Читать онлайн Аметистовый взгляд, автора - Престон Фейрин, Раздел - Глава VIII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аметистовый взгляд - Престон Фейрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.49 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аметистовый взгляд - Престон Фейрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аметистовый взгляд - Престон Фейрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Престон Фейрин

Аметистовый взгляд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава VIII

– Можешь заказывать все, что пожелаешь, от индейки до вафель, – объявил Брэди, усаживаясь рядом с ней за стол так, чтобы незаметно, но ловко оттеснить ее в угол ресторанной кабины, куда их проводил метрдотель. – Когда я сказал, где меня интересуют хорошая кухня и уединение, администратор в «Мэншионе» рекомендовал мне это заведение. Ты здесь когда-нибудь была?
– Никогда, – ответила Марисса, обводя глазами приятный, утопающий в полумраке зал.
Она взяла меню. Марисса собиралась быстро сделать заказ, но в меню оказалось столько различных блюд, что пришлось изучать его дольше, чем она рассчитывала. Наконец она остановила свой выбор на жарком из цыпленка. Отложив меню, она заметила, что Брэди неотрывно смотрит ей в глаза.
– Что ты будешь заказывать? – принужденно спросила она, нарушая неловкую паузу.
– Баранину под белым соусом. Скажи, а ты умеешь печь вафли?
Марисса, на мгновение растерявшись, призналась:
– Пожалуй, нет. Никогда не пробовала.
– Тебе готовит Лилиан?
Она кивнула.
– А до нее у нас сменилось много слуг-мужчин и женщин. Мой отец нашел нефть в ранней молодости. Деньги потекли рекой, а вместе с ними на него посыпались все блага, причитающиеся нефтяному магнату. Мама стала дамой, проводящей все свое время в досуге и развлечениях, словно была рождена именно для этого. А я родилась, когда вся эта роскошь уже была. Более того, я была единственным ребенком в семье, так что мне никогда ничего не приходилось делать самостоятельно. – Марисса произнесла все это равнодушным тоном, словно говорила не о себе, а о постороннем человеке.
– Могу себе представить. Тебя избаловали.
Марисса поправила его.
– Меня баловали по-хорошему, я была окружена любовью.
Брэди легонько прикоснулся к ее руке.
– Почему ты говоришь так, будто отражаешь нападение? Я тебя вовсе не критикую.
– А я и не обороняюсь.
– Значит, я ошибся, извини. А твои родители? Они живы?
– Нет. Они, по-моему, никогда не были особенно близки, и когда я подросла, они развелись. Мне было тогда тринадцать лет. По иронии судьбы, грустной иронии, они умерли почти одновременно: мать пережила отца всего на шесть дней.
– Когда это произошло?
– Десять лет назад. Мне было девятнадцать.
Он присвистнул.
– Тебе, наверное, пришлось нелегко.
«Да, совсем нелегко», – подумала Марисса.
– Но тогда, – вслух продолжила она, – рядом был Кеннет, и он помог мне с этим справиться. А потом благополучно справился с немалой долей моих денег, – горько улыбнулась Марисса.
К счастью, именно в этот момент подошел официант, прервав ход ее невеселых размышлений.
Брэди постарался тактично переменить тему.
– Ты обращалась к врачу, когда приехала домой? Не осталось никаких последствий аварии?
Марисса слегка нахмурилась.
– Я не видела в этом особой необходимости, но все-таки сходила к врачу.
– И что?
– Меня обследовали. Анализы показали, что я практически здорова и состояние у меня нормальное.
– Прекрасно.
Он посмотрел в сторону, а потом вновь повернулся к ней и заговорил немного неуверенно.
– Я хотел бы задать тебе еще один вопрос, но мне трудно решиться.
Марисса с любопытством спросила:
– О чем? – Она еще никогда не видела, чтобы Брэди колебался.
– О мужчинах в твоей жизни.
– Но я же уже говорила. – В голосе Мариссы явственно послышалось раздражение.
– Ты сказала, что тебе не к кому возвращаться. Ладно. Но у тебя же кто-то был в прошлом. Был какой-нибудь серьезный роман или брак?
Марисса напряглась.
– А какое это имеет значение?
– Выходит, у тебя есть своя история, – сказал Брэди, пристально наблюдая за ее реакцией, хотя в этом нет ничего удивительного. – Так что же произошло?
