Читать онлайн Звездолов, автора - Поттер Патриция, Раздел - 28. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звездолов - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.51 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звездолов - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звездолов - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Звездолов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

28.

Патрик решил забрать из Крейтона Томми и Джока, а пленных Синклеров, запертых в той самой комнате без окон, где держали Маргарет, на свой страх и риск пока оставить, а потом послать за ними кого-нибудь.
Он хотел вместе с Гектором сопровождать Маргарет до Эберни. Посылать одного провожатого было бы не правильно, а препоручить Маргарет юным товарищам Алекса, несмотря на всю их смелость, он тоже не решился.
Остальные отправлялись в Бринэйр. Гэвину был необходим отдых и уход, а от Крейтона до Бринэйра ближе, чем до Эберни. Марсали пожелала остаться с братом, пока тот не оправится от раны, но это было даже к лучшему, ибо Патрик не хотел давать судьбе малейшей возможности снова разлучить его с женой.
Он отвел Алекса в сторону.
— Расскажи подробно, что здесь было.
Алекс небрежно пожал плечами, но глаза его светились гордостью.
— Все сработал, как надо. Но, Патрик, все караульные были одеты как Сазерленды. Маргарет действительно верила, что в башню ее заточил отец!
Патрик не мог даже придумать такой кары для Синклера, чтобы воздать ему за все горе и беды, которые он причинил людям. Сейчас он радовался, что не прикончил его. Смерть для него слишком хороший, слишком легкий выход.
— Те твои два друга!..
— Рори и Джок, — нетерпеливо подсказал Алекс. Патрик кивнул.
— Вы трое сегодня оказали Ганнам и Сазерлендам неоценимую услугу. Я горжусь вами. Наша семья в великом долгу перед Джоном и Рори, так им и передай. Они могут просить меня о любом одолжении — отказа не будет. — Он взглянул прямо в глаза младшему. — Поскольку Маргарет нашел ты, я думаю, тебе стоит впереди всех въехать в Бринэйо и самому рассказать отцу, как это было, а потом объяснить, что Гэвин — наш гость.
— Сделаю, — во весь рот разулыбался Алекс, вскочил в седло, пришпорил коня и, подмигнув через плечо, помчался к Бринэйру.
Патрик обернулся к Гэвину. Тот был бледен как полотно, но держался прямо и даже пытался улыбаться.
— Как думаешь, твой родитель не засадит меня в каземат?
— Трудно сказать; как бы твой не сделал со мною того же самого, — в тон другу ответил Патрик, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. — Тогда, по крайней мере, им будет на кого нас обменять. — Помня о больной руке Гэвина, он осторожно обнял его, шепнув:
— Позаботься о моей жене.
— Ладно уж, — кивнул Гэвин. — Ганны тебе многим обязаны.
— Не правда, — возразил Патрик. — Мой отец со своей дьявольской гордостью сам во всем виноват.
Он взглянул на Марсали — прекрасную Марсали, свою жену.
— Присматривай за ним хорошенько.
— Конечно, — ответила она, не скрывая тревоги. — И помни, я жду тебя.
Он нагнулся и поцеловал ее. Поцелуй получился дольше, чем допускалось приличиями, но Патрику сейчас не было дела, смотрят на них или нет. Он упивался нежной сладостью губ Марсали и не хотел отпускать ее от себя ни на минуту, а тем более на несколько часов.
— Береги себя, — шепнула она.
— Да, и обещаю не задерживаться, — ответил он.
Потом подсадил Марсали в седло и проводил взглядом ее и остальных, направлявшихся в Бринэйр. Когда последний всадник скрылся из виду, Патрик будто бы очнулся и повернулся к Синклеру.
— Устрой его поудобней, — велел он Гектору.
— Ага, — кивнул тот, перекидывая Эдварда через седло, как мешок с зерном, и связывая ему руки с ногами под брюхом коня. — Удобней просто некуда.
* * *
На следующий день Патрик неторопливой рысью подъехал к воротам Бринэйра. Вместе с ним приехал граф Эберни. Накануне вечером он встретил графа и его провожатых на полпути. Несмотря на тревогу за сына, Эберни согласился вернуться в свой замок, удовольствовавшись заверениями Патрика, что жизнь Гэвина вне опасности, а Марсали просто хочет находиться подле брата.
