Читать онлайн Серебряная леди, автора - Поттер Патриция, Раздел - Глава двадцать третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряная леди - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 114)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряная леди - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряная леди - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Серебряная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцать третья

Кэт быстро поправлялась. Через несколько дней она была почти в полном порядке. Наверное, это от счастья, думала она. Она жила с ощущением счастья. По утрам Кэт стала напевать. Улыбалась без всякой причины.
Кантон проводил с ней много времени: приносил ей еду в постель, беседовал с ней. Он рассказывал о своем поместье, о своей семье. Говорил с ней свободно, как с близким человеком. Иногда с болью, иногда с душевным подъемом.
Каталина беспокоилась только о Молли да еще, пожалуй, о том, что газеты наперебой кричали о выстреле в «Серебряной леди».
— Теперь мы знамениты, — заметила она как-то Маршу, прочитав статью, которую ей принес Тедди. Сказав это, Каталина почувствовала, что Марша что-то беспокоит. Они прошли долгий путь навстречу друг другу, но кое-какие препятствия еще остались.
— Дорогая, я чертовски устал быть знаменитым.
— Это как-то связано с той статьей?
— Она — вранье от начала до конца. Я никогда не убивал Лобо, — и осекся. Он чуть было не выдал чужой тайны.
— Там не было Лобо?
— Нет, Лобо был, но мы никогда не сражались друг с другом. Просто однажды… наши пути пересеклись.
— Тогда почему…
— Потому что автор этого вонючего рассказа призывает каждого сопливого мальчишку, который хочет прославиться, поохотиться на меня, — ответил Марш. — Мне уже пришлось уложить не меньше двадцати мальчиков, чтобы самому остаться в живых. Это одна из причин, почему я приобрел «Славную дыру». Я надеялся, что Фриско находится далеко от тех мест, где меня знают, и я смогу затеряться здесь.
— Газетные истории…
— В конце концов, они не знают, кто я. Надеюсь, никому не придет в голову объединить в одно целое Тэйлора Кантона и Марша Кантона.
Но в голосе Марша не было уверенности. Во всех статьях подчеркивалось, что, несмотря на то, что стреляющий был признан невиновным, смерть обоих убитых наступила от точного попадания прямо в сердце.
Кроме того, Каталина беспокоилась за Молли. Бут Темплтон прислал отчет, в котором говорилось, что один из детективов следит за домом отца Молли, а сам Темплтон опросил всех тех, на кого Молли указала как на пострадавших от ее отца. Сыщик пытался также разыскать жениха исчезнувшей девушки.
В доме Хью и Элизабет девушка чувствовала себя прекрасно.
Тедди и Хью долго беседовали с Маршем, сознавшись, что первоначально Хью была уготована роль шпиона. Хью был готов уволиться, но Марш предпочел поверить Тедди в том, что Хью после двух недель работы на «Серебряную леди» сообщил ему о своей безусловной преданности Кантону. Теперь они все были заодно. От прошлого остались только некоторые вполне преодолимые неудобства.
Несмотря на некоторые тревоги, Кэт жила словно в другом мире, где не было места теням из прошлого.
Уже на второй день после того, как врач наложил швы, Каталина начала ходить, но вниз еще не спускалась. Плечо у нее было туго перевязано, и, если женщина начинала двигаться слишком быстро, раны напоминали о себе болью. Но никакая боль не могла омрачить ее радости.
Марш каждый день возил Кэт на прогулку в экипаже. Они уже не один раз наблюдали закат солнца, стоя на том самом утесе, куда Кантон привез ее в первый раз.
Через несколько дней после происшествия Марш усадил Каталину в экипаж, поставил туда корзину с припасами и объяснил вознице, куда ехать. Гром и молнии продолжали оставаться обязательными атрибутами их общения, которое теперь было лишено налета злобы и ярости. Каталина чувствовала себя в тепле и безопасности.
Добравшись до утеса, Марш отпустил экипаж, приказав извозчику заехать за ними через три часа. Утес был безлюден. Солнце собиралось уходить за горизонт.
Марш казался спокойным, хотя настороженность не покинула его окончательно. Кэт предполагала, что он всегда будет настороже, как всегда будут с ней ночные кошмары. Ей нравилась улыбка возлюбленного: долгая, ленивая, с подтекстом, она была намного добродушнее, чем раньше. Его улыбка многое обещала. Каталина и сама все время улыбалась. Главным образом от удовольствия видеть Марша. Чувствовать его. Весь путь к морю он не выпускал ее из своих объятий, хотя очень боялся причинить ей боль. Теперь они вели себя как близкие, родные люди.
Кэт промурлыкала одну из тех мелодий, что он играл, и на его вопросительный взгляд ответила:
— Я пристрастилась слушать, как ты играешь.
Марш, казалось, был изумлен, как будто и не подозревал, что кто-то мог слушать его.
— И я все не могла понять, — продолжала Кэт, — как такой негодяй, как ты, может играть такую прекрасную чистую музыку. Теперь поняла.
— Что ты поняла, дорогая? — поинтересовался Марш.
— Что под суровой внешностью падшего ангела скрывается доброе сердце.
— Падшего ангела?
— Я привыкла относиться к тебе как к Люциферу, падшему ангелу.
— А теперь?
— Не такому падшему.
— Частично? — усмехнулся Марш.
— Не хочется расставаться со всеми иллюзиями.
Никогда раньше Каталина не подшучивала над ним и удивилась, что ее добродушие привело его в восторг. Наверное, это часть любовных отношений. А она была влюблена и чувствовала это каждой своей клеточкой.
— Падший ангел, — улыбнулся Марш. — Не думаю, чтобы я когда-нибудь был ангелом.
— Я тоже.
Марш взял ее за подбородок.
