Читать онлайн Радуга, автора - Поттер Патриция, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Радуга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

Тайник у Софи был совсем простой.
Мередит отвели по туннелю в маленькую комнату под полом конюшни. Над головой слышался бесконечный топот лошадей.
Ей сказали, что отсюда есть два выхода. Один — люк в полу под ногами одной из самых горячих лошадей. О другом Мередит знала.
Прибыв к задней двери большого каркасного дома, она спросила мисс Софи, сказав, что ее зовут Мерри. Через несколько секунд их с Лизой отвели в винный погреб и представили высокой женщине с яркой внешностью.
Мередит сказала, что Квинн с Кэмом скоро будут в конюшне, и женщина велела им оставаться здесь, пока она будет помогать мужчинам. Ее отсутствие показалось достаточно Долгим. Вернулась она с мрачным лицом.
В нескольких словах она объяснила, что Квинн и Кэм были помещены в потайной комнате под конюшней, и скоро приедет врач, который иногда помогал Подпольной железной дороге.
— Мне надо идти к Квинну, — сказала Мередит.
— Он считает, что вам с Лизой наверху будет лучше, — Софи не стала говорить, что Квинн велел не пускать Мередит к нему в комнату. Она повернулась к Лизе и сказала ей: — У меня есть краска для волос, мы можем перекрасить ваши волосы в рыжий цвет.
Мередит не стала задумываться над словами Софи.
— Мне надо его видеть.
Софи обратила все свое внимание на Мередит и пристально ее разглядывала. Подбородок девушки был выдвинут вперед, в глазах читалась решимость. Мерри, или как ее там зовут, так просто не сдастся, и, похоже, это как раз то, что нужно Квинну. Софи никогда не видела Квинна таким, как сейчас. Он выглядел даже хуже, чем тогда, перед Рождеством. Тогда он был сердит. Сейчас он походил на мертвого. Она медленно кивнула.
— Хорошо. Но другая пойдет со мной. Надо что-то сделать с этими волосами.
Мередит посмотрела на Лизу, которая кивнула и отступила назад.
Софи подошла к стене, вдоль которой стояли бочонки с вином. Она наклонилась и дотронулась до днища одного из бочонков, и он медленно отъехал от стены. Софи дотронулась до стены в каком-то месте, и часть стены отворилась, открыв туннель с деревянными стенами.
Мередит вручили свечу, и она, оглянувшись на Лизу, перешагнула через порог и пошла по туннелю, пока не добралась до другой стены, сложенной, казалось, из крепкого кирпича. Как было сказано, она надавила на третий кирпич слева снизу и часть стены открылась. Она оказалась в маленькой комнате, где стояли несколько кроватей-раскладушек, лежал тюк одеял и стоял маленький столик, на котором помещался кувшин и несколько чашек.
Свет шел от трех масляных ламп; две из них висели на крючках, вбитых в стену, а третья стояла не столе рядом с кроватью.
Мередит поискала глазами Квинна. Он стоял в темном углу комнаты, словно свет был ему неприятен.
Мередит чувствовала, что он увидел ее. Она слышала, как он вздохнул.
— Что ты здесь делаешь? — спросил он тихим холодным тоном, каким раньше никогда не говорил с ней.
— Как Кэм?
Он пожал плечами.
— Софи послала за врачом.
Мередит медленно подошла к Квинну. В его глазах ничего нельзя было прочесть, весь свет ушел из них. Темная синева казалась в тени почти чернотой.
Он первым нарушил молчание.
— Где Лиза? Почему ты не с ней?
— Софи делает из нее рыжую.
— Мне жаль, что тебе пришлось приехать сюда, к Софи, — сказал Квинн совершенно безразличным голосом, как чужой.
— А мне нет. Софи очень милая.
— Это не место для леди.
— Я стала ею совсем недавно.
В его глазах вспыхнул и погас огонь.
— Уходи, Мередит.
— Я не думаю, что тебе так легко это сказать.
— Не понимаю, о чем ты.
— Неужели?
