Читать онлайн Тайны Палм-Бич, автора - Пулитцер Роксана, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пулитцер Роксана

Тайны Палм-Бич

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Эштон, еще не открыв глаза, поняла, что день предвещает что-то зловещее. Она испытывала чувство обреченности, хотя и не могла понять причину. Во всяком случае, дело не в похмелье, потому что накануне у нее хватило здравого смысла отказаться от бренди за обедом и от предложения Спенсера присоединиться к тем, кто собирался на вечер к Томми Фиску, последнему в Палм-Бич человеку, который считал шиком использовать при сервировке стола серебряные ложки.
В физическом отношении она чувствовала себя вполне нормально.
Эштон вытянулась на кровати и провела рукой по телу сверху вниз. Живот у нее был плоский и упругий, кожа гладкая, как у ребенка, – после принятой накануне ванны из трав. И вдруг ее осенило. Так вот почему она чувствует себя угнетенной! Сегодня у нее день рождения! Ей исполнилось тридцать семь лет.
Она снова провела руками по телу. Оно по-прежнему упругое, подтянутое, лучше, чем у большинства двадцатисемилетних. Однако это отнюдь не подняло ей настроения, ибо Эштон понимала, что так будет недолго. И еще одно. Дело ведь не в том, как тело выглядит. Дело в том, как оно функционирует. Она лежала одна в громадной спальне, куда тяжелые шторы не пропускали лучей солнца, и слышала, как биологические часы тикают наподобие взрывного механизма замедленного действия. Как выразился доктор, когда призывал ее поговорить с Алессандро? Время – это самое важное. Говорил избитые вещи. И тем не менее он был прав. И без толку ссылаться на женщину из Англии, которая родила на шестом десятке, или на всякие удивительные зачатия. Она хотела быть женщиной, а не чудищем.
Само слово разбередило ее еще сильнее. Эштон нажала на кнопку, чтобы раздвинуть шторы. Солнечный свет хлынул в спальню. Она прищурилась, отбросила одеяла и простыни и подошла к высокому, во весь рост, трельяжу.
Эштон взглянула на свое лицо. Кожа была упругой и сухой, веки пока, слава Богу, не отяжелели. В сущности, нельзя сказать, что она слишком уж переживала из-за своего лица. Во всяком случае, она сейчас огорчалась не более, чем тогда, когда только начала смотреться в зеркало. Не стоит оплакивать потерю того, чего никогда не было.
Эштон перевела взгляд ниже. Груди все еще оставались красивыми, хотя и не настолько, как хотелось бы. Она слегка приподняла их ладонями. Вот так получше. Еще несколько лет назад ей не нужно было их приподнимать. Они сами стояли прямо и гордо. Руки Эштон скользнули по ребрам к талии и бедрам. Пока что все неплохо. И вдруг она увидела то, чего не замечала раньше, – складку, небольшое жировое отложение в верхней части бедер.
Раздался стук в дверь. Эштон быстро забралась в постель и натянула простыни до подбородка. Ее беспокоило не то, что Грета может увидеть ее голой; она не могла допустить, чтобы кто-то, даже собственная горничная, увидел изъяны ее тела.
– Войдите, – сказала она.
Дверь открылась, и вошла Грета, неся на белом плетеном подносе завтрак, одну-единственную розу и утреннюю почту.
– С днем рождения, графиня, – едва ли не пропела горничная.
– Не с чем поздравлять, когда тебе исполняется тридцать три, Грета. – Эштон удивилась своим словам. Она не собиралась лгать. И зачем нужно было опускаться до лжи перед горничной, той горничной, которая отлично знает, что Эштон исполнилось тридцать шесть лет в прошлом году и тридцать пять – в позапрошлом? Мало было такого, чего Грета не знала о ней, или о ней с Алессандро, или о ней с другими мужчинами. Трудно скрыть что-то от женщины, которая убирает бокалы и пузырьки, которая следит за тем, чтобы твое белье было отдано в стирку, и знает, какое белье после званого обеда вернулось домой в вечерней сумочке или не вернулось вообще; женщины, которая готовит тебе ванну, подает полотенце и видит на твоем теле отметины любви или страсти. Эштон вдруг почувствовала себя униженной этой нелепой попыткой солгать.
