Читать онлайн Радуга, автора - Поттер Патриция, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Радуга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Мередит нервно разглаживала атласную полосу своего пеньюара.
Черт возьми брата!
Зачем, во имя Неба, он пригласил на бал Квинна Девро?
Вчера, когда он приехал, она как раз смотрела в окно. Черная одежда, посеребренные сединой черные волосы — его ни с кем нельзя было спутать. Нельзя было не узнать и его раба, Кэма, который ехал немного позади.
Мередит зачарованно смотрела на них. Ей не хотелось признаться в этом, но капитан Девро был прекрасным наездником. Он легко управлялся со своим жеребцом, который нервно приседал, приближаясь к дому. Если бы это был кто-то другой, она бы с удовольствием его нарисовала — стройная прямая фигура в черном на горячем золотистом скакуне. Вместо этого она выругалась такими словами, какие вовсе и не должно знать молодым леди.
Что он здесь делает?
Она вышла из комнаты и попыталась найти Эвелин. Ее она нашла в спальне. Эвелин была в бальном платье, которое портниха заканчивала подгонять по ее фигуре.
— К нашему дому приближается капитан Девро, — и утверждение и вопрос одновременно.
— Ах, мы разве тебе не говорили? — сказала Эвелин. — Бретт Девро прислал свои извинения и просил принять его брата вместо него. Опал в восторге. Она сказала, что он был очень любезен.
Мередит не знала, что сказать.
— Он игрок… его никто не принимает.
— Ну, если Бретт утверждает, что он — джентльмен, значит, он таковым и является, — самодовольно ответила Эвелин. — В любом случае уже слишком поздно. Его уже пригласили. Он сегодня у нас обедает, — она критически оглядела Мередит. — Постарайся надеть что-нибудь получше.
Мередит разозлилась. Все это время она безуспешно пыталась избавиться от образа Квинна Девро и от ощущения на своих губах его поцелуя, даже несмотря на то, что понимала — поцелуй был лишь частью плана, по которому она должна была продать ему Дафну.
Дафна. В душе Мередит зародились подозрения. Может быть, поэтому он устроил это приглашение. Ну, это ничего хорошего ему не принесет. Дафна принадлежит ей, а не Роберту.
И разрази ее гром, если она еще хоть раз сядет с Девро за стол. Она приложила руку ко лбу и покачнулась.
— Кажется, у меня мигрень. Моя бедная головушка просто раскалывается.
На лице Эвелин не было сочувствия. У Мередит часто бывали мигрени. И обычно в самое неподходящее время.
— Это было бы очень невежливо.
— Почему я должна беспокоиться — вежлива я или невежлива с игроком? Его репутация… сомнительна. Не могу поверить, что вы его пригласили. Да о нас весь штат будет говорить, — при этом она обмахивала лицо рукой.
Лицо Эвелин сразу же сморщилось от беспокойства.
— Ты действительно так думаешь? Ведь Бретта так уважают. Он никогда бы не обратился с сомнительной просьбой.
— А может быть, его просто заставили, — коварно сказала Мередит. — Все знают, что Квинна Девро в приличных домах не принимают.
— О Господи, — сказала Эвелин, позабыв, что обычно не обращала внимания на мнение Мередит.
— Но если вы должны, тогда конечно… — сказала Мередит. — Но я собираюсь обедать у себя в комнате.
— Так… думаю, надо пойти поговорить с Робертом. Так что Мередит обедала в грустном одиночестве. Но все думала о Квинне Девро, который сидел сейчас в комнате внизу, чрезвычайно красивый и высокомерный, тогда как она была пленницей в своей собственной комнате. И Дафну она держала при себе, насмотря на то что девушка была необычно взволнована.
Так она провела вечер и большую часть следующего дня. Но не было никакого способа уклониться от присутствия на балу. Проигнорировать его присутствие за обедом — это было одно, а оставить без внимания главные общественные события года — совсем другое. Она успокаивала себя мыслью, что соберется больше сотни людей, включая Гила, которые послужат буфером между ней и ним, с его раздражающей улыбкой и едкими замечаниями.
