Читать онлайн Тайны Палм-Бич, автора - Пулитцер Роксана, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пулитцер Роксана

Тайны Палм-Бич

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Меррит Кенделл и его сестра сидели в гостиной под картинами Ренуара и Моне, висевшими на белой с кремовым оттенком стене, высота которой была не менее тридцати футов. Сбоку на панелях из темного дуба висели десятки семейных портретов. Гостиную украшали искусно составленные букеты из лилий и роз.
Опершись о каминную доску, над которой висел написанный маслом портрет одного из Кенделлов, Меррит смотрел на сестру, которая поднесла к губам наполненный до краев бокал с мартини. Рука у нее не дрожала, как полчаса назад, когда Эштон поднимала первый бокал. Меррит вздохнул. Его окружали люди необузданных запросов и желаний. Сестра имела тягу к спиртному и сексу. Его кузен Спенсер, помимо этого, еще и к наркотикам. Зять Алессандро в дополнение ко всему названному отчаянно любил скорость. Даже его жена не свободна от тяги к излишествам, хотя ее склонности и более своеобразны. Иногда Меррит думал, что он едва ли не единственный человек в мире, способный проявлять сдержанность, с уважением относиться к своему телу, уму и душе. У него были свои радости: его лошади; его дети; его любовница, которая не принадлежала к его классу, но здраво относилась к окружающим людям и положению дел; его фонд. Он хотел в жизни лишь одного – свободно наслаждаться всеми этими радостями. Именно потому он намерен был поговорить с Эштон о новом фотографе, которого она пригласила.
– Я не вижу причины, почему бы не оставить все как есть, – сказал Меррит и сделал глоток вина – он позволял себе это во время завтрака. – У нас есть фотограф, который всегда фотографировал заседание совета директоров. Даже когда отец был жив. Не понимаю, для чего нужно приглашать постороннего.
– Ты сам это сделал, дорогой, когда пригласил в совет директоров Хэнка Шоу.
– Хэнк Шоу по крайней мере человек благоразумный и осмотрительный.
– У Хэнка Шоу деньжищи, – сказала Эштон, зная, что ее брат терпеть не может вульгаризмов и всего, что выходит за рамки добропорядочности. Ей надоело его постоянное занудство. Она не собиралась с ним ссориться, помня те времена, когда они были очень близки и у нее не было никого, кроме него, но сейчас не сдержалась.
– Деньжищи? Откуда ты берешь такие вульгарные слова, Эштон?
– Не думаю, что ты и в самом деле ожидаешь ответа на этот вопрос, дорогой.
Меррит положил очки на стол и вздохнул. Необузданные желания плохи сами по себе. Уж не собирается, ли она хвастаться этим?
– Иногда я сомневаюсь, что мы дети одних родителей.
Эштон взглянула на него поверх бокала:
– Знаешь, дорогой, я тоже.
– В любом случае я все-таки не понимаю, почему ты настаиваешь, чтобы с нами работала эта женщина. Более того, ты всячески поощряешь ее. Раньше ты проявляла благоразумие хотя бы в этой области.
– Я и сейчас проявляю благоразумие, Меррит. Поверь мне.
Он почувствовал перемену в ее тоне. Сестра больше не пикировалась с ним. Она была явно напугана.
– Насколько все серьезно?
– Скажем так: эта женщина, человек не нашею круга, может поставить меня, а значит, и семью в довольно-таки неловкое положение.
Меррит неодобрительно поджал губы:
– Понятно.
– Я так и думала, что ты поймешь. – Эштон позвонила, вызывая дворецкого. Когда тот пришел, показала на пустой бокал. К ее удивлению, брат тоже показал на свой бокал.
– А мы не могли бы просто купить… – Меррит замялся, не решаясь произнести вслух, – то, что у нее имеется?
– Она говорит, деньги ее не интересуют.
– Не смеши меня. Деньги интересуют всех. В особенности таких людей, как она.
Эштон пожала плечами:
– Она говорит, что ее не интересуют.
Некоторое время оба молчали.
– И все-таки, – прервал паузу Меррит, – мне не по душе эта идея – привлекать чужака.
– О Господи, Меррит, ты придаешь всему слишком большое значение. Это благотворительный фонд, а не ЦРУ. Если бы я не знала тебя так хорошо, то могла бы подумать, что ты содержишь девушек из стран третьего мира или занимаешься еще какими-то предосудительными делами.
