел после поцелуя Аллана все еще ощущала на губах вкус шампанского, а на коже его ласковые прикосновения. Такое внезапное проявление нежности совсем не вязалось с его репутацией холодного жестокого человека.
Девушка последний раз свернула за угол и с облегчением вздохнула. Прямо перед собой она увидела злополучную лестницу. Автоматически считая ступеньки, она могла только надеяться, что не столкнется здесь с кем-нибудь из прислуги.
Оказавшись на третьем этаже, Рейчел постаралась успокоиться. Длинный темный коридор освещался единственным маленьким светильником.
Она могла его выключить, но не посмела рисковать. Вдруг это привлечет чье-нибудь внимание...
Без пяти минут двенадцать...
Аллан стоял в одиночестве среди шумных танцующих гостей и пил уже пятый бокал шампанского. Он все время нетерпеливо посматривал на часы, удивляясь, почему стрелки стали ползти вдруг так медленно.
К нему поочередно подходили разные люди - знакомые и не очень. Ото всех них, как правило, поступала лишь просьба сделать финансовые пожертвования в тот или иной фонд. У Аллана Хокинга сложилась устойчивая репутация филантропа, и это сделало его мишенью для всех, кто искал богатого спонсора. Большинство деловых людей были уверены, что он раздает свои средства, чтобы избавиться от огромных налогов. Аллан же, в свою очередь, не считал нужным опровергать подобные заблуждения. Скажи он правду, его могли бы счесть за сумасшедшего. В действительности Хокингу-младшему просто не нужны были деньги в таком количестве, которым он располагал. Он жертвовал их на детей-сирот, на больницы, анонимно перечислял огромные суммы в приюты и на обустройство города. Но как ни старался он действовать без огласки, информация о его щедрости все же просочилась в прессу.
Аллану доставляло удовольствие помогать тем, кто в этом нуждался. Чувствуя его расположенность, даже незнакомые люди подходили к нему на балу, надеясь получить финансовую поддержку. Однако назойливых просителей быстро оттеснили близкие друзья Аллана, далекие от меркантильных устремлений. Заметив то, как их приятель увивался вокруг девушки в костюме феи и даже позволял себе во время танца целовать ее, они требовали теперь от него откровенного рассказа обо всем, что происходило. Тот отмахивался от назойливых вопросов. Во-первых, он не привык обсуждать ни с кем свою личную жизнь, а во-вторых, и сам не знал ответа.
Да уж, что и говорить! Не одного Аллана Хокинга заинтриговала эта гостья. Никто из окружающих не сумел распознать ее истинного лица, скрывающегося под красивой маской. Это обстоятельство с каждой секундой все больше подогревало интерес Аллана, делая предстоящую встречу еще более таинственной и желанной.
Без четырех минут двенадцать...
Даже Моника заинтересовалась странной гостьей. А ведь молодая жена деда обычно мало внимания уделяла подробностям светской жизни, которую вел бесшабашный родственник. Вдобавок мадам явно питала к нему антипатию и знала, что молодой Хокинг отвечает ей тем же. Вернее, если быть точным, Аллан не просто питал антипатию к этой женщине, он ей ни в чем не доверял.
Взгляд Хокинга медленно скользил по залу, пока вновь не напоролся на миссис Монику Хокинг, надо признать, великолепно выглядевшую в искусно сшитом костюме английской королевы. Бывшая фотомодель, она была высокой и стройной, с длинными рыжими кудрявыми волосами, которые превосходно гармонировали с ее маскарадным костюмом.
У Аллана не было бесспорных доказательств того, что именно она подстроила деду несчастный случай на лестнице. Пока не было. Но когда-нибудь эта авантюристка должна сорваться и совершить ошибку. Это ведь был далеко не первый несчастный случай, который обрушился на мистера Хокинга-старшего за последние шесть месяцев. Причем неприятности начались сразу после того, как он изменил свое завещание в пользу жены. Через пару месяцев после падения с лестницы Эдгар Хокинг улетел в кювет из-за сломанных тормозов. Каждый подобный случай мог оказаться фатальным, и это сразу сделало бы Монику Хокинг очень богатой.
Миссис Хокинг едва исполнилось тридцать пять лет, и она была шестой женой семидесятилетнего деда Аллана. Из-за огромного количества браков Эдгар шутливо называл себя Синей Бородой. Только он не убивал своих жен, а просто разводился с ними, когда те надоедали ему. По крайней мере, так он всем говорил сам. Хотя, сказать по правде, его бывшие супруги просто сбегали от него через несколько месяцев после начала семейной жизни. Они предпочитали унести с собой сто тысяч фунтов, причитающихся по условиям брачного контракта, а не терпеть капризы своенравного, эксцентричного, хотя и очень богатого старика. Необычность каждого брачного договора заключалась в том, что получить эти деньги бывшая жена могла лишь в том случае, если пробудет в браке с Эдгаром Хокингом не более года. Если же брак длился дольше условленного срока, то при разводе жена не получала ничего.
На фоне непостоянства и алчного расчета предыдущих жен, верность Моники так сильно впечатлила Эдгара, что он решил изменить свое завещание, оставляя ей внушительную часть имущества Хокингов. Намного большую, чем жалкие сто тысяч. Но было ли ее поведение продиктовано настоящей преданностью Эдгару, или просто Моника оказалась жаднее, чем все его другие жены? Именно это намеревался выяснить Аллан, прежде чем свершится непоправимое.
Без трех минут двенадцать...
Он осушил бокал, снова подумав, что состояние Хокингов таит в себе проклятие. У него было больше денег, чем представлялось возможным потратить за всю жизнь. И неограниченные возможности для увеличения капитала. Но, так же как и его деда, его уже поразила бацилла недоверия и подозрительности, не позволяющая увериться до конца в том, что женщина, которую он выберет, полюбит его самого, а не толстый бумажник.
Но это не означало, что Аллан полностью отказался от встреч с женщинами. Ему определенно нравилось их общество, особенно в постели, но при условии, что партнерши четко осознают, что секс не равноценен признанию в любви и не ведет прямиком к алтарю. Он всегда ясно давал это понять, прежде чем завязывал какие-либо новые отношения. Хотя большинство его знакомых верили, что смогут рано или поздно заарканить Хокинга. Пока ему удавалось доказывать им всем обратное.
Без двух минут двенадцать...
Его вспотевшая голова и лицо чесались так, что хотелось кричать. Танец с феей тоже сделал свое дело - возбужденное тело до сих пор не могло успокоиться и горело под плотным тяжелым костюмом. Он вспомнил ее серые бездонные глаза, таинственные как омут. И они грозили потопить его в своей пучине.
Он снова хотел танцевать с ней. Медленно танцевать наедине.
Аллан обвел взглядом огромный зал, но нигде не заметил черного плаща с капюшоном. Какого цвета были ее волосы? Какие секреты таились за ее улыбкой?
Без одной минуты двенадцать...
Аллан отошел от стены и направился к оркестру, с трудом пробираясь сквозь оживленную толпу гостей. Он хотел первым увидеть свою незнакомку, когда все снимут маски. Ему не терпелось узнать девушку, которая отказалась от приглашения пойти с ним в замок. Пусть он и шутил, когда предлагал это, но отказ раззадорил его. Может, она действительно не знала, кто он?
Или для нее не имели значения деньги, и его богатство не впечатляло фею? Хотелось бы Аллану Хокингу верить в подобные сказки.
Наконец часы пробили полночь!
Он с надеждой оглядел зал, его сердце беспокойно колотилось... С потолка посыпались разноцветные кружочки конфетти. Парочки, стоящие кругом, обнимались. Слышались хлопки вылетающих из шампанского пробок. Аллан снял с лица свою маску, но нигде так и не увидел фею. Неужели она все-таки убежала?
Полночь.
Первый низкий раскатистый удар часов разнесся по дому. Рейчел замерла. Ее пальцы застыли на ручке двери, ведущей в комнату, где был спрятан сейф. Аллан сейчас, наверное, стоит напротив оркестра и ищет ее глазами. Как долго он прождет свою фею?
Через мгновение раздался второй удар часов.
И Рейчел встрепенулась. Ей нельзя было терять ни секунды. Она наклонилась к замку, чтобы вскрыть его отмычкой. Этому трюку научил ее дед.
К тому моменту, когда прозвучал третий удар, девушка проскользнула в комнату, осторожно прикрыв за собой дверь. Она заперла ее изнутри и сделала шаг вперед. Подошвы ее кожаных сапожек утонули в пушистом персидском ковре. Раздался четвертый удар. В воздухе чувствовался аромат сандалового дерева, внутри комнаты стояла кромешная тьма. Ни единый лучик света не пробивался из окна.
Как ни странно, но темнота успокоила Рейчел. По дому прокатился звук пятого удара. Девушка пошарила по дну сумочки в поисках миниатюрного карманного фонарика, который приобрела сегодня днем. Наконец она нашла его и нажала на кнопку.
Звук шестого удара слился с ее стоном, потому что свет так и не появился. Что-то произошло с новым фонариком или с батарейками. На седьмом ударе девушка ощупала стену в поисках выключателя, нашла его и включила. Свет горел во время восьмого, девятого и десятого ударов. У окна Рейчел заметила мраморный столик и кресло в виде трона. В центре комнаты стояла огромный белый шатер. Интересно, что это такое? Но у девушки не было времени для дальнейшего осмотра.
На одиннадцатом ударе часов она выключила люстру, опасаясь, что проходящие по коридору люди заметят полосу света под дверью и заподозрят неладное. Рейчел была невыносима мысль о том, что ее могут поймать.
Вот и последний, двенадцатый удар. И полная тишина... Рейчел снова стала просчитывать в голове свои действия. Если она попадется, то вся ее жизнь пойдет прахом. Причем будет потеряна не только работа. Из-за унизительной огласки она утратит уважение друзей, коллег по службе. И навсегда лишится Аллана.
Может быть, это звучит глупо, потому что они так и не познакомились официально. Сегодня их всего на несколько минут объединил танец и поцелуй. Но какой превосходный поцелуй!
Рейчел не хотелось представлять выражение лица Аллана, если он обнаружит, что его маленькая фея взломала семейный сейф Хокингов. Лучшее, что она могла сейчас сделать, это пошевеливаться, чтобы успеть скрыться до того, как закончится вечеринка.
Сжимая бархатную сумочку, девушка начала осторожно пробираться вдоль стены, ощупывая пальцами трещинки на уровне плеча. По рассказам деда, сейф был спрятан в стене - где-то между окном и дверью. Его выдавал вертикальный промежуток в шве деревянных панелей, который несведущему человеку можно было обнаружить только прикосновением пальцев.
По просьбе Рейчел дед со всеми подробностями описал ей своей поход за диадемой. Если честно, она сейчас чувствовала себя немного виноватой перед ним. Тем более что Генри так гордился своим успехом. Дед очень хотел сделать ее счастливой и считал бриллиантовую диадему законным наследством своей внучки.
Но Рейчел не могла оставить драгоценность у себя. Совесть не позволяла ей сделать это. А бедный старик был просто ослеплен сотворенной местью, к тому же внушив себе мысль, что диадема сможет изменить будущее любимой девочки. Так же он когда-то надеялся, что она спасет больную бабушку.
Ничто не могло убедить его в обратном. Рейчел не стала даже пытаться. Если дед когда-нибудь и спросит о диадеме, она скажет, что положила ее на хранение в банк. И это будет сущей правдой. Сейф Хокингов - единственно безопасное место для этой штучки, потому что поможет уберечь Генри Доува от тюрьмы.
Задумавшись, девушка забыла о мраморном столике, стоящем у нее на пути, и ударилась об него коленом. Настольная лампа при этом угрожающе закачалась. Рейчел вовремя поймала ее, не дав упасть. Ей не хватало только осколков на ковре. В ее планы не входило, чтобы Хокинги догадались о том, что кто-то чужой побывал в их доме. В этом случае полиция опять заподозрила бы Генри Доува. И пусть дед заверял ее, что не оставил никаких отпечатков, Рейчел сильно сомневалась в этом, учитывая уровень, на который поднялся сейчас отдел розыска.
Осторожно водрузив лампу на место, девушка нетерпеливо вздохнула. Комната оказалась слишком большая, и ей совсем не хотелось врезаться во что-нибудь еще раз. Несмотря на риск, она призналась себе, что все же лучше будет включить свет.
Пробежав пальцами по гладкой подставке, Рейчел нашла выключатель и щелкнула им. Мягкий ровный свет залил помещение, и появилась возможность подробней разглядеть его убранство.
То, что вначале она приняла за огромный шатер, оказалось круглой кроватью с балдахином, который скрывал под собой все, кроме резной спинки из сандалового дерева, украшенной искусной инкрустацией. В углу красовался огромный камин. По обе стороны от него из массивных напольных ваз тянулись вверх комнатные деревья. Потолок был выкрашен в нежный, небесно-голубой цвет. Стены же наоборот стилизованы под грубо отесанный камень. Эта комната оказалась одной из самых странных спален, которые Рейчел когда-либо видела в своей жизни.
Снова повернувшись к стене, она провела рукой дальше, и ее пальцы вдруг нащупали шероховатое место в промежутке деревянных брусков.
Рейчел сильнее надавила на один из них. Открылась секретная панель, за которой тут же показался сейф. Она положила сумочку на пол и сделала глубокий вдох, приготовившись отсоединить сигнализацию. Это было самой ответственной частью всего замысла. Если случайно зацепить провода... Ох! Лучше не представлять последствия такой промашки!
- Все будет отлично, - подбодрила себя Рейчел, стараясь думать только о хорошем.
Секунду спустя она выдохнула с облегчением.
Порядок! Сигнализация отключена. Теперь ей оставалось лишь открыть сейф, положить обратно диадему и незаметно покинуть особняк. Вечеринка скорее всего еще будет в полном разгаре, так что никто ничего не заметит.
Ждет ли ее Аллан? Или нашел себе кого-нибудь еще?
Рейчел начала вращать диск с цифрами, мысленно благодаря деда за то, что тот вспомнил комбинацию кода. Вскрывать сейфы его научил один из самых отвратительных посетителей ломбарда. Генри не преминул воспользоваться своими знаниями, когда воровал диадему во второй раз. Рейчел он тоже обучил этому мастерству, но сегодня она должна была лишь подставить известные цифры, потому что времени было в обрез.
- Семьдесят восемь, - пробормотала девушка себе под нос. Затем повернула диск назад.
- Двадцать четыре...
Пока все шло нормально. Но когда в коридоре вдруг раздался звук тяжелых шагов, Рейчел замерла. Все ее тело напряглось. Шаги затихли у самой двери.
Рейчел быстро захлопнула панель. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Но звук вставляемого в замок ключа заставил ее действовать. Девушка огляделась по сторонам, ища место, где можно было бы спрятаться. Поворот замка напомнил ей, что времени на раздумья не так уж много.
Дверь распахнулась, и кто-то собрался войти в комнату.
3
Аллан поспешно вставил ключ в замок своей спальни. Непрекращающийся зуд почти довел его до сумасшествия. Он вошел в комнату, бросив дверь распахнутой. Затем, не, включая люстры, поспешно стянул парик, бороду и верхнюю часть костюма. Несколько пуговиц оторвались и ударились о стену, но мужчина не обратил на это внимания, лишь со злостью отбросил свою маскарадную экипировку в сторону, на пол.
Разочарование переполняло его сердце. Он все обошел в поисках феи. Прочесал каждый дюйм бального зала, потом всего первого этажа. Даже допросил швейцара. Но его усилия оказались напрасными.
Она пропала.
Во всем были виноваты эти глупые костюмы.
Больше никогда он не станет наряжаться как пугало. Ему все равно, традиция это или нет. Если Эдгар не захочет играть роль хозяина бала в следующем году, пусть пеняет на себя. Аллан пошлет эти дурацкие костюмы к черту. Пусть все приходят в смокингах как нормальные люди. Он всегда считал затею с маскарадом нелепой.
Почему он дал ей уйти? Каким образом теперь ему удастся узнать свою фею? Единственная надежда была на то, что завтра с утра можно просмотреть список гостей и попробовать вычислить ее путем исключения.
Но это не изменит того факта, что она обманула его сегодня. Аллан не привык гоняться за женщинами. Обычно они сами искали встречи с ним.
До сегодняшнего вечера.
А может, ее даже нет в списке гостей, если она пришла с кем-то... С кем, интересно? С другим мужчиной? До настоящего времени вероятность этого не приходила Хокингу в голову. Но навряд ли такое объяснение было подходящим, потому что ни один мужчина не возражал против того, чтобы Аллан поцеловал эту девушку.
Он протянул было руку, чтобы зажечь свет, но тут до него дошло, что настольная лампа уже горит. Странно... Он очень редко включал ее. Должно быть, кто-то из прислуги оставил ее гореть.
Аллан присел в кресло и стянул ботинки, длинные эластичные носки и бархатные брюки, оставив их лежать в куче на полу. Какое облегчение! Завтра же весь этот пыточный наряд отправится прямиком на помойку.
Мужчина встал, подошел к комоду и снял старинное копье, висевшее над ним на стене. Копье купила Моника. Она стремилась оформить интерьер всего дома под средневековье. Не обошла вниманием и спальню Аллана.
Однако жена деда явно переборщила, превратив его комнату в дурное подобие обиталища измотанного походами рыцаря. Еще одно подтверждение неодобрительного отношения молодой женщины к Аллану. Или даже открытая попытка заставить его окончательно уехать из дедушкиного особняка. Моника не раз подчеркивала, что тридцатилетний мужчина не должен жить вместе с дедом.
Так же как и тридцатипятилетняя женщина, думал Аллан, но хранил свое мнение при себе. И игнорировал намеки Моники на то, что ему неплохо было бы переехать в город. Если он поддастся ее интригам, кто тогда останется приглядывать за дедом?
Эдгар Хокинг воспитывал Аллана с тех пор как тому исполнилось тринадцать. Дед помог мальчику вернуться к жизни после ужасной катастрофы на яхте, в которой погиб его отец, и был единственным близким человеком, оставшимся у Аллана. И теперь молодой Хокинг готов был пойти на что угодно, лишь бы защитить своего старика.
Размышляя об этом, Аллан изловчился и почесал себе спину кончиком бронзового копья. При этом он застонал от удовольствия. Копье стоило на аукционе в Лондоне почти три тысячи фунтов.
Не слишком ли дорогая чесалка для спины?
Из зала, расположенного на первом этаже, донесся отзвук веселой музыки. Хокинг знал, что как хозяин бала он должен вернуться на вечеринку и пробыть там до тех пор, пока не уйдет последний гость. Но осознание того, что придется снова облачаться в этот удушливый наряд, вести светские беседы и отбиваться от назойливых подвыпивших поклонниц, было невыносимо.
Он мечтал сейчас только об одной женщине.
Почесывая грудь, Аллан подумал, что хотел бы поцеловать ее еще не один раз. Однако не видел смысла в бесполезных сожалениях. Придется забыть фею и жить дальше. С ним уже случалось такое раньше.
Мужчина положил копье на комод и подошел к окну, чтобы открыть занавески. В тускло освещенную комнату проник мягкий лунный свет.
Аллан сделал несколько шагов, чтобы выключить лампу и вдруг уловил едва различимый аромат жасмина. Он напомнил ему о фее. Может, запах ее духов остался на костюме?
Подняв с пола свою рубашку, Аллан поднес ее к носу и глубоко втянул воздух. Ничего. Он громко чихнул.
- Кончай с этой ерундой! - пробормотал он вслух, снова бросая рубашку на пол.
И направился к своей огромной кровати, размышляя о том, что наступающий новый день не сулит ничего хорошего. Завтра его дед возвращается из больницы, а это значит, что новые несчастные случаи могут подстерегать больного старика на каждом шагу. Аллану придется стать бдительным, как никогда раньше. А для этого нужно нормально отдохнуть.
Стоило ему отодвинуть с одной стороны кровати тяжелый балдахин, как дразнящий аромат жасмина снова повис в воздухе, только теперь он был намного отчетливее. Мужчина удивленно присвистнул, увидев, что источник сладкого запаха сидит на его кровати.
Фея все-таки осмелилась зайти к нему в гости.
Это было не правильно. Рейчел должна была сообразить, что ее эпопея с возвращением диадемы была обречена с того самого момента, когда не сработал карманный фонарик. Нет, даже раньше. Когда она обнаружила, что боковая лестница закрыта на ремонт. Теперь надо было постараться и найти выход из весьма щекотливой ситуации, прежде чем Аллан все превратно истолкует.
Но, увидев выражение его лица, Рейчел поняла, что искать выход поздно.
- Боже, какие у тебя красивые глаза! - произнес хозяин спальни, стоя перед кроватью в одних черных трусах.
Вид мужественного обнаженного тела привел ее и без этого хаотичные мысли в окончательный беспорядок.
Рейчел с трудом удавалось кое-как мыслить и, тем более, вразумительно отвечать. Поэтому она не смогла произнести ничего умнее того, что просто сорвалось с языка:
- Это у нас семейная черта.
Рельефные мускулистые плечи, атлетический торс стоящего перед Рейчел мужчины свидетельствовали о том, что он следил за своим телом.
Темные вьющиеся волоски на груди соблазняли погладить их, но девушка вцепилась пальцами в простыню, стоило Аллану наклониться ближе. Она знала, что к нему опасно прикасаться. Но именно эта опасность и притягивала ее как магнит.
Рейчел глубоко вдохнула и отчаянно выпалила:
- Я не должна быть сейчас здесь.
- Но я безумно рад тому, что ты пришла. - Мужчина осторожно провел широкой ладонью по шелковой перчатке, полностью скрывающей правую руку девушки.
Это прикосновение подействовало гипнотически. Ее взгляд неотрывно следил за мужской рукой, пока та скользила вверх и вниз по гладкой ткани. Рейчел срочно надо было найти какой-нибудь предлог, чтобы соскочить с кровати и бежать прочь отсюда.
Только диадема все еще лежала в ее сумочке, валявшейся на полу под сейфом. Если Рейчел оставит ее, что подумает Аллан? Сможет ли он найти способ и вычислить, кто она на самом деле? Ей нужно было время, чтобы обдумать новый план действий.
Но думать в таких условиях было невозможно.
Когда Аллан наклонился еще ближе, балдахин закачался. Мужчина нетерпеливо отодвинул дальше в сторону тяжелые складки драпировки. Его лица почти не было видно, потому что он стоял против света. И это делало все происходящее еще более нереальным, сказочным, пока Аллан не поцеловал ее. На вкус его поцелуй, как и в прошлый раз, оказался опьяняющим. Прикосновения его теплого упругого рта к ее губам подтолкнули Рейчел прижаться к нему. Теперь она хотела большего.
Низкое сладострастное рычание вырвалось из его горла, когда Аллан крепче впился в ее губы.
Девушка обхватила его широкие плечи, чтобы удержаться и не откинуться на кровать. Ее пальцы сжимали теплую кожу и крепкие мускулы, которые напрягались от ее прикосновений.
Аллан ловко, не прерывая поцелуя, присел на край кровати, и его пальцы принялись отстегивать накидку Рейчел.
Отстранившись на мгновение, мужчина освободил ее волосы из-под капюшона, и упругие черные локоны рассыпались по плечам девушки.
Он провел по ним рукой.
- Какие мягкие! - Его голос был низким и хриплым.
Скинув плащ с ее плеч, Аллан скользнул взглядом по стройной точеной фигуре. Рейчел инстинктивно вытянула руку перед собой, боясь, что он сорвет с нее карнавальную маску. Но вместо того, чтобы оттолкнуть Аллана, она просто положила пальцы ему на грудь. Он вздрогнул всем телом, и девушка почувствовала под ладонью частые удары его сердца.
- Боже, какие невероятные мускулы, - прошептала Рейчел, инстинктивно чувствуя, как опасно дразнить сидящего рядом мужчину. Но, казалось, она не могла остановить себя. Или не хотела останавливаться?
- Представь, как крепко я смогу обнимать тебя, моя дорогая! - И Аллан снова поцеловал ее, еще жарче, чем прежде. Он обнял Рейчел за плечи. Через тонкий шелк белой блузки его горячие сильные ладони обжигали ее кожу.
Аллан прижимал девушку к себе ближе и ближе, пока ее тело не заныло в пылких объятиях.
Она забыла обо всем, кроме этого мужчины, этого момента...
Не ослабляя поцелуя, он расстегнул пуговицы на ее блузке. Потом молнию на юбке. Вскоре Рейчел осталась в одном кружевном белом белье.
Очень эротичном белье, которое она купила только вчера, чтобы выполнить один из намеченных для новой жизни пунктов, а именно: больше никакой скучной, серой жизни.
- Какие у тебя горячие ладони, - едва сумела выдавить девушка, когда прикосновения мужчины стали более интимными.
Рейчел почувствовала его плотоядную хищную ухмылку.
- Я подарю тебе море восторга, дорогая! Мои ладони будут ласкать каждый дюйм твоего тела.
И он незамедлительно стал исполнять обещанное, поглаживая незнакомку с какой-то неистовой, упоительной нежностью, которая тронула и возбудила ее. Его руки скользили все ниже и ниже.
Теперь и ее захватило полночное безумие. Рейчел не могла больше думать, а была способна лишь чувствовать давление его тела, жар его поцелуев, чуткие движения рук.
Вскоре они оба стали ненасытными в погоне за удовольствием. И оба знали, что смогут подарить его друг другу.
Аллан исследовал каждую клеточку ее тела.
Ласкал языком ее грудь, живот, бедра. Это сводило Рейчел с ума. Поддавшись буйству своих чувств, она проделывала то же самое с ним самим. И теперь уже он задыхался и стонал от удовольствия.
Поспешно достав из ящика презерватив, Аллан вскрыл его зубами. Он часто и глубоко дышал, пока Рейчел медленно его надевала.
Когда Аллан нетерпеливо хотел снять с нее маску, девушка отрицательно покачала головой.
Она хотела продлить сказку. Они были двумя незнакомцами в ночи. Ни имен, ни вопросов, ни обещаний. Как во сне...
Только Аллан вовсе не был мужчиной из сна.
Он доказывал это своими объятиями, своими поцелуями, своим телом. Войдя в нее, он намеренно двигался медленно, чтобы растянуть и подчеркнуть уникальность момента. Рейчел никогда раньше так не занималась любовью. С таким диким голодом и с такой истинной страстью. Эта неуправляемая страсть захватила ее, высвобождая примитивные инстинкты из-под контроля.
Когда оба шагнули через край терпения, он уткнулся лицом в ее плечо, сдерживая крик. Его дыхание сбивалось, так же как и ее. Потом, немного успокоившись, он перевернулся на бок, увлекая Рейчел за собой.
- Я не отпущу тебя, - прошептал Аллан.
Немного погодя, он устало закрыл глаза. Однако его руки все еще крепко сжимали ее в объятиях. Рейчел разомлела. Согретая теплом большого мужского тела, она чувствовала себя бабочкой в коконе. Блаженно прикрыв веки и стараясь продлить минуты волшебной сказки, она тем не менее понимала, что скоро все закончится. Очень скоро.
Но не сейчас...
Рейчел медленно просыпалась. Сквозь открытые занавески в комнату вливался ослепительный солнечный свет. Она даже зажмурилась от его яркости и лениво зевнула. И тут осознала, что лежит голая под шелковой простыней. К тому же в объятиях Аллана Хокинга!
Значит, все, что с ней произошло прошлой ночью, было не во сне?
Ее охватила паника. Что же получается? Неужели она настолько расслабилась, что заснула в сладких объятиях этого мужчины и даже не успела вернуть диадему в сейф?! Теперь в любой момент можно было ждать больших неприятностей, если не сказать хуже.
Рейчел замерла и прислушалась к спокойному и ровному дыханию Аллана. Хорошо, что тот еще спал. Может, у нее еще есть шанс сбежать, пока он проснется?
Осторожно освободившись из его объятий, Рейчел бесшумно соскочила с кровати. Как можно было уснуть? Она помнила, как лежала рядом с Алланом, дожидаясь, пока того одолеет сон.
Тепло его тела порождало фантастические мечты о других таких же ночах, проведенных вместе.
Мечты, которым никогда не суждено сбыться...
И вот, поддавшись бесплодным иллюзиям, Рейчел создала себе реальный кошмар, а заодно доказала, что не создана для криминала. Она не только, провалила важное дело, но еще и переспала со злейшим врагом своей семьи.
Теперь уже поздно сожалеть о случившемся.
Нужно срочно одеться, положить диадему в сейф и бежать отсюда.
Рейчел судорожно искала свою одежду, но обнаружила только нижнее белье, сапожки и плащ.
Перчатки, блузка и юбка, должно быть, все еще лежали в постели среди простыней.
Не желая рисковать и будить Аллана, она торопливо надела белье и накинула плащ, застегнув его на шее. Сапожки она оставила лежать на полу, решив надеть их только на улице. Пробираясь босиком по дому она наделает меньше шума.
Ее сумочка все еще лежала на полу, у панели, за которой скрывался сейф. Аллан, к счастью, не заметил ее, когда вернулся.
Воспоминания о прошлой ночи то и дело всплывали в ее памяти, пока щеки не покрылись густым румянцем. При свете дня ее полуночные похождения с Алланом Хокингом казались огромной ошибкой. Но она обдумает это позже.
Например, когда окажется подальше от этого дома.
Подойдя к сейфу, Рейчел медленно открыла панель. Неожиданный легкий скрип заставил ее вздрогнуть. Бросив тревожный взгляд через плечо, она не заметила никакого движения на кровати, хотя со стороны сейфа за балдахином спящего Аллана не было видно. Она надеялась, что у него глубокий сон.
Семьдесят восемь. Рейчел медленно поворачивала диск, приказывая себе не спешить. Ее пальцы уловили легкое сопротивление механизма, когда она дошла до очередной цифры комбинации.
Двадцать четыре... Она прокрутила диск в обратную сторону. В ушах отдавался оглушающий стук сердца.
Тридцать. Она услышала щелчок. Теперь почти все!
Рейчел с трудом открыла неподатливую тяжелую дверцу сейфа, радуясь, что хоть она не скрипела. Затем наклонилась и достала из сумочки черную кожаную коробочку, которую надеялась больше никогда не увидеть. И, вздохнув с облегчением, осторожно положила ее внутрь тайника. Она не почувствовала, что за ней наблюдают.
От холодного резкого голоса Аллана кровь застыла у нее в венах.
- Что, черт возьми, ты там делаешь?
