Читать онлайн Шотландская наследница, автора - Поттер Патриция, Раздел - 23. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шотландская наследница - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шотландская наследница - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шотландская наследница - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Шотландская наследница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23.

Бен не отходил от Сары Энн ни на шаг ни в ту ночь, ни на следующий день. На второй день после их возвращения из Глазго девочка окончательно пришла в себя. Бен объяснил ей, что у нее была лихорадка и она несколько дней была больна.
Сара Энн захотела покататься на Пепперминте и стала расспрашивать о Каллуме, но узнала лишь, что он уволился и уехал в Глазго. Она почти ничего не помнила о том времени, пока находилась под действием наркотика. Правда, вернулись ее ночные кошмары.
Пока Сара Энн поправлялась, Бен не мог думать ни о чем и ни о ком — только о ней, и не оставлял ее ни на секунду. Он знал, что должен помочь преодолеть ей страх. Вернуть ей уверенность. Ведь он не сможет быть рядом с нею всю ее жизнь. Хотя сейчас именно этого ему хотелось больше всего на свете.
Сара Энн была окружена всеобщим вниманием. Барбара подарила ей прекрасный вышитый жилет. Как пояснила Барбара, он принадлежал бабушке Сары Энн. Самой Барбаре его подарил когда-то ее муж Хэмиш. Бен был растроган этим подарком и особенно той искренностью, которой сопровождался дар Барбары. В ее голосе больше не слышалось ни высокомерия, ни кокетства — только участие.
Хью тоже заходил и даже пытался неуклюже шутить. Он совершенно не знал, как нужно обращаться с детьми, но Бен понял, что Хью делает попытку как-то извиниться за свое предыдущее поведение.
Сара Энн вела себя очень естественно. Она хихикала над неуклюжими шутками Хью и не скрывала восхищения перед подарком Барбары. Сердце Бена распирала гордость… и изумление перед тем, как быстро умеют дети восстанавливать свое душевное равновесие.
Элизабет тоже заходила — часто, каждый день, но была поглощена своими мыслями, и в ее глазах Бен видел борьбу с демонами прошлого. Он пытался помочь Элизабет справиться с ее состоянием, но она отвергала все его попытки. Она стала похожа на ледяную статую — с застывшим телом, с замедленной немногословной речью. Бен читал в ее глазах вину, и ему хотелось обнять Элизабет, успокоить — но она оставалась неприступной. И для него, и для Сары Энн. Для всех.
Несмотря на то, что вокруг них с Сарой Энн установилась атмосфера всеобщего внимания и сочувствия, в душе Бена час от часу росла решимость оставить Шотландию и вернуться домой.
Если он предложит Элизабет ехать вместе с ним, согласится ли она? Ведь она привыкла к жизни, в которой есть все. А там не будет ничего — ни поместий, ни слуг. Чужой для нее город — Денвер. Ему хотелось верить, что все это не испугает Элизабет — его Элизабет — независимую женщину с характером первооткрывателя, которую не устрашат трудности жизни в незнакомой стране. Но полной уверенности в том, что она согласится, у Бена не было, и он очень боялся услышать «нет». А если она скажет «да» — сможет ли она выдержать ту жизнь, на которую согласится — трудную, наполненную тяжелым трудом? Бен не может обещать ей богатства — согласится ли она на бедность?
Не возненавидит ли его за это?
* * *
На следующее утро после возвращения Сары Энн остававшиеся гости разъехались из Калхолма. Дрю вернулся из Глазго и привез свежие новости. Каллум Трапп покончил с собой в тюремной камере, вскрыв себе вены ножом, который ему каким-то образом удалось скрыть при аресте. Узнав об этом, Элизабет побледнела и исчезла куда-то на несколько часов.
Дружба между Дрю и Беном крепла с каждым часом. Только теперь Бен начал понимать, как много он потерял в своей жизни, привыкнув держаться в стороне от людей. С появлением шотландца оживилась и Сара Энн, которую тот без устали развлекал своими фокусами и карточными трюками.
В тот вечер, когда вернулся Дрю, Бен пригласил его к себе после того, как Сара Энн заснула — выпить по рюмочке.
