Читать онлайн Звезда флибустьера, автора - Поттер Патриция, Раздел - 21. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда флибустьера - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда флибустьера - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда флибустьера - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Звезда флибустьера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21.

Джон Патрик поклялся себе, что этого больше не будет никогда. И да поможет ему бог, но он был твердо намерен не нарушать клятву. Но еще никогда он не испытывал столь сильного искушения. Сегодня утром он еще раз понял, какой это ужас — потерять ее навсегда. А сейчас, с восторгом взиравшая на окружающий мир, Аннетта была желаннее, чем когда бы то ни было. И то, что сама она об этом не подозревала, только усиливало ее соблазнительное очарование.
Ее рука согревала ему ладонь. Аннетта приподняла юбки до колен, и чистая, теплая вода омывала ей ступни.
— Вот не думала, что море может быть таким теплым, — удивленно произнесла она.
Он прижал Аннетту к себе и потерял над собой власть. Джон Патрик уже вкусил от запретного плода, и сейчас никакая сила не могла его удержать. Как это возможно — так сильно желать женщину? И это происходит с ним, всегда считавшим, что по-настоящему ему никто не нужен.
Он едва коснулся губами ее теплой щеки. Он хотел отпустить ее и просто любоваться издалека, но она сама не выпустила его руки из своей и, повернувшись, подставила ему губы. Непреодолимое животное желание ударило его словно молотом, когда Аннетта прильнула к нему. Он слышал стук ее сердца, чувствовал вкус ее губ, его сводило с ума от ее близости. Еще никогда и ни с кем не ощущал он такой слитности в единое целое, такой остроты и боли невыразимого счастья. Он взглянул вверх. Солнце уже садилось. Они вместе смотрели, как закатные лучи окрашивают небо в пурпурный цвет, который постепенно слабеет, уступая место мягким коралловым и золотистым оттенкам. Море тихо вздымалось, сияя последним блеском солнца, медленно уходящего в его глубины. Проклюнулась первая, еле видная звезда.
Никогда в жизни Джон Патрик не видел заката прекраснее. Он посмотрел на восторженное лицо Аннетты.
— Как ты мог бросить здешние края? — спросила она.
— Но я люблю Мэриленд тоже.
— Любишь?
— Но я уже никогда не захочу стать фермером. И юристом тоже.
Он прижал ее к себе и поведал то, о чем еще никогда никому не рассказывал.
— Я хотел бы строить корабли, прекрасные и быстроходные, которые преодолевали бы расстояние от Европы до Америки за гораздо меньшее время, чем сейчас. Рассказывают, что по Сене ходит корабль под действием пара. Хотелось бы мне когда-нибудь построить такой же.
— И пойти на нем вокруг света?
— Эй. С тобой.
Она откинулась назад в кольце его рук и тронула пальцами его губы. Все тело свело от напряжения. Страсть, с какой он произнес эти слова, предлагая ей разделить свои мечты, поглотила все ее благие намерения, как море уносит с собой песок с отмели. Аннетта не подозревала, как глубоки ее чувства. Она знала только одно: она любит его с такой силой, с такой яростной страстью, что это даже страшно.
Джон Патрик поглаживал ее шею, и взгляд его пылал любовным огнем. Губы их встретились в такой неистовой жажде соединения, что у Аннетты зашлось сердце. Он водил губами по ее щеке, покусывал мочки ушей и шею. Ноги у нее подкосились, и она повисла на его руках. Джон Патрик повел ее к стволу дерева, давно рухнувшего на землю и отмытому волнами добела, и усадил на песок. Песок был еще теплый. Здесь они вместе смотрели, как наконец село солнце, пали сумерки и загорелись звезды.
— Почему ты всегда называешь свои корабли одинаково: «Звездный Всадник»?
— Звезды приносят счастье моему роду. Одного из моих предков звали Звездолов. Мой отец называет себя Звездным Искателем: он искал и нашел свою звезду — мою мать.
— Они очень любят друг друга, правда? — задумчиво спросила Аннетта.
— Эй. Я думал, что такая любовь — исключение из правил.
Сейчас он так не думает. Но прав ли он?
Она сказала, стараясь, чтобы голос не дрогнул:
— Мне кажется, ты бы хотел никогда с ними не расставаться.
Она на его месте не захотела бы. Семья значила для нее все на свете.
Он долго молчал. Ему хотелось, чтобы она поняла, какой он есть, что собой представляет на самом деле.
