Читать онлайн Тайны Палм-Бич, автора - Пулитцер Роксана, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пулитцер Роксана

Тайны Палм-Бич

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

– Я же говорил, что ты ей понравишься, – сказал Спенс, когда Мег вернулась от его матери после чаепития.
Мег не стала говорить, что все было не так просто. Дело вовсе не в том, что она понравилась его матери, но какое это имеет значение, будь даже и так? Главное, что без особых усилий все устроилось.
– Люди вправе рассчитывать, что мы устроим несколько приемов по этому поводу, – сказала во время чая миссис Кенделл.
– Это будет чистый цирк, – отреагировал Спенс.
«Будут приемы и чаепития, – пообещала его мать. – Я представлю вас моим друзьям. Разумеется, бракосочетание пройдет здесь. Простая церемония в церкви. Я люблю эту готическую церковь. Затем прием в моем доме. Только ближайшие друзья семьи. Нам нужно будет ограничить прием двумя-тремя сотнями людей. Нам не понадобится более пяти – семи шатров на газонах».
– А что ты скажешь, если мы сбежим? – предложил Спенс. – Улетим в Калифорнию и там обвенчаемся. Или еще лучше – на Гавайи. Это даже дальше.
Все предлагаемые возможности казались Мег весьма заманчивыми. Ей импонировала идея бегства со Спенсом, венчание где-нибудь в укромном уголке, последующий отдых в течение нескольких дней на берегу моря, долгие жаркие ночи в объятиях друг друга, чтобы никого больше не видеть и не слышать. Даже одна мысль об этом возбуждала и воспламеняла Мег.
Но затем она подумала о плане миссис Кенделл. Мег всегда мечтала о том, чтобы обвенчаться в церкви по всем правилам. Она хотела того, что было так несправедливо отобрано у ее матери. Она представила, как идет по церкви, среди публики, в белом платье, и за ней тянется длинный шлейф. Солнце льется сквозь витражи окон, освещает ее и Спенсера. Она слышит голос священника, который разносится по церкви и запомнится навеки. Мег представила, как их будут поздравлять гости и высказывать добрые пожелания.
Когда Спенс рисовал красочные картины того, как они будут наслаждаться уединением на Гавайях, а миссис Кенделл приобщала Мег к светской жизни, она не могла решить, какому варианту отдать предпочтение. Но в один не слишком солнечный день, после завтрака в клубе с матерью Спенса, вопрос какой вариант выбрать, отпал сам собой.
В течение всего завтрака миссис Кенделл только и говорила что о будущей свадьбе. Затем она устроилась в тени зонтика и послала Мег на корт узнать, не закончил ли Спенс игру в теннис. Завсегдатаи пока мало знали Мег, поэтому двое мужчин, наблюдавшие за игрой, продолжали негромко беседовать и тогда, когда Мег приблизилась настолько, что смогла слышать их разговор.
Поначалу Мег не поняла, что они говорят о Спенсе. Она насторожилась лишь тогда, когда услышала имя Алессандро.
– Они заключили пари, – сказал один из мужчин. – На десять тысяч долларов. Это сказал мне Алессандро.
– Алессандро может позволить себе такое, – отозвался второй.
– Ты хочешь сказать, что Эштон может позволить себе, – уточнил первый мужчина. – И будь уверен, Спенсер этот шанс не упустит.
При этих словах Мег навострила уши.
– Отличный удар! – воскликнули оба, когда Спенс блестяще отразил подачу и зрители зааплодировали.
– А каковы были условия пари? – спросил второй мужчина.
– Очень простые. Кто из них первый затащит ее в постель.
Мег больше не хотела прислушиваться к этому разговору, не хотела слушать сплетни о прошлом Спенса, которое может разрушить их будущее. Она все знала о его прошлом. Во всяком случае, даже больше, чем ей хотелось знать. Знала о бездумно проведенных ночах и его связях с женщинами, которых он не мог запомнить. Она не слышала об этом конкретном случае и чувствовала себя обиженной. Но вовсе не потому, что хотела, чтобы Спенс рассказал ей буквально все, а просто потому, что он спорил на женщину, к тому же с таким человеком, как Алессандро. Это шокировало ее, задевало ее честь и достоинство. Но то был прежний Спенсер, напомнила она себе, которого больше нет с того времени, как появилась она. Об этом Спенс много раз говорил ей сам.
– А кто такая эта девица? – спросил второй мужчина, и Мег поймала себя на том, что ей очень интересно это узнать.
– Она фотограф, приехала сюда, чтобы нас снимать. – Мужчина засмеялся. – Человек не нашего круга.
Второй мужчина покачал головой:
– Подумать только!..
Мег не дослушала фразу до конца. В ее голове звучали чьи-то слова: «Я предупреждала тебя… Я предупреждала тебя…" Весь окружающий мир внезапно закачался и стал на глазах Мег рушиться.


