Читать онлайн Ренегат, автора - Поттер Патриция, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ренегат - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 121)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ренегат - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ренегат - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Ренегат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

По дороге в лагерь Райс чувствовал себя неловко. Ему было стыдно. Должно быть, так чувствует себя мощный буйвол, копытом ударивший котенка.
Черт возьми! Ему надо было возвращаться в лагерь сразу после купания. Но Сюзанна вызывала нежную жалость, сидя на копчике в грязной воде. Он был не в силах пройти мимо, хотя следовало поступить именно так. Своей сопливой жалостью он только осложнил положение.
Когда Сюзанна обращает на него взор, полный любви, он чувствует необходимость совершить что-то грубое, злое, иначе любовные томления могут закончиться скверно для них обоих.
Только что он совершил низкий поступок: вместо того чтобы нежно омыть поцелуями ее лицо, он дико и жестоко надругался над женщиной. Ему казалось, что этот бессовестный поступок заставит ее понять, кто он на самом деле и избавит Сюзанну от романтического, благоговейного отношения к нему как к герою. И это было только начало саморазвенчивания.
Сумерки уже давно окутали землю, деревья и людей. Странная плотная мгла сгущалась в воздухе. Эта зловещая почти осязаемая темнота не предвещала ничего хорошего.
Вес сидел у костра, поддерживая огонь. Несмотря на темноту, от Райса не укрылся рыщущий, ощупывающий взгляд Веса.
— Сюзанна?
Райс как обычно небрежно передернул плечами.
— Я ходил на реку мыться и бриться, — он сразу же изменил тему разговора. — Соблазнительный запах.
Вес подозрительно поглядывал на Реддинга, но, поняв, что придраться не к чему, расслабился. В молчании прошла минута, но казалось, что с губ его вот-вот сорвется вопрос. Чего бы ни касалось любопытство Веса, Райс не был расположен отвечать на вопросы.
Реддинг приблизился к костру и срезал кусочек мяса с тушки. Заполняя паузу, он прокомментировал очевидное:
— Вы уже почти дома.
Вес ворошил тлеющие угли в костре.
— Сомневаюсь, чтобы понятие «дом» имело отношение ко мне, — ответил он безучастно. — Если бы мы не были под защитой имени Марка, нас бы давно спалили. Ума не приложу, как Сью собирается воевать с ними. Бог свидетель, я не гожусь в помощники. — Вес вынул откуда-то фляжку и надолго приложился к ней. Райс сразу же определил, что это не вода.
Вес небрежно и невнятно произносил слова: в речи, обращенной к Райсу, не было обычной настороженности, напротив, она была искренней и открытой. Кроме того, он необычно медленно проглатывал жидкость. Так пьют или после долгой жажды, когда горло, нёбо и язык пересохли, позабыв вкус воды, или когда пьют то, что вовсе водой не является.
— С ними? — переспросил Райс.
— Почти с целым округом. Особенно с семьей Мартинов. Они положили глаз на наши земли еще до войны, пытаясь выкупить их, а когда стало известно, что я воюю на стороне северян, решили попросту выжить нас. Но мой отец и Сюзанна оказались менее сговорчивыми и более упрямыми, чем рассчитывали Мартины. Особенно Сью. После смерти отца она одна отстаивала наши земли, и Бог знает, что произошло, пока она отсутствовала.
Райс больше ничего не хотел слышать. Он не хотел ни знать, ни вмешиваться в их проблемы. Это были чужие сложности. Не его. Он обещал только сопровождать их в пути. Больше он ничего не обещал. После того, что только что произошло на берегу, Сюзанна не захочет, чтобы он остался с ними. Он, черт возьми, в этом уверен.
— Реддинг…
Райс не хотел продолжать разговор. Он поднялся.
— Реддинг… Вы согласитесь на ту работу, которую Сюзанна предложила вам?
— Нет, — категорически отрезал Райс.
— А если… я вас попрошу об этом?
Райс в изумлении уставился на собеседника. Обычное беззаботное безразличие Райса было поколеблено нерешительной просьбой его постоянного оппонента.
— Но вы никогда не желали иметь со мной что-либо общее.
Вес колебался. Было видно, что разговор дается ему кровью, потом и самоунижением. Полковника, безусловно оскорбляла роль просителя.
— Вероятно… я ошибался в вас.
— Нет, не ошибались — мне было — удобно с вами, ничего более.
— В чем же заключалось ваше удобство, разрешите узнать?
Больше не было необходимости скрывать истину; напротив, именно сейчас и требовалась искренность.
Если Сюзанна не поймет или не захочет понять сразу, кто он такой, то полковник Карр сообразит моментально и откажется от его услуг.
— Я убил майора североамериканской армии, — холодно объяснил Реддинг. — Одного из ваших. Я не мог рисковать, оставаясь в Либби, чтобы быть освобожденным янки. Я не хотел ждать, пока меня разоблачат.
— Значит, вы действительно были контрабандистом?
— Очень недолго.
— Почему же вы не сообщили об этом джонни?
Райс пожал плечами.
— У меня не было удостоверения личности. Это был мой первый рейс, и я не был ни с кем знаком. Я не думал, что кто-нибудь мне поверит.
— Где вы научились так безупречно владеть оружием?