Эштон увидела, как брат неодобрительно поджал тонкие губы, и подумала, что все-таки он страшный педант. Тем не менее он ее брат и один из очень немногих людей, которым она может доверять.


Они заканчивали пить кофе, когда появился Алессандро.
– Tesoro, – сказал он и прикоснулся щекой к щеке Эштон. – Ты сегодня великолепно выглядишь. Должно быть, заседание прошло отлично.
Эштон знала, что выглядит отвратительно. Глаза опухли, веки покраснели – последствия выпивки после их разговора накануне вечером. Никакая косметика не могла скрыть черные круги под глазами – результат бессонной ночи. И Эштон не сомневалась, что Алессандро все это видит. Она посмотрела на мужа. Глаза у него были ясные и невинные, как у ребенка, и никаких черных кругов. В эту ночь он не мерил шагами комнату и не терзал себя тяжелыми мыслями. Скорее всего он хорошо пообедал, выпил дорогого вина – Алессандро был весьма привередлив в этом отношении, – затем занимался любовью с другой женщиной, красивой женщиной, горестно подумала Эштон. А потом он заснул сном младенца без каких-либо угрызений совести. Будь он проклят! Да будут прокляты все мужчины!
Алессандро продолжал с улыбкой смотреть на Эштон, и она вдруг подумала: то, что она всегда принимала за хорошие манеры, не что иное, как расчетливый и холодный сарказм. Он наговорил ей массу ужасных вещей, после чего укатил, на машине и не вернулся домой до того, как она ушла на заседание, а сейчас ведет себя так, словно они представляют собой самую счастливую семейную пару. Алессандро отодвинул от стола стул и сел рядом с ней. Самое худшее во всем этом то, что он ведет себя так вовсе не для того, чтобы соблюсти приличия, а чтобы подразнить ее. И делает это потому, что у нее есть деньги, в которых он нуждается, потому что она не блистает красотой в его понимании и потому, что она не родила ему ребенка. А может, все объясняется иначе. Может, он ведет себя так потому, что он всего лишь пресыщенный садист и негодяй.
Полуотвернувшись от Эштон, Алессандро заговорил с Мерритом. Разговор зашел о лодках. У Меррита было двойственное отношение к этой страсти Алессандро. С одной стороны, гонки на моторных лодках – занятие не для джентльмена. Много шума и суеты. С другой стороны, эта блажь обходилась Эштон не менее чем в миллион долларов в год, и сей факт означал, что у простых смертных нет возможности заниматься этим видом спорта, а подобного рода обстоятельства были Мерриту по душе. К тому же его восхищали люди, которые умеют побеждать, а Алессандро всегда побеждал.
Эштон смотрела на супруга, который непринужденно жестикулировал, вполуха слушала беседу мужчин и с удивлением отметила, что в ней закипает гнев – гнев, приправленный страхом. Вчерашний разговор изменил положение дел. Она вспомнила, как красивое лицо Алессандро исказилось от ярости и как он занес над ней руку. Он не ударил ее вчера, но она знала, что когда-нибудь, если она останется с ним, он это сделает. И еще Эштон осознавала, что она с ним останется. Потому что он не позволит ей уйти. До тех пор, пока за ней стоят миллионы Кенделлов.
Как все безнадежно!
– Tesoro, – сказал Алессандро, – ты, должно быть, замерзла. – Он положил свою красивую ладонь с безупречно ухоженными ногтями ей на руку, явно дразня ее своей псевдозаботой. Эштон показалось, что ее руку сжали клыки хищника.


Алессандро впервые увидел ее сбоку, и это доставило ему огромное удовольствие. Руки ее были подняты – она поднесла фотокамеру к глазам, – и он мог полностью оценить стройность ее фигуры, начиная с маленьких грудей и кончая красивыми длинными ногами. Стоя в тени, он наблюдал за ней через застекленную дверь на террасу. У нее было красивое тело. Может быть, не такое красивое, как у его жены, но достаточно аппетитное, чтобы возбудить его интерес.
Он вышел на террасу. Она отвела фотокамеру от лица и повернулась к нему. Не в пример его жене, у этой женщины и лицо было под стать фигуре.
