Читать онлайн Железное сердце, автора - Поттер Патриция, Раздел - Глава семнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Железное сердце - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Железное сердце - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Железное сердце - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Железное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава семнадцатая

Когда Морган вернулся, солнце уже садилось и часть его уже спряталась за горами. Он добыл двух кроликов. Не рискнув стрелять, техасец установил силки, затем проехал назад по следу, проверяя, нет ли за ними слежки. Видит eof, они оставили множество следов с шестью лошадьми и чертовой свиньей. На обратном пути пара силков оказалась с добычей, и он быстро подобрал ее.
Сегодня вечером Брэден получит бульон. Быть может, для них тоже найдется тушеное мясо.
Он помедлил у прогалины. Бет Эндрюс склонилась над Брэденом. Лори сидела у костра с Мэгги, и руки ее грациозно порхали перед завороженно слушающей девочкой. На Лори было то самое платье. Она надела платье впервые после Ларами, он успел забыть, как оно ей идет. Портье услужил хорошо: платье сидело идеально, облегая ее прекрасную грудь и тонкую талию. В слабых сумерках, обрамленная пламенем костра, она выглядела совершенно очаровательной. Его тело отозвалось на это зрелище внутренним жаром и нежностью вовлеченного теперь уже сердца.
Лори подняла глаза, чувствуя его приближение. Она робко улыбнулась, затем спохватилась, и уголки ее губ чуть поникли. Взор девушки устремился на кроликов.
— Это для твоего брата, — буркнул он.
Лицо ее снова просияло, и к его горлу подкатил комок. Как мало нужно, чтобы к ней вернулась улыбка. Она что-то шепнула малышке и подошла к нему, протягивая руку за кроликами. Глаза их на миг встретились, она поблагодарила его слегка охрипшим голосом и резко отвернулась. Он смотрел, как к ней подошла Бет; обе женщины уложили мясо в котелок с водой и подвесили его над огнем.
— Как Брэден? — спросил он у Бет.
— Спит, — ответила она своим нежным голосом. — Не думаю, что ему грозит заражение. Он просто потерял много крови.
В ее тоне прозвучал легкий укор, и Моргана снова охватило ощущение вины. Он кивнул и повернулся к Лори. Она пристально следила за ним золотистыми глазами, и он, не дрогнув, встретил ее взгляд. Еще днем он твердо решил поговорить с ней, разузнать подробнее о Нике, попытаться обсудить, не сможет ли он чем-то помочь парню. Постараться внушить ей доверие к себе.
С тем же успехом можно было попытаться согнать с небес солнце.
— Помоги мне напоить лошадей, — попросил вдруг он, и голос его прозвучал резче, чем он хотел.
— Это приказ или просьба? — спросила она, явно задетая, что он заставил их сегодня двигаться, несмотря на болезнь Брэдена. Но Ник хорошо скрывал свою боль, пока едва не упал с лошади. Морган не ожидал этого, полагая, что рана не настолько серьезна и что Брэден скажет ему, когда будет нуждаться в отдыхе. До сих пор его пленник предпочитал лишь замедлять их продвижение.
— Пожалуйста, — произнес он, пугая девушку и самого себя.
Их взгляды встретились, и ей снова показалось, что она падает в неведомые глубины. Теперь глаза его не скрывала тень, но девушка все же ничего не смогла прочесть в них. Она лишь знала — несмотря на все, что между ними было, ее влечет к нему, как ни к одному мужчине прежде, и ей снова хочется очутиться в его объятиях и почувствовать вкус его губ. Страсть билась между ними живым существом, соединяющим их интимными узами, хотя тела их и не соприкасались. Она дрожала от охватившего ее непрошеного желания. Лори заметила, как рука его дрогнула тем же непроизвольным движением, словно пытаясь защититься от того, что ему не подвластно.
Наконец она кивнула, чувствуя себя марионеткой в руках кукловода. Она увидела, как он взял поводья трех жеребцов — обоих гнедых, своего и Ника, и лошадь Бет Эндрюс, — и, чтобы помочь ему, занялась Клементиной и двумя вьючными лошадьми. Лори заметила, что он отстегнул постельные скатки, хотя и не расседлывал лошадей. Винтовка его оставалась в чехле — он все еще был настороже.
Он будет таким всегда, сказала себе девушка.
Она заметила, что он не надел на Ника наручников и ножных кандалов. Это подсказало ей, что рейнджер считает Ника слишком больным для побега. Настолько больным, что рейнджер не прибегнул к обычным предосторожностям. Но все же он приглядывал за своим оружием. Он остановился у ручья, подальше от места их стоянки. Морган молча поил лошадей, и она тоже молчала, а тем временем кругом опускались мягкие сумерки, и красные отблески неба тускнели, окрашивая его темной синевой, на которой загорелась первая звезда.
Интересно, был ли у рейнджера какой-то умысел, или он действительно хотел, чтобы она помогла ему с лошадьми, недоумевала Лори. Но тогда к чему «пожалуйста»? Почему бы не приказать как обычно? Но он терпеливо ожидал, пока напьются лошади, а затем вывел их на берег речушки и привязал к деревьям. Потом вернулся, отнес поводья и веревки к обеим вьючным лошадям и привязал их так же тщательно, как и прочих.