Марисса положила ладони на стол, стараясь сохранить сдержанность.
– История самая обыкновенная – болезнь роста. Я была замужем, Брэди. Мы встретились, когда я училась на первом курсе колледжа. Мои родители познакомились с Кеннетом и были им очарованы. Когда они умерли, он стал мне опорой. Через несколько месяцев мы поженились.
– Сколько продолжался ваш брак?
– Три года. Потом, как я сказала, я выросла и поняла, что не нуждаюсь в опоре.
Брэди кивнул официанту, поставившему перед ним шотландское виски, а перед Мариссой – белое вино.
– История немудреная…
– Действительно, – кивнула Марисса.
– Но я тебе не верю, – закончил свою мысль Брэди.
Поднося вино к губам, Марисса вздрогнула и пролила немного вина на руку. Она осторожно поставила бокал на стол.
– Брэди, я решила поужинать с тобой, потому что ты чужой в этом городе и заслуживаешь благодарности за гостеприимство, которое ты мне оказал. Но это не значит…
– Нет, Марисса, – Брэди взял ее за руку и нежно коснулся языком того места, куда пролилось вино.
По ее позвоночнику пробежала теплая волна.
– И твоя благодарность еще даже не начиналась. Насколько я помню, я разрешил тебе спать в своей постели.
– Брэди…
– Но мы ведь говорили не об этом, не правда ли? – спокойно сказал он, не выпуская ее руки. – Видишь ли, Марисса, дело в том, что я совершенно заворожен тобой. Там, в Озарксе, ты была такой удивительно милой, такой абсолютно женственной, готовой отдать себя без остатка, что я просто обезумел от восторга и выбросил из головы убеждения, накопленные мной за мою долгую и нелегкую жизнь.
Марисса облизнула нижнюю губу, как всегда делала в минуты волнения.
– По-моему, нам не следует больше касаться этой темы.
– Марисса, ты ведь понимаешь, что мужчине может быть тяжело забыть встречу с такой женщиной, как ты. И вот я решил последовать за ней, то есть за тобой. И кого же я здесь встречаю? Чопорную, будто оправленную в ледяной футляр особу, которая превыше всего ценит свое стерильное существование в огромном доме, где совершенно отсутствуют тепло и фактура, которые так понравились тебе у меня. Ведь в твоем особняке почти нет каких-либо твоих личных черт. Я бы и тебя не узнал, если бы не твои глаза, моя милая. – Слово «милая» было произнесено отчасти с любовью, отчасти с сарказмом.
Марисса вырвала руку.
– Это несправедливо. Ты слишком мало обо мне знаешь, чтобы судить так категорично.
– Тогда просвети меня об обстоятельствах, которые мне неизвестны, – тихо попросил Брэди.
– Нет.
Дрожащий огонек свечи отбрасывал золотой отсвет на ее побледневшее лицо. Откинувшись на мягкое кресло, Брэди прихлебывал виски.
– И я, все же я по-прежнему твой пленник.
Марисса почувствовала, как взволнованно бьется ее сердце, и не могла припомнить, когда в этот день оно в последний раз работало в нормальном ритме.
– Брэди, ты меня удивляешь. Ты умный человек, но не можешь понять одной простой вещи. Здесь нет никакой тайны. У меня была амнезия, а потом она кончилась. И я снова такая, какой была раньше.
– Правда? В таком случае у себя на горе я видел тебя такой, какой тебя никто не знает. Выходит, мне очень повезло.
Марисса пригубила вина.
– Я увидел тебя без защитной скорлупы. Но жизнь, как я предполагаю, в лице какого-то человека нанесла тебе ужасный удар. Много лет ты провела под маской недоступной и искушенной светской дамы. И как только к тебе вернулась память, ты по привычке снова спрятала за ней свое истинное лицо. Я прав?
Официант снова пришел на помощь Мариссе, выбрав именно этот момент, чтобы принести горячие блюда. Она вздохнула с явным облегчением.
Брэди заметил, что Марисса рассеянно смотрит на свою тарелку, пытаясь припомнить, что же она заказывала.
– Что случилось? Тебе не нравится цыпленок?
– Так это цыпленок!