Она выбрала желтое платье. Этот цвет делал ее кожу ужасающе бледной и ничуть не подчеркивал прелесть ее глаз и волос, того, что было лучшего в ней. Платье с высоким корсажем было украшено сотнями розеток и бесчисленными оборками, из-за которых она выглядела в два раза толще, чем была. Она велела Дафне завить ее волосы в мелкие спиральные кудряшки, которые свешивались на щеки, скрывая чистый овал лица. Когда волосы были уложены так, как ей хотелось, она отпустила Дафну.
И вот она стояла одна посредине комнаты, боясь спуститься вниз, хотя и знала, что ей надо принимать гостей вместе с Робертом и Эвелин. Но внутри себя она ощущала беспокойство, а руки ее дрожали.
Обычно она мужественно встречала опасность лицом к лицу, а однажды ее чуть не поймали, когда она передавала рабу деньги. И никогда раньше она не чувствовала такого волнения от присутствия мужчины.
С Гилом было уютно, и она его уважала. Но трепет, который охватывал ее тело, как только она думала о Квинне Девро, упорное наступление тех чувств, которые она обычно прятала поглубже, изумляли ее. И пугали, а ведь раньше с ней ничего подобного не происходило.
В глубине души она понимала, что он был очень, очень опасен для нее.
Мередит бросила последний взгляд в зеркало. Она увидела, что на нее в упор смотрит некрасивая, безвкусно одетая женщина. Может, он и не обратит на нее внимания. Сегодня здесь будет много привлекательных молоденьких девушек. Странно, но она почувствовала безысходное отчаяние.
Романтическая дурочка, обругала она себя. Дорога, которую она выбрала много лет назад, отвергала фантазии и личные чувства. Особенно, если это касалось человека, который олицетворял все, что она ненавидела и против чего боролась.
Она гордо выпрямилась, вышла из комнаты и присоединилась к своему брату и невестке.
Когда по лестнице спустился Квинн Девро, зал был уже полон, но ей внезапно показалось, что кроме него никого нет. Ее ноги задрожали, а пальцы вцепились в руку какой-то престарелой дамы, вызвав у той тоненький крик протеста.
Она услышала, как рядом кто-то ахнул, и поняла, что не одна она оказалась под таким сильным впечатлением.
Господи боже мой, он был потрясающе красив. Его мрачная элегантность заставила всех остальных мужчин выглядеть школьниками. Белые пряди вокруг загорелого лица исчезли в густой черноте волос, которые хотелось потрогать. И прежде чем упал занавес, который должен был скрыть его чувства, его ледяные темно-синие глаза оглядели толпу с выражением некоего удовольствия. Его глаза встретились с ее глазами и захватили ее взгляд с силой, против которой было невозможно устоять, и Мередит еще раз почувствовала, как ее тело покорно отвечает на этот взгляд. Собрав все силы, она отвела взгляд и повернулась к даме, которой почти сломала руку.
— Я так рада, что вам удалось приехать, — сказала она извиняющимся тоном, мягко поглаживая белые пятна на руке своей жертвы.
— Да, да, и в самом деле, — ответила дама, выдергивая руку, как только у нее появилась такая возможность. Странный ребенок, подумала она, поспешно отходя. Бедный Роберт.
Мередит криво улыбнулась. Затем, увидев, что Девро приближается, она повернулась к брату.
— Роберт, я сейчас упаду в обморок от жары, — протянула она. — Пойду выпью бокал пунша. — Она поспешно отошла, прежде чем Роберт успел возразить, а Квинн Девро — подойти. Но она была уверена, что за ней по-прежнему следят его насмешливые глаза. Проклятье.