– Как ты мог! – воскликнула Мег. Войдя в спальню и увидев там Спенса, она хотела было взять себя в руки и спокойно все обсудить, однако это оказалось выше ее сил. Все было слишком мерзко и ужасно.
– Как ты мог заключить это дикое пари? Пари на меня?!
– Но это было еще раньше! – взмолился Спенс. – А то, что было раньше, в счет не идет! Ведь мы договорились об этом!
– Но это было не раньше! – все так же громко возразила Мег. – Ведь пари на меня!
– Я имею в виду, что это было до того, как я по-настоящему узнал тебя. До того, как полюбил.
– Ты хочешь сказать, что это тебя оправдывает?
– Нет, – признал Спенс, и Мег услышала страдальческие нотки в его голосе. – Не оправдывает. То, что я сделал, ужасно. Я не хотел этого.
– Что значит – ты не хотел? Разве Алессандро приставил пистолет к твоему виску? Или собирался нанести тебе увечья, если ты не поспоришь с ним на десять тысяч долларов, что затащишь меня в постель раньше его?
У Спенса не было на это ответа. Точнее, не было удовлетворительного ответа. Он не хотел заключать пари, но тем не менее пошел на это из какой-то дурацкой мужской гордости и дурацкой бравады.
С минуту Мег молча смотрела на него, и в этот момент они оба почувствовали, что в них что-то умерло. Мег вышла в гардеробную, и до Спенса донеслись ее рыдания, сопровождаемые грохотом открываемых ящиков и стуком вешалок. Спенс подошел к двери гардеробной.
– Что ты делаешь? – спросил он, хотя все было понятно без объяснений. Он увидел раскрытый чемодан, в который Мег швыряла вещи, бросала их как попало, и он понимал, что ей очень хочется запустить что-нибудь и в него.
– Я уезжаю!
– Мег, – просительно сказал Спенс. – Ты не можешь так поступить.
Она резко повернулась:
– А ты чего ожидал? Что я останусь здесь и выйду за тебя замуж? После этого? Может, ты заключил новое пари на пятьдесят или сто тысяч долларов, что не только трахнешь меня, но еще и женишься на мне? – Голос ее пресекся, и Мег снова зарыдала. Она захлопнула крышку чемодана, схватила его и бросилась к выходу.
Спенс остался стоять, беспомощный, испуганный, несчастный. Как в тумане он подумал, что большую часть своих вещей Мег оставила здесь, и это вселяло какую-то надежду. Она уходит не навсегда. Она вернется.
– Я пришлю за остальными вещами! – крикнула Мег с порога. Спенс услышал стук ее каблуков по лестнице, затем хлопнула входная дверь и послышался звук заведенной машины. После этого все смолкло. Мег уехала.