— Я всегда страстно мечтал о приключениях, но не подозревал, какую большую цену приходится иногда платить за страсть к путешествиям. Со мной было нелегко, когда я вернулся домой. Я уже был не тем Джонни, которого они любили и уважали. Думаю, отец это понял. Он сражался при Куллодене, и на его глазах казнили родного брата. Он знал, как убивают и… — Джон Патрик закончил после недолгого колебания: — Что такое отмщение.
— А ты все еще хочешь мстить? — спросила она, пристально глядя на Джона Патрика.
— Нет, — тихо ответил он.
На минуту она затаила дыхание:
— Тогда почему же тебе не заняться кораблестроением?
— У меня есть еще обязательства, — усмехнулся он.
— Перед кем? Ты ведь больше не служишь ни в армии, ни на флоте?
— Перед моей страной, Аннетта.
— Значит, ты по-прежнему хочешь мстить! — грустно произнесла она.
— Нет. Моя злоба прошла, но я верю в освобождение Америки. Мы уже не такие, как англичане с их классами и условностями.
— Ты сам происходишь из титулованной знати.
— У шотландцев на этот счет свои правила. Они следовали за вождем клана из уважения, а не потому, что он рожден знатным.
— Но колонии не могут существовать без Англии.
— Англичане основывали свои колонии не из благородных побуждений, — проворчал Джон Патрик. — Они искали богатств и рынки для сбыта своих товаров. Они хотели создать огромную империю и властвовать над миром.
— Так, значит, ты никому не хочешь мстить? — переспросила она, иронически вздернув бровь.
— Ну, может быть, это желание отчасти сохранилось — я не хочу, чтобы людей насильно заставляли служить на английском флоте. — И он приложил палец к ее рту. — Но больше мы не будем говорить о политике, моя маленькая роялистка. Слишком уж вечер хорош.
— А твоя команда не хватится тебя?
— Думаю, что нет. Они привыкли к моим исчезновениям.
Он тихо поглаживал ее плечи, чувствуя, как Аннетта дрожит от его прикосновений. Они сидели вдвоем, вдалеке от дороги, и могло показаться, что они сейчас одни на необитаемом острове.
В небо поднялась полная яркая луна. Одна за другой зажигались звезды. Серые глаза Аннетты были подернуты дымкой. Пальцы ее тихонько поглаживали его руку.
Но ведь он же поклялся! Пусть тогда он на ней женится — торговался Джон Патрик сам с собой, пытаясь оправдаться в собственных глазах, а руки его уже раздевали Аннетту. И губы его уже прокладывали дорожку поцелуев по ее шелковистой коже.
Аннетта услышала тихий вздох, похожий на шелест ветерка среди парусов. Джон Патрик прижал ее к себе. Она взглянула в эти удивительные зеленые глаза, которые скрывали так много тайн. В темноте они казались еще загадочнее. На щеке его дрожал мускул, но руки ласкали, искушали, любили, и она ощущала свое тело как нечто драгоценное, нечто великолепное и прекрасное, словно луна в этом ночном небе. Ее захлестнул поток ощущений. Тропическая ночь, море, небо, теплый ветерок — такого богатства чувств она никогда не знала. Она обвиняла Джона Патрика в том, что он украл ее свободу. Но ведь получалось, что он подарил ей иную свободу, которой она никогда не знала прежде.
Сомнения и страх, которые она испытывала в их первую ночь, исчезли бесследно. Тело помнило только чувственную радость. Раньше Аннетта считала, что любовь приходит постепенно и естественно к людям с одинаковыми пристрастиями, ценностями, убеждениями, что она всегда имеет в основе своей взаимное доверие и преданность. Что большую часть такой любви составляет дружба.
Джон Патрик опроверг ее представления. Он как молния осветил ее спокойное сумеречное существование, обрушился, как ураган в апреле, взорвал почти уже стародевический покой ее жизни, исполненной разнообразных обязательств. Она жила, стараясь быть приятной окружающим и делать то, что велит долг.
Звездный Всадник! Прозвище подходило ему с его беспокойным нравом, любознательностью и мечтами. И ни одной женщине не удастся его приручить, а уж ей и подавно.