— Вчера я получил письмо от Джона Алистера, — сказал Бен. — Он приедет завтра, чтобы подписать все бумаги и обсудить юридические тонкости.
— Официально? — остро блеснул глазами Дрю.
Бен кивнул.
Дрю ненадолго задумался.
— Так в чем же дело? — спросил он.
— У меня есть идея.
— Остаться?
Бен отрицательно покачал головой.
— Жизнь сельского джентльмена не для меня. Да я никогда и не собирался всерьез задерживаться здесь. Мне просто хотелось, чтобы Сара Энн нашла свою семью и получила свое наследство.
— А кончилось все тем, что ты открыл ящик Пандоры, — закончил за него Дрю.
— Что-то в этом духе. Но я просто не могу принять на себя управление Калхолмом. Пусть этим занимается Сара Энн, когда подрастет. А сейчас… Я не тот человек, который сможет обеспечить существование семье Гамильтонов. Я не фермер. А вот Хью… У него есть способности, и я думаю, что он справится с делами, если дать ему шанс. Я, разумеется, не такой дурак, чтобы оставить его без контроля и позволить ему разорить поместье. Я хочу предложить Алистеру продолжать опеку над Калхолмом, а хозяйство пусть ведет Хью.
— А как же лошади? — спросил Дрю.
— Они разоряют Калхолм, — медленно сказал Бен. — Даже если Шэдоу выиграет Гранд Националь, должно будет пройти еще немало лет, прежде чем конюшни начнут давать прибыль. У Калхолма нет этих лет.
Дрю тяжело вздохнул.
— Это разобьет сердце Элизабет.
— Верно, — согласился Бен. — Но Гамильтоны — включая Элизабет и Сару Энн — потеряют все, если не продать лошадей. И не использовать земли, отведенные под тренировочные поля.
— А Шэдоу?
— Шэдоу принадлежит Элизабет. А остальных нужно продать. Проклятие, Дрю, неужели ты думаешь, что я не знаю, как все это важно для нее?
Дрю задумался.
— Было важно, — сказал он наконец. — Я не думаю, что это осталось для нее таким же важным после всего, что случилось.
Бену хотелось бы поверить словам Дрю. Но он-то знал мечты Элизабет. Знал, сколько сил вложила она в их осуществление.
Не желая дальше толочь воду в ступе, Бен сменил тему разговора.
— Мне кажется, ты должен открыться ей, что ты — ее брат, — отрывисто бросил он.
— Нет, — покачал головой Дрю. — Она не простит мне, что я не сказал ей этого раньше. Элизабет очень требовательно относится и к себе, и к людям, которым она доверяет. Я не могу признаться, что обманывал ее так долго — пусть даже и против своего желания. Не сейчас. Не хватало ей узнать еще и о том, что ее отец был насильником.
Бен выругался.
— Ты — единственный человек, который может ей сейчас помочь, — сказал Дрю.
— Но как? — раздраженно спросил Бен. — Тем, что отберу у нее то, что так для нее важно?
— Ты важен для нее.
Бен скривил губы в циничной усмешке.
— Самым важным для нее всегда были лошади, Дрю. Элизабет не захочет иметь со мною ничего общего, как только я скажу ей о судьбе конюшни.
— Ты недооцениваешь ее.
— Отнюдь, — сказал Бен. — Я знаю, что она сильная. Но это разочарует ее во всем — включая меня. И я не могу…
— Не можешь чего?
Бен только пожал плечами. Сделал глоток виски и потерянно склонился над стаканом. Заметил, каким холодным стал взгляд шотландца. Дрю поставил на стол свой недопитый стакан и вышел, бросив на прощание ледяное:
— Доброй ночи.
* * *
Джон Алистер прибыл в Калхолм на следующее утро с официальным известием: права Сары Энн на владение Калхолмом утверждены. Дела имения передаются до ее совершеннолетия в руки опекуна, а титул и земли должны будут отойти будущему сыну Сары Энн.
Хью выслушал новости молча, Барбара с покорностью перед неизбежным, а Элизабет — с холодным равнодушием, в котором она неизменно пребывала с того момента, когда услышала признания Траппа.