Она нашла Гила, который прибыл одним из первых. Она не могла удержаться от сравнения Гила и Девро. Хотя Гил был совсем не толстый, но он был тяжелее, чем этот игрок, более коренастый и не такой высокий. Он улыбнулся, но его милым глазам орехового цвета недоставало силы, которая была во взгляде, только что терзавшем ее.
— Мередит, — сказал он тепло. — Могу я рассчитывать на этот танец?
Она улыбнулась ему.
— Я была бы в восторге.
И танцевать с ним было тоже очень удобно, он не делал неожиданных движений, ничего возбуждающего. Почему она об этом подумала? Она заставила себя расслабиться и отвести взгляд от дверей, ведущих в зал, в котором, она чувствовала, находился сейчас Квинн Девро, следящий за ней. Она наступила Гилу на ногу и начала оправдываться, чем еще больше его смутила. Вот так, подумала она со скрытым удовлетворением. Квинн Девро не пригласит теперь ее танцевать. Если, конечно, собирался.
Когда она повернулась еще раз, то услышала, как он разговаривает с Виннией Филдс, одной из самых красивых девушек в округе, и почувствовала резкий и совершенно непонятный приступ ревности. Она сжала руку Гила и получила в ответ такое же пожатие. Боже, что она делает? Впервые за много лет она почувствовала, что не может с собой справиться, не может отвечать ни за свои чувства, ни за свои поступки.
Поворачиваясь, Мередит почувствовала, как ее толкнули в спину, и обернулась. Это был Девро, танцевавший с Виннией. Он низко поклонился; он извинялся, а глаза его смеялись. Его взгляд вернулся к Виннии, которая, это бросалось в глаза, была совершенно околдована своим партнером.
Мередит глубоко вздохнула, пытаясь сдержать подступавшую злость.
— Капитан, — сказала она хихикнув, — какой сюрприз встретить вас снова.
— Я рад видеть, что вы оправились от недомогания, из-за которого не могли вчера присутствовать на обеде.
— Ах, я думаю, это что-то в атмосфере. Надеюсь, что скоро все пройдет.
Уголки его рта сморщились, а она подумала, не слишком ли остроумным был ее ответ. Эти холодные, лишенные чувства глаза выдавали незаурядный ум.
— Может быть, мисс Ситон, — ответил он вежливо.
Он перевел взгляд на Гила, и она поняла, что ведет себя невежливо.
— Наш сосед, Гил Мак-Интош. Квинн Девро, брат нашего банкира. — Последние слова были сказаны с пренебрежением, которое было трудно не заметить.
Гил пожал протянутую руку, но вопросительно посмотрел на Мередит.
— Мистер Девро, — объяснила она, — игрок. Квинн поклонился, его губы кривились в усмешке.
— Еще я владею пароходом “Лаки Леди”, мистер Мак-Интош, и готов заключить контракты на перевозку хлопка. Воспользовавшись удобным случаем, я бы хотел с вами об этом поговорить.
— Конечно, — легко согласился Гил, — приезжайте завтра, и мы все обсудим.
— Хорошо. Приеду. — Он повернулся к Мередит, насмешливо улыбаясь. — Благодарю вас, мисс Мередит.
Мередит едва качнула головой в ответ, с трудом скрывая негодование. Если он получит заказы от Роберта и Гила, Боже, он же все время будет здесь.
Вскоре танец кончился, и Мередит повела Гила к столу, держась подальше от человека, который, казалось, стал ее наказанием.
Хотя у нее совсем пропал аппетит, она наполнила свою тарелку. Легкая еда даст ей возможность чем-нибудь отвлечься, и, может быть, отвлечет ее мысли от слишком красивого Квинна Девро.
Но Гил этого не допустил, засыпав ее вопросами об их госте.
— Вы хорошо его знаете? — спросил он.