Квинн отвернулся от нее и подошел к Кэму, уныло глядя на него. Вскоре после их приезда Кэм впал в бессознательное состояние. Квинн испытывал настоящее отчаяние, видя, в каком безнадежном состоянии находится этот сильный человек.
— А что будет с Дафной? — неожиданно спросила Мередит, и Квинн медленно повернулся к ней, вопросительно подняв бровь.
Мередит непреклонно смотрела на него.
— Ты не думаешь, что она имеет право узнать?
— И прийти посмотреть, как он умирает?
— Черт тебя возьми, Квинн, он не умрет.
— Ты знаешь что-то, чего другие не знают?
— Квинн, он сильный.
— Просто сильные дольше мучаются перед смертью, — сказал Квинн бесстрастно.
— Квинн, это случилось с Терренсом?
На этот раз Квинн пристально посмотрел на Мередит.
— Ты вспоминал его на пароходе и вчера, когда был без сознания, все повторял его имя, — настаивала Мередит.
— Тебе не надо этого знать, Мередит, поверь мне.
— Но ты же сделал мне предложение! — в ее голосе слышались отчаяние и мольба.
— Это была плохая идея.
— И ты думаешь, что легко сможешь от меня избавиться?!
— Я отвезу вас с Лизой в Канаду. Дальше поеду один.
— Что же случилось с Терренсом? — Терренс составлял существенную часть загадки. Это Мередит сейчас поняла.
Он смотрел на нее своим проклятым, ничего не выражающим взглядом.
— Терренс тебя не касается…
— Не говори так, — сказала Мередит срывающимся голосом.
В его глазах мелькнула неприкрытая боль, но он справился с ней и отвел взгляд.
Мередит встретила полный отказ; с мучительной уверенностью она осознала, что дальше зайти не может. Но он признал, что отвезет их в Канаду. Она попробует изменить его мнение на пути туда. Ей просто необходимо это сделать.
В этот момент отворилась дверь комнаты, и вошел молодой человек с саквояжем. Он быстро оглядел комнату и подошел к Кэму.
— Что случилось? — спросил он сразу. Квинн оставил Мередит и подошел к нему.
— Пулевое ранение, к тому же он долго пробыл в воде. Я боюсь, как бы он не схватил воспаление легких.
Мужчина кивнул и стал осматривать лежащего без сознания Кэма, а Квинн беспомощно стоял рядом.
Наконец врач взглянул на Квинна.
— Я думаю, мы справимся с заражением раны, но его легкие…
Квинн ничуть не переменился в лице, услышав то, что предполагал услышать.
— Могу ли я что-нибудь сделать?
— Молитесь, — сухо сказал врач, — молитесь, и все.
И Мередит молилась, вспоминая все молитвы, которые выучила в монастырской школе. Она молилась за всех, за Квинна не меньше, чем за Кэма, потому что боялась, что он умрет, если умрет Кэм. Умрет не тело, но душа. Она знала, что молится в одиночку. Пока врач работал, Квинн сидел рядом с Кэмом. Мередит подумала, что это выглядит так, словно она больше не существует для Квинна. Но, как она уже сказала ему, так просто он от нее не отделается.
Через некоторое время Мередит услышала, как опять открылась дверь и вошла Софи, которая вопросительно посмотрела сначала на Квинна и Кэма, а затем на врача и на Мередит. Затем она кивнула Мередит, приглашая ее выйти, и они вышли в тоннель, где приходилось стоять чуть пригнувшись.
— У Кэма никаких изменений?
— Нет, — ответила тихо Мередит.
— А у Квинна? — Мередит покачала головой. Повисло молчание, и Мередит почувствовала благодарность к Софи. Она боялась, что не вынесла бы сейчас соболезнований. Или заверений в успехе.
— Вы давно его знаете? — вдруг спросила она.
— Не думаю, что вообще кто-нибудь знает его, — сказала Софи. — Я встретила его четыре года назад, когда кто-то, кто должен был забрать груз, не появился. Ему сказали мое имя, как запасной вариант.
