Читать онлайн Полуночные признания, автора - Проктор Кэндис, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночные признания - Проктор Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночные признания - Проктор Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночные признания - Проктор Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Проктор Кэндис

Полуночные признания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

– Вы догадываетесь, почему я пришел? – спросил Зак, высоко подняв голову, чтобы разглядеть татуированное лицо человека в дверях.
– М-м-м… Но знаете ли это вы?
Зак, направляясь в болота, планировал расспросить Папу Джона про яды. Теперь же он неожиданно для себя произнес:
– Расскажите мне о Филиппе де Бове.
– Каждый человек имеет достоинства и недостатки, – ответил неф. – Что именно интересует вас?
– Филипп был способен на убийство?
Папа Джон спустился по ступенькам; хотя он и был уже стар, но еще сохранил грациозную и легкую походку крадущегося охотника.
– Почему вы спросили об этом? Потому что Филиппа влекла опасность? Или потому, что у него хранились сморщившиеся человеческие головы? Или потому, что он любил связывать своих возлюбленных шелковыми веревками? – Он остановился и, наклонив голову, посмотрел на Зака так пристально, что тот почувствовал беспокойство. – А вы знаете, что Филипп освободил негров на маленькой плантации, которую подарил ему отец, и, без сомнения, сделал бы то же самое в Бо-Ла, если бы дожил до времени, когда получил бы их в наследство? Что вы на это скажете?
– Война освободила всех рабов.
Папа Джон махнул в воздухе сухой рукой; этот жест напоминал пасс фокусника.
– Так все говорят. Но мира нет уже несколько лет, а женщина, которая стирает вашу рубашку, – еще рабыня, не так ли? Правда, теперь она принадлежит янки.
Сняв шляпу, Зак вытер пот со лба. Ему всегда было неприятно, что Батлер не только забирал в домах мебель или серебро, но и рабов. Однако Зак был его подчиненным и потому молчал.
– Мне известно, – произнес он, осторожно поправляя шляпу, – что де Бове был убит выстрелом в голову. Если бы он выжил, то стал бы умственно неполноценным.
Глаза Папы Джона ничего не выражали.
– Я слышал о людях, которые после подобного ранения становились способными убивать даже своих лучших друзей и любящих жен.
– Не подозревал, что у де Бове любящая жена, – сухо произнес Зак. Было похоже на то, что вряд ли он получит здесь интересующую его информацию.
– Скажите мне, майор, – сказал чернокожий, переходя на залитый солнцем участок поляны, где в беспорядке росли петрушка, рута, душица и блошница. – Вы нашли женщину, которая выдала его патрулю янки?
Зак стоял неподвижно у лестницы. На этот раз Папа Джон не пригласил его в дом, и Зак недоумевал по этому поводу.
– Вы знаете, что нет.
Наклонившись, старик начал собирать бледные зазубренные листья, распространяющие в воздухе острый, едкий запах.
– У вас словно завязаны глаза, – сказал он. – Это ваши предрассудки и комплексы.
– Что вы имеете в виду?
Медленно выпрямившись, Папа Джон посмотрел на Зака и рассмеялся.
– Думаю, вам следует догадаться самому.
Зак медленно вдохнул.
– Кто в этом городе может получить стрихнин из растений? Антуан Ла Туш? Чарлз Ярдли?
Держа в руках пригоршню растений, Папа Джон вернулся туда, где стоял Зак.
– Вижу, на этот раз вы не привели с собой вашего друга капитана Флетчера. Не хотите, чтобы он слышал, что я вам скажу?
Зак стойко выдержал его испытующий взгляд и чуть улыбнулся.
– Вы стараетесь сказать как можно меньше. – Он решил, что настало время повернуться и уйти, но передумал. – Знаете, – сказал он, – я слышал, многие считали Генри Сантера вашим другом. Однако вместо того, чтобы помочь найти виновных в его убийстве, вы действуете так, словно я вам враг.
Глаза старика стали суровыми и колючими.
– В этой войне чернокожие умирают, воюя в армиях противостоящих сторон. Почему вы считаете, что я поддерживаю вас? Только потому, что ваш президент говорит об их освобождении? А что потом станет с ними, с этими бывшими рабами, у которых нет работы и о которых никто не позаботится, когда они будут старыми и больными?
– Но, по крайней мере они обретут свободу.
– В самом деле? Я так не думаю. И чем больше будет продолжаться эта бойня, тем больше она принесет разрушений и жертв.
– Иногда следует идти на такие крайние меры, чтобы потом положение изменилось к лучшему.
Из открытой двери донесся какой-то слабый шум. Это был шепот или неловкое движение. Зак мог подумать, что это играет белый кот, но тот крался за ящерицей или каким-то-зверьком на краю поляны.
Папа Джон даже не оглянулся на эти подозрительные звуки.