Патрик остался в Эберни на ночь, чтобы удостовериться, что Маргарет спокойна и довольна, но, вопреки собственным ожиданиям, заснул как убитый, едва коснувшись головою подушки, несмотря на тоску по Марсали.
Позади ехали Руфус и Хирам, не спускавшие глаз с трясущегося между ними, связанного и оборванного Эдварда Синклера. Маргарет осталась в Эберни на попечении великого множества заплаканных от радости женщин, которые непрестанно возносили небесам благодарственные молитвы о ее чудесном воскрешении из мертвых.
Граф откашлялся; Патрик выжидательно посмотрел на него.
— Даже не знаю, как сказать, — начал тот. — Я не мастер на такие речи… Но сказать я должен. — И так выпрямился в седле, будто к его спине привязали жердь. — Патрик, я обидел тебя и раскаиваюсь в этом. Я помню тот день, когда ты уезжал от нас, из Эберни, и какой ты был тогда — высокий, сильный, гордый тем, что отправляешься исполнять долг перед своим кланом. И я гордился тобою в тот день, сынок. Гордился тем, что тоже приложил руку к тому, каким молодцом ты стал. И вот теперь я смотрю на тебя и на то, что ты сделал для наших кланов за эти несколько недель, и снова несказанно горжусь тобою. Пожалуй, надо мне отречься от всего, что я передумал за последние два года. В голове не укладывается, как мог я думать плохое о тебе. Прости меня, Патрик. Надеюсь, у тебя в сердце достанет жалости простить меня.
Для первой попытки христианского смирения совсем неплохо, мысленно отметил Патрик, а вслух просто сказал: «Забудем» — и протянул графу руку, которую тот крепко сжал.
— Хорошо бы мои дочери так же не помнили зла, как ты, — вздохнул Эберни, снова выпрямляя спину. Патрик улыбнулся:
— По-моему, вам не о чем беспокоиться. Они вас очень любят. Я даже думаю, это Марсали терзается, что вы ее никогда не простите.
— Нечего тут прощать, — махнул рукою Эберни. — Я ни в чем не виню ни ее, ни Гэвина за тот ужас, что всем нам пришлось пережить. А Сесили! Ох, разве могу я сердиться за что-нибудь на мою девочку? — И он остро взглянул на Патрика. — Ты уверен, что она в надежном месте?
— Да, — кивнул Патрик. — На этой же неделе Хирам с Руфусом поедут за нею в Нижнюю Шотландию.
— Отлично. Может, им взять с собою Джинни, чтобы сопровождать нашу девочку домой?
Патрик сдержал усмешку, думая про себя, что если поедет Хирам, то и самой Джинни надо бы дать кого-нибудь в компаньонки.
Через несколько минут они въехали в ворота Бринэйра.
Уже у ступеней граф спросил:
— Как думаешь, твоего отца известили о нашем приезде?
— Утром я послал нарочного, — ответил Патрик. Старый Ганн тяжко вздохнул.
— Ах, мальчик мой, не могу сказать, что с нетерпением жду встречи с твоим отцом. Но надо, значит, надо.
Эберни будто читал его собственные мысли. Он и сам не знал точно, чего ждать от отца: то ли прощения за обман, то ли проклятия и лишения наследства. На благодарность не приходилось и надеяться.
Спешившись, Патрик кинул поводья подбежавшему конюху и бесцеремонно столкнул на грешную землю Синклера. Он покрепче взял его за одно плечо, а граф — за другое, и вдвоем они втащили побежденного, но нераскаявшегося лэрда клана Синклеров по ступеням в большой зал замка Бринэйр.
Отец Патрика ждал их, стоя посреди огромной палаты и опираясь на толстую трость. Рядом с ним стоял Алекс. Но взгляд Патрика метнулся мимо них к подножию лестницы, где, сияющая, хоть и побледневшая от волнения, стояла Марсали. Он знал, что она изо всех сил пытается вести себя степенно, держаться от него на приличном расстоянии, что для нежной встречи сейчас не время и не место, — и все же хотел, чтобы она была рядом.
Они толкнули Синклера, и тот упал на колени. Эберни пошел навстречу маркизу, а Патрик бесшумно приблизился к Марсали, взял ее за руку и повел за собой. Тревожно сдвинув брови, она поглядывала то на него, то на своего отца, но он ободряюще подмигнул ей, и, широко открыв глаза от удивления, она крепче сжала его руку.