После этого Бен провел около часа наедине с Алистером, задавая ему вопросы и выслушивая советы. Адвокат не был в восторге от планов Бена, но в конце концов согласился сделать все необходимое для их осуществления. Кроме того, для принятия планов Бена требовалось одобрение и согласие всей семьи, а в этой семье не было не только полного, но и самого элементарного согласия.
Бен отправился на поиски Хью с тем, чтобы он присоединился к нему и Алистеру, ожидавшему в библиотеке.
Хью ответил на просьбу Бена удивленным взглядом, но в библиотеку следом за ним все же отправился. Отказался от предложенного ему стаканчика виски и коротко заявил:
— Завтра же я покидаю Калхолм. Здесь мне нечего больше делать. Спасибо, что согласились взять на себя мои долги. Это больше, чем я ожидал.
И угрюмо уставился в пол.
Бен выдержал паузу и спросил его:
— Вы по-прежнему хотите уехать в Америку?
— А вам-то какое до этого дело, черт побери?
Бен никак не отреагировал на его грубость.
— А Барбара?
— Барбара никогда не покинет Калхолм, — пожал плечами Хью. — Особенно с человеком, у которого нет за душой ни гроша.
— Вы спрашивали ее?
— Нет, и не собираюсь, — ответил Хью. В глазах его промелькнула боль. И гордыня.
Что такое гордость бедняка, Бен хорошо знал. Даже слишком хорошо знал.
— У меня есть к вам предложение, — сказал он. Хью испуганно поднял голову.
— Какое? — подозрительно спросил он. Бен слегка улыбнулся. Он вспомнил человека, которому когда-то тоже сделал предложение. Как и Хью, он воспринял его с неохотой и подозрением. А затем Дьявол — а это был он — засунул-таки голову в мышеловку.
Хью с мрачным видом ожидал, что же ему предложит Бен.
— Вы могли бы взять на себя управление хозяйством в Калхолме? Так, чтобы имение приносило доход? — спросил Бен.
Хью угрюмо покосился в ответ:
— Не нужно шутить со мной, Мастерс.
— У вас были большие планы. Вы на самом деле готовы взяться за их воплощение?
Теперь Бен пристально смотрел на Хью, словно желая прочитать его мысли.
— Пока нужно содержать эту проклятую конюшню, ничего не выйдет, — пробурчал Хью.
— А если продать всех лошадей — кроме Шэдоу?
— А тренировочные поля?
— Отдать под пастбища.
— Арендаторы?
— Они должны остаться.
Хью тяжело посмотрел на Бена, словно пытаясь понять — то ли он рехнулся, то ли просто играет в какую-то жестокую игру.
— Зачем вы спрашиваете? — спросил наконец Хью.
— Проклятие, Хью, я жду ответа. Вы сможете?
— Понадобится какое-то время, чтобы все наладить, но в принципе — да. Черт побери, я уверен, что справился бы!
Этого ответа Бен и ждал. Ему не нужен был ни страх, ни бравада. Ему нужно было деловое согласие.
Хью продолжал смотреть на Бена так, словно перед ним был тигр, изготовившийся к прыжку.
— Зачем вы спрашиваете об этом? По-моему, из слов Алистера однозначно следует, что у меня нет больше никаких прав на Калхолм. Он сделал для этого все, что мог.
— Алистер боялся, что вы пустите имение по ветру.
Хью твердо взглянул в глаза Бена.
— Было время, когда я был близок к этому. У меня никогда в жизни не было ничего своего. Я полагаю, что это вам хорошо известно. Я — нищий. Как Эндрю Камерон. Человек с титулом, но без гроша за душой. Но я обнаружил в себе способность и огромное желание заниматься хозяйством — и одновременно огромное нежелание садиться впредь за карточный стол.
— Кое-кому такого нежелания так и не удалось дождаться до самой смерти.
— Имеете в виду Йена? — хмыкнул Хью. Бен кивнул.
— Я хочу вернуться в Америку. Я сказал Алистеру, что считаю вас тем человеком, который сможет успешно вести хозяйство в Калхолме до совершеннолетия Сары Энн. Продайте лошадей, но сохраните арендаторов. Их, кстати, можно будет нанять для ухода за овцами. Половина доходов — ваша. Вторую половину будем делить поровну между Барбарой, Элизабет и Сарой Энн — до ее совершеннолетия в виде вклада на ее банковский счет.