— Достаточно хорошо, чтобы не доверять ему, — ответила она едко, надеясь расстроить планы капитана Девро о заключении контрактов в их округе. — В Новом Орлеане у него ужасная репутация… его нигде не принимают. Мой брат был поставлен в очень трудное положение, когда Бретт Девро передал свое приглашение этой белой вороне — своему брату. Не могу понять, о чем Бретт думал.
Гил обвел взглядом зал, отыскав в нем потрясающего мужчину в черном. Тот как раз одаривал вниманием очередную молодую леди.
— Он определенно умеет очаровывать дам… Мередит стиснула зубы.
— Человека дела красят, так говорила мне сестра Эстер. Я лично ничего привлекательного в нем не вижу.
— “Врешь” — сказала она себе.
— Не хотите ли еще потанцевать? — спросил Гил. Она оглядела зал и увидела, что капитан Девро опять танцует, грациозно двигаясь по залу и держа в объятиях очередную хорошенькую девушку.
— Да, — ответила она, чувствуя боль в душе.
Когда, наконец, музыка закончилась, она ослепительно улыбнулась Гилу и поймала еще один саркастический взгляд Девро. Черт его возьми. Она выглядела наихудшим образом, танцевала из рук вон плохо, вела себя крайне невоспитанно, а он все же пробирался к ней через зал.
— Простите, — сказал он, подойдя к ней и к Гилу, — не окажете ли вы мне честь подарить этот танец?
Ее захлестнул темный, мучительный гнев. Она подозревала, что все, что ему нужно, это Дафна, и она не могла понять, почему ей так невыносима эта мысль.
— Я не танцую с игроками, — грубо сказала она, достаточно громко, чтобы ее могли слышать люди вокруг них.
От такого оскорбления его лицо запылало, а глаза стали ледяными. Он старательно поклонился.
— Я буду последним, кто совратит вас с вашего достойного восхищения богобоязненного пути, — сказал он насмешливо.
— Вы будете последним, кто до него доберется, — едко ответила она, не заботясь о том, как ее могут понять.
— Возможно, — ответил он, дразня ее, а затем обернулся к Гилу Мак-Интошу: — Завтра?
Гил с любопытством переводил взгляд с Мередит на Девро. Она странно себя ведет. Он никогда раньше не видел, чтобы она так открыто выражала нелюбовь к кому-нибудь. Но он, однако, обещал встретиться с этим человеком, и не мог нарушить своего слова. Но он решил, что прежде, чем заключить сделку, расспросит Роберта Ситона. Но заметив упрямое выражение на лице Мередит, он расстроился.
Когда Девро исчез в дверях бальной залы, Гил обернулся к ней:
— Почему вы так его не любите?
— Он… он приставал ко мне, когда мы ехали сюда из Нового Орлеана, — сказала она, вспомнив вкус поцелуя Девро.
— Что вы говорите, — ответил Гил. — Я выслушаю его завтра и выпровожу.
— Я ничего не сказала Роберту.
— Тогда и я не буду, если хотите.
Она улыбнулась, и Гил подумал о том, какой же она может быть хорошенькой. Если бы только кто-нибудь научил ее одеваться и причесываться, размышлял он. Но у нее не было матери, а отец с братом уделяли ей совсем мало внимания.
— Спасибо, — мягко сказала она, нервно обмахиваясь веером. — Я уверена, что это из-за него у меня разболелась голова. Вы не сочли бы меня невежливой, если бы я сейчас ушла?
— Конечно, нет, — сказал Гил. — Надеюсь, вам станет лучше.
Мередит опустила ресницы. Когда он уедет, с тоской подумала она. Но лишь кивнула, с чувством пожав его рукав. И убежала.
Она остановилась у маленькой комнатки Дафны за кухней, но девушки там не было, а все остальные слуги были очень заняты. Она почувствовала, что ей будет нужна помощь в расстегивании пуговиц. Больше всего ей хотелось избавиться от этого ужасного платья, а также от корсета, нижних юбок и кринолина, в которых она чувствовала себя, как в тюрьме.
