Читать онлайн Только с тобой, автора - Престон Холли, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только с тобой - Престон Холли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только с тобой - Престон Холли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только с тобой - Престон Холли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Престон Холли

Только с тобой

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

Наконец толпа поредела, и Глория удовлетворенно вздохнула: вечеринка была чудная. Высвободившись из объятий мужа, она прошептала:
– Мне нужно в дамскую комнату.
Когда она шла через фойе, ее окликнула Анна.
– Глория, ты не хочешь забрать свои кассеты?
– Да, конечно!
Ее любимые записи оставались в комнате Анны еще с тех пор, как они жили вместе. Она поспешила вслед за подругой по коридору в служебные помещения отеля.
Десть минут спустя Глория медленно брела обратно в фойе с коробкой кассет под мышкой. Было грустно расставаться с друзьями, с которыми ее столько связывало. «Райский уголок» навсегда останется у нее в сердце, но, в то же время, она чувствовала, что самое лучшее еще впереди. Чейз хотел поговорить, и она с нетерпением ждала этого разговора. Она не была уверена, что забеременела, но на всякий случай выпила лишь два бокала шампанского за вечер. Да она и не нуждалась в стимуляторах. Нежный и заботливый Чейз был для нее лучшим лекарством.
Вдруг Глория остановилась в изумлении, широко раскрыв глаза и схватившись одной рукой за сердце в тщетной попытке не дать ему разорваться. В конце коридора она увидела силуэт обнимающейся парочки: мужчина стоял к ней спиной, ошибки быть не могло – это были Чейз и Мэгги. Пока она смотрела, его темноволосая голова склонилась. Глория повернулась и бросилась бежать, ничего не видя от слез.
Она выбежала на улицу и прислонилась к стене, жадно глотая ночной воздух. Сердце ее сильно билось, коробка с кассетами упала на землю, когда она вытирала слезы рукой. Судорожно вздохнув, женщина выпрямилась и удивленно огляделась вокруг. Она находилась на автостоянке для персонала позади отеля.
Ее буквально колотило от дрожи в эту теплую летнюю ночь. Она посмотрела на небо: мириады звезд мерцали и вспыхивали в ночи, наполненной лунным сиянием. Но вся эта красота была для нее потеряна. Это случилось снова. Еще раз она позволила себе поверить, полюбить, пожелать луну с неба! И некоторое время думала, что это – в пределах ее досягаемости. Какая дура! Ее надежды и мечты лопнули, как воздушный шарик.
Глория не знала, сколько времени здесь простояла, пока она наконец не двинулась словно робот, с трудом переставляя ноги, совершенно не понимая, куда идет. Единственно, в чем она была убеждена, что уходить надо немедленно. Неожиданно она увидела свой маленький автомобильчик, который стоял недалеко от выезда со стоянки. Он выглядел заброшенным и никому не нужным, так же как и я, печально подумала Глория. Она машинально потянула за ручку, и дверь открылась. Скользнув на водительское сиденье, женщина нащупала замок зажигания. Ключ был на месте.
Глория завела мотор, выжала сцепление и включила первую передачу. Но дверь вдруг распахнулась, сильная рука потянулась и выключила зажигание, а другая, надавив ей на грудь, затянула ручной тормоз.
– Не надо! – крикнула Глория и, повернув залитое слезами лицо, увидела Чейза.
Его глаза сверкали, губы дрожали от гнева.
– Вылезай из машины! – рявкнул он.
– Оставь меня в покое, – сказала она прерывающимся от рыданий голосом, пытаясь убрать его руку со своей груди.
– Бежишь к своему арабскому дружку? – Лицо Чейза исказила гримаса ярости. – Ты дрянь! – Он в бешенстве закусил губу.
Как это на него похоже, подумала Глория, обрушиваться на нее с обвинениями! Настроение у нее резко изменилось, прежнее отчаяние уступило место гневу, и она забилась в его руках, пытаясь высвободиться.
– Пусти меня, не трогай, я ненавижу тебя – воскликнула она, вкладывая в эти слова всю свою боль и охватившее ее отчаяние и стараясь ослабить его хватку. – Ты, мерзкая скотина! Пусти меня!.. – кричала она почти в истерике.
– Ни за что, – ответил он сквозь зубы.
Ей чуть было не удалось выскользнуть через другую дверцу, но Чейз молниеносно пресек эту попытку и втащил ее в машину на пассажирское сиденье. Его лицо оказалось в нескольких дюймах от ее, он задыхался от ярости.
– Попробуй только подойти к этому арабу, я убью тебя, – угрожающе прошипел он и схватил ее за горло.
Бешеный гнев полыхал в его глазах, на скулах вздулись желваки, и в этот момент Глория поверила, что он действительно может убить ее.
– Я не бежала к Али, я бежала от тебя! – жалобно вскрикнула она.
Чейз словно окаменел и постепенно ослабил хватку.
– Что еще за новость?! – прохрипел он.
Она видела, как он глубоко вздохнул, стараясь успокоиться и взять себя в руки. Наконец он пересел на водительское сиденье и, бросив уничтожающий взгляд на помятую фигуру Глории, завел машину.
