Читать онлайн Серебряная леди, автора - Поттер Патриция, Раздел - Глава девятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряная леди - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 114)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряная леди - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряная леди - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Серебряная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятнадцатая

Немногое в жизни способно было удивить Марша Кантона. Он редко недооценивал противника или бывал удивлен им. Он понимал мотивы поведения людей, даже если не одобрял их поступков. Это распространялось и на него самого. Но он был изумлен, когда его вызвали запиской, в которой говорилось, что его ожидают в салуне. И был совершенно потрясен тем, что его дожидается Каталина Хилльярд… в его комнате. Его удивило и выражение глаз Каталины, когда она посмотрела на него после его шутовского приветствия.
Лицо ее было спокойно, но глаза непроницаемы. Он не знал женщин, которые бы умели так мастерски скрывать свои чувства, как она. Он тоже умел, поэтому знал, чего стоит самоконтроль и самообладание.
Однако она была напряжена. Он это понял. Если нечто заставило Каталину прийти к нему, то это «нечто» было ужасно.
— Что-нибудь с Молли? — с искренней тревогой спросил Кантон.
Кэт удивилась, что он почувствовал ее тревогу: она изо всех сил старалась быть спокойной. Обычно ей это удавалось. Но они с Кантоном чувствовали друг друга. Это то, что и привлекало и отталкивало Каталину.
Она покачала головой.
— Все в порядке.
— Мне было бы приятно думать, что вы пришли, привлеченные силой моего обаяния, однако боюсь, что я ошибаюсь.
— Вы правы, — холодно ответила Каталина. — Я пришла по делу.
— Слушаю вас.
— Обстоятельства складываются так, — начала Ледяная Королева, — что мне необходимо уехать из города, и я решила продать «Серебряную леди», — спокойно продолжала Кэт. — Я подумала, что вас это может заинтересовать.
Марш замер. Он заставил себя поразмыслить над ситуацией. Почему? Что произошло? Каталина владела «Серебряной леди» почти два десятилетия. Неужели это из-за него? Невозможно в это поверить. До скверной ссоры, случившейся несколько дней назад, ему казалось, что ей нравится их так называемая вражда. Его оскорбительные слова не могли заставить ее сдаться. Это могло только подстегнуть ее стремление одержать верх.
— Так как? — прервала Каталина его раздумья.
— Вы очень торопитесь?
— Я должна уехать завтра, и я хочу, чтобы вопрос решился до моего отъезда.
— Почему?
— Это вас не касается.
— Думаю, что касается. Какие-нибудь неприятности с правом на владение?
Кэт холодно смерила Марша взглядом с головы до ног.
— Вот документы, — и она протянула ему бумаги. — Если вы не хотите принять мое предложение, так и скажите, я пойду к кому-нибудь другому.
— Почему же вы пришли сначала ко мне? — подозрительно спросил Марш.
— Я думала, вы купите по самой высокой цене. Ведь таким образом вы лишаетесь конкурента.
— Это ответ, достойный Каталины Хилльярд, — оценил Марш. — Но «Серебряная леди» ничто без Ледяной Королевы.
У Кэт забилось сердце. Спокойствие, приказала она себе.
— У салуна прекрасное местоположение, — сообщила она.
Марш уловил нотки отчаяния в голосе. Почему? А почему, собственно, он должен беспокоиться? Но он чувствовал беспокойство.
— Каталина, что случилось? — мягко спросил он.
Каталина взглянула Маршу прямо в глаза. Она-то думала, что он запрыгает от радости, а вместо этого увидела сострадание. Она ожидала любопытства, но сочувствие? Это поставило ее в тупик.
— Я же говорила вам. Мне надо уехать из города. У меня… родственник заболел.
— Дорогая старенькая мамочка? — с сарказмом переспросил Кантон, злясь на себя за сочувствие. В конце концов, не его это дело.
— Да, если хотите знать, — упрямилась Кэт.
— Не верится мне что-то.
Кэт рассердилась.
— Меня не интересует, верится вам или не верится. Принимайте предложение или откажитесь. Обращаясь к вам, я хотела предоставить вам право первого выбора.
— По доброте души?
— Да!
— Вы просто лгунья!
— А вы мерзавец и подлец!
— Ну, мы-то с вами одним миром мазаны, мисс Хилльярд, именно поэтому между нами искры проскакивают, когда мы вместе.
— Между нами ничего не проскакивает.
— Не надо обманывать себя, мисс Кэт.
Кантон нагнулся и попытался поцеловать ее. Каталина отстранилась. Но он взял ее за плечи и прижал к себе. На сей раз Кантон настойчиво прижался к ее губам. Женщина была скована, и он чувствовал настойчивое нежелание отвечать ему. Но потом она задрожала. Желание? Отвращение? А может страх, который сидит у нее внутри?
— Что случилось, Каталина? — он чуть ли не уговаривал ее быть откровенной.
Я не могу. Каталине очень хотелось раскрыться перед ним, даже несмотря на то, что произошло раньше, но ее останавливало чувство осторожности. Уж этот-то своего не упустит! Мужчины часто так поступают. Исключением был Бэн Эбботт, который так и не стал ее фактическим мужем.
Неожиданно Марш отпрянул от нее. Жалость в его глазах сменилась равнодушной холодностью. Он вновь стал чужим. Жестким. Далеким. Зачем она пришла сюда?
У Каталины подгибались колени. Изо всех сил она старалась не упасть.
— Прошу прощения, что побеспокоила вас.
Секунду он наблюдал за ней.
— И что вы собираетесь делать дальше?
— Найти покупателя.
— Вы действительно этого хотите?
— Нет. Я пришла сюда послушать ваши оскорбления.
— Кэт…
— Для вас — мисс Хилльярд.