Она задержалась в коридоре, ведущем в большой зал, и поискала Квинна Девро, но его нигде не было. Вдруг она почувствовала тревогу — а если Дафна в опасности?
Мередит выскользнула из задней двери. Надо проверить конюшню.
Кэм обнимал Дафну одной рукой. Казалось, что в его объятиях она была на своем месте. Маленькая, мягкая, доверчивая.
От его внимания не ускользнул тот свет, который вспыхнул в ее глазах, когда они встретились в кухне. Она несла что-то своей хозяйке, а он был послан хозяином помочь остальным слугам. Это было необходимым условием той роли, которую он играл, и он не возражал.
Кофейные глаза Дафны, большие и выразительные, сказали ему, как сильно она по нему скучала. Когда он шепнул ей, что хочет встретиться с ней, позднее, когда начнутся танцы, в конюшне, она радостно кивнула. Он знал, что конюхи в это время будут обихаживать лошадей, на которых приехали гости. Он уже все разведал.
Обняв ее крепче, он вдруг почувствовал, что она боится. Ему хорошо был знаком этот страх, и он не знал, хватит ли у Дафны смелости решиться на побег. Если даже Мередит Ситон и была лучшей из всех хозяек, она все равно оставалась хозяйкой, хозяйкой, которой во всем надо было подчиняться.
— Я боюсь, что никогда больше вас не увижу, — неуверенно сказала Дафна.
— А вам было не все равно? Она кивнула.
— Нет, — сказала она невинно, а он улыбнулся. В эти дни он часто улыбался.
Он почувствовал, как она дрожит и удивился, почему, может, с ней плохо здесь обращались? Он ощутил, как его мускулы напряглись.
— У вас все в порядке? — спросил он нежно. Она кивнула.
— А Бриарвуд?
В его объятиях она ощущала покой, как и тогда, на пароходе.
— Наверное, как и все другие плантации.
— Вас никто не обижал?
Она покачала головой, и он с облегчением вздохнул. Он очень боялся, что хозяин плантации попытается затащить ее в постель. Она была очень хорошенькая.
— Миз Ситон? — продолжал он. — Она не вредная?
— Нет, — ответила Дафна, — я работаю меньше, чем работала у другой миссис. Иногда она раздражается, но никогда не злится. А иногда она странно смотрит на меня.
— Как это странно?
— Не знаю, будто ищет что-то.
Кэм почувствовал внезапное беспокойство. Ему не понравилась новость, что мисс Ситон имеет к Дафне особый интерес. Он знал, что Квинн попробует ее еще раз купить.
— Как ты думаешь, смогла бы ты убежать, если бы кто-нибудь тебе помог?
Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
— А кто?
— Да кто-нибудь. Смогла бы?
Дафна не знала, что сказать. У нее никогда не хватало храбрости. И больше всего она боялась плетей. Она боялась, что не сможет перенести наказания. Она вспомнила шрамы на спине Кэма и удивилась, как вообще можно остаться в живых после таких побоев. Но с тех пор, как она впервые увидела его и поговорила с ним, она стала мечтать о том, чтобы стать свободной. Чтобы они вместе стали свободными.
— А ты бы убежал? — спросила она. Может быть, с ним она бы не так боялась.
Вокруг нее сомкнулись его большие руки, и мышцы взбугрили его хлопковую рубашку. Как он мог сказать ей “нет”, сказать, что ему надо остаться с капитаном Девро и что он не будет свободен, пока они все не освободятся?
— Не сейчас, — сказал он мягко. — Но я позабочусь, чтобы ты была в безопасности, и потом к тебе присоединюсь.
Она похолодела от его слов. Одна. Она будет совсем одна. Но мысль о свободе уже пустила корни. Пока она не встретила Кэма, она и не думала об этом, до того их разговора на пароходе. А сейчас она уже почти ни о чем другом не могла думать.
Немного поколебавшись, Дафна кивнула.