Она закусила губу.
– Что ты делаешь? Это моя машина. Твой лимузин ждет у входа, – саркастически бросила она.
– Дать тебе шанс снова исчезнуть? Ну, уж нет, дорогая.
Она сердито взглянула на него: лицо напряжено, руки вцепились в руль так, будто от этого зависела вся его дальнейшая жизнь. Она открыла было рот, чтобы возразить ему, но в это время машина сорвалась с места, и ее бросило на Чейза.
Глория снова откинулась на сиденье, почувствовав, как напряжение, возникшее между ними, наполняет пространство крохотного автомобиля. Повернув голову, она глянула в боковое окно и поняла, что они мчатся по шоссе со скоростью, которую ее машина еще никогда не развивала. Сердце бешено колотилось, и она сидела молча, застыв от страха.
Господи! Но почему она была так уверена, что ее будущее будет прекрасным? Почему надеялась, что им удастся восстановить их брак? Она не могла ответить на эти вопросы. Но зато окончательно поняла, что это было ее глубоким заблуждением.
Чейз дважды предал ее, разбив ее сердце. Может быть, она сумеет собрать осколки и сложить их вместе. Но если так пойдет и дальше, его измены, особенно с Мэгги, будут унижать ее, бить по ее самолюбию и гордости, и вскоре в ее бедном сердце не останется ничего, кроме горстки пепла. Она не могла этого допустить, да и не хотела.
Она взглянула на Чейза: он сидел словно высеченный из камня. Но, разумеется, даже Чейз не сможет наблюдать за ней круглые сутки. Она дождется удобного случая и убежит так быстро и так далеко, как только сможет. Однажды она так уже сделала и повторит это снова. У нее не было выбора.
Огромные ворота виллы распахнулись перед ними, и Глория вздохнула с облегчением. Наконец-то можно было перевести дух, безумная гонка кончилась. Но облегчение длилось недолго, автомобиль резко затормозил у подъезда, и вот уже Чейз открывал ее дверь и буквально выволакивал из машины, вцепившись в плечо.
– Я сама! – крикнула она, высвобождаясь, и бросилась к дому, мечтая укрыться в своей комнате, но не успела сделать и двух шагов по холлу, как Чейз настиг ее.
– Какого дьявола ты меня мучаешь, Глория? – крикнул он и грубо развернул ее лицом к себе.
– Я, Чейз? – воскликнула она в изумлении.
Ей не верилось, что он может обвинять ее, – наверное, это был какой-то ловкий маневр! – но яркий румянец на его скулах и перекошенное от гнева лицо поразило ее.
– Да, ты! Черт побери, кто же еще?
Убирайся к своей Мэгги, чуть не выкрикнула она, но Чейз не дождался ответа, сгреб ее в охапку и отнес прямо в гостиную. Она отбивалась, колотя его по голове и широкой спине.
– Отпусти!!! – вопила она, и он сделал это, бесцеремонно сбросив ее на обтянутый бархатом диван.
Он возвышался над ней, огромный, страшный от ярости. Она никогда не видела его в таком состоянии. Его сверкающий взгляд безжалостно пронзал ее, и ей казалось, будто он видит ее насквозь. Она поправила юбку, которая высоко задралась, открывая красивые ноги, и попыталась встать.
– Не трудись, – Чейз опустился на диван рядом с ней и пресек попытку, грубо толкнув ее назад. Его глаза пылали синим пламенем. – Сейчас я из тебя это выбью. – Он склонился над ней. – Если это единственный способ с тобой справиться, пусть так и будет – проворчал он, наклоняя голову и накрывая ее рот в жуткой пародии на поцелуй.
Одной рукой он сдернул платье с нее до талии, а другой – грубо ухватил сзади за волосы, не замечая, что делает ей больно. Глория вертелась и извивалась, пытаясь отчаянно сопротивляться бешеному насилию над ней. От чудовищного поцелуя у нее закружилась голова, а когда его рот поймал розовый сосок ее груди, она чуть не задохнулась. Глория забарабанила кулачками по его широкой спине, чувствуя, к своему ужасу, что по ее телу пробежала судорога, и оно опять начинает поддаваться его настойчивым ласкам.
– Нет, нет! – Она с усилием схватила руками его голову, стараясь оттолкнуть его от себя. – Я тебе не позволю так поступать со мной! Я не хочу, клянусь, не хочу! – повторяла она снова и снова, как заклинание. Мотая головой из стороны в сторону, крепко зажмурив глаза, она выкрикивала: – Нет! Нет!..
– Успокойся, Глория. – Голос Чейза отрезвил ее, и она вдруг поняла, что совершенно свободна. Он сидел на краю дивана, его лицо было мрачно, как туча, синие глаза странно пусты. – Можешь расслабиться. Я не собираюсь тебя насиловать, но ты самая сумасшедшая и закомплексованная женщина из всех, с кем я имел несчастье встречаться. И сейчас я хочу, чтобы ты ответила мне на несколько вопросов, и притом немедленно.
Холодная решимость тона явно контрастировала с острым напряжением, которое чувствовалось во всем его теле. Опираясь одной рукой на спинку дивана, другой он ловко посадил ее на диван и поправил платье, закрыв ей грудь.
