Читать онлайн Звезда флибустьера, автора - Поттер Патриция, Раздел - 2. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда флибустьера - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда флибустьера - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда флибустьера - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Звезда флибустьера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2.

Джон Патрик отчаянно бился о мачту, пытаясь разорвать путы, привязывавшие его к ней. Спина его вздрогнула под ударом кнута. Еще удар, еще, и он изо всех сил сдерживался, чтобы не закричать. Он не позволит им одержать победу. Им не удастся его сломить.
— Кэп?
Настойчивый, неотступный голос пронзил мрак кошмара.
— Джонни!
Голос был резкий. Прежнее, знакомое имя вырвало его из забытья. Так его звали в семье и еще Айви. Хотя в плену у пиратов Айви к нему по имени не обращался.
Медленно, с трудом Джон Патрик вынырнул из окутавшей его тьмы, полной ужасов.
— Айви? — еле-еле вымолвил он.
— Да, кэп, — последовал тихий ответ, и Джон Патрик открыл глаза.
Огромная, неуклюжая, нависшая над ним фигура двоилась, троилась. Голова у Джона Патрика болела, тело сотрясали то приступы леденящего холода, то яростного, жгучего жара.
— Надо доставить вас к хирургу, кэп.
Шхуна! Его люди! Джон Патрик попытался вспомнить:
— Команда?
— Ничего не знаю, кэп. Я не смог их найти. Мне пришлось прятать вас в камышах от красномундирников.
Джон Патрик дрожал. Одежда была совсем мокрой. Он огляделся. Хижина, где они находились, была самой убогой, ее уже давно покинули обитатели. Дырявая крыша текла немилосердно.
— Здесь мы оставаться не можем, — сказал Айви, — по всей округе рыскают англичане. И вам нужен врач.
— Мэриленд…
— Вам туда не добраться. Много крови потеряли. И пуля еще в теле. Я должен привести кого-нибудь на помощь. Мы недалеко от Филадельфии. У вас там есть кто?..
Джон Патрик заколебался. Да, кое-кто был. Сводный брат, с которым одно время он был очень близок. Но теперь Джон Патрик не доверял Ноэлю Маршу. Его брат заявил о своей преданности королю и теперь пользовался репутацией совершенно лояльного врача английских военных.
— Так как же, кэп? — настойчиво спросил опять Айви. Его широкое шведское лицо выражало крайнюю озабоченность.
Джон Патрик закрыл глаза.
— Помоги мне подняться.
— Не думаю, что…
— Помоги мне, Айви. — Джон Патрик внезапно обрадовался, что в его голосе прозвучали привычные стальные нотки. Оставалось только надеяться, что и тело не прогнется.
Айви явно сомневался в этом. Он был сильный мужчина, крупный, но ни унции жира. Широкое открытое лицо свидетельствовало об остром уме, унаследованном от отца-учителя. Айви, как и Джон Патрик, был насильно завербован в английский флот, только Айви схватили в балтиморской таверне, во время войны англичан с французами. Вот и вся разница. В первый адский год на флоте Айви был наставником и защитником Джона Патрика, однако с течением времени роли переменились, но каждый из них не раз спасал другому жизнь.
— Помоги мне встать, — упрямо повторил Джон Патрик.
Айви опустился на колено и, обняв Джона Патрика мощной рукой за пояс, помог ему подняться на ноги. Но те слабые силы, на которые он надеялся, покинули его окончательно, и сознание снова затуманилось.
— Так как насчет Филадельфии? — не унимался Айви. — Кто сможет оказать вам помощь?
— Может быть, мой брат…
— Ваш брат?
Джон Патрик никогда ничего не рассказывал о своей семье. Он даже не упоминал о ней. Так было безопаснее. Для них и для него. А что касается Ноэля, то в ушах у него снова зазвучали горькие слова Кэти: «Он — перевертыш, Джон Патрик. Он теперь против нас. Генерал Хоу — один из его пациентов. И генеральный штаб назначает совещания в его гостиной».
Брат? Нет. Больше он ему не брат. Мать и отец от Ноэля не отреклись, но Джон Патрик оторвал его от своего сердца. Англичане причинили слишком много зла ему и его семье, чтобы он мог проявлять понимание в отношении тех, кто им сочувствовал. Он написал Ноэлю горькое письмо, обвиняя его в сотрудничестве с врагами.