— Кто-нибудь будет с тобой на связи, — сказал Кэм. — Если услышишь слова “свет свободы”, знай, что это друг.
— Я боюсь.
— Понимаю, — сказал он мягко. — Но это стоит того, я обещаю, — он хотел рассказать ей о планах капитана купить ее, и что, может быть, вовсе и не надо будет бежать при помощи Подпольной железной дороги. Если только…
И зачем мисс Ситон так нужна Дафна?
Он наклонился и осторожно поцеловал ее, стараясь не испугать. Он ощущал страх, сидящий в ней, чувствовал на ее губах его едкий привкус. Он не совсем понимал, почему ему так страстно хочется защитить ее, смахнуть с нее этот испуг, этот трепет, от которого так ныло его сердце.
Он услышал голос Квинна:
— Где мой черный ублюдок? — и почувствовал, как Дафна испуганно сжалась в его объятиях. Он приложил палец к ее губам, предупреждая, чтобы она молчала.
— Сиди здесь, пока я не уйду, — прошептал он.
Он поднялся и вышел из тени на свет фонаря.
— Я здесь, кэп, смотрел, как тут лошади.
— Ну иди в дом, там нужна помощь на кухне.
— Да, cap, — сказал Кэм лениво, и Дафна испугалась за него, но тут же дверь открылась и закрылась.
Она начала выходить из своего укрытия, когда услышала голос капитана Девро. Он ласково разговаривал со своим конем, и она подумала, как он может быть так добр к животным и так жесток к людям. Она ненавидела его. Она ненавидела его сильнее, чем кого-либо в своей жизни. Ей хотелось броситься на него, убить его, но у нее не было никакого оружия. И храбрости тоже. Сдерживая слезы злого отчаяния, она подождала, пока через некоторое время опять не открылась и не закрылась дверь. Через несколько минут вышла и она.
Темные глаза Квинна оглядывали лужайку. Вдоль дороги выстроились конные экипажи, вокруг которых суетились конюхи Ситонов. Повсюду разбрасывали мигающий свет китайские фонарики, а сам дом в лунном свете казался величественным. Громкая музыка и разговоры доносились из открытых окон и дверей. Под деревьями прятались парочки, низко наклоняя друг к другу головы в задушевной беседе, а к симфонии звуков то и дело звонкой трелью примешивался смех.
Он все это видел и не мог не думать о том, что роскошь эта достигнута трудом рабов, а одиночество завидовало беззаботным разговорам, которые вели между собой парочки под деревьями. Вечеринка была еще далека от завершения, но когда он увидел, что Мередит уходит, он забеспокоился, что она станет искать Дафну. Ему было известно, что Кэм хотел сегодня встретиться с Дафной, а было бы совсем плохо, если бы они привлекли к себе внимание тогда, когда, может быть совсем скоро, рабыня убежит на Север.
Он вышел предупредить Кэма. Он хотел уйти вместе с Кэмом, но его конь почувствовал хозяина и заржал, требуя внимания. Поэтому, зная, что перепуганная Дафна ждет, когда он уйдет, он быстро успокоил коня и вышел.
Он прислонился к большой магнолии, листья на которой были по-прежнему плотными и зелеными, хотя огромные белые лепестки давно облетели. Река Миссисипи не была видна отсюда, но он знал, что она меньше чем в полумиле. Он скучал по ней. Квинн закрыл глаза, отдыхая от людей от притворства. Он так сжился со своим притворством, что часто спрашивал себя — не становится ли он человеком, которым все время притворяется — бессовестным игроком, которому нет дела до других. Эта мысль пугала его, но он понял, что никогда не станет таким, так как беспокоится о том, чтобы этого не случилось.
Квинн открыл глаза и увидел, что Мередит Ситон стоит возле дома. Одна. Он подумал, долго ли она там стоит и видела ли, как Дафна, или Кэм, или он сам, например, выходит из конюшни. Он не мог видеть выражение ее лица, но видел лишь, что она тихо стоит в своем безвкусном желтом платье. Неторопливой походкой он направился к ней.