Мередит подняла голову, ее лицо было искажено отчаянием.
— Он сделал мне предложение.
— И?
— А теперь он опять хочет спрятаться… как прятался… чтобы ничего не чувствовать.
— Но ты не допустишь этого, — сказала Софи так уверенно, что Мередит не могла не улыбнуться.
— Если Кэм умрет…
— Доктор Смит сделает все, чтобы он не умер. Он воспринимает смерть, как личное оскорбление.
— А почему вы…
Этот вопрос Мередит хотела задать с тех пор, как они с Лизой появились у порога этого дома. Мередит была потрясена тем, как хорошо их встретили. Как только они с Лизой прошли вниз по лестнице в подвал, тут же были отданы приказы и тут же они были выполнены. Было ясно, что незваные гости здесь не в новинку.
Софи пожала плечами. Было ясно, что она не собирается отвечать на такой простой вопрос, почему она помогает Подпольной железной дороге.
Мередит поняла, что не имеет права ни о чем спрашивать, ни на чем настаивать. Так что она задала другой вопрос.
— Есть ли какие-нибудь новости?
— Охотники за сокровищами и люди шерифа перевернули вверх дном весь город. Они перекрыли все дороги и обыскивают каждый пароход. Они и сюда приходили, но бутылочка хорошего виски облегчила их работу.
Мередит посмотрела на Софи широко раскрытыми глазами.
— Что с Лизой?
— Так далеко они не ходили. К тому же Лиза теперь рыжая, — сказала Софи весело. — По тем описаниям, что они мне показали, никто бы не опознал ее.
— А “Лаки Леди”?
— Получила повреждения, но их легко можно ликвидировать, — сообщила Софи. Еще она добавила, что после тщательного обыска пароходу разрешено идти в Новый Орлеан на ремонт. Джамисон убедил полицию, что ничего не знал о незаконной деятельности капитана.
— А мы для вас не опасны? — спросила Мередиту Софи. Та пожала плечами.
— Никто не найдет потайную комнату. А как у нас дела, есть ли какой успех с нашим упрямым капитаном?
— Я ему не нужна, — отрывисто бросила Мередит.
— Нет, я думаю, нужна. Дайте ему время, — мягко посоветовала Софи и тут же повернулась, чтобы уйти, сделав это весьма поспешно, чтобы Мередит не успела заметить сомнение, стоявшее в ее глазах.
Но казалось, что время не помогало. Несколько дней Кэм метался между жизнью и смертью. Мередит с Лизой ухаживали за ним, когда не было врача. Мередит знала, что Квинн не позволил врачу лечить его раны, и она настояла что сама это сделает. Он безразлично согласился и даже ни разу не поморщился, когда Мередит промывала ему спиртом раны на шее и груди. Его глаза были ясными и холодными, а рот застыл в высокомерной полуулыбке, которую Мередит когда-то видела на его лице постоянно. Она научилась не доверять этой улыбке.
Он вел себя так, словно жил в другом мире, а на обитателей этого мира смотрел с пренебрежительным любопытством. Только однажды, резко обернувшись, Мередит увидела в его глазах боль, но он тут же спрятал ее где-то в глубине души.
Он казался спокойным и тихо сидел, подобрав ноги, в углу комнаты. Но Мередит, зная его прошлое, понимала, каким адом для него может быть сидение в тесной комнате. Только благодаря тому, что он хорошо умел держать себя в руках, он не ходил из угла в угол, как зверь по клетке.
Тем не менее напряжение было ощутимо. Она чувствовала, как оно клубится в комнате, живое, опасное, требующее освобождения.
Мередит все думала над тем, как разбить стены, которые он так старательно возвел вокруг себя. Трубить во все трубы, думала она мрачно, было далеко не лучшим решением. И она разработала целую тактику ведения боевых действий — с отступлениями, прорывами, нападениями с флангов.
Маневр отступления начался, когда она сделала вид, что принимает его решение.
— Я возвращаюсь, — объявила она однажды утром.
— Куда? — сузил глаза Квинн.