4
Аллан не мог поверить своим глазам. Он часто заморгал и тряхнул головой, надеясь, что видит дурной кошмарный сон, который должен оборваться. Но его новая подружка продолжала стоять у стены, запустив свою руку в его сейф.
Мужчина вскочил как ужаленный. Он заметил, что огромные серые глаза молодой женщины заскользили по его телу, и осознал, что стоит без одежды. Но Аллан был слишком зол, чтобы обращать внимание на такой пустяк.
- Я жду ответа на мой вопрос, - прорычал он, с трудом сдерживаясь.
На Рейчел все еще была бархатная маска. Волнистые черные волосы, обрамляя лицо, падали на просторный плащ, спускавшийся почти до пола.
Он вспомнил об удовольствии, испытанном от прикосновения этих волос к его коже, когда она ласкала его тело своим ртом. Это было сладкое и мучительное наслаждение!
Аллан поспешно отвернулся, снял с крючка рядом с кроватью атласный халат и накинул его, прежде чем Рейчел успела заметить эффект, который произвело на него воспоминание о прошлой ночи.
Когда же он снова повернулся к девушке, то буквально напоролся на ее пристальный взгляд.
Она облизала пересохшие губы.
- Я...
Аллан терпеливо ждал, надеясь услышать вразумительное объяснение. Он согласен был на любое. Только не на то, что она переспала с ним из-за его денег, как и все остальные. Но, в отличие от большинства других, эта леди оказалась не настолько терпелива, чтобы попытаться влюбить его в себя.
Очевидно, она желала получить плату наличными и сразу.
- А ты хороша, - бросил Аллан, потеряв терпение и осознавая, что прошлая ночь оказалась еще большей фантазией, чем он мог себе представить. Очень хороша! Ты здорово разыграла из себя невинность. Я бы никогда не сумел догадаться, что ты - обычная воровка.
- Я не воровка! - Рейчел судорожно вздохнула. - Я могу все объяснить.
- Не стоит беспокоиться. - Противореча самому себе, он надменно скрестил руки на груди и позволил гневу возобладать над горьким разочарованием. - Конечно, ты права. Обычные воры не соблазняют свои жертвы перед тем, как совершить преступление. Значит, ты расчетливая и бессердечная воровка.
- Это ты соблазнил меня, забыл? - резко бросила она в ответ, и глаза ее зло блеснули. - Я бы никогда не допустила того, что произошло между нами.
Он насмешливо изобразил удивление.
- А зачем ты ждала меня в моей постели?
- Откуда мне было знать, что это именно твоя постель? Я услышала, как кто-то входит, и спряталась в первом попавшемся на глаза месте.
Слишком поздно для объяснений! - подумала Рейчел. Так можно лишь еще глубже закопать себя.
Теперь Аллану все стало ясно. Он чувствовал себя полным дураком.
- Значит, когда я обнаружил тебя в своей постели, ты просто решила отвлечь мое внимание сексом?
Что-то болезненно сжалось у него в груди, когда эта женщина не стала ничего отрицать. Аллан напрягся и изобразил некое подобие улыбки.
- Должен признать, ты очень хорошо с этим справилась. Настолько хорошо, что я даже мог бы отпустить тебя.
Он подошел к телефону и взял трубку.
- Хотя, извини. Жаль тебя разочаровывать, но я не настолько глуп, как тебе кажется.
- Пожалуйста, - воскликнула Рейчел, хватая его за локоть, - не надо!
Аллан даже не взглянул на нее и отдернул руку.
Ее накидка распахнулась, и краем глаза мужчина заметил под ней кружевное белье и ее тело, которое он мог представить с закрытыми глазами.
Новая волна разочарования нахлынула на него, и он принялся исступленно набирать номер полиции. Самая умопомрачительная ночь в его жизни оказалась сплошной ложью. Ее поцелуи. Ее стоны. Ее неудержимая страсть. Все ложь!
- Я хочу заявить о грабеже, - произнес Хокинг, когда оператор на линии снял трубку.
- Подожди, Аллан! - умоляющим голосом попросила она. - Пожалуйста! Все было совсем не так, как ты думаешь. Я не воровала у тебя диадему. Я ее возвращала.
Он не слушал ее, размышляя о том, что придется рассказывать в полиции обо всем, что произошло между ним и этой девушкой. Как он обнаружил ее в своей постели, как занимался с ней сексом. Возможно, даже придется повторить эту историю в суде. Повторить каждую интимную подробность прошедшей ночи, которую он провел с опасной, но невероятно притягательной незнакомой. Черт, ему еще придется признать, что он совсем потерял голову и даже не поинтересовался ее настоящим именем.
- Отдел полиции Ноттингема, - произнес резкий голос на другом конце провода.
Аллан мгновение поколебался и повесил трубку. Ему придется самому с этим справиться. Неожиданно Хокингу на ум пришла другая идея, настолько безумная по своей сути, что он даже сам удивился ее появлению. Но чем дольше он размышлял, тем сильнее она его привлекала.
Когда Аллан снова посмотрел на свою пленницу, то заметил в ее глазах застывшие слезы. О да! Находясь в расстроенных чувствах, крошка была необычайно хороша.
Возможно, она станет именной той, которая окажет ему неоценимую услугу.
- Так ты утверждаешь, что возвращала диадему в сейф? - начал Хокинг издалека, стараясь выиграть время, чтобы поточнее решить, как ему поступать дальше. - Не уверен, что понимаю причину такого поступка.
- Думаю, все прояснится, как только я назову тебе свое имя.
Мужчина молча ждал, все еще чувствуя окутывающий его аромат жасмина. Впервые Аллану было любопытно узнать, ублажил ли он эту женщину прошлой ночью? А потом ему вдруг стало небезынтересно, почему вообще его это волнует?
- Я не понял. Мне самому следует догадаться? - наконец спросил он, устав ждать продолжения разговора и от этого еще больше раздражаясь. А еще он вдруг вспомнил, как сильно хотел узнать ее имя после танца на балу. И как был расстроен предположением, что больше никогда ее не встретит... - Хорошо, давай попробуем... Лола? Изабелла?
При этом ее бледные щеки покрылись нежным румянцем.
- Прекрати это. Меня зовут Рейчел.
Рейчел. Имя было такое же сладкое и невинное, как и сама девушка, которую он держал ночью в своих объятиях. Имя, которое так не подходило расчетливой воровке.
Гордо подняв подбородок, молодая женщина сняла маску со своего лица.
- Если быть точной, Рейчел Доув.
Доув? Эта фамилия показалась ему знакомой, но сейчас он не, мог вспомнить, где и когда ее слышал. Аллан наконец-то увидел очаровательное, но порядком смущенное лицо своей ночной партнерши.
- Ну и?..
Она, казалось, была удивлена его равнодушной реакцией. Похоже, Хокинг даже не вспомнил, кто такая Рейчел Доув.
- Моего деда зовут Генри Доув.
- И что с того? - снова спросил Аллан, не улавливая никакой связи с происходящими событиями.
Не пыталась ли плутовка в очередной раз отвлечь его внимание какой-то новой игрой? Если так, то теперь этот способ не сработает. Но расходящиеся полы ее плаща все еще сильно отвлекали Аллана.
Рейчел, в свою очередь, казалась слишком расстроенной, чтобы замечать то, с каким вожделением смотрит на нее стоящий напротив мужчина. Или она все же знала, что делала? - мучительно размышлял он. Не было ли подобное поведение частью хитроумной стратегии? Ведь нечто подобное отлично сработало прошлой ночью.
Аллан огромным усилием воли заставил себя отвлечься и перевести глаза на лицо девушки, намереваясь держаться настороже.
- Мой дед и Эдгар Хокинг в прошлом, точнее, сорок лет назад, вели общее дело, - заговорила Рейчел не скрывая раздражения. "Доув и Хокинг Брокерз". Это о чем-нибудь тебе говорит?
- Ты утверждаешь, что являешься родственницей того сумасшедшего старика, который ограбил нас когда-то?
Ее губы плотно сжались.
- Он не сумасшедший, а просто.., отчаявшийся человек. Он всю жизнь полагал, что твой дед предал и обокрал его. Только у него не было доказательств.
- Обокрал? - недоверчиво переспросил Аллан. - В отличие от некоторых членов твоей семьи, Хокинги - не воры. Мы не вламываемся в чужие дома... И не вскрываем тайники в спальнях.
Щеки Рейчел вспыхнули.
- Я и не надеялась, что такой человек как ты, сможет понять меня, но...
- Такой человек как я? - перебил ее Хокинг, принимая воинственную позу и делая шаг в ее сторону. Он часто пользовался этим приемом, зная, что производит устрашающий эффект благодаря своему внушительному росту и могучему телосложению. Аллан умышленно хотел надавить на девушку, запугать ее, выбить из колеи. Он жаждал отомстить ей за то, что она сделала с ним с момента их первого поцелуя. - Что конкретно ты имеешь в виду?
Рейчел не отступила назад.
- Ты сам все отлично знаешь. - Ее глаза потемнели от злости, сделавшись от расширившихся зрачков почти угольными. - Богатый. Всемогущий. Безжалостный. Вот твое жизненное кредо!
- И это все, что ты можешь обо мне сказать?
А как насчет: страстный, опытный, искушенный?
Аллан даже не предполагал, что можно краснеть так сильно. Но теперь понял, что ошибался.
У Рейчел сделались пунцовыми даже уши. Несмотря на свой гнев, Хокинг казался озадаченным таким противоречием. Расчетливая воровка?
Или краснеющая невинность? Что было истинным? Обе роли она играла так убедительно!
Аллан снова подумал о своем безумном плане.
Посмеет ли он так рисковать?
Словно спохватившись только сейчас, Рейчел запахнула плащ.
- Станет ли тебе легче, если я признаю, что совершила непростительную ошибку прошлой ночью? Огромную ошибку, в которой очень раскаиваюсь. Извини.
От ее извинения Аллану конечно же не стало лучше.
- Я все еще до конца так и не разобрался, почему не должен сажать тебя в тюрьму? Ведь в любом случае было совершено ограбление?
Она твердо выдержала его взгляд.
- Пожалуй, у тебя действительно нет ни малейшего повода верить тому, что я говорю. Но я все равно собираюсь рассказать тебе всю правду.
И жалею, что не сделала этого сразу, как только мы встретились здесь вчера.
- Трудно расставаться со старыми привычками.
Девушка проигнорировала его сарказм.
- Прошлой ночью я пришла сюда, чтобы вернуть бриллиантовую диадему. Мой дед снова выкрал ее, пока твоя семья отсутствовала, а в доме работали маляры. Генри одержим этой вещью. И одержим местью, которую он копил последние сорок лет.
- Хочешь сказать, что старик прошел через одну из лучших охранных систем, установленную по всему дому, а я даже не узнал об этом?
- Может, Генри и стар, но он не выжил из ума, - ответила Рейчел. - И к тому же научился многим хитростям в тюрьме, пока отбывал наказание за первое похищение диадемы. Он и меня научил кое-чему. Но до вчерашней ночи я не пользовалась этими знаниями. Клянусь.
- 1- Что ж, мне льстит стать первым в твоем послужном списке, произнес Аллан, криво усмехнувшись.
- И сюда я пришла ради своего деда, - продолжала Рейчел, словно не слыша злой реплики. - Потому что мне невыносима мысль, что он снова может оказаться в тюрьме. Я очень люблю Генри. - Ее губы задрожали. - Жаль, что ты не в состоянии этого понять.
Нет, она ошибалась. Аллан был в состоянии понять такое. Даже больше, чем она думала. Только он не был убежден, что эта женщина говорила ему правду. Старый Генри Доув был известным преступником. Но все же...
- Теперь ты все знаешь, - продолжала Рейчел, расправляя плечи. - Если здесь появится полиция, я не скажу им ни слова о том, что ты услышал. Твое обвинение будет обращено против меня. Мой дед слишком стар, чтобы возвращаться в тюремную камеру.
Аллан изумленно уставился на нее.
- Значит, ты хочешь сесть в тюрьму вместо него?
- Я не хочу, - ответила Рейчел настолько тихо, что Аллан едва расслышал. - Но сделаю это.
Черт! Она не только прекрасная и коварная, но еще и благородная. Аллан продолжал пристально смотреть на свою пленницу, решая, можно ли ей верить. И заодно пытаясь понять, догадалась ли она о том, насколько он желал ее?
Вот в чем крылась главная беда! Он не был готов отпустить ее. И теперь уже не имело решающего значения, настоящая она воровка или нет.
Аллан решил, что вправе воспользоваться уникальными достоинствами этой леди и осуществить свои планы, в которые входила и его постель. Нет, он не собирался силой или шантажом затаскивать ее к себе в кровать. Аллан мечтал, чтобы она пришла сама. Чтобы захотела его самого, а не принадлежащие ему драгоценности или деньги.
Хокинг довольно долго молча разглядывал растерянную женщину, наблюдая, как нарастает ее тревога. Когда Рейчел вдруг страшно побледнела, Аллан испугался, что она потеряет сознание, и решился заговорить.
- Я не стану вызывать полицию и заявлять на твоего деда. - Он уловил проблеск надежды в ее глазах. - Но при одном условии.
Надежда сразу же сменилась подозрительностью.
- При каком?
Аллан глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду. Он не был уверен, что не совершает одну из самых больших ошибок в своей жизни. И все же продолжил:
- Сегодня моего строптивого деда по его просьбе выписывают из больницы домой. Однако он некоторое время не сможет обходиться без посторонней помощи. Я собираюсь нанять тебя, чтобы ты присматривала за ним.
Рейчел не скрывала своего удивления.
- Нанять меня?
Аллан утвердительно кивнул.
- Ты приступишь к своим обязанностям немедленно, и все это время будешь жить здесь.
- Боже, жить здесь? - Рейчел была ошарашена условиями его договора. Не понимаю. Почему именно я? У меня нет никакого опыта работы сиделки.
- Моему деду нужна не столько сиделка, терпеливо принялся объяснять Аллан. - Ему в первую очередь необходим кто-нибудь, с кем будет интересно побеседовать, прогуляться, кого он сможет попросить принести стакан воды или поправить подушки.
В ее глазах мелькнуло подозрение.
- И это все, что от меня будет требоваться?
- Вообще-то, есть и еще кое-что.
Рейчел напряглась, словно ожидая услышать непристойное предложение. И у Аллана был соблазн произнести его. Если Рейчел Доув переспала с ним ради своего деда, согласится ли она проделать то же самое ради своего спасения? И хочет ли Аллан именно этого?
Нет. Он мечтал, чтобы она сама пришла к нему, но движимая не отчаянием, а желанием и таким же сильным влечением, какое переполняло его самого. Чтобы спокойно жить дальше, Аллан должен был удовлетворить свою потребность в близости с этой женщиной. Так он делал всегда.
- И что же еще? - спросила Рейчел с нетерпением. Голос ее прозвучал натянуто.
Или тревожно? Ведь сейчас она была полностью в его власти. Опьяняющее чувство даже для такого мужчины, который привык управлять людьми.
Аллан подошел к сейфу и закрыл его.
- Я хочу попросить, чтобы ты кое-что украла для меня.
- Не понимаю...
Хокинг резко повернулся к ней.
- Мне нужны услуги вора.
Рейчел медленно и недоверчиво покачала головой.
- Зачем? Ты и так богат.
Его тронула подобная наивность. Разве деньги могли решить все его семейные проблемы?
- Вещь, которую ты должна будешь украсть для меня, не имеет денежной ценности. По крайней мере, пока.
- Мне кажется, ты издеваешься надо мной.
Или хочешь сбить меня с толку.
- Ладно, объясняю. Я хочу, чтобы ты украла завещание моего деда. Он переписал его полгода назад. Теперь большую часть своего состояния Эдгар оставляет своей жене. В случае его смерти она получит огромное наследство.
- И это будет справедливо, - возразила Рейчел. - Она замужем за твоим дедом. Или ты расстроился, что твой любимый дедушка не завещал все одному тебе?
Хокинг-младший покачал головой.
- Дело не в его состоянии. Сейчас у меня самого больше денег, чем требуется человеку, живущему на самую широкую ногу.
- Тогда объясни, почему тебя так волнует, что жене твоего деда достанется большое наследство?
- У меня есть подозрение, что она пытается его убить.
Рейчел слушала, не зная, что и сказать. Такое обвинение! Она почти забыла о своих проблемах.
- Убить.., его? И у тебя есть доказательства?
- В том то и дело, что нет, - ответил он. - Пока.
Поэтому мне нужна твоя помощь, чтобы украсть завещание и выиграть немного времени. Это поможет мне убедить деда, что его жена опасна.
Похоже, Хокинг не шутил. Хотя все происходящее смахивало на безумие. И в плане Аллана не просматривалось логики. Рейчел собралась с мыслями, надеясь переубедить его.
- Даже если я соглашусь украсть завещание, начала она, - что хорошего будет в этом? Наверняка у адвоката хранится копия.
- Копии нет, - возразил Аллан. - Завещание написано от руки. Сейчас адвокат моего деда в Европе и вернется не раньше, чем через месяц. И пока его нет в Ноттингеме, существует только тот экземпляр, который ты выкрадешь для меня.
Он говорил все таким тоном, будто был заранее уверен, что она согласится. Рейчел не нравилось это условие, но разве у нее есть выбор? Либо она соглашается, либо садится в тюрьму.
- Где это завещание? - немного помолчав, спросила она. Бедняга еще ни разу в своей жизни ничего не воровала. За исключением нескольких часов безумной страсти в кровати этого мужчины. И вот какова расплата!
- Мой дед хранит документ в своем личном сейфе, который, в свою очередь, находится в его спальне. Но он спит там вместе со своей женой Моникой.
Рейчел покачала головой. В плане Аллана она видела массу пробелов.
- Если мне удастся украсть это завещание, Эдгар составит новое.
- Предоставь заботу об этом лично мне.
Похоже, он все продумал. Богатый. Всемогущий. Беспощадный... Мужчина, который делал все, что ему заблагорассудится. Он даже мог, не моргнув глазом, шантажировать женщину, с которой накануне провел ночь любви.
- Ты на сто процентов уверен, что вновь переписанное завещание действительно существует? - продолжала допытываться Рейчел, цепляясь за малейшую возможность выкрутиться. - Ты его сам видел?
Мужчина кивнул. Похоже, его раздражало такое количество вопросов.
- Можешь не сомневаться. Я лично был одним из свидетелей.
Но Рейчел не сдавалась. Она понимала только то, что Аллан толкал ее на преступление. И плохо зная его, не могла предугадать истинных мотивов, двигавших охваченным роковой страстью мужчиной.
- А твой дед тоже подозревает свою жену?
- Нет. Он был влюблен в нее без памяти, когда они познакомились. И теперь мало что изменилось. - Аллан бросил в сторону Рейчел мрачный взгляд. - Очевидно, он не представляет, какими двуличными могут быть молодые женщины.
Если он ждал, что она снова начнет извиняться, то сильно ошибался. Прошлой ночью Аллан сам едва ли вел себя как невинная овечка. Мысли о том, что он проделывал с ней, заставили Рейчел густо покраснеть.
Девушка устало закрыла глаза. Ничего не поделаешь. Она основательно запуталась в липкой паутине своего искусителя.
- Хочу сказать откровенно. Мне не нравятся такие условия.
- Предложи альтернативу.
Рейчел быстро открыла глаза, уловив какие-то странные нотки в голосе Алдана. Сожаление?
Или вина? Но ни то ни другое не увязывалось с его репутацией хладнокровного бизнесмена. Несомненно, ей просто послышалось.
- Значит, если я правильно поняла, - начала Рейчел снова, - чтобы ты не вызвал полицию, я должна переехать в этот дом, сделать вид, что присматриваю за твоим дедом, и украсть его завещание.
- Все верно. И ты должна оставить дверцу сейфа широко раскрытой. Мне важно, чтобы Моника узнала, что завещание пропало. Иначе кража станет бессмысленной.
- А если меня поймают?
- Нам придется работать сообща, чтобы этого не случилось.
Теперь Рейчел уловила в его голосе интонацию, подсказавшую ей, что Аллан явно рассчитывает получить от нее больше, чем только кражу завещания. Она поймала на себе его взгляд и вздрогнула. Так сильно он напомнил ей взгляд голодного хищника, расчетливого и терпеливого, уверенного в своей победе.
Инстинкт самосохранения толкал ее бежать прочь. Она чувствовала каждой клеточкой, насколько опасен был этот мужчина. Аллан Хокинг имел возможность сделать куда больше, чем просто забрать ее свободу. Ему ничего не стоило разбить ее сердце.
Но только, если она ему позволит.
Что и говорить! Этот красавец мог быть богатым и всемогущим. Мог быть страстным, опытным и искушенным. Да, очень искушенным! Но он не имел возможности распоряжаться ее разумом и телом. И было бы очень здорово показать ему, что на сей раз любимчик фортуны встретил весьма достойного противника.
- Ну что? - Хокинг требовал ответа.
- Я должна обдумать твое предложение, - уклончиво ответила Рейчел, стараясь объективно оценить все "за" и "против". Подобная идея выглядела слишком уж авантюрно. Но разве не она сама пожелала себе больше рисковать в новом году?
- О чем тут думать, - деловито рассуждал Аллан. - Если ты отказываешься от моих условий, я немедленно вызываю полицию. Если ты хоть намекнешь кому-нибудь на то, зачем я тебя нанял, я вызову полицию. Если что-нибудь случится с моим дедом, пока ты за ним присматриваешь, полиция явится раньше, чем ты успеешь моргнуть. И не стоит рассчитывать на то, что я блефую.
- Значит, ты шантажируешь меня!
- Ты ошибаешься, моя дорогая. Я делаю тебе подарок, - цинично возразил Аллан. - Либо возьми его, либо откажись.
5
Хотел бы Аллан не волноваться, ожидая ответа загадочной Рейчел Доув. Он даже готов был пойти на попятный, заметив в ее глазах выражение зверька, пойманного в ловушку.
В данном случае - ловушку собственного изготовления.
Рейчел не могла не понимать этого, поэтому посмотрела на своего мучителя, как на последнего негодяя. Аллан вовремя опомнился и не позволил угрызениям совести завладеть собой. Он с силой сжал челюсти, чтобы не произнести тех слов, которые, он знал, ей так хотелось услышать. А именно, что, во-первых, он верит ей, во-вторых, немедленно забудет о том, что застал ее около сейфа. И в-третьих, просто отпустит ее домой.
Нет-нет! Только не после этой невероятной ночи, которая роковым образом сблизила их. Рейчел Доув сама пришла к нему в руки, и, пока будет возможно, он продержит ее здесь.
Ради дедушки, напомнил себе Аллан.
- Ты не оставил мне выбора, - произнесла наконец измотанная принудительным гостеприимством мисс Доув. - Я принимаю твои условия.
Теперь он снова мог дышать!
- Отлично. Сейчас попрошу кого-нибудь из прислуги приготовить для тебя комнату.
Она едва заметно кивнула.
- Я припарковала свою машину неподалеку.
Мне необходимо съездить домой и взять вещи. Еще надо кое с кем договориться. Это займет пару часов, не больше.
Аллан покачал головой.
- Тебе не разрешается покидать этот дом без моего согласия.
- Не разрешается? - Ее тонкие изящные ноздри раздулись от негодования. - Но это смешно!
Как же быть с моими вещами? С моей работой? Рейчел осеклась, и Аллан заметил замешательство в ее глазах.
Оно только подогрело любопытство мужчины.
- Какая работа? Где она находится?
Рейчел молчала.
Он чертовски устал от этой игры в загадки и отгадки еще прошлой ночью. А ведь им было так хорошо вдвоем! Они так идеально подходили друг другу в сексуальном плане.
- Отлично, - сказал Хокинг. - Можешь не говорить. Мне ничего не стоит нанять сыщиков, которые в короткий срок соберут о тебе максимальный объем информации. Даже самой секретной.
Рейчел Доув стойко выдержала его злой взгляд.
- Я работаю администратором в гостинице "Салютейшн".
Аллан кивнул, удивляясь тому, что не замечал ее раньше. Не исключено, что она давно наблюдала за ним, пока не решила сделать его своей легкой добычей.
- Не беспокойся насчет работы, - заверил он. - Я поговорю с управляющим. Твое место будет ждать тебя, пока ты не выполнишь мое поручение.
Рейчел изогнула брови.
- Разве тебя не волнует, что в твоей гостинице работает воровка?
- Я уже было подумал, что ты не воровка.
- Так и есть. Но если ты это понял, почему не отпускаешь меня домой?
Аллан пожал плечами.
- Я не уверен до конца. Тебе предоставляется прекрасная возможность доказать мне это в ближайшие несколько недель...
- ..Взломав сейф твоего деда и выкрав его завещание? Ты противоречишь сам себе, - ехидно усмехнулась она.
Взгляд Аллана упал на ее пухлые розовые губы.
- Почему? Есть для этого и другие способы.
Рейчел даже отшатнулась от него, словно ей стало не по себе оттого, что он стоял рядом.
- Так что делать с одеждой? Я не могу ходить в этой накидке каждый день.
Хокинг беспечно махнул рукой.
- Я пошлю к тебе домой одну из горничных.
Она упакует пару сумок по твоему списку. Подумай, что тебе может понадобиться.
Рейчел посмотрела на Аллана с недоумением.
- Значит, ты не шутил. Я действительно твоя узница?
- Ты - моя гостья, - поправил ее Аллан, как ни в чем не бывало. Хотя внутренне он с трудом заставил себя не реагировать на отчаяние, прозвучавшее в голосе Рейчел. Он напомнил себе, что не должен прощать ей обман и то, как легко поддался ее чарам. - Думаю, ты сама поймешь и оценишь, что здесь гораздо удобнее, чем в городской тюрьме.
Рейчел с каменным лицом подняла сумочку и сапожки.
- Я бы хотела пойти в свою комнату.
- Конечно, - согласился мужчина, сразу же подходя к телефону. - Уверен, после сегодняшней ночи ты страшно устала.
От его глаз не укрылось, что каждое напоминание об этом заставляло молодую женщину смущенно опускать глаза и краснеть. Хорошо. Пусть она мучается так же, как и он.
Аллан позвонил и попросил служанку немедленно приготовить комнату для сиделки, которая будет присматривать за его дедом. Вымуштрованный персонал привык не задавать лишних вопросов. Даже в шесть часов утра.
Когда Хокинг повесил трубку, то снова увидел Рейчел в своей постели. Только теперь она не сидела на ней, таинственно улыбаясь, а переворачивала и поднимала простыни, разыскивая предметы своей одежды.
Аллану понравилась злость, с которой она это делала. Щеки Рейчел горели, а в потемневших глазах блестели гневные искорки.
Мужчина медленно подошел к ней ближе.
- Я могу чем-то помочь?
Его взгляд стал вожделенным, когда она наклонилась, потянувшись за юбкой.
- Нет, я уже все нашла.
- Твоя комната будет готова через несколько минут.
Она стояла, прижав вещи к груди, словно опасалась, что Хокинг может накинуться на нее и вырвать одежду из ее рук.
- Я бы хотела одеться, - едва слышно проговорила она.
- Так в чем же дело?
- Одна, - процедила Рейчел сквозь сжатые зубы.
Аллан собрался было напомнить, что уже видел ее обнаженной, но не сделал этого. Ведь бедняжке и так пришлось немало пережить. Им обоим не помешала бы временная передышка. И, несмотря ни на что, он не стремился к тому, чтобы Рейчел его возненавидела.
- Можешь воспользоваться моей ванной для переодевания. - Мужчина улыбнулся. - Но не задерживайся там надолго. Иначе я могу подумать, что ты сбежала через окно. Мы на третьем этаже, и на твоем месте я не стал бы рисковать. Прыгать придется достаточно высоко.
Выражение ее лица ясно говорило, что Рейчел с удовольствием предпочла бы окно перспективе провести в его обществе еще хоть минуту.
Она прошла мимо, опустив голову, и открыла дверь ванной.
- Где гарантия, что ты сдержишь слово? Могу ли я быть уверена в том, что после выполнения мною всех твоих условий, ты не сдашь меня и моего деда в полицию?
Аллан удивился, почему она не побеспокоилась о такой вероятности раньше.
- Полагаю, тебе просто придется довериться мне.
Замявшись, Рейчел затем слегка кивнула, осознав, что у нее в любом случае нет выбора.
Преимущество было полностью на его стороне.
Он с недоверием проследил за тем, как Рейчел поспешно исчезла за дверью. Каким идиотом он был прошлой ночью! Даже не поинтересовался, как ей удалось проникнуть в закрытую спальню. Не иначе, кровь ударила ему в голову, когда он увидел фею в своей постели.
Хокинг не мог вспомнить, когда в последний раз женщина оказывала на него такое влияние.
Не было смысла отрицать, что они подходили друг другу. Но к этому сейчас лучше не возвращаться... Была ведь и другая, менее приятная сторона их знакомства. Он никогда больше не позволит этой мисс Доув одурачить его снова.
Рейчел стояла посередине просторной богатой комнаты, превратившейся в ее тюрьму. Эта комната называлась красной. Так объяснила служанка, проводившая ее сюда. Сейчас молодая , девушка со смуглой кожей и черными кудрявыми волосами вышла, чтобы принести ей воды. И Рейчел осталась одна, полная горьких раздумий о своей судьбе.
Она подошла к кровати и провела ладонью по шелковому пурпурному покрывалу. Ведь Аллан не случайно поселил ее здесь. Что он хотел этим подчеркнуть? Намекал, что она вела себя, как проститутка?
Рейчел понимала, что его мнение не должно ее волновать. Однако легко сказать! Прошлая ночь стала для нее особенной. Магической. Даже случившаяся утром катастрофа не могла изменить этого впечатления.
Она посмотрела в окно, из которого открывался потрясающий вид на парк с огромными деревьями, покрытыми снегом. Как долго ей придется здесь оставаться? Может, Аллан все же передумает насчет кражи завещания? Его гнев уляжется, и он придет в себя.
- Как тебе понравилась твоя комната?
Рейчел обернулась и увидела в дверях Аллана.
На нем был черный свитер и голубые джинсы.
Похоже, он недавно принимал душ, поскольку его волосы были влажными и гладко зачесанными.
- Можно не отвечать на твой вопрос?
- Как хочешь. - Он прошел внутрь комнаты, оценивающе осматривая яркий декор. - Я решил, что именно эта комната подойдет тебе.
Молодая женщина некоторое время разглядывала его в упор, пытаясь понять, почему этому типу нравится мучить ее? Она и так уже была полностью в его власти. Кажется, такому человеку как Аллан Хокинг нравилось все время напоминать о своей силе.