— Сомневаюсь, — сказал он, и Кэт смущенно отвернулась, до того болезненно-сладко отозвались его слова в ее душе.
Когда они подошли к излюбленному месту, Марш расстелил на траве одеяло и начал вынимать содержимое корзинки. Жареный цыпленок, сыр, свежеиспеченный хлеб, фрукты и бутылка превосходного шампанского.
— Сейчас мы устроим проводы солнца, — объявил Марш.
— Я никогда не бывала на пикниках, — сокрушенно заметила Каталина.
— Если захочешь, сможешь устраивать себе пикник хоть каждую неделю. Чтобы восполнить упущения прошлого.
— Думаю, — медленно проговорила Каталина, — праздники надо устраивать только по особым случаям, чтобы они оставались праздниками.
Марш осторожно открыл шампанское. Ему хотелось каждый день превратить в праздник для возлюбленной. В ее жизни их было немного. И сейчас, поймав ее восторженный, детский, радостный взгляд, он почувствовал такой сильный прилив нежности, какой мог родиться только у человека с доброй душой. Маршу хотелось сделать для Каталины все то, что делали для него в детстве, создать мир, спокойный и радостный, где бы она могла любить и чувствовать себя в безопасности. И где бы нашлось место ему. Еще не поздно.
Они отщипнули по кусочку цыпленка. Ухаживая за возлюбленной, Марш угощал ее хлебом и сыром, но оба в значительно большей степени были поглощены друг другом, чем едой.
Солнце, превратившееся в огнедышащий шар, медленно тонуло в океане. Темно-синее небо уже кое-где было тронуто мягкими пастельными красками, сиреневыми и фиолетовыми, которые скоро превратятся в зловещие багряно-пурпурные тона.
Марш протянул Каталине бокал шампанского, и, приняв его левой рукой, женщина сделала первый глоток. Рука ее задрожала, неожиданно задрожала и суровая длань Марша. Каталина провела языком по губам, собирая капельки шипучей влаги. Маршу хотелось поцеловать ее прямо в губы, но он чувствовал, что не сможет ограничиться одними поцелуями. Кроме того, он боялся причинить ей боль. Он прекрасно знал, как болезненны такие раны, и сожалел, что удар ножа пришелся не по нему. Он был бы рад страдать вместо любимой.
Марш пригубил шампанское. Великолепно! Никогда напиток не казался ему таким превосходным.
Марш взглянул на Каталину, она на него… Когда стало невыносимо трудно сдерживать безмолвную страсть, Кантон пододвинулся ближе к женщине и обнял ее за талию.
— Вы прекрасны, мисс Кэт.
Бокал задрожал в ее руке. Близость Марша всегда рождала дрожь в Каталине. Как ей вынести это волнение, если он так близко, а она так хочет его?! Каталина сделала еще глоток, всем телом чувствуя его тепло и уют, который он дарил ей.
Лучи солнца расписали небесный свод красками, названий которых нет в человеческом языке. Люди плохо понимают язык неба. Искрящийся золотой пучок света прорезал небосвод, оставляя за собой ярко-красный хвост, и вдруг, как бы специально для них, уходящее солнце вспыхнуло в последний раз и скрылось в океане, и только светящаяся водная гладь осталась на память о солнце как напоминание о его грядущем возрождении.
— Сестра научила меня любоваться рассветами, — зачарованно прошептал на ухо Каталине Марш, — и очень расстраивалась, если я оставался равнодушным. И теперь, после ее смерти, когда солнце встает, я всегда вспоминаю Мелиссу.
— До сих пор?
— Да, я до сих пор думаю о ней, — печально ответил Кантон, — но мысли мои о сестре светлы. У нее был чудесный, сладостный голос, чистый, как колокольчик. Я часто аккомпанировал ей на пианино.
— Как ты научился так виртуозно играть?
— Ну хоть что-то я должен уметь делать, — улыбнулся Марш. — Моя мама была превосходной пианисткой и научила меня играть классику еще в детстве. Кроме того, я умел подбирать мелодии по слуху. До «Славной дыры» я вообще не играл, а здесь музыка вернулась ко мне. Похоже, она жила во мне, затаившись, дожидаясь своего часа.
Марш нагнулся и поцеловал Каталину в ушко.
— Я люблю тебя, Кэт.
Он и сам не думал, что может когда-нибудь выговорить эти слова, и вот они излились из него совершенно свободно. Каталина изменилась в лице. Даже в сумерках это было хорошо видно. И бриллиантовые искры потухли в глазах.
— Ты должен знать…
— Все, что я хочу знать, я знаю.
— Нет, — сказала Каталина и зажала Маршу рот ладошкой. — Сперва выслушай меня. Я не успокоюсь, пока ты не узнаешь все.
Он понимал, чего она хочет. Каталина не осознавала, что он уже ей все простил. Он и сам долго был в подобном положении, когда десятилетиями носил в себе свою черную тайну, которая разъедала его изнутри.
— Я была рождена в борделе, — монотонно начала она. И Каталина рассказала ему свою историю своими словами. И добралась уже до Бэна Эбботта.
— У Бэна был туберкулез. Здоровье его ухудшалось день ото дня, — голос ее дрогнул. — Он сказал, что хочет завещать мне все имущество, но для этого надо было пожениться, так как у него были братья и сестры, которые могли оспорить завещание. Сначала я не соглашалась, это походило бы на то, что я смирилась с его скорой смертью, но он настаивал. Через семь месяцев после бракосочетания он умер, — женщина прикусила губу и взглянула на Марша. — Годы с Бэном были наградой за все предшествующие, лучшим, что я изведала в жизни, но Джеймс испортил и это. Получается… у меня было два мужа.
Марш погладил ее руку.
— Но ведь ты не знала…
— Что я не была убийцей, хотя бросила человека подыхать, — мрачно закончила Каталина. Марш сменил тему.
