Читать онлайн Тайны Палм-Бич, автора - Пулитцер Роксана, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пулитцер Роксана

Тайны Палм-Бич

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Эштон потянулась в шезлонге, наслаждаясь солнечным теплом. Большой парусиновый грибок защищал ее лицо от слепящих лучей. Она была похожа на кошку, вышедшую погреться на солнце. Почувствовав чье-то присутствие, Эштон открыла глаза и увидела дворецкого Хэнка, который выжидательно смотрел на нее. Заметив, что Эштон очнулась от дремоты, дворецкий уважительным тоном спросил, не желает ли она чего-нибудь, Эштон посмотрела на солнце, которое, словно большая золотая монета, висело над головой. Время клонилось к полудню. Если бы она находилась сейчас возле своего бассейна, то была бы готова – нет, ей наверняка бы мучительно захотелось – выпить свой первый бокал джина с тоником. Здесь же ей в эту минуту не хотелось даже вина.
Эштон сказала дворецкому, что ей ничего не требуется. Он бесшумно удалился, однако через несколько минут появился вновь, неся большой серебряный поднос с живописными тропическими фруктами, бутылкой минеральной воды, графином охлажденного чая и несколькими бокалами, которые, судя по намерзшему на них ледку, были также основательно охлаждены.
– Мистер Шоу подумал, что вам, возможно, хочется пить, графиня, – объяснил дворецкий и, поставив поднос да столик рядом с Эштон, удалился.
Эштон снова потянулась и улыбнулась. Час назад Хэнк рассыпался извинениями из-за того, что в Берлине проходит совещание, которое он должен вести, и скрылся в своем кабинете. С того времени он уже несколько раз появлялся возле бассейна и то и дело посылал дворецкого с едой, напитками, мазями для загара, который осведомлялся, не нужно ли ей чего-нибудь еще.
Эштон снова закрыла глаза. До нее доносились слабые электронные сигналы и временами голое Хэнка, отдающего кому-то в Берлине команды, что следует и чего не следует делать. Власть Хэнка изумила Эштон. Более того, она взволновала ее. Послышались его шаги, он вышел из кабинета на террасу и сел рядом с ее шезлонгом.
– Совещание закончилось? – спросила она.
Хэнк покачал головой.
Эштон вопросительно подняла на него глаза.
– Я хотел удостовериться, что ты еще здесь, – объяснил он.
Эштон протянула руку и дотронулась до его щеки. Он приподнялся и обнял ее.
– Твоя рубашка, – сказала, отстраняясь, Эштон, поскольку все ее тело было намазано кремом для загара.
– Найдутся другие, – пробормотал Хэнк, целуя ее.
– Твое совещание, – напомнила она.
– Пусть подождут. У меня есть более важные дела.
Хэнк снова ушел в кабинет, и правильно сделал, потому что они уже занимались любовью утром и – Эштон была уверена в этом – снова будут заниматься после обеда. Она опять улыбнулась, представив себе зал, до отказа набитый банкирами, адвокатами, политическими воротилами, ожидающими Хэнка, который вышел на террасу, чтобы убедиться, что она все еще здесь. Эштон имела представление о своей власти над людьми. Она могла заставить людей ждать или побудить их броситься вперед, лишь щелкнув пальцами, но это объяснялось только ее деньгами. В случае с Хэнком все было иначе. Просто он испытывал потребность в том, чтобы потрогать ее или поцеловать.
Последняя неделя казалась каким-то чудесным сном. Эштон постоянно боялась, что она вот-вот проснется – и все исчезнет. Но она все не просыпалась и мало-помалу начинала верить, что все происходит наяву. Они вместе обедали, вместе завтракали и проводили часы в огромной спальне Хэнка, даря друг другу и получая в ответ наслаждение, какого Эштон никогда не получала до этого. Хэнк был искусным любовником, не менее искусным, чем Алессандро, но на этом сходство между ними и заканчивалось. Для Алессандро занятия любовью были как бы еще одним видом спорта. Он дарил ей удовольствие вовсе не для того, чтобы принести радость, а лишь желая доказать свое мастерство. Для Хэнка занятия любовью были поиском, совместным путешествием в мир блаженства Ее экстаз передавался ему. С самого начала они достигали оргазма одновременно – не потому что Хэнк мог все так подгадать, а потому что они были точно настроены друг на друга. И еще одна деталь: с Алессандро Эштон не была собой. Она была просто женщиной вообще. Хэнк никогда не оставлял ни малейших сомнений в том, что знает, с кем делит ложе, и не только потому, что с любовью и страстно повторял ее имя. Он видел в ней, Эштон, личность. Он ласкал ее глазами, руками, губами. В самое первое утро он сказал ей, что у нее вкус редкого вина, и она в самом деле ощутила этот вкус на его губах.