Морган вернулся к ней, его лицо казалось грубым в ночном свете, а внимательные глаза были непроницаемы. Вот он протянул ей руку в перчатке, и она удивилась самой себе, приняв эту руку.
Он подвел ее к тому месту, где берег образовывал естественное возвышение, и усадил на удобный холмик с удивившей девушку элегантностью. Затем присел рядом и, отведя в сторону взгляд, уставился на ручей, словно изучал некий неизвестный объект.
— Расскажи мне, что случилось в Хармони, — попросил он.
Лори ожидала услышать что угодно, но только не это. Впрочем, она поняла, что это не праздный вопрос, — такое не в его характере. Она всмотрелась в него, пытаясь отыскать суть его неожиданного интереса к случаю в Хармони.
— Зачем? — напрямик спросила она.
Вместо ответа он повернулся и посмотрел на нее. Глаза его выражали беспокойство, а морщинки вокруг глаз стали еще заметнее.
— Я хочу знать, — просто сказал он. Ее гнев, постоянно кипевший внутри и лишь усиленный грубым влечением к рейнджеру, вдруг прорвался наружу.
— Зачем? — повторила она. — Раньше тебе было наплевать. — Она заметила, как дрогнул ее голос, и рассердилась на себя за то, что показала свой интерес к его мнению и потому что ей самой это было небезразлично.
— Я хочу знать, Лори. — Неуверенность в его голосе исчезла. Вновь перед ней был требовательный рейнджер. Это был приказ, простой и четкий.
— Хорошо, — согласилась она. — Я видела все. А ты поверишь мне?
Он изучал ее, очевидно мысленно взвешивая ее вопрос, и она начала было подниматься. Его рука остановила ее и снова усадила на место.
— Просто возьми и расскажи, — потребовал он. Лори почувствовала, как у нее дрогнул подбородок. Она хотела этого, хотела, чтобы он выслушал.
— У нас есть младший брат, Энди. Он сделал ошибку, пытаясь ухаживать за дочерью Лу Уордлоу.
Рейнджер кивнул. Он видел Энди Брэдена — юного добродушного верзилу с явной бесшабашностью в характере.
— Лу и его сын, Уэйд, не желали видеть его рядом со своей принцессой, — с горечью сказала она. — Они, как и ты, считают нас грязными цыганами, — гневно добавила она. — Что ж, принцесса думала иначе, и однажды ночью она ускользнула из дома, чтобы встретиться с Энди. Уэйд выследил их и застал, когда они целовались за общими конюшнями. Он уволок сестру в сторону и стал хлестать Энди бичом.
Она помолчала, припоминая ночь, когда вся их жизнь изменилась.
— Ник и я, — она уставилась на ручей, — мы играли в покер в салуне и вдруг услышали, как кто-то сказал, что Уэйд Уордлоу обрабатывает бичом какого-то парня. Мы поняли, что это Энди. Мы уже пытались предупредить его насчет Уордлоу, но он не слушал. Мы выбежали и увидели лежащего на земле окровавленного Энди, а над ним, продолжая стегать его, стоял Уордлоу. Один из подручных Уордлоу стоял рядом с револьвером в руке. Когда Энди попытался перехватить бич, тот парень стал решетить землю рядом с ним. В ту ночь у Энди не было при себе оружия, да он все равно не справился бы с Уордлоу.
Ник кинулся к бичу, и Уордлоу ударил его, потом схватился за револьвер. Готов был стрелять и его подручный. Но Ник оказался проворнее: он ранил стрелка-подручного и бросился наземь, уворачиваясь от пуль Уордлоу. Уэйд продолжал стрелять, и Ник закатился за желоб-поилку и выстрелил. Он не хотел убивать Уордлоу, как не хотел убивать и его подручного. Но Уордлоу рассвирепел и принялся палить по всему, что двигалось, и пуля Ника попала ему в сердце.
Она смолкла, охваченная ярким воспоминанием. У нее не было тогда револьвера, только у Ника. Она побоялась шевельнуться, боясь нарушить цель брату, а потом Уордлоу был мертв… На миг Лори забыла, что рядом с ней рейнджер; она продолжала видеть улицу, на которой разворачивалось ужасное зрелище. Но тут она почувствовала, как ее онемевшие пальцы накрыла его ладонь, и безжизненно продолжала:
— Кто-то подхватил револьвер Уэйда Уордлоу, а его сестра заявила, что Энди напал на нее, а Ник хладнокровно убил ее брата, когда тот пришел ей на помощь. — Лори подняла глаза на техасца:
— Двое из очевидцев были подручными Уордлоу, другие работали на Уордлоу, остальные просто побоялись возразить.
— Что случилось потом?
— Пришли мой отец и Дэниэл, они оттеснили зевак, положили Энди в фургон и уехали. Ник знал, что будет дальше, знал, что в суде у него не будет ни единого шанса, поэтому уехал в другую сторону, пытаясь отвлечь шерифскую свору от остальных.