Глаза Райса недобро сверкнули.
— Вы задаете слишком много вопросов.
Пришел черед зловеще ухмыльнуться Весу.
— Реддинг, вы только что вручили мне оружие против себя…
Райс вторично изумленно уставился на Веса. Действительно, только что в припадке болтливой откровенности он вручил свою судьбу своему противнику. Он стремился поступить с полковником так, как получасом раньше поступил с его сестрой: вызвать отвращение, свести на нет благодарность, которую они подспудно к нему испытывали, а он не желал принимать. Вместо этого он, Райс Реддинг, поставил на карту свою жизнь, отдал ее в руки своего постоянного обличителя.
— Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь заинтересовался этой историей, — с показным безразличием промолвил Реддинг.
— Если вы были контрабандистом, вы были гражданским лицом, а значит, вас могут обвинить в убийстве.
— Конечно, я мог бы прикончить вас, — паясничая, сообщил полковнику Райс. — Или в крайнем случае смыться.
Незаметно было, чтобы последнее замечание поставило Веса в тупик. Он отхлебнул еще.
— Конечно, можете, — почти миролюбиво согласился он. — Но не думаю, чтобы вы исполнили первую угрозу. Что касается второй, то очень скоро янки будут контролировать все въезды и выезды из страны. А может, уже контролируют.
Райс сжал челюсти. Он не любил, когда его щелкали по носу. С другой стороны, было бы не правильным недооценивать противника.
— Чего вы хотите?
— Еще на несколько недель занять ваше время. До тех пор, пока мы не узнаем, что нас ждет дома.
— Вы удивляете меня, Карр. Не думаю, чтобы вам приятно было бы видеть меня рядом с вашей сестрой.
— Мне неприятно, но я не хочу, чтобы она плохо кончила. Сюзанна достаточно страстный и безрассудный человек, чтобы поступить очень необдуманно. — Вес ощупал свою уродливую культю. По скулам перекатывались желваки. — Вы нужны нам. Бог свидетель, мне это неприятно, но сейчас у меня нет выбора.
— Кроме шантажа?
Вес посмотрел Реддингу прямо в глаза.
— Да.
Райс горько усмехнулся.
— Я тоже ошибался в вас.
Вес не дрогнул.
— Да, вот что, Реддинг… Держитесь подальше от Сюзанны.
Райс улыбнулся, хотя ему было не до шуток.
— Идите к черту, полковник.
* * *
Через шесть дней путешественники достигли границ родовых владений Карров. Райс уже знал, что эти земли принадлежат Весу, в то время как Сюзанна, будучи единственной наследницей имущества Марка, владела соседним участком. Ранчо Сюзанны называлось Край Света. Оба участка граничили с рекой Колорадо, но владение Сюзанны было раза в три обширнее.
Предки Карров и Фэллонов входили в число Старых Трех Сотен, первых поселенцев, которых привел на Запад Стефен Остин. Первоначально колонисты получили одинаковые наделы, но Фэллоны, скупая земли, существенно расширили свои владения. Участок Карров остался в своих первоначальных границах.
Из поколения в поколение мужчины в семье Карров больше внимания уделяли юридической подготовке и практике, чем благоустройству и облагораживанию собственных владений.
Кое-что из этого Райс узнал за время полуторамесячного путешествия, остальное — три дня назад.
Это произошло, когда Вес во всеуслышание объявил, что Райс останется с ними еще на некоторое время. Реддинг заметил счастливое изумление, вспыхнувшее в глазах Сюзанны. Зловещая гримаса на лице Реддинга омрачила ее радость.
Ему рассказали о Мартинах — Харди, Ловелле и Кейте. Сюзанна объяснила, что Мартины положили глаз на оба поместья, потому что земли, омываемые рекой, были самыми плодородными в округе и десятилетиями давали обильный урожай. Во время войны Мартины не дремали. Они последовательно скупали участки вдоль реки. И теперь собственность Фэллонов и Карров стояла на пути их абсолютного земельного господства над левым берегом реки.
Райс услышал и узнал больше, чем хотелось бы, о Марке, покойном муже Сюзанны. Марк был единственным человеком, который поднялся на защиту Веса и его отца-юриста, когда они примкнули к северянам. Рассказ о Марке сопровождался яростной ревностью, которая буквально пожирала Райса, удивляя его самого своей силой. Какое ему, черт побери, дело до покойника?
Потому что ему, покойнику, принадлежала Сюзанна.
Мысль, доведенная до абсурда. Реддинг мог бы весьма просто овладеть Сюзанной, но по какой-то дурацкой причине не воспользовался случаем. Он нашел дюжину причин для самооправдания: он, мол, не насилует наивных простушек — от них больше неприятностей, чем удовольствия, дайте ему опытную проститутку в любое время, и он себя проявит. Бог свидетель, он не желает осложнять свою жизнь. Он не желает связываться ни с кем, кто будет пытаться ограничивать его свободу.
Только однажды, в припадке откровенности с самим собой, Райс допустил другую, истинную причину: им руководил глубокий, беспричинный страх открыться и оказался беззащитным перед человеком, который мог бы заставить его страдать так, как он не мог позволить этого никому. Стоит только Сюзанне догадаться, кто он такой, она отвергнет его с ужасом и презрением, и ему будет не вынести этого унижения.
