Читать онлайн Радуга, автора - Поттер Патриция, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Радуга - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Радуга - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Радуга - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Радуга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

С верхней палубы Мередит могла видеть, как Квинн идет от экипажа к трапу парохода, и думала о том, что неделю назад (или целую вечность назад) он так же смотрел, как она садится на пароход, отправляющийся в Цинциннати.
Было еще очень рано, только что рассвело, и на палубе не было никого, кроме Мередит и нескольких офицеров. Она рано поднялась после беспокойной ночи, сгорая от нетерпения поскорее увидеть Квинна, желая поскорее начать этот день.
Она спрашивала себя, сможет ли когда-нибудь привыкнуть к его бьющей в глаза красоте, густым черным волосам, глазам цвета вечерней синевы, обрамленным густыми черными ресницами. Он, как всегда, был в черном; уже одно это выделяло его из толпы пестро одетых пассажиров.
Мередит удивлялась, как только ее сердце вынесет этот груз счастья, которое переполняло ее, когда она думала о нем или когда видела его.
Как жить в одиночестве без него? В эту ночь она поняла, что это такое, ворочаясь в постели и снова переживая этот тихий покой, который сопровождал ее, когда она погружалась в сон в его объятиях.
Будут и другие такие же одинокие ночи. Ничего не поделаешь — ради его и ее безопасности.
Так что, пока Квинн приближался к трапу, Мередит старалась запомнить каждую черточку его лица. Рядом с Квинном Мередит увидела Кэма. Тот уверенный в себе человек, которого она видела в последний раз в кухне Леви, с расправленными плечами, шел, ссутулившись, подволакивая поврежденную ногу. Глаза негра, которые, как уже знала Мередит, могли быть такими же настороженными, как и у его друга, были опущены вниз, и в них не было ни искры той дерзости, которая играла в них, когда она видела его в Цинциннати. Впервые Мередит подумала о том, как трудно, должно быть, этому гордому человеку изображать покорность. Но они все, собственно, играли трудные роли, хотя Мередит считала, что ее роль — одна из самых легких. Она вспоминала сожаление в глазах Квинна, когда он говорил о том, как Бретт неодобрительно относится к его игре в карты. Мередит никогда не трогало неодобрение ее родственников, и, хотя она иногда страдала оттого, что не может высказать свое мнение, все же частенько отыгрывалась на привычке бестактной Мередит уязвлять напыщенных людей внешне безобидными замечаниями.
Но как долго еще это будет продолжаться?
Как бы ей хотелось бросить эту роль! Но она так давно за ней пряталась, что никогда не понимала, где кончается притворство и начинается настоящая Мередит. А как здорово будет рисовать то, что хочешь! Трепет восторга пробежал по ее телу, когда она представила те широкие возможности, которые сулил ей Запад. Она видела величественные горы, золотистые холмы Калифорнии и мечтала рисовать их. То, что Квинн, а возможно, и Лиза будут рядом с ней, было слишком чудесным, чтобы поверить.
Мередит пыталась не думать о Лизе много. После стольких лет, мысль о том, что она сможет исправить то, что случилось, была слишком хрупкой, чтобы часто возвращаться к ней. Она не подпускала к себе мысль о том, что Лиза может не помнить ее или не согласится поехать с ней, или оказаться неизлечимо больной телом или душой. Не могла она думать и о том, что Квинн может пострадать, помогая ей.
Мередит взглянула на небольшую дорожную сумку, которую взяла с собой. В соответствии с планом, там лежали только два платья и две перемены нижнего белья, включая корсеты. Были также шпильки, щетка для волос и мыло. Квинн обещал достать еще одежды, но не сказал какой. Ее сундук со всеми остальными платьями уже увезли. Мередит увидела, как Квинн подошел к капитану “Звезды Огайо” и сказал ему несколько слов, по-видимому, того заинтересовавших, так как они оба посмотрели на Мередит. И вот Квинн уже рядом с ней, в его глазах опять ничего нельзя прочесть, на губах — отстраненная насмешливая полуулыбка, с которой он обычно обращался ко всем окружающим.
Квинн кивнул Кэму, который взял сумку Мередит. Затем, чуть поддерживая Мередит под локоть, Квинн повел ее к открытому экипажу, дожидавшемуся на набережной. Кэм положил сумку на сиденье возле Мередит, а сам сел рядом с кучером. Они медленно отъехали от причала. Квинн был очень задумчив. Он ничего не сказал Мередит, хотя, подумала она, кучер не мог их слышать.
Она коснулась его руки, и Квинн, казалось, вздрогнул и отшатнулся, но тут же взял себя в руки и повернулся к ней. В его глазах Мередит заметила беспокойство.
— Может быть, ты останешься? — спросил Квинн. — У меня здесь друзья, я клянусь, что привезу ее.
Мередит медленно покачала головой.
— Лиза — моя сестра, — сказала она, — я так долго ждала. — Она помолчала. — А с тобой она может не поехать.
— А ты не думала, что она может с тобой не поехать? — спросил осторожно Квинн.