– Кто вы? – спросил он. Голос его прозвучал резко, не грубо, но без тепла.
У Алессандро была своя философия относительно женщин. При первой встрече женщину надо застать врасплох. В конечном итоге нужно обращаться со всеми одинаково, потому что, как гласит старая пословица, в темноте они все похожи. Но вначале, когда вы пытаетесь завоевать женщину, относиться к ней следует по-особому, не так, как к другим, и не так, как она привыкла. С горничными, маникюршами и девушками по вызову он был подчеркнуто галантен. С женщинами, обладающими чувством собственного достоинства, он держал себя более бесцеремонно. Эта девица относилась ко второй категории. Хотя и не принадлежала к людям их круга. Судя по простым полотняным брюкам и шелковой блузке, у нее было больше вкуса, нежели денег, однако по тому, как она несла себя, он мог с уверенностью сказать: это ее нисколько не угнетало. Алессандро любил это в женщинах.
– Меня зовут Меган Макдермот. А вы граф Монтеверди. Я узнала вас по газетным снимкам. – Она сделала навстречу ему два или три шага и протянула руку. – Я ожидаю графиню. Мы договорились с ней о встрече. Дворецкий сказал, что она появится с минуты на минуту, и предложил мне подождать ее на террасе. – Она четко изложила факты, вовсе не пытаясь оправдать свое присутствие.
– Возможно, я могу помочь вам. – Он показал на зачехлённые плетеные стулья, окружающие стол под грибком, и сел на один из них. – Поскольку моя жена пока не пришла.
Словно по волшебству появился дворецкий. Он спросил у Мег, чего она хотела бы выпить. Она попросила охлажденного пелагрино и подумала, какая легкая и безмятежная жизнь у богатых бездельников. Все, что им надо сделать, – лишь щелкнуть пальцами. Впрочем, даже и щелкать не обязательно, им достаточно лишь существовать, и любая их причуда будет выполнена.
– Пожалуй, вы могли бы помочь, – сказала она, обращаясь к Алессандро, когда дворецкий с невероятной оперативностью принес на подносе два бокала с напитками. – Я здесь для того, чтобы сфотографировать графиню, а также дом, и надеюсь, вы тоже согласитесь мне позировать.
– Моя жена согласилась, чтобы ее сфотографировали! И чтобы сфотографировали дом!
Мег засмеялась:
– Не надо так удивляться. Я профессиональный фотограф. Работаю над книгой. – Просто удивительно, как быстро ее надежда на то, что статья превратится в книгу, переросла в уверенность. – «Лицо Палм-Бич».
– Вот это меня и удивляет. Моя жена не позирует для фотографов, работающих на бульварную прессу. Моя жена не допускает фотографов в наш дом. Она питает отвращение к газетам и журналам. Вы знаете, что она сделала на нашу свадьбу? Она закрыла остров!
– Что вы имеете в виду?
– Я имею в виду, что за двадцать четыре часа до свадьбы она заставила полицию установить пропускные посты на всех трех мостах, по которым можно проехать в Палм-Бич с большой земли. Всякий, кто не мог доказать, что он здесь проживает или занимается какой-то деятельностью, отсылался назад. И это еще не все. Она сделала несколько звонков в Вашингтон. Кенделлы финансировали деятельность не одного политика за многие годы. И нам стало известно, что воздушное пространство контролировал вертолет национальной гвардии, а лодки береговой охраны вели наблюдение за морем. Теперь вы можете понять, почему я так скептически отнесся к утверждению, что моя жена согласилась фотографироваться.
– Тем не менее это так, и я надеюсь, что вы тоже согласитесь.
Алессандро снял темные очки и уставился на Мег. Ей показалось, что взгляд его черных глаз, окаймленных густыми бархатными ресницами, гладит ей кожу. Мег подумала, что, по всей видимости, она не единственная женщина, на которую таким образом действует его взгляд.
– Должно быть, вы обладаете недюжинным даром убеждения.
– Я очень хороший фотограф.
Он откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу. Движения его были неторопливы и элегантны. На лице появилась еле заметная улыбка.
– Не имею понятия, что именно моя жена и вы, Мег, затеяли, но рад с вами познакомиться.
