Читать онлайн Серебряная леди, автора - Поттер Патриция, Раздел - Глава пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряная леди - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 114)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряная леди - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряная леди - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Серебряная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятая

Ремонт в «Славной дыре» застопорился. В дверях, как часовой, торчала уродливая старая собака, будто ждала чего-то. Или кого-то.
Из рассказа Тедди Каталина знала, что Кантона не забрили в матросы; его бросили в тюрьму, обвинив в недостойном поведении и неповиновении властям. Нелепое обвинение. На Побережье не существовало такого понятия, как достойное поведение.
Каталина чувствовала угрызения совести, но не слишком сильные. В конце концов именно она спасла Кантона от незапланированного путешествия в Китай. Ей не хотелось детально разбираться в том, что явилось причиной ее странного душевного порыва по спасению конкурента; с одной стороны, она не просила Делани заходить так далеко, с другой… видимо, она ожидала чего-то подобного.
Что было, то было. Ничего уже не исправишь. Цель ею достигнута: незнакомца проучили и поставили на место. Наверное, теперь он уберется туда, откуда пришел… если выберется из тюрьмы. В тот самый момент, когда Кантон оказал сопротивление бандитам и не позволил себя схватить без борьбы, он нажил смертельного врага в лице капитана Делани. Кроме обычных в таких ситуациях неприятностей Делани пришлось понести материальные издержки и заплатить бандитам, которых капитан нанял, чтобы скрутить Марша, а тот неосмотрительно изувечил их. Это задело самолюбие капитана.
Каталина не была ошеломлена, когда узнала детали поимки Кантона. Он чуть было не прикончил четверых самых опасных головорезов в городе. И если бы одному из них не посчастливилось нанести Маршу Кантону сокрушительный удар…
Проклятие! Почему она и двух минут не может прожить, чтобы не вспомнить о нем? Прошло уже десять дней, с тех пор как он исчез, а Каталина все еще искала взглядом на улице высокого, стройного, элегантного мужчину, который одним своим присутствием подавлял людей.
* * *
Десять дней. Десять проклятых дней в проклятой клетке, пока, наконец, за астрономическую взятку ему не удалось уломать одного из охранников сообщить его адвокату о месте своего пребывания.
Тело по-прежнему саднило. Ребра болели, а кожа пожелтела в тех местах, где раньше красовались синяки и кровоподтеки. Рана на предплечье затягивалась крайне медленно, оставляя за собой уродливый шрам с краями-зазубринами.
Все проходит, кроме оскорбления и гнева. На протяжении десяти дней два этих чувства подпитывали друг друга. Его память хранила воспоминания о моментах унижения, которые ему пришлось пережить, и взывала о возмездии.
Первые несколько дней в тюрьме были для него временем сплошной боли. Тем не менее Маршу было безразлично, где он находится: степень оскорбления и желание отомстить были таковы, что жесткая постель для него была так же хороша, как и мягкая перина. Для выздоровления жесткая кровать даже полезнее: мягкая серьезно затруднила бы любое движение, каждое из которых было очень болезненным.
На третий день Марш окончательно пришел в себя и по-настоящему осознал все тяготы заключения: несъедобная пища, грязь, слежка и — самое главное — бессилие человека, заключенного в клетку. Пять шагов отделяли одну стену от другой, и его природная подвижность взывала о сострадании.
Кантон постоянно просил о свидании с Дэйвидом Скоттом и постоянно получал отказы. Ярость возрастала пропорционально безнадежности. Он занимал себя тем, что измышлял способы, как свести счеты с Каталиной Хилльярд. Самым убедительным казался Маршу постельный вариант. Он знал, как заставить женщину мучиться, не причиняя ей жестокой боли, но изысканным способом продлевая нарастание страсти. Он знал, как подвести женщину к вершине… и бросить ее в агонии ожидания.