— Я люблю тебя, — шепнул он ей на ухо.
— Я тоже тебя люблю, — шепотом ответила Марсали, еще теснее переплетая пальцы с его пальцами.
— Гэвин?
— Все хорошо.
Патрик кивнул, и они оба с любопытством стали наблюдать за разворачивающимся перед ними зрелищем. Два патриарха с опаской смотрели друг на друга.
— Грегор, — чопорно начал Эберни.
— Дональд, — буркнул маркиз.
Старый граф переступил с ноги на ногу, покосился на дочь, затем снова устремил взгляд на стоявшего перед ним Бринэйра.
— Ты уже слышал о Маргарет.
— Да, — ответил тот. — Мой сын Алекс сказал мне.
Патрик не мог не улыбнуться — столько тепла и отеческой гордости было в этих словах, и в ответ на пожатие Марсали стиснул ей руку. Как видно, Алекс с отцом наконец примирились.
Эберни внимательно посмотрел на юношу.
— Спасибо тебе, сынок. Тот кивнул:
— Благодарю за честь, сэр. Но со мною были и другие.
— Да, конечно, — согласился граф, — но, если бы ты не взял решение на себя, Синклер убил бы ее. Я в долгу перед тобой — и перед твоим братом. — И снова перевел взгляд на маркиза. — Я напрасно винил тебя, — признал он и тут же, будто оправдываясь, прибавил:
— Но я имел на то причины.
Патрик с беспокойством взглянул на своего отца. Тот не ответил и не двинулся с места. Долго он стоял, неподвижный, как надгробная статуя, только челюсть ходила из стороны в сторону да дергался кадык, когда он раз за разом с трудом сглатывал комок в горле. Все в зале, даже Синклер — Патрик отлично видел это, — затаили дыхание. Минуты ползли одна за другой, и он начинал уже сомневаться в благополучном исходе встречи. Неужели все их с Гэвином старания впустую?
Наконец, когда всеобщее напряжение стало невыносимым, а пальцы Марсали совсем больно стиснули руку Патрику, его отец степенно откашлялся и спросил:
— Как… как там Маргарет?
По залу пронесся громкий вздох облегчения, и Патрик почувствовал, как страшная тяжесть сползает с его плеч мало-помалу, — не в последнюю очередь потому, что и Марсали ослабила свою мертвую хватку.
— Она еще слаба, — отвечал Эберни. — И очень исхудала. Ее поили какими-то травами — видимо, валериана и хмель, нечасто, как говорит она, но достаточно, чтобы сделать ее безучастной к собственной доле. Разумеется, она выздоровеет — во всяком случае, телесно. Насчет ее духа я не могу быть так же уверен. Два года она жила, веря, что ты заточил ее, потому что думал, будто она тебе изменила, и не мог выносить даже ее вида. Так ей говорили.
Маркиз порывисто выпрямился и встал во весь рост.
— И она поверила такому обо мне?
— Ты о ней и не тому верил, — гневно отрезал Дональд Ганн. — А она была ни в чем не виновата. Вот, гляди. Я привез этого выродка, чтобы он сам рассказал тебе, что натворил.
Хирам и Руфус волоком протащили Синклера через зал и швырнули на колени у ног маркиза.
— Расскажи ему, — приказал Эберни, — расскажи маркизу Бринэйру все, что рассказал мне, или, богом клянусь, висеть тебе на дыбе, а потом тебя четвертуют у нас на глазах.
Синклер взглянул на графа, и у Патрика стало горько во рту — так униженно-труслив был этот взгляд. Эдвард Синклер опозорил свой клан, Хайленд, всю Шотландию.
— Вы клялись… — начал он.
— При условии, что ты все расскажешь, как было, — перебил его Эберни.
— Леди Маргарет во время прогулки верхом встретила человека по имени Фостер, — начал Синклер тусклым, безжизненным голосом, глядя в стену. — Он заманил ее в вашу охотничью хижину, говоря, что имеет вести о Патрике Сазерленде, но не хочет беседовать там, где его могут увидеть с супругой лэрда. Она поехала с ним, и он сказал ей, что ваш сын в плену, а она может помочь ему.