– Значит, вы согласитесь мне позировать? Только не сейчас. Мы упустили хорошее освещение. – Она бросила взгляд в сторону озера, которое было освещено косыми лучами заходящего солнца и напоминало по колориту пейзаж на картинах импрессионистов. К берегу медленно двигался белый парус. Мег снова повернулась к Алессандро. – Возможно, завтра или послезавтра.
– Сколько времени это займет?
– Трудно сказать. Когда кто-то задал Картье-Брессону такой же вопрос, он ответил: «Чуть больше, чем на визит к дантисту, и чуть меньше, чем на посещение психоаналитика». Иначе говоря, я хочу сделать верный портрет, но обещаю, что не буду злоупотреблять вашим временем.
– Вы меня неправильно поняли. У меня нет ничего, кроме времени. И я с удовольствием смотрю на то, чтобы провести с вами большую его часть.
Члены семейства Кенделлов, подумала Мег, являются они Кенделлами по рождению или благодаря браку, действуют быстро и бьют на эффект, но в данном случае она ничего не имеет против. С одной стороны, она готова терпеть и более пылкие авансы ради того, чтобы создать двойной портрет графа и графини Монтеверди. С другой стороны, она сумеет постоять за себя.
Граф встал.
– Поскольку вы здесь, а моей жены нет – должен предупредить вас, она постоянно опаздывает, – почему бы нам не отправиться на причал? Я бы показал вам свою моторную лодку.
– Я читала о ваших победах, – сказала Мег и увидела, что этой репликой доставила графу большое удовольствие. Стало быть, голубая кровь реагирует на лесть так же, как и красная, если не сильнее.
– Это не та лодка, на которой я участвую в гонках, – объяснил он. – Это всего лишь крохотный скиф, который я держу ради удовольствия… Почему вы улыбаетесь?
– Потому что забавно.
– Вы находите меня забавным?
– Согласитесь, есть нечто забавное в том, что вы называете лодку, которая стоит несколько сотен тысяч долларов, крохотным скифом.
– Там, откуда я вышел, – сказал он с нарочитой торжественностью, – считается дурным тоном хвастаться деньгами.
– А там, откуда вышла я, считают глупым притворяться, что у вас их нет, хотя они у вас явно есть.
Он засмеялся:
– В конце концов, это всего лишь деньги. Я хочу сказать, что они делают вас богаче, но не делают лучше. – Он вдруг посерьезнел. – Надеюсь, я не обидел вас. – После небольшой паузы граф добавил: – Вы заинтриговали меня, хотя и сами, наверное, об этом догадываетесь.


Они шли по обширному газону, держа в руках хрустальные фужеры. Солнце медленно склонялось к горизонту, а треугольный белый парус приближался к берегу. Мег пожалела, что оставила фотокамеру на террасе: освещение было не вполне подходящим для портрета, но она могла бы запечатлеть момент, когда солнце погружается в озеро.
Они дошли до конца газона и двинулись дальше по пирсу, который на голубом фоне озера казался вытянутым вперед белым пальцем. Когда они дошли до края пирса, граф наклонился, потянул за один из канатов и подтащил лодку поближе. Он легко и ловко спрыгнул в кокпит, повернулся и помог спуститься Мег. После того как он показал ей лодку (Мег, естественно, не упомянула о том, что видела ее раньше), оба уселись на корме, чтобы допить вино. Граф расспрашивал Мег о ее работе и о ней самой, и хотя она понимала, что вряд ли это интересует его так, как он хочет показать, она невольно почувствовала, что вопреки своему желанию очарована им. А может, она была очарована лишь тем образом, который сама же и придумала.
Мег увлеклась беседой и весьма удивилась, когда, взглянув через плечо, увидела, что лодка под белым парусом почти достигла пирса и что кормчий ей кажется смутно знакомым. Она приложила руки к глазам и узнала Спенсера Кенделла. Он оторвал руку от штурвала и помахал, и Мег поняла, что он также узнал ее и собирается сойти на берег.
Мег продолжала сидеть рядом с графом на корме моторной лодки, пока Спенсер возился с парусами и подгонял лодку к пирсу.
– Постарайся не разбить мне пирс! – крикнул Алессандро.
Не отвечая, Спенсер повернул руль, направляя нос лодки навстречу ветру, и потянул за канат, отдавая парус и до предела замедляя движение лодки.
– Помощь требуется? – спросил Алессандро.
– Не оскорбляй бывалого моряка! – задорно ответил Спенсер.