— А что потом?
Бен пожал плечами.
— Это будете в свое время решать вы с Сарой Энн. Не могу обещать, но надеюсь, что она оставит за вами ту часть имения, которая не войдет в завещание. А в крайнем случае вы сможете жить на сбережения, которые к тому времени успеете накопить. В любом случае это лучше, чем начинать в Америке с нуля.
На лице Хью стремительно отражалась целая гамма чувств: удивление, сомнение, рождающаяся надежда.
— А что будет с Элизабет? — спросил он. Бен вздохнул.
— Я еще не говорил с нею, а наш договор требует и ее согласия. Впрочем, я не думаю, что она станет возражать. Она знает, что содержать лошадей — непосильная нагрузка для Калхолма. Но Шэдоу должен остаться за ней.
Хью нахмурился.
— Я должен был бы последним высказывать свое мнение по делу, в котором замешана женщина, но вы и Элизабет… — он покачал головой. — Мы с ней разные люди, со своими взглядами на жизнь. Она была такой несчастной. Я никогда не видел, чтобы она так улыбалась до той поры, пока… пока не приехали вы.
«Только не в последние дни», — мысленно поправил его Бен. И все же надежда коснулась его своим крылом — словно сверкнул лучик солнца, пробившийся сквозь тучи в ненастный холодный день.
А вдруг…
Оставив при себе эти мысли, Бен резко сменил тему разговора:
— Барбара любит вас. — Улыбка на лице Хью погасла.
— Не уверен.
— Вы недооцениваете ее, — сказал Бен. — К тому же, как мне кажется, у нее при всем при том не такой уж богатый выбор.
— Вы всегда занимаетесь спасением заблудших душ?
Бен усмехнулся. Когда он пытался помочь Дьяволу, он не думал, что спасает тем самым заблудшую душу.
Может, он и додумался бы до этого, да только вряд ли эта мысль понравилась бы самому Дьяволу.
— Ну так что, беретесь? — спросил Бен у Хью. Тот кивнул.
— Да. И постараюсь не разочаровать вас.
— Знаю. Иначе я бы и не сделал вам этого предложения.
— Я солгал бы вам, если бы не сказал о том, что всегда желал взять в свои руки хозяйство Калхолма. Но я солгал бы и в том случае, если бы сказал, что полностью готов к этому. Переход от состояния «у меня нет ничего» к состоянию «у меня есть все» — штука непростая… и даже опасная.
Бен знал, что в этот момент Хью совершенно искренен. Разочарование и зависть привели к тому, что Хью ополчился на весь мир. Но при этом его никогда не покидал здравый смысл, и от этого ощущение невостребованности еще сильнее омрачало жизнь Хью. «У него было предостаточно времени, чтобы найти свое призвание в жизни», — подумал Бен.
Он протянул руку, и Хью пожал ее.
— Вам предоставляется полная свобода. Правда, мы договорились с Алистером, что он будет присматривать за делами, хотя и не будет вмешиваться без особой нужды.
— Этого вполне достаточно, отлично, — сказал Хью и смущенно моргнул. — А когда вы уезжаете?
Бен задумался. У него еще оставались здесь дела. Точнее, дело. Одно, но очень важное.
— Пока не знаю, — ответил он.
— Спасибо вам, — тихо сказал Хью. И широко улыбнулся — впервые с тех пор, как Бен увидел его в Калхолме.
* * *
Несмотря на удачный разговор с Хью, Бена не покидало тяжелое чувство.
Как рассказать Элизабет о своем решении? Как найти в себе силы расстаться с ней?
Бен медленно направился к спальне Сары Энн. Элизабет была там. Она сидела в кресле, опустив на колени раскрытую книгу. Сара Энн спала, прижимая растолстевшую Аннабел. На шее у Сары Энн снова был повязан шарф — привычка, от которой она почти было отказалась за несколько дней до своего похищения.
Бен посмотрел на Элизабет, которая вскочила с кресла с таким видом, словно хотела убежать прочь.