— Как ты попала во Фриско?
— Я знала, что серебряные рудники скоро закроются, и мне хотелось попасть туда, где меня никто не знал, и начать все сначала. Во-первых, я хотела управлять салуном, во-вторых, я всегда стремилась жить возле океана. И все вокруг говорили, что Сан-Франциско — молодой, разрастающийся город, в котором деньги имеют большую силу, чем прошлое.
— Вот, значит, как появилась Ледяная Королева… — задумчиво произнес Марш.
— Потом… я выдумала себе… погибшую любовь. Это мне очень помогло, — продолжала Кэт. — Я отменная лгунья.
— Ты сделала то, что должна была сделать, — мягко прервал ее Марш. — Я даже не могу представить себе, сколько силы понадобилось тебе, чтобы выжить и более того — добиться успеха.
— Марш, а ты уверен… уверен ли ты, что, взглянув на меня однажды, не увидишь во мне Лиззи Джонс?
— Лиззи Джонс я вижу перед собой сейчас и восхищаюсь ею больше, чем кем бы то ни было в жизни.
Маршу очень хотелось, чтобы Каталина ему поверила.
Кэт замолчала. Она обдумывала и взвешивала его слова, как привыкла обдумывать и взвешивать все на свете.
Марш надеялся, что когда-нибудь она перестанет это делать.
— Но… есть… еще кое-что, — печально сказала женщина. Он ждал.
— Однажды у меня должен был родиться ребенок. По указанию матери меня усыпили, а когда я очнулась, его уже во мне не было. Долгое время я хворала и больше уже не могла забеременеть. Я думаю, что у меня никогда не будет детей.
По тому, как горько она это произнесла, Марш понял, что она очень хотела оставить ребенка. И он возненавидел то безликое и бездушное существо, которое называлось ее матерью.
Марш сжал руку Каталины. Сколько силы в этой женщине! Вся она переполнена любовью. Теперь он понимал, почему Каталина с таким сочувствием отнеслась к Молли. Как только женщина позволила своей любви выплеснуться наружу, та хлынула потоком, и сейчас ее любовь походила на критическую массу воды, перекрытой плотиной. Марш почувствовал прилив нежности к Кэт и подумал, не подойдет ли сравнение с водой и к его состоянию?
— Дорогая, — тихо сказал он, — я думаю, ты могла бы заботиться об очень многих людях. Вспомни, о чем тебе рассказывали Девро, — он помедлил и добавил:
— И обо мне тоже вспомни.
Прижавшись к Кантону, Кэт сжала в руках его руки. Он знал, что сказал все правильно. Он баюкал ее в своих объятиях, голова возлюбленной легла ему на грудь. Сердце его билось любовью к Каталине. Нежностью и глубокой, искренней гордостью за женщину, которая никогда не сдается, которая противостоит житейским неурядицам, способным сломить любого силача.
Марш поднял глаза к небу. На темный небосвод вкатывался бледный лик луны. Вокруг нее образовалось дрожащее сияние, и ночное светило казалось не плотным, а трепещуще-многослойным, живым, вздыхающим. Всего несколько звезд блестели в вышине, и Маршу захотелось собрать и подарить возлюбленной пригоршню звезд.
Кантон разлил по бокалам остатки шампанского. Каталина отпила немного из его бокала, и он слизнул шипучие капельки прямо с ее губ. Они соединились в глубоком поцелуе родных, любящих людей и долго сидели, тесно прижавшись друг к другу.
Пока не услышали шорох рессор подъезжающего экипажа.
* * *
Т. Дж. Симмонс просматривал на почте газеты. Он проторчал здесь все утро и собирался уходить. Уже третью неделю он читает эти паршивые газетенки. Он выбирает те, которые печатаются в других городах, стараясь хоть что-нибудь узнать о Марше Кантоне. Но, похоже, наемник затерялся как иголка в стоге сена.
Счастье слегка улыбнулось Т. Дж. Симмонсу в Военном департаменте, где ему удалось разыскать послужной список полковника Марша Т.Кантона, который сражался под началом генерала Мосби на стороне Конфедерации. У офицера, к которому поступил запрос Симмонса, был личный интерес к генералу Мосби и его подчиненным. Он с удовольствием пересказал и прокомментировал все подвиги Кантона. Симмонс не знал, достоверны ли сведения, полученные от офицера, но то, что они будут любопытны читателям, это уж точно.
Еще пара газет, и он отправится обедать. Обед предстоит легкий — за последнее время Симмонс сильно поиздержался. Услуги почты были дороги, как и услуги почтового чиновника, который за взятку позволял ему прочитывать все газеты.
Последняя из пачки, отобранной на сегодня, пришла из Сан-Франциско. Он отложил ее, даже не раскрывая. Невидящим взглядом Т. Д. Симмонс скользнул по первой странице — он чуть было не упустил золотую рыбку.
Владелец салуна в Сан-Франциско застрелил взломщика.
Симмонс не бросил статью только потому, что его интересовало все, имеющее отношение к криминалу и насилию. Но по мере чтения он все больше и больше воспламенялся.
* * *
Тэйлор Кантон, владелец салуна «Славная дыра», выстрелом из винтовки убил человека, угрожавшего владелице соседнего салуна «Серебряная леди». Это его второе убийство за месяц. Происшествие случилось прошлой ночью в комнате, занимаемой хозяйкой салуна Каталиной Хилльярд. Как и месяц назад, смерть наступила в результате прямого попадания в сердце.
Четыре недели назад мистер Кантон предотвратил похищение девушки, работавшей в салуне, и убил человека, замешанного в преступлении.
