Читать онлайн Курортный роман, автора - Радфорд Эмма, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Курортный роман - Радфорд Эмма бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.66 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Курортный роман - Радфорд Эмма - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Курортный роман - Радфорд Эмма - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Радфорд Эмма

Курортный роман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Николь теперь уже было все равно, взорвется ли он от гнева или, наоборот, едко расхохочется. Однако Мартин спокойно отреагировал на ее заявление. Он лишь откинулся на стуле, скрестив руки на груди и прищурившись, пристально и задумчиво посмотрел на нее. Его инертность еще больше распалила Николь.
– И не надо упрекать меня в том, что я говорю не то, что думаю. Я отвечаю за каждое свое слово. А теперь, если ты не против, мне бы хотелось поехать домой.
– Конечно. – Его выдержке можно было позавидовать. – Как бы там ни было, Мэгги и Стив ждут нас, зачем нам лишний раз волновать их, правда?
Голос Мартина стал жестче, в глазах появился неприятный холодок. Николь поняла всю двусмысленность его замечания, и у нее защемило в груди при мысли, что за своими эмоциями она совершенно забыла о проблемах сестры и о той цене, которую запросил Мартин в обмен на улаживание дел с отелями.
Он поднялся и галантно протянул ей руку, но она, сделав вид, что не заметила его жеста, с грохотом отодвинула стул и встала, стрельнув в него глазами.
– Скажи, что тебе от меня надо? – резко спросила Николь.
– Надо? – Мартин взглянул на нее с откровенно невинной наивностью, что привело ее в неописуемую ярость.
– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду! Мэг со Стивом… ну, тот контракт… тебе же известно, какое значение для них имеет твое партнерство.
Он не пришел ей на выручку, даже виду не подал, что ему понятно, о чем идет речь, а лишь молча выслушивал ее неуклюжее бормотание.
– Значит, ты решил взять меня силой?..
– Силой?! Радость моя, до сих пор я никогда не занимался такой глупостью. И сейчас это тоже не входит в мои планы.
– Тогда…
– Ситуация крайне простая. Я собираюсь пробыть здесь около недели – посмотреть отели и обсудить со Стивом кое-какие детали. А в конце – если все будет нормально – мы с ним подпишем договор. Тебе нетрудно будет составить мне компанию на это время?
Николь стала судорожно взвешивать все «за» и «против». Всего неделя, и один день уже почти позади. Остается шесть дней… Это ничто по сравнению с будущим Стива с Мэгги и, естественно, малыша Робби. Ей вспомнилось начало дня – оно ничем не отличалось от их с Мартином первого ужина тогда, год назад. Если бы все было так же легко и просто! Но от Мартина Спенсера всего можно ожидать.
– Поддержать твою компанию, – тихо повторила она. – А что дальше?
Мартин улыбнулся и пожал плечами.
– Ты же слышала, я игрок. Ставлю все на волю случая.
Николь не поверила своим ушам.
– Но, должна сказать, что у тебя нет шансов.
– Э нет, радость моя. – Мартин покачал головой и стрельнул в нее глазами. – Я могу быть азартным, но не в пример моему деду не пускаю денег на ветер. Понимаешь, держу пари только в том случае, если уверен в выигрыше. Что до тебя, то считаю дело решенным. Можешь сколько угодно бесноваться и настраивать себя, что между нами все кончено, но, боюсь, ничто не заставит меня передумать. Вот и посмотрим, кто из нас прав…
– Ты… ты… – Николь захлебнулась от возмущения и никак не могла подобрать нужные слова.
– …Я буду терпеливо ждать, – невозмутимо продолжил Мартин. – Ты права, не стоит торопиться. Ведь чем дольше мы будем оттягивать этот момент, тем острее станут наши желания и в результате тем больше получим удовольствия.
От его слов у Николь голова пошла кругом, и ее стало слегка подташнивать. Она поняла, что с ним без толку бороться и переубеждать в чем-то. Упрямый осел!
– А теперь поехали домой, – сказал он и, повернувшись, направился к лестнице. Николь ничего не оставалось, как последовать за ним. Упавшая духом и в бессильной злобе, она шла, не разбирая пути, и, не заметив ступеньки, едва удержалась на ногах.