— Я зашла посмотреть, как она, — извиняющимся тоном сказала Элизабет, и в ее глазах Бен прочитал смущение. Она выглядела виновато — как всегда в последние дни.
А сколько времени потребуется ему самому, чтобы избавиться от собственного чувства вины? Дни? Недели? Месяцы?
Бен протянул руку.
— Элизабет.
Это прозвучало как просьба. Как тихая мольба. Элизабет нерешительно посмотрела на спящую Сару Энн.
— Дункан присмотрит за ней, — глухо сказал он. — Мне показалось, что я увидел на его глазах слезы, когда мы вернулись сюда с Сарой Энн.
— Это так, — согласилась Элизабет. — Она покорила его сердце так же, как покоряет сердце любого, кто знает ее.
— Да, — ответил Бен, но подумал, что им обоим известен человек, чье сердце осталось холодным к чарам Сары Энн, — это Каллум Трапп.
Воздух в спальне, казалось, звенел от несказанных слов.
— Дрю сказал, что он вскоре уезжает, — нервно сказала Элизабет. — Сара Энн будет скучать по нему.
— Он славный парень, — сказал Бен. Она наконец подняла на него взгляд.
— Как это вы с ним…
— Нашли общий язык? — закончил за нее Бен. Ах, как ему хотелось рассказать, кто такой на самом деле Дрю, но это был его секрет, а не Бена. Вместо этого он пожал плечами.
— Он очень чуткий человек.
Она удивленно посмотрела на него.
— Не многие распознали это качество в Дрю.
— Я думаю, что это отвечает его целям, — заметил Бен. — В этом преимущество любого игрока — в том, что никто не воспринимает его всерьез. В свою очередь, это позволяет ему видеть и слышать то, что скрыто от других.
Рука Бена по-прежнему сиротливо висела в воздухе.
— Элизабет, поедем верхом! Вдвоем!
Она удивленно вскинула бровь. В последнее время Бен не отлучался от Сары Энн ни на шаг — только чтобы встретиться с Алистером.
— Сара Энн теперь в безопасности. И потом, я же не могу быть с нею рядом всегда — всю жизнь. Хотя, по правде сказать, мне очень хотелось бы этого. Мы оставим с нею Генри, и я уже попросил Дункана, чтобы он присмотрел за девочкой.
Бену очень хотелось хоть на время увезти Элизабет подальше от этого дома, подальше от всех.
— Надежные защитники — Генри и Дункан — миролюбивый пес и ходячая древность, — сказала Элизабет, и в ее глазах впервые за долгое время промелькнула искорка жизни. — Прекрасная парочка.
Она ненадолго задумалась, а затем неожиданно согласилась:
— Хорошо. Я пойду переоденусь, и через пять минут мы встретимся на конюшне.
— А я тем временем оседлаю лошадей, — ответил Бен и быстро удалился. Сколько лет он был уверен в том, что умеет держать свои чувства под контролем. Но сейчас понял, что сильно заблуждался.
Он вынужден нанести Элизабет новый удар, и этого не избежать. Единственным утешением для него было думать, что тем самым он сохраняет для нее дом и приличный доход, дающий ей возможность не только безбедно жить — здесь или в любом другом месте, но при желании и завести даже новую конюшню. Но здесь, в Калхолме, этого сделать нельзя. Имение не в состоянии больше содержать такую ораву лошадей, не прокормит их.
Бену очень хотелось, чтобы Элизабет осталась с ним. Он не мог уже представить свою жизнь без нее. Сара Энн стала первой свечой, загоревшейся во мраке его жизни; Элизабет — второй. Но как мало он может предложить ей! В лучшем случае — небольшой домик, где они будут жить вместе с Сарой Энн. И скромные доходы от своей адвокатской практики, которая обещает быть не слишком прибыльной в таком тихом городе, как Денвер. А из денег Сары Энн он не возьмет ни пенни. Похоже, свой счастливый случай Элизабет должна искать здесь, а не в Америке. Здесь у нее есть шанс встретить человека своего класса — и при этом достаточно обеспеченного.
Бен был готов на любые жертвы, лишь бы Элизабет была счастлива.