Ей срочно требовалось придумать средство защиты от тирана. Куда же делся тот мужчина, который так нежно держал ее в своих объятиях прошлой ночью? Который заставил ее потерять голову от страстных поцелуев? Рейчел всерьез начинала думать, что все это ей просто приснилось.
- Что ж, отличная комната, - произнесла она наконец равнодушным тоном.
Аллен довольно кивнул, затем пристально посмотрел на нее. И, несмотря на гнев, тело Рейчел напряглось при воспоминании о его ласках.
О том, как его пальцы прикасались к ее самым чувствительным местам. Она судорожно сглотнула подступивший к горлу комок и вдруг осознала, что как завороженная смотрит в его проницательные золотисто-ореховые глаза.
Шорох, раздавшийся в дверях, заставил их обоих обернуться.
- О, вот и Луиза! - натянуто воскликнул Аллан, видя, как в комнату входит миловидная невысокая девушка. Ее можно было принять за подростка. Свои русые волосы девушка просто закалывала в хвост. - Она поедет к тебе домой и привезет все необходимое.
Рейчел хотела было предложить поехать с ней вместе, но запнулась на полуслове, поняв, что это бесполезно.
- Очень мило с твоей стороны, Луиза. Заранее, спасибо.
- Не за что, - ответила девушка, бросая любопытный взгляд на своего хозяина.
Рейчел взяла сумочку.
- Вот ключи от дома. Теперь, если ты немного подождешь, я напишу свой адрес и составлю список вещей.
- Конечно, - ответила та.
- Дома ты встретишь моего дедушку, - продолжала Рейчел, ища глазами бумагу и ручку.
Аллан, словно прочитав ее мысли, вытащил письменные принадлежности из ящика секретера и положил на стол. Таким же предупредительным он был и прошедшей ночью.
Рейчел заметила, что Луиза выжидательно смотрит на нее, и поняла, что потеряла суть разговора.
- Ваш дедушка, - мягко напомнила та.
- Да-да, - подтвердила Рейчел, начав составлять список своего скудного гардероба. Покупка новой одежды уже долгое время не входила в ее планы, поскольку скромный бюджет был поделен между накоплениями для учебы и выплатой за дом. - Я позвоню ему и предупрежу, что ты приедешь. И, пожалуйста, ни за что не упоминай фамилии Хокингов.
Луиза вопросительно взглянула на Аллана и кивнула.
- Хорошо;
- Вот и все, - наконец сказала Рейчел, отрывая половинку листа.
Луиза прочитала список.
- Это все?
- Я здесь ненадолго, - произнесла Рейчел скорее Аллану, чем горничной.
- Думаю, ты недооцениваешь тяжести состояния моего деда. Боюсь, что его выздоровление может затянуться. Поэтому ты останешься здесь столько, сколько потребуется, - произнес Аллан негромко.
"Столько, сколько я посчитаю нужным", - читалось в его глазах.
- Подожди минутку, - вдруг воскликнула Рейчел, останавливая уходящую Луизу. - Я еще кое-что вспомнила.
Та вернулась и подала ей листок. Мисс Доув быстро приписала к вышеперечисленному еще одно слово и отдала список обратно служанке.
Голубые глаза той округлились, когда она заглянула в записку. Молча кивнув и улыбнувшись, Луиза вышла из комнаты.
- Ты быстро приспосабливаешься к новой обстановке, - заметил Аллан.
- Нет. Просто делаю, что необходимо.
- Это я уже понял.
Рейчел отвернулась к окну, чтобы Хокинг не заметил, какую реакцию произвела его реплика.
Она понимала, что у Аллана были все основания чувствовать себя обманутым. Даже если сказать ему, что для нее сегодняшняя ночь стала особенной, ничего не изменится.
- Какой великолепный вид, - лишь произнесла она.
- Согласен..
По его тону, Рейчел догадалась, что Аллан говорит совсем не о пейзаже, раскинувшемся за окном. Она резко обернулась. Нервы ее были напряжены до предела.
- Я могу просто взять и уйти отсюда. Потому что нет никаких, кроме устных, доказательств вины. Ни моей, ни моего деда...
- Ошибаешься.
Она похолодела.
- Да?
- Во всех комнатах, где есть сейфы, у нас расставлены камеры слежения. На этой пленке запись фиксировалась круглосуточно с декабря по январь.
Это означало, что там были запечатлены и ее дед, и она сама.
- Можем посмотреть ее вдвоем прямо сейчас, если хочешь.
Рейчел отрицательно покачала головой.
- Ладно, я останусь. И сделаю все, что ты захочешь.
Лишь потом до нее дошло, что Аллан может превратно истолковать ее слова отчаяния.
Но тот молча повернулся и пошел к двери, унося пленку с собой. Вдруг он остановился.
- Я собираюсь в больницу. Сегодня днем мой дед выписывается оттуда. Я представлю тебя ему и его жене вечером, за ужином. Спускайся в гостиную ровно к семи часам.
- С нетерпением буду ждать встречи с твоим дедушкой, - без энтузиазма ответила Рейчел.
Но в какой-то мере слова ее не были лишены искренности. Она так много слышала об Эдгаре Хокинге, что ей стало любопытно встретиться с этим человеком. Тем более что все рассказы о нем были ужасны, и в ее представлении он выглядел просто монстром. Не окажется ли на поверку заклятый враг их семьи безобидным пожилым человеком?
Аллан задержался в дверях.
- Кстати, к ужину требуется парадная форма одежды. Это не станет для тебя проблемой?
- Что ж, попробую подобрать что-нибудь подходящее.
- Замечательно, тогда увидимся сегодня вечером.
Прежде чем Рейчел успела ответить, Аллан вышел, захлопнув за собой дверь. Она почти была уверена, что услышит звук поворачиваемого в замке ключа. Но расслышала лишь удаляющиеся по коридору тяжелые шаги.
Рейчел подбежала к двери, заперла ее изнутри и сняла помятый карнавальный костюм. Теперь срочно стоило принять хорошую горячую ванну.
Но прежде надо было позвонить деду. Она взяла трубку и набрала номер.
- Алло?
- Привет, дедуля, это я!
- Привет, Рейчел, - ответил старик с облегчением в голосе. Ты где? Я уже начал волноваться.
- Согласна, что должна была позвонить раньше. - Девушка сделала глубокий вдох. - Просто я хочу предупредить тебя, что не появлюсь дома несколько дней... Может, дольше. Я планирую провести это время в пригороде с одним.., другом. Рейчел ненавидела врать, но сейчас у нее не было выхода. Если бы Генри узнал правду, никто бы не поручился, что он не выкинет что-нибудь безумное.
- Хорошо, - ответил он. - Правда, несколько неожиданно.
Рейчел с силой сжала трубку.
- Один из моих пунктов, означающих начало новой жизни, гласит: стать спонтанной. - Это было сущей правдой, и она с лихвой осуществила намеченное сегодня ночью. - К нам собирается присоединиться моя приятельница. Я попросила ее заехать к нам и прихватить для меня некоторые мои вещи. Ее зовут Луиза.
- Не беспокойся, я встречу твою подружку, пообещал Генри. - Постарайся отдохнуть хорошенько, милая. И не волнуйся за меня. Со мной все будет в порядке.
- Я знаю, - ответила Рейчел. - Если сегодня позвонят мама с папой, пожалуйста, поздравь их с Новым годом и от меня тоже. Скажи, что мне пришло в голову взять отпуск.
- Уверен, они будут рады это услышать, - успокоил ее старик. - Мы все считаем, что ты слишком много работаешь.
Родители Рейчел звонили из Дублина, по крайней мере, раз в неделю.
- Дорогая, - спросил Генри после затянувшейся паузы, - ты еще здесь?
- Да. - Она не хотела вешать трубку, потому что не знала, когда сможет увидеться с дедом.
Через несколько дней? Или недель? Теперь эта проклятая пленка даст возможность Аллану Хокингу шантажировать ее всю жизнь.
- Не забывай принимать таблетки от давления, - напомнила она дрогнувшим голосом.
- Каждое утро за завтраком, - отрапортовал он, дурачась.
- На следующей неделе, во вторник, тебе назначен прием у дантиста. Она накручивала телефонный провод на палец.
- Это помечено в моем ежедневнике. И на календаре.
- Если я к тому времени не вернусь домой, то обещай, что вызовешь такси, - продолжала Рейчел. - Ты не должен забывать, что случилось в прошлый раз, когда ты попытался сам вести машину.
- В той аварии не было моей вины, ты же знаешь, - возразил дед. Просто у меня запотело зеркало бокового обзора. - Он все еще злился на то, что водительское удостоверение разрешало ему ездить исключительно в пределах десяти миль от дома.
- Я понимаю, но ты должен пообещать мне.
Он прорычал что-то невнятное, но потом все же ответил.
- Обещаю, так и быть.
- Спасибо, дедушка!
- Я уже говорил, не волнуйся за меня. Расслабься и отдыхай.
- Хорошо. Увидимся!
- Пока, милая...
Рейчел повесила трубку, и вдруг ей захотелось плакать. Как она умудрилась попасть в такую идиотскую переделку? И хватит ли у нее сил выпутаться из всего этого?
6
Вечером Аллан сидел за обеденным столом красного дерева и нетерпеливо постукивал ногой по персидскому ковру, устилавшему паркетный пол. Он же ясно сказал Рейчел, что будет ждать ее в столовой к семи часам. А она опаздывала уже на десять минут.
- Где наконец чертов ужин? - прорычал Эдгар. - Они почти уморили меня голодом в этой камере пыток, которая почему-то называется больницей.
- Мы дожидаемся новую знакомую Аллана, невозмутимо ответила Моника, переворачивая страницу лежащего перед ней журнала. - Твой внук пригласил ее на ужин.
Эдгар нахмурился сильнее и повернулся к Аллану.
- Какая еще новая знакомая? С каких это пор ты начал приглашать своих подружек домой на ужин?
- Она вовсе не моя подружка, - ответил Аллан. Теперь ему стало понятно, почему медсестры в больнице выглядели такими счастливыми, когда он приехал забирать Эдгара домой. - Ее зовут Рейчел, и она будет заботиться о тебе до твоего полного выздоровления.
Впервые он был рад тому, что дед обращается к прислуге только по именам. Обычно он считал это проявлением высокомерия. Но фамилия Доув навряд ли обрадовала бы Эдгара.
- Что ж, если Рейчел не появится здесь в ближайшие тридцать секунд, зло пробормотал Хокинг-старший, - она уволена.
Словно услышав его слова, мисс Доув вошла в столовую. На ней было короткое черное платье, совсем скромное. Такое можно было купить в любом магазине. Но Аллан не мог отказать молодой женщине в элегантности, которую ей придавала именно простота наряда. Хотя волосы она уложила в замысловатую прическу. В отличие от Моники, Рейчел была почти без украшений, надела лишь пару жемчужных сережек.
Войдя в столовую, Рейчел улыбнулась всем, кроме Аллана.
- Добрый вечер, - спокойно произнесла она, подходя к пустующему месту за столом.
Аллан встал и отодвинул для нее стул. Рейчел не торопилась садиться, словно опасаясь, что молодой человек может глупо пошутить, неожиданно выдернув его из-под нее. Однако через мгновение все же села.
Неужели Рейчел настолько ему не доверяет?
Эта мысль серьезно обеспокоила Аллана. Хотя чего еще можно ждать, учитывая их договор? Вернее, его договор. Рейчел полностью находилась в его власти.
Почему же он только страдал от этого?
И сейчас, увидев нежные завитки волос на ее затылке, он мучительно захотел прикоснуться к ним губами. Но вместо этого ему пришлось взять себя в руки и вернуться на свое место.
- Ты опоздала.
- Должно быть, я невольно потеряла счет времени.
Она взяла со стола льняную салфетку и положила себе на колени.
Эдгар хмыкнул.
- Ты и моя жена должны поладить.
- Что? - Моника подняла голову от журнала. Эди, ты что-то сказал?
- Пора есть, - проговорил старик, увидев служанку, вносящую первое блюдо.
Несколько минут в столовой раздавался только стук приборов. Аллан с удивлением обнаружил, что у него почти нет аппетита. Он больше наблюдал, как ест Рейчел, чем ел сам.
Она не поднимала голову от своей тарелки, пока не проглотила последнюю ложку супа.
Внезапно Аллан подумал, что Рейчел скорее всего ничего не ела целый день. Он не делал никаких распоряжений ни по поводу завтрака, ни по поводу ланча для нее.
Неужели он стал таким злопамятным, что буквально готов был уморить девушку голодом лишь за то, что она задела его самолюбие?
Аллан отодвинул свою тарелку в сторону, испытывая неловкость. Возможно, ему все-таки нужно отпустить бедняжку. И постараться забыть обо всем.
- Ну, девочка, - заговорил Эдгар, невольно поморщившись от боли из-за неловкого движения больной ногой, - расскажи, какой у тебя есть опыт работы со сварливыми стариками?
- Ты вовсе не старик, дорогой, - вмешалась Моника, погладив его широкую морщинистую руку.
Эдгар не обратил на нее никакого внимания.
- Я жду ответа, детка.
Рейчел протянула руку за булочкой.
- А я жду, когда вы станете обращаться ко мне по имени.
Карие глаза старика сузились.
- Ты работаешь в моем доме, ешь мою еду, и я волен называть тебя так, как мне, черт возьми, нравится.
Аллан наклонился вперед, готовый в любую минуту вмешаться. Пусть ему самому далеко не все нравилось в сложившейся ситуации, но это отнюдь не означало, что он готов спокойно смотреть на то, как его дед унижает молодую женщину.
Однако Рейчел опередила его, заговорив раньше.
- Хорошо, Неппи, я отвечу. Уже несколько лет я ухаживаю за своим дедом.
Эдгар нахмурился.
- Как ты меня назвала?
Рейчел посмотрела на старика невинными глазами.
- Ах, извините! У меня просто вырвалось. Вы напомнили мне моего кота Неппи. Эту кличку он получил в честь императора Наполеона. Нашего домашнего любимца мы назвали так, потому что он с рождения слишком независим, своенравен и, похоже, вообразил, будто, полеживая на диване, заодно способен править всем миром. Все вокруг должны восхищаться им, считаться с его привычками и вкусами...
Аллан напрягся в ожидании грандиозного скандала. Его дед наверняка взорвется оттого, что кто-то посмел сравнивать его с котом. Может, Рейчел нарочно затеяла это, дабы умышленно настроить против себя старика, надеясь, что тот потребует выгнать невоспитанную сиделку еще до того, как ей суждено будет приступить к выполнению своей части соглашения?
Эдгар, стиснув зубы, некоторое время смотрел на Рейчел в упор. Неожиданно он прыснул, а через секунду уже громко расхохотался.
- Неппи... А мне это нравится! Думаю, что миру не поздоровилось бы, стань я его правителем.
Улыбка тронула губы девушки.
- Теперь я вижу, что у вас и вашего внука много общего.
- Приплюсуй еще один балл в ее пользу, весело произнес Эдгар, повернувшись к Аллану. - Похоже, никто из нас ее особенно не пугает. Но, готов поспорить, что даже она не протянет со мной дольше недели.
- Принимаю, - ответил внук. - Сто фунтов на то, что она останется, минимум, на две...
Аллан заметил, как Рейчел побледнела, поскольку явно не планировала обитать здесь так долго. Но - чудеса! - леди понравилась его деду, и Хокинг-младший посчитал это доброй приметой. Конечно, Эдгар понятия не имел, что она внучка Генри Доува. И не стоило ему пока знать об этом.
- Только сто? - хихикнул старик. - Ты не слишком-то уверен, да?
- Хорошо, тысяча, - не колеблясь предложил Аллан.
- Теперь ты, малыш, явно завелся, - засмеялся дед, откидываясь на спинку своего кресла.
Служанка разложила второе блюдо.
- Тысячу фунтов? - повторила Рейчел, недоверчиво переводя взгляд с одного на другого. - Вы готовы потратить такие большие деньги на глупый спор?
- Это одна из радостей богачей, - ответил Эдгар. - Мы вправе тратить свои деньги в том числе и на всякого рода глупости. Правильно, Моника?
Жена деда подняла голову от тарелки. По ее лицу было видно, что она совсем не вникает в суть разговора.
- Правильно, дорогой, - ответила она и снова погладила его по руке. Как хорошо, что ты опять дома! Здесь мы сможем по-настоящему о тебе позаботиться.
Эдгар проворчал, отламывая кусок булочки.
- Если вы все так печетесь обо мне, зачем же тогда решили нанять Рейчел?
Хороший вопрос. Монику он поставил в тупик.
Аллан отбросил чувство вины, возникшее было из-за шантажа Рейчел. Теперь он никому не позволит вмешаться в свой план. Ничего не подозревающий дед должен пребывать в полной безопасности, и мисс Доув поспособствует этому. Кража завещания предоставляла единственную на данный момент возможность выиграть время и собрать доказательства вины Моники. И тогда он сумеет убедить своего деда, что эта женщина ему не пара.
- Ты же знаешь, если б я могла, то именно так и поступила бы, - наконец ответила Моника. - Но раз уж ты убежал из больницы, уход за тобой лучше поручить знающему человеку. Тем более что начинается капитальный ремонт мансарды. Мне придется заняться разбором старых вещей.
- Не проще ли просто выбросить весь этот хлам? - предложил Эдгар. - Там нет ничего стоящего.
Моника улыбнулась.
- Кто знает. Помнишь тот случай, когда ты нашел бриллиантовую диадему в одном из старых сундуков, приобретенных в придачу к поместью Фоссетс? Она помогла тебе стать на ноги, сделав богатым.
Рейчел выронила вилку, которая со звоном упала в тарелку.
- Извините, - пробормотала бедняжка, не смея поднять глаз.
Возможно, она не была такой уж спокойной и холодной, какой казалась другим. Аллану хотелось бы вновь уловить в ее серых прозрачных глазах ту завораживающую черноту расширившихся зрачков, которую он видел раньше. Прошлой ночью он утонул в этом пылающем взгляде и был сражен красотой нежного девичьего тела.
- Я устал и хочу спать, - вдруг резко произнес Эдгар, отодвигая от стола инвалидную коляску.
Аллан поднялся.
- Позволь помочь тебе.
- Нет, - запротестовал старик. - Пусть это сделает Рейчел.
- Да, я и забыл... - кивнул Аллан.
- Черт, хорошо все-таки снова оказаться дома! - произнес Эдгар, когда Рейчел вкатила его коляску в спальню. - Эти медсестры под конец стали просто невыносимы.
- Могу себе представить, как им всем досталось, - пробормотала девушка себе под нос.
Добраться до третьего этажа Эдгару помогли двое слуг, пронеся его коляску на руках по всем этажам. После старик объявил, что больше не спустится вниз, пока снова не научится самостоятельно ходить.
Но при этом Эдгар особенно ничего не терял, поскольку его спальня была размером чуть ли не с футбольное поле.
Рейчел подошла к обширной кровати Хокинга-старшего. На краю лежала аккуратно сложенная пижама в зеленую полоску. Вообще Луиза так долго готовила комнату Эдгара к его приезду, что не было никакой возможности украсть завещание еще до ужина.
К тому же Аллан не предоставил ей всей необходимой информации. Например, она даже не знала таких элементарных вещей как, то, где находится сейф. В стене или в полу? Чем он открывается - ключом или комбинацией цифр?..
Несмотря на свое сильное желание поскорее покинуть этот дом, мисс Доув поняла, что еще не время совершать навязанную ей акцию. Предстояло тщательно проработать детали кражи. Эдгар не произвел на нее впечатления человека, который пощадит вора, пусть даже и нанятого собственным внуком. Не проявит он милосердия и к своему бывшему лучшему другу.
- Вам помочь переодеться? - спросила Рейчел, взяв с кровати пижаму.
- Если бы мне было два года, тогда, пожалуйста, - грубовато ответил Эдгар, снова поморщившись от боли. - Жаль тебя разочаровывать, но я из тех людей, Рейчел, которых ты никогда не увидишь без одежды. Если мне понадобится помощь в переодевании, я позову своего внука.
Девушка положила пижаму обратно.
- Я могу что-нибудь еще сделать для вас?
- Как насчет бутылочки "Джони Уокера"?
- Ваш доктор не пришел бы в восторг от подобного выбора. - Она подняла пузырек с болеутоляющими таблетками, стоявший на ночном столике. - Виски в сочетании с лекарством - не лучшая идея.
Старик махнул рукой.
- Мне больше не понадобится эта отрава. От таблеток я становлюсь заторможенным. Согласись, ведь мужчине важно всегда контролировать себя!
Рейчел согласно кивнула, затем подкатила коляску к кровати и, помогая Эдгару перебраться на нее, сказала:
- Да, контролировать себя полезно всем. Вот и еще одна причина, чтобы не пить виски.
- Ты такая же скучная, как и эти медсестры в больнице... - Его голос неожиданно прервался, когда он опустился на подушки. В эти минуты Эдгар вдруг стал выглядеть на свои семьдесят лет. - Может, я все-таки еще разок выпью таблетку, потому что чертовски устал. Как плохо быть старым!
Рейчел не раз слышала эти же самые слова и от своего деда.
- Утром вы почувствуете себя намного лучше., Хокинг помрачнел.
- Просто ненавижу, когда мне говорят такое.
Девушка подошла к столику и налила в стакан воды из графина. Потом положила на ладонь таблетку.
- Примите. Это поможет вам уснуть, - невозмутимо произнесла она.
Эдгар приподнялся на локте, послушно положил таблетку в рот и запил ее водой.
- Радует намного меньше, чем "Джони Уокер".
Рейчел забрала у старика стакан.
- Но действует так же эффективно.
Эдгар заметил пижаму..
- Откуда это, черт побери?
- Выглядит, как новая.
- Выглядит кошмарно, согласен. - Он снова откинулся на подушки и помахал рукой в сторону комода. - Достань мне старую фланелевую ночную рубашку. Она лежит в одном из ящиков.
Рейчел посчастливилось найти нужную вещь, предварительно осмотрев четыре ящика. Рубашка оказалась на дне пятого. Когда она достала ее, на пол выпала черно-белая фотография.
Это было фото ее бабушки!
Рейчел подняла старый снимок. Элеонора Доув стояла на нем, весело улыбаясь, перед вывеской, на которой красовалась надпись: "Доув и Хокинг Эстейт-брокерз". Рейчел знала, что Элеонора еще до замужества работала бухгалтером в фирме двух друзей.
Почему Эдгар хранил фото ее бабушки в своем ящике для одежды? Возможно, это было связано с воспоминаниями о днях молодости и об удачном бизнесе, которым он занимался когда-то... Рейчел повернулась, чтобы спросить у Эдгара, но не получилось.
Старик уже заснул.
- А ты понравилась моему деду.
Девушка чуть не вскрикнула, когда, обернувшись, наткнулась на Аллана. Он поджидал ее в полутемном коридоре.
- Но твой родственник весьма своеобразно это выражает.
- Старик просто осторожен, - ответил Аллан. - Прежде он не раз страдал от излишней доверчивости к женщинам.
- Он мало похож на покладистого наивного человека. Судя по его манере обращения с женой...
- У них сейчас не самое удачное время, признал Аллан. - Все больше причин, чтобы заподозрить Монику в злом умысле.
- У тебя давно появилась эта навязчивая идея?
Мужчина подошел к ней ближе.
- А ты давно стала такой красивой?
Рейчел растерялась и не нашлась что ответить.
Лунный свет, струящийся из окон, бросал тени на Аллана. И невозможно было разглядеть выражение его лица. Но Рейчел ощутила исходящую от него страсть.
Она сама чувствовала то же самое. Эротические воспоминания о прошлой ночи захлестнули ее с ног до головы. Рейчел с трудом поборола желание броситься в его объятия.
Что же такого было в этом мужчине, что все ее подспудные плотские потребности вылезали наружу? Или это полнолуние так на нее влияло?
Аллан Хокинг подошел к ней совсем близко.
- Мне нужно извиниться, - произнес он. Его теплое дыхание коснулось ее щеки.
Рейчел удивилась. Только не это она ожидала услышать от него.
- Я забыл предупредить прислугу, чтобы она покормила тебя завтраком и ланчем, - произнес Аллан с сожалением в голосе. - Поверь, я не намеренно это сделал. Можешь ходить в кухню в любое время и угощаться всем, чем угодно. Это распространяется и на библиотеку, и на все общие помещения остальной части дома. На все, что находится в его пределах.
- Значит, ты всерьез собираешься держать меня здесь взаперти? - Она решила, что его извинение послужит началом перемены их договора. Но, очевидно, слишком переоценила доброту Аллана Хокинга. Несмотря на его участие, он был непреклонен, как и раньше.
- Ты в долгу передо мной, - хрипло произнес он.
Но за что? За вскрытие его сейфа? За страстную ночь? Что из ее поступков было большим преступлением в представлении Аллана?
- Мне не нравится обманывать твоего деда, - пожаловалась она. - И его жену тоже.
- Но тебя же не мучила совесть, когда ты обманывала меня, используя самое откровенное обольщение?
Рейчел покачала головой.
- Уверяю, ты ошибаешься. Я... - Она запнулась. Не стоило рассказывать ему правду, он все равно не поверит.
Рейчел повернулась, чтобы пойти в свою комнату, но Аллан удержал ее.
- Что ты хотела сказать? Что не жалеешь о той ночи? Что хотела меня так же сильно, как и я тебя?
Она смотрела на крепкие пальцы, сжимавшие ее руку, чтобы не дать ему заглянуть в свои глаза.
Боялась, что Аллан прочитает в них правду.
- Прошлая ночь была ошибкой. - Ее голос срывался. - Большой ошибкой.
- Я не согласен, - произнес мужчина, притягивая ее к себе.
Рейчел закрыла глаза.
- Пусти меня.
- Есть только один способ доказать, что ты не хотела меня обманывать, пробормотал Аллан, отпуская ее руку. - Один способ доказать, что ты не бессердечная лгунья.
Рейчел пыталась сосредоточиться и не могла.
Аллан вдруг обнял ее за плечи, и его ладонь заскользила по ее спине.
- Один очень простой способ...
Молодая женщина заставила себя поднять глаза, когда его рука опустилась на ее бедро.
- Какой?
Аллан притянул ее к себе.
- Вернуться сегодня в мою постель.
Желание боролось в голове Рейчел с благоразумием, а его руки продолжали свое разрушающее путешествие по ее телу. Губы Аллана коснулись сначала одного уголка ее рта, потом другого.
Переспать с ним? Так же как и прошлой ночью? И снова испытать это безумное наслаждение? Но за ночью наступит утро. И что будет дальше? Если он согласится отпустить ее, значит, Рейчел продаст свое тело за свободу. Если же заставит остаться, она рискует превратиться в его наложницу.
Оба этих варианта ее не устраивали. Она отшатнулась от мужчины, прежде чем тот успел скрепить свое предложение поцелуем, который бы лишил ее воли.
Рейчел обязана была побороть искушение.
- Думаю, такой поступок станет еще одной ошибкой! - скороговоркой произнесла она и исчезла за дверью своей комнаты, не дав Аллану времени произнести еще хоть одно слово.
Дрожащими руками закрыв дверь, Рейчел с трудом перевела дыхание. В душе она почти умоляла Аллана постучаться к ней.
Но стука не последовало.
На этот раз он отпустил ее.
На этот раз.
7
Аллан проснулся от странного ощущения. Что-то мокрое и шершавое водило по его щеке. Ночью он долго не мог заснуть, думая о своей пленнице, спящей в другой комнате. Он проворочался почти до рассвета, фантазируя, как она лежит там - без одежды и одна. Не то, чтобы он был уверен, что она спала голая. Просто представлял ее в таком виде.
Что-то холодное толкнуло Аллана в шею, окончательно возвращая в сознание. Он приоткрыл один глаз и увидел пушистого рыжего кота, который сидел на соседней подушке и смотрел на него.
Заметив, что человек проснулся, кот фыркнул и потерся головой о подушку.
Аллан попытался сесть.
- Какого черта? - прорычал он.
От сердитых интонаций его голоса кот опрометью кинулся с кровати на пол и выбежал из комнаты. Аллан оставил дверь полуоткрытой, надеясь, что Рейчел передумает и придет к нему.
Но вместо этого его разбудило какое-то мохнатое страшилище.
Мужчина отбросил одеяло и выскочил в коридор. Кот как будто ждал его и кинулся наутек. Аллан попытался догнать нарушителя спокойствия, но лишь больно стукнулся плечом о стену.
От удара он задел подставку, на которой размещалось старинное китайское блюдо. Аллан едва успел протянуть руку, чтобы не дать ему упасть. Повернувшись, он обнаружил сидящего чуть поодаль и с любопытством наблюдающего за ним кота.
- Иди сюда, киска! - пробормотал Хокинг, медленно приближаясь к нему.
Пушистый гость подхватился, мяукнул и умчался в другой конец коридора. Аллан погнался за ним. Он гадал, кто из прислуги мог принести это чудовище в его дом? Но кто бы это ни был, ему не избежать увольнения сегодня же.
Аллан замешкался на секунду, и кот, несомненно наслаждаясь игрой, ловко забрался на искусственное дерево, возвышающееся в углу коридора. Когда Аллан наконец добежал туда, кот испустил воинственное рычание...
Вдруг дверь в комнату Рейчел распахнулась, и молодая женщина выбежала в коридор в белоснежной батистовой ночной рубашке, такой длинной, что было не видно даже кончиков ее пальцев. Широкие рукава и вырез на груди украшали тонкие кружева.
- Неппи! - сердито воскликнула она. - Ты что здесь делаешь?
- Это твой кот? - спросил Аллан, у которого снова перехватило дыхание. Но теперь совсем по другой причине.
Черные волнистые волосы Рейчел в беспорядке разметались по плечам, а ее щеки после сна еще были нежно розовыми. Но больше всего Аллана заинтриговало то, что скрывалось под полупрозрачным одеянием. Прелестная упругая грудь, плавный изгиб бедер... Не говоря уж о стройных ногах. Аллан вспомнил, как они обвивались вокруг него той ночью, прижимая его ближе, делая соитие более глубоким и чувственным...
- Познакомься с Наполеоном. - Голос Рейчел ворвался в его эротические мечты. Девушка как пушинку подхватила кота на руки. - Но его можно звать просто Неппи.
Аллан с трудом заставил себя дышать нормально.
- Но что он делает здесь?
- Вчера я попросила Луизу привезти его вместе с моими вещами. Я просто не могла оставить бедняжку одного дома.
- Разве твой дед не в состоянии позаботиться о нем?