– Чтоб не отвлекало, – пробормотал он почти неслышно.
Глория, встретившись с ним взглядом, глубоко вздохнула и поняла, что настал момент истины. Она была на грани истерики, запас ее нервных клеток полностью истощился.
– Мне казалось, что с момента поездки в Помпею мы с тобой достигли определенного взаимопонимания, а сегодня я был в этом уверен. Я ошибся? – требовательно спросил Чейз.
– Нет, – проговорила она, устало покачав головой.
– Так какого же дьявола ты опять сбежала? – яростно крикнул он, сбитый с толку. – Я сначала подумал: меркантильная маленькая дрянь, она решила, что пылкий араб – более надежная ставка! Но пока мы возвращались в машине, я успел остыть и понял, что не прав. Так ведь?
– Да, – тихо подтвердила Глория.
– Пять лет я считал тебя необыкновенно хитрой и безумно корыстной. Я уверял себя, что вовремя отделался, но все равно не переставал хотеть тебя. Услышав, что твой отель продается, я увидел в этом отличную возможность вернуть тебя, но на моих условиях, и купил его. Я хотел заполучить тебя в свою постель как жену и держать под контролем, – объяснил он, мрачно глядя ей в лицо. – Я сказал себе – да черт с ней, с меркантильностью, я достаточно богат, чтобы не обращать на это внимания.
– Ну, спасибо! От таких слов просто кровь стынет!
Она старалась замаскировать ту боль, которую ей причинили его слова. Его глаза сузились.
– Придержи свой язык, Глория, я еще не закончил, – резко сказал он. – В последние две недели мне пришлось убедиться, что я был не прав. Я обнаружил, что ты никогда не трогала свой счет в Лондоне и что ты действительно работала, чтобы жить. Ты не пыталась поймать в свои сети богача, хотя ты и сказала, что бросила меня из-за денег. Сегодня я убедился, как Али, один из богатейших людей мира, пожирал тебя глазами и увивался за тобой, а ты почему-то собиралась выйти за Данте, которого я могу купить со всеми потрохами.
Его ладонь покрыла ее руку, большой палец теребил бриллиантовое кольцо.
– Я не люблю тайн и хочу, чтобы ты мне все объяснила, и побыстрее.
– Может быть, я покинула тебя вовсе не из-за денег. – Она не была готова говорить довольно откровенно на подобную тему. Открыть ему настоящую причину своего поведения после того, как снова видела его с Мэгги? Ну, уж нет, у нее все-таки осталось немного гордости.
– Я знаю, что несколько лет назад я тебя подвел, Глория, и нарушил свое обещание. Но я думал, что ты любишь меня и достаточно взрослая, чтобы понять все. – Чейз взлохматил свои волосы. – Я никак не ожидал, что ты удерешь, ни тогда, ни тем более сейчас. Скажи, наконец, в чем дело?
Глория уставилась на него. Он и раньше так говорил, но она не могла понять его доводы. Может быть, потому что в глубине души не верила в то, что могла полюбить человека, начисто лишенного всякой морали. Стараясь избегать его проницательного взгляда, она равнодушно сказала:
– Ладно, я больше никуда не убегу. – И попыталась встать, но Чейз, заставив ее сесть на место, расположился рядом.
– Ты никуда не уйдешь, пока мы все не обсудим. – Его темные глаза сверлили ее. – И все-таки, почему ты дважды удирала? – напомнил он.
– Если бы я осталась в Англии, то через несколько недель могла бы получить развод и быть свободной. Это единственное, о чем я сожалею, не считая того, что вообще встретила тебя, – резко сказала она, и ею овладело удивительное спокойствие.
– Я в этом сильно сомневаюсь, – цинично заметил Чейз. – Но продолжай, это становится интересным.
Интересным? Он разрушил ее жизнь, и у него хватает наглости… Все, больше она не в состоянии сдерживать себя, и вся ее боль, гнев, горечь переживаний подобно бурному потоку неудержимо выплеснулись наружу.
– Когда я выходила за тебя, то была наивной дурочкой. Я знала, тебе нужен Ферест Мэнор, но ошибочно думала, что я тебе нужна больше. Истина открылась мне в тот вечер в лондонской квартире. Это была ирония судьбы. Я находилась в жуткой депрессии и никак не могла справиться с собой, но в то утро доктор Белл убедил меня, что все будет хорошо. Мы молоды, здоровы, любим друг друга, и у нас обязательно будут дети. Счастливая я села на лондонский поезд, с паспортом в сумке, мечтая отпраздновать годовщину свадьбы в Париже.
Чейз не шевелился и только сильнее сжимал ее руку.
– Вместо этого я обнаружила тебя с любовницей, практически обнаженными, деловито обсуждающими, как лучше сказать бедной маленькой женушке, что ты нарушил брачный обет и хочешь свободы, и устроят ли меня деньги.
Чейз неожиданно вздрогнул.
– Тебя – что? – хрипло пробормотал он, но Глория игнорировала его изумленный вопрос.