– Скажите, майор, – произнес он, тяжело и с вызовом глядя на Зака, – как вы думаете, от чего разбогатели купцы-янки на Севере? Они торговали в Новой Англии, Африке и на Карибах сахаром, ромом и людьми. И еще несколько лет назад у них были рабы в Нью-Йорке и Коннектикуте. Вы думаете, если кое-кто здесь, в Луизиане, имеет рабов, а у ваших янки их нет, то вы лучше? Что на вашей стороне мораль? – Он наклонился так близко, что Зак мог хорошо разглядеть белки его глаз и каждую линию татуировки на его лице. – Это все предлог для того, чтобы вы могли объявить войну. И не думайте, что я перейду на вашу сторону.
– Я вас понял, – сказал Зак и повернулся. Подойдя к лошади, он взялся за поводья, но в этот момент старик его окликнул.
– Эй, майор!
Зак обернулся. Папа Джон снова стоял у открытой двери дома.
– Следите, чтобы на вас не напали, – произнес он. – Вы поняли?
– Почему вы меня предупреждаете? – спросил Зак, прищурив глаза.
Внезапно покрытое татуировкой лицо нефа расплылось в удивительно широкой улыбке.
– Друг Эммануэль – мой друг.


– Ты можешь сказать мне, что мы здесь делаем? – требовательно спросил Хэмиш. Он сделал поспешный шаг в сторону, чтобы не столкнуться с чернокожим мальчиком, играющим с другом в ракетки, но при этом Хэмиш чуть не ударился о шаткий деревянный лоток.
– Мы должны прозреть, – ответил Зак, медленно оглядывая разряженную в разноцветные яркие одежды публику, собравшуюся на Конго-сквер.
В этот полдень, как и каждое воскресенье, на окруженной высокими сикоморами пыльной площади, поросшей тощей травой, собирались городские рабы в своих лучших нарядах – потанцевать, поиграть и завязать любовные интрижки. Конечно, были и те, кто принадлежал к категории gens de coleur libres – «свободных цветных». Появлялись и белые, привлеченные музыкой, необычной едой и общей атмосферой веселья.
Хэмиш остановился и с изумлением уставился на деревянного петуха на столбе, яркий хвост которого трепал ветер. Затем повернулся к Заку:
– Я не понял твоих слов.
– Подумай вот о чем, – ответил Зак. – В городе живет около ста семидесяти тысяч человек. Из них примерно одиннадцать тысяч – свободные цветные и столько же – черные или цветные рабы.
– Да. – Хэмиш неопределенно махнул рукой в воздухе и спросил: – И что?
– Привратник на кладбище Святого Людовика сказал нам о двух чернокожих. Если бы мы их нашли, то могли бы спросить, видели ли они кого-нибудь. Нам говорили о том, что Филиппа выдала какая-то женщина с сильным французским акцентом, которая приехала в Байу-Креве. Я тогда спросил себя: кто она – его жена или любовница из аристократической семьи?
– Помнишь, я рассказывал тебе о солдате из Филадельфии, к которому обратилась эта особа? Парень явно не блистал умом, но даже он заметил бы, если бы она была чернокожей.
– Вот как? Он сказал, что на ней была вуаль, а на руках перчатки. Боже, в этом городе полно людей, в жилах которых течет негритянская кровь, но кожа не темнее, чем моя, а денег достаточно, чтобы позволить себе шелковые платья и модные экипажи. И большинство из них говорит по-французски.
С задумчивым видом Хэмиш дотронулся до усов.
На противоположном конце площади начали бить барабаны и тамбурины, заставив людей ритмично двигаться. Скоро должны были начаться танцы – странные, дикие вращения полуобнаженных, стройных, мускулистых черных тел. Те, кто не были нефами, образовали круг и стали хлопать; их плечи двигались в такт. Но и у белых, и у черных, и у цветных было по крайней мере одно общее: все они разговаривали по-французски. Белокожих янки в форме здесь терпели, поскольку их привела сюда необходимость, но было хорошо известно, что «американских негров», то есть жителей Севера, здесь ненавидят.
– Тебе стоит пристальнее приглядеться к людям, которые проживают в маленьких коттеджах для креолов, что стоят на краю Вьё-Карре или в предместьях города, таких, как Треме или Мариньи, – произнес Зак. Его голос был едва слышен на фоне странных звуков экзотического деревянного рога. – И ты увидишь, что у чернокожих женщин много детей со светлой кожей. Белые мужчины содержат цветных любовниц. Здесь это обычное явление.
– Что ты хочешь сказать? – спросил Хэмиш. Его лицо по какой-то причине внезапно покраснело. – Что у де Бове была говорящая по-французски любовница, которую он прятал в каком-то коттедже в районе Треме, и однажды она на него очень разозлилась?
– Возможно.