На этот раз преступник проник в спальню мисс Хилльярд, очевидно с целью кражи выручки. Мистер Кантон сообщил полиции, что он закрывал на ночь свое заведение, когда увидел, что некто прокрался по наружной лестнице на второй этаж и взломал замок. Решив проверить свои подозрения, мистер Кантон обнаружил, что взломщик, Джеймс Кэхун, угрожает мисс Хилльярд ножом. Во время схватки взломщик был убит, а мисс Хилльярд получила многочисленные ножевые ранения.
Мистер Кантон прибыл в наш город шесть месяцев назад с целью открыть салун. Долгое время город был наводнен слухами о вражде между владельцами двух соседних заведений, но теперь мы можем с уверенностью утверждать, что это домыслы, не имеющие под собой твердой почвы.
Полиция была удовлетворена объяснениями мистера Кантона и не предприняла никаких мер против него.
* * *
Кантон. Тэйлор Кантон. А имя офицера, воевавшего под началом Мосби, — Марш Тэйлор Кантон. Совпадение?
Пуля в сердце. Для этого надо быть снайпером.
Симмонс все больше и больше утверждался в подозрении, что владелец салуна и его герой одно и то же лицо.
История становится захватывающей. «Жизнеописание наемника» может сделать его знаменитым. И богатым.
Тем не менее деньги ему понадобятся значительно раньше. Забыв о еде, Т. Дж. Симмонс ринулся телеграфировать послание Тому Бэйли. Том уже заждался. Т. Д. Симмонс подарит ему шанс застрелить самого знаменитого снайпера на Западе, а сам будет поблизости, чтобы поведать публике, как разворачивались события.
* * *
Молли вышла на крыльцо и огляделась. Она должна нарушить запрет и отправиться по делам в одиночестве. От этого зависит жизнь Элизабет.
У Элизабет начались схватки. Это произошло сразу после того, как Хью ушел на работу, а сейчас схватки участились, и надо было спешить. Молли уложила Элизабет, сделала все, чтобы той было удобно. Теперь женщине требовалась иная помощь. Старшие дети были в школе, а младшие слишком малы, чтобы их посылать за доктором.
Молли знала, что последние роды были у Элизабет тяжелыми, и Хью настаивал, чтобы в этот раз пригласили врача, а не акушерку. Теперь, благодаря работе в салуне, Хью мог оплатить услуги доктора.
Молли огляделась еще раз. Ничего подозрительного. Привычно слонялись без дела безработные бродяжки.
Девушка почти дошла до клиники, когда услышала за собой шаги. Молли с тревогой осмотрелась. По проезжей части тянулись экипажи, вдоль витрин сновали люди. Она, разумеется, в безопасности. Но все равно боязно. Оглянувшись и увидев за спиной мужчину, Молли заторопилась. Она узнала одного из бездельников, которые слонялись около дома, и не на шутку испугалась. Ничего. Еще несколько шагов — и она у врача. Девушка побежала и, взлетев на крыльцо, бросилась в дверной проем. Приемная была пуста. Молли в отчаянии повернула обратно. На улице она могла бы во весь голос кричать о помощи, а здесь преследователь он схватил ее, зажал одной рукой рот, второй вывернул ей руку. Молли сопротивлялась, но мужчина все туже зажимал ей рот и нос, не давая дышать. Девушка отбивалась от него, пытаясь вздохнуть, но вдруг в глазах у нее потемнело, и она начала проваливаться в бездну.
* * *
«Славная дыра» процветала. Последние события подогрели интерес публики к обоим салунам. Известность, как философски заметил Марш, имеет и свои преимущества, и свои недостатки. Так же философски он отнесся и к убийству Кэхуна. После этого неприятного происшествия Каталина стала относиться к Кантону с несомненным доверием.
Если бы женщине не пришлось пройти через тяжкие испытания, он бы этого доверия не удостоился. Маршу до сих пор мерещился нож, приставленный к горлу Каталины, и страх в ее глазах.
Но прошла неделя, и глаза Кэт перестали туманиться ужасом воспоминаний. Марш виделся с любимой каждый день, каждый день возил ее на прогулки. Кантон предложил ей сходить в театр, но Каталина отказалась, зная наперед, какие кривотолки вызовет их появление вдвоем в общественном месте. Это означает демонстрацию отношений, втолковывала она ему, а ни ему, ни ей это не нужно. Итак, они ездили на прогулки на утес или катались по побережью. Иногда по вечерам Марш засиживался у нее в комнате, и они разговаривали. Кантон брал руку Каталины в свою, и они говорили, говорили… Пока у Кэт не зажило плечо, все остальное откладывалось на будущее.
Однажды, поздно вечером, Каталина сама пришла в «Славную дыру», и Марш играл только для нее.
Они врачевали друг другу души.
Марш услышал звон разбившейся бутылки и обернулся. Несчастный Хью стоял с растерянным видом, разглядывая, как по полу растекается темная лужа.
— Хью?
Хью направился в чулан, где хранились швабры.
— Это… все из-за Элизабет. Ей скоро родить, и я…
Марш только-только начал постигать беспокойства такого рода. Это любовь.
— Почему бы тебе не пойти домой и не пообедать с ней? — предложил он. — Я постою за стойкой.
— Но…
— Не могу же я допустить, чтобы ты перебил все запасы спиртного. Иди, пожалуйста, я попрошу кого-нибудь вытереть пол.
— Спасибо, — благодарно улыбнулся Хью.
— Не стоит благодарности, Хью. Я очень ценю тебя.
— Мистер Кантон…
— Ну, проваливай побыстрее, — обрезал его Марш, зная, что Хью собирается пуститься в объяснения, почему он нанялся к нему на работу.
Кантон не хотел ничего слышать. Он бы без Хью не справился. Он понимал это так же хорошо, как и то, что сейчас Хью ему предан беспредельно.