— А ты?
— Я знала, куда поедет Ник, и отправилась следом. С Энди были папа и Дэниэл. — Она помолчала. Ей не хотелось смотреть на него, чтобы не увидеть на его лице сомнение. — Ник, — произнесла она наконец, — всегда был самым сильным в семье, с тех пор как я помню. Я люблю папу, но он… фаталист. Он просто полагает, что все обернется к лучшему. Он всегда на стороне обиженных и, кажется, любит проигрышные ситуации. — Она посмотрела на рейнджера:
— Его семья владела рабами в Вирджинии. Он ненавидел рабовладение, открыто выступал против него и был лишен права собственности. Он два года учился в университете, любит книги и приучил любить их всех нас. Но он не мог добиться успехов в каком-либо деле, а может, у него не хватало терпения, чтобы обучиться профессии. Он присоединился к бродячей трупе «Чудо-препаратов» и унаследовал шоу после смерти владельца. Ему… нравится такая жизнь, он очень любознателен и обожает путешествовать и встречаться с людьми — а с труппой он может ездить куда и когда ему угодно. Однажды в пути он познакомился с мамой. — Она помолчала, вызывающе глядя на него. — Я знаю, что ты думаешь о нашей семье, но ты не прав. Папа… в общем, он никого не считает чужаком и всегда помогает тому, кто в беде. Он не видит ничего плохого в том, чем мы занимаемся. Наш тоник и «Целебные травы» никому не повредили, и к тому же мы веселим людей, лишенных развлечений.
Лори снова подняла глаза на Моргана, и в них блеснули озорные искры.
— Конечно, мы известны тем, что иногда «вытряхиваем» простаков, но только тех, кто жаден и кто может позволить себе лишиться денег. — Прикусив губу, она смолкла, затем продолжала как человек, решившийся говорить чистую правду:
— Мы с Ником иногда плутовали в карты, но только когда очень нуждались в деньгах. Мы хорошо играем и без шулерства, а нас обвиняли в нем, даже когда мы обходились без него.
Моргану хотелось улыбнуться. Снова эта чертовски обезоруживающая откровенность. Эта завораживающая своим хитроумием логика. Но он заставил себя сдержаться, не желая прервать поток слов и лишиться шанса узнать о девушке побольше. И о ее семье.
— Мы никогда не были одиноки, — продолжала Лори, — потому что нас было двое. — В глазах ее мелькнула грусть, и Морган понял чуть больше о привязанности между Лори и Брэденом. Нас было двое. Что бы она ни говорила, в детстве она вела одинокую жизнь. Ни корней, ни родных вне круга семьи. Но если она и сожалела об этом, то не показала виду. — Мы все время встречались с чем-то новым. Папа всегда подыскивал бродячего артиста, способного научить нас с Ником самым разным вещам.
— Включая искусство стрельбы, — вставил он лукаво. Она посмотрела на него и кивнула.
— И еще трюки с лошадьми, пение и игра на различных музыкальных инструментах. Кроме гармоники, Ник умеет играть на гитаре и банджо. — Лори чуть поколебалась, затем медленно продолжала:
— По-моему, мне всегда нравилось это больше, чем Нику. Я люблю детей и… люблю петь для них. Мне всегда нравились представления с меткой стрельбой. Я прекрасно стреляю.
Она снова намекала, что при желании могла запросто убить его.
— Ник… тоже хороший стрелок, — заговорила она после минутной паузы. — Но он не всегда вкладывал в это сердце. Во время войны Ник хотел вступить в армию, но чувствовал, что мы нуждаемся в нем: мне было только десять, Энди — шесть, и Ник беспокоился о нас. А в последнее время… ему хотелось завести ферму.
Лори посмотрела в глаза рейнджеру. Она рассказала свою историю и пояснила суть дела, стараясь сделать это как можно лучше. Теперь она пыталась выяснить его реакцию, разгадать, понял ли он все, что она сказала о невиновности Ника и о том, какой он добрый парень.
Ее сердце заледенело: лицо его по-прежнему было каменным.
— Ему придется вернуться обратно, Лори, — медленно и четко произнес он. — Но я помогу ему.
Лори расслышала лишь первую часть. Вторая мало что означала. Ничто не спасет Ника в Хармони. Ничто. Об этом позаботится премия в пять тысяч долларов. Он не поверил ей, ничего не изменилось. Она снова начала было подниматься, но его рука снова остановила ее.
— Отпусти меня, — горько промолвила она.
— Лори, послушай меня, — произнес он тихим, но настойчивым голосом. — За его голову назначена большая премия. Кто-нибудь потребует ее.
— Неужели этим человеком будешь ты?
— Проклятье, я вовсе не собираюсь получать эту премию. Я уже говорил тебе об этом.
— Я не верю тебе, — солгала она. Лори верила ему, но ей хотелось обидеть его, как он обижал ее. Он застыл:
— Я никогда не охотился за человеком ради денег.
— Так почему же?.. Из-за того, что вы похожи? Или ты боишься, что они будут охотиться на тебя?