Вдруг он осекся — потому, видимо, что увидел, как исказилось от внезапного прозрения и гнева и без того уже устрашающе грозное лицо маркиза.
— Дальше, дальше, — процедил Эберни. Синклер покосился на него и без особого воодушевления продолжал:
— Ваш сын в драке перерезал Фостеру горло и бросил его, полагая, что тот мертв. Фостер поклялся отомстить ему, но, поскольку найти его не мог, решил обратить свою злобу против семьи Патрика Сазерленда. Он пришел ко мне и предложил план… для осуществления которого я предоставил ему помощь. Он рассчитывал насладиться местью, а я — завладеть вашими землями, когда вы и Ганны разобьете друг друга наголову. Ваша супруга была средством, с помощью коего мы намеревались разжечь вражду между вами. — Он шумно втянул в себя воздух. — Леди Маргарет не знала, что я участвую в этом замысле. С нею работал только Фостер. Он говорил ей, что за вашего сына требуют выкуп, но если об этом узнает маркиз, то скорей пойдет войной на похитителей, чем заплатит хоть пенни, а сына его тогда убьют. Она верила каждому слову, она принесла в хижину все свои драгоценности, чтобы заплатить выкуп. Вот об этих-то встречах вам и рассказывали.
Старый Сазерленд весь затрясся — и Патрик знал, что то не была дрожь старческого бессилия.
— Видишь, Грегор? — вмешался Эберни. — Она поверила в эту гнусную ложь, боялась, что Патрик погибнет, если она скажет хоть слово, и молчала, даже когда ты обвинял ее в неверности. Помнишь, мы столько времени ничего не слыхали о Патрике, что все беспокоились, не погиб ли он. Когда этот ублюдок Фостер наплел ей, будто знает, где Патрик, она понимала, что ты отправишься выручать его с оружием в руках. Она боялась за жизнь твоего сына — и за твою тоже. И вот попыталась уберечь вас обоих, купив его свободу ценой своих украшений. Может, она поступила не слишком умно, но ты… Грегор, ты — неразумный человек.
— А ты-то сам? — сверкнув глазами, воскликнул маркиз.
Но Патрика не встревожил его сердитый тон: отцовские яростные отповеди в последние годы стали привычкой; так спорят с давним противником. Или со старым другом.
— И я, — серьезно кивнул Эберни. — И сожалею об этом больше, чем могу выразить словами.
Отец остро взглянул на Синклера.
— А свидетели, которые приходили тогда ко мне? Те, что говорили, будто видели, как моя супруга входила в хижину?
— Фостер им хорошо заплатил, — ответил пленный.
— Когда она покинула Бринэйр, — вступил граф, — в то самое утро, когда пропала, она собиралась встретиться с Фостером и передать ему драгоценности. Но на нее напали какие-то люди в масках. Она так и не узнала, что отвезли ее в Крейтон; они сказали ей только, что их нанял ее муж, — и она поверила.
Маркиз перевел взор с Эберни на Синклера, а затем уставился в пол.
— А я, когда хватился и не нашел этих драгоценностей, — произнес он еле слышным, каким-то надломленным голосом, — то подумал: значит, точно она сбежала с… — И закрыл руками лицо.
Патрик слышал в отцовском голосе тоску и горечь — и только теперь понимал, что Грегор Сазерленд, его отец, действительно любил Маргарет; не настолько, увы, чтобы доверять ей. Он посмотрел на Марсали — в ее глазах дрожали не успевшие пролиться слезы — и мысленно поклялся никогда не совершать подобных ошибок.
Меж тем отец поднял голову, вперил белый от ярости взгляд в Синклера, вытащил из-за пояса кинжал и, прихрамывая, пошел прямо на скорчившегося на каменных плитах пленного. Патрик поспешно выступил вперед и заслонил Синклера своим телом.
— Он не стоит твоего кинжала.
Сын и отец стояли теперь друг против друга, и у старшего от бешенства лицо покрылось красными пятнами.
— Отец, не делай этого, — мягко промолвил Патрик. — Граф Эберни обещал Синклеру, что его не убьют, если он скажет правду.
Тот покосился на Эберни.
— А я таких обещаний не давал.
— Пусть с ним разбирается королевский суд, — отозвался Дональд Ганн. — Я тоже ничего ему не обещал после его набегов на мои земли и убийства трех моих сородичей.