Аннетте стало больно от этой мысли. Она-то его уже любила всеми силами души. Она не знала почему, когда и как это случилось. Она знала только, что это правда, и правда мучительная. Она знала также, что постарается запомнить каждое чудесное мгновение, проведенное с ним, все звуки, запахи, прикосновения, навсегда замкнет их в своем сердце и памяти. Тело ее звенело, словно туго натянутая тетива, оно томилось и жаждало. Теперь все одежды были сброшены, он оставил только рубашку. Ее он никогда не снимал. Джон Патрик поцеловал ее, и она ответила на поцелуй с каким-то отчаянием, с ощущением полной раскованности, все еще удивлявшим ее. Его поцелуи становились упорнее, крепче, требовательнее, и жар, охвативший их, казалось, раскалил их плоть добела. Он ласкал самые потаенные места ее тела, и оно отвечало сладостной дрожью.
— Джонни, — прошептала она, почти безотчетно назвав так, как его звали в семье.
— Моя прекрасная дама, — прошептал он, сливаясь с ней воедино и опять уходя, обостряя мучительное желание Аннетты завладеть им, поглотить всецело, как ее самое поглощали волны пьянящего наслаждения. Его движения участились, вовлекая ее в безумный, все убыстряющийся ритм отчаянной скачки к конечной цели. А потом он стих, оторвался от нее и застонал. Аннетта поняла, что он не хочет рисковать и оставить ее с ребенком. Эта мысль опечалила ее, хотя он, конечно, поступал разумно. Джон Патрик не хотел попасть в ловушку, да и Аннетта не хотела ловить его. Не имеет значения, что она к нему чувствует и насколько сильно его желает, расставлять ему западню она не станет. Никогда.
Она слушала первозданный ропот моря, птичий крик, шелест ветра и старалась подольше сохранить ощущение блаженства. Аннетта прижалась к нему, чувствуя, как сильно бьется его сердце, прислушиваясь к учащенному дыханию, а потом несмело и нежно просунула руку ему под рубашку и погладила шрамы на спине. Он напрягся, а потом постепенно и очень медленно его тело стало расслабляться. Рубашка задралась, и Аннетта вскрикнула.
До этого она видела только несколько шрамов сбоку. Спина выглядела ужасно. Безобразные неровные края шрамов перечеркивали ее всю. Их никто не лечил, не зашивал, и они подживали медленно и неравномерно. Было невыносимо думать об ужасающей боли, которую ему приходилось терпеть.
Джон Патрик хотел было отодвинуться, решив, что его шрамы вызывают у нее отвращение. Она удержала его, и, подняв рубашку до плеч, стала целовать эти безобразные рубцы со всей нежностью, на которую была способна. Ей хотелось бы очутиться в том времени и утолить боль, призрак которой преследовал его до сих пор. Джон Патрик Сазерленд был самым гордым человеком из всех, кого она знала, и она не могла и вообразить, что он должен был испытывать, став жертвой варварского обращения. Поэтому ее губы и пальцы хотели сказать ему, что его шрамы не пугают ее, что он не должен их стыдиться ни перед ней, ни перед кем бы то ни было в целом мире, сказать, что она его любит. Однако при этом Аннетта боялась, что он почувствует себя обязанным воздать за такую преданную любовь и тем самым окажется в ловушке ее чувств к нему. Испытывая горечь и одновременно сладость любви и сочувствия, она села рядом с ним, не в силах отодвинуться и не прикасаться к нему.
Джон Патрик встал и потянул ее за собой. Он снял рубашку и повел ее в море. Вода была удивительно приятная для тел, еще разгоряченных объятиями. Прохлада шелком касалась кожи. Теплый благоуханный ветерок гладил лицо с невыразимой нежностью. Джон Патрик переплел свои пальцы с ее, мерно сжимая и отпуская их. И тело ее снова затрепетало от желания испытать недавние сладостные ощущения.
Она взглянула на Джона Патрика, на его сильное, но худощавое тело и поразилась тому, как оно удивительно красиво. Сердце сильно забилось в груди, словно она вдруг увидела себя со стороны: она, Аннетта Кэри, стоит обнаженная, омытая лунным светом и ничего не стыдится. Она едва верила, что на такое способна, и все же не могла противостоять бесовскому наваждению.
Они стояли то в прибывающих, то снова отступающих волнах, а потом он встал на колени и потянул ее вниз, к себе, и яростно припал к ее губам, вовлекая в бешеный чувственный вихрь, поцелуи его стали безумными. Волны мерно накатывали на их тела, и он снова вошел в нее. Ее охватило первобытное, примитивное желание, дикое и неотступное. Джон Патрик что-то прошептал ей на ухо, но его слова заглушил ласковый лепет волн. Дыхание его мешалось у ее щеки с солеными брызгами волн. Ее тело так жаждало последней ласки, что Аннетта вскрикнула.