Итак, Реддинг продолжал недоумевать, почему, черт возьми, он остался. Он почти уговорил себя пренебречь угрозами Веса. Райс всегда выходил сухим из воды, и нет оснований предполагать, что именно в Америке он столкнется с непреодолимыми препятствиями. Реально Карр не в силах удержать его. А если учесть способности Райса перенимать чужой говор, то он неуязвим. Если понадобится, Райс сможет сыграть роль французского матроса. Но вначале он должен раздобыть денег. А в этом деле Вес Карр мог ему помешать.
То, что полковник унизился до угрозы, заинтриговало Райса. Он ни на секунду не допускал мысли, что Карр изменил мнение о нем. Объяснение могло быть только одно: Райс был полезен Весу и Сюзанне, а Вес в конечном счете оказался прагматиком. Мысль показалась занятной. Интересно, как далеко может зайти Весли Карр?
* * *
Путешественники остановились на торговой площади небольшого городка узнать последние новости. Джефферсон Дэйвис и его сподвижники были захвачены в Джорджии. Вильям Квоптрил, один из последних партизан, по слухам, погиб. Кирби Смит, командовавший остатками уцелевших войск Конфедерации, вел переговоры. Очевидно, об условиях капитуляции. Часть территории Техаса оставалась в руках джонни, но солдаты, понимая, что война окончена, дезертировали сотнями, мародерствовали и грабили на дорогах
Путешественники узнали, что закон в Техасе не выполняется. За время войны существенно поредели ряды конной полиции, призванной следить за исполнением законов, многие подразделения в полном составе ушли в армию.
Отряды, действующие на территории, контролируемой силами Соединенных Штатов, были распущены. В Техасе царили беспокойство, неразбериха, сумятица.
Всадники свернули с главной дороги на дорогу, ведущую во владения Карра. Райс не мог отвести глаз от лица Сюзанны, зачарованный выражением нетерпеливого ожидания.
Сначала, было решено заехать в родовое поместье и узнать новости, а потом отправиться на Край Света.
На повороте дороги, ведущей к ранчо, Райс придержал лошадь, пропуская вперед брата и сестру.
Деревянная арка обрамляла въезд во владения Веса, и слово «Карр» было вырезано наверху, посередине арки.
Брат и сестра пустили лошадей рысью. Райс из-за их спин лицезрел сцену возвращения в отчий дом. Внезапно его взору открылось то, что одновременно с ним увидели Сюзанна и Вес, — остов сгоревшего дома. На фоне голубого безоблачного неба уродливо чернела каменная, наполовину разрушенная кладка очага. Слева громоздились остатки амбара. Изгородь сломана, столбы выкопаны и повалены на землю. Руины, оставленные в живописнейшем месте на берегу реки, выглядели мрачно и уныло, вызывая в сердце тоску и чувство утраченной связи с прошлой, беззаботной жизнью. Неподалеку валялся гниющий труп коровы, наполовину обглоданный хищными животными и птицами. Вокруг не было ни одного божьего создания. Райс подъехал и остановился рядом с Сюзанной, у нее было белое, охваченное ужасом лицо. Вес, казалось, окаменел. Райс спрыгнул с лошади и пошел на пепелище. Что бы здесь ни произошло, случилось это не очень давно. В противном случае вместо коровьего трупа они бы нашли обглоданные кости. Райс приблизился к фундаменту дома и нагнулся над тем, что раньше было надежным родовым гнездом. Руки его утонули в груде пепла. Он оглянулся на Веса и Сюзанну, горько и безмолвно застывших там, где он их оставил.
— Кто-нибудь должен был быть здесь?
— Мигель, — прошептала женщина. — Мигель и его сыновья. Они должны были присматривать за домом до приезда брата. Я их просила об этом.
Райс обошел пепелище. Внизу, за домом, расстилались поля, превращенные сейчас в выжженную пустыню. Торчащие кое-где обугленные стебли и снопики давали представление о том, что здесь некогда было плодородное поле. Было совершенно ясно, что не несчастный случай, а хорошо продуманный, подлый вандализм встречал Сюзанну и Веса.
Реддинг вернулся к лошади. Сюзанна, запинаясь, спросила:
— Это животное… это… случайно не бык?
Райс отрицательно покачал головой, вскакивая на лошадь.
— Нет
— Отец пытался скрещиванием вывести новую, улучшенную породу животных. У нас был бык, которого отцу прислали с севера. Король Артур.
Губы Райса с облегчением распустились в улыбке.
— Не беспокойтесь, это не Король Артур.
Реддинг обратился взором к Весу. Полковник оставался безмолвным и безучастным. Глаза его сухо блестели бессильной злобой.
— Что будем делать? — пытался вывести его из оцепенения Райс. Вес молчал. Потом он направил лошадь к невысокой обгоревшей изгороди, обрамлявшей небольшой участок земли за домом. Должно быть, это было семейное кладбище. Вес угрюмо-беспомощно склонил голову над надгробной плитой. Сюзанна повернулась к Райсу
— Наш отец умер два года назад. Вес не смог тогда прибыть на похороны.
— А ваша мама?
— Пятнадцать лет назад. В родах.
— Никого не осталось?
Сюзанна горестно покачала головой.
— У нас было еще два брата. Один умер в пятилетнем возрасте от укуса ядовитой змеи. Второго убили индейцы несколько лет назад.
Лошадь Райса беспокойно перебирала ногами, и он знал, что животному просто-напросто передалась его нервическая напряженность.