– Граф еще не встал? – спросила она, бросив взгляд на закрытую дверь, ведущую в комнату Алессандро. Иногда он приходил, чтобы сказать ей «доброе утро», хотя в течение последних нескольких дней такого за ним не наблюдалось.
Можно сказать, что после того памятного вечера на террасе они наедине не обменялись ни единым словом. Правда, несмотря на переживания по этому поводу, Эштон испытывала и определенное облегчение. Но вот сейчас ей вдруг захотелось видеть его. И хотя Эштон не вполне понимала возникшее чувство, она принимала его как должное. Ей уже давно известно, что нет никакой логики в любви, в сексуальном желании или в ощущении одиночества. Однажды во время жуткого спора из-за денег, когда Алессандро сорвал с ее руки сапфировый браслет, а она ударила его, после чего он с такой силой толкнул ее, что она упала спиной на кровать, и он набросился на нее сверху, Эштон вдруг почувствовала, что пинает и кусает его вовсе не от ярости и злости, а по причине совсем другой страсти. Тогда она в первый раз удивилась, насколько быстро ненависть сменилась желанием, а может, смешались два эти чувства. Сейчас Эштон удивилась, до какой степени она вдруг захотела Алессандро. Несколько дней подряд она делала все, чтобы избежать встречи с ним, – и вот теперь такая резкая перемена. Она должна увидеть его. Она страстно желала почувствовать прикосновения его рук, даже если он совсем недавно таким же образом ласкал другую женщину. Она хотела услышать, как он называет ее сокровищем, пусть на самом деле он так не считает. Она хотела, чтобы он подбодрил и успокоил ее.
– Граф уехал более часа назад, – сказала Грета.
Эштон почувствовала себя уязвленной. Алессандро знал, что сегодня день ее рождения. Он всегда был внимательным в этом отношении. Всегда помнил об особых событиях и важных датах. Он даже планировал обед в узком кругу в клубе «Колет», чтобы отпраздновать этот день. Во всяком случае, он это предложил. Конечно, она и сама говорила об этом с Дэном Пентоном. Эштон и Дэн часто шутили, что они являются завсегдатаями клуба «Колет» во втором поколении, поскольку он принял клуб от его первого владельца, Элдо Гуччи, а за полтора года до своей смерти мать Эштон приобщилась к клубу и завтракала в нем почти ежедневно.
– Он не сказал, куда?
– Возможно, он что-нибудь передал Джорджу, – ответила Грета, и Эштон уловила нотку жалости в ее голосе. – Вы хотите, чтобы я спросила у него?
Кажется, она докатилась до того, что готова выпытывать у горничной и дворецкого подробности о похождениях мужа.
Эштон велела Грете не беспокоиться и сказала, что позовет ее, когда соберется принять ванну, однако ей не стало легче, когда горничная ушла.
Рука Эштон инстинктивно потянулась к телефону, но она отдернула ее. Сейчас некому звонить. Эштон была знакома с десятками женщин. С ними она завтракала, заседала в комитетах» сплетничала, но никогда им не доверяла. Половина из них в то или иное время спали с ее мужем. Она спала с мужьями некоторых из них. Словом, шло соревнование.
Друзей-мужчин у нее не было. Много любовников, но ни единого друга. Если не считать Спенсера, чего он сам не понимал. Спенсер был мужчиной, а мужчины не стареют, они мужают. И Спенсеру никогда не причинила обиды ни одна женщина. Он никого не подпускал к себе слишком близко.
Нет, ей придется выбираться из ситуации самостоятельно. Как всегда в ее жизни.