Джон Патрик поцеловал ее в шею и на мгновение замер. Потом их тела, как их души, слились в одно нерасторжимое целое, а миллион звезд смотрели на них сверху, отражаясь в волнах, — свидетели их любви.
Потом они долго лежали, не размыкая объятий, а вода охлаждала жар их плоти.
— Я люблю тебя, — прошептал Джон Патрик, и опять звук его слов смешался с плеском волн.
Она дотронулась пальцем до его губ. Она только что отдала ему сердце навсегда, но почему-то, и непонятно почему, не могла сказать ему те же слова. Внутренний голос твердил, что это краткое волшебное мгновение среди долгих дней суровой реальности. Потом Джон Патрик вернется в свой мир, а она — в свой.
Но он, казалось, не ждал ответа. Он перекатился на спину и взглянул на Аннетту.
— Наверное, тебе надо было бы родиться морской наядой, — тихо сказал он.
Аннетта попыталась улыбнуться, но волшебное облако страсти, окутывавшее их, уже унеслось вдаль.
* * *
Джон Патрик выругался про себя, глядя, как бледнеет Аннетта, наблюдающая за погрузкой пушек на борт.
Настал судный день.
До этого было три дня небесного блаженства, когда он знакомил ее с островом, который любил почти так же, как Мэриленд. Он учил ее плавать в холодном водоеме у подножия стофутового водопада. Он ликовал, глядя, с каким восторгом она принимает платья, которые он ей покупал. Они ужинали самой свежей рыбой в лучшей городской таверне и облазили все лавки Форт-Ройала, где Аннетта жадно разглядывала все новое и незнакомое.
На второй день стоянки в гавани он отправился в Форт-Ройал один и договорился о погрузке пушек, которые двумя неделями раньше были доставлены из Франции. Официально они были закуплены в кредит молодым государством, и Джон Патрик числился поставщиком. Но ему было известно, что пушки — подарок Франции народу, сражающемуся против англичан. На обратном пути он зашел в лавку, где они видели попугая, и вышел оттуда с птицей ь руке.
Насчет попугая он питал кое-какие сомнения. Хозяин лавки поклялся, что попугай не употребляет никаких крепких выражений. Попугай и вправду непрестанно повторял: «Билли — хорошая птица». Все сомнения испарились при виде радости, с какой Аннетта приняла из его рук клетку с попугаем. Тот сразу же сообщил Аннетте, что отныне она владелица очень хорошей птицы. Что-то в его глазах-бусинках заставило Джона Патрика не слишком доверять Билли, склонному, очевидно, к преувеличениям, но восторженная радость Аннетты была неподдельна, и обычная ее сдержанность растаяла без следа. Джону Патрику стоило большого труда расставаться с ней на ночь, но если он нарушал некоторые правила поведения, то ни за что не хотел нарушить главного — не проводить с Аннеттой ночи в ее каюте. Одно дело, что команда подозревает, и совсем другое — что знает наверняка. Это разные вещи.
Сегодня утром, на четвертый день их пребывания на острове, он пришвартовал «Звездного Всадника» к пристани и отдавал команде приказания. Аннетта появилась на палубе и с ужасом увидела, как по трапу на корабль вкатили тяжелые орудия. Грузчики переправили восемь огромных пушек в трюм.
Джон Патрик оглянулся, но Аннетты на палубе уже не было. У него сжалось сердце. Она не устроила скандал, и это заставляло его беспокоиться и недоумевать. Он окликнул Бизли, который был приставлен к ней для услуг:
— Следи за мисс Кэри, пока мы стоим в доке, и узнай, не надо ли ей чего.
— Эй, сэр, — сказал Бизли и пошел выполнять приказ.
И Джон Патрик всецело занялся пушками.
Бизли вернулся.
— Я не могу ее найти, — сказал он тревожно.
Джон Патрик выругался снова. Он не мог сейчас бросить дело. Каждая пушка весила больше 3200 фунтов, и если такую тяжесть не закрепить как следует, то при первой же буре груз может потопить «Звездного Всадника».
Куда она исчезла? Как? Он не имел возможности все время следить за трапом, но надеялся, что обязательно заметит, если Аннетта попытается бежать с корабля. А если не он, то кто-нибудь обязательно обратит внимание.