— Мисс Хилльярд, — покорно согласился Марш. — Что, черт возьми, происходит?
— Я уже все рассказала вам, — холодно ответила Кэт.
— Вы не рассказали мне ничего.
— Я сказала вам то, что вам нужно знать.
— Сколько вы хотите за «Серебряную леди»? — сдался Марш.
— Десять тысяч долларов.
В голосе ее послышалась надежа, и Марш забеспокоился. Это была на удивление низкая цена. С его стороны было бы почти воровством согласиться на такую цену. Что-то здесь не так.
— У меня нет таких денег, — откровенно признался он. — Я все вложил в «Славную дыру».
Огонек надежды потух в ее глазах.
— Но я смог бы попытаться достать их, — предложил Марш и сам себе удивился.
— Когда? — прямой вопрос выдал нетерпение Каталины.
— Я сообщу вам сегодня пополудни.
Кэт подумала и согласилась.
— Я зайду позже.
— Как Молли? — Марш хотел понять, не связано ли ее странное предложение с девушкой. Может быть, Кэт угрожают? Он любого обидчика разорвет на куски.
— Замечательно, — Каталина замялась, но подумала, что Кантон должен быть в курсе, если с ней что-нибудь случится, и добавила:
— Она живет у вашего Хью.
У Марша перехватило дыхание.
— Он все-таки работает на вас?
Каталина покачала головой.
— Первоначально мы так и хотели сделать, но он отказался. Он слишком предан вам. Пожалуйста, не увольняйте его, — добавила Каталина.
Конечно, он не уволит Хью. Его менеджер был слишком ценным работником, даже если его преданность вызывала сомнения. Марш привык полагаться на Хью и доверять ему. До определенного предела, конечно. И, взглянув на умоляющее лицо Кэт, сказал.
— Конечно, я его не уволю.
Странно, что в этом она ему верит.
Неожиданно Кэт почувствовала прикосновение его губ. Легкое. Нежное. Отвращение к нему исчезло. И она ответила на его ласку пылко и страстно, не пытаясь сдерживаться. Сейчас, когда она потеряла все, Кэт инстинктивно хотелось получить заряд силы и мужества от мужчины, который обладал этим в избытке. Каталина не могла сопротивляться его искреннему сочувствию и спокойной уверенности. Его поцелуи усилились, мурашки побежали у Каталины по всему телу. Ей было неприятно, что она так быстро сдалась, а он так просто добился близости.
Но она не должна дать ему понять, как сильно в нем нуждается.
Марш снял с нее шаль и распустил волосы. Он приблизился к ее ушку губами, и мурашки перешли в жаркие и частые судорожные подергивания. Каталина, как могла, сопротивлялась велению своего тела. Она слегка отстранилась, и Кантон мягко попросил:
— Не уезжайте из Сан-Франциско.
Нельзя смотреть на него. Если он поймает ее взгляд, она снова растает. Каталина уронила голову на грудь Кантону, чувствуя невыразимую прелесть близости и принадлежности другому человеку, чего она была лишена всю жизнь.
Марш боялся шелохнуться, боялся сломать хрупкое доверие. Он бережно обнял женщину, чувствуя, что она надломлена, что что-то произошло в ее жизни, но она недостаточно доверяет ему, чтобы раскрыться.
А почему, собственно, ему следует доверять? Он нахмурился, слегка нагнул голову и серьезно сказал:
— Кэт, я никому не позволю тебя обидеть.
Кроме меня. Мысленно он вернулся на несколько дней назад. Он чертовски удачно обидел ее, она не доверяет и не может доверять ему, и некого винить в этом, только себя. Неожиданно Марш понял, что во что бы то ни стало раздобудет денег, чтобы купить «Серебряную леди».
— Я найду деньги, — пообещал он. — Вы останетесь во Фриско, если я найду их? Вы будете управлять салуном и выкупите его обратно, когда сможете.
Каталина внимала ему с безмерным изумлением.
— Зачем вам это надо?
Он вздохнул:
— Мне нравится наше соперничество.
Каталина задумалась. Предложение ей очень понравилось. Может, ей удастся разделаться с Джеймсом Кэхуном, никуда не убегая? Если он рассчитывает заполучить ее салун, то будет забавно посмотреть на его лицо, когда он узнает, что это не соответствует действительности. Она не является хозяйкой салуна. Она только управляет им, но может ли она доверять Кантону? В надежде найти ответ Каталина взглянула в лицо Маршу. После Кэхуна она мало кому доверяла. Бэну. Но только после нескольких лет знакомства.
Тедди. Боже милостивый! Если она потеряет «Серебряную леди», что станет с Тедди?!
Кантон молча ждал ее решения. Каталина была азартной женщиной. Рискованной. Игроком в душе. Она все поставила на карту, когда приехала в Сан-Франциско. Сейчас он предлагал ей шанс сохранить за собой «Серебряную леди». Хуже от этого не будет.
И она поверила, сама не понимая почему. Она просто чувствует, что он всегда держит слово. Этот вариант решения проблемы позволял ей, кроме прочего, позаботиться о Тедди.
— Хорошо, — согласилась она.
— По рукам?
Кэт улыбнулась.
— По рукам.
Кантон подумал, что никогда не видел ничего прелестнее ее улыбки. Он нагнулся и беззаботно чмокнул женщину в щечку.
— Не хотите ли подождать здесь, пока я отлучусь, чтобы раздобыть десять тысяч долларов?
Каталина покачала головой. Она должна еще позаботиться о Молли. О Господи! Ведь ее ждет сыщик. Она опоздала! А еще нужно попасть в банк. Надо снять со счета все, что там накопилось, и положить деньги на другое имя.
— У меня есть еще дела. Я загляну к вам попозже.