И теперь он не хочет и не может ползти к нему на брюхе, даже под угрозой заражения крови. А опасность этого чрезвычайно высока, особенно если пуля и впрямь застряла.
Джон Патрик попытался сдвинуться с места, но острая боль заставила его застонать.
— Как его зовут? — упорствовал Айви.
Джон Патрик попытался сосредоточиться, но боль была слишком сильная, и он не мог ей противиться.
— Джонни?
Джон Патрик заморгал. Опять знакомое имя. Айви чаще называл его «кэп», когда они были одни, и «сэр», когда их окружали матросы. Да, он, наверное, действительно совсем плох.
— Марш, — пробормотал он, — Ноэль Марш. Но я не уверен, что он не расскажет обо мне англичанам.
— Если расскажет, я его убью, — деловито ответил Айви, и Джон Патрик не сомневался, что Айви обязательно приведет угрозу в исполнение.


Филадельфия, 1777


Д-р Ноэль Марш прислушивался к возбужденному разговору со все возрастающей тревогой. Английские офицеры, собравшиеся в его доме для позднего чаепития, а точнее сказать, из-за любви к хозяйскому портвейну, только и говорили, что о гибели американской частной шхуны «Звездный Всадник». В течение нескольких месяцев шхуна была колючкой в боку генерала Хоу. Она отправляла на дно один английский корабль за другим, и о везучести капитана, а также его мореходном искусстве ходили легенды. Гибель шхуны вызывала всеобщее ликование.
— А капитана и команду схватили? — спросил кто-то у гостей.
Полковник Свейер покачал головой.
— Проклятого этого пирата найти не удалось, но пью за то, чтобы его повесили.
Ноэль снова наполнил бокалы портвейном. Ему тоже очень хотелось задать несколько вопросов. Например, удалось ли установить подлинное имя таинственного капитана? Нет, конечно. Иначе сегодня вечером он бы гостей не принимал.
— Ноэль?
Он поднял взгляд. На него как-то странно смотрели трое офицеров. Майор Роджер Гэмбрелл ухмыльнулся.
— Думаешь о мисс Кэри? Да, трудно представить себе женщину красивее. С такой можно забыть и о войне. Лейтенант Сондерс сказал, что видел тебя сегодня утром у них в доме. Говорят, что тебя частенько там встречают. Слишком часто, чтобы не обеспокоиться на этот счет.
Ноэль вспомнил, что лейтенант Эмис Сондерс очень разозлился, когда Аннетта Кэри, оборвав с ним разговор, поздоровалась с Ноэлем. Она хотела побеседовать с доктором об одном английском солдате, за которым ухаживала в своем доме, превращенном в госпиталь.
Под опеку мисс Кэри поступали только тяжелораненые. После битвы при Джермантауне понадобился вот такой большой частный госпиталь. Квакерская больница была переполнена. Ноэль вздрагивал каждый раз, входя в военный госпиталь. По его мнению, здесь все было пропитано заразой и находиться в нем было опаснее, чем вообще не получать никакого лечения.
Аннетта Кэри и ее тетушка сами предложили устроить госпиталь у них. Конечно, Ноэль обеими руками схватился за это предложение. Он, разумеется, отметил, что Аннетта — хорошенькая молодая леди, хотя она казалась слишком серьезной для ее возраста. Однако сердце Ноэля принадлежало другой и уже давно. Он обманул одну женщину, женившись на ней, в то время как любил эту другую. И больше такой ошибки он бы не повторил никогда. Воспоминание вновь пробудило чувство вины по отношению к Фелисити.
— Можете сказать лейтенанту, что с моей стороны ему опасаться нечего, — отрезал Ноэль, — я все еще ношу траур по своей жене.
— Но ведь она умерла три года назад, — заметил полковник Свейер. Голос его охрип, а лицо стало багровым от возлияний.
— Да, это верно, — с холодком отвечал Ноэль, — но у меня нет намерения снова жениться.
— Неужели ваша жена была настолько плоха? Или, наоборот, несравненно хороша? — раздался громовой голос майора Гэмбрелла.
Но этот вопрос Ноэль решил проигнорировать. Собравшиеся у него люди ему нужны. Обслуживая англичан-офицеров как хирург, он процветает.
Однако его ирландский волкодав Аристотель, по-видимому, оскорбился. Он покинул любимое место у огня, обвел беззастенчивых гостей презрительным, злым взглядом, передернулся и с чрезвычайным чувством собственного достоинства вышел из комнаты.