– Тебе следовало спросить об этом у его жены. – В глазах ньюйоркца мелькнула злоба. – В постели женщины откровенней.
Зак с трудом сдержался. Но возразить Хэмишу было нечем.
– Она могла и не догадываться.
– Ха! – выдохнул Хэмиш. – Если бы ее муж содержал цветную на стороне, она бы знала. – Позади него темнокожая женщина с пледом из шотландки на плечах сидела за столиком у ржавой железной ограды и продавала пиво, доставая его из корзины с холодной водой. Хэмиш купил пару бутылок и прижал одну из них к лицу. – Но все же с какой целью мы пришли сюда? – спросил он, протягивая вторую бутылку Заку. – Мне кажется, нам лучше посетить балы в залах Нового Орлеана. Посмотреть, кто из смуглянок ищет нового покровителя.
На противоположной стороне площади, в переднем ряду радостной, качающейся в такт толпы, обернулась высокая, красивая, грациозная женщина с кожей цвета кофе с молоком. Это была Роуз.
– Вот, смотри, – произнес Зак, возвращая пиво ньюйоркцу.
– Эй! – выкрикнул Хэмиш, широко разводя руками. – Что ты делаешь?
Зак уже пробирался сквозь толпу.
– Возьми немного джамбалайи
type="note" l:href="#n_9">[9]
! – крикнул он, обернувшись назад. – Я тебя найду.
Когда Зак добрался до противоположной стороны площади, Роуз уже исчезла.
Разочарованный и потный, Зак остановился в первом ряду приплясывающих и хлопающих в ладони людей и прислушался к ударам тамтамов. Этот ритм вибрировал внутри его, будил примитивные, первобытные чувства.
– Этот ненормальный, – произнес мелодичный голос какой-то женщины позади него, – надел тяжелую синюю форму в такую жару.
Зак резко обернулся и увидел Роуз, которая спокойно и равнодушно смотрела на него. На солнце температура была не меньше тридцати пяти градусов, и даже ветер от реки был горячим.
– Вы знали, что я искал вас? – догадался Зак.
– Конечно.
Зака озадачило, почему Роуз поначалу попыталась скрыться, но потом все же решила вернуться. Он бросил взгляд на качающихся в ритме людей. Некоторые были одеты бедно, в обычную простую одежду, словно пришли на рынок. Но были и красивые женщины – с темной или медной кожей, с изысканными фигурами и грацией пантеры, которую подчеркивал танец под барабаны.
– Как я понимаю, многие богатые белые люди имеют здесь цветных любовниц, – как бы между прочим произнес Зак.
Роуз пристально, испытующе посмотрела ему в лицо.
– Но Филипп де Бове не был одним из них, если вы хотите узнать именно это.
– Почему вы так думаете? Вряд ли он был верен своей жене.
– Посмотрите на того ребенка. – Роуз показала подбородком на маленькую девочку примерно шести лет, которая с удовольствием танцевала в первом ряду. Она выглядела хрупкой и утонченной, как фарфоровая статуэтка. – Что вы видите?
– Прелестную маленькую девочку.
Роуз фыркнула:
– Это потому что вы с Севера. Здешние люди сразу смотрят не на синие глаза или белую кожу, а на то, как завиваются ее волосы, насколько полные у нее губы, какая у нее шея, походка. И после этого им не надо о ней ничего говорить – они знают, что она не настоящая белая.
– Но ее кожа белее, чем моя, – возразил Зак, понимая, что Роуз хочет сказать, но мысленно не соглашаясь с ней.
– Это так. У этой девочки было четыре деда и три из них белые, но один черный. И это самое главное. Даже если бы у нее была черной лишь прапрапрабабушка, это тоже играло бы роль. Этот ребенок может иметь светлые волосы, синие глаза и бледную кожу, но он все равно цветной.
Не зная, что за ней наблюдают, маленькая девочка закинула голову и, рассмеявшись, начала танцевать. Какой-то мужчина наклонился к ней, чтобы взять на руки. Это был белый в черных ботинках с уверенной осанкой богатого плантатора. Рядом с ним стояла хорошо сложенная женщина, но ее кожа и волосы были заметно темнее. В каком-то смысле их можно было назвать семьей – этого богатого белого с его цветной любовницей и светловолосым белокожим цветным ребенком. Но где-то, в городе или на плантации, этот человек имел еще одну белую семью.
– Вы знаете, что во всем этом самое плохое? – произнесла Роуз. – Эта девочка тоже думает, что она цветная. Когда она смотрит в зеркало и видит, что она белая, то понимает, что на самом деле это не так. То, что в ней течет кровь белых, для нее роли совершенно не играет.
Зак слушал все это молча.