— Мисс Ситон. Я уже испугался, что вам опять стало нехорошо, — в его голосе слышалось какое-то соблазнительное любопытство.
В свете луны и фонариков он видел янтарные сполохи в ее карих с золотистыми искрами глазах. И негодование. Весьма сильное негодование.
— Я вышла подышать свежим воздухом, — сказала она сухо. — А вы, мистер Девро? Что интересного вы нашли? Я думаю, вас неплохо занимают и развлекают в доме.
Рот Квинна изогнулся в кривой усмешке.
— Я польщен вашим вниманием, мисс Мередит. Для бедного игрока с плохой репутацией, как я, это много значит. Слова про игрока ему удалось произнести с той же презрительной интонацией, с которой это произнесла она в бальном зале.
Мередит покраснела. Черт его возьми. Он все время делает из нее дурочку. А она и ответить не может, чтобы не открыть свою сущность больше, чем ей хотелось.
— Я забочусь обо всех гостях, даже… м-м-м… о самых незваных. — Она сложила губы гузкой и выглядела невыносимо напыщенно.
Его улыбка стала еще шире, но в глазах не было веселья.
— Как это с вашей стороны благородно, мисс Ситон, — протянул он густым и терпким, как коньяк, голосом, от которого, как от настоящего коньяка, тепло разлилось по всему ее телу. Даже понимая, что она делает, даже увидев, как он вышел из конюшни, а за ним вышла Дафна, она не могла справиться с силами, разбушевавшимися в ее теле при виде его.
Казалось, в ее жилах течет жидкий огонь, кости тают, и глубокая боль желания распространяется по всему телу.
Она опустила ресницы, чтобы он ничего не увидел в ее глазах. Она приучила себя скрывать эмоции, но ей никогда не встречался человек, подобный капитану Девро.
— Да, — наконец вызывающе сказала она. — Это очень любезно с моей стороны, верно? — она надеялась, что эти слова звучат достаточно глупо и заносчиво. Может, он оставит ее.
Но нет, он не ушел. Он, как статуя, стоял перед ней и, прежде чем ответить, внимательно на нее посмотрел.
— Сейчас посмотрим, насколько любезно. — И прежде чем она успела сообразить, поцеловал ее.
Это был казнящий поцелуй, возмездие, которое он про себя пообещал ей в ответ на публичное оскорбление. Она пыталась вырваться, колотя руками по его груди, но он, казалось, не ощущал ее ударов.
Поцелуй, немного смягчаясь, стал глубже, и пламя разгорелось между ними. Она опустила руки, а губы сами по себе стали отвечать ему, мягкому давлению его рта, внезапной неожиданной силе, притягивающей их друг к другу; как и на “Лаки Леди”, она опять была беззащитной, ее тело, язык, руки подчинялись ему. Сама того не осознавая, она потянулась к нему, поудобнее приспосабливаясь к острым углам его тела, руки поднялись к его шее, пальцы запутались в густых черных волосах. Ее язык жил собственной жизнью, приветствуя каждое движение языка Квинна, каждый его вызов.
Рассудок кричал “нет! ”, но тело не внимало предупреждению. Оно слишком было захвачено теми изысканными чувствами, которые пробудил в нем поцелуй.
Наверное, он пытался соблазнить Дафну или даже взял ее не обращая внимания на ее чувства. Как и на ее собственные. Ему не было до нее дела. Он хотел лишь наказать ее. Господи, как он это делал!
Она вырвалась с такой силой, что покачнулась, и его рука поддержала ее. Его лицо было сейчас не насмешливым, а озадаченным. Так они и стояли среди теней, в ночной темноте, глядя друг на друга, Мередит — с ненавистью, разрушающей ее собственную защиту, а Квинн — со смущением оттого, что увидел, какой огонь в ней бушует, и оттого, что этот огонь разбудил в нем нечто яростное. Больше всего ему хотелось опять прикоснуться к ее губам, ответить на ее желание.