Он вздохнул.
— Частично так, — подтвердил он. — Я был представителем закона всю жизнь. Увидеть свое лицо на плакате о розыске было для меня… оскорблением всего, во что я верил!
— Ты просто веришь в правосудие! — возразила она вне себя от ярости. Он заставляет ее сердиться все больше и больше. Потому что слеп… и потому что даже сейчас он влечет ее.
— Я верю в закон, — сказал он. — Обычно закон работает вполне сносно.
— А когда не работает?
— Я слежу за тем, чтобы он был справедлив.
— Ты сказал, что был в Хармони, — укорила она, — и был уверен, что Ник виновен.
Он кивнул:
— У меня не было причин сомневаться. Все рассказывали ту же самую историю.
— Но теперь у тебя есть причина? — спросила она, затаив дыхание. Может, она все-таки сможет убедить его отпустить Ника. — Тогда отпусти его.
— Ты не слушаешь, Лори. Ты знаешь, сколько убийц за ним охотится?
— Мы уедем далеко отсюда.
— Черт побери, ты не сможешь уехать настолько далеко.
Лори изумленно уставилась на техасца. Он не собирался отпустить Ника, чтобы она ни говорила и чтобы бы он ни думал.
— Но зачем ты тогда расспрашивал? Почему хотел узнать, что случилось в Хармони? — спросила она дрогнувшим голосом.
— Я не могу отпустить его, Лори, иначе вы оба будете убиты, а может, и вся ваша семья. Но как только мы очутимся в Техасе, я смогу помочь.
— То есть успокоить свою совесть, прежде чем он умрет, — дополнила она. Лори ненавидела слезы, уже начинающие пощипывать ей глаза. Рука рейнджера поймала ее за подбородок и подняла лицо девушки, чтобы встретиться с ней взглядом.
— Я не хочу, чтобы с тобой случилась беда, — произнес он тихим охрипшим голосом.
Глаза его горели убеждением, и синева их сгустилась настолько, что они казались темными в вечерних сумерках. Она никогда не видела у него таких глаза. Он постоянно окружал себя такой стеной одиночества, что ей казалось немыслимым проникнуть в созданный им мир. Он всегда казался ей одиноким человеком, познавшим искусство одиночества и даже пытавшимся выставить его добродетелью.
У него сжалось горло, и она почувствовала его волнение и мучительные сомнения, но все же поняла, что он не откажется от того, что задумал.
* * *
Морган боролся с собой, но безуспешно. Он следил за эмоциями девушки, за искренностью, с которой она подбирала слова в защиту того, кого любила. Гнев. Печаль. Мольбы. Он чувствовал, как ненавистно ей упрашивать его. И что-то рухнуло в его потайных, охраняемых закоулках. Распахнулся некий люк, и обнажились одиночество и пустота, составляющие неотъемлемую часть его сущности.
Он хотел, чтобы она поверила ему так, как верила в Брэдена. Но он не знал, как добиться этого. И тут он не выдержал: в нем бушевали влечение и желание и продолжала таиться надежда, что ему как-то удастся заставить ее поверить в него…
Голова его склонилась. Губы встретились с ее губами. Вначале они были грубыми от неуемной жажды, которую он не в силах был обуздать, а ее губы сопротивлялись, но потом уступили его настойчивому напору и ответили столь же жадно, как и его. Впрочем, он не ощущал себя победителем. Он чувствовал ее сопротивление, ее гнев на себя за уступчивость. И ему хотелось погасить этот гнев, хотелось больше всего в жизни.
Морган никогда не был нежен с женщиной. Но он не был и груб, а был просто… надежен. Умел заботиться о необходимом. Он смотрел на лицо Лори, на котором отражались противоречивые переживания, и ему хотелось быть нежным, заслуживающим доверия. Он хотел намного больше того, чем когда-либо давал или получал.
Ему хотелось исследовать в ней все. Хотелось видеть ее улыбку и то, как загораются неожиданной радостью ее глаза. Ему хотелось, чтобы ее глаза загорались для него. Его поцелуй стал более нежным, глубоким и желанным. Руки Моргана обняли ее, тело девушки расслабилось в его объятиях, и она распахнула для него губы. Чуть-чуть доверия. Совсем чуть-чуть, но он возьмет сколько сможет, — подумал он, охваченный восторженным порывом.
* * *
Ей не хотелось отвечать ему. Она хотела оттолкнуть его, назвать убийцей. Но Лори не смогла ни того, ни другого. Ей показалось, будто она предает все, что любила и лелеяла, когда губы ее ответили на его поцелуй и ее охватил жар влечения, почему-то не потушенный гневом, одиночеством и неуверенностью, отягощенными чувством вины перед самой собой. Наоборот, этот жар как будто питался именно этими эмоциями.