— С вами ничего не случится?
Каталина опять удивилась. Он что-то чувствовал, но прямых вопросов больше не задавал.
— Нет конечно, — успокоила его женщина.
Марш подошел к бюро и достал из одного из многочисленных ящичков пистолет.
— Вот вам дерринджер. Вы умеете пользоваться оружием?
Каталина кивнула.
— У меня есть пистолет, но он дома.
— Я помню эту печальную историю, — посетовал Марш.
— Вы это хотели выяснить?
Марш пожал плечами и на вопрос не ответил.
— В любом случае — спасибо вам, — поблагодарила его хозяйка «Серебряной леди».
Маршу хотелось задать ей еще несколько вопросов, но он боялся, что женщина замкнется, и его любопытство принесет только вред. Боже, что же случилось? Он всегда чувствовал опасность. И смерть.
— Не хотите ли, чтобы я проводил вас?
Кэт подумала и отказалась. Ей нужно быть одной. Его присутствие делает ее более дерзкой, чем следует в ее положении.
Каталина подошла к зеркалу, уложила волосы и снова набросила на голову шаль. Когда она привела себя в порядок, Марш предложил:
— Я найму экипаж. Мне тоже надо ехать по делам.
Интересно, думала Кэт, как ему удалось почувствовать ее нежелание выходить на улицу. За сегодняшний день он несколько раз удивил ее своей проницательностью.
Они молча вышли на улицу. Марш остановил экипаж, помог женщине устроиться внутри, спросил, куда она хочет ехать, и не проронил ни звука, когда Каталина назвала свой банк. Его присутствие одновременно успокаивало и мешало ей сосредоточиться на делах. Что-то неуловимо изменилось в их отношениях. Они стали доверительнее, нежнее. Не следует разбивать это хрупкое взаимопонимание назойливыми вопросами.
Кэт откинулась назад, прислонилась к спинке сидения. Его колени касались ее ног, она испытывала возбуждение, как всегда в присутствии этого странного мужчины, но в обычную гамму чувств добавилось нечто новое, то, что делало ее застенчивой и неуверенной.
Кантон предложил ей помощь, ничего не требуя взамен. Каталина опасалась предложить ему что-нибудь в благодарность, боясь быть не правильно понятой, как это уже произошло раньше.
— Это деловое предложение, — неожиданно произнес Кантон, будто прочитав ее мысли. — Ничего больше, мисс Кэт.
— Я до сих пор не понимаю, почему…
— Надеюсь извлечь из этого выгоду, — усмехнулся Марш. — Не тревожьте себя лишними мыслями, мисс Хилльярд.
— Вы уверены, что сможете достать деньги?
— Я ни в чем не бываю уверен, мисс Кэт, особенно рядом с вами, но я надеюсь достать их.
Черт! У него почти не осталось денег. Все, что у него есть, — это «Славная дыра».
* * *
Кэт сняла со счета почти все, оставив только сто долларов. Теперь она направится в другой банк, где ее никто не знает, и положит деньги на другое имя. Она не привыкла хранить наличные у себя.
Чертов портрет в газете!
Может, сыщик поможет ей… если он вообще захочет с ней разговаривать после ее опоздания.
Каталина находилась недалеко от агентства. Она торопливо пошла по улице, прижимая к себе сумочку, которая топорщилась, несмотря на то, что деньги ей выдали крупными купюрами.
Агентство приютилось на втором этаже обширного здания. Помещение, которое оно занимало, было очень скромным для такой известной фирмы.
Женщина вспомнила слова Девро: «Абсолютно надежный. Честный».
Дверь была не заперта, и она вошла. В комнате стояло несколько столов, за одним из которых сидел молодой человек.
— Не могу ли я чем-нибудь помочь вам? — спросил он.
— Мистер Темплтон, — замялась Каталина. — Мне было назначено… но я очень опоздала.
Молодой человек понимающе кивнул.
— Не волнуйтесь, мистер Темплтон еще здесь.
Служащий — или сыщик — встал и постучал в дверь кабинета. Поговорив с хозяином кабинета, он вернулся к Каталине.
— Вы — мисс Хилльярд?
Она кивнула.
— Он вас примет.
Каталина вошла в кабинет. Из-за стола поднялся человек, чтобы поприветствовать ее.
— Я — Бут Темплтон. Наслышан о вас, мисс Хилльярд. От мистера Девро, — добавил он с улыбкой. — Одни похвалы и комплименты. Итак, чем могу служить?
— Прошу прощения, я опоздала, — начала Каталина.
— Не волнуйтесь, все в порядке, — успокоил ее сыщик.
Он указал ей на стул, а сам сел за рабочий стол.
— Мистер Девро рекомендовал вас как человека, на которого можно положиться.
Каталине хотелось выработать собственное отношение к сыщику. Изначально этот человек внушал доверие. Приятные карие глаза внимательно изучали собеседницу.
— Я… я кое-что сделал для мистера Девро, — сообщил Темплтон.
— Вы читали в газетах историю об убийстве, происшедшем рядом с «Серебряной леди» несколько дней назад?
Темплтон кивнул.
— Молодая леди, которую собирались похитить… полагает, что за всем этим разбоем стоит ее отец. Она смертельно боится его, но не говорит почему. Мне кажется, я кое о чем догадываюсь.
Каталина замолчала, боясь, что ее не поймут или поймут не правильно.
— Сколько ей лет?
— Девятнадцать.
— По закону за нее несет ответственность ее отец.
Каталина кивнула.
— Что же мы можем предпринять?
— Она… Молли думает, что из-за него пострадали ее друзья, может, они даже убиты. Девушка по имени Глиннет, которая пыталась помочь Молли… она просто исчезла.