— Вы… вы подлец, — сказала она, жалея, что не может выразиться покрепче.
Эти слова рассеяли чары, довлевшие над Квинном. Он прислонился к стене дома и рассмеялся. Он приставил палец к ее подбородку и поднял ее лицо, требуя, чтобы она посмотрела ему в глаза.
— Я не ожидал столько огня, мисс Ситон.
— Это гнев. Вы злоупотребляете гостеприимством нашего дома.
— А что еще можно ожидать от игрока и подлеца? Этот самодовольный тон вывел ее из себя. Она сжала руку в кулак, подавляя желание ударить его.
— И не пытайтесь, Мередит, — он впервые назвал ее по имени, и его губы чуть задержались на нем. Она с неудовольствием отметила, что никогда еще ее имя не звучало так чувственно. Чтобы успокоиться, она спросила себя, ласкает ли он так же имена других женщин. Ну конечно. Все это были тщательно разработанные приемы соблазнения.
— Я не давала вам позволения называть себя по имени, — сказала она.
Он засмеялся, и опять смех не коснулся его глаз.
— Неужели, Мередит? Как я мог так ошибиться? Она выпрямилась.
— Я хочу, чтобы вы уехали из Бриарвуда.
— Но мои дела еще не закончены, — возразил он мягко. — Я скажу брату.
— Что вы ему скажете? Что вы ответили на мой поцелуй? Прежде чем вы это сделаете, я должен предупредить вас, что очень хорошо стреляю, — его глаза похолодели. Со злостью он подумал, что она всегда вызывает в нем самое худшее. А сейчас, он не мог устоять от искушения позлить ее, не зная, зачем он это делает.
Он увидел, как она крепко сжала кулачки, а затем, не говоря больше ни слова, повернулась и убежала. Прядь волос выпала из вычурно заколотого локона и упала на спину, и мягкое золото волос заблестело в лунном свете.
Квинн молча смотрел, как она неуклюже движется в своем расшитом оборками платье и удивлялся, что же стало с его ранее безупречным вкусом в выборе женщин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радуга - Поттер Патриция



Концовка резко свернута,а роман интересный.10 /10 баллов
Радуга - Поттер Патрициятая
22.08.2013, 20.24





хороший роман хорошего автора. любопытное наблюдение: даже тогда, в те добропорядочные целомудренные времена, отношения начинались с секса. казалось бы, общественное мнение, репутация... да чепуха все это! пока главные герои не побывают в постели, особого интереса друг к другу не испытывают. а уж после первого опыта у них всё и закручивается... и еще одно: самый страшный зверь - отвергнутая женщина. сколько бед мы можем натворить из мести и от отчаяния...
Радуга - Поттер ПатрицияОльга Сергеевна
1.06.2014, 15.58





Шикарный роман! 10/10
Радуга - Поттер ПатрицияЭля
12.01.2015, 22.25





Хороший роман. Неплохой слог.
Радуга - Поттер Патрицияren
13.01.2015, 2.37





очень интересный роман!!!!!!!!!!!! 10 баллов!!!!!!!!!!!!
Радуга - Поттер Патрициянадежда
27.05.2015, 7.53





10 баллов. Чудесный роман.
Радуга - Поттер ПатрицияЭльф
7.02.2016, 19.43





Книга чудесная и держит в напряжении от начала и до конца. И она немного не вписывается в жанр любовного романа. Опасности в нем вполне реальные, а переживания человеческие. Главный герой, не смотря на все что ему пришлось пережить, не ведет себя как оглашенный психопат, а героиня действительно его любит. И в конце ждет весьма неожиданный эпилог.
Радуга - Поттер Патрицияdeasiderea
5.05.2016, 9.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100