А может… разорить ее. Во имя победы Кантон был готов рискнуть всем.
Каталина Хилльярд повысила ставку. Он не собирался проигрывать.
* * *
Дэйвид Скотт смотрел на своего бородатого, израненного клиента без видимой дрожи. По сравнению с тем, какой ненавистью пылали глаза Кантона сейчас, его прежняя воинственность казалась детской шалостью.
— Об этом ни слова, — сказал Марш. — Вы меня предупреждали. А сейчас — как мне, к черту, выбраться отсюда?
— Не хотите ли вы рассказать мне, что произошло?
— Я отправился на Побережье Барбары.
— Не моту ли я поинтересоваться зачем?
Марш хмыкнул.
— Просто прихоть.
— Довольно дорогая, в этом вы еще убедитесь, — прокомментировал ситуацию Скотт. — Я разговаривал с Делани, который составляет протокол обвинения. Против вас у него ничего нет. Это наше небольшое преимущество, — адвокат помедлил и продолжал. — К счастью, те двое, которых вы ранили, совершили много преступлений, и у полиции к ним целый ряд претензий. А капитан Делани долгое время поддерживал с ними деловые отношения. — Дэйвид снова сделал паузу. — И еще. Делани — завсегдатай «Серебряной леди».
— Я так и думал, — бесстрастно проговорил Марш.
— Я не предполагал, что Каталина Хилльярд может так далеко зайти, — пробормотал Дэйвид.
— А я думаю, у нее была еще более зловещая цель. Например, «шанхаировать» меня. Вы знаете, меня накачали хлороформом. Почему только я оказался в тюрьме, а не на корабле — вот загадка.
Дэйвид тоже выглядел озадаченным.
— Но вы — здесь! И слава Богу!
Марш улыбнулся одними губами.
— Вы очень наблюдательны. Что вы думаете обо всем этом?
— Что сделано, то сделано, — последовал мудрый ответ адвоката. — Вы выполнили свой гражданский долг, расправившись с этими подонками. Никто, а особенно капитан Делани, не захочет, чтобы газетчики и репортеры выволокли наружу кое-какие подробности этой истории, если дело дойдет до суда.
— Я и не подозревал, клиентом какого хитроумного и влиятельного адвоката являюсь.
— Сейчас мне придется вас разубеждать в этом, — сказал Скотт. — Как бы мне ни хотелось взять вас на поруки, я не могу.
— Кто тогда?
— Единственный человек, которого я знаю и который обладает для этого достаточным влиянием, — это Квинн Девро. Я уже переговорил с ним, и он согласен поручиться за вас.
Марш был ошеломлен.
— Ему-то это зачем?
— Пропади я пропадом, если знаю. Но он выручает людей из тяжелых ситуаций.
Маршу не хотелось быть обязанным. Интересно, какой ответной услуги потребует Девро? Дэйвид, кажется, прочитал его мысли.
— Вы можете отказаться и навсегда остаться здесь.
Марш ответил холодной улыбкой.
— Как же я выйду отсюда без ботинок?
Скотт опустил глаза: Кантон стоял на грязном полу в одних носках; окровавленная рубашка и брюки были изодраны в клочья. Раньше Кантон выглядел если не модно, то респектабельно и ухожено. Должно быть, последние десять дней были для него равносильны аду. Дэйвид Скотт заметил, какой решительностью горели глаза Кантона. Они были еще безжалостнее, чем раньше. Дэйвид подумал, что он и сам бы решился на многое, если бы находился в таком положении, как Марш. Интересно, задумался адвокат, знает ли Девро, какого джинна он выпустил из бутылки?
— Я подумаю, что я еще смогу сделать для вас, — произнес Дэйвид, пропуская Марша вперед.
Дэйвид наблюдал, как медленно, стараясь не сделать лишнего движения, его клиент направляется к зарешеченной двери.
— Я думаю, вам следует показаться доктору.
Марш отрицательно покачал головой.
— У меня есть более важное дело.
Дэйвид настороженно взглянул в лицо Кантону.
— Если вы еще раз попадете сюда или решитесь посетить Побережье… Вы рискуете не отделаться только такими царапинами, как сейчас.
— Я не собираюсь делать ни того, ни другого, — резко отчеканил Марш.
Он не любил пускаться в откровенности с кем бы то ни было, но перед этим человеком он был в долгу. И перед Де-вро. Марш предполагал, что очень скоро узнает, чего хочет владелец отеля за свою услугу.
