Читать онлайн Полуночные признания, автора - Проктор Кэндис, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночные признания - Проктор Кэндис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночные признания - Проктор Кэндис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночные признания - Проктор Кэндис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Проктор Кэндис

Полуночные признания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Канал был неглубоким. Через мгновение над водой появилась покрытая грязью голова майора. Он громко выругался.
– Бог мой! – Эммануэль стала спускаться вниз по берегу, но Зак уже выбирался на поверхность, издавая сапогами хлопающие звуки.
– Осторожнее, – произнес он, отплевываясь и фыркая. – Если вы упадете, я за вами снова не полезу.
С его слипшихся волос и костюма капала вонючая жидкость.
– Вы потеряли шляпу, – заметила Эммануэль и поспешно закрыла рот рукой, чтобы не рассмеяться.
Мелькнула молния. Лицо Зака было так перепачкано грязью, что виднелись только белки глаз. Тем не менее, майор торжественно поднял руку, в которой держал покрытый грязью ботинок.
– Но я достал вашу обувь, – важно сказал он.
Эммануэль больше была не в силах сдерживаться. Она залилась звонким и заразительным смехом.
– Ну а теперь вы заберетесь в фургон? – спросил, улыбаясь, Зак.
Эммануэль не возражала.
Через четверть часа Эммануэль постучала в ванную комнату. Дверь приоткрылась.
– Месье? – позвала Эммануэль, держа поднос на бедре. Показав майору расположенную рядом со спальней Филиппа ванную, она удалилась, чтобы переодеться и поискать, чем бы перевязать бок майора.
– Можете войти, – произнес Зак.
Толкнув дверь, Эммануэль увидела его стоящим с саблей в руке рядом с умывальником. На его спине и плечах все еще блестели капельки воды, ниже живота было обернуто полотенце. У Эммануэль не было времени, чтобы привести в порядок волосы и переодеться во что-то более подходящее. Она только успела накинуть тонкий летний пеньюар.
Майор опустил саблю в ножны и молча проводил ее взглядом, когда Эммануэль ставила поднос на небольшую разукрашенную тумбочку около умывальника.
– Хорошая комната, – заметил он, кивнув на глубокую медную ванну, выложенную португальской плиткой стену и закрытый пленкой, недавно установленный медный душ.
– Это сделал Филипп. – Она развернула маленький сверток и намочила ткань в карболовой кислоте. Немного жидкости из темной стеклянной бутылки пролилось на поднос, и только тут Эммануэль поняла, что ее руки дрожат.
. – Вы можете сесть здесь, – указала она подбородком на стоящий в центре комнаты высокий, похожий на скамью столик, обитый кожей.
– Для чего это? – спросил он.
– Для массажа.
Он взглянул на нее, прищурившись.
– Как я понимаю, Филипп был большим любителем удовольствий.
– Из семи смертных грехов за ним водилась пара, – ответила Эммануэль, склоняясь над его раной. След от ножевого удара на удивление хорошо затянулся.
– Вам повезло, что шов не разошелся, – произнесла Эммануэль, прикладывая материю к шраму.
Зак вздрогнул и судорожно вдохнул; теплая кожа дрогнула под ее рукой.
– Боже правый! Что это еще за состав?
– Асептическое средство, – небрежно произнесла Эммануэль, подумав про себя, что способ использования кислоты для уничтожения бактерий и предотвращения заражений был еще мало проверен.
– Мне кажется, что вы налили мне на рану чистый скипидар.
– Эффект почти тот же. Я еще наложу повязку с мушмулой. – Она отвернулась, но потом снова взглянула ему в полные боли и сомнения глаза. – Мне следует вам кое о чем сказать, месье, – поспешно произнесла она, боясь, что в следующую секунду передумает и промолчит.
– О чем?
– Кто-то посетил мой дом прошлой ночью. Я услышала странный звук, а когда пошла проверить, обнаружила, что у входной двери снят засов.
Зак замер.
– Вы уверены?
Эммануэль отрицательно покачала головой.