— Почему вы не присоединитесь к брату?
— Я думаю, ему нужно некоторое время побыть одному.
В речи Сюзанны звучала мягкая всепонимающая и всепрощающая грусть. Звуки ее голоса волнами участия отозвались в сердце Райса. Сюзанна обратилась к нему.
— У вас есть семья?
— Нет, — неожиданно грубо обрубил Реддинг.
— А что с вашими родителями?
Глаза женщины пристально и ровно следили за ним. Но было ясно, что за внешней сдержанностью скрывается бездна чувств.
Реддинг еще раз внимательно обвел глазами окрестности, разрушенный дом, где Сюзанна провела столько лет от рождения до замужества. Может, в конце концов, ему повезло: если у тебя ничего нет, ты не можешь ничего потерять.
Или можешь?
Райс вообразил, как спокойно и размеренно протекала жизнь дома в его прежние, счастливые, безоблачные дни. За домом расстилались безбрежные поля хлопчатника, убегающие к горизонту покатые холмы были убраны дикими цветами; внизу радовали глаз сочными травами заливные луга, а солнце светило так ярко, что было больно глазам. Он представил себе Веса и Сюзанну озорными детьми, резвящимися во дворе. Отец зорко наблюдал за ними. В то время прислуга убирала террасу, выходящую на реку. Все прошло. Пропало. Развеялось как дым пожарища. Дом. Уют. Мечты.
Реддинг поискал глазами Веса. Тот по-прежнему стоял, опираясь на костыли, низко опустив голову. Лучше не мечтать ни о чем, тогда не будет разочарований.
Тем не менее Райс чувствовал себя опустошенным. Это было во много раз больнее, чем раны, которые он недавно получил.
Райс всегда был один, но он внушал себе, что это вовсе не означает, что он одинок. Реддинг никогда не позволял идее одиночества овладеть сознанием из-за ужаса, каким она могла пропитать все его существо. У него не было верных надежных друзей. Дружеской взаимопомощи он противопоставлял принцип «полагаюсь только на себя». Так он оберегал себя от предательства.
— Райс! — голос Сюзанны прервал его размышления. Он неохотно повернулся навстречу ее любопытству.
— Я спрашивала вас о семье.
Реддинг окинул ее взглядом с головы до ног. Женщина вздрогнула и поежилась: пустота его глаз удержала ее от расспросов.
Райс хотел успокоиться, но не знал, как. Сейчас он был слишком незащищен, но привычка скрывать чувства стала частью натуры. Реддинг развернул лошадь и пустил ее на вершину холма, откуда он мог оглядеть окрестности. Всюду царило мертвое спокойствие, как будто все живые существа, испугавшись, покинули это место. Воздух был пропитан насилием, преступлением, бедой и грехом. Но эти абстрактные понятия были созданы низкими устремлениями людей. Опустошение было результатом примитивной зависти, темных проявлений человеческой натуры, которые он замечал везде. Раньше бы это не потрясло Реддинга, как сейчас. За время путешествия через покалеченную войной страну он видел бездну разрушений, крови, злобы. Покинутые и разграбленные дома. Выгоревшие поля. Ненависть. Горе. Одиночество.
Как ни странно, страшные воспоминания подействовали на его сознание только сейчас. Реддинг убеждал себя, что он был сторонним наблюдателем и никем больше. Зрителем, каким он был всегда. Человеком, который извлекает выгоду для себя, откуда только возможно.
Странно, но он был потрясен. Дремлющая в нем ярость зародившаяся при виде завистливого вандализма искала выхода. Он мог объяснить собственное возбуждение только интересом к Сюзанне и даже — черт возьми! — к Весу Карру.
Райс расслабился, сидя в седле, и стал ждать. Ему оставалось только гадать, что, черт возьми, происходит с его судьями.
* * *
Вес чувствовал, как глаза набухают слезами. Последний раз он плакал в детстве, когда умер его верный пес, первая в его жизни собака. Сейчас горя было столько, что человеческое сердце не в силах вместить. В целом мире не хватило бы слез, чтобы оплакать его потери. А он не может выпустить наружу ни слезинки. Он, полковник Карр, не может позволить себе залиться слезами перед сестрой. Тем более — перед англичанином, которому, насколько раскусил его Вес, вообще не знакомы простые, человеческие чувства.
Он посмотрел на надгробный камень на могиле отца. Сюзанна писала, что по форме камень напоминает сердце. Вес подозревал, что отец умер от разрыва сердца, а не сердечного истощения.
В пятнадцать лет его отец сражался вместе с Сэмом Хьюстоном за независимость Техаса, а потом принимал активное участие в становлении государственности на этой земле. Вознаграждением за это была последующая неприязнь всех бывших друзей.
Вес повторил путь отца. В своих политических симпатиях он был под влиянием непоколебимой приверженности отца Соединенным Штатам. Честь понуждала Веса к решительным действиям. Он не мог оставаться дома и ждать, пока другие сражаются за свои убеждения. И он отправился на восток, где вступил в полк североамериканской армии, чтобы не сражаться со своими.
Сейчас все, что он любил, исчезло. Кроме Сью. Умер отец, Фрэнк Карр, которым Вес гордился и восхищался. Сгорел дом, который он унаследовал. И Эрин, на которой когда-то давно он собирался жениться, стала для него недоступна. Вес вернулся домой калекой, который даже не в состоянии защитить сестру, еще менее он способен отстоять дом и землю.