Эштон встала с кровати, набросила халат и открыла дверь в гардеробную. Грета прохаживалась возле стеллажей с туфлями, проверяя, нет ли стоптанных каблуков, пятен или царапин.
– Отмени мои встречи, – сказала Эштон. Она собиралась было привести в порядок прическу, лицо и руки к домашнему вечеру, но внезапно поняла, что ей надо непременно из дома выбраться. – Позвони Клингеру и скажи, что я приду сделать косметическую маску и массаж. А также маникюр и педикюр. И еще позвони Марте. – Эштон посмотрела на висящие вечерние платья. – Я хотела бы сегодня вечером быть в чем-то новом Пусть подберут для меня вещи, чтобы я могла взглянуть на них. Я хочу что-нибудь короткое. – Эштон направилась в ванную, затем передумала, повернулась и подошла к двери гардеробной. – И еще позвони миссис Боснук, в магазин Картье. Скажи ей, я буду у нее после полудня. – Остановившись и подумав несколько минут, добавила: – Пожалуй, я сначала пойду к Картье. Скажи ей, что я буду через полчаса. – И Эштон направилась в ванную.
– Должна ли я сказать ей, что вас интересует?
– Изумруды, – бросила через плечо Эштон. – Граф сказал, что хотел купить мне на день рождения изумруды.


У витрин ювелирного магазина Картье, по обыкновению, толпились и обменивались громкими репликами туристы. Внутри салона стояла благоговейная, словно в церкви, тишина. Японская парочка рассматривала золотые изделия. Лысый жирный коротышка в мешковатом костюме расхваливал ожерелье из рубинов и бриллиантов и такие же серьги. Две молодые блондинки в невероятно коротких юбках, которые должны были подчеркнуть длину их ног, решительным тоном с типичным среднеамериканским акцентом заявили, что они пришли сюда для того, чтобы выбрать кольцо с бриллиантом меньшего размера. Флоренс Боснук, управляющая, вышла к Эштон и провела ее в кабинет.
– Я весьма сожалею, – сказала Флоренс, пододвигая Эштон стул и раскладывая обитые бархатом лотки на столе, – но я как-то запамятовала о звонке графа, о том, что он хочет для вас приобрести. – Голос ее был воплощением искренности, лицо излучало простодушие. Они обе намерены были разыграть этот маленький фарс. – Поэтому я позволила себе выбрать наиболее привлекательные изумруды. Я обращала внимание в первую очередь на совершенство их отделки, а не на размер.
Эштон сразу же увидела то, что хотела. Флоренс была права. Специальной отделки камни не были большими, но смотрелись великолепно и вместе образовывали изумительной красоты цепь. Эштон взяла ожерелье, застегнула его на шее и посмотрелась в зеркало.
В ее карих мышиных глазах заиграли зеленые блики.
– Это, – решительно сказала Эштон.
Флоренс просияла:
– Я тоже о нем думала.
Эштон не справилась о цене, Флоренс не назвала ее, и лишь когда графиня набрала телефонный номер, тихонько пододвинула ей листок с указанием стоимости.
Шестьдесят пять тысяч долларов. Слова были написаны черными чернилами мелким аккуратным почерком.
Ей придется просить Меррита взять какую-то сумму из доверительной собственности. Ему это не понравится. Ну и пусть, плевать на то, понравится Мерриту или нет. Не ему исполнилось тридцать семь. Не у него вот-вот остановят ход биологические часы. И ему не приходится покупать себе подарки в свой же день рождения.
Флоренс спросила, желает ли Эштон, чтобы ожерелье принес ей домой специальный посыльный, и Эштон ответила, что желает. Флоренс сказала, что позаботится, чтобы это было сделано немедленно, и услужливо открыла перед графиней дверь.
Эштон шла по салону вслед за двумя блондинками с длинными волосами и еще более длинными ногами.