- Нет. Он с трудом ухаживает за собой.
- Тогда пусть твой кот отправляется в питомник, - настойчиво произнес Аллан. Внезапно он осознал, что впопыхах схватил, но даже не успел накинуть халат и, волоча его по полу, стоит теперь перед Рейчел в одних трусах. Не из-за этого ли она так покраснела? - Я оплачу его пребывание там.
Но мисс Доув сузила потемневшие глаза.
- Это исключено.
Аллан заметил, как ее взгляд заскользил по его телу все ниже. Он поспешно отвернулся, чтобы Рейчел не успела заметить эффекта, произведенного своим разглядыванием.
- Не спорь. Это животное здесь не останется!
К его удивлению, девушка не стала его умолять, а лишь спокойно и с достоинством ответила:
- Если не будет Неппи, не будет и меня.
Аллан торопливо надел халат, запахнув полы и затянув пояс. Может, это было глупо, но Хокинг не любил кошек с тех пор, как ему исполнилось девять лет. Он надеялся, что неприятные воспоминания остались позади, но теперь понял, что ошибался.
Торопливо повернувшись к Рейчел, Хокинг-младший отчеканил:
- Мое решение не обсуждается.
- Вынуждена напомнить, что это не твой очередной бизнес-проект! горячо возразила Рейчел. - Неужели ты не понимаешь? Неппи член моей семьи. Я не собираюсь отправлять его в какой-то там питомник или бросать на произвол судьбы. Ты влез в мою жизнь, все разворошил в ней, а теперь еще выдвигаешь условие за условием...
Глаза Рейчел блестели в лучах утреннего солнца, а щеки горели от негодования. Очевидно, она очень любила этого кота.
На короткий миг Хокинг пожалел, что не он сам, а какой-то там комок шерсти стал предметом ее обожания. Но, кажется, Рейчел не понимала, что не ей устанавливать здесь правила.
Мужчина сложил руки на груди.
- Кота не будет.
- Хорошо. Я ухожу вместе с ним.
Черт! Она готова была все бросить ради какого-то паршивого животного! Аллан свирепо сжал челюсти, стараясь спокойно взвесить решение.
Если избавиться от мохнатого паразита, она непременно выполнит свою угрозу. Тогда ему придется либо сдать ее в полицию, либо вообще забыть о ней. Что-то подсказывало Аллану, что он не сможет сделать ни того, ни другого.
Кроме того, нужно было открыть злополучный сейф и украсть завещание. Такое проделать могла только Рейчел. И от успеха данной операции зависела жизнь его деда.
- Пожалуйста, Аллан! - попросила она, положив свои пальцы на его руку.
Может, Рейчел догадалась, что он не мог сопротивляться, когда она к нему так прикасалась?
- Хорошо, так и быть, - согласился он, смирив свою гордость. - Пусть кот останется...
От улыбки Рейчел его сердце бешено забилось.
- Спасибо, Аллан!
- ..но с некоторыми оговорками.
Ее улыбка тут же увяла.
- А именно?
- С этой минуты он меня больше не беспокоит и не попадается мне на глаза. И уж, конечно, не будит меня по утрам.
Девушка не смогла скрыть своего удивления.
- Но это же не заводная игрушка, и даже не собака. Я не могу посадить его на цепь.
- Не знаю, решай сама, как выйти из положения. К тому же я не хочу слышать его мяуканье ни днем, ни ночью.
- Он мяучит только тогда, когда хочет гулять, - ответила Рейчел.
Такая информация не впечатлила Хокинга.
- Пусть твой питомец не вздумает подниматься выше первого этажа. И если он хоть раз нагадит в доме, то немедленно переселится в садовый сарай.
Когда Рейчел раскрыла рот, чтобы возразить, Хокинг поднял руку.
" - Сарай отапливаемый, и кот там не замерзнет.
- Уверена, что ничего подобного мой Неппи не выкинет, поскольку очень хорошо обучен. - Девушка прижала его к щеке. - С ним не будет никаких проблем. Вот увидишь!
По мнению Аллана, одно только присутствие в его доме чужого котяры уже стало большой проблемой. Из-за него он проиграл битву с Рейчел. А Хокинги не любят проигрывать.
Он же еще к тому же не выносил котов. Но с этим, похоже, придется мириться какое-то время.
Аллан вздохнул.
- Словом, советую держать его подальше от меня.
Рейчел, выходя из его комнаты, бросила через плечо.
- Ты не пожалеешь.
Он уже жалел.
В тот же день, ближе к вечеру, Рейчел вызвали в комнату Моники. Она сидела, откинувшись, в шезлонге около окна, а вошедшей девушке предложила присесть на стул. Жена Эдгара рассеяно разглядывала зимний пейзаж за окном.
- Я подумала, что нам пора познакомиться немного ближе, чтобы лучше узнать друг друга, медленно проговорила она. - В конце концов ты ухаживаешь за моим мужем.
Рейчел вздохнула с облегчением. Она предположила, что Моника услышала про Неппи и тоже, как и Аллан, захотела избавиться от животного.
Но, к счастью, пока ее Наполеон был в безопасности.
- Что бы вы хотели узнать?
Моника взяла со столика бокал с вином.
- Как можно больше.
Рейчел подумала, что многого она рассказать не сможет, и начала с обычных скучных сведений.
- Я родилась и выросла в Ноттингеме. Сначала ходила в школу, потом поступила в университет в Лондоне. По окончании меня приняли в аспирантуру. Теперь я зарабатываю деньги, чтобы оплачивать обучение в ней.
- Нам повезло, что удалось нанять тебя. Полагаю, рекомендации у такой сиделки просто отличные.
- Можете уточнить у Аллана. Похоже, его вполне устроила моя квалификация.
- Уверена, в этом нет необходимости, - равнодушно ответила Моника. Тем более что мой Эдгар так доволен тобой. Скажи, Рейчел, ты замужем?
- Нет.
- Но почему? Это так здорово, когда ты находишь именно того, кто тебе нужен, - разоткровенничалась Моника. - Я, как только увидела Эдгара, сразу поняла, что это моя судьба.
Аллан был уверен, что Моника влюбилась не в Эдгара, а в его состояние. Хотя он, надо полагать, не очень хорошо разбирался в людях, раз до сих пор продолжал считать Рейчел профессиональной воровкой.
- А как вы встретились? - спросила девушка.
Ей действительно было интересно. Она слышала об Эдгаре Хокинге от своего деда, который представлял его далеко не в лучшем свете. Генри характеризовал своего бывшего партнера по бизнесу как бессердечного, хладнокровного предателя. Но Рейчел удалось разглядеть в своем подопечном под маской раздражительности и резкости проблески человечности и доброты. Она даже начала подозревать существование тех же черт и у Аллана. Таким ли он был беспощадным на самом деле, каким его все считали? Нужно было подольше пообщаться с этим человеком, чтобы объективно ответить на такой сложный вопрос.
- Раньше я работала фотомоделью, позируя для фотографий, которые заказывали магазины.
Из этих снимков составлялись каталоги ассортимента торговли модных бутиков. Эдгар владеет целой сетью таких торговых отделов, - рассказывала Моника, приподняв свою стройную ногу и любуясь ею. - Хокинг часто проводит конкурсы на лучшую модель для своих каталогов, поскольку его коллекция регулярно пополняется эксклюзивными образцами после всевозможных показов одежды, созданных в самых известных Домах моды со всего света - И вы однажды стали победительницей такого конкурса? - спросила Рейчел.
- Да, - ответила Моника, удовлетворенно вздохнув. - Я выиграла.
Девушка почувствовала, что речь уже шла не только о конкурсе, а о чем-то большем.
- Вы до сих пор занимаетесь модельным бизнесом?
- Да что вы! Конечно нет! - воскликнула молодая женщина и сделала большой глоток вина. - Я считаю, что должна все свободное время проводить рядом с мужем.
Почему же она теперь не ухаживает за ним, предоставляя это делать нанятой сиделке или прислуге? Был ли это выбор Моники, или в их браке все решал сам Эдгар? А может, демонстрация силы и власти при любом удобном случае - наследственная черта семейства Хокингов?
- А что за несчастный случай произошел с вашим мужем недавно? спросила Рейчел, не совладав с любопытством. Она вспомнила, что рассказывал Аллан о подозрительных обстоятельствах, сопутствующих этому происшествию.
- Автомобильная авария. - Моника повертела обручальное кольцо на пальце. - Тормоза оказались неисправными, а скорость машина набрала уже очень большую. Эдгар запросто мог погибнуть.
Рейчел слушала, внутренне содрогаясь. В голосе Моники она не уловила абсолютно никаких эмоций. Когда жена Эдгара прикоснулась к своим совершенно сухим глазам, вытирая несуществующую слезу, Рейчел поняла, почему Аллан заподозрил ее в двойной игре. Моника могла быть великолепной моделью, но никудышной актрисой.
- Доктор сказал, что Эдгару повезло. Он ведь мог свернуть себе шею, пробормотала миссис Хокинг, притворно и неубедительно всхлипнув. - Я была так близка к тому, чтобы потерять его, что теперь собираюсь сама присматривать за ним.
И очень пристально.
Рейчел удивленно моргнула. В голосе Моники она уловила нечто, похожее на угрозу. Неужели миссис Хокинг предположила, что сиделка попытается соблазнить ее мужа прямо у нее под носом? Ведь он ей в отцы годился?
Впрочем, и Монике тоже.
- Я уверена, что мистер Хокинг это оценит, - поспешно ответила Рейчел. Хотя она уже догадалась, что Хокинга-старшего просто выводила из себя суматошная беготня вокруг его персоны.
- Конечно, у меня мало свободного времени.
Сейчас я занята тем, что слежу за уборкой и ремонтом мансарды. - Моника сделала глоток вина и пристально посмотрела на свою собеседницу проницательными голубыми глазами. - Но я буду часто заходить днем, чтобы проведать его.
Рейчел кивнула. Она не знала, стоит ли убеждать Монику, что не собирается красть у нее мужа.
Вот его завещание - это другое дело.
Молодая женщина поставила пустой бокал на стол.
- Кстати, в субботу вечером на ужин к нам придут гости. Мы будем праздновать день рождения Аллана. Эдгар спустится к гостям ради такого события. Это значит, что на вечер можешь быть свободна.
Еще это значило, что спальня Эдгара будет пустой, и наконец можно будет добраться до сейфа.
- Буду ждать с нетерпением.
- Хорошо, - улыбнулась Моника. - Я очень рада, что мы нашли случай поговорить. Аллана часто подводит вкус в отношении женщин, но, похоже, ты стала исключением.
Рейчел подумала, что Аллан унаследовал недостаток вкуса у своего деда. Моника явно не любила своего мужа. Это расстроило девушку. Теперь и она становилась подозрительной.
- Это все?
Миссис Хокинг кивнула.
- Можешь возвращаться к своим обязанностям.
Рейчел встала и вышла за дверь. Неудивительно, что Эдгар был все время таким раздраженным. Как он мог счастливо жить с такой женой, пусть даже она была молодой и красивой? Но, вместе с тем, ей показалось, что Моника не так уж коварна, как думает Аллан. Возможно, она даже страдает от одиночества среди всех этих меркантильных и жестких Хокингов...
Но почему эти проблемы должны волновать ее?
Вот ее дед был бы рад узнать о проблемах в семье Хокингов. Он всегда говорил, что большего Эдгар и не стоит.
Но ведь каждый человек заслуживает любви. А обитатели роскошного особняка были лишены этого дара судьбы. Если не считать Аллана, обожающего своего деда. Хотя и его любовь была отравлена всей этой возней вокруг наследства и преступных замыслов Моники. Если когда-нибудь Эдгар раскроет план Аллана, сумеет ли он простить своего внука? Пусть даже тот сумеет доказать вину хитрой дамы и окажется прав.
Меня это не касается, пробормотала сама себе Рейчел, спускаясь вниз, чтобы покормить Неппи. К тому времени я уже буду далеко отсюда.
Аллан сидел в своем офисе на последнем этаже гостиницы "Салютейшн" и внимательно изучал личное дело Рейчел Доув. Его прислали из отдела кадров, после того как он предупредил менеджера, что рабочее место этой сотрудницы будет временно пустовать.
Несомненно, служащие гостиницы уже распространили слухи о ее таинственном исчезновении и о причастности к этому самого Аллана Хокинга. Что ж, пусть себе судачат. Он не обязан никому ничего объяснять.
Аллан просматривал информацию, которую можно найти в деле каждого служащего гостиницы. Возраст двадцать шесть лет. Семейное положение - не замужем. Все именно так, как она и говорила Не удивительно, ведь Рейчел, кажется, не любила обманывать. Забавно, если учесть, что она воровка.
В глубине души Аллан очень хотел поверить в историю, рассказанную Рейчел Доув. Хотел поверить так сильно, что даже не стал просматривать то, что запечатлела камера наблюдения. Ему не хотелось напороться на горькую правду.
Услышав стук в дверь, Аллан поспешно захлопнул папку.
- Войдите, - произнес он, отодвигая бумаги.
На пороге появился Робин Перриш, школьный товарищ Хокинга. Теперь он руководил одной из самых лучших охранных фирм в Ноттингеме. Обычно он лично не занимался сбором информации, но Аллан мог доверять только ему.
- Рад, что ты смог прийти, - сказал Хокинг, поднимаясь и крепко пожимая руку приятелю.
- Когда меня зовет сам великий и могущественный Аллан Хокинг, я лечу быстрее ветра, - улыбнулся Робин. - Конечно, если только он не звонит из церкви в Риме, требуя лететь на истребителе, поскольку ему приспичило жениться на какой-то вертихвостке по имени Кики. И требуется свидетель.
Аллан поморщился.
- Ты что, никогда об этом не забудешь?
- Готов поспорить, Кики до сих пор ненавидит меня за то, что я похитил ее жениха.
- Я был молод и глуп.
- И чертовски пьян.
- Да, это мое главное оправдание.
- Так в чем дело? - снова становясь серьезным, спросил Робин.
- Мне нужно, чтобы ты помог мне избавиться еще от одной охотницы за богатством.
Робин поднял бровь.
- Ты умудрился сделать предложение еще одной Кики?
- Сейчас речь не обо мне, а о моем дедушке, Эдгаре Хокинге. Мне кажется, молодая жена пытается убить его.
Перриш пристально взглянул на своего приятеля.
- Это серьезное обвинение, Аллан. У тебя есть доказательства?
- Пока нет. Для этого я и пригласил тебя. Веские улики - единственный способ убедить деда, что этот брак представляет угрозу его жизни.
Робин слушал, медленно кивая.
- С чего мне начать?
- Проверь Монику. Ее девичья фамилия Вильяме. Посмотри, были ли браки, судимости, правонарушения?
- Разве твой дед не проделал то же самое несколько раньше? Я думал, для него это стандартная процедура перед свадебной церемонией.
Аллан невесело хмыкнул.
- Только не с Моникой. У них была любовь с первого взгляда.
- Но ты не из тех, кто верит в подобный феномен?
Хокинг иронично покачал головой. Хотя в этот момент перед его глазами промелькнул образ Рейчел в кружевной полупрозрачной ночной сорочке.
- Счастье, что я не так богат, как ты, - пробормотал Робин. - Жизнь уже не казалась бы такой веселой.
- Если сможешь обнаружить доказательства, я заплачу тебе достаточно, чтобы насладиться весельем в полной мере.
- Такой клиент - то, что мне нужно, - рассмеялся Робин. - Что еще я могу для тебя сделать?
- У нас намечается небольшой прием в субботу вечером. Будут только некоторые друзья и коллеги по работе. Я приглашаю тебя и Энни.
Робин глуповато хихикнул.
- Буду искренне надеяться, что не смогу прийти. Моя жена должна была родить еще неделю назад.
Аллан увидел в глазах Робина нескрываемую гордость, вызванную предстоящим отцовством, и почувствовал нечто, похожее на зависть. Сам он давно перестал мечтать о собственной семье.
- Тогда лучше не рисковать, - ответил Хокинг.
- Вероятно, ты прав, - согласился Робин и встал. - Но я сумею найти для тебя превосходный подарок. В этом году ты предпочитаешь блондинку или рыжую?
Аллан качнул головой.
- Спасибо, друг. Но у меня уже есть подружка для ужина. И она брюнетка. Мы познакомились у меня, на новогоднем маскараде...
Зазвонил телефон.
Аллан поднял трубку и удивленно протянул ее своему собеседнику.
- Спрашивают тебя.
- Зная, что роды у Энни могут начаться в любую минуту, я сообщил, куда направляюсь.
Робин нервно кинулся к телефону. Лицо бедняги побледнело, но после сообщения, прозвучавшего с того конца провода, в его глазах вдруг вспыхнул радостный огонек. Положив телефонную трубку на место, он пробормотал:
- Пора.
- Энни?
- Да, началось. Сейчас ее увезут. Я должен встретить жену в больнице. Робин поспешно повернулся к двери и споткнулся о свою же собственную ногу.
- Лучше я отвезу тебя, - предложил Аллан, доставая из кармана ключи и выходя из-за стола.
- Сам справлюсь.
- По-моему, ты едва можешь ходить. Да мне и в радость помочь тебе.
- Подумать только, я стану отцом! - Робин улыбнулся и похлопал Аллана по спине. - Спасибо, Хокинг! Когда-нибудь я тоже порадуюсь за тебя.
Но Аллан почти не сомневался, что такой день никогда не наступит.
8
Рейчел стояла в картинной галерее Хокингов и разглядывала озорные карие глаза на портрете, очень похожие на глаза Аллана. Табличка гласила: "Ральф Хокинг". Отец Аллана.
На портрете он был совсем молодым. Моложе, чем сейчас Аллан. Его темные волнистые волосы спускались почти до плеч, а губы были растянуты в насмешливой улыбке. Казалось, будто он думал, что позирование - довольно глупая но необходимая обязанность. Одна бровь была презрительно изогнута. А в осанке чувствовалась такая самоуверенность, словно этот человек относился к жизни, как к дерзкой игре рискованных людей.
К тому же Рейчел узнала о характере Ральфа из рассказов его отца Эдгара Хокинга. За то недолгое время, которое она провела с больным стариком, тот не раз вспоминал о погибшем сыне.
Парень получил лицензию на вождение яхты в шестнадцать лет. Он много путешествовал до того злополучного взрыва...
Разглядывая молодое лицо Ральфа Хокинга, Рейчел гадала, насколько сильно могла повлиять на тринадцатилетнего мальчика смерть его родителя. И не от этого ли Аллан вырос таким упрямым и недоверчивым?
- Ага, вот ты где!
Рейчел обернулась и увидела идущего к ней мужчину. Ее сердце сжалось, потому что она на миг представила себе маленького одинокого мальчика, которым Аллан был в те трагические дни своей жизни.
- Ты искал меня?
- Где только можно! - В его голосе послышалось облегчение и раздражение одновременно. Я надеялся застать тебя в комнате деда.
- Он прогнал меня, - ответила девушка. - Сказал, что хочет вздремнуть, и для этого ему не требуется сиделка.
Взгляд Аллана упал на портрет его отца.
- Вижу, ты знакомишься с остальными членами семьи Хокингов.
Она кивнула.
- Я люблю разглядывать семейные портреты.
- Эдгар заказал сделать их по большей части со старых фотографий. За исключением моего любимого прапрапрадедушки Джона Хокинга. Аллан кивнул в сторону портрета в массивной раме. - Он уехал из Англии во время золотой лихорадки, а затем, вернувшись, построил гостиницу и открыл свое дело.
- А миссис Хокинг?
- Она была одной из его служащих, но уволилась после свадьбы.
- Где ее портрет? - спросила Рейчел, направляясь дальше вдоль ряда картин.
Но Аллан остановил ее:
- Да вот же! Бриджит Хокинг рядом с Джоном.
Рейчел вгляделась в портрет молодой девушки с очень знакомыми карими глазами и обаятельной улыбкой.
- Красавица.
- И умница, - добавил Аллан, - Она подвигла Джона открыть мужской клуб "Трайямфент" с совершенно возмутительной платой за членство.
Но желающих все равно было, хоть отбавляй.
Рейчел пробежала взглядом по длинному ряду семейных портретов.
- Не вижу твоей матери.
- Здесь нет ее портрета. - Аллан повернулся и быстро пошел к выходу.
Девушка торопливо последовала за ним, осознав, что затронула больную тему. Но такая реакция только усилила ее любопытство. Эдгар почти не упоминал о жене Ральфа в своих рассказах.
Может, из-за того, что она тоже погибла в той катастрофе?
- Хочу показать тебе новую коллекцию предметов Средневековья, которую собрала Моника.
- Аллан распахнул дверь в другое помещение. - Вопреки всему, должен признать, что у нее хороший вкус.
Рейчел прошла за ним. Эта комната была менее просторной, чем предыдущая, но тоже довольно большая. Молчаливые свидетели минувшей эпохи располагались в ней не только на стенах, но и на мраморных постаментах. Некоторые реликвии прошлого были спрятаны под стеклянными витринами.
Они медленно стали переходить от одного предмета к другому.
- О, узнаю! Этот меч так похож на меч Экскалибур, добытый легендарным Артуром у Озерной Леди.
- Разве? Мне казалось, что он выхватил его откуда-то...
- Верно. До этого ему удалось освободить из-под огромного камня, лежащего на алтаре, меч Брансток, и, таким образом, утвердить свои божественные права на британский престол.
- Я немного забыл эти истории.
Они перешли к следующей витрине, в которой красовались рыцарские доспехи.
- А ты знаешь о четырех долгах рыцарей?
Аллан отрицательно тряхнул головой.
- Они должны были соблюдать четыре долга: хранить верность сеньору, выказывать храбрость на поле битвы, проявлять щедрость и великодушие к страждущим и быть преданным даме сердца.
- Надо же? - удивленно протянул Хокинг. - Откуда такие подробности?
- Я изучала искусствоведение и собираюсь защитить степень магистра искусств. А видишь вон тот кубок? Считается, что точно в таком виде явился Святой Грааль рыцарям Круглого стола, и после этого они поклялись посвятить свои жизни его поиску.
- Очень любопытно.
Они двинулись дальше.
- Что скажешь? - спросил Аллан после того, как девушка обошла помещение.
- Очень мило, - ответила она. - Интересно, где Монике удалось раздобыть такие реликвии?
- Она завсегдатай всяческих аукционов. Пока Эдгар пополняет свои магазины новыми моделями, его жена обогащает коллекцию новыми экспонатами. Если честно, я не поклонник старины. - Хокинг подошел к ней ближе. - Но я точно знаю, что именно мне нравится, и вид чего мне доставит удовольствие.
Рейчел догадалась, что теперь речь идет совсем не об искусстве. Он хотел ее. Блеск желания в его ореховых глазах явно свидетельствовал об этом. Девушка уловила, как его взгляд застыл на ее губах. Прежде чем она смогла сообразить что-либо, Аллан обнял ее и поцеловал.
Басовитое рычание вырвалось из его груди.
Рейчел простонала в ответ, когда мужчина крепче прижал ее к себе. Его язык гладил ее губы, пока она не раскрыла их, начиная терять контроль над собой.
Внезапно он отстранился и произнес, все еще обнимая ее.
- Признайся, Рейчел! Ты хочешь меня так же, как я тебя?
О, да! Ее тело изнывало от жажды чувственных прикосновений. Его нежные умелые руки могли вознести ее на вершину блаженства. Она мечтала о том мгновении, когда Аллан вновь заключит ее в свои объятия, позволив сбросить ощущение опасности и жуткого внутреннего напряжения.
Только это чувство беззаботности было всего лишь иллюзией. Аллан Хокинг таил теперь в себе угрозу для ее сердца и души куда реальнее, чем когда-либо.
Да, он не скрывал своего желания. Но и не подгонял свою затворницу. Он просто ждал с тем необходимым терпением, с каким опытный охотник выслеживает будущую добычу. И от этого в глазах Рейчел становился еще опасней.
- Зачем ты искал меня? - спросила она, с отчаянием отгоняя от себя тревожные мысли и стараясь сменить тему.
Казалось, мужчина не сразу понял, о чем она его спрашивает.
- Я хотел пригласить тебя на праздничный ужин по поводу моего дня рождения. Ты будешь... моей подружкой.
- Не думаю, что это удачная идея. - После того, что произошло сейчас между ними, Рейчел абсолютно была в этом уверена.
- А я, наоборот, считаю такую идею превосходной, - возразил Хокинг. Это обеспечит тебе отличное алиби. Потому что кража завещания произойдет тем же вечером.
Завещание... Да она уже почти забыла о нем.
Ну, конечно! Интерес Аллана к ней был обусловлен прежде всего деловыми соображениями.
Да, он хотел ее. Но куда больше хотел получить завещание. Дай ему возможность, он возьмет и то и другое.
- Ужин в субботу вечером, - продолжал Хокинг. - Будет десять человек гостей. Мой дед уже объявил, что спустится по такому случаю. Это значит, что его комната будет свободна.
Рейчел кивнула. Голова ее шла кругом. Украв завещание, она сможет навсегда уйти из этого дома. И избавится от власти, которую Аллан имел над ней. Как от физической, так и от моральной.
- Но, если я буду играть роль твоей подружки, откуда у меня возьмется время на кражу?
- После ужина я приглашу гостей осмотреть экспозицию Моники, - объяснил Аллан. - Еще у меня есть несколько новых приобретений в картинной галерее. Из-за того, что придется ходить по разным комнатам, мы сможем спокойно разделиться.
- И тогда я ускользну ото всех?
Он кивнул.
- И я тоже. Если кто-нибудь заметит твое отсутствие, то предположит, что мне захотелось уединиться с подружкой. В прошлом такое уже бывало.
Взгляд Рейчел поблек. Ей не следовало забывать о репутации Аллана. Для него она была очередной игрушкой, не больше.
В такую легкомысленную игру он играл уже много раз. И это означало, что нечего ей было позволять себе какие-либо чувства по отношению к нему. Не стоило допускать и сочувствия, которое могло подобраться к сердцу в самое неподходящее время.
Она сама была виновата в том, что оказалась в заложницах. Это было ее решение: прийти на вечеринку и вскрыть его сейф. Ее же решением было переспать с ним, Но, если теперь она хотела выбраться отсюда с нетронутым сердцем, необходимо было сопротивляться соблазну, который исходил от этого мужчины. Сопротивляться каждому его прикосновению, каждому взгляду и поцелую. И собственной неуемной фантазии, которая не давала ей заснуть по ночам.
Именно поэтому идея даже на несколько часов превратиться в подружку Аллана показалась Рейчел чрезвычайно опасной. Ей нужно было придумать что-нибудь получше. Если бы подвернулась возможность покинуть этот дом хоть на некоторое время, она смогла бы освежить голову.
- У меня нет ничего подходящего из одежды.
- Я обо всем позабочусь, - пообещал Хокинг, отнимая у нее последний шанс. - Просто будь готова к семи вечера в субботу.
Рейчел кивнула, уверяя себя, что это действительно лучшая возможность, если вообще не единственная, получить доступ к сейфу Эдгара. Когда все кончится, Аллану придется ее отпустить.
- Что ты думаешь о Монике? - спросил он, когда они подошли к лестнице.
- Сначала она мне не понравилась. Но теперь мне просто жаль ее.
Шаги Аллана замедлились.
- Ты шутишь?
Рейчел открыто взглянула на него.
- Нет. Думаю, она одна из самых безобидных женщин, которых я когда-либо встречала.
Мужчина с сомнением покачал головой.
- Значит, ты ее плохо знаешь.
- Возможно. Хотя сегодня, когда мы пили чай вдвоем, - ответила Рейчел, - она показалась мне какой-то.., потерянной, что ли. Наверное, в порядке вещей чувствовать себя одинокой в таком огромном доме, среди столь независимых и влиятельных людей.
- А ты тоже чувствуешь себя здесь одинокой? мягко поинтересовался Аллан.
Рейчел посмотрела в его глаза, гадая, как бы он среагировал, если б услышал от нее правду.
Что, мол, наоборот, здесь она нашла себя, прочувствовала сполна свою страсть. И что Аллан заполнил вакуум в ее душе, который раньше подспудно тяготил ее. А еще.., что теперь она не сможет игнорировать его существование.
- Нет, - наконец, ответила девушка. - А ты?
Он пристально и долго смотрел на нее, потом отвернулся и пошел прочь.
- Пойдем. Мой дед, вероятно, уже проснулся.
Рейчел поспешила за ним. Похоже, Аллан предпочитал игнорировать темы разговора, которые заставляли его чувствовать себя неловко.
Когда они поднимались по лестнице, девушка решила задать еще один вопрос.
- Как умерла твоя мать?
Аллан резко повернулся к ней.
- Почему ты решила, что она умерла?
- Слышала от твоего деда, как он говорил о ней в прошедшем времени. Значит, она жива?
Мускул дрогнул на лице мужчины.
- Я, честное слово, не знаю. Она покинула нас, когда мне было девять лет. - Аллан отвернулся и ушел.
Рейчел стояла, не двигаясь и забыв на минуту о своих обязанностях, и думала о своей семье. О своих родителях, о дедушке и бабушке... Они всегда жили вместе, в одном и том же небольшом домике. Зависели друг от друга, но были счастливы и ценили любовь. Даже если это чувство заводило их слишком далеко. Как было, например, с ее дедом.
Потом Рейчел вспомнила похороны своей бабушки. Ее дед был убит горем и плакал. Каким пустым и тихим был их дом долгое время после этого. Она сама все еще скучала по ней, хотя прошло уже столько лет.
И пусть они жили бедно, Рейчел не променяла бы свою семью ни на какую другую в мире.
А у Аллана, казалось, было все. Но он потерял и отца, и мать. Не удивительно, что он так дорожил жизнью деда. Это был единственный, близкий ему с детства человек.
Теперь Хокинг-младший помешался на идее о покушении на жизнь старика, подозревая Монику. И поэтому решился ограбить сейф, чтобы доказать свою правоту.
Рейчел очень надеялась, что Аллан не совершает при этом роковой ошибки, которая заставит его потерять ту единственную маленькую семью, которая у него еще оставалась.
Субботним вечером Рейчел зашла в свою комнату и обнаружила лежащее на кровати вечернее платье и коробку с туфлями на высоких каблуках.
Платье было великолепным. Она тут же надела его. Тонкая белая шелковистая материя облегала ее фигуру так идеально, словно наряд был сшит на заказ. Как будто Аллан запомнил каждый дюйм ее тела.
Так же, впрочем, как и она запомнила всего его.
Рейчел стояла перед зеркалами, в которых она отражалась с трех сторон, и пыталась поверить, что видит в них себя.