Хью кивнул, снял с вешалки куртку и вышел. Марш с головой погрузился в дела. А вечером к салуну подъехал экипаж, возница передал официанту записку, а тот Маршу. Записка была от Хью. «Элизабет рожает. Молли пропала. Пожалуйста, предупредите Тедди и мисс Каталину».
— Боже, — вздохнул Марш, — опять Молли.
Он хорошо помнил тот день, когда Кэт обратилась к нему с просьбой о помощи, а он…
Марш подозвал одного из самых надежных официантов и поручил ему бар до прихода второго бармена, работающего в ночную смену.
Итак, Молли скрывалась у Хью. Он не знал этого. Знал только то, что она в безопасности. Марш бросился в «Серебряную леди». За стойкой стоял Тедди. Ему Марш и передал записку. Пробежав ее глазами, Тедди пришел в ярость. Совершенно ясно, что бармен беспокоится о Молли. Впервые Марш заметил это в тот день, когда пытались похитить Молли.
— Где Кэт? — спросил Кантон.
— Наверху. Вы хотите ей сказать?
Марш дружелюбно положил руку на плечо Тедди.
— Что ты собираешься делать?
— Искать ее, — процедил Тедди.
Марш потянулся рукой к бедру. Винтовки не было. После убийства Кэхуна он убрал ее подальше, не желая наживать себе славу убийцы и давать пищу для сплетен досужим бездельникам.
— Давай сначала посоветуемся с Кэт. Я поднимусь с тобой.
Марш видел, что великан борется с собой. Он рвался в бой прямо сейчас. В конце концов благоразумие победило.
В два прыжка они преодолели лестницу. Тедди взволнованно постучал, и Каталина открыла дверь. При взгляде на Марша она зарделась от удовольствия, но встревожилась, всмотревшись в лица мужчин повнимательнее.
— Что случилось?
— Пропала Молли, — ответил Тедди.
Кэт онемела.
— Как это случилось? — наконец выжала она из себя.
— Не знаю, — ответил бармен. — Он… мистер Кантон… передал мне эту записку.
— Лучезарный Люцифер! — выдохнула Кэт, прочитав записку, и добавила:
— За домом ее отца следят сыщики. Если Молли доставят туда, мы об этом узнаем.
Марш с недоумением покосился на Каталину.
— Я наняла сыщиков, чтобы они разузнали, нет ли за отцом Молли чего-нибудь эдакого… — объяснила Кэт. — В последнем отчете говорилось, что у них появилась какая-то зацепка.
Тедди нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
— Я думаю, нам надо ехать прямо к Эдамсу.
— Тедди, может быть, ты подождешь, пока я дойду до сыскного агентства? — предложила Каталина.
Тедди покачал головой.
— Я знаю, где живет этот выродок. Я отправлюсь туда. Если Молли там нет, я все равно разузнаю, где она.
Кэт умоляюще посмотрела на Марша в надежде, что он остановит Тедди. Марш припомнил троих мужчин, участвовавших в попытке похищения Молли. Если девушку похитили по приказу Эдамса, на этот раз ее будут усиленно охранять.
Марш раздумывал. Он вспомнил страх, который жил в Молли. Он подумал и о том, что в юности Каталина тоже боялась преследования. Он не в силах помочь Кэт. А Молли?
— Сыщики в своих действиях ограничены рамками закона, — Марш произнес это с такой уверенностью, что у Каталины не осталось сомнений в том, что у него есть опыт в подобных делах.
— А я ничем не ограничен, — справедливо заметил Тедди. — И я не буду медлить.
Он повернулся и стал спускаться по лестнице. Кэт беспомощно посмотрела на Марша.
— Иди с ним, — попросила она Кантона. Каталина хотела бы и сама отправиться на поиски Молли, но с перевязанным плечом она была бы в большей степени обузой, чем подмогой. Надо предупредить Бута Темплтона.
Каталина встала на цыпочки и поцеловала Кантона, получив ответный поцелуй.
— Не волнуйся, я позабочусь о нем.
— И о Молли?
— И о Молли, — заверил ее Марш.
Он нагнал Тедди уже в дверях.
— Подожди здесь, — попросил его Марш. — Я схожу за винтовкой.
* * *
Подстегиваемая беспокойством, Каталина поспешила в сыскное агентство. Темплтона не было на месте. В офисе находился только молодой человек, с которым она разговаривала во время первого визита. Каталина поведала ему о случившемся. Оказалось, что он в курсе расследований Темплтона.
— Темллтону повезло, — сказал юный сыщик, — я думаю, скоро у него появятся неоспоримые улики против мистера Эдамса. Он нашел заведение на Побережье Барбары, куда часто заглядывает мистер Эдамс. Это должно поставить в затруднительное положение процветающего банкира.
— Я бы хотела посетить это заведение.
— Это не место для леди, — ответил молодой человек.
— Это не имеет значения, — не отступала Кэт. — Темплтон должен быть в курсе того, что происходит. Может, мы ему поможем.
— Я не думаю…
— Мне не важно, что вы думаете. Я плачу Темплтону, — Каталина устремила на юношу ледяной взгляд, который помогал ей ставить мужчин на место. Этот отступил, как и все остальные.
— Ну хорошо. Мы наймем экипаж, и вы подождете меня внутри.
Кэт кивнула.
— Темплтон убьет меня за то, что я взял вас с собой на Побережье, — мямлил молодой сыщик.
— А я убью, если не возьмете.
Продолжая сокрушаться, детектив взял шляпу, вышел с Кэт на улицу и бросился нанимать экипаж.
— За ваш счет, — успел он буркнуть Каталине.
Кэт кивнула.
— Куда нам ехать?
— Это называется «Зеленая берлога», самые известные детские ясли на всем Побережье, — молодой человек искоса бросил на женщину испытующий взгляд.