— В Виксбург. Я буду по-прежнему работать с Подпольной железной дорогой.
— Иди к черту.
Она пожала плечами.
— Ты же сказал, что хочешь жить один. Если ты будешь жить своей жизнью, тогда и я буду жить своей. Я даже могу выйти замуж за Гила. Никто не заподозрит его жену.
— А как же Лиза? — напряженно спросил Квинн.
— Ах, я поеду с тобой в Канаду и позабочусь, чтобы у нее было достаточно денег, чтобы хорошо устроиться. А потом я поеду домой.
— Черта с два ты поедешь. Наступило время для атаки с фланга.
— Ты уже говорил, — спокойно заметила она, — что тебе надо делать то, что ты должен. Так ведь и мне тоже. Я никогда бы не согласилась поехать с тобой на Запад. Я нужна людям.
“Ты нужна мне” — эти слова он так и не произнес вслух. Он стоял, прислонившись к стене, убрав руки за спину. Его пальцы впились в доски — он изо всех сил сдерживал опасные слова, готовые вылететь, как лава извергающегося вулкана.
— Теперь это очень опасно, — сказал он напряженно-спокойным голосом.
— Почему? Меня никто не видел. Они видели только черного слугу. Никто не сможет связать меня с побегом Лизы, никто ведь не знает, что она моя сестра, а Мерриуэзеры скажут, что все это время я была с ними или ездила к своим друзьям.
Черт возьми, она была права. Они чертовски хорошо ее защищали. Слишком хорошо, подумал он. Ему была невыносима мысль, что она вернется к прежней опасной жизни. До сих пор ей везло. Но он-то знал, что удача ей может изменить. Ему пришлось обратиться к Кэму за поддержкой.
Он показал глазами на беспокойно мечущегося на постели Кэма.
— Разве этого не достаточно?
— Ничего недостаточно, если чего-то хочешь… Очень хочешь.
— Ты не знаешь, о чем говоришь, — грубо и зло сказал Квинн.
— Тогда скажи мне, — сказала она агрессивно, — скажи-ка, почему ты так боишься жить.
— Хорош, — гневно ответил он. — Хочешь услышать — я тебе скажу. Ты спрашивала про Терренса. Я расскажу тебе о нем. Это был мой самый лучший друг. Он никогда не сдавался. Никогда. Он был уверен, что однажды мы убежим. И меня уверил в этом.
Но один охранник особенно невзлюбил меня. Видит Бог, ему было очень легко выразить свою неприязнь. Правила запрещали все. Разговоры между заключенными. Взгляд, который мог быть расценен как неуважительный, минутную задержку в работе на лесоповале. У британцев были весьма изощренные наказания, включавшие яму с водой. Туда погружали провинившегося и оставляли на несколько дней. Если человек засыпал, то он тонул. После такого наказания, я очень ослабевал и спотыкался, когда мы таскали бревна. Охранник начал избивать меня дубинкой, а Терренс набросился на него. Получилось так, что он убил охранника.
Не имело значения, что это произошло случайно. Терренс был обвинен в убийстве и приговорен к смерти. Они забили его плетьми до смерти. Каждое утро в течение трех дней они тащили его к позорному столбу, а всех нас заставляли смотреть. Каждое утро он получал сотню ударов, а потом его тащили в темный подвал, где его раны загнаивались, а на следующее утро они опять вскрывались. Он умер на третий день.
— Боже мой, — прошептала Мередит.
— Тогда, милая Мередит, — жестко сказал он, — я решил, что нет никакого “Боже”.
— Квинн… — больше она ничего не могла произнести. Ужас был слишком велик, а в глазах Квинна стоял ад.