— Тогда…
Марш опередил предупреждение Скотта.
— Я знаю законы, Скотт, и буду действовать в соответствии с ними.
…за исключением маленьких хитростей, подумал он про себя. Десять дней он потратил на обдумывание способов возмездия.
— Вы — в отель? — спросил адвокат. — Я не отпускал экипаж.
Марш оглядел себя. Вид его вызывал брезгливое сострадание. От него исходил неприятный кислый запах давно немытого тела. Одежда была в ужасающем состоянии.
Дэйвид понял все без слов. Ему следовало бы заранее побеспокоиться о платье для заключенного. Нравы в тюрьмах Сан-Франциско ему были известны, хотя и не в таких уродливых подробностях. Обычно он представлял интересы бизнесменов, а не бандитов. Знакомство с Кантоном существенно расширило рамки представлений Скотта о жизни в самых разных ее проявлениях.
— Я отвезу вас к себе, — как о решенном деле сообщил адвокат. — У меня дома вы сможете принять ванну и выбрать себе подходящую одежду.
— Я заплачу за нее, — вынужденно грубо бросил Марш.
— В этом нет необходимости.
— Есть, — закончил переговоры Кантон тоном, не терпящим возражений.
Одно дело платить человеку за услуги, совсем другое — принимать одолжения. Если за последние пятнадцать лет он ни разу не находился в положении облагодетельствованного, то за последний час ему сделали сразу два одолжения. Размер одного из них он, по крайней мере, может уменьшить.
— Ну, только если вы сами хотите это сделать.
— Да хочу, — угрюмо оборвал адвоката Марш.
Выйдя из грязной камеры, он преодолел не менее грязный тюремный коридор и вышел вслед за Дэйвидом на залитую солнцем улицу.
* * *
Жена Дэйвида Скотта рассматривала Марша не с ужасом, к чему он был готов, а с интересом. Является ля это следствием хорошего воспитания, размышлял Марш, или привычки общения с клиентами мужа, или для нее в этом городе не осталось ничего удивительного.
Как бы там ни было, женщина покорила Марша своей мягкостью и доброжелательностью. Кантон был удивлен настойчивостью, с какой Скотт уговаривал его надеть один из лучших своих костюмов. Марш не привык к мягкой настойчивости в обхождении, но она ему понравилась, хотя внешность свою он менять не желал. Он потратил слишком много усилий, чтобы выглядеть старомодно-респектабельным.
Из дома адвоката они направились к Квинну Девро. Марш давно уже принял решение оставить роскошные апартаменты «Дворца спокойствия» и поселиться в «Славной дыре». На восстановление салуна требовалось слишком много средств, чтобы он мог позволить себе комфортную жизнь.
Девро находился в своем кабинете. Одна стена была застеклена полностью. Другие были украшены прекрасными картинами, из которых одна, по мнению Кантона, была просто гениальной. На картине была изображена радуга, которая казалась такой живой, что Марш едва подавил желание подойти и прикоснуться к ней.
— Это работа моей жены, — гордо сообщил Девро.
— Замечательная картина.
— Да, — согласился Девро. — Приходите к нам как-нибудь на обед, и я вас познакомлю с супругой.
Марш испытывал угрызения совести, подобные тем, что заставили его помучиться в доме адвоката. Кантон попытался побыстрее отделаться от этого давно забытого чувства. Боже! Неужели он не готов к общению ни с кем, кроме картежников и наемных убийц?! На мгновение он вспомнил свою прежнюю жизнь: прелестные вечера и веселые балы, охота, дружеские вечеринки, приятная беседа за прекрасными сигарами и бургундским. Но тут он весь сжался. Он сознательно выбрал другой образ жизни, который не вязался с прелестями цивилизованного общества, и теперь слишком поздно сожалеть об этом.
Кантон ответил Девро уклончивым кивком, свидетельствующим о показном нежелании. Девро понимающе улыбнулся.
Марш почувствовал себя не в своей тарелке.
— Я просто хотел поблагодарить вас, — отрывисто выпалил Марш. Его слова и манера поведения говорили о том, что он не умел выражать благодарность. — Скотт сообщил мне, что именно вы способствовали тому, чтобы меня выпустили. Не знаю почему…