«Я знаю значительно больше, чем кто бы то ни было», — с грустью подумала Кэт.
Он отвернулся и покраснел. Каталина ждала, что он скажет.
— Я слышал… Темплтон слышал… — мальчик замялся и только под ее требовательным взглядом выпалил, — у них там самые настоящие девочки.
Кэт закрыла глаза. Она едва дышала. Женщина вспомнила свою первую мучительную боль. И ужас. И отчаяние.
— Мисс Хилльярд?
Кэт заставила себя сосредоточиться на разговоре.
— Со мной все в порядке. Почему не закроют это заведение?
Ее собеседник беспомощно пожал плечами.
— Коррупция. Когда по городу расползаются слухи и полиция понимает, что надо показать горожанам, что она существует, то в ход идут деньги. Дети исчезают и появляются в каком-нибудь другом месте.
Кэт знала, что Побережье Барбары — одно из самых грязных мест на земле. Заведения подобного сорта встречаются и в Китай-городе. Наркотики. Проституция. Именно там «шанхаируют» подгулявшую публику. С самого начала Каталина была готова поддержать идею Девро, но, защищая собственную душу от боли, она даже не подумала о детской проституции, о тех детях, которых приносят в жертву разврата.
Каталина сжала кулачки. Сначала надо спасти Молли, потом она вступит в сражение за других. С помощью Марша и четы Девро она найдет способ помочь юным жертвам распутства, к каким и сама принадлежала в детстве. Она не ограничится взносом, который уже отправила Квинну, она примет личное участие в спасении детей. Если бы она могла, то спалила бы подобные заведения или устроила публичный скандал, который бы не позволил полиции за взятку закрыть глаза на то, как калечат души и тела детей.
Экипаж остановился, и сыщик сделал предупреждающий жест.
— Вы обещали мне не выходить из экипажа. Ждите, а я посмотрю, здесь ли Темплтон.
— Как вы собираетесь это сделать?
— Сыграю роль клиента, — ответил юноша. — Вам бы это не удалось.
Кэт выглянула за занавеску.
— Где находится заведение?
— Вон оно. У входа стоят вышибалы.
Здание имело вид весьма обшарпанный. Окон не было вовсе.
— Как Темплтон попал туда?
— Эдамс несколько раз приводил сюда наших людей. Мы предположили, что, если он занимается любовью с собственной дочерью, он, очевидно, проявляет интерес и к другим юным особам. Бут собирался навести об этом справки, убедительно подкрепив свое любопытство деньгами, — ответил молодой человек. — А теперь будьте осторожны. Это место небезопасно для привлекательных женщин.
Кэт кивнула: она сделает все, чтобы помочь Молли.
Время шло. Наконец молодой человек вернулся.
— Темплтон здесь, мисс. Договаривается насчет девочки. Пытается выкупить ее. Я сам слышал. Ту самую, с которой развлекался Эдамс. Давайте подождем здесь.
От сыщика попахивало дешевым виски, и он смутился, когда понял, что Каталина почувствовала запах.
— Я сказал, что ни одна из девочек мне не подходит. Слишком юны. Пришлось хлебнуть эту дрянь и выложить изрядную сумму, чтобы с меня не спустили шкуру. Очень неприятное место, очень.
Кэт передернуло. Она на себе испытала, что это такое. Она поинтересовалась, знает ли девочка, которую пытается выкупить Темплтон, что-нибудь, что может помочь Молли. Вопрос ее остался без ответа: сыщик приказал вознице ехать вперед, потом дверь распахнулась, и в нее почти втолкнули девочку. Вслед за ребенком в экипаж впрыгнул Бут.
— Ради Бога, что?..
— Молли пропала, — сказала Кэт. — Мы думаем, что ее отвезли к отцу. Я не смогла удержать Тедди, и он отправился за ней. Они с Маршем Кантоном попытаются вызволить ее.
У Темплтона округлились глаза.
— Тот самый Кантон, о котором писали газеты?
Кэт подтвердила.
— Черт, — выругался сыщик. — У нас достаточно улик для очень крупного разговора с Эдамсом. — Он посмотрел на девочку и продолжал. — У мистера Эдамса есть некоторые странные пристрастия, о которых было бы интересно узнать клиентам его банка.
Девочка тряслась от страха. На вид ей было не больше тринадцати, может меньше. Кареглазая блондинка. Тот же испуганно-болезненный взгляд, что и у Молли. У Кэт защемило сердце.
— Все в порядке, — легко сказала Каталина, обняв девочку. — Ты в безопасности.
Сердце ее облилось слезами, когда она поняла, что девочка ей не верит. Должно быть, ее короткая жизнь изобиловала предательствами. Каталине было хорошо знакомо это чувство.
Женщина посмотрела на Темплтона.
— Вы можете отправиться в Оклэнд?
Бут кивнул и, посмотрев на молодого человека, сказал:
— Мы поедем вместе. Если мы не опоздаем, то поинтересуемся, хочет ли мистер Эдамс, чтобы его секрет стал достоянием публики.
Темплтон приказал вознице ехать на пристань, затем повернулся к Кэт:
— А вы, мисс?
Кэт очень хотелось отправиться вместе с ними, но она не могла бросить девочку. Ей очень хотелось быть рядом с Маршем, убедиться, что Молли в безопасности, но она чувствовала, как рядом с ней дрожит от страха ребенок. Она не могла оставить девочку одну, не сказав ей, куда идти и что делать. В конце концов, в этой девочке спасение Молли.
— Я отвезу ее в «Серебряную леди» и присмотрю за ней.
— Ее зовут Салли. По крайней мере мне так сказали.
Кэт кивнула.