– Говоришь, слишком роскошно! – сказала одна из них, когда они вышли на Уорт-авеню. – Должно быть, ты шутишь! Мне пришлось здорово повкалывать. Прикидывала и подсчитывала ночами. – Она вытянула перед собой руку, чтобы полюбоваться кольцом.
Эштон прошла мимо двух женщин, не бросив на них и взгляда, однако на протяжении всего пути в магазин модного платья слова одной из них не выходили у нее из головы. Она не могла решить, что же хуже – зарабатывать на драгоценности тяжелым трудом или покупать их себе самой.


«Роллс-ройс» ядовито-канареечного цвета был припаркован перед магазином Марты. Шофер в ливрее сидел за рулем и читал «Уолл-стрит джорнэл». Это означало, что Дафна Дэнкуорт находилась внутри. Об автомобиле Дафны и ее постоянно меняющихся шоферах в Палм-Бич ходили легенды. Несколько лет назад Дафна попала в серьезную автомобильную аварию. Говорили, что она в этот момент была изрядно пьяна. В аварии погиб пешеход, сама Дафна отделалась синяками. И к тому же не понесла никакого наказания. Тем не менее Дафна была убеждена, что находилась на грани гибели. С того времени она перестала садиться за руль. В течение нескольких лет она вверяла свою жизнь лишь шоферам, которые оказывали ей не только эту услугу.
При виде автомобиля Дафны сердце Эштон упало. Она сочувствовала Дафне, но ей было не до сожалений в это утро.
Марта лично встретила и поприветствовала Эштон в дверях и повела ее в примерочную. При некотором везении, подумала Эштон, она может и не столкнуться с Дафной Дэнкуорт. И как раз в этот момент дверь примерочной открылась и на пороге появилась Дафна. Волосы у нее были неестественно оранжевого цвета, лицо напоминало натянутую и напудренную белую маску, хотя пудра не могла скрыть расширенные кровеносные сосудики на носу и щеках. Короткое атласное платье без застежек жалко висело на ее изможденном теле. Дафне понадобилось несколько секунд, чтобы сфокусировать взгляд на Эштон, а когда она наконец это сделала и наклонилась, чтобы поцеловать воздух возле уха Эштон, графиня удивленно подумала о лжеце, который распространяет слухи, будто водка не пахнет.
– Слава Богу, что встретила вас, – дохнула перегаром Дафна. – Мне нужен совет. – Она сделала шаг назад и нелепо расставила руки. – Что вы думаете об этом?
Какую-то долю секунды в Эштон боролись жалость и честность. Жалость все же взяла верх.
– Думаю, это выглядит очень мило, – сказала Эштон.
– Вам оно не кажется слишком открытым?
– Но ведь вы так изящны, баронесса, – поспешила уверить ее продавщица, – Вам оно идет.
Дафна посмотрела в зеркало.
– Да, но… – Она повернулась влево и вправо перед зеркалом. – Это ведь на свадьбу.
Эштон не сразу сообразила, кто выходит замуж. Но затем до нее дошло. Бедняжка Дафна! Снова… Эштон вспомнила о шофере, ожидающем на улице. Неудивительно, что он читает «Уолл-стрит джорнэл».
– У вас еще жакет, баронесса. – Продавщица держала в руках такого же цвета жакет, предлагая Дафне надеть его. – Voila! <Вот так! (фр.)> Это превосходно!
Дафна снова повернулась к зеркалам.
– Вы в самом деле считаете, что все в порядке?
– Я думаю, все превосходно, – подтвердила Эштон.
– А жакет не морщит?
– Нет, – сказала Эштон. – Все совершенно гладко.
И это было правдой. У Дафны совершенно не было плоти. Одни говорили, что она страдает булимией, другие – что отсутствием аппетита, а третьи – что она не ест, поскольку ей некогда: слишком много пьет.