Взяв нож и вилку, она рассеянно начала есть. Брэди отрезал кусочек барашка. Цыпленок застрял у Мариссы в горле. Закашлявшись, она выпила почти половину стакана воды.
Брэди, проглотив свой кусок, отодвинул тарелку.
– Странно. С тех пор, как ты уехала из Арканзаса, у меня совершенно пропал интерес к еде. А у тебя?
– У меня прекрасный аппетит.
– Рад за тебя.
Он наклонился, посмотрел ей в глаза и легонько провел пальцем по вырезу ее блузки.
– Я хочу, чтобы ты была здорова и счастлива. Но я и себе желаю здоровья и счастья. Неужели мы не можем быть счастливы вместе?
– Не можем, Брэди, – грустно сказала Марисса. Она удивилась, услышав, как дрогнул ее голос, и после паузы продолжила: – Это не твоя вина. И не моя. Просто так сложилась жизнь.
Он прижал палец к ее губам.
– Я не отступлюсь, пока не пойму, почему ты спряталась в свою скорлупу.
Марисса собрала всю свою злость, чтобы погасить пламенеющее в ней желание.
– Прекрати. Мне двадцать девять лет. В этом возрасте у человека вырастает хоть пара ребер жесткости.
– Я не заметил ни одного, когда держал тебя в своих объятиях.
Она мужественно поборола прихлынувший к лицу жар и вскинула на него глаза.
– А ты сам, Брэди Маккалок? Ты говоришь про мою скорлупу, но сам-то ты отгородился от людей бетонной стеной.
– Ты совершенно права, – спокойно кивнул Брэди. – Но тебе удалось через нее пробиться.
Он перешел в наступление, но Марисса лишь покачала головой.
– Когда ты ворвалась в мою жизнь, Марисса, ты была совершенно беспомощна. Оказалось, что, помогая другому, человек бывает вынужден ему открыться, показать свои уязвимые места. А когда эта ранимая и оберегаемая часть души обнажается, ее бывает очень трудно спрятать заново. Потому я и здесь. Я думаю, что эта дверца в моей душе либо распахнется перед тобой еще шире, либо закроется навсегда. Все зависит от тебя.
Господи! Ну почему вдруг ее глаза увлажнились?
– Не могу поверить, чтобы у тебя в душе было какое-нибудь уязвимое место, Брэди.
– Как тебя в этом убедить?
Она задумчиво разглядывала его.
– Всякий раз, когда упоминается твое имя, говорят о том, что пятнадцать лет назад ты бросил все, закрывшись в своем доме в Озарксе. Какое ужасное событие могло заставить тебя решиться на этот шаг? Почему ты отказался от своей прежней жизни? Ты можешь об этом рассказать?
Что она делает? Она ведь не хочет, чтобы между ними установилась та особая близость, которая возникает между людьми, связанными общей тайной. Надо сразу же отказаться от своих слов, заявить, что это ее не интересует. Но ведь ей на самом деле интересно!
Неожиданно для самого себя, так же, как и для Мариссы, Брэди начал свою исповедь.
– Я прославился рано… Покинув родной город, я переехал в Нью-Йорк, когда мне только исполнился двадцать один год. Я никогда не видел такого огромного города, с таким мощным зарядом энергии. И я попал в этом мегаполисе в самое пекло. Я шел нарасхват. Дамы наперебой зазывали меня на свои вечеринки. Репортеры дрались за мои интервью. Критики называли меня гением. Прекрасные женщины находили меня сексуальным и рвались ко мне в постель. Мои работы раскупались моментально. Каждому было что-то от меня нужно. Я стремительно богател и становился знаменитым. Такая жизнь легко могла вскружить голову парню из Озаркса.
Но я почувствовал, что задыхаюсь, хотя и не понимал, почему. Я старался проводить больше времени в своей студии, но едва ли можно было надеяться создать шедевр, проспав накануне ночью всего четыре часа и очнувшись с перепоя. Итак я откладывал работу назавтра и отправлялся в свет.
– С очередной красоткой? – Марисса опять ощутила укол ревности.
– Женщины были доступны, а я – молод, – просто ответил он.
– Ну разумеется, – сказала Марисса с напускным равнодушием.