– Конечно, я сказала, что возьму деньги. Я утратила гордость, хотя и не дошла до того, чтобы пить шампанское за твое будущее счастье, но знаешь, в чем заключалась настоящая правда, Чейз? – спросила она с сухим смешком. – Ведь я без колебаний отдала тебе свой дом всего лишь за долги отца. Хоть ты и считаешь меня меркантильной, я никогда не испытывала страсти к материальным приобретениям. Так что, как видишь, наш брак вовсе не был необходим.
В наступившем молчании отчетливо было слышно, как шли витиеватые позолоченные часы на каминной полке. Она посмотрела на них – было почти два – и перевела взгляд на Чейза. Выражение его лица можно было бы назвать смешным, если бы оно не было таким напряженным. Казалось, будто Чейз побледнел под загаром, рот от удивления приоткрылся, и он выглядел абсолютно отупевшим.
Ничего, пусть послушает семейные тайны, с горечью подумала Глория. Он из тех, кто запоминает надолго.
– Что касается твоей последней попытки к примирению, то Луиджи был прав. Ничего не изменилось. Сегодня вечером я видела, как вы с Мэгги обнимались, и поняла, что никогда не примирюсь с этим.
Чейз уронил ее руку, схватил за плечи и прижал к спинке дивана. Он так смотрел на нее, словно видел впервые в жизни, а когда заговорил, то казалось, будто ему приходится выдавливать из себя каждое слово.
– Так я должен понимать, что ты оставила меня, поскольку считала, что я только хотел иметь твой дом и у меня был роман с Мэгги? Я правильно тебя понял?
– Ты очень понятливый, – съязвила Глория.
– О, боже мой! Я знал, что нам надо поговорить, но чтобы так что ты вообразила… Какого же ты низкого обо мне мнения!
Его глубокий голос наполнился странной тоской.
– Глория, ты все не так поняла!
– Не думаю. – Она попыталась встать, но Чейз ей не позволил.
Вместо этого он повернул ее к себе и посадил на колени как маленького ребенка, придерживая рукой за талию.
– Пусти! – Ощущая тепло его бедер, она не могла сидеть спокойно и поэтому попыталась соскользнуть с его колен, но он только крепче прижал ее к себе.
– Сиди тихо и раз в жизни выслушай меня, – жестко сказал он, но при этом очень нежно убрал прядь рыжих волос с ее лица, а потом обнял ее ноги.
Глория прекратила борьбу. Что ж, она послушает, что он скажет. У нее не было выбора, она в капкане, но это вовсе не означает, что она поверит ему.
– Ты помнишь тот вечер, когда вошла в лондонскую квартиру?
– Еще бы, – кратко ответила она. – Такое не забывается.
– Я спросил тебя, слышала ли ты весь наш разговор и…
– Я слышала достаточно, – глаза женщины сверкнули. От его предательства до сих пор болело сердце. – И я видела: Мэгги была в моем халате.
– По очень простой причине. Если немного напрячь память, то легко вспомнить, что тем вечером был страшный ливень, и мы оба промокли до костей. А что до романа с Мэгги, но на этом свете он невозможен, даже если бы я захотел: она предпочитает мужчинам женщин, и так было всегда.
– Что?.. – Глория от изумления широко раскрыла глаза. Он не шутил, он говорил абсолютно серьезно.
– Ты думаешь, я поверю, что Мэгги… – Объяснение было исчерпывающим, но можно ли ему верить? – Так ты поэтому расхохотался, когда в Париже я тебя спросила, был ли у тебя с ней роман? А я и не поняла юмора.
– Именно так. Наверное, мне следовало рассказать тебе об этом, но я считал, что сексуальные предпочтения Мэгги – это ее личное дело.
– Но я своими ушами слышала, как ты сказал ей, что нарушаешь свой брачный обет!
Как бы Чейз ни приукрашивал свой рассказ, но это был неопровержимый факт.
– Нет, Глория, ты услышала, как я сказал, что нарушаю данное тебе обещание. Но ты не была в курсе первой части нашего разговора. – Она буравила его взглядом, а он спокойно продолжал: – Это не касалось брачного обета, но, тем не менее, выглядело с моей стороны не очень красиво. – Глория с волнением ожидала продолжения. – Я обещал тебе, что после перестройки Ферест Мэнор в отель, твой дом все равно будет там. К несчастью, это оказалось невозможно.
Странным образом в сердце Глории вдруг затеплился слабенький огонек надежды. Она от нетерпения заерзала у него на коленях.
– И?.. Продолжай!
– Только сиди спокойно, – сказал Чейз с двусмысленной усмешкой. – Так вот, спрос на недвижимость упал, а я все деньги вложил в строительство домов, которое оказалось чистой авантюрой. Единственной хорошей новостью в то время была встреча с мистером Стюартом, с которым я обедал в тот вечер, когда мы потеряли ребенка. – Он на мгновение крепко прижал Глорию к себе. – Это задело меня сильнее, чем ты думаешь, дорогая.
– Я поняла это после Помпеи, – призналась она.