Когда Эштон покидала его спальню, она совершала прогулки до своего дома, чтобы сменить одежду, без особого интереса взглянуть на почту, велеть парикмахеру сделать ей прическу, маникюрше – маникюр, а массажисту – помассировать утомленное любовью тело.
Алессандро не имел понятия, где она пропадала. Однажды Эштон столкнулась с ним. Это случилось вчера или позавчера? Эштон этого не знала, потому что один день переходил в другой, образуя единую долгую реку наслаждения. Алессандро спросил, где она была, и Эштон ответила, как отвечала уже многие годы:
– Отсутствовала.
– Я знаю, что отсутствовала, – сказал Алессандро, и она уловила в его голосе едва сдерживаемую ярость. – Я спрашиваю, где ты была.
– В клубе. На завтраке в «Эверглейдс».
– В «Эверглейдс» завтракал я. И тебя я там не видел. Потому что тебя там не было.
– В самом деле, дорогой? – откликнулась она, направляясь наверх. – Значит, я была в «Морском клубе». Так или иначе, – добавила она, достигнув лестничной площадки, – я уверена, что где-то была.
Алессандро был взбешен. Эштон была в полном восторге. Она делала все это совсем не ради того, чтобы позлить мужа. Однако гнев Алессандро, а также вернувшееся к ней чувство самоуважения существенно дополняли ощущение радости.
Ее мысли словно накликали Алессандро. Через высокий забор, разделяющий ее владение и владение Хэнка, она услышала шум мотора, а после того как мотор заглох – звук шагов по гальке подъездной аллеи. Должно быть, легкий бриз дул в эту сторону, потому что через несколько секунд до Эштон донесся через ограду голос Алессандро. Голос был едва слышен, и тем не менее она разобрала слова и уловила раздражение в его тоне.
– Графиня дома? – спросил он у дворецкого.
Эштон подняла руки над головой и повернулась боком к солнцу. «Я дома, Алессандро, – подумала она. – Я наконец-то пришла домой».
Через несколько минут к ней подошел Хэнк. На нем был красивый английский блейзер. Что-то шевельнулось в глубине ее души. Даже в полном облачении он выглядел сексуально привлекательным. Может быть, это объяснялось тем, что она знала его, и знала хорошо, в том виде и обличье, в котором он не предстает перед остальным миром.
– Я должен уехать, – сказал он. Должно быть, выражение, появившееся на ее лице, было слишком красноречивым, потому что Хэнк поспешил пояснить: – Всего на несколько часов.
– А я думала, что ты можешь всем управлять из этой комнаты, как ты говорил.
– Я могу управлять из этой комнаты всем миром, но не отдельными личностями. Когда зовет бывший президент, даже я вынужден идти. Но это не займет много времени.
Эштон встала с шезлонга.
– Можешь оказать мне любезность? – спросил Хэнк. – Ты подождешь меня здесь?
– Что?
– Оставайся здесь, пока я буду в отъезде. Мне приятно думать о том, что ты здесь, что я вернусь домой, к тебе.
Эштон снова раскинулась в шезлонге. Хэнк наклонился, чтобы запечатлеть прощальный поцелуй. Эштон обвила его шею руками.
– Еще минута – и я вообще не смогу уехать, – сказал он после длительного поцелуя.
Эштон улыбнулась:
– Тебе придется ехать. Иначе как ты вернешься домой ко мне, если прежде не уедешь?
– Один час, – сказал Хэнк, направляясь к дому. – Два – это в крайнем случае.
Эштон стала прислушиваться к звукам машин часа в два. К этому времени она переместилась к бассейну для послеобеденного купания. К двум тридцати она стала проявлять нетерпение. К трем часам ею овладело раздражение. Ведь он обещал вернуться через час, максимум через два. И как она снова позволила вовлечь себя в такую ситуацию? Почему всегда она ждет мужчину?
Эштон встала с шезлонга и начала прохаживаться вдоль бассейна. Она чувствовала, как напряжены все ее мышцы. Это смешно. Подойдя к глубокой части бассейна, она нырнула в воду и поплыла. Эштон сделала три или четыре круга, когда услышала шорох колес большого «бентли» по гравию дорожки. Она остановилась и прислушалась. Ничего, кроме болтовни попугая и шума отдаленного прибоя, она не услышала.
Графиня вылезла из бассейна и завернулась в простыню, однако дрожать не перестала. Она подумала, уж не отправиться ли ей домой, но, похоже, это слишком уж грубо. Они все-таки не ссорились. Хэнк даже не сделал ничего плохого. Он просто немного опаздывал.
Эштон вошла в бельведер, стянула мокрый купальник и встала под горячий душ. Горячий пар окутал ее тело. Мышцы стали понемногу расслабляться. Выйдя из-под душа, она энергично растерлась полотенцем и обратила взгляд на туалетный столик. Когда Эштон была здесь пару дней назад, на столике находилась добрая дюжина Коробочек и флаконов с различными кремами и духами. По-видимому, Хэнк следил за тем, чтобы были удовлетворены вкусы всех его гостей, его женщин. Сейчас на столике можно было увидеть единственный флакон духов, единственную баночку крема для загара и единственную коробку с пудрой. И все они имели фирменный знак «Палома» – именно этими косметическими изделиями пользовалась Эштон. За это она готова была расцеловать Хэнка.