Девро поднял темные брови, которые контрастировали с седой шевелюрой. Трудно было определить возраст этого человека. Видимо, из-за той силы, которую излучали глаза и лицо Квинна, подумал Марш. Девро испускал такую энергию, над которой время было не властно. У Квинна Девро были голубые искрящиеся глаза. Сам он был строен и подтянут. В облике Девро было нечто, что заставляло Марша предполагать, что первый был не просто преуспевающим бизнесменом. С такими людьми лучше не ссориться. Тем не менее глаза Девро сверкали юмором и участием.
— Я не люблю несправедливости, — просто сказал Девро, — мне не нравится, когда четверо нападают на одного, которого и бросают в камеру.
— Как вы узнали об этом?
— Я многое узнаю.
— Это было не простое нападение.
— До меня доходили кое-какие слухи…
Марш решил копать глубже.
— О замечательной мисс Хилльярд?
— Я не знаком с леди лично, но я слышал о ней. И то, что произошло с вами, не похоже на ее способы борьбы. Может, я и ошибаюсь, но теперь вы знаете, с чем вы можете столкнуться. Вы уверены, что хотите продолжать?
— Больше, чем раньше, — с блуждающей на губах недоброй улыбкой ответил Марш.
— Я так и думал. Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
— Но почему? — неприлично и остро ответил вопросом на вопрос Кантон. — Почему вы беспокоитесь обо мне? Зачем вам это надо?
Девро медлил с ответом. Он не спеша подошел к бару, вынул графинчик.
— Не желаете?
Марш жестом отказался.
— Почему? — настойчиво повторил он свой вопрос.
— Вы напоминаете мне меня самого, каким я был несколько лет назад.
Марш недоверчиво оглядел своего собеседника. Квинн Девро был одним из самых уважаемых людей в Сан-Франциско. Его чтили за филантропическую деятельность.
— И что… Вы ничего не хотите от меня взамен на вашу услугу?
— Абсолютно ничего.
— Я не люблю быть в долгу.
— Я тоже не люблю. И не люблю, когда люди думают, что обязаны мне, поэтому забудем об этом. Отнеситесь к происшедшему как к моей прихоти. Я недолюбливаю капитана Делани, и мне нравится досаждать ему.
— Делали?
— Человек, который спровоцировал ваш арест. Будьте настороже.
Еще одна услуга. Марш поморщился.
— Учту.
Кантон направился было к двери, но вдруг повернулся:
— Я все-таки ваш должник.
И не дожидаясь ответа Девро, закрыл за собой дверь.
* * *
Много дней прошло с тех пор, как, раз привязавшись, мелодия не покидала Каталину.
Укладывая волосы в пучок, женщина состроила гримаску. Она совершала вечерний туалет.
Неужели эта мелодия никогда не покинет ее? Каталина хорошо запомнила мотив, хотя название произведения ей было неизвестно. Она знала такие песни, как «В поисках Бога» и «Желтая роза из Техаса», некоторые фривольные песенки и сентиментальные баллады. На этом знакомство Каталины с музыкой заканчивалось.
Женщина нахмурилась, уличив себя в отсутствии музыкального образования. Основам грамотности — чтению, письму и счету — она выучилась уже в зрелом возрасте. Ее учителем был Бэн. Он же познакомил ее с хорошими книгами, но их было тяжело доставать в шахтерских поселениях, а здесь, в Сан-Франциско, у нее просто не было времени на чтение. Может быть, когда-нибудь…
Но в области человеческой природы и человеческих отношений Каталина получила самое полное образование.
Ступай прочь, прогоняла она мелодию, преследующую ее. Но та все не отставала, и неожиданно женщина поняла, что мелодия звучит не у нее в мозгу, что она слышит музыку. В вечернем сумраке звучала чарующая мелодия.
Значит… он вернулся. Кантон. Каким-то образом он выбрался из тюрьмы. Неужели это Кантон играет?
Нет, это невозможно.
Но он вернулся. Его освободили. Каталина поежилась. Должно быть, он понял, что произошло. И почему.
Как он смог выбраться из тюрьмы? Он захочет отомстить. Но как?
Протяжная мелодия сменилась дикой жесткой музыкой. Мурашки побежали у нее по спине. В музыке слышалась угроза.
Через некоторое время Каталина подавила страх. Она привыкла сражаться. И для достижения светлой цели не следовало гнушаться даже грязными приемами.