Патрик услышал, как Синклер за его спиною начал что-то неразборчиво бормотать, и крикнул Руфусу с Хирамом:
— Выведите его отсюда! Посадите в подземную тюрьму, и пусть сидит там, пока не придет время везти его в Лондон.
На глазах у всего зала Руфус и Хирам схватили яростно отбивающегося Синклера под руки и уволокли прочь.
Когда они ушли, отец Патрика посмотрел на отца Марсали и устало спросил:
— Дональд, что мы с тобой натворили?
— Дурака мы сваляли, — ответил Эберни. — Оба, ты и я. Не знаю, как еще мы смогли дожить до таких лет, если не видим дальше собственного носа. Позволить этому мошеннику управлять нами по своему желанию, точно фигурами на шахматной доске! Удивляюсь, как наши кланы не свергли нас.
— Маргарет, — промолвил маркиз. — Могу я… увидеть ее?
— Разумеется, — кивнул Эберни. — Думаю, она будет рада. Мысль о том, что ты стал ее тюремщиком, разбила ей сердце.
— Я причинил ей много зла.
— Мы все причиняли зло друг другу, все, кроме наших сыновей — и дочерей. — Впервые за все время граф открыто посмотрел на Марсали, и следующие его слова были исполнены горького раскаяния. — Доченька, я чуть не выдал тебя замуж за бесчестного негодяя и никогда себе этого не прощу. И все-таки я надеюсь, — он судорожно вздохнул, — что у тебя достанет милосердия простить меня.
— Ох, отец, — срывающимся голосом выговорила Марсали, подошла к нему, взяла за руки, — я тебе всегда все прощу. Все мы — Гэвин, Сесили и я — так тосковали по тебе последние два года.
— Девочка моя, — грустно покачал головою граф, — ты верно сказала. Вы два года жили с человеком, свихнувшимся на жажде мести.
— Кстати сказать, — зловещим тоном начал маркиз. Патрик оглянулся и увидел, что отец помрачнел. Тот продолжал, не сводя глаз со своего старого друга:
— До меня дошло, что твоя дочь и мой сын более не чужие друг другу — во всех смыслах этого слова. Они обручились, и, прежде чем бушевать, узнай: это произошло при свидетелях.
Патрик услышал, как тихо ахнула Марсали, и переглянулся с нею, ожидая новой грозы.
Ни грома, ни молнии не последовало. Граф и маркиз продолжали хмуриться друг на друга. Затем Эберни медленно расплылся в улыбке и тихо, гортанно засмеялся:
— Грегор, наши отпрыски обвели нас вокруг пальца.
— Ох, Дональд, верно.
— А я так думаю, всей правды ты все-таки не знаешь, — продолжал граф. Патрик встревожился, ибо Эберни заговорщически подмигнул ему и, снова обращаясь к маркизу, сказал:
— Когда мы проезжали через твои горные пастбища, я заметил несколько тощих-претощих коров. Они мне показались знакомыми, но выглядели чуть худее, чем когда я видел их в последний раз. По-моему, то было на прошлой неделе, на моих равнинных лугах.
Грегор Сазерленд стал мрачнее тучи, и Патрик затаил дыхание, готовясь к худшему.
— В толк не возьму, к чему ты клонишь, — буркнул маркиз.
— Я говорю, — с явным удовольствием пояснил граф, — что наши с тобой сыновья гоняли одних и тех же несчастных коров с моих лугов на твои и обратно, а нам каждую неделю рассказывали об удачных набегах. Я еще все удивлялся, почему совсем нет раненых.
У старого Сазерленда отвисла челюсть, но в растерянности он пребывал недолго. Патрик решил не сдаваться.
— Ты сделал это? — спросил отец, устрашающе глядя на него.
— Да.
— Ты пренебрег моим прямым приказом?
— Ты велел мне пригнать назад твоих коров, — отвечал Патрик. — Я и пригнал… просто не стал мешать Гэвину забирать их обратно. Мне нужно было выиграть время, чтобы разоблачить Синклера и найти Маргарет.
При упоминании имени его мачехи — разумеется, вовсе не случайном — грозные складки у рта отца стали мало-помалу разглаживаться, и постепенно, к изумлению Патрика, лицо его просветлело настолько, что он казался почти довольным, а когда заговорил, Патрик остолбенел от неожиданности.