Брэди вернулся к своему рассказу:
– Однажды утром я проснулся, посмотрел на свои работы и увидел, что все – не то. И тогда я понял, что вместо скульптора стал профессиональным тусовщиком. Людей интересовали не мои произведения, а я сам. Мне было тогда всего двадцать четыре года, но до меня-таки дошло: продолжая растрачивать себя по пустякам, я лишусь таланта, дарованного мне Богом. Так что я собрал вещи и вернулся домой.
– К себе на гору, – насмешливо вставила Марисса.
– Да, на гору, – проигнорировав ее иронию, согласился Брэди. – И с тех пор я не дал ни одного интервью, не посетил ни одной вечеринки. Но зато мне чертовски хорошо работалось.
– Это очень слабая похвала для твоих произведений, – не удержалась Марисса.
– Спасибо, – с признательностью сказал Брэди. – Я хочу, чтобы ты знала кое-что еще: я никогда не страдал от одиночества у себя на горе. Я почувствовал его только после твоего отъезда. И это было так мучительно, что я помчался за тобой.
Время остановилось. Они оба смотрели на пламя свечи и чувствовали, как тают остатки их настороженности, страхов, сомнений.
Марисса хотела вырваться из этого крошечного зачарованного царства, но силы совсем оставили ее, и она поддалась обаянию этого странного вечера.
Приход официанта положил конец этим неизъяснимо волшебным мгновениям.
– Надеюсь, наша кухня вам понравилась, – сказал официант, с сомнением посмотрев на почти нетронутую еду.
– Не знаю, – рассеянно ответил Брэди, доставая из кармана бумажник. – Мы не ели.
– Я буду рад принести вам другие наши блюда, – с готовностью предложил официант, стараясь услужить привередливым гостям.
– В другой раз.
Отсчитав по счету наличные, Брэди добавил щедрые чаевые.
Официант, не без легкого смущения, взял деньги и, попрощавшись, удалился. Выйдя из кабинки, Брэди протянул Мариссе руку, помогая спуститься по ступенькам.
Когда она оказалась рядом, он спросил:
– Теперь ты веришь, что я могу быть ранимым? Ты суровая женщина, Марисса Берриман. Возможно, это ты заставила меня усомниться в разумности моего визита в Даллас.
– И не без оснований, – подхватила Марисса. – Ты поступил нелепо и чем раньше поймешь это, тем лучше будет для нас обоих.
Он мимолетно поцеловал ее в щеку.
– Я уверен, что тобой движут самые лучшие намерения.


На обратном пути Марисса упорно хранила молчание. Что она могла сказать? Самое главное, она не должна доверяться Брэди. Он вызвал у нее слишком бурное смятение чувств, слишком острые реакции. Может быть, он и прав, ее жизнь слишком пресна, но зато вполне безопасна.
Ее переполняло желание прильнуть к груди Брэди и рассказать ему обо всех своих горестях и напастях. А потом броситься в его объятия и самой попросить его о близости, как это было в их последнюю ночь, в том волшебном доме на горе.
Но она влюбилась в Брэди прежде, чем вспомнила, почему ей нельзя кого-либо любить.
А теперь она должна собрать все силы и положить конец переполняющему ее чувству. Если она выкажет доверие Брэди, сделает ставку на его любовь, это будет не что иное, как акт саморазрушения. Ей просто не хватит смелости на такой безоглядный поступок.
Подъехав к воротам, Брэди выключил мотор. Не успел он что-либо сказать, как Марисса поспешно выскользнула из машины и, захлопнув за собой дверцу, наклонилась над окном. Она только хотела попрощаться, но почувствовала, что рука Брэди легла ей на плечо.
– Ищете меня, мадам? – шутливо спросил Брэди.
– Лишь для того, чтобы пожелать спокойной ночи, – ответила Марисса.
Она резко повернулась и застучала острыми каблучками по каменной дорожке. Брэди настиг ее у двери и схватил за локоть.
– Мне почему-то кажется, что ты не собираешься пригласить меня войти, – заметил он.
Марисса подняла глаза. Рядом с ней – известный человек, блестящий скульптор, чьи творения трогают ценителей своей изысканной красотой. В то же время это мужчина, настолько полный сексуальной притягательности, что она сама просила его о любви. А когда он удовлетворил ее желание, то сделал это незабываемо.
По временам ей казалось, что бороться с ним так же невозможно, как забраться на неприступную гору. «Но ведь с горой я как раз справилась», – снова и снова напоминала себе Марисса. Она справится и с этим искушением, вырвется из этого оцепенения страсти.