Полковник Свейер лукаво взглянул на майора:
— Наверное, пес решил, что твой вопрос дурного тона.
— Да я ничего плохого не имел в виду, — запротестовал Гэмбрелл, — откуда у вас этот чертов зверь?
— Он принадлежал одному из ваших офицеров, — ответил Ноэль, решив не упоминать о том, что прежний хозяин забил собаку до полусмерти.
Аристотель не любил красномундирников, но терпел их, потому что хозяин имел с ними дело.
Ноэль налил всем еще по стакану портвейна и предложил булочек, купленных Малькомом, его поваром, дворецким, камердинером и ассистентом в одном лице.
Свейер взял булочку.
— Так где, вы сказали, «Звездный Всадник» пошел ко дну? — спросил Ноэль, возвращаясь к интересующей его теме разговора. Элементарное любопытство, и только. Кто бы мог подумать, что это был вопрос жизни и смерти.
— Двадцать миль вниз по реке. Чертов мерзавец, ублюдок. Поднялся вверх по Делаверу и проскользнул в тумане под носом у наших сторожевых судов. Потопил «Сильвию». Но мы его сегодня сцапаем. Мимо наших патрульных ему не проскочить.
— А где его искать, кому-нибудь известно?
— Нет, но мы узнаем, когда допросим его команду, мы кое-кого взяли.
Ноэль сделал большой глоток. Обычно он пил умеренно, однако сейчас был из ряда вон выходящий случай. Он знал, что Звездный Всадник — не кто иной, как его сводный брат Джон Патрик Сазерленд. Прозвище — смертельно опасное. Сазерлендовская половина семьи питала особую любовь к звездам. Семейная легенда рассказывала, что один из предков Джона Патрика был известен под псевдонимом Звездолов, а мать иногда ласково поддразнивала отца Джона Патрика, называя его Звездным Искателем.
Как только Ноэль впервые услышал о Звездном Всаднике, он уже знал, что в деле замешан его брат. Дезертир из английского флота. Карибский пират. Торговец краденым оружием. А теперь еще и американский повстанец.
Кэти кое-что ему рассказывала о Джоне Патрике, но его отношения с ней прервались год назад, когда он, Ноэль, отказался подписать присягу на верность мятежному правительству. С тех пор семейные связи были разорваны, пациенты, которых он наблюдал и лечил несколько лет, утрачены. Сейчас он пользовал английских военных. Его жизни угрожала постоянная опасность. Его чувство собственного достоинства, которое он ценил превыше всего, теперь уже не казалось столь безусловным, как раньше.
И только отчим, Йэн Сазерленд, в то время как другие осыпали Ноэля упреками и поношениями, неизменно относился к пасынку одобрительно. В июле 1776 года Кэти, сестра отчима, овдовела. Ее муж погиб в битве с англичанами, и она бросила Ноэлю в лицо слова, ранящие, как удары кнута. А немного погодя его отчим Сазерленд пошел вместе с ним на конюшню.
— Ты отдаешь себе отчет в своих поступках? Ты знаешь им цену?
— Эй, — ответил он как всегда, когда разговаривал с Йэном.
Он с детства перенял у него шотландскую манеру говорить вместо «да» и «нет» — «эй» и «нэй». Он тогда просто боготворил Йэна. И сейчас любил, как любил бы родного отца.
— Я не хочу задавать тебе никаких вопросов, парень, — сказал спокойно Йэн. — Я знаю, ты делаешь только то, что считаешь правильным. И если тебе что-нибудь когда-нибудь понадобится…
— Ноэль?
Голос Свейера вернул его к действительности.
Ноэль вопросительно вздернул бровь.
— А как чувствует себя мистер Кэри? Есть какое-нибудь улучшение?
Ноэль покачал головой:
— Не слишком заметное.
Отец Аннетты причинял Ноэлю очень большое беспокойство. У мистера Кэри зажили раны, нанесенные пьяными патриотами. Но больше всего пострадали его умственные способности, его дух. Он полностью выключился из жизни. Он часами сидел, не говоря ни слова, очевидно, ничего не видя, не слыша и не замечая.
— Он все еще не говорит?
— Нет, — тихо ответил Ноэль.
— Одну бессвязную чепуху, — добавил майор. — Не знаю, зачем эти дикари нужны королю, — продолжал он очень уверенно, — самый подходящий момент отделаться от них. Ни хороших манер, ни воспитания. Право, настоящие дикари.