– Мало кто из белых понимает то, о чем я говорю, – тихо добавила Роуз. Ее голос звучал теперь без прежней ожесточенности. – Но Филипп де Бове был не таким. Любой мужчина, который ищет утешения в обществе цветных женщин, рано или поздно будет иметь ребенка, такого, как эта девочка, которая не принадлежит ник тому, ник этому миру. Филипп не хотел такой судьбы для своего ребенка.
Зак тяжело вздохнул, и это удивило его самого.
– Была ли у Филиппа де Бове говорящая по-французски цветная женщина, которая желала его смерти?
Роуз зло рассмеялась.
– Может, обо мне думаете? Что это я отправилась в Байу-Креве и рассказала все патрулю янки? – Лицо Роуз стало мрачным, а глаза жесткими и ничего не выражающими. Наклонившись к Заку, она подняла амулет, что висел у нее на шее. – Если бы я начала убивать, то Филиппа в моем списке бы не было.
– А кто бы в нем значился? – спросил Зак.
Она рассмеялась – на этот раз искренне – и отвернулась.
– Может быть, вы.
Зак никак не мог найти Хэмиша.
Пришлось пробираться через толпу, мимо ларьков, в которых продавались кофе с цикорием, сладкие пирожные и булочки. На какое-то время он задержался, чтобы посмотреть, как мальчики играют с ракетками, затем прошелся мимо танцоров, но безуспешно. Возможно, что Хэмиш поймал карманного воришку или заметил какое-то правонарушение, мимо которого не смог пройти спокойно.
Внезапно маленький чернокожий паренек с курчавой головой и голой грудью, на которой просматривались тонкие ребра, с разбегу ударился в больную ногу Зака с такой силой, что тот скривился.
– Потише, парень, – произнес Зак, хватая негритенка за худенькое плечо. Он с трудом удержался на ногах, чтобы не упасть на столик, где продавали жареный арахис. – С тобой все в порядке?
Мальчик посмотрел на Зака живыми испуганными зелеными глазами, затем выхватил «кольт» из его кобуры и бросился бежать.
– Эй! – крикнул Зак, но подросток уже скрылся за углом лавочки. – Верни мне это!
Зак бросился следом, но паренек нырнул в толпу. Он был маленьким и тонким и потому легко скользил среди людей. Но у Зака было свое преимущество – его синяя форма и белая кожа. Все перед ним расступались.
Он пробежал за мальчиком всю площадь, а затем пыльную улицу. Негритенок бешено работал ногами, но было видно, что он задыхается. Зак заметил, что ему неохотно уступают дорогу. Симпатии этих людей были на стороне негритенка, и они делали все, чтобы он смог убежать.
Заку никак не удавалось догнать воришку, но он не отставал. Пробежав за мальчиком по залитой солнцем улице целый квартал узких домиков, он повернул за угол в короткий проулок со складами и кирпичными постройками, который выходил к берегу. Увидев это, мальчик резко остановился и обернулся в поисках укрытия. Он согнулся от страха и усталости.
– Отдай мне револьвер, – произнес Зак, с трудом переводя дух; пот заливал ему глаза, – и я тебя отпущу.
Мальчик попятился, прижимая «кольт» к груди и глядя широко раскрытыми глазами.
– Я ничего тебе не сделаю, – произнес Зак. – Просто верни мне оружие.
Но мальчик смотрел не на Зака, а на кого-то позади него. Зак медленно обернулся. За его спиной стояло восемь или девять негров с каменными, непроницаемыми лицами. Зак вытащил из ножен саблю, хотя отлично понимал, что при таком численном превосходстве это бесполезно. Тем более что один из чернокожих хладнокровно поднимал ружье. Если бы у Зака был его «кольт», он бы легко сразил этого человека. Но тот, кто послал мальчика украсть пистолет и заманить его сюда, учел все.
Вернее – учла, поскольку за человеком, который целился в голову Зака, стояла дама в черных перчатках, сжимая в руке бутылку с имбирным пивом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночные признания - Проктор Кэндис



Отличный роман!!!Хоть я не люблю детективные ЛР, но этот прочитала на одном дыхании- не успокоилась, пока не узнала, кто же убийца.Любовная линия прекрасна! Короче читать! 10 баллов.
Полуночные признания - Проктор Кэндискатя
12.01.2016, 8.39





Очень понравился роман. Обычно детективные романы читаешь и через некоторое время понимаешь кто преступник,а тут все так закручено и интригующе. Кто любит читать ЛР с детективной линией читайте.10 баллов
Полуночные признания - Проктор КэндисМайя
13.01.2016, 15.39





Очень понравился роман. Обычно детективные романы читаешь и через некоторое время понимаешь кто преступник,а тут все так закручено и интригующе. Кто любит читать ЛР с детективной линией читайте.10 баллов
Полуночные признания - Проктор КэндисМайя
13.01.2016, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100