Через пару минут они были на пристани. Сыщики вышли, и Кэт и Салли остались вдвоем. Когда мужчины вышли, девочка немного успокоилась. Каталина оглядела безвкусное, потертое платьице, натянутое на худосочное тельце. Каталина знала, что пока не возникнет доверия, хотя бы хрупкого, вопросы задавать бесполезно. И женщина начала так:
— Меня зовут Каталина. Я владелица салуна.
Девочка съежилась.
— Совсем не такого салуна. Тебе не придется ничего делать, но ты будешь в безопасности. Никто тебя никогда больше не обидит. Потому что… я понимаю, каково тебе. Я сама выросла в таком же месте.
Экипаж катился, а Каталина все говорила и говорила. Ей было тяжело рассказывать о себе, но девочка перестала ее бояться, расслабилась, успокоилась, но все еще сохраняла дистанцию.
Забота о девочке, думала Кэт, должна отвлечь ее от мыслей об Оклэнде, о Молли, о Марше.
* * *
Молли медленно приходила в себя. Во рту сохранялся привкус грязной тряпки, по всему телу разлилась тяжесть. Девушка поняла, что ее опять усыпили хлороформом. Она напрягла память и вспомнила: шаги, грязная рука, зажимающая рот. После этого она начала задыхаться и решила, что умирает. Молли открыла и снова закрыла глаза. Ее старая комната. Полумрак. Ее комната была в глубине дома. С давних пор окна были забраны чугунными украшениями, которые на самом деле выполняли функцию решеток. Отец говорил, что это для ее безопасности. Сейчас были закрыты даже ставни, и свет не проникал в помещение. Только один лучик был виден в зазор между ставнями. Значит, сейчас день. Это счастье для нее. Молли хорошо знала отца. Что бы ни случилось, он не вернется домой, не пересчитав деньги, полученные банком за день. Он никогда не изменял своим привычкам. Никогда.
Девушка попыталась сесть, но у нее закружилась голова. Она слегка потрясла головой, стараясь избавиться от кругов перед глазами. И вспомнила… Элизабет. Ребенок. Она оставила Элизабет. Молли сжала кулачки. Тедди. Приедет ли за ней Тедди?
Молли знала, что приедет, и это наводило на нее ужас. Он был слишком порядочным человеком, чтобы иметь дело с ее отцом. Слишком много людей уже пострадали из-за нее. На этот раз ей надо действовать самой.
Молли села и подождала, пока прекратится головокружение. Потом встала и несколько секунд не двигалась, чтобы не потерять равновесия. Ей надо избавиться от этой паутины, оплетающей ее мозг. Что бы на ее месте сделала Каталина?
Молли подошла к двери. Заперто, как она и предполагала. Девушка внимательно осмотрела комнату. Нужно найти какое-то оружие или то, что может им стать. В комнате все оставалось на своих прежних местах. Серебряная расческа, щетка и зеркальце, как всегда, лежали на бюро. Одна масляная лампа — на тумбочке, другая на бюро. Молли подумала, что можно разбить зеркало, но она никогда не сможет поранить кого-нибудь намеренно, даже своего отца или Симона Паркера, дворецкого, точнее тюремщика.
Но ведь должен же быть какой-то выход! Если бы ей удалось оглушить Симона или отца, когда они придут проверять ее, она смогла бы спастись самостоятельно.
Лампы бесполезны: они слишком громоздки, не поднимешь. И тут Молли зацепилась взглядом за подсвечник. Тяжелый, латунный. Девушка затаила дыхание, размышляя, осмелится ли она на насилие.
Она подумала о том, что вечером вернется отец, обрадуется ее возвращению, и она опять будет извиваться под его грузным, немолодым телом.
Взяв подсвечник обеими руками, Молли встала рядом с дверью, примериваясь, как ей бить, когда откроется дверь. У нее еще кружилась голова, но Молли подумала о Тедди и Каталине, Элизабет и Хью. Она молила Бога, чтобы у Элизабет все прошло благополучно. С особым пристрастием девушка вспоминала Тедди. Как ей не хватало его неуклюжей нежности и чувства безопасности, которое возникало у нее только в присутствии Тедди. Он относился к ней как к целомудренной, невинной девушке.
Молли так любила его! Его застенчивую доброту, которая делала Тедди уязвимым, несмотря на внушительные размеры; его интеллигентность и беззаветную преданность мисс Каталине; грубоватую нежность, с какой он относился к ребятишкам Хью. В нем было так много хорошего.
Молли почувствовала озноб. В комнате было холодно. Или она дрожит не от холода? Вскоре девушка услышала шаги. Инстинкт подсказал ей, что это Паркер. У дворецкого подходка была шаркающая, в то время как отец шел по коридору уверенно и властно. Интересно, когда придет отец?
Молли замерла, прижавшись к стене, так что, открыв дверь, ее невозможно будет увидеть. Услышав скрежет ключа, девушка подняла подсвечник над головой, изо всех сил стараясь не уронить его и не струсить в решающий момент.
Дверь открылась. Дворецкий остановился на пороге, давая возможность глазам привыкнуть к темноте. Наконец он двинулся к кровати, и Молли с силой опустила подсвечник на голову дворецкому. Удар пришелся сбоку. Паркер издал стон и повалился на колени.
Не медля ни минуты, не останавливаясь, чтобы взглянуть на раненого, Молли бросилась к выходу. Ей понадобилось не больше секунды, чтобы открыть дверь, но за спиной она уже слышала шум погони. Распахнув дверь, девушка выскочила из дома и оказалась в объятиях Тедди, выпрыгнувшего из проезжающего экипажа. Тедди сопровождал мистер Кантон. Сильные руки Тедди сомкнулись в кольцо вокруг Молли, так что она сразу оказалась в полной безопасности. Но девушка чувствовала, что ее спаситель дрожит не меньше, чем она сама, и услышала, как он прошептал ей прямо в ухо:
— Благодарение Господу. У вас все в порядке.