– Как бы то ни было, мистеру Стюарту очень понравился отель, но – и в этом вся сложность – он не хотел оставлять жилое крыло, а предложил продать весь дом, целиком. Я сначала возражал, не решаясь поговорить с тобой, ведь ты находилась в жутком состоянии. В тот вечер, когда ты набросилась на нас с Мэгги, мы как раз обсуждали продажу Ферест Мэнор. Я понимал, что только продажа дома спасала строительную фирму и решала все мои финансовые проблемы. Предложение лежало на столе, и я не мог отказаться от него. Но это означало нарушить данное тебе обещание. Я чувствовал себя мерзавцем, но другого пути тогда у меня не было.
Глория пришла в ужас, когда осознала все значение своей ошибки.
– Ты… Я… – Она не находила слов, чтобы выразить свои чувства.
Она поверила Чейзу. Теперь ей стало ясно. В то время как она убедила себя, что Чейз предал ее и хочет развода, он просто боялся сказать ей, что у него деловые неприятности и надо продать Ферест Мэнор. Может быть, если бы она не была так угнетена потерей ребенка, то смогла бы почувствовать, что дела идут неважно. Но пока она была беременна, он не хотел ее беспокоить, а потом она так ушла в свое горе, что вообще ничего не хотела слышать.
– Значит, когда я думала, что вы решаете, как мягче предложить мне развод, – медленно заговорила Глория, – вы на самом деле обсуждали нарушение обещания сохранить мой дом! – чудовищность ошибки не умещалась в голове. Пять лет все совершенно наоборот. О, какая боль! Если бы только она подождала, позволила ему объяснить… Интуитивно она вдруг поняла кое-что еще. – А долги отца? К чему они, в конце концов, свелись?
– Тебе об этом знать не надо, – твердо сказал Чейз.
– Ну, пожалуйста! – Глория взволнованно постучала рукой по его груди. – Если мы хотим восстановить наш брак, то между нами должна быть только правда. – И она вспыхнула, поняв, что сейчас предложила.
Он накрыл ее руку своей, и их пальцы переплелись.
– Правда… – Его глаза сверкнули. – Мне ничего в мире больше не нужно, малыш, – выразительно сказал он и быстро и легко поцеловал ее. Она почувствовала, что успокаивается, но тут же снова напряглась, когда он назвал сумму, от которой у нее закружилась голова.
– О господи! Так много!
– Да, но беспокоиться не о чем, я теперь легко могу себе это позволить, хотя в то время все висело на волоске. Вот почему, когда ты сказала, что все слышала и согласна, я почувствовал необыкновенное облегчение, обрадовался, что ты не возражаешь против продажи дома, и предложил выпить шампанского. Я ушам своим не поверил, когда ты сказала, что берешь свою долю денег и больше не желаешь меня видеть. На несколько секунд мне представилось, что ты именно та, о которой меня все время предупреждала Мэгги, и я обругал тебя. Но это длилось недолго: Я решил, что ты вернешься ко мне. Будь терпелив, сказал я себе, она все равно еще в депрессии, дай ей отдохнуть. Когда, наконец, до меня дошло, что ты навсегда потеряна для меня, я решил, что Мэгги, должно быть, действительно права: ты охотилась только за моими деньгами.
Она увидела боль в его темных глазах, подняла руку и погладила его по щеке.
– Я никогда не думала о деньгах и не очень-то беспокоилась о доме. Я любила тебя, Чейз, и жила одним тобой. Я стала бы жить в палатке, если бы ты попросил меня об этом, – выпалила она, все еще потрясенная его откровениями.
– Похороним прошлое, а, малыш? – тихо спросил Чейз и, поймав двумя пальцами ее подбородок, поднял ее лицо кверху. – Я люблю тебя и всегда любил, пять лет без тебя были для меня кромешным адом. Ты дашь мне еще один шанс завоевать твою любовь? Прошу тебя, Глория!
Она с трудом понимала, что происходит. Чейз, ее муж, уверенный в себе мужчина, молящий о любви, – о, это был сон наяву, и ей хотелось, чтобы он никогда не кончался. Свернувшись калачиком у него на коленях, обволакиваемая его силой и теплом, она почти поверила ему, как вдруг тень сомнения опять закралась ей в душу.
– Мэгги вечером была в твоих объятиях. Я видела, Чейз, ты уверен, что она?..
Чейз прижал ее к себе и внушительно сказал:
– На вечеринке я наблюдал, как ты разговаривала с Мэгги, а потом увидел ее руку у тебя на плече. – Его темные брови сдвинулись. – Она обидела тебя, и я не хочу это терпеть. А если быть до конца честным, то я заметил в ее взгляде на тебя нечто такое, что вызвало у меня приступ раздирающей душу ревности, которую я испытал, когда ты была рядом с Данте. Я даже сам себе удивился – до чего же я глуп.
– Ты хочешь сказать, что Мэгги положила на меня глаз? – И Глория неожиданно громко расхохоталась.
– Не знаю, но я не хочу рисковать.
– Но ты не очень отрицал, что она твоя любовница, когда настаивал на возобновлении нашего брака! – Объяснение Чейза пока что недостаточно убедили ее. А от общения с Мэгги у нее всегда оставался неприятный осадок.
Улыбка сожаления тронула губы Чейза.