— Почему девушка полагает, что с ее подругой произошло несчастье?
— Глиннет была обручена и страстно любила своего жениха. Она исчезла, не сказав ему ни слова. Другие… были избиты.
— И вы хотите, чтобы я разыскал девушку? Или попытался выяснить, что с ней случилось?
Кэт кивнула.
— И… может быть, вам удастся выяснить еще что-нибудь об отце Молли.
— Кто этот человек?
— А вы возьметесь за это дело?
Секунду Темплтон внимательно изучал Каталину.
— Он известный человек?
— Банкир из Оклэнда.
— Не хотите ли вы поделиться со мной своими подозрениями?
— Я думаю… он делал с ней то, чего отец не должен делать.
— Это чертовски трудно доказать. Не хочу вас огорчать, мисс Хилльярд, но…
— Я знаю, — согласилась Кэт. — Именно поэтому начать нужно с Глиннет. И последить за ним. Думаю, что он тешит себя не только с Молли.
Глаза у сыщика стали жесткими.
— Боюсь, что вы правы. Мне нужно поговорить с девушкой.
Кэт ожидала этого.
— Я организую вашу встречу, но сомневаюсь, что Молли будет словоохотлива. Она замкнутая девушка.
— Я понимаю, — сказал Темплтон, и глаза у него потеплели.
Сыщик понравился Каталине. Он осторожен. В нем есть сострадание к ближнему. Он оказался тем человеком, которого она искала.
— Теперь… сколько я вам должна?
— Сотню для начала.
— Хорошо, — сказала Кэт, — но у меня есть еще дело.
Темплтон спокойно ждал продолжения.
— Мистер Девро сказал, что вам можно доверять. Полностью.
Он молчал.
— Я бы хотела положить значительную сумму в банк на чужое имя. Я… меня слишком хорошо знают. Не можете ли вы быть моим доверенным лицом?
— Скажите, есть ли в основе вашего действия нечто противозаконное?
Каталина пожала плечами.
— Не думаю. Это мои деньги. Но вот… объявился… один родственник, которого я считала умершим.
— Муж? — догадался Темплтон.
Кэт нахмурилась. Она даже в мыслях не называла Кэхуна своим мужем.
— Он картежник. Игрок. Он возьмет все и пустит по ветру.
— Будете ли вы доверять мне?
— Я доверяю мистеру Девро.
— Вы умная женщина, — заметил сыщик. — Хорошо, я положу их в банк на имя Кэлли Эдваддз. Это имя одинаково подойдет и женщине и мужчине. Я напишу вам расписку на эти деньги.
Почти час провела Каталина в кабинете Темплтона. Она рассказала ему подробно о Молли, объяснила, как связаться с Тедди, если Темплтон не найдет ее. И наконец протянула ему деньги, полученные в банке.
Покидая офис, она чувствовала себя намного лучше, чем утром. Сегодня она доверилась сразу двум людям. Это было удивительно.
И ничуть не страшно.
— Что вы хотите сделать?
Дэйвиду Шулеру Скотту казалось, что точно такой разговор уже был у него с Маршем Тэйлором Кантоном несколько месяцев назад. Но Кантон, видимо, никогда не перестанет удивлять его.
— Я покупаю «Серебряную леди», — снова и снова объяснял Марш. — Но я хочу, чтобы в договоре было указано, что я готов продать ее обратно.
— За ту же цену?
Кантон пожал плечами.
— А как же ваша вражда?
— Не думаю, что она на что-то влияет, — с легкой усмешкой ответил Марш.
— Не потрудитесь ли вы рассказать, что происходит?
— Нет.
Дэйвид сдался. Это не его дело. Все, что он мог, — дать совет и помочь — он сделал. Он уже давно понял, что этот клиент в советах не нуждается.
— Я вернусь с деньгами через час, — предупредил адвоката Кантон.
Из адвокатской конторы Марш направился в банк. Сославшись на Квинна Девро, он попросил проводить себя к вице-президенту. Он просил десять тысяч долларов под залог «Славной дыры». Банкир был заинтригован. Марша Кантона рекомендовал его в качестве клиента Квинн Девро, а последний считался едва ли не самым дорогим — в прямом и переносном смысле — клиентом банка. Кроме того, банкир был потрясен тем, какое прелестное местечко сумел сделать Кантон из полуразрушенного салуна. И он пообещал Маршу выдать деньги на следующий день.
На обратной дороге к Скотту Марш осознал, что впервые за послевоенное время он совершил бескорыстный поступок.
* * *
Так счастлива Молли еще никогда не была. Она любила детей и любила нянчиться с ними. И она очень полюбила всех озорных бесенят, отпрысков Элизабет и Хью.
Застенчивая Молли рассталась со своей скованностью, как только малыши взгромоздились ей на колени и покрыли ее лицо мокрыми добрыми поцелуями. Их было пять, а скоро будет шесть, шаловливых, не знающих отказа сорванцов, привыкших к безоглядной любви родителей и дяди Тедди. Когда они вставали по росту друг за другом, то образовывалась живая лесенка, хотя увидеть это можно было нечасто: уж очень большими непоседами были ребятишки.
Дети сразу же подружились с Молли, ведь она была другом дяди Тедди. Молли чувствовала не только любовь, но и нужду в себе. Элизабет вот-вот должна была родить, и, хотя она отрицала это, уж Молли-то заметила, что утомлялась женщина быстро. Молли включилась в домашние заботы, как будто она была рождена для этого. Она присматривала за детьми, одевала их, играла с ними, она даже немного научилась готовить.
Засиживаясь за утренним чаем, Хью рассказывал, как прошел предыдущий день в «Славной дыре». Он болтал о политике и сплетнях, о том, кто выиграл или проигрался в пух. Хью бесконечно заботливо относился к жене. Никогда раньше Молли не видела людей, которые бы так нежно заботились друг о друге. Честно говоря, она никогда и не верила, что люди способны бескорыстно любить друг друга.