Бизли все еще ожидал ответа.
— Возьми двоих людей и обыщи весь город.
Матрос пребывал в нерешительности.
— Э… сэр, а что мне делать, если она не захочет вернуться?
— Доставь ее на борт любым способом.
Бизли вытаращил глаза, потом без всякого энтузиазма кивнул. Подошел Айви, очевидно, заметив беспокойство капитана.
— Сэр? — обратился он к нему как всегда, когда они были на борту.
— Мисс Кэри нигде нет.
— Но она не могла уйти далеко. И никакого вреда нам она причинить не может.
«Очень даже может, — подумал Джон Патрик. — если донесет, что ее похитили». Тогда местные власти могут задержать отплытие корабля. Или даже конфисковать его. Но даже это соображение не так его беспокоило, как мысль о том, что должна сейчас переживать сама Аннетта. Ее сдержанность уже не вводила его в заблуждение.
Джон Патрик закрыл глаза. Он должен был ей обо всем рассказать несколько дней назад. Он знал, что это для нее очень важно, но его совершенно околдовали чары их волшебной близости.
— Проклятие, — хрипло прошептал он.
— Я могу сам проследить за погрузкой и креплением, — предложил Айви, — а вы отправляйтесь на поиски.
— Нет. — Он доверял Айви, но дело было слишком важное. — Бизли ее найдет.
Джон Патрик занимался погрузкой весь день, пока последнее орудие не было надежно закреплено цепями. Затем он поднялся на палубу. Бизли еще не появлялся. Джон Патрик отдал Айви необходимые указания насчет закупленных для солдат Вашингтона ящиков с фруктами и сам осмотрел корабль. Аннетты не было, в ее каюте остался только Билли. Большая часть платьев тоже была на месте.
— Скверный парень, — бранился Билли и затем выразительно щелкнул клювом. Джон Патрик знал, он когда-нибудь пожалеет, что купил этого попугая, но сейчас его это заботило меньше всего.
Куда она исчезла? Где она?
* * *
Аннетта долго стояла перед зданием, занимаемым городскими властями. Да, она могла остановить перевозку орудий в Америку ввиду явного нарушения договора о нейтралитете. Если еще сообщить и о похищении, то затея Джона Патрика обращена на провал.
Когда она увидела, что на борт «Звездного Всадника» начинают грузить пушки, у нее кровь застыла в жилах от ужаса и сердце, казалось, вот-вот остановится. Хотя Джон Патрик на этот раз ее не обманывал, но он не мог не догадываться, что она будет считать себя соучастницей будущего кровопролития. То, что он умолчал о пушках, — предательство по отношению к ней. Он любил ее, он влюбил ее в себя, все это время зная, что совершает нечто совершенно отвратительное. Достаточно было бы и мелкого огнестрельного оружия. Но пушки! Даже она знала, что таких тяжелых орудий для защиты корабля не требуется. Даже она знала, что этим пушкам предназначено разрывать человеческое тело на куски.
Но она может этому воспрепятствовать. Она должна сохранить верность своим убеждениям, людям, которые ей доверяли и надеялись на нее. Но, поступив таким образом, она вынесет смертный приговор Джону Патрику. Французским властям придется его задержать и судить как пирата.
По ее щеке скатилась слеза. Она не могла простить ему обман и предательство. Но она не могла стать виновницей его смерти. Она едва не задыхалась от слез, стоявших комком в горле. Сердце разрывалось от боли. Вся радость жизни, все чудо, ею пережитое, — не что иное, как мираж. В глубине сердца она знала, что не сможет предать Джона Патрика, но ни за что не вернется на его корабль.
Но куда ей идти?
Он, конечно, будет ее разыскивать, в этом она не сомневалась. А у нее нет ни денег, ни одежды, кроме той, что на ней. Каким образом она доберется до Филадельфии? Как она вернет назад отца?
Она коснулась пальцами старинной сапфировой броши с жемчугом, которую носила на цепочке, никогда не снимая. Единственная вещь, что напоминает о матери. Единственное ее сокровище.
Если бы ей удалось добраться до порта Сен-Пьер на противоположной стороне острова, Джон Патрик не смог бы, наверное, ее отыскать. Возможно, там нашелся бы корабль, на котором она сумела бы добраться до какого-нибудь английского порта, а оттуда отплыть в Америку. И ей понадобится лошадь. Интересно, сколько может стоить брошь?