Он оседлал Бейли и Шэдоу как раз тогда, когда из дома появилась Элизабет в зеленом платье для верховой езды. Она шла, гордо вскинув голову. Гордо — и это несмотря на бесчисленные удары судьбы, обрушившиеся на нее в последние дни.
Бену захотелось взять ее лицо в ладони и нежно поцеловать.
Но он сдержался и молча помог Элизабет усесться в седло. Она привычным жестом поправила складки платья, а Бен невольно вспомнил о том, как впервые увидел ее — перемахивающую на спине рысака через высокую каменную стену, сидящую в седле в своем мальчишеском наряде. Эта картина будет жить в его памяти до самой смерти.
— Куда поедем? — спросил он.
— К развалинам, — после недолгого раздумья ответила она.
Это было место, в котором Бен меньше, всего хотел бы очутиться. Но он кивнул, и они поскакали по пустынной дороге.
Солнечные лучи развели легкий утренний туман, и сейчас изумрудная зелень холмов мягко сияла, лаская глаз.
Элизабет очень любила холмы в такие прохладные ясные дни. Но сегодня и они не радовали. Ее душу тоже окутывал туман. Это был тяжелый туман, застилавший глаза не волшебной дымкой, а плотной пеленой недобрых предчувствий.
Сердце бешено стучало, и Элизабет не в силах была сдержать его. Бен ехал чуть сзади. Его присутствие Элизабет чувствовала каждой клеточкой своего тела. Так, как чувствовала его присутствие всегда. Чувствовала его напряженный, сосредоточенный взгляд.
Она очень хотела, чтобы он предложил ей ехать вместе с ним, постоянно молилась об этом в душе. Бен ни разу не сказал ей о своей любви — даже когда они стонали от наслаждения в объятиях друг друга. Когда это было? Неужели всего лишь несколько дней тому назад? Элизабет казалось, что каждое его прикосновение, каждый поцелуй говорят о любви — но как часто она ошибалась в этом человеке!
Она не знала, что будет делать после его отъезда. Останется в Калхолме? Уедет? Куда? Элизабет чувствовала себя одинокой, опустошенной. Предательство Каллума выбило почву у нее из-под ног. Ей больше не хотелось заниматься лошадьми. Они стоили жизни слишком многим людям. Джейми погиб из-за них, Бен и Сара Энн чудом остались живы.
Из-за них пошла наперекосяк вся ее жизнь. Из-за них Калхолм казался ей переполненным призраками.
Когда они достигли развалин, Элизабет позволила Бену помочь ей сойти на землю, и они уселись возле остатков некогда мощной стены неприступного замка. Отсюда открывался чудесный вид на озеро и на зеленые холмы, обступающие его. На зелени склонов тут и там виднелись белые пятнышки — пасущиеся овцы.
Картина была мирной, и ее покой так резко контрастировал с обжигающей болью в сердце Элизабет. Бен сидел молча, словно искал необходимые слова. Зачем? Она и так все знает. Ей захотелось взять его за руку. Прикоснуться. Но призрак Каллума Траппа стоял между ними, как неразрушенная стена замка. И Элизабет тоже продолжала сидеть — и молчать.
— Я буду скучать без всего этого, — негромко сказал Бен, глядя на зеленеющие холмы.
Каждое его слово раскаленной стрелой впивалось в сердце Элизабет.
— Тогда не уезжай.
Элизабет хотелось верить, что голос не выдал ее отчаяния.
Он взял ее руку, и от этого по телу Элизабет пробежала дрожь.
Наконец он заговорил — голосом низким и неуверенным:
— Я говорил тебе, что изучал право… должен был стать адвокатом. Это было еще до войны. Я помогал своему отцу-адвокату. Делал все, чтобы угодить ему. Все.
В голосе Бена Элизабет услышала горечь и усталость.