— Я горжусь тобою, сын, — промолвил маркиз Бринэйр. — И скажу тебе спасибо, если ты возьмешься напоминать мне об этом время от времени — вдруг я случайно забуду.
Проглотив неожиданно сдавивший горло комок, Патрик кивнул:
— Да, сэр. Я постараюсь.
Отец кивнул в ответ. Затем со вздохом взглянул на Эберни.
— Дональд, не пойти ли нам посидеть у меня, промочить горло? Я честно стоял столько, сколько позволяет мне проклятая нога.
— Пойдем, — согласился граф, подходя к старому товарищу. — И еще я хотел бы, коли не возражаешь, увидеть сына.
— Конечно. Мне сказали, он недурно устроен. Элизабет, кажется, все утро от него не отходила.
— Ах да, славная девчушка. Сколько ей сейчас? Четырнадцать?
— Пятнадцать.
Они медленно побрели к лестнице, и Патрик услышал, как отец говорит:
— Ты хоть понимаешь, каких ослушников мы оба наплодили?
— Да уж, — донесся до него сокрушенный ответ графа. — Сам не знаю, как это вышло. Но, скажу тебе по чести, я не удовольствуюсь только обручением моей дочери. Мы должны сыграть свадьбу. И чем скорее, тем лучше.
— Полностью с тобою согласен. Дональд, ты не поверишь, какой гадостью нас тут кормили до появления Марсали. Верно говорю, в иные ночи мне просто жить не хотелось…
За разговором они поднимались наверх, и голоса постепенно затихали. Патрик, задрав голову, в полном изумлении провожал их взглядом, покуда они не повернули с площадки второго этажа в коридор.
Тогда он взял Марсали за руку и повел к парапету, так похожему на парапет в замке Эберни. Уже смеркалось, зажигались первые звезды. Марсали посмотрела на Патрика; ее глаза сияли так же ярко, как звезды в вечереющем небе. Минуту-другую они просто глядели друг на друга — а потом одновременно улыбнулись. Оглушительно гикнув, Патрик схватил Марсали на руки и закружил, и она, смеясь, припала к нему. Ее длинные волосы летели за нею темным плащом. Они кружились, пока мир не завертелся у Патрика перед глазами, и тогда он опустил Марсали наземь и поцеловал ее — крепко, жадно, вложив в поцелуй всю страсть и все счастье, что переполняли сейчас его сердце.
— Они хотят нас поженить, — отдышавшись, сказал он.
— Не может быть, чудо какое-то, — выдохнула она. — Но меньшего я от моего звездолова и не ожидала.
Он улыбнулся ей — и с любовью и огромной нежностью вспомнил о той маленькой девочке, что стояла, печальная и всеми покинутая, у парапета в Эберни много лет тому назад.
— Если я — твой звездолов, — сказал он, — то ты — моя звезда. В ту ночь, когда я дотянулся до небес, я нашел там настоящее чудо. Я нашел тебя. Марсали, я не могу представить себе мира, который не освещала бы ты.
Ты — мое сердце, моя жизнь, и я буду любить тебя до конца моих дней.
— О, Патрик, — вздохнула она.
И когда он снова нашел губами ее губы, все звезды, сколько ни было их в небе, казалось, стали больше и загорелись ярче, обняли Патрика и Марсали лучами своего света, и темно-синий купол неба медленно поплыл вокруг них.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звездолов - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звездолов - Поттер Патриция



Читайте, мне очень понравилось, интересный сюжет!!!!
Звездолов - Поттер ПатрицияЕвгения
17.01.2014, 13.46





Помнится мне - были продолжения. Ищем и читаем!
Звездолов - Поттер ПатрицияKotyana
27.01.2014, 10.56





Очень хорошая книга! Читаем ВСЕ!!!
Звездолов - Поттер ПатрицияОльга
28.01.2014, 5.03





Это трилогия!rn1. Звездоловrn2. История одной страстиrn3. Звезда флибустьера
Звездолов - Поттер ПатрицияОльга
28.01.2014, 6.53





Приятный роман, но не более.
Звездолов - Поттер ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
6.01.2016, 18.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100