Милые Мария и Иосиф, как он нужен ей. У нее уже не осталось иллюзий, что он сможет помочь, но ее привлекала его несгибаемая убежденность. Он мог бы солгать, но не солгал. Он был ее врагом и только что сказал, что останется им и впредь, но все же…
Он наполнил ее сердце, тело, душу и разум поразившей ее завершенностью своей натуры. Когда он был рядом, когда прикасался к ней, у нее не оставалось воли. И, Боже милостивый, как он прикасался к ней! Повсюду. Его губы твердо лежали на ее губах, его настойчивый язык исследовал глубины ее рта, вначале жадно, затем соблазнительно нежно. Удивительно нежно для такого жесткого человека с несгибаемой натурой. Его длинные пальцы нежно помассировали ей шею, вскоре напряжение покинуло усталые мышцы, и тело девушки расслабилось, и в то же время она испытывала пронизывающие волны желания.
В ней росло обжигающе-горячее чувство; оно внедрилось в ее сердцевину и посылало покалывающие сигналы в каждое нервное окончание. Она ощущала в нем нежность, о которой не подозревала раньше, и все ее опасения и решительность таяли под его прикосновениями. Она нуждалась в силе, хотя и боялась ее. Он отнял губы от ее губ и, осыпая ее шею легчайшими поцелуями, уложил ее на постель из мягких и сухих сосновых игл. Его руки, едва касаясь, погладили ее шею, затем опустилась на плечи. Он склонился ниже, и его язык легко пробежал по щеке девушки.
Тело Лори содрогнулось в ответ, испытывая искренний восторг перед этим даром, столь необычным для мужчины такого склада, явно не привыкшего к подобным ситуациям. Он хрипло прошептал ее имя и запнулся…
Но слова между ними были невозможны. Лори не могла их вынести, как не могла вынести обещания и отсутствие обещаний. Она не смогла бы вынести пробуждения к реальности своего положения или же осознания того, кто был с нею рядом. Она могла только чувствовать. Он снова взял ее губы в плен с той же мучительной страстью, которая сотрясала и ее тело. Жажда была столь острой… но в то же время утонченно новой, необычной и чудесной.
— Лори? — Вопрос прозвучал так тихо, что она еле расслышала его. Пристальный и задумчивый взгляд рейнджера тоже вопрошал ее. Ее ладонь легла на его обветренное лицо, казавшееся грубым из-за темной щетины. Но глаза его светились вопросом, и в их глубине горело ярко-голубое пламя.
Она не знала, как обратиться к нему. Он всегда был просто «рейнджер». Безликое имя для врага.
— Морган, — подсказал он, будто читая ее мысли, и пальцы его зарылись в ее волосы, расплетая одну из кос.
— Морган, — повторила она, как бы ощущая на языке что-то необычное.
— Не так уж трудно выговорить, а? — чуть задумчиво произнес он.
— Нет, трудно, как и все в тебе, — прошептала она. Его губы дрогнули и еле заметно улыбнулись.
— Вы очень проницательны, мисс Лори, — пошутил он.
Лихорадочный жар внутри нее усилился. Она ощутила, как напряглась в нем плоть, натягивая ткань брюк, и вспыхнула. Он все еще ожидал ответа на вопрос, витающий в воздухе. Ее рука поднялась и зарылась в его густых темных волосах. Он склонился и снова поцеловал ее, на этот раз с нежной яростью. Малейшее движение его тела и рук заставляло ее тело петь. Это было пробуждением, бьющим через край с каждым новым ощущением и заставляющим ее вздрагивать под невыносимым гнетом бурлящей в ней страсти.
Она ощутила, как его руки расстегивают платье, затем проникают под сорочку и ласкают ее груди, дразня соски пальцами. Когда он коснулся губами ее груди, ей показалось, что в венах заструился теплый мед. Она прошептала «Морган» и почувствовала, как его тело напряглось, когда он услышал долгожданное.
Он обнял ее за шею, и она чуть подняла голову, чтобы прижаться к его темным волосам, а губы его продолжали исследовать, дразнить и искушать. Ей казалось, будто она очутилась в водовороте чувств и ее увлекают вниз его бурные, крутящиеся течения. Она уже тонула в нем. Тонула в своей страсти к рейнджеру и к тому сочетанию нежности и еле сдерживаемой ярости, которое она всегда в нем ощущала. Его руки оказались на ее талии и потянули за панталоны. Она почувствовала, как они скользнули вниз по ее бедрам и прохладный воздух коснулся кожи.
А потом она неожиданно для себя уже помогала ему расстегивать рубаху, и руки ее порхали на его груди, едва касаясь новой раны и с большим любопытством поглаживая старые. Его грудь была жесткой как доска, не считая прекрасно вылепивших ее мышц. Пальцы девушки помедлили у его сосков, и она поиграла с ними, как прежде делал он с ней, а затем прочертила линию вниз, туда, где застегивались брюки. Он замер, потом быстро сбросил сапоги и брюки. Теперь он сидел только в длинных, облегающих мускулистые, поджарые ноги трусах.