— Он говорил, что быть адвокатом — достойное занятие, и я верил ему, — продолжал Бен. — С этим чувством преклонения перед законом я и попал на войну. Попал, чтобы понять, какое это недостойное занятие — убивать других людей. А вернувшись домой, я обнаружил, что отец защищал интересы тех, кто на этой войне наживался — отсылая на фронт сапоги, которые разваливались в первой же луже, и ружья, которые разрывались от первого же выстрела. После этого я почувствовал отвращение к его практике. Не захотел я оставаться и в Чикаго — городе, где жила моя первая любовь со своим мужем-банкиром. Я решил найти повстанца — того, кто спас мне на войне жизнь. Смешное желание, может быть, но… Но я хотел хоть как-то вернуть ему долг.
Элизабет сжала его руку.
— А теперь ты все же хочешь вернуться к адвокатской практике?
Бен кивнул.
— Дьявол стал преступником не по своей вине. Его сделали таким продажные люди, сидящие в правительстве. Когда я был шерифом, я был орудием в их руках, — медленно сказал он. — И тогда я не только простил Дьявола, но и решил, что в своей конторе смогу принести людям больше пользы, чем разъезжая на лошади, выискивая тех, кто объявлен в розыск по всей Индейской территории, или выселяя с государственных земель несчастных бедняков. Я был готов. Сара Энн сделала мою отставку необходимой, но я смотрю теперь дальше.
Что-то в его голосе дало Элизабет понять, как дорого обошлась Бену его поездка в Шотландию. Он сумел отложить ради Сары Энн свои планы. Потерял мечты и надежды. Она не имеет права погружать его еще глубже в трясину проблем. Она должна облегчить ему жизнь.
— Я хотел, чтобы у Сары Энн была семья, чтобы ей принадлежало ее законное наследство, — все так же медленно добавил Бен. — Я и пальцем не притронусь к ее деньгам.
Он покачал головой и закончил:
— Но обеспечивать надзор за ее наследством я не в состоянии.
— Сара Энн унаследует все поместье, — сказала Элизабет, — такова была воля ее деда. А ты должен делать то, что считаешь необходимым.
— Я хочу вернуться назад, Элизабет. Я не фермер. И никогда не стану им.
— Я знаю, — прошептала она. — Я всегда знала, что ты уедешь.
«Но боль от этого не становится меньше», — подумала она и, помолчав, спросила:
— А Сара Энн?
— Сара Энн вернется вместе со мной, — ответил Бен. — Она американка, хотя Шотландия навсегда станет частью ее жизни. Мы будем приезжать время от времени.
Элизабет никогда еще не чувствовала себя такой опустошенной. Она даже не могла плакать. У нее не было сил на это.
— Элизабет, — сказал он, сжимая ее пальцы. — Я решил, что Хью сможет управлять Калхолмом под присмотром Алистера. Я уже говорил с ним, он согласен. Но я не могу подписать этот договор без твоего согласия.
Ей потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться. Затем она кивнула:
— Разумеется, я согласна.
Ей захотелось встать и уйти, пока Бен не увидел, насколько она расстроена. Он решит, что это из-за Калхолма, из-за лошадей, но это не так. Это только из-за того, что она безвозвратно теряет его, Бена.
— Шэдоу, разумеется, останется за тобой, — сказал Бен. — Но…
— Но остальных придется продать, — закончила она за него. — Я знаю. Возможно, я всегда это знала. — Голос ее был тихим, безразличным.
— Мне очень жаль, Элизабет, — сказал Бен. — Мне очень жаль, но в противном случае Калхолм ждет разорение. У Хью есть дельные идеи, а насчет арендаторов мы договорились, он их не тронет. Но продажа лошадей — единственное спасение для Калхолма.
Он немного помолчал и добавил:
— Алистер обещал зорко следить за всеми делами Хью.
— А Барбара?
— Полагаю, что она будет помогать Хью управлять поместьем, — слегка улыбнувшись, ответил Бен. — Вы обе будете получать свою часть от доходов.
— Весьма великодушно. Это моя ошибка…
— Проклятие! — взорвался Бен. — Нет ни в чем твоей ошибки! И у тебя остается шанс выиграть с Шэдоу Гранд Националь. Пусть твои мечты сбудутся.
Мечты. От них на сердце Элизабет остался лишь пепел. И как она смела надеяться, что он позовет ее с собой?
Элизабет освободила руку из ладони Бена и встала, борясь с застилающими глаза слезами.
— Мы будем скучать по вам и по Саре Энн. И по Аннабел.