Несколько раз заходил Тедди. Вначале отношения между мужчинами казались слегка натянутыми, но потом все наладилось. Молли нравилось наблюдать за Тедди, когда он ест, смотреть, как он раскуривает трубку. В его присутствии девушка чувствовала себя в полной безопасности.
Однажды в воскресенье ночью, когда оба, Хью и Тедди, освободились, Тедди повел ее на прогулку.
Молли было приятно, что Тедди благоговейно поддерживает ее под руку, внутри нее при этом что-то тихо звенело. Молли и подумать не могла раньше, что ей может доставить удовольствие прикосновение мужской руки. Тедди олицетворял собой ее безопасность, и сердце Молли замирало в нежной признательности. Она поймала себя на мысли, что с нетерпением ждет его визитов не как друга, а как человека, который лелеет ее и с которым приятно находиться.
Страх все еще сидел у Молли внутри, но она приучила себя отгонять его в дальние уголки сознания и спокойно занималась хозяйством. По ночам страх возвращался. Ночь была тем временем, когда случалось это, когда он приходил к ней в спальню. Сможет ли она когда-нибудь спокойно, не боясь, дожидаться наступления ночи?
Тедди старался поддержать Молли. Он говорил, что мисс Каталина предпринимает некоторые шаги, чтобы отец Молли не смог до нее добраться. Он не говорил, в чем заключались эти «шаги», но Молли бесконечно доверяла мисс Каталине.
Ледяная Королева была такой сильной! Она ничего не боялась. Молли помнила, как однажды мисс Каталина поведала ей: «Я родилась в публичном доме. Мать продала меня, когда мне было тринадцать…» Это очень помогло Молли. Если мисс Кэт сумела противостоять судьбе, она, Молли, тоже сможет. Она больше не чувствовала себя Мэри Бет. Она была Молли, у которой хватило сил на побег из родительского дома, которая отвергла непорядочного отца и приобрела друзей. А теперь она чувствовала, что кому-то нужна, а для кого-то — желанна. Теперь она с нетерпением ждала Тедди, прогулок с ним. Она все время чувствовала на себе взгляд его теплых карих глаз. Тедди так бережно к ней относился, как будто она была хрупкой стеклянной безделушкой, которую можно легко разбить.
— Молли, — однажды предупредил ее Тедди. — Каталина собирается обратиться к частному детективу по поводу твоего отца. Наверное, будет лучше, если ты поговоришь с этим человеком.
При мысли об отце Молли почувствовала дурноту. Но Тедди ждал ее ответа, и Молли согласилась бы умереть, лишь бы не огорчать его. Если Каталина и Тедди стараются ради нее изо всех сил, то она просто обязана помочь им, даже если придется рассказать, что с ней произошло.
Она согласилась и была вознаграждена улыбкой. Неожиданно она поняла, что хочет от Тедди чего-то большего, чем улыбка. Дыхание Тедди участилось, дорогое ей лицо стало приближаться к ней, пока…
Он взял себя в руки, когда его губы едва не коснулись ее губ. Пришел в себя, отступил. Потряс головой, будто не веря, на что он покусился.
— Тедди…
Он закрыл глаза в безмолвном обращении к Всевышнему, затем посмотрел на Молли.
— Не смотри больше так на меня, — попросил он с дрожью в голосе.
— Почему?
— Проклятие, — чуть не зарычал Тедди. — Я слишком стар для тебя.
— Иногда, — ответила девушка, — я чувствую себя столетней старухой.
Тедди погладил ее по лицу своей необъятной ладонью.
— У тебя вся жизнь впереди, девочка.
— Только благодаря тебе и Каталине.
— Благодарность, — прошептал Тедди, — вот и все, что ты чувствуешь.
— Я так не думаю, — осмелела Молли.
— По возрасту я мог бы быть твоим отцом, — сказал Тедди и увидел, как она побледнела.
Ему хотелось убить самого себя. Хуже. Лучше бы он размозжил свою чугунную глупую голову.
— Ты совсем не похож на него, — решительно заявила Молли и погладила Тедди по шершавой руке.
Он почувствовал прикосновение ее крохотной доверчивой ладошки, и отвращение к себе прошло. Тедди чувствовал, что получил бесценный дар, а принять его не решается. Молли заслуживает лучшей доли, чем разделить жизнь с неудачливым экс-боксером.
Тедди наблюдал, как ловко девушка управляется с детьми, как усердно она помогает Элизабет на кухне, он видел, с каким сочувствием Молли перевязывала порезанный пальчик Бэтси, страдая не меньше малышки. Она была доброй, мягкой натурой, слишком нежной для такого верзилы, как он. Она была хрупкой и обиженной. Но Тедди не мог удержаться от мечтаний, как бы они жили вместе. Он бы все отдавал ей. Он бы смотрел на нее каждое утро за чаем. Мечтания вызывали ноющую боль где-то внутри. Дальше этих бестелесных мечтаний Тедди не шел. Иначе можно сойти с ума.
— Пойдем лучше домой, — сказал Тедди.
Дом. Дом Хью и Элизабет ближе всего подходил к ее представлению о родном доме. До того как Молли поселилась у них, она и понятия не имела, что такое дом. Это место, где тепло и где тебя любят. Место, где смеются и заботятся друг о друге. Где есть человек, который беспокоится о тебе. Кто-нибудь вроде Тедди. Он ей так нравится. Нравится его неловкая нежность к детям Хью. То, как он управляет «Серебряной леди». Как он защищает всех обездоленных. У Тедди был острый ум, который немногие могли разглядеть под неотесанной внешностью. Казалось, что сам Тедди скрывает свою проницательность, но Молли заметила, что мисс Каталина советами Тедди не пренебрегает.