У Веса не было даже начального капитала, с которого можно было бы начать возрождение. Ни физического, ни морального, ни финансового. Карры никогда не были состоятельными людьми. Его отец занимался юридической практикой в штате, где количество юристов на душу населения превосходило все другие территории Америки. Но Весли, как и его отец, питал благородные мечты принести пользу людям.
По всей территории Техаса бродил дикий скот. Животные были выносливы, неприхотливы к пище, почти не нуждались в уходе. Фрэнк Карр предположил, что скрещивание особей восточных пород с полудикими животными прерий было бы результативным. Из приплода можно было бы отобрать здоровых особей и собрать их в небольшое стадо. Потом этих животных можно было бы продавать для улучшения породы домашнего скота жителям округа. Этим Карры принесли бы реальную пользу фермерам и внесли бы свой вклад в процветание штата.
До войны было мало желающих купить у них породистых животных. Но Вес и его отец смотрели в будущее, Будущее сулило процветание западным штатам и расширение сети железных дорог.
Мечты развеялись, разбитые войной, четырьмя годами смерти и убийств.
А у Веса не было душевных сил на восстановление себя и хозяйства.
Сейчас он мог радоваться только тому, что Сюзанна в безопасности. Ради этого он вынужден был прибегнуть к шантажу. Вес до сих пор не понял, остался ли Реддинг, устрашенный его угрозами, или в силу своих прихотей. Вес не доверял англичанину. Правда, последнее время их загадочный компаньон держался на приличном расстоянии от его сестры.
Отчаявшись, Вес понадеялся на то, что Райс Реддинг будет меньшей угрозой для Сюзанны, чем Мартины. В конце концов, он, Вес, будет поблизости, чтобы не дать совершиться злу.
Вес наклонился и прикоснулся к надгробному камню на могиле отца. Этот камень был скорбной вехой на его жизненном пути. Он отделял детство от зрелости, мечты от реальности, душу от тела.
— Я люблю тебя , — прошептал Вес, я обещаю позаботиться о Сюзанне.
Превозмогая рыдания, замершие в горле, он медленно развернулся на костылях и поковылял к тому месту, где его терпеливо ждала Сюзанна.
Пришел ее черед. Женщина скомандовала:
— Теперь отправимся на Край Света.
* * *
Даже со значительного расстояния Райс был поражен Краем Света. После зрелища пепелища родового ранчо Карров он на многое не рассчитывал. Остов дома подсказал ему, что он не был ни велик, ни богат.
Как и у Карров, дом Марка стоял на взгорье. Обширное строение было расположено необычайно живописно. Чуть ниже господского дома располагались амбар, дом для прислуги и работников. Все было тщательно, заботливо, с предосторожностью обнесено частоколом. Райс с неким злорадством гадал, каково сейчас Весу, который с очевидностью понимает, что сестра оказалась намного состоятельней, чем он. В Англии подобные ситуации спровоцировали бы разрыв родственных связей.
Но на лице Веса читалось только облегчение. Подъехав ближе, путешественники различали уже табуны лошадей, пасущихся в загонах, работников, снующих возле амбара.
Один из них отделился от других и побежал навстречу хозяевам.
— Сеньор Вес! Сеньора Фэллон! Рады приветствовать вас дома! — он встал на колени и перекрестившись, прошептал:
— Благодарю тебя, дева Мария.
Сюзанна спешилась.
— Мигель… Слава Небесам… Мы проехали мимо дома и… — Тень сострадания и печали легли на лицо мексиканца.
— Они убили Рамона. Мы предчувствовали беду… Рамон остался присмотреть за домом, пока мы перегоняли Короля Артура на Край Света, и…
— Когда это случилось?
— Четыре дня назад, сеньора.
Сюзанна прикрыла глаза. Если бы они ехали быстрее. Она сжала руку Мигеля.
— Примите мои соболезнования. Вы знаете, кто это сделал?
— Да, мы знаем, но у нас нет доказательств. Шериф сказал, нужны доказательства.
— Шериф Пэлей?
Мексиканец замотал головой.
— Нет. Его тоже убили… вскоре после вашего отъезда. Примерно в одно время с сеньором Грином.
— А Джайм?
Джайм Пауэр был помощником управляющего Стэна Грина, который долгие годы служил у Марка.
— Он здесь. Но каждую неделю мы теряем все больше лошадей и скота. Вот почему так много лошадей здесь, в загонах. Сейчас, когда вы и сеньор Вес…
Мексиканец внимательно посмотрел на Веса и запнулся. Он только что заметил, что правая нога Весли была перевязана и заканчивалась выше колена.
— Все в руках Всевышнего, — пробормотал Мигель на родном языке.
Сюзанна молча перевела с испанского. Женщина заметила, как под нескромным взглядом съежился Вес, и переключила внимание Мигеля на третьего спутника.
— Мигель, познакомьтесь, это сеньор Реддинг, наш друг.
Мигель поприветствовал Реддинга и печально повернулся к Сюзанне.
— Сеньора, есть какие-нибудь известия о сеньоре Фэллоне?
Он знал, какова была цель отъезда Сюзанны. Женщина замерла. Боль, тяжелое чувство вины, которые она старалась скрыть в спешке и суете путешествия, занимая себя заботами о Весе и беспокойством о двух ранчо, с новой силой нахлынули на нее. Здесь, на земле, которую Марк так любил, где он вырос, покойный супруг оживал в ее воображении. Ей казалось, что Марк встречает их на крыльце дома. Он приветливо улыбался.