* * *
За столом у задней стены зала «Серебряной леди» сидел Кантон. Разглядев бледно-желтые следы былых синяков и увидев, что Марш болезненно напряжен, Каталина неожиданно ощутила сильное чувство вины.
Блефовать она умела прекрасно. И знала, что никогда не следует избегать встречи с противником один на один. Особенно на своей территории.
Каталина подошла к столику, за которым сидел Марш.
— Мистер…
— Кантон, — слабо улыбаясь, напомнил Марш. — Тэйлор Кантон.
— Последние несколько дней у вас было тихо, — проговорила Каталина, глядя прямо в глаза своему неожиданному клиенту.
Глаза, лицо, даже улыбка Кантона оставались бесстрастными.
— Да, у меня были кое-какие дела, — улыбаясь, ответил он. — Думаю, что передышка была короткой. Завтра поутру мы продолжим ремонт.
Каталина неотрывно смотрела на Кантона.
— Вы остаетесь?
— О да. Если я начинаю дело, то довожу его до конца.
Впервые в его спокойном, ровном голосе проскользнул намек на чувство, и чувством этим было угрожающее предупреждение, но оно было таким слабым, что чуть не проскользнуло мимо чуткого уха Каталины.
— Значит, у нас есть общие черты, — парировала она, неискренне улыбаясь.
— Я думаю, у нас может быть очень много общего, мисс Каталина.
— Не думаю, — отрубила она, презрительно обороняясь.
Улыбка Марша выросла до ушей.
— Ну, давайте разберемся. Оба мы владеем салунами…
Марш лениво, но очень придирчиво ощупывал взглядом фигуру женщины. Каталина вспыхнула. С ней этого не случалось уже долгие годы. Без слов, но очень выразительно он определил, что у них есть еще общее: до боли осязаемое физическое притяжение, которое невозможно скрыть. Настолько сильное, что воздух между ними был напоен желанием. Марш тянул время, ожидая, когда осознание их общности гневом закипит в Каталине, заставляя ее разъяриться. Он медленно, взглядом раздевал женщину так, как никто никогда не позволял себе — с ленивой чувственностью, с выраженным пониманием того, что ее тело непроизвольно отвечает ему сладко-щемящим томлением плоти.
Изысканная пытка.
Она люто возненавидела его. Она ненавидела его за то, что он разбудил в ней женщину. Она почувствовала себя слабой. Перед ней сразу же встал вопрос: что она есть такое? И она ненавидела себя за это.
А он, загадочный, сидел, буравя ее глазами, похожими на зеркала, в которых фиксируется все, что происходит в тайниках души собеседника.
И это было опаснее всего. Значительно опаснее, чем открытые угрозы или выплескиваемая через край ярость.
У Каталины мелькнула мысль, не объяснить ли соседу, что она не собиралась причинять ему физического вреда, но любое объяснение было невозможно без упоминания о капитане полиции. И, в конце концов, оно ничего не даст. Именно она была первопричиной его злоключений и сомневалась, что Кантон поверит ей. Особенно тому, что она уберегла его от путешествия по экзотическим местам Востока. Вряд ли он оценит ее заботу.
Извиняться она тоже не хотела. Кэт не была лицемеркой. Она знала, что при необходимости она повторит все снова. И в следующий раз, пришла ей в голову порочная мысль, она так быстро не вмешается. Мысль о Кантоне, драящем шваброй палубу, оказалась притягательно-сладкой. В любом случае он заслужил все, что с ним случилось. Всякий, кто ходит на Побережье, — дурак. Вот правильно, похвалила сама себя Каталина, так о нем и думай. Как о дураке, а совсем не как о человеке, мужчине, который заставляет сладко трепетать все твое тело.
— Итак, — мягко добавил Марш, — кажется, у нас есть еще кое-что общее…
Казалось, он подыскивает слова, но Кэт знала, что это только для видимости. Интуитивно она прекрасно чувствовала его намерения, его мысли.
— …а именно — отсутствие милосердия, — закончил он фразу с волчьей улыбкой на лице. — Вы, наверное, согласны со мной?
— Наверное. А может, безжалостность и беспринципность больше подходят? — медленно произнесла Каталина, не прячась, принимая вызов.
— Так же, как и многое другое, — покладисто согласился Марш.