– Я очень тщательно все запираю с… со времени, когда все началось. Роуз выбросила все продукты с кухни – она думает, что нас пытались отравить.
– А вы как считаете?
– Я сомневаюсь в этом.
– Кто бы это мог быть?
– Не знаю. – Эммануэль достала бинт, чтобы сделать перевязку. – Вы мне верите? – спросила она, не оборачиваясь.
– Расскажите, что случилось прошлой весной, – тихо произнес Зак. – Что это был за спор между Клер, Филиппом и Ярдли?
Эммануэль медленно повернулась и внимательно посмотрела на майора.
– Расскажите мне, – требовательно повторил он, пристально глядя ей в лицо.
– Ладно. – Опустив голову, Эммануэль принялась бинтовать его руку. Говорить правду и смотреть при этом ему в глаза она не могла.
– С задней стороны больницы, над кухней, есть маленькая комнатка, где мы производим вскрытия. Я изучала там мускулатуру руки, когда услышала крики.
– Клер и Ярдли?
– Да. Держите это. – Майор взялся за край бинта, дотронувшись до ее руки. В его теплом прикосновении чувствовалась сила. Разжав пальцы, Эммануэль потянулась за другим бинтом. – Поначалу я на это не обращала внимания, но они находились в кабинете Генри, и в открытые окна все было прекрасно слышно. – Она обернула бинт вокруг его тела; марля ярко белела на фоне твердых мужских мускулов. – Я отправилась предупредить их.
– И скальпель был у вас в руках?
– Да. – Она подняла глаза и, увидев вопросительное выражение на его лице, опустила глаза. – Но это не было преднамеренно. – Она продолжала медленно бинтовать его поджарую мускулистую грудную клетку. Тишину ночи нарушал лишь шум дождя. Свеча чуть мерцала, отбрасывая неясные тени на покрытые плиткой стены. – Пока я не подошла ближе, я не могла расслышать, о чем они говорят.
– До этого вы не знали о Клер? – уточнил Зак.
– Вы имеете в виду о его связи с Клер? Нет. Но я догадывалась, что она флиртует с мужчинами. У нее было много несерьезных, коротких, случайных связей. Думаю, когда она затеяла интрижку с Филиппом, она втайне надеялась, что все будет так же.
– А оказалось по-другому?
– Она влюбилась в него. – Эммануэль затянула узел на повязке и сделала шаг назад. Их глаза встретились. Где-то вдалеке ударил гром, его раскаты заглушили шум дождя. Эммануэль поймала себя на мысли, что незаметно они стали так близки, что могут свободно обсуждать столь личные темы. Но она не чувствовала неловкости. Все было естественно и располагало к откровенности.
– Вы ее возненавидели? – спросил Зак.
Коротко вздохнув, Эммануэль с иронией улыбнулась:
– В конце концов, я сама в ее возрасте влюбилась в Филиппа.
– Но вам не понравилось, что она спит с ним.
– Конечно. – Ей словно надавили на грудь, горло сжалось. Эммануэль поспешно отвернулась, делая вид, что наводит порядок на подносе.
Он спросил ее негромко, но настойчиво:
– По какой причине она поссорилась с Ярдли?
Эммануэль замерла, все еще стоя к нему спиной. Руки с силой сжали ручку кувшина. Майор словно раздевал ее, вытягивая из нее тайну за тайной и выставляя всему миру то, что она хотела скрыть. Но некоторые секреты были слишком опасными, и не стоило выдавать их начальнику военной полиции победившей и мстившей противнику армии.
– Они с Филиппом были хорошими друзьями, – произнесла Эммануэль, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно. – У них похожие… вкусы. Клер как-то обнаружила, как они вместе идут в определенный дом на Олд-Ливи-стрит. – Она помолчала, анализируя, не сказала ли чего лишнего. – Вы слышали об этом?
– Да, – ответил майор.
Почувствовав боль, Эммануэль сообразила, что сжимает кувшин так сильно, что край крышки врезался в ее ладонь. Она поспешно начала мыть руки. Ей сейчас нужно было заняться хоть чем-то – лишь бы не смотреть на собеседника.