Потом она заколола волосы в высокую прическу. Тонкие непослушные прядки завивались колечками вокруг ушей и затылка.
Сзади у платья был глубокий вырез. Маленькие хрустальные камешки, которыми была расшита ткань, сверкали при каждом движении.
Медленно поворачиваясь, Рейчел осмотрела себя со всех сторон. За свои двадцать шесть лет она еще ни разу не надевала ничего подобного, Примеряя атласные туфельки, которые тоже оказались ей в самый раз, девушка внушала себе, что все происходящее - просто очередная сказка.
Только на сей раз вместо костюма феи она облачилась в платье принцессы. Жаль, что у ее сказки не будет счастливого конца. Она украдет завещание из сейфа Эдгара, а потом исчезнет отсюда навсегда, оставив сказочный наряд. И Аллана.
Услышав стук в дверь, Рейчел обернулась.
- Войдите.
В комнату вошел Аллан, уже успевший переодеться в смокинг. Сердце Рейчел при виде него гулко застучало. Ей пришлось сделать глубокий вдох, чтобы собраться. Очень хорошо, что она уйдет после сегодняшнего вечера. Очень своевременно.
- Ты выглядишь... - Он запнулся, удивленно оглядывая девушку и мучительно подбирая слова. - Сногсшибательно!
Она постаралась улыбнуться.
- Ты тоже.
Аллан подошел к ней.
- Не хватает одной детали.
Девушка заметила, как он достал из-за спины кожаный футляр, потом открыл крышку...
И тут она увидела бриллиантовую диадему. Ту самую!
Рейчел протестующе замотала головой, почти суеверно боясь дотрагиваться до нее. Эта диадема привела ее сюда. В этот дом. В его постель. В его плен... Она опасалась, что если сейчас наденет украшение, то потеряет последние остатки своей независимости.
- Пожалуйста, - настаивал Аллан, заметив ее сомнения. - Ради моего дня рождения.
Она должна была отказать ему. Но, услышав его просьбу, вдруг подумала о мальчике, который провел так много праздников без своих родителей. Разве он многого хотел сейчас?
Ничего не сказав, она чуть-чуть наклонила голову, чтобы он мог продеть диадему в волосы.
Тонкий обруч слегка сжал ее виски, и она пальцами провела по золотому ободку.
Аллан стоял совсем рядом. Его золотистые ореховые глаза не отрывались от лица Рейчел, а руки все еще касались ее волос. Он не убирал их, заправляя выбившиеся прядки за уши.
Потом его пальцы скользнули по ее шее. Затем он обхватил девушку за плечи и слегка отстранил от себя.
- Нам пора спускаться, - проговорила Рейчел.
- Пора, - согласился он, но не пошевелился. - Ты такая.., чертовски красивая, - пробормотал Хокинг, проводя пальцами по ее щеке. Ты должна носить бриллианты каждый день.
Желание оглушительно стучало в ее ушах.
- Не думаю, что это впишется в мой бюджет.
Он слегка кивнул, потом собрался и протянул ей руку.
- Ты готова?
Сложный вопрос. Готова к чему? Встретиться с гостями? Или украсть завещание? Или упасть в его объятия? По всем пунктам ответ был положительный. Но, вместо того чтобы ответить, Рейчел просто взяла Аллана под руку и повела к двери.
Еще одна ночь в плену Синей Бороды. И затем она будет свободна.
9
Аллан наблюдал за Рейчел через всю комнату, недоумевая, как могли другие мужчины не смотреть на нее. Он вместе с гостями курил сигары, сидя после ужина за круглым мраморным столиком и рассеяно принимая поздравления.
Эдгар возвышался в своем кресле, лениво потягивая виски. Казалось, его тоже не интересовала беседа гостей.
Аллан проследил за взглядом своего деда и увидел Монику, разговаривающую с мужчиной вдвое моложе Эдгара. Она выглядела очень оживленной.
И совсем не казалась беззащитной или одинокой.
Аллан нахмурился. Чем скорее он разоблачит Монику, тем скорее сможет сосредоточиться на своей собственной жизни. В последнее время он все чаще ощущал себя неудовлетворенным. Бизнес больше не приносил ощущения власти удовлетворения, как это было раньше.
Взгляд Хокинга вновь устремился на Рейчел. Она была такой скованной во время ужина, хотя Аллан изо всех сил старался помочь ей расслабиться.
А еще она была очень красивой.
Аллану вдруг захотелось отпраздновать свой день рождения с ней наедине. Ужин на двоих.
Танцы. Одна ее приветливая улыбка стала бы для него прекрасным подарком.
Но сегодня Рейчел не улыбалась. Она выглядела напряженной и нервной. Наверняка думала о предстоящей краже. Краже, которую он принуждал ее совершить.
- Аллан!
Хокинг заморгал, потом обернулся и увидел рядом с собой нахмуренного деда.
- Ты что-то спросил?
Сидевшие рядом мужчины снисходительно рассмеялись. Аллан тоже, отгоняя все сомнения.
На карте стояла жизнь его самого близкого человека. И он поступится чем угодно, чтобы защитить его.
- У меня опустел стакан, - недовольно проворчал Эдгар, подавая его внуку.
- Извини, - ответил Аллан, качая головой. - Ты принимаешь болеутоляющие таблетки. Доктор рекомендовал ограничиться одной небольшой порцией спиртного.
- Теперь ты заговорил, как моя няня. - Эдгар кивнул в сторону Рейчел. Все остальные тоже посмотрели на нее.
Один из мужчин громко присвистнул.
- Черт, Аллан! Я и сам бы не отказался от такой сиделки. Где ты ее нашел?
В своей постели, в своем сейфе, мог бы ответить он. А теперь она поселилась еще и в его сердце. Этого-то он и не хотел признавать.
- Вы же знаете, что я никогда не раскрываю свои источники, джентльмены.
- Он даже не рассказал своему деду, что встречается с ней...
Аллан улыбнулся.
- Я никогда не докладывал никому о своих подружках.
Все засмеялись, и Аллан увидел, что Рейчел обернулась и посмотрела в их сторону. Бриллианты заблестели в ее волосах, напоминая Хокингу-младшему, зачем она здесь.
Эдгар прищурился и внимательней посмотрел на девушку.
- Диадема на ней выглядит чертовски знакомой.
- Я подумал, что она идеально подойдет к ее платью, - ответил Аллан, пытаясь говорить безразличным тоном. Но и он, и его дед знали, что такое происходило в первый раз. Никогда прежде Аллан не одалживал семейные драгоценности своим подружкам.
- Эта девушка - просто идеал, - пробормотал кто-то из гостей.
Аллан осушил свой бокал и поднялся.
- Может, пройдемся по галерее?
Пора было начинать.
Рейчел попыталась завести разговор с женщиной, идущей рядом. Они поднимались по лестнице на второй этаж. Но мысли девушки снова и снова возвращались к тому, что ее ожидало.
Когда они дойдут до галереи, ей нужно будет незаметно исчезнуть, вскрыть сейф и вернуться назад значительно раньше, чем кто-либо заметит ее отсутствие.
По словам Аллана, все было очень просто, но Рейчел совсем не была уверена в своих воровских способностях. Если кто-нибудь ее увидит...
Нет, лучше об этом не думать. Она постарается сделать все, как надо.
- Он бесподобен, да? - произнесла женщина рядом с Рейчел.
Девушка посмотрела на нее, вспомнив, что ее собеседницу звали Кэрол. Одна из молодых жен-блондинок, которых на ужине оказалось предостаточно. Огромная разница в возрасте у большинства супружеских пар поразили Рейчел. Она знала о женщинах-охотницах за богатством. Но никогда не встречала так много их одновременно.
- Кто? - уточнила Рейчел.
- Аллан, конечно. - Кэрол слегка склонилась над перилами, чтобы посмотреть, как тот вез Эдгара к задней лестнице, где недавно установили что-то вроде лифта.
- Не уверена, правильно ли я поняла, что именно вы имеете в виду, уклончиво ответила она.
Кэрол хихикнула.
- Я имею в виду, что Аллан Хокинг не только богат, но и очень, очень сексуален. - Она кинула взгляд на своего полного мужа преклонных лет. Редкое сочетание..
- Галерея в той стороне, - показала Рейчел, когда они поднялись на второй этаж.
Кэрол пошла за ней, цокая каблуками по мраморным плиткам.
- Поэтому женщины не оставляют его в покое, хотя он и холоден как айсберг.
Как раз наоборот, подумала Рейчел, все больше раздражаясь. Он генерировал огромное количество энергии, заставляя ее всерьез верить, что она сама может воспламениться рядом с ним.
Женщины вошли в галерею, и несколько минут спустя Рейчел увидела Аллана, везущего коляску дедушки по направлению к Монике. Затем он повернулся и пошел прямо к Рейчел.
- Мужественность, - продолжала Кэрол, не замечая приближающегося Аллана, - и богатство. Разве хоть одна женщина сможет устоять против такой комбинации?
- Я могу, - негромко ответила Рейчел, зная, что Аллан слышит каждое слово.
Кэрол обернулась и, в знак приличия, покраснела.
- С днем рождения, Аллан!
- Спасибо, Кэрол. Кажется, Эдд тебя ищет.
Женщина поморщилась.
- Долг зовет.
Рейчел смотрела, как она уходит. Теперь ей стало понятно, почему Аллан был до сих пор не женат. Ведь он общался с такими вот женщинами.
Она заметила не одну леди из тех, что готовы были буквально наброситься на него с жадностью хищников, почуявших свежее мясо.
- Похоже, экспозиция Средневековья вызывает интерес, - проговорил Аллан, заметив, что большинство гостей разбрелось по залу.
- Советую вам со временем предоставить ее музею, - ответила девушка. Чтобы многие люди смогли увидеть это великолепие.
К ним неожиданно подъехал Эдгар.
- Лучше не подавать ему таких идей. Он и так планирует растратить все, чем владеет.
- Оставить свое имущество фонду пожертвований не значит растратить его, - ответил внук.
- А какому именно фонду? - удивленно спросила Рейчел. Но тут она вспомнила, что Аллан отвергает супружество. Что же еще тогда ему оставалось делать со своим состоянием?
- Я еще точно не решил. Постараюсь выбрать самый хороший. Мне всего только тридцать, и спешить с этим нет смысла.
- А я оставлю все Монике, - пробормотал старик, отъезжая. - По крайней мере, буду уверен, что она потратит мои деньги на себя.
Когда они остались одни, Аллан наклонился к Рейчел.
- Ты готова?
Она встретила его взгляд.
- Если ты все еще уверен, что хочешь, чтобы я сделала это.
Мужчина поколебался, провожая взглядом деда.
- Не думаю, что есть выбор.
Она знала, что он опасался всерьез. Это была еще одна причина того, что все отношения с Алланом Хокингом были обречены на провал.
Рейчел не хотела попасть в передрягу, как Моника, став объектом подозрений и презрения. Или еще хуже: обнаружить себя замененной кем-нибудь, вроде Кэрол.
И это означало, что у Рейчел тоже не было выбора.
- Давай быстрее сделаем то, что задумали.
Аллан повел девушку в дальний конец зала.
Она заметила несколько понимающих улыбок, посланных им вслед. Но большинство гостей было занято экспонатами и не обратило на парочку никакого внимания. Спустя несколько секунд, Аллан и Рейчел скрылись из галереи.
- Пойдешь через эту дверь и упрешься в лестницу для прислуги. - Мужчина озабочено посмотрел на часы. - Если тебя не будет через пятнадцать минут, я поднимусь следом.
Рейчел понимала, что Хокинг пытается успокоить ее. Но такой короткий временной резерв заставлял ее еще больше переживать. Какие-то жалкие пятнадцать минут на столь серьезное преступление! Тем более, если учесть то, как неудачно прошла ее недавняя попытка. Рейчел решила, что нельзя терять ни секунды.
Но прежде чем она успела уйти, Хокинг обнял ее, прошептав на ухо - Если бы существовал другой способ!..
Рейчел уловила раскаяние и чувство вины в его голосе. Может, этот мужчина не был таким уж бессердечным? Она закрыла глаза, сожалея, что им пришлось познакомиться при таких ужасных обстоятельствах. В неподходящем месте и в неподходящее время.
Но сожалениями ничего не изменишь.
- Пятнадцать минут, - прошептала Рейчел, освобождаясь из теплых объятий, и вышла.
Три минуты ушло на лестницу. Вот и третий этаж. Затем следовало открыть дверь в комнату Эдгара. Зайдя внутрь, девушка на защелку закрыла за собой дверь. Потом включила свет. Пробираться в темноте не было времени, хотя планировка комнаты была ей хорошо знакома.
Аллан подробно объяснил Рейчел, где располагался сейф. Она пошла прямо к месту, где он находился, и отодвинула картину.
Потерев подушечку большого пальца, девушка плотно прижала ее к металлической дверце, чтобы уловить вибрации.
Еще пять минут она медленно вращала диск замка по часовой стрелке и даже заулыбалась, когда смогла найти первый номер.
Три.
Через три минуты был найден и второй.
Шесть.
Теперь остался последний.
Каждый шорох и каждый скрип в доме действовали Рейчел на нервы. Один раз ей показалось, что она услышала шаги в коридоре. Но потом девушка поняла, что это игра воображения, Спустя несколько минут ей удалось определить третий номер.
Двадцать пять.
Сейф распахнулся, и она быстро начала просматривать содержимое, пока ей в руки не попался толстый конверт: "Последняя воля и завещание Эдгара Хокинга".
Рейчел облегченно вздохнула. Вдруг что-то тяжелое ударило ее по плечу. Чуть ли не подпрыгнув от страха, она огляделась и поняла, что ее толкнуло дверцей сейфа, Снова распахнув тяжелую створку, Рейчел продолжила разглядывать конверт. Но, спустя несколько секунд, дверца сорвалась опять и все повторилось, Набранная комбинация цифр заученно продолжала звучать в голове девушки. Три, шесть, двадцать пять. Она замерла на мгновение. Эти цифры были ей явно знакомы. Три, шесть, двадцать пять.
Третье июня тысяча девятьсот двадцать пятого года.
День рождения ее бабушки!
Совпадение? Но сейчас не было времени на размышления.
Поняв, что дверца сама по себе не станет держаться распахнутой, девушке пришлось срочно придумывать способ ее фиксации. Так хотел Аллан. Ему было важно, чтобы преступление обнаружилось как можно раньше.
Ей пришло в голову, что дверцу лучше всего подпереть чем-то тяжелым, но не очень заметным.
Она оглянулась по сторонам, и вдруг взгляд ее упал на маленький конверт, лежащий на ковре под сейфом.
Это оказалось письмо, адресованное Эдгару Хокингу.
Письмо от ее бабушки.
Аллан не мог стоять спокойно и ходил около двери туда-сюда. В этот момент он чувствовал себя настоящей свиньей. Посмотрев на часы, мужчина понял, что не в силах ждать дольше. На исходе была уже тринадцатая минута. Может, Рейчел застал в комнате деда кто-нибудь из прислуги?
Может, в сейфе она обнаружила деньги и теперь собиралась сбежать с ними?
Нет. Аллан знал, такое не могло произойти. И не только потому, что Рейчел готова была пойти на все, лишь бы защитить своего деда. А еще и потому, что она была человеком, который сдерживал свои обещания. В глубине души Аллан всегда чувствовал это в людях.
И воровкой Рейчел Доув не была. До сегодняшнего дня.
А стала ею лишь благодаря ему.
Аллан вновь посмотрел на часы, решив, что ждал уже достаточно. Пора было идти за Рейчел.
Но прозвучавший за спиной возглас Эдгара Хокинга остановил мужчину.
- Аллан? - Низкий голос отозвался эхом в высоких потолках галереи.
Хокинг-младший глубоко вздохнул и обернулся.
- Да?
Эдгар подъехал ближе, насупившись.
- Я понимаю, что это твой день рождения, но ты не можешь так надолго оставлять гостей.
Аллану меньше всего была необходима сейчас лекция по этикету. Все его мысли вертелись вокруг Рейчел.
Внезапно девушка вышла из-за двери и остановилась рядом с Алланом. Он был так рад ее увидеть, что не мог сдержать дурацкой улыбки.
- Меня ругают за то, что я забыл о гостях.
- Это моя вина, Эдгар, - не колеблясь, ответила девушка и покраснела. Она говорила, слегка запыхавшись. - Я попросила Аллана провести со мной индивидуальную экскурсию.
Старик переводил взгляд с одного на другого, подняв брови. Очевидно, он истолковал их уединение по-своему.
- Что ж, я уже говорил, что это его праздник.
Аллан не удержался и обнял девушку за талию, поскольку так радовался ее возвращению, что не мог больше ни о чем думать. Он притянул ее к себе, наслаждаясь ощущением мягкого тела в руках.
- Вы, двое, идите и развлекайтесь, - проворчал Эдгар, медленно разворачивая коляску. - Я могу справиться с гостями и сам.
Когда они остались одни, Аллан повернулся к девушке и нежно убрал прядь волос с ее щеки.
- Ты в порядке?
- Да, все нормально.
Он, казалось, не мог оторвать от нее глаз.
Потом обхватил ладонями ее лицо.
- Ты уверена?
- Абсолютно, - ответила Рейчел. - Я оставила дверцу открытой, как ты и сказал. Завещание в...
- Не сейчас, - перебил ее Аллан, хмыкнув. - Кэрол собирается уезжать. Остальные гости скоро тоже разойдутся. Отдашь завещание позже.
- Когда? - поинтересовалась она. Ее глаза возбужденно блестели.
Аллан наклонился к ее уху и шепнул.
- Встретимся в полночь.
10
Как только гости разъехались, Рейчел тут же пошла в свою комнату. Сбросив новые туфли, она походила босиком по мягкому ковру. Потом достала из-под подушки найденное у Эдгара письмо своей бабушки. Письмо, которое почему-то хранилось в его сейфе.
Она понимала, что не совсем правильно было читать его, но любопытство взяло верх. Может, оно объяснит причину непримиримой вражды между Хокингами и Доувами?
Открыв конверт и развернув лист бумаги, Рейчел узнала изящный бабушкин почерк.
Дорогой Эдгар!
То, что случилось между нами прошлой ночью, было ошибкой. Я люблю Генри. Знаю, что ты хотел услышать не это. Но я следую голосу своего сердца.
Ты - хороший человек, Эдгар. И заслуживаешь хорошую жену. Я не такая. Но искренне надеюсь, что когда-нибудь тебе встретится подходящая женщина, Единственное, о чем прошу, оставить произошедшее между нами в тайне. Если ты решишь поступить по-другому, то навряд ли сумеешь что-либо изменить. И, боюсь, окажешься, в результате, единственным пострадавшим.
Я знаю, как дорожит Генри твоей дружбой, и меньше всего желала бы встать между вами. Со временем ты поймешь, что я приняла правильное решения. А до той поры прошу не искать со мной встречи.
Элеонора.
Рейчел еще раз перечитала письмо, не веря своим глазам. Эдгар и ее бабушка? Любовный треугольник?!
Она запомнила бабушку хрупкой старой седовласой женщиной. Больной и прикованной к постели. Сердящейся из-за суеты вокруг нее.
Но не было сомнений, что в молодости она была очаровательной девушкой. Рейчел видела ее фотографии в семейном альбоме. Там же находился и свадебный портрет Элеоноры и Генри.
Запомнилась радость, которую излучали их лица.
И любовь в смеющихся глазах.
То, что случилось между нами прошлой ночью, было ошибкой...
Возможно ли это?
Рейчел не была настолько наивной, чтобы предположить, что секс изобрело только ее поколение. И из своего недавнего опыта она узнала, как легко совершить ошибку, подчинившись мимолетному порыву страсти.
Знал ли ее дед о случившемся? Не в этом ли крылась причина его глубокой ненависти к Эдгару Хокингу? Генри никогда не выказывал ничего иного, кроме огромной любви и доброжелательности по отношению к своей жене.
Я следую голосу сердца...
Именно этого сейчас Рейчел пыталась не делать. Как ни тяжело было признавать, но ее сердце звало Аллана. Того Аллана, с которым она провела страстную ночь в канун Нового года. А не этого, который заставил ее совершить преступление. Пусть даже на такой поступок его толкнула любовь к деду.
Рейчел изо всех сил старалась заглушить голос сердца. Оно слишком сильно хотело поверить, что интерес Аллана к ней был больше, чем мимолетное физическое влечение.
Хотя глупо было отрицать сексуальную притягательность между ними. С этой тягой Рейчел боролась каждый раз при встрече с Алланом, каждую ночь в своих снах.
Поэтому, нужно было уехать из дома Хокингов как можно скорее, прежде чем сердце и гормоны сумеют победить благоразумие.
Настенные часы в комнате девушки пробили полночь. Аккуратно положив письмо в конверт, Рейчел убрала его в свою сумочку.
Подойдя к кровати, она отогнула матрас и вытащила толстый конверт. Разгладив помятый уголок, Рейчел прижала конверт к груди.
Она искренне надеялась, что Аллан не пожалеет о своем поступке. Сделав глубокий вдох, девушка вышла из своей комнаты.
Коридор был пуст. Ни звука не доносилось из комнат. Рейчел подошла к спальне Аллана и тихонько постучала в дверь.
Ответа не последовало. Повернув ручку, она вошла внутрь и быстро захлопнула за собой дверь.
Сначала ей показалось, что комната пуста. Горел только ночник, отбрасывая резные тени. Приглядевшись, Рейчел заметила Аллана, стоявшего у окна с бокалом в руке.
Она сделала шаг в его сторону.
- Я принесла завещание Эдгара. Он так устал, что мгновенно уснул, не обратив внимания на раскрытый сейф. Моника к нему не заходила.
Мужчина не шевельнулся. Просто продолжал смотреть на залитые лунным светом деревья за окном.
Рейчел встала рядом и протянула ему конверт.
Но Аллан лишь взболтал содержимое бокала и залпом выпил.
Он все еще был одет в смокинг, хотя галстук свободно болтался на шее, а верхние пуговицы рубашки были расстегнуты.
Черные волосы растрепались. Глядя на Аллана, Рейчел ощутила в нем какую-то неистовость и бесшабашность, которые нельзя было списать на большое количество выпитого алкоголя.
- Утром я ухожу, - негромко продолжала девушка, кладя конверт на подоконник. Она повернулась, собираясь выйти.
- Что скажешь насчет диадемы?
Рейчел остановилась, подняв руку к волосам.
Она почти забыла об этом украшении.
- Я оставлю ее в спальне вместе с платьем, туфлями и.., всем остальным.
Аллан наконец повернулся к ней. Что-то затаенное светилось в его глазах.
- Она запутается у тебя в волосах. Лучше воспользоваться чьей-нибудь помощью.
- Я могу позвать Луизу, - ответила Рейчел.
Ее сердце забилось при виде приближающегося Аллана.
- Луиза спит. - Теперь он стоял рядом. Его руки прикоснулись к ее волосам. - Давай я попробую.
Рейчел поняла, что может показаться трусихой или дурочкой, если откажется. И, кивнув, покорно склонила голову.
- Такая нежная, - выдохнул Аллан, и его руки вдруг заскользили по ее шее и обнаженным плечам.
По коже девушки разлилась волна жара от прикосновений горячих пальцев, и она закрыла глаза.
- Аллан, пожалуйста, я...
- Разреши мне это, - прошептал он и поцеловал мочку ее уха. Потом его губы двинулись к плечам, а руки обняли ее за талию.
Рейчел стояла, не шелохнувшись, в его объятиях. Она боялась даже дышать. И боялась стоять неподвижно. Просто не знала, на что решиться, потому что ощущения от нежных прикосновений Аллана захватили ее, парализуя волю. Когда его ладони поднялись к ее груди, она негромко застонала.
- Такая сладкая, - продолжал Аллан, целуя ее шею.
Он обхватил девушку, прижимая ее к своему напряженному телу.
- Такая.., моя, - прорычал он, и поцеловал ее в губы.
Теперь Рейчел забыла обо всем. Его страсть поработила ее разум. Она чувствовала неистовство его желания буквально во всем: и в поцелуе, и в голосе, и во взгляде...
Девушка обвила мужчину за шею, и ее бедра прильнули к нему сильнее. Но она хотела быть к нему еще ближе. Чтобы затронуть его душу, его сердце. Чтобы узнать настоящего Аллана Хокинга.
Раскрыв губы, Рейчел почувствовала во рту чуть терпкий вкус его опьяняющего поцелуя. Он простонал, когда она ответила ему.
Эликсир желания бурлил в ее крови, делая распутной и необузданной. Она приподняла подол платья и обвила ногой его бедро.
Аллан подхватил ее и понес к кровати. Внезапно понимание происходящего слегка отрезвило Рейчел, зарождая в сознании тоскливые сомнения. Ночь любви с Алланом повлечет за собой серьезные последствия. По крайней мере, для нее. Вероятно, она потеряет после этого всякую гордость и, совершенно точно, свое сердце.
А он? Пополнит свою коллекцию новой победой, или же станет использовать ее до тех пор, пока она ему не надоест.
Аллан снова поцеловал ее, сажая себе на колени. Спустив с плеча Рейчел тонкую лямку платья, он обнажил ее грудь.
Она хотела было остановить его, но когда мужчина наклонился и поцеловал ее сосок, бедняга лишь запустила пальцы в его волосы, прижимая его голову еще ближе к себе.
Вскоре они оба лежали на кровати, а руки Аллана нащупывали застежку на ее платье. Резкий звук расстегиваемой молнии обратил ее страсть в панику. Она отшатнулась от своего мучителя и срывающимся голосом проговорила - Я должна идти.
- Еще нет, - ответил Аллан, протягивая к ней руку.
Но Рейчел уже соскочила с кровати, прижимая к груди лиф платья.
Он поднялся следом. На лице Хокинга читалось замешательство.
- В чем дело?
- Я не хочу, чтобы это произошло снова, - выпалила Рейчел, натягивая платье. - Поэтому завтра я ухожу. Так будет лучше.
Он сжал челюсти.
- Нет, не уходишь.
Рейчел посмотрела на него в упор.
- Но у нас был договор. Если я украду завещание Эдгара, ты обещал отпустить меня.
- Это только часть договора, - уточнил Хокинг. Взгляд его смягчился, когда он уловил растерянность в ее глазах. - Еще мы договаривались, что ты будешь ухаживать за моим дедом, пока тот не выздоровеет.
Рейчел продолжала пристально смотреть Аллану в глаза.
- Ты не собираешься Отпускать меня, пока я не пересплю с тобой, - резко бросила она.
- Но ты же хочешь меня, - ответил Аллан, не пытаясь опровергать ее слова. - Я точно знаю это.
- Ничего не получится, - сказала она, злясь все сильнее. - Ты никого не в силах заставить полюбить тебя.
- Я никогда и не просил меня любить, - бросил Аллан. - Я не настолько глуп. Просто хочу видеть тебя в своей постели. И, судя по твоей реакции, несколько минут назад ты тоже была не против. Так зачем усложнять ситуацию?
Рейчел предполагала, что бесполезно объяснять ему причину, но решила все равно попытаться.
- Я не просто ходячий сгусток гормонов, Аллан. Я хочу видеть рядом с собой мужчину, которому нужно мое сердце, моя душа. А не только мое тело.
- А может, ты просто боишься? - с вызовом ответил Хокинг. - И поэтому так торопишься сбежать? Потому что, если останешься, и ты это знаешь, не сможешь противиться тому, чтобы это произошло между нами снова.
- Ты прав, - признала Рейчел, гордо поднимая подбородок. - И если мы станем заниматься любовью, пока ты держишь меня здесь, как в тюрьме, это превратит меня в твою сексуальную игрушку.
Аллан обнял ее со стоном.
- Это я живу, как в тюрьме. Потому что не могу перестать думать о тебе. Не могу перестать хотеть тебя каждый день, каждую ночь, каждую минуту!
- Мы слишком разные, - ответила Рейчел, вспомнив, какой чужой чувствовала себя сегодня за ужином среди гостей. - Как из параллельных миров.
- Тогда переходи жить в мой мир, - без раздумий предложил Хокинг. - Я куплю тебе дом.
Дам все, что ты пожелаешь.
Услышав это, Рейчел отвернулась.
- Тогда я из игрушки превращусь в любовницу? Нет уж, спасибо.
- Я не это имел в виду. - Он погладил ее по волосам. - Черт, я не знаю, что именно я имел в виду. Давай поговорим об этом завтра.
- Нет. - Она пошла к двери. - Никакого завтра не будет.
- Рейчел...
Молодая женщина вышла из комнаты Аллана, даже не оглянувшись. Закрыв за собой дверь, Рейчел увидела Монику, идущую по коридору ей навстречу. Она подумала, что ее помятое платье и растрепавшаяся прическа не оставят у жены Эдгара сомнений в том, чем она занималась в спальне Аллана.
Моника перевела взгляд с Рейчел на дверь комнаты и обратно, вопросительно подняв тонкую бровь.
- Поздравляла именинника с днем рождения?
- Вот именно, - охрипшим голосом ответила мисс Доув и направилась к своей двери. - Спокойной ночи.
Моника посмотрела ей вслед.
- Спокойной ночи.
Рейчел влетела в свою комнату, вытащила сумку и кинула ее на кровать. Она уже упаковала большую часть одежды, но не в вещах было дело. Трудно было уйти, окончательно не убедившись в том, что Аллан не сдаст ее саму или деда в полицию.
Но не мог же он держать ее здесь вечно?
11
На следующее утро Аллан проснулся с болью в голове от чрезмерной дозы выпитого вчера спиртного. В ушах зазвенело от громкого крика Эдгара.
Встав с кровати, Аллан надел халат и пошел к двери.
Впечатления прошлой ночи смешались с образами сновидений. Вот Рейчел, похожая на принцессу в своей белой ночной рубашке... Вот она наклоняет голову, чтобы он снял с нее диадему...
А вот болезненное недоумение в ее взгляде, возникшее после того, как Аллан предложил ей стать его любовницей...
Черт! Он не это планировал сказать. Но по здравому размышлению его предложение нельзя было истолковать по-другому.
Аллан быстро прошел по коридору и оказался в комнате деда. Рейчел уже стояла там, тоже в халате. Она взглянула на Аллана, потом отвела взгляд в сторону, щеки ее порозовели.
Хокинг намеревался свалить вину за события прошлой ночи на хаос в голове из-за большого количества выпитого. Но правда была в том, что он больше опьянел от своего желания, а не от виски. Аллан понимал, ему следует извиниться перед Рейчел. Но один лишь взгляд на побагровевшее от злости лицо Эдгара подсказал, что сейчас не совсем подходящее для этого время.