Молли кивнула. Она была не в силах вымолвить ни слова и замерла, уткнувшись лицом ему в грудь.
— Я убью его, — зловеще пообещал Тедди.
Вдруг Молли почувствовала, что Тедди будто окаменел, и оглянулась. На пороге стоял Паркер, из раны на его голове сочилась кровь. Лицо было искорежено яростью. Было ясно, что лишь вид двух неслабых мужчин остановил его. Один из незваных защитников, худощавый, с ремнем для винтовки, вид имел развязный и наглый, и было ясно, что оружие он носит не для украшения. Второй был размером с медведя. Увидев Паркера, Тедди чуть не зарычал. Молли почувствовала, как разжимаются его объятия, и поняла, что он вот-вот ринется на Симона. Если Тедди убьет дворецкого, то попадет в тюрьму. Она подняла глаза на Тедди:
— Пожалуйста, давайте просто уедем.
Тедди в нерешительности остановился.
— Пожалуйста, — повторила Молли.
Мистер Кантон повернулся к Тедди и кивнул ему:
— Поехали.
Тедди все еще колебался. Маршу пришлось легонько подтолкнуть его к экипажу.
— Садитесь, а я немного поболтаю с нашим новым другом, — сказал Кантон.
— Но это моя…
— Ты должен позаботиться о Молли, — ответил Марш и улыбнулся так, что у Молли похолодело внутри.
Еще секунду назад, когда он смотрел на нее, улыбка была доброжелательная и сочувственная; доля секунды, поворот головы в сторону Паркера — и ее сменила угрожающая гримаса, способная усмирить льва. Тедди слегка обнял девушку и повел ее к экипажу. Когда он усадил ее, девушке показалось, что ее друг собирается примкнуть к Кантону.
— Не уходите, пожалуйста, — попросила она.
Тедди смирился и успокоился. Молли с такой надеждой сжимала его руку, что он не мог обмануть ее ожидания. Вдвоем они видели, как Кантон подошел к дворецкому и тот едва не пустился наутек. Молли так никогда и не узнала, что шепнул Марш Симону, но только последний перепугался, съежился от страха, скользнул в дом и больше не высовывался.
Молли прижалась к Тедди и затаилась в тепле его необъятного тела. На ступеньку экипажа поднялся Кантон, элегантный как всегда.
— Он истекает кровью. Не вы ли его так, мисс Молли? — галантно поинтересовался Марш. Голос Кантона выдал его невольное восхищение поступком девушки, и Молли впервые в жизни почувствовала гордость. Она кивнула. Тедди просиял. И губы его неожиданно сомкнулись на ее устах.
Кантон выглянул на улицу. В тени деревьев он разглядел очертания человека, наблюдающего за направлением движения экипажа. Кто это? Сыщик, который следит за домом банкира или один из людей Эдамса?
Может, история с Молли еще не закончена?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряная леди - Поттер Патриция



книга на один раз-хотя интрига присутствует.для меня еще плюс-тихас,каубои
Серебряная леди - Поттер Патрициявика
19.02.2012, 7.12





Мне книга очень понравилась. Интересные герои со сложной судьбой. Сюжет не стоит на месте. А самое главное (для меня) книга не «сопливая».
Серебряная леди - Поттер ПатрицияЕлена
24.05.2012, 9.39





Первая книга из серии мне больше понравилась,хотя и эта не лишена сложных судеб и изменений в ГГ. Второй раз перечитывать не буду,но потраченного времени не жалко.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияТАНЮШКА
17.10.2012, 13.17





сюжет интересен тем, что обычно, когда ГГ - наемник, убийца-профессионал, то Она какая-нибудь библиотекарь, учительница или что-то в этом духе, а в этом романе героиня - владелица салуна, тоже вдоволь хлебнувшая в жизни. их противостояние весьма любопытно. стОящая вещь, читайте, дамы, и наслаждайтесь.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОльга
29.05.2013, 19.00





замечательно! захватывает и держит в напряжении. временами ощущается такой накал страстей, как-будто читаете что-то из всемирно известного, "унесенные ветром", например. не банальные сопли, и это радует.
Серебряная леди - Поттер Патрицияallika
30.05.2013, 2.02





замечательно! захватывает и держит в напряжении. временами ощущается такой накал страстей, как-будто читаете что-то из всемирно известного, "унесенные ветром", например. не банальные сопли, и это радует.
Серебряная леди - Поттер Патрицияallika
30.05.2013, 2.02





Самое начало, и уже такой дикий переводческий ляп: "Меня зовут Кантон" - "Это первое или последнее имя?" Где эта переводчица учила английский???? Ведь элементарно: "Это ваше имя или фамилия?".
Серебряная леди - Поттер ПатрицияЛюблю умничать, что поделать...
7.08.2013, 19.48





Мне понравился роман, увлекательный, без соплей и занудства. Легко читается, а главное с интересом. Советую.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияАсем
15.08.2013, 20.54





сюжет интересен 10 б
Серебряная леди - Поттер Патрициятая
11.11.2013, 21.31





Роман иллюстрирует слова известной песни: " Вот и встретились два одиночества". Мне нравится читать, как двое побитых жизнью людей соединяются и создают семью.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияВ.З.,66л.
19.02.2014, 12.08





Очень хороший роман (как и все в этого автора)Оценка-9
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОльга)
31.05.2014, 19.54





Нормальная книга. Персонажи и история интересные. Но как и к другим книгам автора возвращаться и перечитывать не хочеться. 8 балов. Не худший вариант провести вечер за чтением этой книги.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОля
11.03.2016, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100