— Он умер, Мигель. В Виргинии.
Мексиканец опустил голову.
— Я очень сожалею, сеньора. Так много хороших людей сложили голову. Пойду поищу сеньора Джайма. Он будет очень рад вашему возвращению. Вашему и сеньора Веса.
Молодой мексиканец, мальчик, не старше двенадцати лет, подошел к всадникам и взял лошадей под уздцы. Вес и Райс спешились и последовали за Сюзанной. Она поднялась на крыльцо дома и там замешкалась. Это был дом Марка. Я хочу, чтобы Краем Света владел кто-то, кто любит эту землю так же сильно, как я. Сюзанна помнила не только слова, но и тон, каким они были сказаны так ясно и отчетливо, как будто Марк произнес их только что.
— Я обещаю тебе это, — дала она молчаливую клятву. — Я буду заботиться о ранчо ради тебя, в память о тебе.
Сюзанна услышала перестук костылей за спиной и отворила дверь в просторную комнату, самую большую во всем доме.
Там все оставалось на своих, привычных для нее местах. В середине задней стены выделялся громадный каменный камин. Коллекция ружей украшала другую стену. Сколько себя помнила Сюзанна, столько и висело здесь оружие. Дорогой пушистый ковер скрывал сосновые половицы. Добротная, уютная мебель, казалось, приглашала в свои объятия усталых путников. Сюзанна вспоминала, как здесь отдыхали Марк, его брат и отец, а у их ног лежали послушные псы. Все трое мужчин умерли. И, несмотря на то, что она пожила здесь последние четыре года, Сюзанна неожиданно почувствовала себя незваной пришелицей, вторгшейся в чужой дом, полный призраков.
— Сюзанна?
Она повернулась на голос Веса. Брат стоял на пороге, опираясь на костыли. Глазами он искал Сюзанну.
— Здесь витают тени и воспоминания, Вес.
— Я понимаю тебя, — брат протянул ей руку, дружески ее подбадривая. Сюзанна прижалась к нему и разрыдалась, не стыдясь своих слез. Какая-то часть ее сознания до сих пор сопротивлялась мысли о смерти Марка. Почему она так мало любила его? Она любила его преданно и возвышенно, но немного не так, как он того желал.
Женщина закусила губу, отгоняя слезы. Нельзя сдаваться. Впереди ее ждало много дел и испытаний. У Сюзанны давно было предчувствие: если она сломается, ей никогда не обрести душевного спокойствия, никогда не возродить себя как личность.
Сюзанна обернулась к двери. В простенке стоял Райс. Нет, не просто стоял. Привалившись спиной к косяку, он внимательно осматривал комнату, исследуя ее дюйм за дюймом. Он детально рассмотрел все предметы в комнате, все оценил, все взвесил.
Сюзанна ощутила знакомую дрожь. Ее наполняло ощущение чистоты, ясности, довольства, когда глаза их встречались. Но на сей раз на смену безмятежному любованию пришло и захлестнуло ее чувство вины, вины и непристойности происходящего. Это был дом Марка. Безусловно, оплакать супруга она должна одна, без…
А потом в комнату вошла Ханна, вытирая руки о передник, который она носила, не снимая. Ханна, дочь одного из первых техасских поселенцев немецкого происхождения, была экономкой, кухаркой и вела домашнее хозяйство. Сюзанне казалось, что Ханна жила в этом доме всегда. Она почти заменила мальчикам мать. И часто по-матерински приглядывала за Сюзанной, когда та была еще девочкой.
Глаза у Ханны были на мокром месте. Она ковыляла навстречу Сюзанне, спеша заключить ее в свои объятия.
— Мигель рассказал мне о Марке, — произнесла она плачущим голосом.
Сюзанна укрылась в складках необъятного, доброго, теплого тела Ханны и почувствовала себя маленькой девочкой. Ханна была в ее жизни всегда. Единственное, неизменное, что было в ее жизни, это Ханна, потому что даже Вес изменился и превратился в наполовину чужого человека.
Сюзанна вынырнула из объятий старой женщины.
— Ханна, Вес останется с нами, а также… мистер Реддинг. Он помогал нам добраться до дому.
Как и Мигель, Ханна оценивающе посмотрела на Райса.
— Он будет жить в пристройке дома для работников, — неожиданно вмешался Вес. Ему едва удалось выжать из себя одну улыбку для Ханны.
Сюзанна посмотрела на брата, потом на Райса, который по-прежнему давил косяк. Хотя поза его была довольно развязной, женщина заметила, что он испытывает некоторую неловкость.
— Дом для работников. Это прекрасно, — отозвался Райс. — Тем более, что я не задержусь надолго.
В голосе его опять слышался английский акцент. Техасский говор, которым он тешил себя, был отринут. Сюзанна заметила удивление на лице Ханны, которое появилось при первых звуках незнакомой речи.
Что-то странное творилось с Райсом.
Самоуверенность пропала. Он выглядел иначе, не так как всегда, хотя во внешнем облике его ничего не изменилось. Он выглядел как-то… робко.
Сюзанна посмотрела на Веса: глаза брата широко раскрылись от изумления.
В течение полутора месяцев Райс поражал ее своими разнообразными талантами. На этот раз он сменил лицо. Но почему? Зная Райса, можно было предполагать, что у него есть причины для этого. Но какие?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ренегат - Поттер Патриция