Лори показалось, будто она никогда не видела столь сексуального и великолепно-первобытного мужчины. Идеального в своем совершенстве. Она протянула ему руку, и это было для него достаточным ответом. Он взял ее, повернул крошечной, в сравнении с его, ладонью вверх и провел по ее линиям другой рукой. Ей пришлось постоянно напоминать себе, что он «правша». Ведь она привыкла к Нику…
Эта мысль опустилась на нее зловещим предупреждающим грозовым облаком. Рука ее отдернулась в молчаливом протесте, и он на миг замер. Затем опустил свое тело рядом с нею и поцеловал ее долгим и требовательным поцелуем, пытаясь, как она поняла, изгнать незримо витающий между ними призрак. Этот поцелуй вызвал в ней громовые раскаты эмоций, обнаживших столь неуемное желание, что она поняла — она должна удовлетворить его, чтобы не взорваться. Она знала, ее выдают глаза, потому что следила этими огромными глазами за ним. Любя его. Ненавидя его. Желая.
Его тело со стоном двигалось, опускаясь и поднимаясь над нею. Она ощущала на себе его подрагивающую плоть; тела были разделены лишь тонкой материей, этим легчайшим барьером, разжигающим в ней горячую страсть.
Но вот эта материя исчезла, и Лори ощутила его гладкую кожу на своей теперь уже немыслимо чувствительной расселине между ног и требовательную дрожь собственной плоти. Она никогда не испытывала такой настойчивой дрожи и была испугана ее интенсивностью. Испугана и зачарована существованием подобной страсти, о присутствии которой не подозревала до последней минуты.
Вскоре она почувствовала, как его нежные, но настойчивые пальцы дразняще ласкают вход в ее лоно. Волны ощущений накатили на нее, когда эта часть ее тела потеплела и увлажнилась. Он обнял ее, привлекая к своему телу, лихорадочно ожидающему обещанного. Его руки дрогнули, и она увидела его лицо. Как оно сосредоточенно. Он поколебался, встретившись с ней взглядом. «Лори», — произнес он грубо, как человек, испытывающий невыносимую боль, а затем его напряженное, жесткое тело шевельнулось, касаясь и дразня ее сокровеннейшую часть. Она ощутила, как он медленно входит, и была поражена ощущением осторожного вторжения. Как странно и необычно… и в то же время утонченно. Но вот он вошел глубже, и она ощутила, как он напрягся, преодолевая что-то, и тут же пришла боль, настолько неожиданная, что девушка не удержалась и тихо вскрикнула.
Движение прекратилось, и она ощутила одновременно и непривычность его плоти в себе, и отступающую боль, и ощущение жадного смыкания вокруг него собственной сердцевины. Она почувствовала, как напряглось в нерешительности его тело и услышала его выдох и тихое проклятье. Затем ее пульсирующая сердцевина охватила его, и непонятная девушке жадность поднялась в ней, как бобовый росток легендарного Джека, дикий и неуправляемый.
— Морган, — шепнула она, даже не сознавая, что произносит его имя, пока оно не сорвалось с губ.
Его неровное дыхание щекотало ей волосы, потом его губы коснулись ее губ — легко, как крылья бабочки. Тогда жадно задвигалось ее собственное тело — о, как жадно! Она инстинктивно подняла тело ему навстречу, желая получить больше, и ощутила, как он наполняет ее, движется внутри в ритмичном танце, заставляющем ее взрываться эмоциями, а ее тайный ход оживает чудесными, дразнящими ощущениями, слишком тонкими для того, чтобы пытаться их понять. Но, несмотря на их волшебство, она знала, что они — всего лишь прелюдия на пути к некоей нирване, к неведомой цели, все еще не доступной воображению.
Руки девушки сомкнулись вокруг него, она целовала и покусывала его, инстинктивно обхватив ногами его ноги, чтобы завлечь его глубже, и его движения участились, усиливая ее ощущения до такой высоты, что ей показалось — она не сможет вынести их без воплей.
Она снова услышала собственный крик, но его губы прижались к ее губам, похищая из них звук, и он наконец извергся в нее последним толчком, посылая ей волны вздрагивающего тепла и удары восторга, потрясшие девушку и взорвавшиеся падающими звездами, с яркими и сочными шлейфами сияния. Тело ее охватила дрожь, но он уже успокоился в ней, удерживая ее крепко, как бесценное сокровище. Она чувствовала себе безмятежной и любимой. Ей было… так чудесно. Она была обновленной. Другой, но в то же время прежней. Будто стала богаче, найдя вдруг золотую жилу, способную изменить ее жизнь.
Он перекатился на бок, беря ее с собой, и она почувствовала, как тело его содрогнулось, а руки прошли по ней, словно отыскивая нечто чудесное. Эти руки были такими нежными.
Никто из них не произнес ни слова. Лори не хотелось прокалывать тот прекрасный кокон, в котором они находились. Ей так хотелось ощущать Моргана в себе и чувствовать прикосновения его рук. К щеке девушки прижималась его грубая щека. Вот он шепнул: «Боже мой, Лори», и это прозвучало криком боли, исторгнутым раненым животным на пороге смерти. Она закрыла глаза, зная, что эти чудесные минуты проходят ним обоим снова придется вернуться в мир, где нет места нежности и где их разделяет закон. Туда, где они запретны друг для друга, какой бы Бог ни управлял их судьбами.