– Проблема была в том, что Клер вообразила, будто и Филипп любит ее. Она надеялась, что он будет ей верен, но когда узнала о его визите в тот дом… она прокляла Ярдли. Думаю, для нее это было проще.
Эммануэль понимала, что майор внимательно ее слушает. Было что-то особенное в этом откровенном рассказе под тихий шум дождя.
– Когда Филипп перебрался отсюда в «гарсоньер»?
Эммануэль оперлась о край умывальника. Ей становилось все труднее скрывать свои чувства, казаться спокойной, но она все равно пыталась держать себя в руках.
– Это было давно. Задолго до Клер. Десять – нет, одиннадцать лет назад. – Как она могла забыть? Доминику уже одиннадцать. – Именно тогда я впервые узнала, что Филипп был… – она с трудом сглотнула, – мне неверен.
– Должно быть, это было для вас ударом. Эммануэль повернулась к нему, удивленная этими словами и той мягкостью, с которой они были произнесены.
– Это так. Поначалу я думала, что смогу его изменить. – Она попыталась рассмеяться, но получилось фальшиво. – Потом я поняла, что он не настолько любит меня. – Ей было трудно говорить. – А это ранило больше, чем что-либо еще.
– Почему же вы набросились на него со скальпелем, зная одиннадцать лет, что он изменяет вам?
– Должно быть, я была вне себя. Мы с Филиппом заключили что-то вроде соглашения. Он был свободен в своих поступках, но должен был скрывать, что он больше мне не муж.
– Думаю, это не было секретом для других.
– Нет. – Она подошла к стоящей перед ним подставке, держа голову высоко и глядя ему в лицо с вызовом: ну что ж, смейся надо мной, смотри на меня сверху вниз. – Вы удивлены, не так ли? Что я пошла на такую дьявольскую сделку?
Зак медленно выпрямился. В тусклом свете лампы трудно было разглядеть его лицо.
– Вы могли с ним развестись. Может, это отразилось бы на вашей репутации, но так было бы лучше.
Эммануэль отрицательно покачала головой:
– Это не для меня.
– Потому что вы католичка?
– Я потеряла бы Доминика. По закону дети принадлежат их отцу. Семья Бове забрала бы его у меня. Я пойду на все, смирюсь со всем, лишь бы мне оставили моего сына. – Она помолчала, обдумывая то, что сказала. – Знаете, что говорят? Если в семейном шкафу хорошенько поискать скелет, то его обязательно найдешь. – Она сделала быстрый вдох. – Теперь вы, наверное, думаете, что у меня были основания для убийства Клер?
– Да.
Налетевший порыв ветра взметнул ветки оливковых и банановых деревьев в саду. Входная дверь, скрипнув петлями, ударила о раму. Эммануэль хотела было закрыть дверь на засов, но остановилась, взявшись за край панели и глядя на срывающиеся с края крыши струи дождя.
– Поначалу я была очень сердита на Клер, – произнесла она через несколько секунд, – но я не могла ее винить. Ей было всего восемнадцать. И она знала правду о том, как мы живем с Филиппом. Антуан проболтался, когда был пьян. Она думала, что мне это безразлично.
– А вам было не все равно?
Эммануэль пожала плечами:
– Не очень. Но определенно не настолько, чтобы убить ее и Филиппа. – Он поглядела на майора через плечо. – Вы ведь об этом подумали, не так ли? Что это я сообщила о миссии Филиппа и отравила Клер?
– Это было бы похоже на правду, если бы не смерть Генри Сантера.
Эммануэль резко повернулась.
– Возможно, у меня была еще одна причина убить Генри. Об этом пока не знает никто.
Зак сделал шаг вперед.
– Но как тогда вы пронесли на кладбище арбалет? – спросил он, наклоняясь ближе. Его глаза светились юмором, а складки у рта стали глубже. – Я слышал, что некоторые южные дамы прячут под юбками серебряные ложки, но арбалет, я думаю, утаить нелегко.
– Я могла укрыть его где-нибудь среди склепов.