Роман чудесный,но как же все таки жаль, что главный герой не раскрыл себя.
Ренегат - Поттер ПатрицияРоксалана
4.09.2012, 13.44





Увлекателная,захватывающая история.Очень понравилось!!!
Ренегат - Поттер ПатрицияАнастасия
16.12.2013, 12.53





Увлекателная,захватывающая история.Очень понравилось!!!
Ренегат - Поттер ПатрицияАнастасия
16.12.2013, 12.53





Ренегат, как я понимаю, это маргинал (почти преступник). Считаю этот роман не только любовным, но и сильным. Все 4 главных героя - яркие, сильные личности. Специально по карте США просмотрела путь героев от Ричмонда до Остина. Ого го! Считаю этот роман одним из лучших. Читала с наслаждением и необычайным интересом. Рейтинг занижен. Не менее 9,5.
Ренегат - Поттер ПатрицияВ.З.,66л.
1.04.2014, 9.48





Для В.З. Ренегат- это не маргинал и не преступник. Это отступник. Renego - латынь- отрекаюсь, т. е. предаю прежнюю веру. Маргинал- человек, потерявший социальный статус, преступник- человек, преступивший закон. Ренегами, например, называли людей, которые после революции служили новому строю, предавая прежние присяги и идеалы.
Ренегат - Поттер ПатрицияРоза
1.04.2014, 10.00