Ей вдруг припомнилась одна из тех теплых, душных ночей двенадцать месяцев назад, когда они с Мартином лежали в постели, в плену еще не остывшей блаженной истомы после страстной любви. Они не переспали в первый же день знакомства исключительно потому, что Мартин отговорил ее. Сейчас, почему-то вырвав из памяти именно этот момент, ей стало ужасно стыдно. Но тогда Николь ни до чего не было дела – все как бы отошло на второй план. В ней вспыхнула какая-то дикая, почти животная страсть, и если бы не он, она бы с радостью моментально прыгнула к нему в постель. Их, так сказать, недолгое воздержание показалось Николь вечностью. А ее слияние с ним походило на извержение вулкана. Огромная лавина неведомых доселе потрясающих ощущений, сметая все на своем пути, вырвала ее из привычной жизни и бросила в мир новых, чудесных сенсаций, где нет никого, кроме них двоих, и неописуемого, умопомрачительного блаженства. Такой была их ночь. И следующая… И следующая за следующей… Они никак не могли насытиться друг другом – всякий раз, не успев взлететь на вершину истинно упоительного наслаждения, их уже вновь охватывало желание близости, причем несравнимо более острое. Потом они долго не могли ни отдышаться, ни двигаться, ни произнести хотя бы слово.
В одну из таких ночей безумства она лежала, отдыхая с закрытыми глазами, и почувствовала, как Мартин поднялся на локте и стал рассматривать ее.
– Нет, такое долго продолжаться не может, – пробормотал он так тихо, что она едва разобрала его слова. И тогда до Николь дошло – он решил, что она спит, и разговаривает сам с собой. – Я просто не выдержу.
Что-то подсказывало ей не выдавать себя. Он затрясся в почти беззвучном смехе.
– А нужно мне это?
Он нежно погладил ее по щеке, и Николь потребовалась вся выдержка, чтобы не открыть глаза и не поцеловать его длинные пальцы. Минуту спустя она была крайне благодарна своему самообладанию, что не пошевелилась. Ее словно окатило холодной водой, когда она скорее почувствовала, чем увидела, как Мартин покачал головой.
– Бог мой, конечно нет! – прозвучало, как приговор. – Это не для меня, это совсем не то. Ладно, к черту, само все скоро прогорит. Не иначе… Это же какое-то стихийное бедствие… меня просто не хватит надолго. С этим надо кончать… – Последнее, что она услышала, уже по-настоящему засыпая.
Когда Николь проснулась, Мартина уже не было. И больше они не виделись. У нее так и не появилось возможности объясниться с ним, поделиться своими тревогами после услышанного, потому что через час позвонил ее отец и сообщил страшные новости о Дэвиде.
После разговора с отцом Николь первым же рейсом вернулась в Англию. Уже в самолете, трезво поразмыслив, она пришла к выводу, что Мартин прав – такой огромный костер страсти не может быть долгим. Очень скоро он бы прогорел. В этой жизни все когда-то кончается – и чем быстрее, тем лучше.
Тем не менее сейчас никак не скажешь, что Мартин остыл к ней, совсем даже наоборот. Теперь у нее отпали все сомнения; ее поспешный отъезд заставил страдать его мужское самолюбие, что, скорее всего, с ним случалось нечасто. Интересно, Мартина Спенсера когда-нибудь бросали женщины? Вряд ли! С его-то деньгами и взглядами на жизнь! В таком случае ее резкий отказ иметь с ним какие-то дела наверняка только подзадорил его. Как он сказал? Ожидание лишь обостряет желание.
У Николь похолодело внутри. Она вдруг почувствовала себя загнанной в угол. Значит, если она и дальше станет отбрыкиваться, то лишь вызовет в нем еще большую страсть. Что же делать?
Все усложнялось тем, что, помимо нависшей угрозы со стороны Мартина, она не меньше опасалась за себя саму. Ведь как ни крути, но Мартин далеко не безразличен ей. То пробужденное год назад физическое влечение, оказывается, все так же очень сильно. Хватит ли у нее духу сопротивляться?