Она почувствовала, как он вышел из нее и слегка отодвинулся. Его дыхание все еще было неровным. Слеза скатилась по ее лицу, и он смахнул ее. Она по-прежнему не открывала глаз: пока они закрыты, ей не придется отдавать себе отчета в том, что она сделала.
— Посмотри на меня, Лори, — сказал он. Но она не хотела смотреть. Ей хотелось свернуться комочком и просто страдать.
— Лори, — повторил он, и она заставила себя взглянуть ему в лицо — грубое и жесткое, но дорогое. Любимое и ненавистное. Нет, ненависти уже не было. И этот факт ранил ее так же, как раньше ненависть.
Он взял ее руку, сжал ее крепко, заставляя ее слушать и поверить себе.
— Доверься мне, — произнес он грубым от переполнявших его чувств голосом. — Доверься — и я помогу твоему брату. Обязательно помогу.
Будь это ее жизнь, она бы согласилась. Но речь шла о жизни Ника. Она знала, что Морган не обманывает. Он сделает для Ника все, что сможет, но что если этого будет недостаточно?
— Я… не могу.
Он немного помолчал, затем отодвинулся от нее. На лицо его снова опустилась маска безразличия, и он уставился на ручей.
— Что же тогда между нами было?
Это была любовь. Лори поняла, что полюбила его с той минуты, когда он приложил раскаленный нож к своей ране. С тех пор прошла почти целая жизнь. Она поняла это, когда ощутила его боль. А Морган… он тоже загорелся. Она знала, что его влекло к ней нечто большее, чем просто вожделение. Он был слишком нежен — слишком нежен, чтобы это было не так.
Но она не могла дать ему знать о своих чувствах. Они и так уже измучили друг друга.
— Страсть, — просто ответила она. — Просто… страсть. Мужчина и женщина.
Он повернулся к ней:
— Нет, это гораздо большее.
Она сглотнула. Она не могла отрицать это, потому что все еще сияла их близостью и тело ее словно горело от его прикосновений. Она все еще помнила изумление на его лице, когда оба они обессилели.
— Ничто не изменилось, — прошептала она. — По сути, все осталось как было.
Он продолжал пристально смотреть на нее, но она ничего не могла прочесть в его глазах в этой темноте.
— Черт побери, но почему ты не доверяешь мне?
Лори мучительно страдала. Она хотела поверить ему, хотела больше всего на свете. Но не имела права на доверие такого рода. Она пыталась не слышать грубой мольбы в его голосе, пыталась не сознавать, что он страдает не меньше ее, и пыталась не признавать тот факт, что ее отказ разбивает нечто хрупкое и прекрасное.
— Отпусти его, — сказала она. — Отпусти нас. — Слова застряли у нее в горле.
— За оказанные услуги? — горько произнес он, и слова рейнджера пронзили девушку.
— Да, — с вызовом бросила она.
— Извини, — холодно начал он, но поколебался, и глаза его смягчились, словно прочтя что-то в ее лице. — Но если бы я поверил, что это разрешит хоть что-нибудь, я бы отпустил. Но он не сможет убегать вечно, и я — лучший его шанс, хочешь верь, хочешь нет.
— Я не верю, — отрезала она, и прежнее разочарование вновь затопило ее своей горечью. — Ты просто доставишь правосудию своего парня, так? Ты даже не знаешь, что такое сострадание. Ты не знаешь… — Голос ее дрогнул, и она отвернулась.
Он ответил с бесконечной усталостью:
— По-моему, я доказал, что способен на человеческие чувства. — Он помолчал. — Мне очень жаль, Лори. Этого не должно было случиться. Я… просто надеялся… — Он замолчал.
Лори хотелось не слышать звучащего в его голосе отвращения к самому себе, но она не могла сдаться. Только не сейчас.
— Что мы не доставим тебе хлопот?
— Нет, не то, — сухо возразил он. — По крайней мере, Лори, дай мне слово. Хотя бы на время.
Боль пронзила ее еще глубже, чем минуту назад. «Зачем?» Она заставит его сказать это. Будь он проклят, она собиралась вытянуть из него объяснение.
Но он молчал и следил за нею темными, бесстрастными глазами, и она ощущала себя такой беззащитной, особенно в своей наготе. Лори увидела, как его взгляд пробежал по ней, в глазах его зажглось пламя, затем они снова сделались безразличными.
— Чтобы тебе не пришлось опять сажать меня на цепь? — спросила она холодным голосом. — Почему бы и нет? Это удается тебе лучше всего. Держать своих пленников на поводке, беспомощными и отчаявшимися. Ты чертовски хорош в этом… — Она смолкла, и голос ее вдруг дрогнул. Ее слова должны были ранить, и они ранили. Она заметила это по тому, как он откинул голову.
Он молча натянул брюки и сапоги, затем надел рубаху и застегнул ее с особой тщательностью, явно скрывая эмоции. Гнев? Разочарование? Он встал и подошел к дереву, молчаливый и одинокий, каким был всегда.