– По-моему, это было бы лишено смысла.
Его глаза зажглись решимостью. Он обхватил рукой ее голову, привлекая к себе.
– Это кажется тебе, а я был бы счастлив услышать приглашение.
– Нет, Брэди, – прошептала Марисса. – Нет…
– После твоего отъезда я терпел адские муки, – признался Брэди, лишь на мгновение оторвавшись от ее губ. – Ты разожгла во мне огонь и сбежала. Этот огонь с тех пор не угасает – и не угаснет. Помоги мне, Марисса! Помоги мне!
Ее губы пылали от страстного поцелуя. Собравшись с силами, она упрямо прошептала:
– Это только физическое влечение, и ничего более!
Она говорила то, во что сама не верила.
– А может быть, нам и этого достаточно? – пробормотал Брэди.
Его пальцы гладили ее, доводя кожу до невероятной чувствительности. Марисса, только что пытавшаяся оттолкнуть Брэди, схватила его за полу пиджака.
– Нет, не надо.
– Я возьму тебя прямо сейчас, – со стоном выдохнул Брэди. – Здесь. Я должен это сделать.
– Нет.
– Я бы мог овладеть тобой прежде, чем ты еще раз вздохнешь, Марисса. Но я хочу услышать, как ты скажешь мне «да».
Он почувствовал, как она, вся напрягшись, приподняла колено, упираясь каблуком в колонну у себя за спиной. Понимая, что в ней сейчас говорит одно плотское желание, Брэди приподнял ее юбку и принялся ритмично и нежно поглаживать ее плоть, скрытую под шелковыми трусиками.
– Помнишь, раньше ты согласилась бы заняться любовью посреди лужи? Ты ведь не забыла, как нам было хорошо в моем доме на горе? – вкрадчиво шептал он. – Как ты меня тогда хотела! Ты хочешь меня и сейчас. Внутренне ты почти не изменилась. Я понял это, когда ты смотрела на мою скульптуру. Теперь ты стоишь на распутье, Марисса. С одной стороны – твой заученный образ бесчувственной и холодной женщины, а с другой – доверчивость и искренность, с какими ты пришла в мой дом. Вернись ко мне! Мы могли бы соединиться здесь, возле этой колонны. Представляешь, как это заманчиво?
На Мариссу волной накатил жар, и она инстинктивно схватила Брэди за плечи. Когда ощущение притупилось, она попыталась отстраниться – лишь на секунду.
– Отпусти меня! – воскликнула она. В этот момент слова утратили для нее всякое значение, потому что на нее обрушился новый шквал неописуемого блаженства. Его пальцы продолжали ритмичные движения.
– Я могу вызывать это в тебе снова и снова… всю ночь… Но и этого нам будет мало. Ты ведь хочешь меня, Марисса. Надо лишь это признать.
По ее щекам покатились слезы.
– Нет… Нет! – воскликнула она, предвосхищая новую волну наслаждения.
Но она еще не дошла до пика экстаза, когда Брэди резко убрал руку и отстранился. У него вырвался глухой стон. Он отвернулся, чтобы спрятать лицо, выражавшее муку, которая терзала и Мариссу.
В первый момент ей показалось, что она не сможет устоять на ногах. Но когда ее набухшие груди прикоснулись к тяжело вздымающейся груди Брэди, глаза закрылись, и она замерла. Марисса едва держалась на ногах, ее пронзала боль, пульсировавшая у нее внутри.
– Марисса, – произнес он таким тоном, словно от нее, Мариссы, зависело спасение человека, обреченного на гибель.
Она покачала головой.
– Нет… Нет!
Марисса повернулась к входной двери. Руки дрожали так сильно, что ключ никак не попадал в замочную скважину. Наконец с третьей попытки ей удалось отпереть дом. И все это время она чувствовала, что он стоит сзади, опаляя ее жаром своего желания.
Перешагнув порог, она тут же затворила за собой дверь, не решаясь посмотреть на него в последний раз. Теперь она сосредоточилась на том, чтобы не упасть в обморок, осторожно ступать сначала одной, а потом другой ногой и так дойти до спальни, которая теперь для Брэди… и для нее превратилась в настоящее святилище.