– Что ты скажешь об отеле «Виктория»?
– Груда хлама! – не раздумывая, ответила Николь. Он так внезапно и неожиданно ворвался в ее мысли, что ей не удалось сразу сориентироваться. В этот момент она была далека от проблем Стива, ломавшего голову над тем, как перестроить отели, принадлежавшие его семье, чтобы они отвечали требованиям британских стандартов.
– Да, но у отеля есть кое-какой потенциал. Как ты считаешь? – не унимался Мартин. – Жаль только, что Гозо по своему ландшафту не то место, чтобы сюда приезжать просто наслаждаться природой. Очевидно, надо чем-то другим завлечь сюда людей. У тебя нет никаких соображений?
– Соображений… но я ничего не понимаю в отелях…
Николь недовольно поморщилась. Когда Мартин настаивал на их совместной поездке в Гозо, расположенное на соседнем с Мальтой острове, где хотел посмотреть один из отелей, которым владела семья Стива, она, давая согласие, рассчитывала просто скоротать с ним время, и не более.
– Но ты же интеллигентная, образованная женщина. У тебя колоссальный опыт в организации досуга. Помнится, в прошлом году ты была полна идей коренным образом многое изменить на своей работе.
Неужели он помнит? Она даже забыла, что вообще рассказывала о центре досуга. Николь поняла, что Мартин заметил перемену в ее настроении, когда речь зашла о ее работе. Свернув на обочину дороги, он остановился как раз там, откуда открывался необычайно живописный пейзаж с зеленовато-голубым поблескивающим на солнце морем.
– Э… а… – нерешительно начала она, но быстро овладела собой, и мысли стройной вереницей вдруг стали сами выстраиваться в четкую идею. – В первую очередь надо использовать природные возможности острова. Здесь такой простор для того же серфинга, катания на водных лыжах, подводного плавания. Кроме того, этот отель – один из немногих, стоящих прямо на берегу. Можно создать здесь что-то наподобие спортивного центра… Ну, по желанию, дополнить его оздоровительным комплексом для немощных и… – Почувствовав на себе пристальный взгляд Мартина, Николь вдруг смутилась, заметив, что говорит слишком громко и увлеченно. – Это просто соображения… – словно извиняясь, сказала она.
– Э-э-э, дай-ка подумать…
Ее осенила неожиданная мысль. Если она сможет увлечь Мартина планом оздоровительного комплекса, он тогда наверняка не станет тянуть с подписанием контракта. Надо только убедить его, что капиталовложения в «Викторию» обернутся для него золотой жилой, а заодно и проблемы Мэгги со Стивом будут решены.
– Неплохо бы оборудовать площадки для гольфа, теннисные корты, проложить туристические пешие маршруты к археологическим раскопкам, по местам, связанным с мифологией, о которых ты мне рассказывал.
Они как раз побывали там сегодня утром по пути в «Викторию», и на Николь произвели огромное впечатление руины некогда величественных храмов, возведенных три тысячи лет назад.
– Можно создать небольшой конезавод для верховых поездок по этому прекрасному острову.
Она не успевала за своими мыслями. Ее воображение так разыгралось, что на миг ей показалось, что она уже живет и работает на этом сказочном острове. Мартин молча с интересом слушал Николь, пока та не выдохлась, и под конец тихо смущенно хмыкнул.
– Ну вот. Теперь тебе только надо найти того, кто бы смог все это осуществить, – заключила она.
– Полагаю, уже нашел…
– Что?! – Николь показалось, что она ослышалась.
– Да ты просто создана для этого дела, конечно, если у тебя есть желание.
– Но…
Она изо всех сил старалась скрыть свое ликование. Неужели такое возможно?! Ведь это же просто улыбка судьбы! И тогда прощай центр досуга с его кошмарными воспоминаниями и здравствуй новая жизнь здесь, на чудо-острове!
– Ты уверен, что я справлюсь? – Мартин отмахнулся.
– Я готов пойти на такой риск. Называй это чутьем игрока, если хочешь, но я вижу, как ты загорелась. А энтузиазм в нашем деле очень ценная вещь. Хотя… извини, у меня как-то вылетело из головы твое недавнее повышение…
Память снова заставила ее страдать. Николь прикусила губу и отвела глаза, чтобы Мартин не заметил предательского блеска подступивших слез. Повышение! Если бы он только знал, о за ним кроется!
– Тебе ведь тоже небезразлична судьба островов, я понял это еще на Мдине.
– Да, – задумчиво проговорила Николь, – пожалуй, я, как и ты, влюбилась в эти места, в их красоты и просто захватывающую историю.
– Именно поэтому я уверен, что, создавая будущее, ты не сможешь разрушить дух прошлого.
Но хватит ли у нее сил? Николь бросила взгляд вниз, на ветхое здание отеля «Виктория». С другой стороны, нельзя упустить такой шанс. Это будет вызовом всему… началом новой жизни… возможностью работать рядом с Мэгги и Стивом… И, конечно, с Мартином, подсказал ей внутренний голос.
– Это можно расценивать как еще одно условие для твоего решения?
В одно мгновение лицо Мартина стало каменным, взгляд холодным и тяжелым, и ей ужасно захотелось взять свои слова назад.
– Я уже сказал, что мне от тебя надо, – отрезал Мартин. Его тон был настолько жестким, что, несмотря на изнуряющую жару, ей стало холодно. – И эти мои два предложения ничем не связаны. Подумай лучше о работе, – резко сказал он и направился к машине.