— Но это еще не все, Мередит, — продолжал он ровным невыразительным голосом. — Тогда мне хотелось умереть, но что-то, — может быть, последние слова Терренса, — остановили меня. Я жил ради него, чтобы убежать, так как я мечтал об этом все эти годы. И у меня получилось, с помощью моей семьи и детектива, которого они наняли. Он отправил отцу письмо, в котором сообщал, что разыскал меня и скоро сможет помочь мне бежать. Отец и старший брат оставались в Новом Орлеане, и, даже когда разразилась эпидемия оспы, они не уехали. Бретта они отправили вверх по реке. Но сами хотели остаться, чтобы встретить меня, когда я вернусь домой, и оба заразились оспой. Они оба умерли за неделю до того, как я прибыл в Новый Орлеан. Как и Терренс, они умерли из-за меня. Почти как Кэм. — Его голос проникал в самое сердце Мередит, в каждый уголок ее души.
Он взглянул на ее потрясенное лицо, и ему страстно хотелось обнять ее, но рассказ, казалось, заморозил его. Один уголок его губ приподнялся.
— Я не допущу, чтобы ты оказалась следующей жертвой, Мередит.
— А разве я еще не жертва? — тихо спросила она. — Тебе уже принадлежит мое сердце. А без него в этом теле мало что остается.
Ее слова проникли в сердце Квинна, как кинжал. Он поднял руку и беспомощно уронил ее.
— Я не буду рисковать, — сказал он просто.
— Черт тебя возьми, — вдруг сказала Мередит, и выразительность ее тона заставила Квинна снова посмотреть на нее. — У тебя нет никакого права решать за других, — сказала она.
— У меня есть это право, — закричал он в ответ с гневом и отчаянием.
— Глупый осел, — сказала Мередит. Она отвернулась к потайной двери в стене, не желая, чтобы он видел ее слезы, перешагнула через порог и захлопнула дверь за собой, оставив его в изумлении глядеть на стену.
— Ты действительно осел, — раздался хриплый голос с кровати, где лежал Кэм. Квинн резко обернулся и увидел, что Кэм пытается подняться, а его тело, впервые за несколько дней, не покрыто капельками пота.
— Не вмешивайся, Кэм, — предупредил Квинн, но его голос звучал не так холодно, как ему бы хотелось. На самом деле он был очень рад видеть дерзкое выражение в глазах Кэма.
— Как Дафна?
— М-м-м, я думал… не говорить ей ничего, пока мы… не будем уверены…
— Кэп, она имеет право знать, — и Кэм тяжело вздохнул. — Вы не можете защитить всех, особенно если они не хотят, чтобы их защищали.
— Ты… слышал?
— Достаточно. Я сам принял решение, кэп, поехать за вами. Вы за меня не решали. Вы ведь даже приказывали мне не ездить.
Взгляд Квинна стал тяжелым.
— Не очень-то старательно ты выполняешь приказы, да? — Да. И не надейтесь, что когда-нибудь буду. Это тоже часть свободы, которую вы мне дали. Так что теперь не жалуйтесь.
— Черт тебя возьми!
— Не отпускайте ее, кэп.
Эта мысль удивила Квинна. Они никогда не вмешивались в частную жизнь друг друга. Он взглянул на Кэма, и что-то в его душе просветлело. Кэм будет жить. Может быть проклятие оставило его. Но тут же он опять вспомнил изувеченное тело Терренса. Если что-нибудь случится с Мередит…
Кэм видел, как в глазах Квинна мелькнула и погасла надежда. Он повернулся к стене и закрыл глаза, но сначала сказал свое последнее слово.
— Дурак…
Днем пришла Дафна.
Мередит открыла дверь, Дафна вышла из тоннеля и сразу подошла к Кэму. Квинн, сидевший за столиком с книгой в руках, отвернулся от встретившихся влюбленных. Его подбородок напрягся, а на щеке заиграл мускул.
А Мередит с неприкрытой завистью смотрела на Кэма и Дафну.
Дафна встала на колени у кровати Кэма, она казалась такой маленькой и тоненькой рядом с ним, и, когда их руки встретились, Мередит подумала, что никогда не видела такой нежной встречи. Она удивленно раздумывала над тем, как много любви может выразить один взгляд, одно прикосновение.
Сердце Мередит заныло, но еще больший укол боли она испытала, когда взглянула на Квинна, который с непроницаемым лицом следил за пауком, плетущим паутину в углу комнаты.