Каталина еще раз внимательно оглядела Кантона. Странно, но следы от синяков и кровоподтеков ничуть не портили его мужественного мужского лица, которое так привлекло ее.
И Каталина поняла, что бесполезно внушать себе, что он дурак. Неизвестно, почему он отправился на Побережье, но совсем не потому, что был дураком.
Каталина присела за стол. Ладони ее скользнули по гладкой деревянной поверхности. Все это было ее. Она создала и выпестовала «Серебряную леди», и она стала Ледяной Королевой Сан-Франциско. Обывателям она внушала если не уважение, то благоговение.
Женщине хотелось стереть этот ленивый, двусмысленный взгляд с его лица, даже несмотря на то, что это может быть опасно. Задеть его… в любом смысле… может быть даже смертельно.
Чувство опасности, которое исходило от Марша, смешивалось с горячей чувственностью, обволакивающей их. Эта смесь одновременно дурманила, опьяняла и наводила ужас.
Напуганная, но будучи не в силах остановиться, Каталина спросила:
— С вами произошел несчастный случай?
— Ерунда. Просто не повезло, — беззаботно ответил Марш. — Сначала я просчитался, потом они просчитались.
Она вопросительно посмотрела на него.
— Двое из них находятся в больнице. А может быть, и трое. Я не уверен.
— Да, Сан-Франциско — очень опасное место. Следует быть осторожным, выбирая маршрут для прогулок.
— Очень мило, что вы меня предупредили, — сверкнув зрачками, поблагодарил Марш.
— Конечно, вы хорошо вооружены, — Каталина продолжала невинный щебет, переведя взгляд с изуродованного лица на винтовку, пристегнутую к ремню.
Кантон кивнул.
— Теперь, когда я знаю, что можно попасть в ловушку, я буду настороже.
Кэт направила беседу в другое русло.
— Чуть раньше… я слышала музыку, доносившуюся из «Славной дыры».
Выражение лица Марша не изменилось. Он ничего не ответил, будто пропустил мимо углей слова женщины, как не стоящие внимания, и сделал глоток виски. Каталина получила щелчок по носу, но не унималась. Врага надо знать досконально.
— Это не вы играли?
Кантон смотрел сквозь нее и не отвечал. Не было необходимости тратить слова. Каталина подозревала, что он частенько использует этот прием. Кантон приковывал неподвижный, бесстрастный взгляд темных холодных глаз к человеку и смотрел до тех пор, пока не подавлял собеседника настолько, что тот забывал о своем любопытстве. А может, словесная игра утомила его?
Подтверждение было получено, предупреждение сделано, война объявлена. Кантон неожиданно резко встал. Худой, смертоносный, с винтовкой у бедра.
— Ну что ж… Я вас обо всем уведомил, — проговорил он, выходя из-за стола.
Потом он взял руку Кэт и поднес ее к губам. Как истинный джентльмен. Кэт застыла, пораженная его жестом. Он опалил ее своим прикосновением, и по всему телу разлился жар.
— До скорой встречи, дорогая, — насмешливо улыбаясь, попрощался Марш, отпуская ее руку.
Затем он бросил на стол пару монет и направился к выходу. Кэт с замиранием сердца следила за ним.
* * *
Когда Марш входил в «Славную дыру», на него зарычала собака. Он засветил масляную лампу и начал вразумлять бессловесное животное.
— Надо быть терпимее, — поучал он дворнягу.
Марш решил переночевать в зале и поставил походную кровать рядом со стойкой бара. Собака держалась на расстоянии, рыча время от времени, когда ей казалось, что Марш заходит на ее территорию.
Когда он вернулся из тюрьмы, собака сидела возле дверей и ждала. У Марша зародилось странное, теплое чувство, будто его встречают. В конце концов, это было нечто вроде возвращения домой после длительного отсутствия.
Марш вытянулся на одеяле. Из салуна «Серебряная леди» доносился громкий шум. Заведение Каталины фонтанировало весельем. Он закрыл глаза и представил себе зеленые глаза своей мучительницы. Она хорошо держалась и блестяще исполняла роль. Взяв над ней верх, он получит истинное наслаждение. Он обязательно одержит победу. Так или иначе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряная леди - Поттер Патриция