Они ехали молча. В горле у нее стоял неприятный комок, голова раскалывалась. Нет, ни в коем случае она не должна принимать предложение Мартина. Ведь тогда ей придется работать с ним. А это вызовет массу дополнительных осложнений. С другой стороны… Николь тайком бросила взгляд на своего спутника, и все внутри у нее затрепетало. Двенадцать месяцев она изо всех сил старалась, но, оказывается, так и не смогла забыть ни его самого, ни его сильного, красивого тела. Он все так же чертовски сексуально привлекателен и, как и прежде, словно магнитом, притягивает ее.
– Куда мы теперь едем? – не выдержала она.
– А что бы ты хотела еще увидеть?
– Пещеру Калипсо, если ты не против. – После поездки на Мдину Мартин стал называть ее каким-то странным именем. Николь это очень озадачило. Она спросила у сестры, что но означает.
– В древней мифологии Калипсо называли нимфу, которая своими чарами околдовала Одиссея, попавшего на ее остров после кораблекрушения. По преданию, это происходило в Гозо. Там же находится грот, где Одиссей прожил с ней семь лет, – при случае побывай там, – с улыбкой сказала Мэг.
К удивлению Николь, он отнесся к ее просьбе без особого воодушевления.
– Ничего интересного, совершенно не впечатляющая, мрачная дыра, но, если ты хочешь…