На следующее утро после визита к доктору Эштон поднялась рано, приняла душ, рделась и отправилась на прогулку вдоль пляжа. Вернувшись домой, она уже точно знала, что собирается сказать Алессандро.
– Граф у себя? – спросила она Джорджа, который подал ей завтрак на террасу с видом на озеро.
– Графа нет дома, мадам. – Эштон почувствовала, что дворецкий как бы извинялся. – Возможно, он отправился купаться или к своим лодкам, – добавил Джордж, хотя оба знали, что Алессандро просто-напросто не приходил в эту ночь домой.
Эштон заканчивала завтрак, когда услышала шум мотора «астон-мартина» Алессандро. Вскоре он появился на террасе. Он был одет в отлично подогнанный белый обеденный пиджак с черным галстуком, но на подбородке были заметны следы щетины, глаза несколько воспалены. Если Алессандро не станет сдержаннее и благоразумнее, то сделается мужским аналогом Дафны Дэнкуорт, который беспробудно пьет, покупает себе любовниц. И служит для всех посмешищем. Казалось бы, эта мысль могла доставить Эштон удовольствие, но ей стало грустно.
– Ты сегодня рано поднялась, tesoro. – Алессандро наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. От него пахнуло перегаром и женскими духами. – Или ты вообще не ложилась сегодня? Пребывала всю ночь, как и наш сосед, в пароксизмах страсти? – Ухмылка его была не менее противна, чем запах перегара изо рта.
– Я не собираюсь пикироваться с тобой сегодня, Алессандро. Я хочу поговорить с тобой. Серьезно, как водится среди цивилизованных людей.
Он подтянул кресло к столу и сел.
– Очень хорошо, tesoro, давай поговорим серьезно, как цивилизованные люди. О чем ты хотела бы поговорить? Об искусстве? Опере? Литературе? Можем говорить о чем угодно, на любую тему. Кроме одной, – добавил он с противной усмешкой, – которая является запретной в семействе Монтеверди.
– Я не Монтеверди.
– Ты Монтеверди по мужу.
– Я не собираюсь с тобой спорить, Алессандро. Просто хочу сказать тебе, что намерена делать. Я разговаривала с адвокатами и намерена получить развод. Я должна получить развод.
– Должна? Видимо, я неправильно расслышал. Это слово не может быть употреблено в сочетании со словом «развод».
Эштон заколебалась. Это была самая трудная часть разговора. Она репетировала ее все утро. Не потому, что боялась не убедить его. Напротив, она была уверена, что убедит. Алессандро не захочет ребенка Хэнка. Но она не желала даже говорить ему об этом. Ей не хотелось собственную надежду и радость, связанную с появлением на свет ребенка, пачкать его грубыми, жестокими словами. Тем не менее ей придется сказать ему. Это был единственный способ, который вынудит Алессандро отпустить ее.
– Сейчас оно может быть употреблено, Алессандро. Я беременна.
Шок, отразившийся на его лице, постепенно сменился противной ухмылкой.
– Ты, случайно, не забыла, tesoro, с кем разговариваешь? Я знаю всю правду. Знаю, что ты не способна иметь детей.
– Способна. И говорю тебе, что у меня будет ребенок.
– Ты лжешь.
– Нет, – спокойно сказала Эштон. – Если не веришь мне, можешь позвонить доктору.
С минуту Алессандро сидел, уставившись на Эштон. Затем снова надел черные очки, и теперь она не могла по глазам определить, какие мысли бродят у него в голове. Внезапно он резко поднялся, ножки кресла заскрежетали о мраморный пол. Алессандро обошел ее кресло и навис над ней сзади. Нет, не сейчас, подсказал ей какой-то внутренний голос. Эштон инстинктивно наклонилась вперед, чтобы защитить то, что взрастало в ее чреве. Она почувствовала, что ладони Алессандро легли ей на плечи. Нагнувшись, он прислонился лицом к ее голове.
– Но ведь это чудесно, tesoro! Это та благая весть, которую мы давно ждем! Я счастлив! Горд и счастлив!
Эштон стряхнула с плеч его руки, встала и повернулась к нему лицом. Она не верила собственным глазам! Алессандро улыбался!
– Ты не понял меня, Алессандро. Ребенок не твой. Этого просто не могло быть.
Он продолжал улыбаться, и Эштон готова была поклясться, что он даже выпятил вперед грудь.
– Нет никакого сомнения, что ребенок мой.
– Но время… Доктор говорит…
– Не надо быть такой вульгарной, Эштон. Это тебе не идет. Это не идет матери будущего графа Монтеверди.
– Послушай, Алессандро, – проговорила Эштон и почувствовала, что в ее голосе прозвучали панические нотки.
– Нет, tesoro. – Улыбка сбежала с его лица: – Это ты меня послушай. Мне наплевать, что говорит болван доктор, что думаешь ты или даже твой Хэнк Шоу. Неужто ты полагаешь, что я позволю тебе уйти от меня к нему с ребенком? Или ты хочешь, чтобы люди смеялись надо мной за моей спиной? Десять лет жила с ним и была бесплодной. А как только пожила несколько месяцев с другим, с этим здоровенным мужланом, – сразу же родила. – Алессандро так громко щелкнул пальцами, что Эштон подпрыгнула. – Да я скорее убью тебя. Вас обоих! – прорычал он. Затем он вдруг шагнул к ней и снова положил руки ей на плечи.
– Так что больше не будет никаких разговоров о разводе. Отныне будем говорить только о приятных вещах. Мы должны поддерживать у тебя хорошее настроение. Ради ребенка. Ради будущего графа Монтеверди.
Последние два слова он почти пропел, и ветер унес их вдаль. Для Эштон же они стали сигналом того, что двери тюрьмы захлопнулись перед самым ее лицом.