Они поддразнивали друг друга до тех пор, пока Спенсер не вылез из кокпита парусника и не закрепил канат. Мег прислушивалась к их пикировке, в которой чувствовался и дух соперничества, и своего рода товарищество.
Спенсер стоял на пирсе, глядя на них сверху. Хотя косые лучи солнца светили ему в спину, мешая рассмотреть его лицо, было видно, что сейчас он выглядел гораздо лучше, чем утром. Удалось ли ему немного поспать или он просто опять чего-то принял?
– Вы не собираетесь пригласить меня к себе? – спросил Спенсер.
– Лично я – нет, – ответил Алессандро. – Мы с мисс Макдермот тихонько попиваем вино и обсуждаем весьма важные вещи.
Спенсер спрыгнул в кокпит моторной лодки.
– Я подозреваю, что ты утомил ее до слез. Правда, Мег? Скажите ему, что вы подавали мне сигналы прийти и вызволить вас.
– Правда в том, – ответила Мег, – что мне нужно идти. Графиня, должно быть, уже пришла, а у меня назначена с ней встреча.
Она поблагодарила графа за вино, сказала «до свидания» Спенсеру, поднялась на пирс и направилась к дому. Она чувствовала, что глаза обоих мужчин устремлены на нее.
– Я познакомился с ней первым, Алессандро, – сказал Спенсер.
– Извлеки урок из истории великих исследователей, Спенс. Важно не открытие, а завоевание.
– На сей раз ты с этой задачей не справишься.
– Почему же?
Спенсер подумал секунду.
– Хотя бы потому, что ты женат.
Алессандро расхохотался:
– До последнего времени это не имело значения.
– На сей раз это будет иметь значение.
– Если ты хочешь сказать, что она жаждет любви, верной и вечной, я могу это обещать.
– Это так, но и не только в этом дело.
– В чем еще?
– У нее есть чувство… не знаю, как сказать… – Спенсер заколебался, потому что не хотел употреблять это слово. Оно прозвучало бы как-то слишком наивно. Он знал, что Алессандро станет смеяться. Да он и сам бы рассмеялся. Но синонима не было, и он закончил: – чести.
Алессандро в самом деле рассмеялся. Он смеялся так откровенно и громко, что закашлялся.
– Честь есть у мужчин, Спенс. А еще мораль и этика. У женщин есть только правила. А правила Созданы для того, чтобы их нарушать.
– Это не тот случай.
Алессандро сунул руки в карманы брюк и оперся спиной о шпангоут.
– Почему ты не хочешь согласиться со мной? Ты не достиг большого прогресса, зато увидел, что я добился большего, и пытаешься отпугнуть меня. Ты не готов к соревнованию.
– Черта с два не готов.
Алессандро некоторое время смотрел на него.
– Хорошо, в таком случае сколько?
– Сколько чего?
– На сколько ты готов держать пари?
– Пари о чем?
– О ней, разумеется. Кто из нас первый уложит ее в постель.
Спенсер смущенно посмотрел в сторону дома, хотя Мег уже скрылась из виду. Видит Бог, он не считал себя большим моралистом, однако и не был таким циником, как Алессандро.
– Ага, – продолжал давить Алессандро. – Я вижу, ты не желаешь заключать пари. Что, слабо?
– Десять тысяч. – Слова вырвались раньше, чем Спенсер осознал, что он их произнес.
Алессандро потянулся и легонько похлопал его по руке:
– Отлично. Я смогу установить новую выхлопную систему на лодке.
– А мне нужен новый спинакер. – Спенсер проговорил это таким же беспечным и уверенным тоном, как и Алессандро. – Хотя есть одна проблема, – добавил он. – Как мы узнаем, что кто-то из нас выиграл?
Алессандро удивленно посмотрел на Спенсера.
– Я поверю тебе на слово, Спенс. И уверен, что ты поверишь на слово мне. Ведь мы, в конце концов, джентльмены.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана



Тыкнула пальцем в небо. Просто на угад. Не пожалела. Интересный роман. Сюжет не избитый. Соаетую читайте.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксаналюлеко
7.12.2014, 21.55





Живо, не скучно,интересный сюжет. Деньги делают жизнь, но они же и убивают.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер РоксанаЛариса
28.10.2016, 17.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100