Но Молли не знала, как дать Тедди почувствовать свою симпатию и восхищение. И заботу тоже.
* * *
Кантон едва успел вернуться к моменту второго визита Кэт. Когда она вошла в салун, он, блаженно улыбаясь, стоял, облокотившись о стойку бара. Тем не менее винтовка была при нем, а аура опасности, окружавшая его, не соответствовала ленивой позе. Повернувшись к бармену, он отдал короткие приказания, потом с легкой улыбкой на губах обратился к Каталине.
— Я думаю, нам надо обсудить дела.
Лицо Каталины осветилось надеждой. Отчаянной надеждой. Кантон обнял женщину за плечи, и так они дошли до его комнаты Внутри сидела собака. Услышав шаги по коридору, она зарычала. Кантон объяснил:
— Боюсь выпускать. Вдруг пристрелят.
Кэт приблизилась к псу и погладила его. Неожиданно Винчестер перевернулся на спину и доверительно подставил ей брюхо для поглаживания. Каталина чесала ему лохматый живот, а он урчал от удовольствия.
— Черт бы меня побрал, — ревниво удивился Марш. — Вин редко позволяет мне даже дотрагиваться до себя.
Кэт засмеялась. Но смех ее выдавал нервное напряжение. Каждое событие сегодняшнего дня откладывало ее возвращение в «Славную дыру», а потом в «Серебряную леди», оттягивало встречу с тем, с чем неминуемо придется встретиться: с собственным прошлым.
Сейчас ей предстояло еще одно испытание: поговорить с Кантоном по поводу продажи салуна, от которого ее бросало то в жар, то в холод. Каталина распрямилась и в упор посмотрела на него:
— Вы принимаете мое предложение?
— Да, — просто ответил он.
— У вас есть деньги?
— Будут завтра.
Кэт изо всех сил постаралась скрыть разочарование. В кармане у нее лежали документы, подтверждающие ее права на владение салуном. Назад, в «Серебряную леди», нести их было опасно. Она хотела оставить документы у Кантона, чтобы впоследствии не нашлось доказательств, что в момент совершения сделки она знала, что муж жив. Но можно ли доверять Кантону?
— А вы хотели бы получить их сейчас? — спросил он, прочитав сожаление в ее глазах.
Каталина кивнула.
— И вы верите, что у меня в наличии может быть такая сумма?
Каталина снова кивнула.
— Не хочу вас огорчать, дорогая, но мне пришлось занять деньги.
Кантон и сам не понимал, почему пустился в объяснения. Теперь, очевидно, она догадается, что ему пришлось заложить «Славную дыру». Тут Каталину осенило.
— Вы… «Славную дыру»?..
Марш кивнул, и Каталина не усомнилась в его правдивости. Для нее он рисковал своим салуном.
— Но… почему? — вырвалось у нее.
Марш повернулся к женщине спиной и подошел к окну.
— Почему? — спросила она настойчиво.
— Это хорошее вложение денег, — ответил Кантон.
— Но вы даже не знаете, зачем я продаю «Серебряную леди».
Кантон повернулся. Лицо его было искажено гримасой.
— Если вы захотите мне сказать, то скажете сами. Деньги у меня будут завтра. Я уже договорился с адвокатом, чтобы он подготовил документы.
Кантон подошел к бюро, достал лист бумаги и протянул его женщине.
Каталина пробежала по листку глазами, потом перечитала написанное еще раз, медленно и внимательно.
— Вам не надо было этого делать.
— Я думал, это приободрит вас.
— Что вам за дело до того, как я себя чувствую?
Марш усмехнулся, но ничего не ответил.
— Кантон?
— Что?
— Что вам за дело до моего самочувствия?
— Вы вносите ощущение пикантности в мою жизнь, дорогая, — ответил Марш, стараясь придать голосу насмешливость. Но не смог скрыть сочувственной нотки, которую уловила Каталина. Он и сам не меньше своей соперницы удивлялся тому, как близко к сердцу принимает ее неприятности.
— С кем я должен связаться, если вы уедете?
— Но дело еще не сделано, — Кэт язвила по привычке, и привычка противоречила конкретной ситуации.
— Прочитайте, и вы поймете, почему я спрашиваю, — Марш указал на документ.
Кэт перевела взгляд на листок бумаги. Она разглядела подпись адвоката и вспомнила свое удивление, когда узнала, что именно Дэйвид Скотт защищает интересы Марша Кантона. Один из немногих честных юристов. В бумаге, уже подписанной Тэйлором Кантоном, говорилось, что последний покупает салун «Серебряная леди» за десять тысяч долларов. Далее подтверждалось, что вышеназванный Кантон или восприемник его собственности в течение трех лет со дня подписания договора обязуются совершить обратную сделку по первому требованию Каталины Хилльярд. Особо оговаривалось, что цена при возвратной продаже не может быть выше десяти тысяч долларов.
Второе особое условие заключалось в том, что, не будучи владелицей салуна, Каталина Хилльярд будет управлять им и получать 90 процентов прибыли.
Договор, подписанный Кантоном, чья подпись удостоверялась подписью адвоката Скотта, являл собой образец благородства. Каталина прекрасно понимала, что ни один человек не согласился бы стать покупателем салуна на таких условиях.
— Вам не надо было этого делать, — сказала Каталина. — Я бы продала вам «Серебряную леди» и так.
Марш стоял подобравшись и напружинившись. Он не привык к благодарности и не ждал ее. Он был бы доволен, если бы Каталина не испытывала такого сильного отчаяния, которое он заметил на ее лице утром. Он ничего не терял в этой ситуации. Его более чем устраивали 10 процентов прибыли.