книга на один раз-хотя интрига присутствует.для меня еще плюс-тихас,каубои
Серебряная леди - Поттер Патрициявика
19.02.2012, 7.12





Мне книга очень понравилась. Интересные герои со сложной судьбой. Сюжет не стоит на месте. А самое главное (для меня) книга не «сопливая».
Серебряная леди - Поттер ПатрицияЕлена
24.05.2012, 9.39





Первая книга из серии мне больше понравилась,хотя и эта не лишена сложных судеб и изменений в ГГ. Второй раз перечитывать не буду,но потраченного времени не жалко.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияТАНЮШКА
17.10.2012, 13.17





сюжет интересен тем, что обычно, когда ГГ - наемник, убийца-профессионал, то Она какая-нибудь библиотекарь, учительница или что-то в этом духе, а в этом романе героиня - владелица салуна, тоже вдоволь хлебнувшая в жизни. их противостояние весьма любопытно. стОящая вещь, читайте, дамы, и наслаждайтесь.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОльга
29.05.2013, 19.00





замечательно! захватывает и держит в напряжении. временами ощущается такой накал страстей, как-будто читаете что-то из всемирно известного, "унесенные ветром", например. не банальные сопли, и это радует.
Серебряная леди - Поттер Патрицияallika
30.05.2013, 2.02





замечательно! захватывает и держит в напряжении. временами ощущается такой накал страстей, как-будто читаете что-то из всемирно известного, "унесенные ветром", например. не банальные сопли, и это радует.
Серебряная леди - Поттер Патрицияallika
30.05.2013, 2.02





Самое начало, и уже такой дикий переводческий ляп: "Меня зовут Кантон" - "Это первое или последнее имя?" Где эта переводчица учила английский???? Ведь элементарно: "Это ваше имя или фамилия?".
Серебряная леди - Поттер ПатрицияЛюблю умничать, что поделать...
7.08.2013, 19.48





Мне понравился роман, увлекательный, без соплей и занудства. Легко читается, а главное с интересом. Советую.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияАсем
15.08.2013, 20.54





сюжет интересен 10 б
Серебряная леди - Поттер Патрициятая
11.11.2013, 21.31





Роман иллюстрирует слова известной песни: " Вот и встретились два одиночества". Мне нравится читать, как двое побитых жизнью людей соединяются и создают семью.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияВ.З.,66л.
19.02.2014, 12.08





Очень хороший роман (как и все в этого автора)Оценка-9
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОльга)
31.05.2014, 19.54





Нормальная книга. Персонажи и история интересные. Но как и к другим книгам автора возвращаться и перечитывать не хочеться. 8 балов. Не худший вариант провести вечер за чтением этой книги.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОля
11.03.2016, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100