Повелительный взгляд Свейера заставил майора замолчать, а Ноэль презрительно скривил рот.
— Однако у них хороший портвейн, — сказал он сухо.
Майор вспыхнул.
— О присутствующих, конечно, речь не идет, — добавил он быстро. — Мы, естественно, вас к ним не относим.
— И естественно, — сказал Ноэль, — я вам безмерно благодарен за это исключение, однако часть моего семейства, живущего в Мэриленде, поддерживает мятежников, но я своих родных дикарями не считаю.
Свейер ухмыльнулся, глядя, как майор конфузливо ежится.
— Приношу свои извинения, — сказал майор. — Я не хотел вас обидеть.
— А я и не обиделся, — сказал Ноэль, подавляя чувство гнева.
Он вполне мог терпеть Свейера. Профессиональный вояка, что с такого взять. Но майора Гэмбрелла с его чванством, снобизмом и честолюбивыми замашками Ноэль не выносил.
Однако Гэмбрелл как племянник одного из адъютантов генерала Хоу был человеком влиятельным, и даже полковник Свейер не особенно нападал на него, хотя наглый и бестактный майор ему явно не нравился.
Свейер не раз говаривал Ноэлю: «Если надо чего добиться от генерала Хоу, Гэмбрелл может это устроить. Он выскочка, не забывающий о себе самом, но у него все схвачено». А Ноэлю всегда были нужны лекарства. Еще надо было, чтобы с жителями Филадельфии обращались пристойно и чтобы не очень притесняли мятежников, захваченных в плен. А чтобы добиться всего этого, надо было обслуживать английских военных.
— Ну, пора отправляться восвояси, — сказал упившийся Гэмбрелл, — у меня свидание с… одной леди.
— Да, мне тоже пора, — сказал Свейер, вставая, — как всегда, получил удовольствие. И где вы достаете такой портвейн?
— Да-да, — вмешался Гэмбрелл, — скажите, откуда он у вас? Моему дяде такой понравится.
— Это из очень ограниченного источника, — ответил Ноэль, — но для вас… посмотрю, что можно сделать.
Гэмбрелл взял свою шляпу из рук Малькома, который появился неожиданно, словно подслушивал за дверью. «И, наверное, подслушивал», — подумал Ноэль. Примеру майора неспешно последовали полковник Свейер и третий офицер.
— Вы будете на балу у генерала на следующей неделе? — спросил Свейер.
— Я был счастлив получить приглашение, — ответил Ноэль с подобающим, по его мнению, подобострастием.
Свейер лучезарно ему улыбнулся и поспешил за Гэмбреллом, который очень старался удержаться на ногах.
Когда дверь за ними закрылась, Ноэль покосился на Малькома, на лице которого исполнительность уступила место настойчивости.
— Там кто-то хочет вас видеть. Он у меня в комнате.
— Пациент?
— Он ничего не говорит.
Война, зажавшая Ноэля в свои ненавистные тиски, научила его еще остро ощущать малейшую опасность.
— «Подробнее, Макдуф», — процитировал он Шекспира, пытаясь шуткой заглушить предчувствие несчастья.
— Меня зовут Мальком, — с негодованием возразил слуга.
— Я знаю, как тебя зовут, — утомленно сказал Ноэль, — это просто… да ладно, черт возьми, веди меня к нему.
Мальком кинул на хозяина уязвленный взгляд, проследовал в свое помещение в задней половине дома и, постучав, открыл дверь. Ноэль шел по его пятам и очень удивился, когда мужчина, стоявший за дверью, ткнул ему в ребра дулом пистолета.
— Вы Ноэль Марш? — спросил незнакомец с легким скандинавским акцентом. Ноэль медленно обернулся и увидел человека размеров необыкновенных. Он был как гора. Гора со светлыми, почти белыми волосами и глазами — синими, как горное озеро. И такими же холодными.
— Да, — спокойно ответил Ноэль.
— Вы сейчас пойдете со мной.
— Могу я узнать, зачем?
— Нет, — прозвучал категоричный ответ.
— Он взял мой пистолет, — пожаловался Мальком.
— Да, и я вам за него очень благодарен, — сказал огромный швед без тени сожаления.
— Может быть, вы скажете хотя бы, куда мы отправимся?
— Нет, — снова отрезал швед и повернулся к Малькому: — Свяжи ему руки впереди.