- В чем дело? - спросил он деда, который сидел в коляске перед раскрытым сейфом. Рядом с ним стояла Моника в черном шелковом халате.
Казалось, ее ничего не интересовало, кроме желания снова вернуться в постель и уснуть.
- Вызови полицию, - потребовал Эдгар. - Кто-то ворвался в наш дом и взломал мой сейф.
Аллан думал, что был готов к любой реакции деда, но реальность оказалась гораздо непредсказуемее. Негодование Эдгара заставило внука усомниться в правильности своего поступка. Было ли у него право на такой шаг? В его висках сильнее запульсировала боль.
- Что-нибудь пропало? - спросил Аллан, не глядя в глаза Рейчел, потому что боялся осуждения, которое мог там увидеть.
Эдгар сжал подлокотники своей коляски.
- Черт! Да, кое-что пропало. Письмо. Личное письмо. Адресованное мне.
Этого пункта в их плане явно не значилось.
Аллан тупо уставился на открытый сейф. Рейчел принесла ему конверт с завещанием. Так, во всяком случае, она сказала. Сам он не проверял его содержимое. Потому что попросту забыл это сделать.
Может, она ошиблась? Или, что еще хуже, попыталась снова обмануть его? Аллан потер рукой подбородок, восстанавливая события прошлой ночи. Он вспомнил, как настойчиво Рейчел порывалась уйти. Ее глаза просто почернели от гнева, когда он решил немного припугнуть ее имеющимися в его распоряжении данными видеонаблюдения за сейфами. Один раз эта девушка уже одурачила его. Почему не могло быть и второго раза?
Но Аллан не хотел в это верить. Даже тогда, когда Моника стала проверять оставшиеся в сейфе бумаги, Хокинг-младший продолжал уверять себя, что произошла какая-то ошибка.
Эдгар постучал по полу здоровой ногой, чтобы привлечь внимание внука.
- Ну, чего ты ждешь? Вызывай полицию. Я хочу сделать заявление.
Аллан понимал, что следует действовать очень продуманно. Несмотря на все предосторожности, нельзя исключать возможности, что полиции удастся найти доказательства против Рейчел.
- Давай сначала сами все проверим. Если отсутствует только письмо...
- Завещание! - воскликнула Моника. Ее глаза округлились от злости. Завещание пропало!
- Ты уверена? - спросил Аллан, почувствовав облегчение. Значит, Рейчел все-таки взяла завещание. Но что касается этого таинственного письма... И почему оно было так важно для его деда?
- Конечно, уверена! - Моника обвела злобным взглядом всех присутствующих, остановившись на Аллане и Рейчел. - И думаю, что знаю, кто его взял.
Хокинг почувствовал, как стоящая рядом девушка напряглась, и с трудом поборол желание обнять ее.
- Думаю, что до выяснения всех обстоятельств не стоит разбрасываться обвинениями направо и налево, - ответил Аллан. - Особенно когда нет никаких доказательств.
- Нам не нужны доказательства, - возразила Моника. - Ты единственный, у кого есть мотив Она повернулась к своему мужу, понимая, что именно его следует убедить в первую очередь.
- Я с первых дней не нравилась Аллану. Твой внук никогда не одобрял наш брак. Уверена, что он не слишком обрадовался, когда ты написал новое завещание, оставляя все мне, а не ему.
- Это чушь, - ответил Эдгар, фыркнув. - Мой внук богат почти так же, как и я. Ему не нужны деньги.
- Я не говорила бы об этом так уверенно, - продолжала Моника. - Похоже, он думает только о деньгах. И о них он заботится куда больше, чем о людях.
Прежде чем Аллан успел обвинить Монику в том же самом, Рейчел шагнула вперед, словно защищая его.
- Это не правда.
Все трое посмотрели на девушку. Аллан не верил своим ушам. Рейчел вступилась за него. И это после того, как он обошелся с ней вчера?
Рейчел слишком поздно поняла, как глупо прозвучали ее слова. Она облизала пересохшие губы и, уже тщательнее подбирая слова, продолжила:
- Я хочу сказать, что очень важно в такой ситуации не понять все превратно.
- А я хочу сказать, что вы с Алланом заодно, - проговорила Моника. Прошлой ночью я застала тебя выходящей из его спальни.
Хокинг закрыл глаза. Мог ли этот день стать еще хуже? Похоже, что хуже было уже некуда.
Моника снова повернулась к своему мужу и положила руку на его кисть.
- Ты ошибаешься. - Эдгар раздраженно стряхнул ее пальцы. - Я уже догадался, кто сделал это.
Генри Доув.
Рейчел побледнела.
- Кто?
- Этот человек - сумасшедший, - пояснил Эдгар, приняв ее потрясенный возглас за недоумение. - Уже много лет он хочет непонятно за что мне отомстить. Он забирался в мой дом и раньше. - Старик посмотрел на Рейчел. Чтобы украсть ту самую диадему, которая была на тебе вчера.
Девушка открыла было рот, но не смогла произнести ни слова. Ее глаза были полны страха.
Аллан знал, что должен вмешаться еще до того, как все зайдет слишком далеко. Ведь Рейчел для того и согласилась украсть завещание, чтобы защитить своего деда-вора. А в результате всего Генри обвинили в преступлении, которого он не совершал.
- Не торопись с выводами. Давай спокойно обдумаем все по порядку, начал Аллан издалека, пытаясь говорить спокойно. - Прошло много лет с тех пор, как Доува посадили в тюрьму за кражу диадемы. Зачем ему что-то могло понадобиться сейчас?
- Пару месяцев назад Генри позвонил мне, ответил Эдгар. - Он говорил, что мы оба знаем, будто сорок лет назад я обманул его. Теперь пришло время расставить все по местам. Что он справедливо заслужил свою долю. И что его семья больше не должна страдать.
Аллан увидел, как Рейчел побледнела еще сильнее. Как же ему хотелось поддержать ее! Обнять. Успокоить. Сказать, что все будет хорошо.
Но как он мог это сделать, если сам не был ни в чем уверен. Раньше внук никогда не видел своего деда в такой ярости.
- А что там насчет пленки в камере слежения? - задала вопрос Моника, взглянув на сейф. - Стоит только просмотреть ее, и преступник станет известен.
Аллан подошел к стене и осторожно вытащил кассету из камеры.
- Пожалуйста, вот она.
Эдгар и Моника не могли знать, что прошлой ночью Аллан отключал охранную систему.
- Вот вам и доказательство того, что за кражей стоит Генри Доув, убежденно сказал Эдгар. - В тюрьме он наверняка научился всяким уловкам. Поэтому на этот раз и не попался.
Моника сжала губы. Ее щеки пылали от злости.
- Доув украл мое письмо и завещание, - настаивал старик. Его зубы скрипнули. - Я уверен в этом.
- Никто из нас еще ничего не знает, чтобы быть в чем-нибудь уверенным, - возразил Аллан. Поэтому, прежде чем звонить в полицию и выдвигать обвинения, предлагаю связаться с Робином Перришем. Он сможет провести расследование и без участия полиции.
Аллан молил Бога, чтобы Робина удалось оторвать от его новорожденного сына.
- Как удобно, - перекосившись от злобы, произнесла Моника. - Детектив, которого ты предлагаешь нанять, случайно оказывается твоим лучшим другом.
Аллан знал, что ее убеждать бесполезно. Поэтому обратился к деду.
- Если мы пригласим полицию, они начнут проверять всех, кто был на ужине вчера вечером.
То есть начнут допрашивать людей, с которыми я работаю и которым вряд ли понравится оказаться втянутыми в расследование кражи.
Эдгар поколебался, затем утвердительно кивнул.
- Ты прав. Свяжись с Перришем, чтобы мы могли держать это дело под своим контролем.
Когда у нас появится что-нибудь основательное против Генри Доува, передадим дело в полицию.
Аллан вздохнул с облегчением.
- Я обо всем позабочусь.
- А что же насчет завещания? - воскликнула Моника. - Расследование может затянуться на целую вечность. Думаю, тебе следует написать другой экземпляр. Прямо сейчас.
Старик нахмурился.
- Я должен начать писать завещание прямо в пижаме?
- Аллан и Рейчел станут свидетелями, - не унималась Моника. И натянуто улыбнулась им. Они не будут против, если действительно не имеют отношения к краже.
В комнате повисла напряженная тишина. Эдгар с подозрением посмотрел на свою жену.
- К чему такая спешка? Словно ты ожидаешь, что я в любой момент могу умереть.
- Нет, конечно нет! - воскликнула та. - Доктор сказал, что ты в отличной форме для мужчины...
- ..Моих лет, - закончил за нее Эдгар. - Похоже, это чертово завещание для тебя важнее, чем я сам.
Моника побледнела.
- Не правда, Эдгар. Ты знаешь это прекрасно.
Я просто не понимаю, кому понадобилось красть завещание. Явно, это выпад против меня. Потому что я - основная наследница.
Хокинг-старший задумчиво покачал головой.
- За всем стоит Доув. Вероятно, он думает, что может прибрать к рукам мое состояние, если я умру до того, как ему вновь удастся завладеть бриллиантовой диадемой. И это доказывает, что он намного глупее, чем я считал.
Моника присела на корточки напротив коляски мужа и положила свои тонкие пальцы на его морщинистую руку.
- Тогда давай докажем, что он ошибся в расчетах, и составим новое завещание.
- Хорошо, - согласился Эдгар. - Мы это сделаем.
Улыбка озарила лицо женщины.
- Как только мой адвокат вернется в город.
Ее улыбка померкла.
- Но это произойдет по меньшей мере через месяц?
Старик вопросительно поднял брови.
- Ну и что же?
Моника поколебалась, судорожно сглотнув.
- Звучит отлично, Эдди. Все, что делает счастливым тебя, приносит радость и мне.
- Хорошо. Теперь я хочу вернуться в постель.
Я сильно устал.
Моника встала.
- Я помогу тебе, дорогой.
- Нет, - возразил старик, отъезжая от своей жены. - Я хочу, чтобы мне помогла Рейчел.
Наблюдая за выражением лица Моники, Аллан едва не почувствовал к ней жалость. Но несколько минут назад эта женщина полностью разоблачила себя. По крайней мере, Эдгар наконец-то раскрыл всю ее подноготную.
Теперь осталось только собрать улики против нее.
Аллан оглянулся и увидел Рейчел, помогавшую его деду. Она обращалась с ним с такой нежностью! У вздорного и сурового Хокинга-старшего установился полный контакт с бесшабашной девушкой, которая была с ним прошлой ночью.
Сладкая и невинная... Буйная и распутная...
Какой же была настоящая Рейчел?
Такие размышления заставили Аллана хотеть эту девушку с еще большей силой.
Час спустя она вышла из комнаты Эдгара, осторожно прикрыв за собой дверь, чтобы не разбудить его. Аллан ждал ее в коридоре. Теперь он переоделся в костюм с галстуком. Его волосы были зачесаны назад, а щеки гладко выбриты.
Кэрол оказалась права. Хокинг был действительно потрясающий мужчина.
- Как он? - спросил Аллан почти шепотом.
- Почти без сил, - ответила Рейчел, подходя ближе, чтобы он мог ее расслышать. - И очень расстроен. Я еще не видела Эдгара таким возбужденным. Даже тогда, когда я забирала у него выпивку, он переживал меньше.
Хокинг взглянул на закрытую дверь.
- Моника с ним?
- Она ушла приблизительно двадцать минут назад. Эдгар даже не взглянул на нее.
Ноздри Аллана раздулись.
- Ты винишь за это меня?
- А кто еще должен отвечать за весь этот кавардак? - сорвалась Рейчел. Ее нервы тоже были на пределе. После всех ее отчаянных попыток защитить Генри Доува, он же и был назван главным подозреваемым в краже. - Это ты заставил меня стащить завещание.
- Но я не заставлял тебя брать еще и какое-то там письмо. О чем оно?
- Это длинная история.
Рейчел потерла пальцами виски. У нее разболелась голова. Ночью она долго не могла уснуть, потому что была слишком расстроена неудачным полуночным рандеву. Потом нервничала, ожидая утра.
- Я никуда отсюда не уйду, пока ты мне не расскажешь.
Аллан не оставлял ей выбора. Как всегда. Девушка пошла к своей комнате.
- Проще будет показать тебе.
Рейчел чувствовала на себе взгляд Аллана, когда шла к шкафу. Она перепрятала письмо в коробку с кошачьим печеньем. Возможно, это выглядело странно, но Рейчел не была уверена, что Эдгар не потребует обыскать весь дом, когда обнаружит, что кто-то залез в его сейф.
Когда девушка дала Аллану розовый конверт, он поморщился, стряхивая с него крошки печенья. Вытащив письмо, Хокинг быстро просмотрел его.
- Кто такая Элеонора?
- Моя бабушка.
Мужчина удивленно взглянул на Рейчел.
- У них была связь?
, - Этого никто не знает, кроме твоего деда. - Она забрала из его рук письмо и положила обратно в конверт.
- Но для меня это очевидно.
Аллан подошел к ней ближе, и ее сердце забило тревогу. Что, если он снова начнет ее целовать? Губы защекотало при мысли об этом.
- Значит, вот из-за чего началась между ними эта глупая вражда? Из-за женщины? - спросил он.
- Не знаю, - откровенно ответила Рейчел. - Мой дед рассказывал, что все началось из-за диадемы.
Аллан задумался.
- Ты заметила, как Эдгар отреагировал, обнаружив пропажу письма? Я бы сказал, что все произошло из-за чего-то куда более значительного, чем диадема.
- Полагаю, мы никогда не сможем узнать всю правду.
- Зато это доказало правдивость предания о вещи, приносящей несчастье семье Хокингов.
- Какое предание?
- Разве ты не слышала? Деньги не могут купить любовь.
Девушка долго смотрела на Аллана изучающим взглядом.
- Значит, ты уверен, что именно твое состояние не дает тебе возможности встретить настоящую любовь?
- Это все больше суеверия моего деда, - сказал он, уклоняясь от прямого ответа. - Во всем виноваты наши ирландские корни.
По тону, каким он произнес это, Рейчел поняла, что не один Эдгар верил в семейное предание. И почему бы Аллану не стать таким скептиком? Ведь он своими глазами видел, как стремительно разваливались все предыдущие браки его деда. Да и последний едва держался на плаву.
По какой-то причине разошлись и его родители.
Может, поэтому Аллан сам все еще был холост? Не хотел тягаться со своей судьбой?
- На земле распадается множество браков, сказала Рейчел. - Хотя чаще это происходит из-за недостатка денег, а не наоборот.
- Твой дедушка и твоя бабушка жили вместе всю жизнь. Элеонора выбрала Генри, а не моего деда. И скорее всего не пожалела об этом. Думаю, мы оба знаем, что он принял бы ее в любое время. Что он продолжает любить ее и по сей день.
Рейчел покрутила в руках розовый конверт, вспоминая муку, которую она увидела в глазах Эдгара сегодня утром.
- Мне не следовало брать это письмо. Но, увидев на конверте имя моей бабушки, я не смогла справиться с любопытством.
Девушка посмотрела в глаза Аллану.
- Честное слово, я не думала, что он заметит.
И что станет так переживать. Теперь я хочу вернуть это письмо обратно, но не знаю, как это сделать, не возбуждая подозрений.
Аллан взял из ее рук конверт.
- Не волнуйся. Я попрошу Робина вернуть его через пару дней. Он может сказать, что нашел его на дороге, ведущей к дому.
- Значит, ты действительно хочешь нанять детектива?
- Я уже нанял его, - ответил Хокинг. - Но не из-за кражи завещания, а чтобы собрать улики против Моники. После того, что произошло сегодня утром, думаю, нетрудно будет убедить Эдгара в ее причастности к несчастным случаям.
- А когда ты это сделаешь, что будет дальше? - поинтересовалась Рейчел, не слишком уверенная в том, что Аллан до конца представляет последствия своих поступков.
- Тогда дед сможет избавиться от Моники.
Девушка с сожалением посмотрела на Хокинга.
- Ты говоришь об этом так.., безразлично. Так обыденно.
Он выдержал ее взгляд.
- Думаешь, мне по душе такие истории? Черт!
Я наблюдал годами, как Эдгар женится на одной женщине за другой. Я так ждал, что хоть одна из них полюбит его. Но каждый раз все совершалось лишь ради денег.
В его голосе звучала не только злость. Там была и боль тоже.
- Почему мне кажется, что речь идет уже не только о твоем дедушке?
- Потому что ты слишком много думаешь. Он повернулся к двери. Его широкая спина казалась непробиваемой, как кирпичная стена. - Мне пора идти на работу. Получше присматривай за моим стариком, хорошо?
- Хорошо, - пообещала Рейчел. Она гадала, чем можно пробить эту каменную преграду. А вдруг случится так, что ей не понравится все то, что окажется за ней?
Около двери Хокинг обернулся.
- Насчет прошлой ночи. Я хочу извиниться.
Обещаю, такого больше не повторится.
Потом он вышел.
Рейчел смотрела на закрытую дверь, вспоминая обо всем, что произошло между ними после рокового события. Поцелуи, неуправляемая страсть, предложение стать его любовницей.
Что же именно Аллан Хокинг пообещал больше никогда не делать?
12
- Ну вот. Осталось всего несколько шагов, произнесла Рейчел, ведя Эдгара по коридору.
Она держала его под руку. Но он почти не опирался на нее, предпочитая полагаться на свою трость.
- Как ужасно быть старым, - бормотал Хокинг, часто дыша.
Он продолжал свои занятия уже целую неделю, начав учиться ходить сразу же после инцидента с сейфом. И требовал, чтобы Рейчел помогала ему в этом, если не хотела, чтобы он преодолевал свой недуг в одиночку. Старик действительно делал большие успехи, хотя один Бог знал, чего ему это стоило. Рейчел постоянно замечала, как его лицо морщилось от боли.
Наконец они добрались до его спальни, и Рейчел помогла Эдгару сесть в кресло. Он буквально рухнул в него.
- Я предупреждала, что не стоило переоценивать свои силы и совершать вторую прогулку по коридору.
- И почему ты всегда ворчишь на меня?
Девушка уловила лукавство в его карих глазах.
- Или просто боишься, что я завалюсь на пол вместе с тобой?
Рейчел улыбнулась, радуясь тому, что у ее подопечного день ото дня улучшалось настроение и самочувствие. У него был острый ум, и за словом он в карман не лез. Как и его внук, впрочем.
Хотя в последнее время девушка совсем мало виделась с Алланом. Он соблюдал дистанцию.
Больше не было случайных прикосновений, не случалось безумных поцелуев в коридоре...
Рейчел пыталась убедить себя, что ее это больше не волнует. И теперь ничто не сможет разбудить в ней симпатии к человеку, который отрицает любовь.
Она наполняла водой из кувшина стакан Эдгара, и тут ее взгляд вновь упал на знакомое письмо. Робин Перриш вернул его старику несколько дней назад, как и обещал ей Аллан. Теперь письмо постоянно лежало на ночном столике Эдгара.
- Только не скрывай от меня, что, кроме всего прочего, ты еще любишь совать нос в чужие дела, поддразнил Хокинг, проследив за взглядом своей сиделки.
Рейчел улыбнулась, подавая Эдгару стакан.
- Признаю, что мне очень хотелось бы узнать, почему это старое письмо так важно для вас.
- Моя жена тоже была бы не прочь узнать это. Он сделал большой глоток, почмокал, проверяя содержимое на вкус, и удовлетворенно вздохнул. Но в конверте лишь память о прошлом. И ничего больше. Поверишь ли, что нашлась женщина, которая отказала такому симпатяге, как я?
Его улыбка тронула губы, но не коснулась глаз.
Рейчел прислонилась спиной к стене.
- Вероятно, на то у нее была убедительная причина.
Старик пожал плечами.
- Только не в моем понимании.
- Вы ее очень сильно любили. - Фраза прозвучала скорее как утверждение, а не как вопрос, На мгновение Рейчел показалось, что старик не собирается отвечать. Он посмотрел в свой стакан.
- Это грустно звучит, но Элеонора была единственной женщиной, которую я любил по настоящему. И была единственной, кому я был небезразличен.
Сердце девушки сжалось от интонаций его голоса.
- Вы небезразличны Монике.
- Моника нуждается во мне. - Эдгар сделал еще глоток. - А это большая разница. Теперь уходи. Я устал.
От его хорошего настроения не осталось и следа.
Рейчел понимала, что это ее вина. Слишком больную тему она затронула. Пусть даже все происходящее было лишь воспоминанием.
Уложив Эдгара в кровать, Рейчел спустилась на первый этаж, чтобы уделить внимание коту.
Расчесывая его, она заметила, что Неппи немного растолстел.
- Совсем тебя избаловали, дружок! Так недолго испортить фигуру.
Неппи блаженно мурчал. Ему очень нравилась процедура причесывания. Но потом он стал кусать расческу, впиваясь когтями в деревянную ручку и грозя оцарапать хозяйку.
Но даже игра с мохнатым любимцем не могла заставить Рейчел забыть разговор с Эдгаром. Грусть в его глазах. Сожаление в голосе.
Потом она стала снова убеждать себя, что уход из этого дома единственный способ забыть Аллана. Разлука поможет победить страсть, которую он привнес в ее жизнь, затронув душу. Этого не совершал еще ни один мужчина. Но что ей делать, если она не сможет забыть его? Что, если через пятьдесят лет она все еще будет сожалеть о том, что могло бы произойти, останься она здесь еще на какое-то время.
Когда Неппи успокоился, она подняла его на руки.
- Что же мне делать, дружок?
Кот лизнул ее в губы и выскользнул из рук, побежав к входной двери. Его больше интересовала прогулка, нежели странные разговоры.
Никто не мог подсказать ей ответ. Следовало прислушаться к своему сердцу.
Прошло несколько томительных часов. Рейчел заставляла себя ни о чем не думать. Потом она поднялась наверх и слегка постучала в комнату Эдгара. Не дождавшись ответа, девушка зашла внутрь. Старик лежал на кровати и, видимо, крепко спал. Кувшин для воды стоял рядом, на его столике, и был наполовину пуст. Эдгар не шевелился. Его лицо казалось бледнее обычного. Щеки опали и слегка ввалились.
Рейчел вытащила из ящика обезболивающие таблетки. Потом она наклонилась к Эдгару, ругая себя за то, что разрешила ему проделать сегодня дополнительную тренировку.
- Просыпайтесь, Эдгар. Пора принимать таблетку.
Девушке очень не хотелось будить старика. Но она понимала, что, если бедняга не примет лекарство по расписанию, действие таблеток уменьшится наполовину.
- Эдгар?
Он не пошевелился.
Девушка потрясла его за плечо, повышая голос.
- Эдгар! Просыпайтесь!
Опять без ответа.
Рейчел все поняла, когда голова старика безвольно свесилась набок. Она приподняла его веко и увидела, что зрачок закатился вверх.
Что-то было не так.
Аллан заметил машину скорой помощи, как только въехал через главные ворота. Он припарковался рядом и пулей выскочил наружу. Хокинг-младший так торопился, что, когда взбежал на третий этаж, дыхание его сбилось, а грудь часто вздымалась.
Рейчел стояла в коридоре, за дверью спальни Эдгара. Она обернулась, услышав приближающиеся шаги. Увидев выражение лица девушки, Аллан остолбенел.
- Что случилось? - выпалил он.
Рейчел остановила его ладонью, помешав ворваться в комнату деда.
- Я нашла Эдгара в бессознательном состоянии в его постели. Теперь с ним бригада скорой помощи и его личный доктор. Моника вызвала.
Это объяснило присутствие еще одной чужой машины на стоянке. Но почему его не отвезли в больницу?
- Что с ним могло произойти?
Рейчел взяла его руки в свои, сжимая их с силой.
- Успокойся. Я слышала, что разговор шел о возможной передозировке лекарства. Но потом меня выставили из комнаты. Мы должны подождать диагноза медиков.
Передозировка? Аллан даже попятился, понимая, что не сумел защитить своего деда. Эдгар был ему как отец и мать одновременно. Безоглядно любил своего внука и никогда не подводил его. Аллан мечтал ответить ему тем же.
- Сейчас с ним Моника, - продолжала Рейчел. Увидев выражение лица Аллана, она ободряюще сжала его пальцы. - Не переживай, ничего ему не угрожает, пока доктора там.
- Если только уже не слишком поздно. - Он крепко обнял Рейчел. Сейчас ему просто необходимо было ощутить в руках что-то надежное, чтобы отогнать холодную пустоту, угрожавшую наполнить его сердце.
Рейчел была не против. Ее присутствие успокоило Аллана. Вытянуло из хаоса чрезмерных эмоций, охвативших сознание.
- Я посчитал, что кража завещания решит проблему, - зашептал Хокинг. Думал, она сдастся.
- Мы не знаем, виновата ли Моника, - мягко напомнила Рейчел. Она погладила тыльной стороной ладони по его щеке. - Ты выглядишь ужасно. Почему бы тебе не сесть и не попытаться расслабиться?
Аллану хотелось только обнимать ее. Но он последовал совету девушки и присел на кушетку у стены, неотрывно глядя на дверь деда. Рейчел опустилась рядом с ним. Почему так долго никто не выходит?
- Моника выглядела очень расстроенной.
Аллан повернулся к ней.
- Робин только что передал мне материалы частного расследования по поводу этой женщины.
- И?
- Моника - это ее ненастоящее имя. Так же как и фамилия Вильяме.
Рейчел вздрогнула.
- Невероятно противно копаться в прошлом членов своей семьи...
- В данном случае это было необходимо, упрямо возразил Аллан. - Ее настоящее имя Роуз Киттон. Она выросла в нищете, живя в маленьком городке. Вышла замуж, когда ей исполнилось двадцать. Имеет трех детей, которые живут в доме ее сестры. Угадай с первой попытки, кто каждый месяц высылает им деньги на содержание?
- Но разве это делает ее хладнокровной убийцей?
- Это делает ее лгуньей. - Хокинг сжал кулаки. - Мой дед ничего этого не знает. Она рассказывала ему, что ходила в частную школу в Лондоне, потом училась в университете, но бросила учебу, чтобы начать карьеру модели. Если хоть что-нибудь произойдет с моим дедом... - Его голос сорвался. Он сделал глубокий вдох. - Эдгар единственный близкий мне человек. Единственный, кто беспокоится обо мне. Кто любит меня бескорыстно.
Рейчел покачала головой.
- Это не совсем точно.
Он встретился с ней взглядом, и его сердце екнуло. Но, прежде чем Аллан успел попросить девушку объяснить свои слова, дверь в спальню Эдгара распахнулась, и оттуда вышел доктор.
Аллан и Рейчел вскочили.
- Ну, что?
- Эдгар Хокинг самый крепкий семидесятилетний мужчина в моей практике, - ответил врач.
- Он поправится.
Аллан с облегчением вздохнул.
- Спасибо, доктор Картер!
- Пожалуйста. Обращайтесь в любое время.
Рейчел откашлялась.
- Я слышала, что упоминали о передозировке...
- Честно говоря, - начал врач, - Эдгар употребил сегодня слишком много спиртного. А это не совместимо с его таблетками. Образуется смертельная комбинация.
Рейчел покачала головой.
- Это невозможно. Я убрала весь алкоголь из его комнаты.
Доктор снял очки и начал протирать стекла полой халата.
- Я бы так не сказал. Кувшин для воды на его столике наполовину заполнен джином.
- Джином? - В серых глазах девушки появились темные оттенки. В голосе слышалось отчаяние.
- Не надо, - опередил ее оправдания Аллан. - Мой дед всегда был упрям. Если он хотел выпить, никто не мог ему помешать.
- Ты не понимаешь. Это моя вина. Я заставила его вспомнить прошлое. Он рассказывал мне про письмо.
- Я не уверен, поможет вам эта информация или нет, - вмешался доктор, но Эдгар признался, что наполнял кувшин джином всю последнюю неделю. Только сегодня, похоже, он разошелся и выпил лишнего.
- Тем более. Из меня получилась никудышная сиделка. - Девушка посмотрела на Аллана. - Ты ошибся с выбором кандидатуры.
Зато она отлично подходила ему. Для его постели. Для его сердца. И он просто искал способ убедить в этом ее.
Мистер Картер кашлянул.
- Я должен идти. Звоните мне, если что. И спрячьте подальше спиртное.
- Обязательно. - Аллан протянул руку, прощаясь. - Спасибо, доктор Картер, что приехали.
Пожимая руку Аллана, врач хмыкнул.
- Не уверен, что Эдгар разделяет вашу благодарность. Как только он пришел в себя, то сразу же велел мне убираться. Думает, я запрошу целое состояние за вызов на дом. Но именно так я и сделаю.
Все еще посмеиваясь, доктор пошел по коридору. Аллан дождался, пока он скроется за углом, и повернулся к Рейчел.
- Я запрещаю тебе чувствовать вину за то, что случилось.
Она печально улыбнулась.
- Ты не в силах все контролировать, Аллан.
Как бы сильно не старался.
Ей не нужно было напоминать ему об этом.
Если бы он мог все сделать по-своему, мама была бы с ним рядом. Да и отец был бы жив. И Рейчел не стремилась бы уйти от него.
- Я в порядке, - продолжала девушка. - Честно! - Она кивнула в сторону спальни Эдгара. - А теперь повидайся с дедом. Вам обоим станет легче.
Аллан вошел в комнату, слишком поздно поняв, что Рейчел не последовала за ним. Он обернулся и увидел пустой коридор, ощутив такую же пустоту в своем сердце.
Эдгар наблюдал за внуком из постели. Его глаза снова начали слипаться, но он успел произнести одну фразу, прежде чем уснул:
- Любовь - это ад.
Аллан вышел из спальни, когда часы в коридоре пробили одиннадцать раз. Большую часть вечера его дед спал. А ему не оставалось ничего другого, как убеждать себя, что со стариком все будет в порядке.
Моника тоже какое-то время сидела у кровати Эдгара. Потом ушла спать в другую комнату, сказав, что не хочет беспокоить мужа.
Сегодня в доме Хокингов все спали отдельно.
Аллан замедлил шаги, проходя мимо комнаты Рейчел и вспоминая их недавний разговор.
"Он единственный, кто беспокоится обо мне.
Кто любит меня бескорыстно".
"Это не совсем точно...".
Аллан остановился. Стук сердца отдавался в ушах. Что она имела в виду? Если бы доктор не вышел в тот момент из спальни, он бы обязательно попросил, нет, потребовал бы ответа.