Заметит ли он, с каким трудом удается ей сохранять спокойствие?
Элизабет двинулась к Шэдоу. Ей хотелось уехать прочь — и как можно скорее, но Бен нагнал ее, положил на плечо свою руку.
— Постой, Элизабет.
Она не обернулась. Не смогла.
— Оставьте меня, — сказала она, но голосу ее не хватало уверенности.
Бен стиснул руку Элизабет своими стальными пальцами и силой развернул к себе. Она прикусила губу, из последних сил сдерживаясь, чтобы не кинуться в его объятия.
— Не уходи, погоди, — прошептал он ей на ухо. Он тянул ее к себе — сильнее и сильнее, пока ее голова не легла ему на грудь.
Бен почувствовал, как ослабло ее тело, как ощущение близости растет между ними — растет и крепнет.
К черту рассудок. К черту расчет. К черту все преграды. Они созданы друг для друга, и он не отпустит ее.
— Бен, пожалуйста…
Он не прислушался к ее слабой мольбе. Заставил взглянуть ему в глаза.
— Что между нами, Элизабет?
Она стояла молча, впившись глазами в его лицо. Какие чудесные глаза — словно озера расплавленного золота. И как они близко…
Бен наклонился и поцеловал ее. Не нужны им слова. Ни сейчас, ни через годы — никогда. Он просто любит ее.
Бен поцеловал ее в губы, а затем принялся осыпать поцелуями все лицо Элизабет, шею, волосы…
Он старался целовать ее нежно, но его страсть требовала большего. Он хотел, чтобы она почувствовала его желание. Как, какими словами можно выразить тот огонь, что сейчас бушует в его сердце?
Элизабет откинула голову назад и ответила ему поцелуем — горячим и не менее жадным, чем его.
Бен поднял руку, отколол от волос прикрепленную к ним шпильками маленькую шляпку, отбросил ее прочь и погрузил пальцы в шелковистые волнистые волосы.
— Элизабет, — задыхаясь, прошептал он. — Как я хочу тебя…
Их тела были так тесно прижаты друг к другу, что, казалось, они стали единым существом, трепещущим от страсти. У Бена не было слов, чтобы выразить необыкновенное чувство — ощущение того, что в его душу возвращается жизнь.
Элизабет не смогла сдержать охватившей ее дрожи.
— Что с тобой, дорогая? — шепнул Бен.
— Люби меня, Бен, — шепнула она в ответ. — Люби…
Он снова прижался губами к ее губам. И в пламени их поцелуя исчез весь окружавший их мир.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шотландская наследница - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.13.17.18.19.20.21.22.23.24.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Шотландская наследница - Поттер Патриция



Очень-очень-очень даже ничего! Я до последнего не догадывалась кто, что,и почем! Читайте, интересно.
Шотландская наследница - Поттер ПатрицияЛеонтьевна
3.01.2013, 12.43





фу нудно читала просто из принципа
Шотландская наследница - Поттер Патрициябогдана
14.03.2013, 14.15





первое знакомство с Беном было в романе "договор с дьяволом", где парень был, несомненно, крут. там же и появилась его приемная дочь. может быть, именно поэтому читать продолжение было интересно. но даже и без того книга захватывает, хотя здесь нет такой страсти как в первой части, больше речь идет об интригах за право владения наследством и титулом
Шотландская наследница - Поттер ПатрицияОльга
27.05.2013, 21.30





Прекрасный роман!!!
Шотландская наследница - Поттер ПатрицияОленька
11.11.2013, 1.45





Роман хорош, но единственное что мне не панравилось -это история про Мери Мей(мать Сары). Автор вообще как-то неправильно описала её смерть- это ж в ,,Договоре с Дьяволом,, начало этой ,,эпопеи,,- Мери Мей умерла от ножевых ранений, а не от ,,шальной пули в перестрелке с Дьяволом,, . Это же потом сама автор (наверное вспомнила)) ) и пыталась исправить вскольз упомянув в конце романа. 9 баллов
Шотландская наследница - Поттер ПатрицияМаша
11.01.2015, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100