– Самозащита! Я не такой уж гордец, но, видя вас вместе с Данте, я решил дать тебе понять, что у меня тоже роман. Правда же заключается в том, что за эти пять долгих лет я не коснулся ни одной женщины.
Глория с гулко бьющимся сердцем внимательно посмотрела ему в глаза, пытаясь поверить, что он говорит правду. Пятилетнее воздержание Чейза – это было ошеломляющим открытием.
– Но я видела, как ты целовал ее, Чейз.
– Нет, – отрезал он. – Но позволь мне рассказать о Мэгги, чтобы у тебя создалось о ней правильное впечатление. Как бы я ни ценил деловые способности своей секретарши, я не желаю стоять и спокойно смотреть, как она тебя обижает.
– Мэгги не любит меня, но она меня никогда не обижала, – честно призналась Глория.
– Ты слишком мягкосердечна. – Чейз чмокнул ее в лоб. – И мне жаль, что глупая детская вина заставляла меня закрывать глаза на невыносимый характер Мэгги.
Глорию задело слово «вина». Неужели Чейз был запутан в какую-то историю с Мэгги? Ей пока не очень верилось в сказочку о лесбиянстве женщины. Она была уверена, что эта дамочка давно мечтает о Чейзе, хотя он сам того не ведает. Впрочем, горестно заключила она, вряд ли на свете найдется женщина, знающая Чейза, которая не думала бы о нем.
– Когда нам было по шестнадцать, мы с Мэгги учились в одном классе. Мы не были друзьями. У нее была только одна подруга – девочка по имени Пэт. Обе они были настоящие красотки, но никогда не гуляли с мальчиками, и, как водится у подростков, мы немилосердно дразнили их «геями», гомосексуалистами и, должен добавить, это сильно смахивало на правду. Кроме того, все знали, что отец Мэгги – горький пьяница, который нещадно лупил ее и мать. Нередко она приходила в школу с синяками.
– О, бедная девочка!
– Так вот, через несколько лет, когда Мэгги обратилась по поводу работы в мою компанию, я вспомнил и ее, и свое собственное безобразное поведение в школе. Она рассказала, что ее подруга Пэт несколько месяцев назад погибла в автокатастрофе, и мне стало ее жалко. К тому же у меня был печальный опыт с последней секретаршей, вообразившей, что она любит меня, и каждый раз уходившей с работы в слезах. У Мэгги была невысокая квалификация, но я, по крайней мере, мог быть уверен, что она не будет целый день строить мне глазки, и принял ее на работу. С тех пор и по сей день она не щадя сил работает на меня. Но сегодня я понял кое-что, на что следовало бы обратить внимание давно, когда она впервые попыталась убедить меня в неискренности твоих чувств. Она стала слишком амбициозной, претендуя на особое положение в моей компании.
Глория с нескрываемым интересом слушала рассказ мужа.
– Когда мы потеряли ребенка, мне следовало бы с ней расстаться. Но, с типично мужской самоуверенностью я думал, что сумел понять бедную женщину. Старый дурак! Я только убедился, что она такая, какая есть. Теперь-то я понимаю, что психологию надо оставить профессионалам, но тогда я считал, что, с учетом ее низкого происхождения, забыть о послании из больницы – простительно, поскольку семейная жизнь ее не интересует. И только на вечеринке до меня дошло, каким я был дураком. Любой человек, мужчина или женщина, независимо от сексуальной ориентации или благородства происхождения, не имеет права забывать о таком послании, ибо это вопрос жизни и смерти. Значит, она сделала это нарочно. И чтобы подобное не повторилось, я кое-что предпринял.
Глория подумала, что Мэгги забыла о сообщении, просто чтобы уязвить ее и сделать ей больно, но она тогда была очень больна и слишком удручена случившимся, чтобы делать из этого проблему.
– То, что ты видела, дорогая, было нашим расставанием. Я как раз сказал Мэгги, что перевожу ее в нью-йоркский филиал, и она поняла, что это понижение по служебной лестнице. Я предложил ей поискать другую работу, если она не довольна, но Мэгги отказалась. К сожалению, я слишком поздно понял, что с годами секретарша стала слишком сильно вмешиваться в мою личную жизнь. Мэгги поцеловала меня на прощание, но клянусь, это была наибольшая близость между нами за все время, что я знал ее, и это был поцелуй в щеку.
Глория самого поцелуя не видела, и ей очень хотелось принять версию Чейза.
– Ты ведь веришь мне, Глория? – настойчиво спросил Чейз.
– Да. Да, Чейз.
Это было слишком невероятно, чтобы быть чем-то другим, кроме правды, изумленно подумала она и коснулась пальцем его нежно очерченного, чувственного рта. Ее глаза засветились любовью и жаждой поцелуя.
Но он вдруг схватил ее руку и крепко прижал к своей широкой груди.
– Сегодня в Неаполе я подписал договор о выкупе Ферест Мэнор. Ты получишь обратно свой старый дом, малыш, ты получишь все, что захочешь. Только останься со мной, и я сумею заслужить твою любовь.
Полными слез глазами Глория поглядела на настороженное лицо мужа.