Возможно ли, что Рейчел Доув тоже беспокоилась о нем? Или даже любила его?
Мужчина посмотрел на дверь, понимая, что не в силах заглянуть в сердце Рейчел. Он никогда не сможет узнать, любит ли она его по-настоящему? Но в тот момент ему было почти все равно. Он просто не хотел и не мог быть один.
Аллан постучал в дверь Рейчел. Он весь превратился в слух, ожидая ответа, и разволновался как мальчишка, пригласивший девочку на первое свидание. Он осмотрел свою одежду и поморщился, увидев небрежные заломы на брюках и пиджаке. Поспешно поправив съехавший галстук, Хокинг попытался придумать что-нибудь умное, чтобы не стоять молча, если Рейчел откроет дверь. Что-нибудь такое веселое и остроумное... Пусть она улыбнется!
Но шанса блеснуть юмором ему не представилось, потому что дверь так и не открылась.
Аллан поднял было руку, чтобы постучать снова, но потом передумал и опустил ее. Возможно, Рейчел спала. А возможно, просто не хотела его видеть.
Если первое, он не будет ее будить, если второе...
Тогда у него не оставалось выбора, кроме как развернуться и уйти. Потому что Аллан Хокинг не привык навязываться женщинам.
13
Неделю спустя Рейчел зашла в комнату Эдгара - Я пришла попрощаться.
Старик стоял около окна, опираясь на свою трость.
- Уже покидаешь меня?
Девушка улыбнулась.
- Вы забыли, что сами уволили меня?
Он и в самом деле уже несколько дней обходился без ее помощи. Эдгар научился достаточно хорошо ходить с тростью. Даже спускаться и подниматься по лестнице. Он теперь редко спал днем.
И даже, после того случая с джином, перестал принимать болеутоляющие таблетки.
Эдгар взглянул на сиделку.
- Не думаю, что мой внук спит и видит, чтобы ты ушла.
Рейчел изо всех сил старалась не поддаваться на провокационные разговоры. Соблазн был слишком велик! Она почти открыла Аллану свое сердце. Но он вел себя так, словно ничего не понял. Теперь Рейчел догадалась, почему именно.
Просто Аллану Хокингу она больше не была нужна. Но ее жизнь все равно продолжалась. И Рейчел не собиралась выставлять себя перед таким черствым человеком полной дурочкой.
Хотя несмотря ни на что она ему доверяла.
Аллан обещал сдержать слово и не обращаться в полицию. Только один этот факт не мог согреть ее будущими длинными, холодными и одинокими ночами.
- Уверена, он не станет сильно скучать без меня, - ответила Рейчел с притворной беззаботностью.
- Чушь, - воскликнул Эдгар. - Он любит тебя!
Девушка густо покраснела.
- Это он вам сказал?
- Поверь мне, я знаю. Стоит только увидеть, как он на тебя смотрит. Эдгар со вздохом тяжело опустился на стул.
Рейчел стояла, не зная, что ответить. Аллан не давал ей ни малейшего повода думать о том, о чем только что со стариковской прямолинейностью поведал Хокинг-старший.
Да ладно! Какая там любовь! Ей бы хватило немногого. Например, чтобы он оказался сейчас рядом. Но Аллана нигде не было видно. Хотя он знал, что Рейчел должна уехать сегодня вечером.
Но даже не потрудился попрощаться с ней.
- Он упрям, - продолжал Эдгар, уловив сомнение в ее лице. - И страшно горд. Это - семейное.
Рейчел все понимала. Но у нее была и своя гордость. Она первая открыла ему свои чувства.
Что еще после этого могла сделать?
Наклонившись, девушка поцеловала Эдгара в его морщинистую щеку.
- До свидания, Неппи!
- Ненавижу прощания, - хрипло ответил старик, избегая ее взгляда. Просто иди.
Рейчел медленно поднялась. Ее сердце сжалось. Но больше сказать было нечего. Кроме того, Эдгар навряд ли захотел бы, чтобы она осталась, узнай он ее фамилию. И уж точно не пожелал бы в этом случае видеть ее невестой или даже любовницей своего внука.
Рейчел вышла из его комнаты и побрела в свою.
Ее сумка была окончательно собрана и отнесена в машину. Ей оставалось лишь забрать свою сумочку и кота. И потом можно было ехать домой.
Дом! Рейчел не была уверена, что он еще где-то существует.
Войдя в свою комнату, девушка сразу заметила кота. Наполеон спал на ее кровати, слегка похрапывая. Затем она увидела пленку с компроматом на нее саму и ее деда. Рейчел подошла к столу и взяла ее. Аллан сдержал обещание.
Рейчел чуть было не кинула ее в сумку, но в какой-то момент что-то вдруг остановило ее. Она, захватив коробку, пошла по коридору налево, в темную комнату, где хранились старые газеты и журналы, собираемые неизвестно для каких целей стариком Хокингом. Посередине комнаты стоял длинный стол, на нем возвышался кинопроектор. Она немного умела обращаться с такой штукой и теперь собиралась стереть запись с уликами против ее деда.
Но, просмотрев первые кадры, она застыла на месте. Рейчел остановила запись, потом перемотала пленку обратно. Ей хотелось верить, что она ошиблась.
Но ошибки не было. На этой пленке было записано не то, как ее дед воровал диадему, а то, как Аллан Хокинг занимался с ней любовью в новогоднюю ночь.
Аллан даже не мог себе представить, что Рейчел может быть такой разъяренной. Она ворвалась в его рабочий кабинет и с силой захлопнула дверь.
- Что это такое? - прокричала она, потрясая перед его лицом бобиной с идиотской записью.
Он медленно поднялся из-за стола, смущенный ее реакцией.
- То, что ты просила. Я подумал, что пленка действительно должна быть теперь у тебя.
Рейчел подошла к его столу и бросила на него жестяную коробку. Глаза ее излучали пламя.
- Зачем? Как сувенир? Как грубое напоминание о моей глупости?
Аллан обогнул стол.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь?
- Ты обманул меня, Хокинг! Потому что здесь не мой дедушка, а... - Она закрыла глаза. - Скажи мне честно, что у тебя нет копий.
Не произнося ни слова, Аллан взял пленку и направился с ней в темную комнату. Секунду спустя на экране появилось черно-белое изображение панели в стене, за которой располагался сейф. В крайнем левом углу стояла дата двадцать второе декабря. Изображение не менялось до двадцать восьмого числа. Именно в тот день Генри Доув вскрыл сейф и похитил диадему во второй раз.
Только на пленке этого не было. Вероятно, Доув вычислил камеру слежения и повернул ее объектив в другом направлении.
В направлении к кровати Аллана!
Еще два дня ничего не происходило. Потом в углу появилась дата. Тридцать первое декабря. И Аллан понял, что сейчас появится на экране.
Объектив камеры был крошечным, и запечатлел только кровать. Остальная часть спальни не была видна.
Хокинг увидел на экране Рейчел в костюме феи. Она нырнула под полог его кровати.
Секунду спустя по воздуху пролетела его карнавальная борода и парик. Потом промелькнули части брошенной одежды. Затем Аллан мог лицезреть себя в одних трусах.
Во рту у него пересохло, когда он увидел, как его двойник на экране отодвинул за край тяжелый балдахин. Хокинг вспомнил, какое эротическое наслаждение он испытал, когда обнаружил на своей кровати Рейчел. И сейчас его пронзило то же самое чувство.
Потом Аллан увидел испуганное выражение на лице девушки. Панику в ее взгляде.
На экране было только изображение без звука.
И теперь он мог сконцентрироваться на реакции девушки, не отвлекаясь на ее слова. Аллан обратил внимание, как напряглось ее тело, когда он залез к ней на кровать.
Хокинг повернулся и увидел Рейчел, стоящую рядом и наблюдающую за выражением его лица.
Ее гнев испарился.
- Так ты не знал, что камера передвинута?
Мужчина покачал головой и снова посмотрел на экран.
Он увидел себя, целующего Рейчел, и понял то, чего не осознал тогда.
Девушка не целовала его в ответ. Ее руки безвольно раскинулись по сторонам, а кулаки сжимали простыню. Казалось, она с трудом выносила то, что он вытворял.
Аллану стало грустно. Он всегда гордился своим умением очаровывать женщин, предугадывая их малейшую любовную прихоть. Но в ту ночь он был полностью поглощен своим вожделением, не желая ничего замечать.
- Ты должна была меня остановить.
- Я знаю, - сказала Рейчел, придвигаясь к нему ближе. И добавила почти шепотом. - Но я не захотела этого делать.
Продолжая смотреть дальше, Аллан понял, что она сказала ему правду.
Он увидел, как напряжение в ее теле постепенно исчезло, когда девушка руками обвила его шею. Как она облизала губы, и как ее тонкие пальцы уперлись в его голую грудь.
Аллан не мог оторвать взгляд от экрана. Его тело загоралось от желания вновь обладать женщиной, которая сейчас стояла рядом. И с которой он занимался любовью на экране.
Аллан не в состоянии был скрыть от Рейчел своего возбуждения. Он глубоко вдохнул и вдруг заметил, что его бывшая пленница больше не вглядывается в экран. Она неотрывно смотрела на него самого.
Потом Рейчел медленно повернулась к мужчине и положила руку ему на пояс. Через секунду ее пальцы задвигались ниже.
Из горла Аллана вырвался протяжный стон, и он закрыл глаза. Его тело почти сотрясалось от возбуждения, но Аллан продолжал стоять не шевелясь. Однажды он уже позволил страсти захватить себя. На этот раз все зависело от Рейчел.
Молодая женщина взяла его за руку и повела к большому письменному столу, заваленному пачками старых газет. Прислонив к нему Аллана, Рейчел нежно прикусила его нижнюю губу. Мужчина с силой впился пальцами в край столешницы, когда она стала медленно расстегивать пуговицы на его рубашке. Потом, продолжая целовать его, Рейчел занялась ремнем на брюках. В этот момент Аллан понял, что он полностью в ее власти. С тех самых пор, как они встретились. С их первой ночи любви...
Его контроль над этой женщиной был иллюзией. Ложью, в которую он заставлял себя поверить. Аллан боялся, что потребность в ней завладеет его сознанием.
Теперь он больше не мог отрицать правду. Он нуждался в Рейчел. В ее теле, в ее голосе, в ее глазах. Она была ему необходима как воздух. Каждую минуту. Каждый день. До конца жизни!
Вот чего он хотел. Но чего хотела она? Нуждалась ли Рейчел в нем так же? Просто в нем? Сомнения в ее истинных чувствах до сих пор витали в его сознании. Но теперь Аллан поклялся избавиться от них. Навсегда.
Пока Рейчел снимала свою одежду, мужчина провел ладонью по столу, чтобы расчистить его.
Пачки газет с глухим стуком упали на пол. Он лег на стол и прижал к себе Рейчел, гладя ее нежную шелковистую кожу.
- Ты нужна мне, - прошептал он. - Сейчас.
Рейчел знала, что теперь ей нет пути назад. Да ей и не хотелось возвращаться. Слишком сильным было ее чувство к этому мужчине. Просто она сама сковала свое сердце цепями.
Теперь она наконец-то обретала свободу...
Рейчел проснулась посреди ночи. Ей приснился ужасный сон. Но она быстро успокоилась, потому что в объятиях Аллана почувствовала себя в полной безопасности.
При лунном свете Рейчел разглядела, что было три часа, В соседней комнате раздалось знакомое мяуканье. Неппи не хотел сидеть один. Через секунду проснулся и Аллан.
- Твой кот невыносим, - проговорил он сонным голосом.
- Я знаю. - Она наклонилась и поцеловала Аллана в уголок рта. - Бедняга не выносит одиночества. Почти как ты.
Аллан притянул ее к себе.
- От одиночества я становлюсь диким.
- А я становлюсь дикой от тебя.
- И поэтому начинаешь кусаться?
- Это всего лишь любовное покусывание. Вот такое.
Наглядная демонстрация перешла в глубокий горячий поцелуй. Но истошное мяуканье кота отвлекло их. Аллан откинулся на подушку.
- Он когда-нибудь остановится?
Молодая женщина легла рядом, положив голову ему на плечо.
- Почему ты так не любишь животных?
- Поцелуй меня еще раз, тогда скажу.
Но Рейчел знала, что, если снова начнет целовать его, они не остановятся. Это было совсем не плохо, но тогда не появится столь важного для нее ответа.
Рейчел приподнялась на локте и заглянула в его глаза.
- Сначала ответ, а потом поцелуй.
Аллан вздохнул.
- Я не нелюблю животных вообще, а не выношу держать их в доме. С ними я чувствую себя... неуютно.
Она провела рукой по его подбородку, ощущая под пальцами приятное покалывание щетины.
- Значит, у тебя никогда не было никакого питомца?
Аллан перехватил ее руку и поднес к губам.
- Был. Вернее, была. Один раз. Кошка. Она была мамина, - ответил он, целуя каждый ее пальчик. Тогда мне было девять лет.
Теперь его губы целовали ее запястье, поднимаясь выше и выше. Но Рейчел не позволила ему отвлечься от рассказа.
- И как долго она у вас жила?
- Пять лет. Или больше, я уже не помню.
Теперь Аллан целовал ее плечо, потом шею, потом ниже... Ее грудь напряглась от предвкушения его прикосновений.
- И что с ней стало потом? - Рейчел вздрогнула, когда он прикоснулся к ее соску. - О, Аллан!.. Что с ней.., стало.., потом?
- Потом я велел дедушке отдать ее.
- Ммм.., почему?
Он поцеловал ее в губы.
- Я не могу сконцентрироваться из-за твоих вопросов.
Рейчел поняла, что интуиция ее не обманула.
Появление в его доме ее кота всколыхнули в памяти Аллана какие-то мучительные воспоминания, которыми он не хотел делиться. Воспоминания, которые отразились болью в его сердце.
Обняв Аллана руками за шею, она прошептала.
- Я люблю тебя, Аллан Хокинг!
Рейчел целовала его долго и страстно, чтобы вытеснить боль из его сердца силой своего чувства.
Несколько позже Аллан сам ответил на ее вопрос.
- Я попросил дедушку отдать кошку, потому что не мог выносить ее унылого вида и бесконечного тоскливого мяуканья. - Он запнулся, но потом опять заговорил. - Тем летом я уехал в лагерь. В первый раз я так надолго покидал свой дом. Когда же вернулся, - его голос дрогнул, - то узнал, что моя мать ушла.
Рейчел даже привстала, чтобы взглянуть на него. На языке у нее вертелся вопрос, но она сдержалась и не стала торопить Аллана.
- Никто не рассказал мне, что мои родители развелись, пока меня не было. Я не поверил моему отцу, который путано объяснял, что матери больше нет в доме. Я обходил его весь снова и снова, заглядывая в каждую комнату.
Ее сердце защемило от жалости, и она положила голову ему на грудь.
- Все это время мамина кошка ходила за мной.
Она тоже искала свою хозяйку. И потом делала это еще много дней. Пока я не выдержал...
Рейчел закрыла глаза. Теперь она понимала причину его раздражения при виде Неппи.
- Моя мать даже не попрощалась со мной, - прошептал Аллан, как будто это произошло с ним вчера. - Она согласилась на предложение отца и взяла деньги за отказ от материнства. И навсегда исчезла.
Глаза Рейчел наполнились слезами. Теперь ей стали понятны его подозрения относительно Моники и ее причастности к несчастным случаям, происходящим с дедом. Он не доверял никому, веря, что семья Хокингов проклята. И внушил себе, что деньги могут купить все, но препятствуют любви.
Рейчел облизала губы, слегка припухшие от его поцелуев.
- Не знаю, что и сказать.
- Скажи, что ты останешься со мной. - Он погладил ее податливое теплое тело. - Даже твой Неппи может жить здесь. И мяукать, сколько ему угодно. Потому что теперь у меня есть ты, Рейчел! И мне больше ничего не нужно.
Она тоже так думала. Но боялась планировать свое будущее с Алланом Хокингом. Его сомнения навсегда останутся с ним, не давая никому покоя. Несмотря на его чувства к ней, одна маленькая частичка сознания Аллана все равно будет продолжать сомневаться, любит ли Рейчел состояние Хокинга больше его самого, или нет.
Трудно было смириться с мыслью об этих предстоящих сомнениях, убивающих их любовь, пока та не завянет и не умрет. Рейчел знала только один способ, чтобы такого не случилось.
Поэтому она вообще ничего не стала отвечать Аллану.
14
А на следующее утро начался настоящий кошмар.
Они проснулись от требовательного оглушительного стука в дверь. Аллан вскочил с кровати, накидывая на ходу халат.
Рейчел сонно приподнялась на локтях. Ее растрепанные волосы свисали на подушку.
- Что происходит?
- Это я и собираюсь выяснить. Оставайся пока в кровати.
Задернув балдахин, чтобы скрыть ее присутствие здесь, Аллан быстро пошел к двери. Он был так зол, что мог разорвать незваного посетителя на части.
Но, открыв дверь и увидев, кто там находится, Хокинг передумал так поступать. Потому что перед ним стоял офицер полиции.
- Мистер Аллан Хокинг? - спросил полисмен.
- Да. - Теперь Аллан увидел и другого полицейского, стоящего в коридоре.
- Выйдите сюда, пожалуйста. Я бы хотел задать вам несколько вопросов.
- Вопросов о чем? - недоуменно спросил Аллан, выходя за дверь. - Что вообще здесь происходит.
Из двери спальни Эдгара появилась Моника.
Ее голубые глаза были испуганы, а лицо бледно.
- Мой муж пропал.
Аллан посмотрел на полицейского, затем снова на Монику. - - Пропал? Что ты имеешь в виду?
- Я имею в виду, что он исчез. Его нигде нет.
Нигде. - Ее голос сорвался. Она готова была расплакаться.
Теперь Аллан окончательно проснулся.
- Он ушел из дома?
Моника со злобой в глазах покачала головой.
- Если бы! В гараже все машины на месте. Его бумажник тоже. Да и куда он мог пойти со своей тростью?
- А зачем ты вызвала полицию? Почему прежде не разбудила меня? - снова начал злиться Аллан.
Женщина вздернула подбородок.
- Потому что не хочу на этот раз поручать расследование преступления твоему липовому детективу.
- На этот раз? - переспросил полицейский, поворачиваясь к Монике. - Так раньше был и еще один инцидент, о котором мне необходимо узнать?
- Нет, - быстро произнес Аллан.
- Да, - упрямо возразила Моника и повернулась к полисмену. - Две недели назад кто-то вскрыл сейф моего мужа. Был украден единственный экземпляр его последнего завещания. И до сих пор оно не восстановлено заново.
Полицейский вытащил блокнот.
- Вы делали заявление о краже?
Моника скривила губы.
- Аллан убедил моего мужа не вызывать полицию. И вот теперь... Эдгар пропал.
Хокинг не верил своим ушам. Эта бесстыжая лгунья умудрилась впутать его в историю с похищением родного деда!
- Могу я узнать, кто являлся главным наследником по завещанию? продолжал задавать вопросы коп.
- Я, - скромно ответила Моника. - Мой муж Завещал мне все свое состояние.
Полицейский обратился к Аллану.
- А вы были исключены из числа наследников?
- Мне не нужны дедушкины деньги, потому что я в них не нуждаюсь, ответил Аллан. Послушайте, это какое-то безумие! Мой дед был вчера вечером в своей постели. Я знаю это точно, поскольку сам проведывал его перед сном.
Эта информация тоже пошла в блокнот, и Аллан пожалел о сказанном.
Он повернулся к лестнице, готовый кинуться искать деда лично.
- Человек не может исчезнуть вдруг. Эдгар должен быть где-то здесь.
Но полицейский перегородил ему дорогу.
- Мы уже проводим тщательный осмотр всех помещений, сэр. И хотели бы включить в план осмотра вашу комнату. Надеюсь, у вас не будет возражений?
Аллан поколебался мгновение, вспомнив о Рейчел.
- Конечно нет. Только дайте мне секунду...
Вмешался второй полицейский.
- Мы бы предпочли, чтобы все это время вы оставались здесь, сэр. Для вашей же безопасности.
Аллан знал, что причина не в этом. Но, прежде чем он успел возразить, из его комнаты вышла Рейчел.
На ней была та же одежда, что и вчера, только заметно помятая. И волосы у нее были не расчесаны. Рейчел стояла босиком, ее туфли они забыли в темной комнате вчера вечером.
Молодая женщина обвела всех непонимающим взглядом и остановилась на Аллане.
- В чем дело?
- Моника считает, что Эдгара похитили, - ответил Хокинг. - Объясни, пожалуйста, полицейским, что мой дед научился прекрасно передвигаться без посторонней помощи. Он, вероятно, бродит сейчас где-нибудь по дому.
- Действительно, Эдгар почти полностью выздоровел, - сказала Рейчел, обращаясь к полисмену. - Я была его сиделкой в течение двух предыдущих недель.
Полицейский посмотрел на Рейчел, потом на спальню Аллана.
- Могу я узнать, кто вас нанял?
- Я, - ответил Аллан сквозь зубы.
Это тоже было записано. Полицейский махнул рукой нескольким подошедшим коллегам, и они вместе вошли в комнату Аллана.
Когда он попытался пойти за ними, его остановили.
- Подождите здесь, сэр. Нам нужно опросить всех находившихся в доме и осмотреть помещения.
Но Аллан уже понял, что именно он стал подозреваемым. И как только они обнаружат завещание Эдгара в его комнате, Аллану укажут на мотив преступления.
Завещание было обнаружено через десять минут...
Рейчел одиноко стояла в центральном полицейском участке Ноттингема, не обращая внимания на царящую вокруг суету. В воздухе разносился сильный аромат кофе. Одновременно звонило несколько телефонов.
Аллан находился на допросе уже три часа. Рейчел не смогла поехать с ним в участок сразу, так как полицейские настояли на беседе с ней непосредственно в доме, допрашивая ее вместе с остальной прислугой.
Мисс Доув прекрасно знала свои права. Поэтому, когда ее начали расспрашивать об украденном завещании и о ее личных отношениях с Алланом Хокингом, она просто отказалась отвечать на вопросы.
У полицейских не было против нее никаких улик, и им ничего не оставалось, кроме как отпустить молодую женщину. Рейчел поехала прямиком в полицейское управление, куда увезли Аллана.
Через некоторое время, показавшееся ей вечностью, Хокинг наконец-то вышел из кабинета, Он выглядел осунувшимся и уставшим. Рядом с ним шел его адвокат. Рейчел узнала в нем одного из гостей, присутствовавших на субботнем ужине у Хокингов.
- Я буду на связи, Аллан, - сказал адвокат, кивнув Рейчел. И ушел.
- Ты в порядке? - спросила она.
- Да. - Он поцеловал Рейчел. Потом подхватил ее под локоть и потянул к выходу. - Давай поскорее уйдем отсюда.
Однако снаружи на несчастных обрушился еще больший хаос. Репортеры налетели на них со всех сторон. Они выкрикивали вопросы, ослепляли вспышками фотокамер и подсовывали микрофоны к самому лицу.
- Мистер Хокинг, это правда, что полиция хочет предъявить вам обвинение в похищении собственного дедушки?
- Правда, что вам нужно состояние дедушки именно для того, чтобы спасти свою бизнес-империю, мистер Хокинг?
- Вы верите, что ваш дедушка Эдгар Хокинг, все еще жив?
Рейчел щурилась от яркого света телекамер.
Потом она схватила Аллана за руку, почти бегом они бросились к машине и скрылись внутри нее.
Рейчел завела мотор, и репортеры остались позади.
Аллан повернулся к ней.
- Какого черта? Почему все это происходит?
- Вероятнее всего, звонок с заявлением об исчезновении Эдгара был перехвачен журналистами. Они уже побывали в вашем особняке. Моника даже умудрилась дать интервью.
- И во всеуслышание обвинила в случившемся меня?
- Боюсь, что так. - Рейчел свернула на тихую боковую улочку, припарковалась под деревьями и заглушила мотор.
Потом они кинулись в объятия друг друга и просидели так долгое время, не говоря ни слова.
Рейчел понимала, что должна найти способ помочь Аллану.
- Скажи честно, ты думаешь, что в исчезновении Эдгара виновата Моника?
Мужчина потерся щекой о ее макушку.
- Я больше не знаю, на кого и что думать. У полиции просто руки чешутся арестовать меня. Но адвокат посоветовал мне отказаться от повторной дачи показаний. Кроме формального заявления Моники, у них ничего нет против меня.
- Хороший совет, - согласилась Рейчел. - Значит, в полиции пока не знают, почему завещание оказалось в твоей комнате?
Аллан встретил ее внимательный взгляд.
- Нет. Я не собираюсь им рассказывать о том, как оно там оказалось.
- Но... Может, если мы просто объясним...
Он покачал головой.
- Я не желаю, чтобы ты оказалась в этом замешана, любимая. Скорее соглашусь сделать признание собственной вины.
Месяц назад она делала то же самое, стараясь защитить Генри. А теперь Аллан пытался выгородить ее.
Рейчел чувствовала его теплое дыхание в своих волосах.
- Может, тебе стоит поехать домой?
- Мой дом теперь рядом с тобой. - Она знала, что сказала правду. Прошлой ночью Рейчел боялась их совместного будущего. Но нельзя же всю жизнь жить в страхе. Если какая-то частичка Аллана верила, что она полюбила его за богатство, ей просто придется найти способ, чтобы разубедить его в этом.
Аллан отстранился, чтобы заглянуть в глаза любимой.
- Моим домом может оказаться государственная тюрьма, если меня признают виновным в похищении. Или в чем-нибудь похуже.
- Но ты ведь не похищал своего деда, - воскликнула Рейчел. - Я всю ночь провела с тобой.
И могу подтвердить твое алиби.
- А ты забыла, что Моника считает нас сообщниками? И полиция без сомнения подумает то же самое.
Но Рейчел не собиралась так легко сдаваться.
- Обязательно должен быть какой-нибудь выход. Мы просто обязаны его найти.
- Давай для начала поедем домой, - предложил мужчина усталым голосом. Не исключено, что репортеры не поймают нас и здесь.
Девушка кивнула и выехала на шоссе. По крайней мере, Аллан перестал разыгрывать из себя благородного рыцаря и больше не пытался прогнать ее из своей жизни.
Все равно она бы не позволила ему. В отличие от его матери, Рейчел не принимала компромиссов, когда дело касалось жизни близкого и любимого человека. И не собиралась никуда уходить.
Вечером того же дня об Эдгаре все еще не было никаких известий. Полицейские наконец-то уехали.
Но Аллан теперь испытывал противоречивые чувства. С одной стороны он был рад освободиться от их угнетающего контроля и наблюдения. С другой чувствовал, что эти люди как будто сдались и больше не верили в возвращение Эдгара домой здоровым и невредимым.
Моника тоже уехала, сообщив, что ей невыносимо оставаться в одном доме с Алланом. Прислугу отпустили с работы пораньше. И вот, в огромном доме он и Рейчел остались совершенно одни.
Чуть позже Аллан позволил Рейчел уговорить себя и отвести в постель. Не то, чтобы он очень уж сопротивлялся или был недоволен. Просто Аллан все время продолжал ждать деда. На очень короткое, но упоительное время, он смог забыть обо всем на свете и наслаждаться любовью с ней.
Но, в отличие от Рейчел, ему не удалось уснуть сразу же. Он оставил ее в своей кровати, а сам спустился в гостиную на первый этаж и остановился у окна.
Снег отражал лунный свет и от этого искрился и блестел. Ветви старых деревьев раскачивались от ветра. Может, и его дедушка бродит сейчас где-то там, в холодной ночи?
Но это казалось просто непостижимым. Не было никаких следов насильственного вторжения в дом. Никаких признаков борьбы...
Аллан стиснул зубы от злости и отчаяния. Вынужденное бездействие, невозможность что-либо изменить выводили мужчину из себя, лишая необходимого равновесия. Единственное, в чем он был уверен наверняка, так это в том, что не даст в обиду Рейчел.
О ноги Хокинга потерлось что-то теплое. Это был Неппи.
- Привет, котяра. Как жизнь? - пробормотал Аллан и снова повернулся к окну. Что-то там промелькнуло?
Он наклонился ближе к стеклу, вглядываясь в темноту. Вот, снова! Его пульс учащенно забился, когда он разглядел согнутую фигуру человека, мелькавшую среди сосновых стволов.
Эдгар?
Аллан побежал в прихожую, отпер дверь и распахнул ее как раз в тот момент, когда какой-то человек подошел к ступенькам широкой каменной лестницы.
Это был не Эдгар.
Хокинг разочарованно и недоуменно посмотрел в лицо незнакомца.
- Кто вы?
- Где она? - прорычал пожилой мужчина угрожающе, оставив вопрос Аллана без внимания. - Где моя Рейчел?
Хокинг посторонился, освобождая проход в дом.
- Значит вы - Генри Доув? Тот самый?
- Что ты с ней сделал? - словно не слыша Аллана, продолжал твердить упрямый старик, поднимаясь по лестнице и подозрительно оглядывая прихожую. Как будто он ожидал увидеть здесь Рейчел, прикованную цепями к стене. Морщинистое лицо Доува раскраснелось от мороза, а брюки по колено промокли и обледенели. На ботинках намерзли комья снега.
- Заходите внутрь, пока не закоченели насмерть, - сурово приказал Аллан.
- Я не доставлю Эдгару Хокингу удовольствия увидеть Генри Доува, замерзшего на ступеньках его крыльца подобно бездомной собаке, - проворчал старик, заходя внутрь. - Я здесь ради моей внучки. Так что даже не вздумай меня останавливать. Я не позволил тем огромным чугунным воротам, запертым на замок, задержать меня, и уверен, что ты тоже не станешь помехой.
Аллан видел, как он разгневан, поэтому просто молча кивнул.
- Идите. Я слишком сильно люблю вашу внучку, чтобы делать какие-либо попытки вас останавливать.
Было видно, что Генри побледнел, услышав такие слова.
- Ты? Любишь ее? Но это невозможно!
Месяц назад Аллан бы с ним согласился. Но сегодня Рейчел Доув жила в его сердце. И, как ни странно, Аллану было теперь наплевать, помогло ли ему богатство завоевать сердце этой девушки, или нет. Черт, он был бы теперь даже благодарен своим деньгам за это, потому что больше не мог представить свою жизнь без Рейчел.
- Если ты хоть пальцем тронул ее... - пробормотал Генри, обходя молодого мужчину.
- С вашей внучкой все в порядке, - выпалил Аллан ему в спину.