Пардон,ренегатами.
Ренегат - Поттер ПатрицияРоза
1.04.2014, 10.08





роман можно рассматривать и как продолжение "Молнии" и как самостоятельное произведение. но если первая часть была весьма целомудренной, то эта ни в коей мере. очень все понравилось, только изредка подбешивала главная героиня, слишком уж по-идиотски она иногда себя вела.
Ренегат - Поттер ПатрицияОльга Сергеевна
31.05.2014, 19.36





Очень хороший роман,читала с большим удовольствием. Единственное но,уж очень много Гг.размышляет об одном и том же,много не нужных повторений. Ггня вне всяких похвал,отважная девушка и в то же время женственная. Импонирует тем, что никогда не скрывала своих чувств. Читайте и получайте наслаждения!10
Ренегат - Поттер Патрицияс
18.09.2014, 23.48





Читала с удовольствием.мне кажется немножко концовка затянута,а в остальном хорошо.
Ренегат - Поттер ПатрицияТаТьяна
12.11.2014, 14.40





Обалденный, потрясающий, вдохновляющий роман с глубоким смыслом, с сильными героями и конечно с прекрасным сюжетом и сильными чувствами, такой роман достоин самой наивысшей оценки. Классный, одним словом меня он привел в восторг! Мне не жаль потраченного на него времени где описывают настоящую сильную любовь сильных и настоящих героев которые мужественно отстояли свою любовь, вот настоящие поступки которые служат настоящим доказательством любви мужчине к женщине и наоборот, в этом романе показывается все это с лихвой и больше!
Ренегат - Поттер ПатрицияНаталья Сергеевна
18.12.2014, 8.52





Хороший! Читайте!
Ренегат - Поттер ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.02.2015, 9.54





Очень много размышлений...сомнений...
Ренегат - Поттер ПатрицияСветлана
20.02.2015, 16.00





Шикарный роман! Не заслуженно низкий рейтинг, читайте , таких романов мало!
Ренегат - Поттер ПатрицияЭля
6.04.2015, 10.14





Роман "Молния" из этой серии понравился больше, но и этот увлекательный. Правда, концовка (не эпилог) немного менторская, но оригинальность сюжета, образность и сочность литературного языка с лихвой компенсируют просчеты и упущения. Мастерски изображена эволюция отношений всех действующих персонажей, ГГ в частности. Жизненные принципы героя "не позволять вмешивать себя в чужие дела, никогда не брать на себя заботу о своем ближнем и дальнем, быть настороже и не позволять дергать за слабые струны" разбились вдребезги о преданность , верность и всепоглощающую любовь. А как он ей сопротивлялся, с возмущением осознавая, что "эта женщина змеей заползла в его сердце и разлеглась там как у себя дома..." Кстати, мне понравилось, как выписан образ Сюзанны - без тараканов и надуманностей. Влюбилась и... в омут с головой- искренне, открыто, самозабвенно и словила в силки свободолюбивого ястреба. Описание постельных сцен очень романтичное и чувственное. 9 баллов, читайте, друзья, и наслаждайтесь.
Ренегат - Поттер ПатрицияОльга
5.09.2015, 18.05





pervaya chast :put v ehas ochen horosha -no potom v Tehase ochen zatyanuto i poroi skuchnovato-kucha povtorenii odnogo i togo je ....jal -isportilo roman
Ренегат - Поттер ПатрицияSarina
5.09.2015, 22.38





мне понравился
Ренегат - Поттер ПатрицияВалентина
9.09.2015, 2.27





Продолжение "Молнии". Супер!!! Что первая часть, что вторая. Они совершенно разные, но абсолютно захватывающие. Читайте, не пожалеете потраченого времени. 10/10.
Ренегат - Поттер Патрициямэри
11.09.2015, 9.41





Просто замечательно!Чудесный слог!Перевод!Решила прочесть всё,что есть у этого автора!
Ренегат - Поттер ПатрицияЕва
12.09.2015, 11.29





класс
Ренегат - Поттер Патрициянадя
12.09.2015, 15.08





Чудесный роман! По началу немного раздражал брат главной героини, но в целом герои очень классные. Вторая книга совсем не похожа на первую (Молния), и по настроению и по характеру героев. Но обе хорошие, хотя наверное "плохой парень" Райс мне симпатичнее, чем мрачный и хороший Адриан.
Ренегат - Поттер Патрицияdeasiderea
13.11.2015, 7.09





Эх плохиш Райс просто великолепен, как он отличается от героя из первой книги 'молния'. Но он настолько великолепен, что аж дух захватывает. Книгу обязательно читать, кто любит приключения и сильных мужчин тому обязательно понравиться. Для меня роман на десять однозначно
Ренегат - Поттер ПатрицияАленка
25.08.2016, 3.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100