Мередит подошла к Квинну и положила руку на рукав белой рубашки, которую нашла для него Софи.
— Давай выйдем в тоннель, — сказала она. Он начал отказываться.
— Ну пожалуйста, Квинн. Им надо побыть вдвоем. Квинн обернулся и посмотрел на тех двоих. Они ни на что не обращали внимания, но он понял, что ему надо выйти, если не для них, так для своего успокоения. Быть рядом с парочкой влюбленных было слишком мучительно. Он кивнул, вышел вслед за Мередит и осторожно закрыл за собой дверь, оставив немного света, чтобы не стоять в полной темноте.
— Квинн… — это слово прозвучало как мольба, как признание в любви.
Это оказалось последней каплей. Со стоном Квинн склонил голову, и впился с безнадежной страстью в губы Мередит.
И ее губы ответили ему, такие же ненасытные, как его собственные. Она подалась к нему всем телом, пытаясь убедить его, что они — одно целое. Как Кэм и Дафна. Вместе они были сильны.
Сердце Мередит громко стучало, ее язык проник в рот Квинна, словно успокаивая его, пока она не услышала сладостный стон, который он с трудом сдерживал в своей груди, и не почувствовала жар его мужского естества, когда их тела крепко прижались друг к другу.
Его губы, голодные страстные губы двигались от ее губ к шее, а потом вверх по щеке. Как горячие угли, они оставляли огненные дорожки на своем пути, и Мередит стало казаться, что пламя поглотит ее всю.
Потом его руки обхватили ее и крепко прижали, словно жизнь обоих зависела от силы объятия.
— Боже мой, Мередит, — прошептал он.
И губы его, раньше грубые и жестокие, опять стали теперь мягкими, печальными, исследуя каждый изгиб ее лица и шеи. Мередит чувствовала, как он дрожит, и все ее тело затрепетало, отвечая на борьбу, происходящую в его теле.
Она взглянула в полубезумные от яростного желания глаза.
— Я не отпущу тебя, — прошептала она, — никогда не отпущу.
Его глаза закрылись, и раздался еще один стон, но это был стон не плотского желания, но резкой животной боли, он оттолкнул ее из своих объятий и, отвернувшись, вбежал потайную комнату, оставив ее стоять в коридоре, одинокую и испуганную.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радуга - Поттер Патриция



Концовка резко свернута,а роман интересный.10 /10 баллов
Радуга - Поттер Патрициятая
22.08.2013, 20.24





хороший роман хорошего автора. любопытное наблюдение: даже тогда, в те добропорядочные целомудренные времена, отношения начинались с секса. казалось бы, общественное мнение, репутация... да чепуха все это! пока главные герои не побывают в постели, особого интереса друг к другу не испытывают. а уж после первого опыта у них всё и закручивается... и еще одно: самый страшный зверь - отвергнутая женщина. сколько бед мы можем натворить из мести и от отчаяния...
Радуга - Поттер ПатрицияОльга Сергеевна
1.06.2014, 15.58





Шикарный роман! 10/10
Радуга - Поттер ПатрицияЭля
12.01.2015, 22.25





Хороший роман. Неплохой слог.
Радуга - Поттер Патрицияren
13.01.2015, 2.37





очень интересный роман!!!!!!!!!!!! 10 баллов!!!!!!!!!!!!
Радуга - Поттер Патрициянадежда
27.05.2015, 7.53





10 баллов. Чудесный роман.
Радуга - Поттер ПатрицияЭльф
7.02.2016, 19.43





Книга чудесная и держит в напряжении от начала и до конца. И она немного не вписывается в жанр любовного романа. Опасности в нем вполне реальные, а переживания человеческие. Главный герой, не смотря на все что ему пришлось пережить, не ведет себя как оглашенный психопат, а героиня действительно его любит. И в конце ждет весьма неожиданный эпилог.
Радуга - Поттер Патрицияdeasiderea
5.05.2016, 9.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100