– К чему такие сложности? Почему бы не отравить и Генри? Или воткнуть нож? Для вас это было бы нетрудно. Вы-то знаете, куда лучше всего воткнуть лезвие.
– Если уж зашла об этом речь, – произнесла Эммануэль, – то почему бы мне было не убить таким же способом Филиппа?
Он мягко отвел волосы с ее лица.
– Именно из-за него вы не вернулись в Париж, чтобы получить образование доктора?
Его слова звучали тихо и нежно, а прикосновения ласкали ее.
– Да, – произнесла она внезапно дрогнувшим голосом. – Всю свою жизнь я только и мечтала об этом. Но когда встретила Филиппа, то не могла думать ни о чем, кроме него. – На ее губах появилась печальная улыбка. – Я боялась расстаться с ним.
– И потому вы решили не учиться дальше. – Он тронул ее волосы, рассыпавшиеся пышным каскадом по плечам. Эммануэль чувствовала тепло его тела. Ее охватило желание.
– Вы бросили ради него свою мечту. Тем не менее он ничего вам не дал.
– Это еще одна причина, чтобы убить его, не так ли? – Наступила неловкая пауза, тишину нарушали лишь звуки дождя. Ванную неярко освещала газовая лампа. Протянув руку, Эммануэль дотронулась до его пальцев и мягко вздохнула.
– Скажите мне, месье, – произнесла она грудным шепотом, – вы верите в то, что я убийца, и, несмотря на это, хотите меня? Как мужчина желает женщину?
Он повернул руку и накрыл ладонью ее грудь. Эммануэль задрожала.
– Не знаю, – произнес Зак; его поблескивающие глаза стали безумными. – Но я действительно хочу.
Он замялся всего на секунду, ожидая, отодвинется ли она, воспротивится ли тому, что может произойти. Но Эммануэль покорно подставила губы.
Этот поцелуй был грубым и жадным, полным желания и необузданной страсти. Она нежно ласкала его обнаженную грудь. Затем ее руки обвились вокруг его шеи. Изогнувшись, Эммануэль закинула ногу ему на спину. Твердой мужской рукой он дотронулся до ее бедра и проскользнул под тонкую ткань пеньюара. От нежных прикосновений у нее перехватило дыхание. Эммануэль начала жадно, как рыба, хватать воздух. Наклонив голову, она проникла языком в его рот, втянула его губы – и услышала низкий стон животного желания, который вырывался из его груди.
Казалось, его руки были везде: стягивали пеньюар, ласкали ее грудь, скользя по изгибу бедер и зажигая плоть огнем. От ненасытного желания она почти лишилась дыхания. Ее волновал запах его сильного мужского тела. Эммануэль захотелось ощутить на себе его вес, почувствовать, как он будет проникать внутрь ее, заполняя интимные места тела.
Зак поднял голову, чтобы посмотреть на нее. Его грудь колыхалась от быстрого, возбужденного дыхания.
– Ты думаешь, не стоит этого делать? – произнес он хриплым от желания голосом.
– Нам нужно остановиться, – прошептала она.
Странная, горькая улыбка исказила его губы. Зак прикоснулся ладонью к ее щеке.
– Возможно, ты права. – Он погладил щеку рукой, превращая прикосновение в ласку.
– В комнате Филиппа есть его одежда. Надо пройти через боковую дверь, – произнесла она, отступая от него на шаг – подальше от этих опасных прикосновений и соблазнительной близости сильного мужского тела. – Ты найдешь там все, что нужно.
Она открыла дверь – и легкий порыв уже утихающей бури взметнул край ее пеньюара, заставив спешно схватиться за ткань руками.
– Эммануэль! – Зак решительно шагнул вперед.
Но она уже бежала; ее босые ноги скользили по влажному полу галереи, а ветер трепал непричесанные волосы.
Зак застыл в открытых дверях. Влажная ночная прохлада приятно ласкала кожу. Зак с силой втянул в легкие очищенный дождем воздух. Его сердце все еще сильно билось от первобытного мужского желания. Ему так хотелось броситься следом, прижать Эммануэль к своему сильному телу и немедленно взять ее. Но он сделал долгий, полный разочарования выдох и пошел в комнату Филиппа.