– Чейз, тебе не надо ничего делать для этого. Я и так люблю тебя. Даже когда думала, что ненавижу, я продолжала любить. Мне никто не нужен, кроме тебя!
– Слава богу!
Его губы коснулись ее в необычном поцелуе: мягком, нежном и многообещающем.
Когда он с трудом оторвался от нее, то одарил Глорию плутовской улыбкой.
– Должен признаться – у меня был тайный мотив. Я думал, начав с «Райского уголка», организовать сеть процветающих отелей с тобой во главе. Я решил, что если мне не удастся завоевать твою любовь, то, по крайней мере, я буду уверен, что твои деловые интересы соблюдены и ты на моей стороне.
Глория с восхищением взглянула на него: Чейз, который раньше негативно смотрел на возможность ее карьеры, теперь предлагает ей не только любовь, но и необыкновенно интересную работу в придачу.
– Я люблю тебя, Чейз Нейл, хитрюга ты этакий!
– Глория, дорогая, – пробормотал Чейз хриплым от страсти голосом. – Жена моя. Я люблю тебя и никогда не обижу, клянусь.
И в следующие несколько секунд он очень убедительно доказал ей это. Когда она смогла, наконец, перевести дух, то обнаружила, что лежит на диване, а Чейз смотрит на нее потрясающими влюбленными глазами.
– Ты веришь мне, Глория? Ты мне доверяешь? Мне это очень нужно.
– Да, любовь моя. – Она нежно погладила его по щеке и с грустью добавила: – Я так сожалею, Чейз, это все моя вина. Если бы я позволила тебе в тот злополучный вечер все объяснить, то мы не потеряли бы пять долгих лет.
– Так зачем же мы сейчас напрасно растрачиваем время? – нарочно грозно зарычал Чейз и стал медленно ласкать ее грудь.
Но тут Глория взмолилась об отсрочке. Ей вдруг показалось очень важным рассказать ему, что она пережила за эти годы.
– Я думаю, из-за потери ребенка я все время чувствовала себя виноватой, униженной и не заслуживающей счастья. Я была в замешательстве, а когда обнаружила вас с Мэгги, это послужило для меня последней каплей. Долгое время, после того как мы расстались, я уговаривала себя, что ненавижу тебя, я даже думала, что потеря ребенка – это знамение против нашего брака, – призналась она.
– Нет, Глория. Ты не должна так думать, не должна винить себя, – твердо возразил Чейз. – Если кто и виноват, то это я. Через пару месяцев я решил, что мне повезло, и я очень удачно избавился от тебя, да и Мэгги все время подливала масло в огонь. Когда однажды Карл Брэдшоу показал мне твою фотографию, это только укрепило мои подозрения. Карл не счел нужным сказать мне, что ты там работаешь, и я решил, что ты поселилась в дорогом отеле, чтобы найти богатого спутника жизни, но даже тогда я не мог не позвонить в отель и не спросить миссис Нейл. Когда мне сказали, что под этим именем никто не зарегистрирован, я подумал, что ты уехала оттуда вскоре после Карла, упорно продолжая свои поиски, и это только лишний раз убедило меня в моей правоте.
Она всплеснула руками.
– Чтобы я гостила в отеле?! Но ты же говорил, что все время знал, где я!
– Я немножко приврал, – улыбнулся он, – глупо пытаясь доказать вам, мадам, что мне было все равно. На самом деле, я не посмел расспрашивать Карла о тебе, чтобы лишний раз не напоминать ему, что он может сам попытаться тебя завоевать. И только через десять месяцев, когда он был счастливо женат, у меня хватило духу снова спросить его о тебе, и тогда я узнал, что ты работаешь в отеле, и понял свою ошибку. Я немедленно навел справки, на этот раз и насчет миссис Нейл, и мисс Гласе, и выяснил, что ты все еще в «Райском уголке». Тогда я тут же вылетел в Неаполь и купил виллу.
– Ты купил виллу? – перебила она. – Но ты сказал, что ее оставил тебе отец!
– Ну, так я опять соврал, – у Чейза хватило такта притворяться пристыженным, но ненадолго. – Мне не хотелось, чтобы у тебя возникло впечатление, что как только я узнал, где ты, так сразу и купил дом поближе к тебе.
– О боже! – Ей не верилось, что этот сидящий рядом с нею уязвимый, ранимый мужчина и безжалостный Чейз последних недель – один и тот же человек.
– Я продолжал уговаривать себя, что вовсе не люблю тебя, и что ты не стоишь моего внимания. Но в глубине души мне все время хотелось вернуть тебя. Ты не представляешь, сколько раз я проезжал мимо отеля, надеясь увидеть тебя, в то же время, убеждая себя, что я тебя ненавижу. И я решил, что ты мне заплатишь за всю ту боль, которую причинила.
– И ты решил меня изнасиловать, – пробормотала Глория, обняв его за шею и нежно поцеловав в губы.
– После того как я выяснил, что у тебя есть дружок и ваши отношения весьма определенны, я понял, что надо спешить. Последний удар я получил, когда был по делам в Америке: от моего адвоката пришло сообщение, что ты просишь развода. Я понял, что надо действовать, иначе навсегда потеряю тебя.