Старик обернулся. Он держался прямо и двигался удивительно проворно для своего возраста.
- Я бы так не сказал, когда увидел ее по телевизору в шестичасовых новостях, стоящей у дверей полицейского участка.
- Она приехала туда за мной, - объяснил Аллан. - Мой дедушка пропал и...
- Да, я знаю, - перебил его Генри, не дослушав. - Это единственная хорошая новость за весь день.
Услышав его слова, Хокинг сжал кулаки. И этого противного старикашку Рейчел хотела защищать?
Но потом он вдруг подумал, что его сварливый дед тоже был далеко не подарок. Семью не выбирают. Она либо есть, либо ее нет. И тех, кто ее составил, остается любить такими, какие они уродились. Ладить с ними, и мириться с их выходками.
Аллан остро почувствовал беспокойство за Эдгара. Он пропал почти двенадцать часов назад. И у него все еще не было никаких зацепок. Ни просьбы о выкупе, ни.., тела.
Из раздумий его вывел громкий голос старика.
- Спрашиваю тебя еще раз, - говорил Генри, снимая перчатки и замечая огромную лужу грязи, которая образовалась вокруг его ног на полу. - Где Рейчел?
- Она наверху. - Хокинг кивнул в сторону лестницы. - На третьем этаже. Я отведу вас к ней.
- Можешь не утруждаться. - Генри стал подниматься по ступенькам. Потом снова обернулся и поднял вверх указательный палец, потрясая им. - Однажды я уже позволил Хокингу причинить боль той, которую любил. Клянусь могилой своей жены, что не допущу повторения подобной выходки и с другой моей женщиной.
Аллан наблюдал, как мистер Доув гордо поднимается по лестнице, оставляя за собой след из грязи и сосновых иголок. Сможет ли Генри убедить Рейчел вернуться домой вместе с ним? Сможет ли она его уговорить, если не захочет возвращаться?
Поднявшись на второй этаж, Аллан направился в свой кабинет. Рейчел и ее дедушка должны были выяснить все между собой наедине. Очевидно, что мистер Доув любил свою внучку не меньше, чем любил ее Аллан.
Пройдя в кабинет, Хокинг-младший сел за стол. Но он чувствовал себя слишком взволнованным и слишком расстроенным, чтобы сосредоточиться и начать что-то делать. Аллан просто сидел и смотрел на телефон, ожидая звонка из полиции, что, мол, Эдгар нашелся... Но телефон молчал. Потом Хокинг стал смотреть на дверь, ожидая, что войдет Рейчел и объявит о своем уходе. Но дверь оставалась закрытой.
Потом его взгляд остановился на крышке из-под жестяной коробки. Пленка с записью их первой ночи любви все еще оставалась в кинопроекторе. Аллан отправился в темную комнату, подошел к аппарату и нажал кнопку "стереть запись".
Если его адвокат не ошибся и Эдгар не обнаружится в ближайшие двадцать четыре часа, Аллана могут арестовать. А Рейчел наверняка объявят его сообщницей.
Но ни в коем случае он не хотел, чтобы его адвокат или судьи, или присяжные увидели содержание этой пленки и смешали с грязью ту особенную ночь, когда они с Рейчел стали единым целым, Ночь, которую ничто не сотрет из его памяти.
Генри Доув бродил по комнатам третьего этажа и нигде не мог найти своей внучки. Несомненно, этот мальчишка обманул его. Любимая забава Хокингов. Эта черта у них в крови. Наследственное. Старик осмотрел весь этаж и вышел к задней лестнице. Он знал каждый закуток, каждую комнату этого дома, запомнив на всю жизнь план и чертеж здания.
И сегодняшний телевизионный репортаж ярко запечатлелся в его мозгу. Поначалу он не узнал свою собственную внучку. Не захотел поверить, что это была действительно она. Но растерянность и отчаяние на ее лице как нож ударили его в сердце. Его маленькая Рейчел нуждалась в помощи.
И он не остановится, пока не разыщет ее в этом логове.
Может, Хокинги держат его девочку здесь взаперти, против ее воли? Такое предположение показалось старику правдоподобным. Он научил Рейчел ненавидеть имя Хокингов с самого рождения. Она никогда бы не пришла сюда по собственному желанию. Наверное, Эдгар так отомстил ему за кражу диадемы. Или за женщину, в которую тоже был влюблен.
Генри помнил все так отчетливо, словно это произошло с ним вчера. Слезное признание Элеоноры, что она позволила Эдгару поцеловать ее.
Первая драка между двумя друзьями, о которой жена так никогда и не узнала. Именно после их стычки они поняли, что не смогут больше работать вместе.
Эдгар забрал себе бриллиантовую диадему, навсегда предав их дружбу. А Генри забрал Элеонору. Иногда обида продолжает обжигать его сердце, не считаясь со временем.
Генри оглянулся и всмотрелся в длинный коридор, решая, с чего ему начать. Если бы Рейчел только знала, что он ее разыскивает, то обязательно подала бы своему дедушке какой-нибудь сигнал...
Вдруг его осенило!
Он развернулся и пошел в другой конец коридора, Была только одна комната, из которой Рейчел никто бы никогда не смог услышать. И о которой знали только несколько человек, потому что у этой комнаты не было двери. Вернее, дверь была, но тщательно замаскированная.
Может, Хокинги прятали его девочку там?
Генри помчался вперед. Его колени дрожали от волнения. Он добежал до стены, но не остановился. Нажав на секретную панель, старик шагнул в пустоту. Только там не оказалось его внучки, Генри увидел перед собой... Эдгара Хокинга.
15
Наконец Рейчел удалось отыскать Аллана в его кабинете. Он спал, положив руки и голову на письменный стол, а Неппи свернулся у его ног.;
Молодая женщина осторожно поставила поднос; и посмотрела на лицо спящего мужчины. Потом; она нежно провела ладонью по его лбу, убирая; свесившиеся на глаза пряди волос. Аллан открыв глаза.
- Кажется, я задремал. Эдгар не появлялся?;
Никто не звонил? Почему ты до сих пор здесь? - вопросы сыпались на Рейчел, как горох из дырявого мешка.
Она улыбнулась, услышав нотки удивления в его голосе, когда он задал последний вопрос.
- Твой дедушка не появлялся. Никто не звонил. И где же мне еще быть, как не здесь?
Хокинг выпрямился и потянулся.
- Учитывая то, с каким напором твой дед ворвался в дом, я подумал, что ты должна была уже далеко уехать отсюда.
Рейчел заморгала, перестав улыбаться.
- Генри?
Аллан отодвинул стул и поднялся.
- Он не нашел тебя?
- Нет, - ответила Рейчел. Все происходящее стало казаться ей нереальным. - Я была в кухне и готовила нам ужин.
Но Аллан даже не взглянул на поднос. Он посмотрел на часы.
- В последний раз я видел твоего дедушку три часа назад.
- А что вообще он здесь делал?
- Он примчался за тобой, потому что увидел нас в телевизионных новостях.
Рейчел побледнела.
- Боже, только не это!
- Именно так и было.
- А ты рассказал ему, почему я здесь оказалась?
Аллан отрицательно покачал головой.
- Из-за того, что он чуть ли не полез со мной драться, я решил этого не делать.
- Драться с тобой?
- Он убежден, что я держу тебя здесь против твоей воли.
Рейчел обошла стол, обхватила его лицо ладонями и поцеловала в губы.
- Больше не держишь.
Аллан обнял ее за талию.
- Если я еще не говорил тебе об этом, то слушай. Я очень рад, что ты со мной. Хотя твой дед так не думает. Знаю, он не успокоится, пока не уведет тебя домой.
- Тогда давай его отыщем, - предложила Рейчел, беря Аллана за руку. - И объявим, что междоусобица закончена.
Аллан стоял на лестнице, размышляя, откуда удобнее было начать поиск. Неожиданно его взгляд наткнулся на отпечатки грязных ног на мраморном полу.
- Похоже, твой дед оставил нам подсказку.
Вдвоем они поднялись по этим следам на третий этаж, прошли по всем спальням и остановились в конце коридора. Около стены следы Генри обрывались, словно он прошел сквозь нее.
- Не понимаю, - сказала Рейчел, взглянув на Аллана. - Куда он делся?
Вдруг Хокинг вспомнил, что в детстве он любил играть в прятки. И любимое место, где его никто не мог отыскать, было именно здесь. Место, о котором он напрочь забыл. Первый владелец придумал построить в доме потайную комнату, в которой можно было затаиться на случай появления непрошеных гостей. Раньше здесь всегда были неспокойные места.
Аллан нажал секретную панель, потайная дверь открылась, и глаза Рейчел округлились от удивления.
Посередине комнаты, прямо на полу сидели Эдгар Хокинг и Генри Доув. Между ними стояла початая бутылка виски.
- Наконец-то спасены, - невнятно произнес Эдгар, торжественно приподнимая наполненный стакан, - И не дайте двери захлопнуться. Да. А то мы останемся пленниками навечно. - Он исподлобья бросил взгляд на Генри. Здесь будет почище, чем в аду.
- Дедушка, - воскликнула Рейчел, подбегая к мистеру Доуву. - Ты в порядке?
- Лучше не бывает, - ответил тот, пытаясь подхватить за горлышко бутылку. Но промахнулся и нечаянно задел ее рукавом. Бутылка опрокинулась, и ее содержимое полилось на пол. - Ой!
- Здесь где-то должно быть еще, - проговорил Эдгар, с трудом поднимаясь. Но, сделав шаг, покачнулся и, не удержав равновесия, упал на руки внука. - Прошу прощения.
- Я так рад, что с тобой все в порядке, ответил Аллан.
- В порядке? - возмущенно воскликнул Эдгар, отталкивая внука и высвобождаясь из его рук. Как можно такое говорить? Разве ты не видишь, что мы разлили виски?
Аллан улыбнулся, - Думаю, что тебе уже достаточно пить. Пора уложить тебя в кровать.
Эдгар, покачиваясь, повернулся к Генри.
- Вот поэтому-то я и прихожу сюда, чтобы спокойно выпить. Этот мальчишка всегда пытается говорить мне, что именно я должен делать.
Аллан слушал и не верил своим ушам.
- Так, значит, ты сам пришел в эту комнату?
- Да, черт побери! - воскликнул Эдгар. Это единственное спокойное место во всем огромном доме. Здесь нет мяукающих котов и нет людей, расхаживающих взад-вперед по коридору ночи напролет.
Неожиданно взгляд Эдгара уперся в Рейчел, и глаза его подозрительно сузились. Старик указал на девушку пальцем.
- Ты знал, что она Доув?
- Да, - ответил Аллан. - Знал.
- Дедушка, вы разговаривали друг с другом? - спросила Рейчел.
- А больше здесь нечего было делать, - ответил Генри.
Эдгар кивнул.
- Я застрял здесь с прошлой ночи, потому что заело механизм открывания замка с этой стороны. Потом вошел Генри, и я готов был предложить ему вознаграждение за мое спасение. Но он не сообразил придержать эту чертову дверь, - И мы уже оба оказались в ловушке, - закончил Генри.
Рейчел посмотрела сначала на одного, потом на другого.
- Похоже, это стало хорошей возможностью уладить ваши разногласия.
- Нет, нет, - возразил Генри. - Я все еще хочу выбить из него дурь. Но сейчас он хромой и может ходить только с тростью. Поэтому справиться с ним будет слишком легко.
Эдгар зарычал и, пошатываясь, двинулся на своего старого врага.
- А вот это мы сейчас проверим.
Но Аллан перехватил его.
- Думаю, дискуссию стоит перенести на утро.
- Неплохая идея, - согласилась Рейчел, помогая Генри встать. - Я отвезу его домой.
- Уже очень поздно, - возразил Аллан. - К тому же Генри не в состоянии пройти дальше ближайшей кровати. Он может переночевать в одной из свободных комнат.
- Под одной крышей с Хокингом? - воскликнул Генри и замотал головой. Никогда! - Его колени подкосились, и он чуть не рухнул на пол.
Рейчел с трудом удержала его от падения.
- Этот слабак никогда не умел пить, - пробормотал Эдгар, опираясь на внука.
Аллан обнял его за плечо и повел к выходу.
- Я вернусь за твоим дедушкой через несколько минут, - обернувшись, предупредил он Рейчел.
Она кивнула. Хорошо, что Эдгар и Генри не попытались убить друг друга, пока были заперты здесь. По их поведению было заметно, что старая вражда все еще жила в сердцах стариков.
Что будет завтра? Не заставит ли дедушка выбирать свою внучку между ним и Алланом?
На следующий день все четверо собрались в гостиной. Хокинги сидели с одной стороны стола, Доувы - с другой. Наполеон лежал под столом ровно посередине, и было совершенно непонятно, на чьей он стороне в этом противостоянии.
Эдгару и Генри было тяжко после обильного ночного возлияния. Но у обоих хватало сил поддерживать словесную перепалку.
Аллан любил своего деда и знал, как Рейчел любит своего. Они оба готовы были пойти ради своих стариков на все. Может, это было не правильно? Может, пора было прекратить эту чрезмерную опеку?
Аллан поднялся и перешел во главу стола. Он стоял, переводя взгляд с Эдгара на Генри.
- Я думаю, вам пора услышать историю о том, как мы познакомились с Рейчел.
Эдгар хмыкнул.
- Мне бы сначала хотелось узнать, почему она притворялась моей сиделкой? Наверное, шпионила за мной по просьбе Генри.
Доув привстал со стула.
- Моя внучка не шпионка! Мне не требовалась помощь лазутчика, чтобы украсть у тебя диадему. Причем, дважды!
Эдгар помрачнел.
- Дважды? Что ты несешь? Может, нам стоит обыскать тебя перед уходом? Правда, для меня этого будет недостаточно.
Рейчел подняла руки.
- Остановитесь. Оба. Аллан и я ответим на все ваши вопросы. Почему вы не хотите обо всем узнать по порядку?
Старики притихли. Но чувствовалось, что ненадолго.
Аллан подождал, пока Генри снова усядется на свой стул, и продолжил.
- Все началось у нас на маскараде в канун Нового года.
- Я пришла на бал без приглашения, - сказала Рейчел, - наряженная в костюм феи. - Она улыбнулась Аллану. - И не избежала внимания молодого хозяина дома.
Она и сейчас привлекала его внимание ничуть не меньше. Ее улыбка проникла в самое сердце влюбленного мужчины.
- Мы танцевали, - снова заговорил Аллан. А потом я предложил своей прекрасной фее встретиться со мной в полночь, когда, по условиям бала, все гости должны снять маски.
- Только у меня были другие планы на этот вечер. - Рейчел заерзала на стуле. - Я должна была незаметно вскрыть сейф и положить обратно диадему, украденную моим дедом перед Рождеством.
Генри недоверчиво покосился на свою внучку.
- Вернуть? С какой стати? Эта диадема - твое наследство!
Взгляд внучки смягчился, когда она посмотрела на него.
- Я должна была это сделать, дедуля, потому что не могла позволить тебе снова оказаться в тюрьме.
- Только я внезапно застал Рейчел в своей спальне, - сказал Аллан, опуская подробности и описание невероятной ночи, проведенной вместе с ней.
- Он подумал, что я, наоборот, краду диадему, - объяснила мисс Доув. Когда я рассказала Аллану правду и попросила не звонить в полицию, он предложил мне взамен сделку.
Эдгар скрестил руки на груди.
- Так-так... И в чем же она заключалась?
Генри фыркнул.
- А я все еще хочу узнать, почему моей внучке пришлось возвращать диадему, которая по праву принадлежит ей.
- Успокойся и дай им закончить, - сказал Эдгар и устремил взгляд на внука. - Продолжай.
Аллан сделал глубокий вдох.
- Я шантажировал Рейчел и заставил ее согласиться ухаживать за тобой. Под предлогом этого она смогла остаться в доме и, вскрыв твой сейф, выкрасть для меня завещание.
- Выкрасть завещание... - изумленно повторил Эдгар. - Но зачем?
- Мне нужно было выиграть время, чтобы успеть собрать доказательства причастности Моники к твоим несчастным случаям. После того как ты сделал ее единоличной наследницей, они стали повторяться с завидной систематичностью.
Я даже собрал данные о ее прошлом. И почти уверен, что она намеревается избавиться от тебя.
Эдгар тяжело вздохнул.
- Черт возьми!
Генри повернулся к Рейчел.
- Скажи мне откровенно, ты позволила ему шантажировать себя.., чтобы защитить меня?
- Она готова была сесть в тюрьму вместо вас, - ответил за нее Аллан.
Генри возмущенно воскликнул.
- Зачем?! - Старик явно был ошарашен таким признанием.
- Теперь все прояснилось, - продолжал Аллан. - За кражу твоего завещания несу ответственность я.
Рейчел была против этого, но у нее не было выбора.
- Аллан, ты должен кое-что узнать, - произнес Эдгар, выглядя немного растерянным. - "Не Моника подстраивала происходящие со мной несчастные случаи, а я сам. - Старик потер ногу, на которой было сломано бедро. Только последнее приключение закончилось неудачно. Теперь я понимаю, что слишком увлекся.
- Ты сам испортил в своей машине тормоза? - переспросил Аллан. - Я не ослышался? И с лестницы ты упал специально?
Эдгар кивнул.
- Глупо, я понимаю. Но не глупее того, что семидесятилетний мужчина хочет доказать себе, будто тридцатипятилетняя жена по-настоящему любит его. Я подстраивал все это лишь для того, чтобы посмотреть, будет ли Моника переживать за меня.
- Ну и дела! - воскликнул Генри, пристально вглядываясь в глаза Эдгара.
- Теперь я знаю правду. Моника меня не любит, - признался старик. Вернее, не любит так, как хочет быть любим всякий мужчина. - Эдгар перевел взгляд на Генри. - Не любит так, как Элеонора любила тебя.
Доув откашлялся.
- То, в чем ты признался мне ночью, было сказано серьезно? Или ты просто перебрал виски?
Эдгар с горечью покачал головой.
- Если бы я знал, что Элеонора больна, я бы отдал все, чем владел, лишь бы спасти ее. Клянусь.
Аллан посмотрел на Рейчел и увидел слезы в ее глазах. Может, это и не было еще полным перемирием, но начало, по крайней мере, было положено.
Внук повернулся к своему деду.
- Полагаю, я должен извиниться перед твоей женой.
- Я тоже, - ответил Эдгар. - Ведь знал, что она не испытывает ко мне глубоких чувств, когда мы поженились. Но она нуждалась во мне. Вернее, в моих деньгах и в безопасности, которую я мог ей обеспечить. Только, в отличие от тебя, я струсил и не стал узнавать, почему ей это так необходимо.
- У нее были на то причины, уверяю вас, вмешалась Рейчел. - Она совсем неплохой человек.
- Согласен. - Эдгар оперся о трость и медленно поднялся. - Именно поэтому я решил отпустить ее, но с достаточным количеством денег, которые обеспечат Монику до конца жизни.
- Прежде чем вы уйдете, Эдгар, - произнесла Рейчел, - я тоже должна кое в чем признаться.
Это я взяла письмо моей бабушки из вашего сейфа. Знаю, что не имела права вмешиваться в вашу личную жизнь. Просто мне безумно захотелось прочитать его. Я надеялась с его помощью понять причину вражды между вами и моим дедушкой.
- Вражды, которая сегодня закончится, - торжественно объявил Аллан. Он подошел к ней. - Я люблю Рейчел, и мы собираемся быть вместе...
Если она не передумала, - добавил он через мгновение. Ведь эта прекрасная женщина теперь вольна делать свой выбор.
Какое-то время Рейчел молчала. Аллану показалось, что его сердце перестало биться. Но потом она бросилась в его объятия.
- Не против! Совсем не против! - выпалила она. - Я люблю тебя! Люблю сейчас. И буду любить всегда.
Она поцеловала его, крепко и горячо. И только покашливание Генри вернуло их на землю.
Мистер Доув поднялся со стула с мрачным выражением лица. Рейчел замерла в объятиях Аллана.
- Мою внучку я люблю больше всего на свете.
Если ты сумеешь сделать ее счастливой.., я не буду стоять у тебя на пути, - закончил Генри, протягивая руку.
Аллан пожал ее, удивляясь крепости его хватки.
- Я тоже, - сказал Эдгар, наклоняясь и доставая из-за огромной напольной вазы знакомый кожаный футляр. - И с этим вопрос решен.
Никто не шелохнулся и не произнес ни слова.
Старик поднялся из-за стола и подошел к Рейчел.
- Сорок лет назад я обманул своего делового партнера. Потому что его выбрала женщина, которая разбила мое сердце. Я использовал эту драгоценность, чтобы разбогатеть и доказать Элеоноре, что она сделала не правильный выбор. Но когда сегодня я увидел, как мой внук любит тебя, то понял, что все шло к лучшему. - Он открыл крышку, и бриллианты засверкали в лучах утреннего солнца. - Теперь эта диадема принадлежит тебе, Рейчел. Твой дед прав. Это твое наследство.
Потом он достал украшение и попытался водрузить его на голову будущей невестки.
- Позволь мне, - сказал Аллан.
Эдгар отошел, и Аллан заправил диадему в волосы любимой, закрепляя ее в притеске по центру головы.
- Идеально, - выдохнул Генри, не отрывая глаз от своей внучки.
Эдгар кивнул.
- Она такая же красивая, как Элеонора. И с такой же прекрасной душой.
- Ты счастливчик, Хокинг-старший. Ведь она станет твоей родственницей.
Эдгар улыбнулся.
- Я с гордостью приму ее в семью Хокингов.
- Откуда ты знаешь, что она не оставит за собой Доув? - возразил Генри. - Многие замужние женщины предпочитают не менять свои девичьи фамилии.
Эдгар направился к двери.
- Мы продолжим спор, когда я наконец избавлюсь от этой чудовищной головной боли. В кухне у меня есть отличное лекарство от похмелья. Если хочешь, пойдем со мной.
Генри последовал за ним.
- Это все виски. И где ты только берешь такое дерьмо? С твоими деньгами мог бы позволить себе и кое-что получше.
- А мне нравится такая выпивка. От настоящего виски все горит внутри, пояснил Эдгар. - Помнишь то, которое ты разлил вчера? Оно могло прожечь бетон.
- Крепкий же у тебя желудок, старина! - Доув рассмеялся. - Помнишь, раньше ты все время добавлял содовую.
- Я? - Это была твоя идея...
Их голоса удалились.
- Поразительно, - сказала Рейчел. - Они как бы разговаривают с нами и в то же время между собой.
Аллан обнял ее.
- Их разговор, по-моему, больше смахивает на вечный спор. А теперь скажи мне, куда бы мы могли отправиться, чтобы отдохнуть и побыть вдвоем? В Париж? В Венецию? В Вену? - Мужчина наклонился и поцеловал ее в губы. - А как насчет того и другого сразу?
Молодая женщина прижалась к Аллану.
- А как насчет секретной комнаты наверху?
- Хорошая идея, - согласился он, снова целуя ее. - Два часа назад я починил замок. Теперь ее можно закрывать только изнутри.
- Какая предусмотрительность!
- И ключ есть только у меня. Но я собираюсь ходить туда только с тобой.
Рейчел улыбнулась, когда он прижался к ней бедрами.
- Боже, какие великолепные у тебя.., планы, мистер Хокинг!
- Да уж! - Он усмехнулся и поднял ее на руки. Наша история еще очень не скоро закончится.
Эпилог
Прошел год.
Аллан сидел за столом своего офиса в гостинице. Напротив него в кресле удобно устроился Робин Перриш, старый школьный приятель.
- Догадываешься, зачем ты здесь? - спросил Хокинг.
- И да, и нет, - уклончиво ответил Робин. Но могу тебя заверить, что читаю газеты каждый день. И в колонки светской хроники заглядываю.
- Тогда держи приглашение на мою свадьбу.
Через месяц мы с Рейчел рады будем увидеть тебя, твою жену и вашего малыша в числе своих гостей.
Ваш сын уже может начинать выезжать в свет.
- Нашему исполнился всего лишь годик. Ты разве забыл, как сам отвозил меня отсюда в больницу?
- Мне казалось, что это было целую вечность назад. Столько событий произошло за этот год, и столько было сделано, как будто промелькнуло лет десять, не меньше.
Робин хитро прищурился.
- Может, ты хочешь попросить меня и еще кое о чем?
- Не понимаю? - Хокинг удивленно вскинул брови.
- Например, как насчет проверки прошлого твоей невесты?
- Думаешь, в этом есть необходимость?
- Вспомни золотое правило Хокингов, которому твой дед не изменял никогда. Вернее, почти никогда.
- И ни к чему хорошему оно его не привело.
Слава Богу, теперь он переключил свое внимание с бесконечных свадеб и разводов на более полезное дело. У них с дедом Рейчел скоро намечается презентация новой линии виски "Доув энд Хокинг".
- Да, я читал об этом. Твой старик не привык унывать. - Робин тепло улыбнулся, произнося эти слова.
- Нет, приятель. На сей раз я не воспользуюсь твоими профессиональными талантами. Рейчел не такая, какими были жены моего деда. Просто ты ее еще плохо знаешь...
- Что я слышу? Похоже, ты крепко влип, старина. Возможно ли такое?
Аллан не смог сдержать улыбки. Да, он был влюблен по уши в свою будущую жену. И не только не хотел ничего знать о прошлом своей невесты и ее семьи. Он также отказался и от заключения брачного контракта. Хотя его адвокаты настойчиво уговаривали Хокинга подписать бумаги совместно с Рейчел, прислав копию документа для изучения.
Но Аллан не удосужился даже одним глазом взглянуть на контракт, а сразу порвал его на мелкие кусочки. Он помнил о печальном рекорде Хокингов. И о том, что супружеские договоры - хороший бизнес. Но если Рейчел его по-настоящему любила, никакие контракты не должны были ее волновать.
Что же касалось Аллана, то все, чем он владел, уже принадлежало Рейчел. Включая и его сердце. Поэтому он не хотел начинать их брак с планирования каких-то случайных обстоятельств.
Аллан просто хотел жить с Рейчел. Во что бы то ни стало! Если однажды он поймет, что жена посчитала наличие крупного банковского счета самой привлекательной стороной брака, то просто примирится с этим. Хотя в глубине души он ни на миг не сомневался, что Рейчел любила его самого, а не то, чем он владел.
Хокинг посмотрел на часы. Пора было идти.
Он поднялся из-за стола. Робин встал тоже.
- Значит, увидимся через месяц. Насчет сына не обещаю, но мы с женой будем на твоей свадьбе обязательно, Друзья крепко пожали друг другу руки.
Через час Хокинг входил в зал самого роскошного ресторана Ноттингема. Рейчел ждала его в отдельной комнате, которую он заказал для них заранее. Она приподнялась из-за стола, заметив его приближение.
- Привет. Ты сегодня неотразим, - поприветствовала она Хокинга.
Один только вид Рейчел наполнил его сердце теплом и любовью. У Аллана все еще перехватывало дыхание при встрече с ней. На его любимой было то же белое платье, которое она надевала в день его рождения.
Аллан нежно поцеловал свою невесту.
- Ты сама выглядишь ужасно аппетитно. Можно заказать тебя на десерт?
- И даже нужно. Причем делать это необходимо каждую ночь, - уже тише добавила она, когда Хокинг наклонился, чтобы поцеловать ее в шею. - Только давай отложим разговор об удовольствиях на потом. Сначала надо решить дела.
Только сейчас Аллан заметил белый конверт, лежащий на их столике.
- Что это?
- Письмо. Сегодня утром мне передал его мой дед. Оно адресовано Элеоноре Доув.
- Твоей бабушке?
- Прочти сам.
Аллан быстро пробежал глазами напечатанный на машинке текст. Сообщалось, что недавно умерший дальний родственник Элеоноры Доув завещал ей все свое состояние. И причем немалое.
Хокинг посмотрел на Рейчел.
- Что скажешь? - спросила она.
- Теперь ты богата...
- Я не об этом спрашиваю.
Аллан выглядел растерянным.
- Теперь все изменится...
- Глупости, Хокинг!
- Значит, я все еще нужен тебе?
- И даже больше, чем ты думаешь. Потому что я хотела предложить кое-что. Давай забудем про наши деньги.
Он недоуменно посмотрел на нее.
- Как это забудем?
- Я никогда не хотела быть с тобой только из-за огромных средств, Аллан. Теперь у меня тоже есть состояние. Но я хочу доказать тебе свои чувства, чтобы окончательно лишить всяких сомнений. Мы заморозим наши деньги и начнем с самого начала. И заработаем наше собственное, общее состояние. Вместе. Как ты считаешь?
Идея сразу понравилась Аллану, хотя и выглядела полным безумием. Он осторожно ответил.
- Не думаю, что ты понимаешь, о чем говоришь. А твоя учеба?
- Напротив. Я все продумала. Поначалу мы откроем небольшую галерею искусств. А со временем присоединим к ней школу для одаренных детей. И введем гранты на их обучение.
- Открыть школу?
- Почему бы нет? - улыбнулась Рейчел. - Ты прирожденный бизнесмен. Все будет находиться под твоим руководством. Можешь даже назначить себе зарплату. И мне. После того, естественно, как я защищу ученую степень и смогу преподавать в нашей школе.
- А как же гостиница?
- Ты же Аллан Хокинг! Ты можешь все. Тем более что твоя гостиница вскоре превратится в современный отель. А со временем руководить ею станет твой сын.
- Мой сын? О, Рейчел!
Он смотрел на нее, прокручивая в голове новые возможности. Его уже не шокировала идея начать все с нуля. Отказаться от денег оказалось даже проще, чем он себе представлял. И теперь он знал без сомнения, что Рейчел любила его.
Только его!
И от этого Аллан чувствовал себя самым счастливым человеком на земле.




Читать онлайн любовный роман - Отчаянная - Рафферти Нора

Разделы:
рафферти нора

Ваши комментарии
к роману Отчаянная - Рафферти Нора



хороший роман про хороших людей.
Отчаянная - Рафферти Норализа
29.08.2012, 22.01





Роман очень интересной. но конец все таки слишком фантастический...
Отчаянная - Рафферти НораЛюдмила
7.02.2015, 10.22





Прикольная книжица.Читала несколько лет назад,понравилась тогда -нравится и сейчас!
Отчаянная - Рафферти Норастарушка Таня
22.04.2015, 14.53





Прикольная книжица.Читала несколько лет назад,понравилась тогда -нравится и сейчас!
Отчаянная - Рафферти Норастарушка Таня
22.04.2015, 14.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100