Но… его намерения были далеко идущими. Он не хотел, чтобы Каталина покинула Сан-Франциско и «Серебряную Леди». И его комнату.
Марш протянул руку и прижал ее к себе, стараясь уйти от испытующего взгляда изумрудных глаз, которые спрашивали, можно ли ему доверять.
Боже! Как давно он перестал рассчитывать на чье-либо доверие! А теперь он страстно желал, чтобы Кэт доверилась ему. И боялся, что она упрекнет его за то, что он оскорбил ее несколько дней назад в этой самой комнате.
Боязнь, что Каталина заставит его страдать, сковывала Марша. Он хотел ее. Желание переросло в наваждение. Ее недавние страхи и железная решимость выполнить задуманное трогали его до глубины души. По отношению к этой женщине Кантон начал испытывать своеобразные покровительственные чувства. Он совершил поступок, за который ему было не стыдно, но чего стоит «Серебряная леди» без Каталины Хилльярд.
Маршу хотелось поцеловать ее, прижать к себе и долго-долго держать в объятиях. И любить. Но как избежать двусмысленности? Как заставить ее поверить, что он делает это искренне, а не требует платы за благородство? Он попался в собственную ловушку и расплачивается за свою несдержанность.
Марш наклонился и поцеловал Каталину. Руки, обнимающие тело любимой женщины, дрожали. Дрожали от усилия, которое он совершал, чтобы не бросить ее на кровать. Никогда он не желал чего-либо сильнее. Марш провел пальцем по бархатной коже ее лица. Каталина словно окаменела, и Кантон не знал, что она думает. Она прекрасно натренировалась скрывать свои чувства. Зачем? Зачем она так осторожничает? Почему в этой женщине столько противоречий?
— Кэт, — прошептал Марш. — Прости меня… Я был не прав… тогда…
Ему действительно было больно и стыдно за себя, но Маршу показалось, что извинение прозвучало неуклюже и неискренне. Он понимал, что слова не в силах передать тонкие оттенки чувств, и страдал от этого. Ему было больно за то, кем он был и кем он стал, за то, кем хотел стать, и не знал, возможно ли это. Его переполняло желание быть с Каталиной, которое не имело ничего общего с грубым вожделением. Но разве возможно удержать мгновение? Разве возможно взять назад обидные слова? Как можно удержать чужую душу, которая рвется прочь от тебя, потому что не хочет больше терпеть боль, которую ты причинил?
Марш, преисполненный душевной боли, резко отвернулся от Каталины. Он готов был горы свернуть для нее! Он мог бы защитить ее от всех опасностей. А что? Может быть, именно этим путем и следует двигаться? Но он достаточно хорошо знал Каталину, чтобы предположить, что она не примет его помощи, не станет жаловаться ему на обидчика. Итак, он ждал. Ждал, что она примет его предложение. Он ждал реакции на свое извинение, но Каталина будто застыла.
— То, что вы сказали тогда, не имеет значения, — наконец выжала она из себя.
Марш повернулся к ней лицом:
— Нет, имеет. Для меня имеет.
— В ваших словах была некоторая доля истины, — печально произнесла Каталина и устало повела плечами.
Марш коснулся ее руки.
— Ах, Каталина, не знаю, счастье это или горе, что мы встретили друг друга. А может, это произошло слишком поздно, но я точно знаю, что никто так не привлекал меня, как вы. Во мне проснулось нечто, с чем я не знаю, что делать.
— Неужели Кантон неуверен в себе?
Марш горько усмехнулся. Он ненавидел неуверенность и неопределенность. Особенно в себе. Но с Каталиной нужна полная искренность и честность, а может, и этого мало.
— Да, немного, — произнес он.
Кэт улыбнулась трепетной, за душу берущей улыбкой. Раньше такой улыбки Марш у нее не видел. Наверное, это результат его искренности, решил Марш. И вздохнул. Никогда она не была так желанна. Он нагнулся и прикоснулся губами к ее губам, ожидая ответа.
Его не было. Марш был разочарован. Он не может вызвать в ней ответное чувство. Это все… после того, что он совершил несколько дней назад. Тем не менее он не мог не заметить, что пальцы ее рук слегка задрожали, в глазах зажегся чувственный огонь. Марш восхищался ее выдержкой, несмотря на то, что глубоко страдал от ее хладнокровия. Он восхищался ее характером и поступками. День ото дня все сильнее.
Кантон отступил на шаг. Он не хотел, чтобы Каталина подумала, что ее отказ может повлиять на их договоренность и подписание документа. Это было одним из самых суровых наказаний, выпавших на его долю, но он его заслужил.
— Возьмите это, — сказал Марш и протянул документ Каталине.
Кэт аккуратно сложила его и положила в сумочку. Ей было трудно, очень трудно не отвечать на его ласки, не реагировать, когда он гладил ее лицо. Каталина чувствовала, с каким нетерпением он ждет ее ответа, но она знала, что ответить она не могла. Она никогда больше не позволит поставить себя в положение, в котором оказалась несколько дней назад. Она не станет расплачиваться собственным телом, не даст ему повода думать, что ее легко купить. Но, — Лучезарный Люцифер! — как же она хотела быть с ним!
Кэт уже решила, что она встретится с Джеймсом Кэхуном сегодня вечером. Нельзя откладывать разговор. Она выберет удобное для себя время и предпримет меры предосторожности.
Каталина достала документы на «Серебряную леди» Взглянув на озадаченного Кантона, она спросила:
— Так деньги будут у вас завтра?
Он кивнул, и Кэт глубоко вздохнула. Уж лучше пусть Кантон владеет «Серебряной леди», чем Кэхун.