– Это невозможно, я слишком люблю тебя, – успокоила его Глория.
– Гм. Если бы я был уверен в этом раньше – начал было он, но, не закончив фразы, страстно прильнул к ее губам.
– Минуточку – Глория отстранилась. – Ты говоришь по-итальянски, значит, твой отец был итальянцем?
Если он наврал про виллу…
– Понятия не имею, – лукаво улыбнулся Чейз. – Просто я окончил ускоренные курсы языка. Я сказал себе: если ты так любишь Италию, значит, я тоже должен полюбить эту страну и выучить ее язык, и если тебе приятно считать меня полуитальянцем, пусть так и будет.
Глория не могла сердиться на него. Сияющая улыбка осветила ее лицо при мысли о том, какой долгий путь пришлось ему пройти до нее.
– Пока ты – мой, мне это все равно.
– Я – твой – Чейз прижался к ней, глубокий вздох, почти стон, заставил вздрогнуть его сильное тело, и слово «навсегда» послышалось ей, прежде чем он вновь прильнул к ней пылким, страстным поцелуем.
– Не хочу заниматься любовью на диване, – хрипло пробормотал Чейз. – Это должен быть праздник – шампанское и хозяйская постель по меньшей мере.
Глория наклонила голову набок и притворилась, что размышляет.
– А я все спрашиваю себя, ты собираешься спать со мной или нет?
Легкая улыбка тронула ее полные губы, но она затаила дыхание в ожидании ответа.
– Я раньше не осмеливался выплеснуть наружу всю мою любовь к тебе, но теперь я буду с тобой спать, пить, есть. А сейчас я вообще чувствую, что никогда не выпущу тебя из своей постели.
Ее последние сомнения рассеялись.
– Обещания, обещания – поддразнила она, в то время как он нежно взял ее на руки и отнес наверх. Уложив любимую на середину огромной кровати, он лег рядом и поцеловал ее в жаждущие губы. – Я люблю тебя, Чейз, – прошептала она.
Он оперся на локоть, приподнял ее подбородок и пристально посмотрел ей в лицо.
– Я не заслуживаю тебя, Глория, ты так прекрасна – хрипло бормотал он. – Но я клянусь, что больше никто и ничто не встанет между нами. – И их губы слились в долгом, нежном поцелуе.
Он осторожно раздел ее, осыпая поцелуями тающее в руках тело, затем разделся сам. Смеясь, дразня, возбуждая друг друга, наконец-то свободные в своей любви, они бросились в бурный, безбрежный океан страсти.
В понедельник утром Чейз, держа руку на плече Глории, стоял перед стойкой таможенника в аэропорту Неаполя, полный негодования.
– Ты чувствуешь, дорогая, что мы безнадежно опаздываем? Тот гид в Помпее был прав, утверждая, что ничего не изменилось. Меня не удивило, что эти люди застыли в камне. Им, наверное, потребовалось полдня, только чтобы решить, проснулся вулкан или нет, если судить по этому парню. Смотри, он читает наши паспорта, по меньшей мере, десять минут.
– О, Чейз, как ужасно это слышать, – серьезно начала она, но не смогла сдержаться и хихикнула, – от человека, который провел последние тридцать шесть часов в постели, – добавила она, лукаво посмеиваясь над его хмурым видом.
– Ну, я-то провел их не один. – Его лицо прояснилось, и он посмотрел на нее с обожанием. – И вот что я скажу тебе: ничто не изменит мою любовь к тебе.
Таможенник вернул Чейзу паспорт, а затем, повернувшись к Глории, понимающе взглянул на нее, широко улыбнулся и вручил ей паспорт с напутствием:
– Доброго вам пути, синьорина!
Глория ответила ему сверкающей улыбкой, но тут же Чейз выхватил у нее паспорт и потащил ее к выходу на посадку.
– Кое-что все-таки надо изменить, и твой проклятый паспорт в первую очередь. Я не желаю, чтобы всякие иностранцы считали тебя свободной и открыто строили глазки моей жене.
– Да, дорогой, – кротко согласилась она, мило улыбнувшись.
А почему бы и нет? У нее теперь было все: любимый муж, надежда на будущего ребенка, и блестящая карьера в перспективе.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Только с тобой - Престон Холли

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Только с тобой - Престон Холли



Сначала показалось, что это обычный легенький романчик. А потом в течение нескольких дней он не выходил у меня из головы. Прочла еще раз - скучно не было. 10 баллов
Только с тобой - Престон ХоллиКира_Т
10.10.2012, 18.37





Сюжет банален - недопонимание, тайны, гордость - и в результате любящие расстаются. Но написано живо, герои реальны, и верится в их чувство: 6/10.
Только с тобой - Престон Холлиязвочка
9.12.2012, 15.22





супер!!!!!!!!!!!!!!!10/10
Только с тобой - Престон Холлиatevs17
26.04.2013, 14.17





почему то остался неприятный осадок, хотя и любовь и ревность и хороший конец, а вот удовольствия не получила\\\ может попозже перечитать и понравится?
Только с тобой - Престон Холлифлора
8.05.2013, 17.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100