Изо всех сил стараясь сдержать слезы, она вошла в первый же магазин, в котором, по ее мнению, могли купить брошь. Хозяин улыбнулся, он видел ее накануне с Джоном Патриком и узнал.
— Я бы хотела продать драгоценность, — сказала она, запинаясь, на французском, который изучала в детстве. Сняв с шеи брошь, она подала ее хозяину лавки и смотрела, как бережно и ласково он поглаживает затейливую вещицу.
— Мадемуазель, — вздохнул он, — эта вещь прекрасна, однако я не смогу заплатить вам столько, сколько она стоит.
— А сколько вы дадите?
Он назвал сумму во франках. Она постаралась пересчитать ее в доллары, и сердце у нее упало.
— Merci, — сказала она, покачав головой и беря у него брошь.
Поход в три следующих магазина закончился тем же результатом. Владелец четвертого рассматривал брошь дольше и внимательнее и наконец предложил более значительную сумму, чем другие. Это было не совсем то, на что она рассчитывала, но все-таки больше. Она кивнула и смотрела, как он отсчитывает золотые монеты.
Сколько времени у нее еще есть в запасе?
Аннетта выглянула из двери и увидела вдалеке на улице Бизли, который заглядывал в каждое заведение. Скоро он будет здесь. Она поднесла руку к голове и пошатнулась.
— Месье, я, кажется, теряю сознание. Вы не могли бы позволить мне где-нибудь немного посидеть?
Он выскочил из-за прилавка и взял ее под руку:
— Да-да, конечно.
Хозяин приподнял занавеску и провел ее в комнату позади торгового помещения, до потолка уставленную коробками с товаром. Вокруг стола было несколько стульев, и он усадил Аннетту. Она опустила голову на руки.
— Это… от жары… — пояснила она, — через несколько минут мне станет легче, — и она одарила его слабой улыбкой. — И я не хочу никого беспокоить.
Он нахмурился:
— Вам не нужен врач? — спросил он по-французски. — Может быть, вызвать?
Она покачала головой.
— Это скоро пройдет.
С минуту хозяин пребывал в нерешительности, затем кивнул и вышел в лавку.
Аннетта выждала пять, потом десять мучительных минут. Два раза хозяин заглядывал к ней проверить, как она себя чувствует. На третий раз она встала.
— Мне гораздо лучше. Merci.
Через несколько минут она уже купила лошадь и женское седло, которые надеялась продать потом в Сен-Пьере. Бизли нигде не было видно. Наверное — подумала она с горечью — докладывает сейчас капитану Сазерленду, что не нашел ее. Затем она купила карту острова, чтобы никого не расспрашивать о дороге.
С помощью конюха она вскочила в седло и, молясь про себя, чтобы ее не заметили, свернула с большой дороги, что пролегала мимо водопада, и поехала по тропе, вьющейся за домами. Вскоре она опять выехала на главную, которая теперь шла по берегу залива, но от стоянки «Звездного Всадника» ее увидеть было невозможно. Дорога вела к тому самому месту, где три дня назад они с Джоном Патриком обладали друг другом. От воспоминаний она чуть не расплакалась. Аннетта сжала лошадь коленями, и кобыла пустилась в галоп.
Теперь Аннетта была свободна, но не чувствовала никакой радости, только страшную опустошенность. Ей не к чему было стремиться. Она бежала от счастья. И сердце ее разбито навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда флибустьера - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звезда флибустьера - Поттер Патриция



"Я его люблю, мой отец у него, но так как ему грузят пушки, то сбегу ка я туда не знаю куда так не знаю как"... дура.
Звезда флибустьера - Поттер ПатрицияИрина
10.10.2013, 11.36





Вроде и сюжет хороший и роман интересный...Но..как-то не дружит с собой главная героиня. В зависимости от настроения меняются ее взгляды. Много копания в себе любимой и упрямства.
Звезда флибустьера - Поттер ПатрицияАнна
19.04.2015, 17.30





А по-моему все логично. Ведь шла война и гг-ня считала гг-я своим врагом. Мне понравилось но из всей трилогии Ловец звезд-История одной страсти-Звезда флибустьера, понравился второй роман об отце и ммтери гг-я. Интересно, стоит прочитать.
Звезда флибустьера - Поттер ПатрицияPola
7.10.2015, 14.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100