Таким Эштон еще никогда не видела Хэнка. Он гордился тем, что умеет держать себя в руках. Он мог выиграть или потерять миллионы и при этом сохранять олимпийское спокойствие. Он мог приговорить человека к профессиональной смерти – и при этом ни один мускул не дрогнет на его лице. Но когда Эштон рассказала ему о своем разговоре с Алессандро, она испугалась, что его тотчас же хватит удар. Или же он кого-нибудь убьет. Лицо Хэнка побагровело, он задышал натужно и прерывисто, схватил со стола бесценную египетскую статуэтку и швырнул ее через дверь в сад.
– Будь он проклят! Чтоб он провалился! – прохрипел Хэнк. Он сделал несколько глубоких вздохов. Эштон поняла, что он пытается успокоиться. – Он так просто не отделается. У него ничего не выйдет. Я уже говорил. А сейчас это еще более важно. Мы не нуждаемся в его согласии. Ты просто разведешься. И больше не говори 6 возможных скандалах. Какой скандал сравнится с этим?
– Я сказала ему то же самое.
Хэнк посмотрел на Эштон прищуренными от боли и гнева глазами.
– И что же?
– Он ответил, что я могу разводиться с ним, если мне так хочется, но он подаст в суд, чтобы ему оставили ребенка.
Хэнк снова затрясся от гнева.
– Он не сможет этого сделать! – загремел он. – Да я ему и не позволю! Существуют тесты, с помощью которых все элементарно доказывается! Тест на кровь. На ДНК. Может, он думает, что живет в средние века, но это не так!
– Верно, – согласилась Эштон. – Но действительно ли мы хотим, чтобы ребенок прошел через подобные муки? Вспомни о Глории. А она всего лишь один пример, поскольку самая знаменитая. Мы оба знаем людей, у которых в душе на всю жизнь остались рубцы из-за безобразных баталий опекунов. Взрослые губят детей во имя их спасения. Таскают по постылым судам во имя любви к ним. Ты этого хочешь?
– Но это справедливо! Это наш ребенок. Не чей-то еще. И даже не только твой. Он – наш!
Споры длились всю ночь. Впервые за все время они в эту ночь не занимались любовью.
– Я не отношусь к представителям старой гвардии Палм-Бич, – раздраженно сказал Хэнк где-то на заре. – Я не буду играть по твоим правилам, Эштон.
Она ничего не сказала на это.
– Что, если я окажусь таким же несговорчивым, как он? Если я заявлю, что стану драться за ребенка?
– Ты не станешь, – тихо проговорила Эштон.
– Откуда ты знаешь? – строптиво спросил Хэнк.
– Ты не сделаешь это ради ребенка. Ради меня. Потому что ты не такой, как Алессандро. Ты хороший человек.
Он отвернулся от нее и стал смотреть на океан.
– Что ты собираешься делать?
– А что можно сделать? – Это был не вопрос. Это было признание поражения.
– Я мог бы его убить, – пробормотал Хэнк. – Задушить голыми руками.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана



Тыкнула пальцем в небо. Просто на угад. Не пожалела. Интересный роман. Сюжет не избитый. Соаетую читайте.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксаналюлеко
7.12.2014, 21.55





Живо, не скучно,интересный сюжет. Деньги делают жизнь, но они же и убивают.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер РоксанаЛариса
28.10.2016, 17.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100