Чувствуя себя несчастной, она оделась. Это не должно было случиться. Но она знала, что нанесла удар, который он не забудет. Он вернулся к ней, и она заметила, как неестественно прямо он держит спину. Он помедлил, затем робко произнес:
— Лори, не ухудшай и без того неважные дела.
Девушка уставилась в землю. Она почувствовала, как у нее задрожали губы.
— Ты наденешь на Ника кандалы сегодня ночью?
— Он не оставляет мне другого выбора.
— Тогда тебе придется сделать то же самое со мной, потому что я попытаюсь освободить его любым способом.
Он громко вздохнул. Потерпев поражение, Морган отвернулся от Лори.
— Пора возвращаться, — устало заметил он. Отвязав поводья жеребцов, он, не взглянув на нее, повел их к месту стоянки.
Лори с минуту постояла, испытывая желание взять свои слова назад. Испытывая желание любить его. Доверять ему.
Но она не могла. Теперь она поняла, что такое настоящее одиночество. Полюбить человека, которому не можешь доверять и который не доверяет тебе. Она никогда не думала, что такое возможно, но теперь знала, что ошиблась.
Милая Мария и Иосиф, она поняла, что ошиблась.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Железное сердце - Поттер Патриция



Роман просто замечательный, абсолютно соответствует своему названию. Характеры главных героев прописаны идеально, очень постепенно оттаивало сердце сурового рейенджера. Но в итоге все таки счастливый конец. Поступки всех героев логичны и наблюдать как враги становятся самыми близкими друг другу было очень интересно. Жаль что Нику пришлось вытерпеть столько унижений и мук, хорошо что он смог простить это брату, хотя последний не задумываясь рискнула ради него жизнью.
Железное сердце - Поттер Патрицияната
26.11.2012, 15.01





Действительно хороший роман , очень красиво продуман и история тоже хороша ....но , бывают романы , которые затрагивают что-то в душе , этот для меня не такой ...но , хорош однозначно :)
Железное сердце - Поттер ПатрицияВиктория
29.04.2013, 12.31





Великолепно, восхитительно!!! Какие герои, какая любовь!! Необычная идея и интерес не ослабевает до самого конца. А какие любовные сцены! Обязательно прочтите.
Железное сердце - Поттер ПатрицияКорица
27.05.2013, 20.59





Замечательный роман.Братья-близнецы трагической случайностью разлученные сразу после рождения.Один воспитывается рейнджерами как сын полка в спартанских условиях,другой вырос в любящей и дружной семье.После череды драматических событий,они,наконец,узнают тайну своего рождения и обретают друг друга один с радостью,другой с некоторой горечью и неприятием.Но одна кровь и родство душ побеждают все преграды.Роман написан очень хорошим слогом.Переживания,мысли,чувства героев преподнесены чувственно и ненавязчиво,нет пустых диалогов,гл.героиня самоотверженная и преданная,гл.герои стойкие и мужественные.Сила воли рейнджера-близнеца вообще поражает своей непреклонностью.Красивая любовь и хэппи энд.Классный роман.10 из 10.
Железное сердце - Поттер ПатрицияСкорпи
29.06.2013, 23.52





Без сомнения присоединяюсь к представленным отзывам. Изумительный роман. Наслаждение для души. Чтобы не повторяться, советую всем: читайте !!!
Железное сердце - Поттер ПатрицияВ.З.,65л.
16.12.2013, 9.14





Прелесть. Роман о чувствах, настоящих и сильных. Достойнейший образец жанра. Без наигранности, чрезмерных соплей и с адекватными героями. Понравилось абсолютно все. 10 из 10
Железное сердце - Поттер Патрициянанэль
5.01.2014, 0.11





Roman prosto udivitelnij! Dazhe ne znaju chto eshe dobavit k predidushim kommentarijam. Eta istorija beret za dushu- silnije duhom ludi, o kotorij hochetsja chitat i chitat. Net shtampov i izbitih fraz, net nikomu ne interesnih ssor i nedoponimanij. Zdes est vse chto mne hochetsja videt v LR: lubov, predannost, samootverzhenie, uvazhenie drug ko drugu... Eto ne tepichnaja malishka-ne prohodite mimo! 100 ballov!!!
Железное сердце - Поттер ПатрицияZzaeella
11.03.2014, 1.59





Жаль, конечно, но меня не зацепила книга. Дочитала до 10-й главы и поняла, что все отношения Лори и Моргана притянуты за уши, они не вызывают у меня сопереживания, как обычно другие герои Патриции Поттер. Нет плавности. То они едят или сидят, то они воспламеняют друг к другу страстью на 3 абзаца, а потом снова на 3 главы никаких эмоций. Разочарована.
Железное сердце - Поттер ПатрицияСанСан
24.03.2014, 20.27





Чудесный роман! Редкий случай, когда история о двух братьях и одной девушке не имеет отношения к любовным треугольникам. Иногда было очень жалко Моргана - не заточен он под женщин детей и домашних свинок)))))
Железное сердце - Поттер Патрицияdeasiderea
13.10.2015, 3.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100