Войдя в спальню, Марисса включила свет и прошла на середину комнаты. Ее мышцы непроизвольно сокращались и расслаблялись, по телу пробегали судороги неудовлетворенной страсти. Воздух был заряжен напряжением, обжигавшим ее кожу. Мариссе казалось, что непреодолимая сила раздирает ее изнутри, и она не надеялась, что сможет долго противиться искушению.
Медленно повернув голову, она посмотрела сквозь французское окно.
Он стоял там, на террасе.
Он просто смотрел на нее. Смотрел – и все. Но накал его страсти был таков, что она обжигала и через стекло, не ведая препятствий.
У Мариссы не было выбора. Она стала медленно раздеваться под его взглядом.
Она расстегнула латунную пряжку на своем замшевом поясе и сняла его. Полоска серой замши колечком свернулась на полу у ее ног.
Брэди не шелохнулся.
Она выскользнула из юбки, с шелестом порхнувшей на пол и окружившей ее ступни лиловым облачком. Марисса переступила через юбку.
Он не сводил с нее глаз.
Марисса расстегнула потайную пуговку фиолетовой блузки и небрежно повела плечами, предоставив ей свободно упасть.
Двери террасы были закрыты, стояла осень. Но Мариссу вдруг обдало жаром.
Она сняла через голову комбинацию цвета луны и кинула ее в угол.
И наконец она осталась только в шелковых трусиках, кружевном поясе для чулок, чулках бледно-серого цвета и туфлях на высоких каблуках. В теле билось, рвалось наружу неукротимое желание.
Она шагнула к французскому окну, рывком открыла обе задвижки и бросилась навстречу Брэди.
– Да, – прошептала она.
Он и тогда не сдвинулся с места.
Прохладный ночной воздух обдувал ее разгоряченное тело. Она дрожала и пылала огнем страсти. Брэди притягивал ее, как магнит. Она припала к нему. Им не суждено было быть вместе, она не могла его любить, но должна была принадлежать ему во что бы то ни стало.
Она расстегивала пуговицы на его рубашке, пока наконец сумела просунуть ладони внутрь и ощутить на его груди черные завитки волос, чувственно обвившие ее пальцы. Его била дрожь, что-то тяжелое все сильнее давило ей на грудь. Если он не овладеет ею прямо сейчас, она, пожалуй, умрет.
Привстав на цыпочки, она запечатлела первый поцелуй в уголке его рта.
– Да, – повторила она. – Да, Брэди, пожалуйста!
Молниеносным движением, от которого у нее закружилась голова, он поднял Мариссу на руки и понес в дом, на кровать.
В несколько мгновений они освободились от его одежды и того, что оставалось от ее наряда, и Брэди навис над ней, опираясь на локти. Каждая его мышца трепетала в предвкушении наслаждения. Внутри нарастала пульсирующая боль.
– Никогда больше не говори мне «нет»… Во всяком случае, в эту ночь!
Ее веки опустились под тяжестью желания. Она едва могла его видеть.
– Да! – простонала Марисса.
Он вложил в проникновение все свое желание и мощь. В движении его бедер угадывался извечный примитивный любовный ритм. По телу Мариссы разлилось блаженство.
Сквозь стекла террасы взошедший месяц проливал свой серебряный свет на пару влюбленных, которой не было в ту ночь ни минуты покоя. И Марисса ни разу не сказала ему «нет» за всю эту ночь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Аметистовый взгляд - Престон Фейрин

Разделы:
Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава viiГлава viiiГлава ixГлава xГлава xi

Ваши комментарии
к роману Аметистовый взгляд - Престон Фейрин



очень интересная книга, рекомендую!
Аметистовый взгляд - Престон ФейринОля
11.11.2013, 8.12





Ох, уж эти бедные богатые дамочки! Столько у них комплексов, столько трагедий! Роман слабоват, персонажи какие-то плоские, концовка скомкана: 5/10.
Аметистовый взгляд - Престон Фейринязвочка
11.11.2013, 13.44





интересно но концовка скомкона
Аметистовый взгляд - Престон Фейринкот
20.11.2014, 16.40





Книга не вызывает никаких эмоций! Кроме отрицательных.
Аметистовый взгляд - Престон Фейринлена
1.01.2015, 11.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100