– Да, ты был прав, – разочарованно сказала Николь. – Даже не верится, что эта дыра и есть пещера Калипсо. По-моему, ни один здравомыслящий ни тогда, ни теперь не смог бы жить в ней, да еще так долго.
– Но в то время у Одиссея было слишком много других проблем…
Мартин скользнул по ней взглядом. Его бронзовые смеющиеся глаза излучали столько тепла, что Николь не смогла удержаться от улыбки, всякий раз, видя Мартина в таком расположении духа, она забывала все тревоги, связанные с ним. Если бы он всегда был таким!
– Ну-ну, давай-давай! – Она шутливо подтолкнула его, выходя из жилища Калипсо. – Должно быть, он был мазохистом, если ему нравилось жить здесь.
– Выходит, что тебе чужда высокая романтическая любовь. – Этим неожиданным замечанием Мартин буквально сразил ее. – Ты никогда не задумывалась, что женское обаяние может сделать мужчину слепым ко всему окружающему? – продолжил Мартин, при этом как-то странно посмотрев на нее.
– Такой любви не бывает. Это все иллюзии, – словно не заметив его взгляда, возразила Николь.
Это замечание явно вывело его из себя.
– Кто тебе сказал? – Голос Мартина стал резким.
– Знаю по опыту.
Дэвид тоже говорил, что, встретив ее, он уже не мог думать ни о чем другом. Теперь вот Мартин сказал то же самое. Но ни тот, ни другой не подумал о ней – их занимала только собственная особа. Рассудив, что его дальнейшие расспросы не приведут ни к чему хорошему, она решила сама пойти в наступление.
– А кроме того, Калипсо была не обычной женщиной. Она ведь – как ты ее назвал? – нимфа и могла запросто опутать Одиссея своими чарами.
– А разве любовь не те же чары? – Мартин вел машину по узкой ухабистой дороге, поэтому не мог заметить устремленного на него взгляда Николь.
– Любовь… – повторила она и смолкла. На нее снова нахлынули воспоминания, вызвав острую боль. Перед ней всплыло лицо Дэвида, ей даже послышался его голос: «Николь, я же люблю тебя! Любил и буду любить всегда! Ты моя жизнь, мое небо, мое солнце. Без тебя…»
– У Калипсо к Одиссею была не любовь, а одержимость, навязчивая идея, – выпалила она, по-своему восприняв эту мифологическую историю. – Она хотела обладать им как своей собственностью, не задумываясь о его чувствах. И это так и…
– Неужели ты на самом деле думаешь, что кем-то можно обладать без его на то желания?
Николь занервничала.
– Но хотел ли этого Одиссей? Ты забыл, в некоторых версиях этой истории говорится, что он считал себя ее пленником. К тому же она ворожила. А потом, разве не обещала Калипсо ему бессмертие или что-то в этом роде?
– Да, если он на ней женится, – кивнул Мартин. – Но она опустила тот момент, что у него уже была жена…
– А, да, Пенелопа. Совсем забыла.
– В том-то и дело… которая родила Одиссею двух сыновей.
– Да, запутанная история. И, тем не менее, детям очень нужны их отцы. А ты бы хотел иметь ребенка? – неожиданно спросила Николь и сама испугалась своих слов. Видимо, прекрасное настроение Мартина, красоты Гозо, нещадно палящее солнце сделали ее чрезмерно отважной. Несколько секунд они проехали молча. Николь уже решила, что он не хочет отвечать, и расстроилась. Может, своим вопросом она переступила невидимую грань дозволенного. Прошло еще какое-то время, прежде чем он сказал:
– Если найдется достойная женщина, почему бы и нет.
Судя по тону, Николь поняла, что он еще не встретил той, единственной.
И вдруг откуда-то из глубины у нее стала подниматься досада вперемежку с обидой. С чего бы это, ведь ей и в голову не приходило считать себя кандидатом на роль матери его детей.
– А ты?
– О… я уже давно решила, что у меня будут мальчик и девочка. – Она задумалась и вдруг неожиданно для себя представила Мартина отцом своих детей – красивых, высоких, стройных, со светлыми вьющимися волосами…
– Ну конечно, глядя на Робби, и не то напридумаешь…
Увидев его вмиг помрачневшее лицо, Николь поняла нелепость своих мечтаний. Внезапно ее словно прорвало. Рискуя разрушить все то, что с таким трудом установилось между ними, и сознавая, насколько опасно затрагивать эту тему, она все же не выдержала:
– А ты никогда не задумывался, что ты делаешь с этой семьей? У тебя есть совесть?
– Что я делаю? – спросил Мартин таким невинным тоном, что она в ярости заскрипела зубами.
– Тебе все прекрасно известно! Ты же играешь с ними, как кошка с мышонком, – держишь в руках их будущее и плюешь на все и вся. В твоей воле помочь или разорить Стива…
– Не стоит драматизировать, – злобно отозвался Мартин. – Таков бизнес.
– Бизнес! – взорвалась Николь. – Нет, это называется психологической силовой игрой. Ты самое настоящее дерьмо – решил потягаться с людьми намного слабее себя. Я… – Ее вдруг пронзила ужасная мысль. Что у него в голове? А может, планы с «Викторией», предложение работы тоже своего рода манипулирование? – Я даже сомневаюсь, что ты вообще собираешься инвестировать…
– О, здесь ты совершенно не права, – резко прервал ее Мартин. – С тех пор как я впервые побывал на Мальте, у меня появилась мечта заиметь здесь кусок собственной земли.
– Значит, Стив…
– Стив оказался тем толчком, в котором я нуждался. Встреча с ним напомнила мне о моей давней мечте. – Он мельком взглянул на Николь. – Я так погряз в трясине жизни, что совершенно забыл о ней. И вот наконец мне выпала возможность осуществить ее.
Итак, у него самые твердые намерения не сказываться от своей мечты. И она здесь ни при чем. Но на миг вспыхнувшая надежда вновь пропала со следующим заявлением Мартина.
– У меня есть кое-что на примете, если этот план не сработает. – Его голос вдруг стал более низким с хрипотцой. – На деле все оказалось сложнее, чем я ожидал. Но теперь я знаю, чего хочу, и не сверну со своего пути. Я, как Одиссей, околдован.
Слова «теперь я знаю, чего хочу» грозным эхом отозвались у нее в голове, напомнив об утверждении Стива, что Мартин Спенсер всегда добивается своего.
– Да, не пора ли нам перекусить? Ты наверняка проголодалась. Как насчет позднего ланча в Рабате? А потом, если у тебя найдутся силы, можем осмотреть Цитадель.
– Идет, – сказала Николь, только потому, что надо было что-то ответить.
Что с ней происходит? Еще двадцать четыре часа назад ее пугала эта поездка, и за такое короткое время, что они провели вместе, все страхи куда-то испарились. Теперь ей даже не верится, что они вообще когда-то существовали.
В начале дня что-то подсказывало ей, что Мартин из тех, кого надо опасаться, держать с ним дистанцию, но сейчас внутреннее чутье говорило об обратном, и чувство страха сменилось на желание быть с ним рядом как можно дольше.
В душе Николь теперь очень хотела, чтобы этот день никогда не кончался. Похоже, остров Калипсо своими колдовскими чарами тронул и их сердца. Но может, это просто придуманная людьми красивая сказка, а на самом деле нет никакой любви? Как же определить ту грань между вымыслом и реальностью? Вот дилемма! Но проблема заключалась в ней самой, ибо, для того чтобы склониться в ту или иную сторону, необходимо довериться собственным чувствам, а вот на это-то у нее решимости и не хватало.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Курортный роман - Радфорд Эмма

Разделы:
Пролог1234567891112

Ваши комментарии
к роману Курортный роман - Радфорд Эмма



Прекрасная история любви!Прочитала с удовольствием,чего и вам желаю.
Курортный роман - Радфорд ЭммаСветлана
9.03.2012, 21.02





Ne o4en ponrawilos, tak v konze tolko prolitela istoriju. Mozhna no ne nuzhna.
Курортный роман - Радфорд Эммаzhenja
10.03.2012, 2.10





скучно до невозможности, до конца не дочитала
Курортный роман - Радфорд Эммаюли я
15.01.2015, 3.39





Скучно, проблемы надуманные, Гг-я нормально с мужиком поговорить не может.
Курортный роман - Радфорд Эммаиришка
18.01.2015, 22.08





Практически на протяжении всей книги хотелось придушить Г героиню за её дурацкое поведение. К концу более - менее поведение выровнялось. А вообще роман не очень
Курортный роман - Радфорд ЭммаЛенванн
20.05.2016, 17.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100