– Я не это имею в виду, – сказала Дафна и повернулась к Эштон. Она распахнула жакет и вынула из внутреннего кармана небольшой обтянутый сатином предмет.
Поначалу Эштон подумала, что это дамская сумочка, замаскированная столь остроумно, потому что и в самом деле на жакете не было видно никаких выпуклостей. Но затем Дафна протянула предмет Эштон, и та увидела маленькую серебряную навинчивающуюся пробку. В руках у Дафны была фляжка, обтянутая тем же материалом, что и платье с жакетом. Эштон представила себе гардеробную Дафны Дэнкуорт, заваленную сотней футляров для фляжек, сделанных из атласа, полотна и твида всех цветов и оттенков. Она рассмеялась бы, если бы не почувствовала жалость к баронессе.
Эштон пожелала Дафне счастья и собралась покинуть магазин.
– Вы видели Шона, который ждет меня в машине? – спросила Дафна. – Вы не находите, что он очарователен?
Эштон согласилась, что так и есть, хотя не могла отделаться от мысли, что он похож на грубого торгаша и что у Дафны есть шанс выйти из этой передряги с большим количеством синяков и шишек.
– Я сказала ему, что я на несколько лет старше его, – продолжала Дафна, и Эштон хотелось закричать, чтобы она замолчала, поскольку шоферу было лет двадцать, а что касается возраста Дафны, то. все говорили, что ей где-то между пятьюдесятью и смертью. – Но он сказал, что это его не беспокоит. Он говорит, что в некотором смысле он старше меня. Шон очень тонкий и возвышенный, – доверительно добавила она.
– Я рада за вас, – сказала Эштон и направилась в примерочную. Она ненавидела себя за то, что относилась к числу тех, кто в душе смеялся над бедняжкой Дафной, но в то же время злилась и на Дафну за то, что встреча с ней была дурным предзнаменованием.
– Я хочу видеть вас на свадьбе! – крикнула ей вслед Дафна. – Хочу видеть всех моих настоящих друзей, – добавила она, когда продавщица закрывала дверь в примерочную.
Несколько секунд Эштон смотрела на закрытую дверь, слыша эхо слов Дафны. Друзья настоящие, друзья задушевные – разве это не одно и то же?
Марта все еще стояла у дверей, ведущих в другую примерочную, и выжидательно ей улыбалась, продавщица несла несколько платьев и тоже светилась улыбкой, а третья женщина была готова принести кофе, чай, спиртное – все, что Эштон заблагорассудится, чтобы пройти через испытание примерки. Эштон остановилась, посмотрела на них, и вдруг ее осенило. Они не улыбаются ей, они смеются над ней. И это ей вовсе не показалось. Эштон была в этом уверена. Как смеялись над бедняжкой Дафной Дэнкуорт. Пока Эштон еще не превратилась в Дафну, но так ли много времени для этого понадобится? Через какое-то время она из стройной превратится в сухопарую и изможденную; кровеносные сосудики на ее лице сделаются безжалостными свидетелями ее возраста и пристрастия к алкоголю, а платья, которые она станет носить, будут казаться не по возрасту открытыми. И она станет носить с собой фляжки.
Эштон отвернулась от ухмыляющихся лиц.
– Графиня, – сказала Марта, – я приготовила вам кое-что.
Именно в этот момент Эштон пустилась в бегство. Она выбежала из магазина, села в автомобиль и не останавливалась до тех пор, пока не оказалась у дома. Но даже в тишине своей спальни Эштон не обрела покоя, потому что не видела способа, как выбраться оттуда, где она оказалась или куда неуклонно движется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана



Тыкнула пальцем в небо. Просто на угад. Не пожалела. Интересный роман. Сюжет не избитый. Соаетую читайте.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксаналюлеко
7.12.2014, 21.55





Живо, не скучно,интересный сюжет. Деньги делают жизнь, но они же и убивают.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер РоксанаЛариса
28.10.2016, 17.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100