Она смазала кремом и напудрила тело, действуя не спеша, готовя его для Хэнка. Когда Эштон в легком шелковом лифе и таких же брюках вышла из бельведера, она ощущала себя спокойной, чистой, готовой к скорой встрече.
Навстречу ей шел дворецкий с телефоном в руке:
– Мистер Шоу хочет поговорить с вами, графиня.
Эштон взяла трубку.
– Тебе пора бы возвратиться. – Она сказала это вроде бы шутливым тоном, чтобы он не уловил ее беспокойства. В общем-то он не слишком опаздывал, просто она не была готова к этому.
– Я звоню из машины.
– Хорошо.
– Но мне нужно сделать одну остановку.
– Двадцать минут, – сказала она. – Я даю тебе ровно двадцать минут.
– Я буду дома через девятнадцать минут.
Вскоре Эштон услышала, как подъехала машина. Хлопнули дверцы, а затем она увидела Хэнка, который шел к ней по террасе. Он сел на ручку ее шезлонга и припал к ней медленным долгим поцелуем; который словно говорил о том, что впереди у них целый день и целая ночь. Они прервали поцелуй лишь тогда, когда появился с подносом дворецкий.
Хэнк подал ей бокал охлажденного белого вина и взял второй для себя.
– Очень сожалею, что задержался, но я ничего не мог поделать.
Честно говоря, Эштон не сердилась на Хэнка. Утром она была потрясена тем, что он заставил ждать целый зал приехавших чуть ли не со всего мира деловых людей, потому что она была для него важнее. Но она не могла рассчитывать, что он всегда будет вести Себя так. То есть она могла этого хотеть, но не могла ожидать. Это ужасно: он уехал всего лишь на несколько часов, а ей показалось, что мир начинает рушиться.
– На пути домой я сделал очень важную остановку. – Хэнк сунул руку в карман пиджака и вынул плоский длинный футляр. Она узнала фирменную упаковку магазина «Гринлиф энд Кросби». – И не думай, пожалуйста, что так легко выбрать что-нибудь для женщины с изысканным вкусом за девятнадцать минут. Я практически похитил мистера Генри и заставил его поехать со мной для экономии времени. – Посерьезнев, он передал ей футляр. – Надеюсь, тебе это понравится.
Когда Эштон принимала из рук Хэнка футляр, ее буквально обожгла пришедшая в голову мысль. Она никогда не получала драгоценностей от мужчин. Ее отец умер, когда она была слишком молода. Мужчины, с которыми у нее была связь, скорее сами ожидали от нее дорогих подарков. Подарки Алессандро не в счет, поскольку даже если он снисходил до их покупки, платила все равно она. А знаменитые бриллианты Монтеверди, перешедшие к ней после замужества, рано или поздно вернутся в его семью или к его наследнику.
На смену первой мысли сразу же пришла вторая. А вдруг Хэнк купил что-то безнадежно вульгарное? И что, если она тешит себя иллюзиями, несмотря на весь жар страсти и на флер счастья, которые отгораживали и защищали их от обыкновенного мира? Эштон вспомнила, как мучительно больно ей было выносить его отсутствие в течение нескольких часов, и устыдилась, но все равно это пугало ее.
– Ты не хочешь открыть футляр? – спросил Хэнк. Эштон не могла сказать ему, что боится открывать. Все же дрожащими пальцами она открыла футляр. Солнечный свет упал на камни и, отразившись, едва не ослепил ее. Эштон зажмурилась. Это были самые красивые бриллианты, какие; она когда-либо видела. Они лежали в гнездах на зеленом бархате, образуя ошеломляюще красивый в своей простоте голубовато-белый круг.
– Ну и как? – спросил Хэнк. – Понравились?
Эштон была не в силах что-либо сказать. Она подняла на него взгляд и молча кивнула.
– Надень его, – предложил Хэнк.
– Ты сделал это для меня…
Он вынул ожерелье из футляра, застегнул его у нее на шее и отошел на шаг, чтобы посмотреть издали. Он ничего не сказал, но его прерывистое дыхание было красноречивее аплодисментов. А затем, не говоря ни слова, они отправились в огромную спальню, которая сделалась их тайным миром, и Хэнк снял с Эштон все, что на ней было, кроме ожерелья. Оно мягко терлось о ее кожу, когда они занимались любовью, словно еще одна пара рук, и напоминало о том, что ее любят и обожают.




ЧАСТЬ ВТОРАЯ


загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксана



Тыкнула пальцем в небо. Просто на угад. Не пожалела. Интересный роман. Сюжет не избитый. Соаетую читайте.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер Роксаналюлеко
7.12.2014, 21.55





Живо, не скучно,интересный сюжет. Деньги делают жизнь, но они же и убивают.
Тайны Палм-Бич - Пулитцер РоксанаЛариса
28.10.2016, 17.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100