Ноэль кивнул слуге, чтобы тот исполнил приказание. У него появилось страшное ощущение, что все происходящее каким-то образом связано с Джоном Патриком.
Мальком связал руки Ноэлю.
Швед угрожающе взглянул на Малькома.
— А теперь ступай и оседлай двух лошадей. И запомни: если хочешь жить — исполняй мои приказания.
Ноэль опять утвердительно кивнул, когда Мальком взглянул на него, словно ожидая указаний хозяина.
— Делай, что он говорит, раз ты так беззаботно оставил свой пистолет там, где любой… вор может его найти.
Швед нахмурился, услышав, как его характеризуют:
— Иди-иди, пошевеливайся.
Мальком бросил на Ноэля сокрушенный взгляд и вышел из комнаты.
— Очевидно, вы здесь не для того, чтобы меня убить. Полагаю, вам требуется врач.
Швед не ответил.
Ноэль снова сделал попытку.
— Вы можете хотя бы мне сказать, насколько опасно ранен… тот человек? Если речь идет о раненом.
— Ты — прихвостень красномундирников, — презрительно ответил швед, — предатель своей страны.
— А это зависит от того, какую страну вы имеете в виду, — сказал напыщенно Ноэль. Этой ролью он овладел в совершенстве.
Швед продолжал глядеть на него с презрением.
— Неужели вы действительно брат Джона Патрика?
Хотя Ноэль с самого начала заподозрил, что происходящее имеет какое-то отношение к брату, от подтверждения у него перехватило дыхание, словно от сильнейшего удара в грудь.
— Он в порядке?
— Лучше бы ему выздороветь, иначе я вас убью.
Ноэль был высокий мужчина, но швед изрядно превосходил его в росте. И хотя говорил он с легким акцентом, речь была правильной и выразительной. Вряд ли он простой матрос. Какие же у него дела были с Джоном Патриком? А может, это ловушка? У англичан на службе состояло много продажных людей, и среди них были шотландцы, немцы, скандинавы. Ноэль знал также, что не все роялисты ему доверяют. Всем было известно, что его родные, живущие в Мэриленде, поддерживают американцев в их борьбе за независимость.
— Нам потребуются какие-нибудь вспомогательные средства и припасы? — отрывисто спросил он.
Швед удивился, словно не думал об этом. И еще Ноэль понял, что силы шведа на исходе. Без сомнения, Мальком без труда справился бы с ним, если бы швед не был вооружен.
— Нужны ли инструменты? Бинты? — гнул свою линию Ноэль.
Посетитель кивнул.
— И одежда, вода, пища тоже, — добавил он внезапно охрипшим голосом.
— Если мой брат тяжело ранен, нам потребуется фаэтон, а не оседланные лошади, — сказал Ноэль.
Его нежданный посетитель несколько растерялся.
— Капитан сказал, чтобы я вам не верил, — наконец сообщил он, подумав.
Ноэлю и прежде приходилось страдать, слыша оценку своих действий и упреки, но никогда еще он не испытывал такой пронзительной боли. Ведь Джон Патрик наверняка знал, что Ноэль ничего не сделает ему во вред. Ноэль присматривал за братом, когда тот был мальчиком, научил его ездить верхом и стрелять, он отвечал на его бесчисленные вопросы и подбадривал на пути осуществления мечтаний.
— Но, так или иначе, вам не удастся провести меня с завязанными руками сквозь патрульные заслоны, — сказал Ноэль, зная, что возражать сейчас бесполезно. — И вам потребуется фаэтон, если Джонни не в состоянии ехать верхом. Мы должны будем перевезти его. У англичан сторожевые и поисковые отряды повсюду, и, поверьте, они действуют.
Пистолет в руке шведа не дрогнул.
— Ну, об этом вам лучше знать.
— А если он был настолько неосторожен, чтобы назвать мое имя, значит, он при смерти, — настаивал Ноэль. — Клянусь, что я его не выдам. Ведь он мой брат.
— Если вы лжете, я вас убью, — спокойно отозвался швед, и эта бесстрастная интонация была страшнее самых яростных угроз.
— Скажите Малькому, чтобы он приготовил фаэтон, — сказал Ноэль и протянул вперед руки, словно восприняв слова шведа как согласие. — А я соберу все необходимое. — И, помолчав, добавил: — Как мне вас называть?