— Если что-нибудь случится со мной, позаботьтесь, чтобы деньги получил Тедди, — распорядилась она. — Вы даете слово?
— Что может случиться, Кэт?
Каталина пожала плечами.
— Надеюсь, ничего. У вас найдутся перо и чернила?
Кантон кивнул и достал из бюро требуемое. Каталина аккуратно развернула лист бумаги, который держала в руках, и поставила внизу свою подпись.
— Хью засвидетельствует это, — сказала она, протягивая документ Кантону.
Марш внимательно прочитал бумагу, из которой следовало, что теперь он, Тэйлор Кантон, является владельцем салуна «Серебряная леди».
— Вы… уверены? — с удивлением спросил он.
— Нет, — честно призналась женщина. — Но это единственное, что я могу сделать.
— Кэт?
Ледяная Королева не желала замечать сочувствия в глазах бывшего соперника.
— Я надеюсь получить деньги завтра, — властно распорядилась она.
— Что происходит, Кэт, — тревожно и настойчиво добивался ответа Марш.
— Прошлое, — просто ответила она. — Оно так близко, что я могу пощупать его.
У Марша от бессилия заныло под ложечкой. Если бы он не был таким ослом… Но глядя на лицо Каталины, Кантон понял, что ничего нового не узнает.
— Если вам что-нибудь понадобится…
— …Я не обращусь, — резко оборвала Каталина. — Моя единственная просьба касается Тедди.
Кэт с трудом заставила себя выйти из комнаты, не теряя достоинства. Больше всего на свете ей хотелось броситься в его объятия. Ей хотелось позаимствовать у него силы, хотелось нежности и любви. Ей многого хотелось, но ни одно желание не стоило того, чтобы принести себя в жертву.
Сначала Джеймс, а потом она закончит дела с Кантоном.
Сделав шаг к двери, Каталина услышала глухое рычание. Винчестер поднялся и стоял, скаля зубы.
— Ты сильный пес, не так ли? — прошептала хозяйка «Серебряной леди». — Может, и я научусь быть такой.
— Вы прекрасно справляетесь и так, — сообщил ей Кантон.
Голос у него был низкий и очень задушевный. Каталина сначала подозрительно посмотрела на него, но потом смягчилась.
— Спасибо, — поблагодарила она.
Благодарность прозвучала так же робко, как и его извинения.
— Будьте осторожны, дорогая, — Марш хотел еще многое сказать, но осекся: не время.
— Я всегда осторожна. Кроме как с вами.
Марш кивнул. Ему было больно смотреть, как она уходит, но выбора у него не было. Она ясно дала понять, что в его ласках не нуждается. Ну, что ж, он будет уважать чужие желания.
Так или иначе он решил не спускать глаз с «Серебряной Леди»… по крайней мере сегодня вечером. Уж он-то проследит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряная леди - Поттер Патриция



книга на один раз-хотя интрига присутствует.для меня еще плюс-тихас,каубои
Серебряная леди - Поттер Патрициявика
19.02.2012, 7.12





Мне книга очень понравилась. Интересные герои со сложной судьбой. Сюжет не стоит на месте. А самое главное (для меня) книга не «сопливая».
Серебряная леди - Поттер ПатрицияЕлена
24.05.2012, 9.39





Первая книга из серии мне больше понравилась,хотя и эта не лишена сложных судеб и изменений в ГГ. Второй раз перечитывать не буду,но потраченного времени не жалко.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияТАНЮШКА
17.10.2012, 13.17





сюжет интересен тем, что обычно, когда ГГ - наемник, убийца-профессионал, то Она какая-нибудь библиотекарь, учительница или что-то в этом духе, а в этом романе героиня - владелица салуна, тоже вдоволь хлебнувшая в жизни. их противостояние весьма любопытно. стОящая вещь, читайте, дамы, и наслаждайтесь.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОльга
29.05.2013, 19.00





замечательно! захватывает и держит в напряжении. временами ощущается такой накал страстей, как-будто читаете что-то из всемирно известного, "унесенные ветром", например. не банальные сопли, и это радует.
Серебряная леди - Поттер Патрицияallika
30.05.2013, 2.02





замечательно! захватывает и держит в напряжении. временами ощущается такой накал страстей, как-будто читаете что-то из всемирно известного, "унесенные ветром", например. не банальные сопли, и это радует.
Серебряная леди - Поттер Патрицияallika
30.05.2013, 2.02





Самое начало, и уже такой дикий переводческий ляп: "Меня зовут Кантон" - "Это первое или последнее имя?" Где эта переводчица учила английский???? Ведь элементарно: "Это ваше имя или фамилия?".
Серебряная леди - Поттер ПатрицияЛюблю умничать, что поделать...
7.08.2013, 19.48





Мне понравился роман, увлекательный, без соплей и занудства. Легко читается, а главное с интересом. Советую.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияАсем
15.08.2013, 20.54





сюжет интересен 10 б
Серебряная леди - Поттер Патрициятая
11.11.2013, 21.31





Роман иллюстрирует слова известной песни: " Вот и встретились два одиночества". Мне нравится читать, как двое побитых жизнью людей соединяются и создают семью.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияВ.З.,66л.
19.02.2014, 12.08





Очень хороший роман (как и все в этого автора)Оценка-9
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОльга)
31.05.2014, 19.54





Нормальная книга. Персонажи и история интересные. Но как и к другим книгам автора возвращаться и перечитывать не хочеться. 8 балов. Не худший вариант провести вечер за чтением этой книги.
Серебряная леди - Поттер ПатрицияОля
11.03.2016, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100