Взяв масляную лампу, Зак повернул ручку и распахнул стеклянную дверь. Филипп де Бове умер всего несколько месяцев, но в его комнате уже царило запустение. В воздухе перемешались едва ощутимые запахи пыли, табака и кожи.
Помещение было небольшим и разумно спланированным. Пол покрывали широкие доски из кипариса, на которые постелили летние соломенные коврики. Для обогрева был сооружен простой камин. В других особняках подобная комнатка предназначалась бы рабам или взрослеющим сыновьям. Но и этому скромному помещению Филипп смог придать элегантный вид, поместив здесь кровать из тонких кедровых досок и высокие шкафы, набитые книгами в кожаных переплетах. Побеленные стены украшали весьма искусно подобранные картины в фигурно вырезанных позолоченных рамах. На стоящем у окна столе, выполненном в стиле времен Регентства, стоял хрустальный графин с бренди. Зак направился в ближний левый угол – к высокому шкафу из кедра. Повернув ключ, он открыл дверцу…
Одежды не было. Зато на него пахнул отчетливо ощущаемый запах гашиша, смешанный с мускусным ароматом ветивера и легким привкусом опиума. На полке лежали три съежившиеся головы аборигенов островов Тихого океана с длинными спутанными черными волосами и навсегда застывшими страшными гримасами. Рядом находилась плетка с искусно разукрашенной ручкой и кожаными полосками, порядком изношенными, и аккуратно сложенная веревка. Не составляло большого труда понять, для чего они предназначались.
Отступив на шаг, Зак внимательно оглядел полки. Здесь была целая коллекция, которая напоминала бы экзотические принадлежности Папы Джона, если бы она имела медицинское предназначение. Скорее всего, эти предметы были собраны из желания удивить или поразить. Заку захотелось просто захлопнуть этот ужасный шкаф и навсегда забыть о его секретах. Он знал, что хозяйка дома не подозревает о тех вещах, что он обнаружил. Иначе она не направила бы его сюда, опасаясь раскрыть все тайны человека, с которым она вместе прожила двенадцать лет. Ветер на улице почти стих, о дожде напоминала только капель. После яростной бури эта относительная тишина казалась странной, почти неестественной. Заку на миг почудилось, что в углах таятся чьи-то тени – или призраки убитых.
Сжав челюсти, Зак начал внимательно изучать содержимое шкафа. Он не знал наверняка, что ищет, но вскоре понял, что копался здесь не напрасно. На последней полке, около книги большого формата с фотографиями обнаженных молодых девушек, лежал прямоугольный дубовый ящик, углы которого были обшиты медными полосами, а на одной стороне виднелись петли.
Он медленно откинул защелки и поднял крышку, надеясь обнаружить набор для убийства вампиров – бутыль со святой водой, большой крест, заточенную на одном конце деревянную палочку и маленький арбалет. Когда-то в наборе имелось четыре стрелы с серебряными наконечниками, каждая из которых покоилась в своей нише.
Теперь осталось только три.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночные признания - Проктор Кэндис



Отличный роман!!!Хоть я не люблю детективные ЛР, но этот прочитала на одном дыхании- не успокоилась, пока не узнала, кто же убийца.Любовная линия прекрасна! Короче читать! 10 баллов.
Полуночные признания - Проктор Кэндискатя
12.01.2016, 8.39





Очень понравился роман. Обычно детективные романы читаешь и через некоторое время понимаешь кто преступник,а тут все так закручено и интригующе. Кто любит читать ЛР с детективной линией читайте.10 баллов
Полуночные признания - Проктор КэндисМайя
13.01.2016, 15.39





Очень понравился роман. Обычно детективные романы читаешь и через некоторое время понимаешь кто преступник,а тут все так закручено и интригующе. Кто любит читать ЛР с детективной линией читайте.10 баллов
Полуночные признания - Проктор КэндисМайя
13.01.2016, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100