Человек колебался. Ему, очевидно, не понравилось желание Ноэля взять инициативу в свои руки.
— Айверсен. Меня зовут Айверсен. А кэп зовет меня Айви.
И снова захватчик внимательно уставился в лицо Ноэля. Наконец, что-то решив для себя, он вытащил из-за пояса нож и перерезал веревки на запястьях Ноэля.
— Айви, — спросил Ноэль, — каким образом вы проникли в Филадельфию? Все дороги охраняются.
— Мы с кэпом проникаем всюду, куда хотим, — попросту ответил Айви. — А теперь идем. Ваш слуга может приготовить все, что нужно, а вы будете погонять лошадей.
Ноэль кивнул. Однако теперь, когда Айви внял голосу разума, надо убедить его еще в одной необходимой поправке к первоначальному плану.
— Но вы не можете ехать вот так, в одежде матроса и еще вымокший до нитки, бог тому свидетель.
Ноэль подошел к сундуку Малькома и вытащил оттуда рубаху и штаны.
— Наденьте вот это.
Швед, очевидно, признав логичность поведения Ноэля, быстро разделся. Одежда Малькома была для него маловата, рубаха туго натянулась на его широкой груди, однако Ноэль снабдил его еще простым шерстяным плащом и шляпой и, по-видимому, остался доволен результатом переодевания.
Но времени терять было нельзя. Ноэль повел шведа в конюшню. Мальком как раз вышел оттуда с двумя оседланными лошадьми. Он с любопытством посмотрел на развязанные руки Ноэля, затем на шведа, напялившего его собственную одежду. Однако Ноэль не дал ему сказать ни слова.
— Я, то есть мы поедем в фаэтоне. Принеси мой врачебный саквояж. А также еду, воду, бренди, несколько одеял. Пару моих брюк, рубашку, жилет и… — Он быстро взглянул на Айви и закончил: — А также английскую военную форму, что мы недавно… нашли.
— Я поеду с вами.
— Нет. Оставайся дома, будешь отвечать на вопросы. Пошли сообщение капитану Лонгуэйту, что сегодня я не приду играть в карты. Потому что помогаю при родах.
Мальком кивнул и поспешил прочь.
Айви вспыхнул и окинул врача испытующим взглядом.
— Вы ему доверяете?
— Я бы доверил ему собственную жизнь, — ответил Ноэль, — точно так же, как Джон Патрик доверил свою тебе.
— Ну что ж, может, вы и поплатитесь жизнью, — в голосе шведа снова прозвучала угроза, — и неважно, брат вы Джонни или нет, я, ни минуты не колеблясь, вас прикончу.
Ноэль удивился, услышав, что этот человек так обыденно и легко называет его брата уменьшительным именем. Значит, между матросом и капитаном существует не просто верность по долгу службы. Но не об этом сейчас ему надо думать. Они впрягли лошадей в фаэтон и загрузили его припасами. Швед положил на сиденье между собой и Ноэлем пистолет.
Ночь была темная, если не считать бледного света полумесяца. Сердце Ноэля забилось сильнее, когда он повернул лошадей на вымощенную булыжником улицу и направился на юг, к сторожевым постам. Стегнув лошадей, он пустил их рысью, несмотря на тряску, от которой фаэтон бросало из стороны в сторону. Ноэль вряд ли полностью сознавал, что рядом с ним сидит огромный человек, готовый его убить. Он мысленно представлял себе лицо брата.
И молился безмолвно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда флибустьера - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звезда флибустьера - Поттер Патриция



"Я его люблю, мой отец у него, но так как ему грузят пушки, то сбегу ка я туда не знаю куда так не знаю как"... дура.
Звезда флибустьера - Поттер ПатрицияИрина
10.10.2013, 11.36





Вроде и сюжет хороший и роман интересный...Но..как-то не дружит с собой главная героиня. В зависимости от настроения меняются ее взгляды. Много копания в себе любимой и упрямства.
Звезда флибустьера - Поттер ПатрицияАнна
19.04.2015, 17.30





А по-моему все логично. Ведь шла война и гг-ня считала гг-я своим врагом. Мне понравилось но из всей трилогии Ловец звезд-История одной страсти-Звезда флибустьера, понравился второй роман об отце и ммтери гг-я. Интересно, стоит прочитать.
Звезда флибустьера - Поттер ПатрицияPola
7.10.2015, 14.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100