Мередит кивнула.
— Да, но все равно я должна ехать с тобой.
Квинн понимал это. Ему было непонятно, зачем он вообще заговорил об этом. Но ночью у него появилось странное чувство и до сих пор оно его не оставило. Что-то было не так, и он не знал что. Его рука потянулась к талии, где был пояс с деньгами.
Кабриолет быстро удалялся от города. На развилке они повернули на юг, затем повернули еще раз на узкую, изрытую колеями дорогу. Казалось, прошел не один час, прежде чем экипаж остановился у небольшой прогалины возле какой-то полуразвалившейся лачуги. К ближайшим деревьям были привязаны четыре лошади, одна из них — без седла.
Квинн взял сумку Мередит, еще одну поднял с пола кабриолета и передал Кэму. После того как Квинн помог Мередит выйти из экипажа, он пожал руку кучеру, и Мередит поняла, что тот, должно быть, тоже помогал Подпольной железной дороге. Она посмотрела вслед экипажу, исчезавшему за поворотом.
Квинн положил руку ей на плечо и повел внутрь хижины. Внутри хижина имела неожиданно обжитой и опрятный вид, и Мередит догадалась, что это одна из станций дороги. Квинн открыл одну из сумок, достал рубашку и бриджи из грубой шерсти и протянул все это Мередит.
— Мы привлечем меньше внимания, если будут думать, что ты — мальчик, — сказал он. — Так что теперь ты — мой слуга.
Мередит неуверенно посмотрела на одежду. Единственный раз, когда она надевала мужскую одежду, был тот, когда, убегая с “Лаки Леди”, она стянула одежду Квинна, впрочем, оказавшуюся слишком большой. Делая это, она чувствовала себя немного испорченной. Но сейчас она оценила мудрость такого решения с переодеванием, она понимала, что сможет ехать быстрее и дольше на расседланной лошади, чем на женском седле.
Квинн помог ей застегнуть пуговицы, и его рука на мгновение задержалась на ее голом плече. Не было времени разыгрывать пылких любовников; к ночи они должны были добраться до Муррея. Но все же тело Квинна откликнулось на обнаженную Мередит, на ее кожу теплого цвета слоновой кости. Когда она натянула свободные брюки и взяла рубашку, Квинн вынул из мешка кусок полотна и обернул вокруг ее груди. Когда Мередит надела рубашку и оглядела себя, то поняла, что в ней трудно будет признать кого-либо еще, кроме мальчика.
— А волосы? — спросила она.
Квинн улыбнулся ей своей волнующей полуулыбкой и вытащил из сумки две баночки.
— Намажь руки и лицо, — сказал он, протягивая ей одну из них. Когда она сделала это, Квинн вынул шпильки из ее волос и намазал их чем-то черным из другой банки.
Через несколько минут руки Мередит стали темно-орехового цвета. Теперь черные пряди были подобраны, закручены в узел и заколоты на макушке.
Она посмотрела на Квинна, а он обозревал свое творение.
— Кэм, — позвал он, и почти тотчас же появился Кэм. Сначала он выглядел изумленным, но затем широко улыбнулся и кивнул:
— Пойдет!
Мередит начинало казаться, что они никогда не доберутся до места назначения. Она была хорошей наездницей, но никогда еще ей не приходилось оставаться в седле так долго. Да и тело ее было привычно к езде на боковом седле, и сейчас она напрягала мышцы ног, которые при женском седле бездействовали. Спина у нее болела, ноги сводило от постоянного напряжения, руки саднило.
К тому же она замерзла. Подбитый мехом плащ вместе с платьями остался в сундуке, а вместо него у нее было только пальто из грубой шерсти.
Первые часы были чудесны. Ее тело, облаченное в бриджи и рубаху, радовалось свободе, и было приятно сидеть на лошади верхом, гораздо удобнее, чем в боковом седле. Ей было приятно ехать рядом с Квинном и смотреть, как легко он управляется с лошадью.
Мередит с трудом отводила от него взгляд. Переодевшись, она с удивлением увидела, что он делает то же самое. Он снял свой черный костюм и надел штаны из оленьей кожи, которые облегали его ноги как собственная кожа. Еще он надел полотняную рубашку и элегантную куртку для верховой езды желтовато-коричневого цвета. Он взглянул на нее и, заметив, какое у нее лицо, улыбнулся и спросил:
— Сойду я за коннозаводчика из Виргинии? Мередит кивнула, так как была не в силах сказать что-либо по поводу его превращения, и внезапно подумала, что изысканный черный костюм делал его отчужденным и даже опасным. Этот костюм как бы отделял его от окружающих, и теперь Мередит поняла, что это делалось совершенно намеренно.
Теперь он выглядел… доступным. Даже, о Господи, более того… Перед ним было совершенно невозможно устоять. Это был просто другой человек. После того как Квинн сделал волосы Мередит темными, он проделал то же самое и со своими, закрасив седину на висках — примету, которая могла бы многим броситься в глаза. На лоб упала прядь обычно тщательно уложенных волос, и теперь он был гораздо больше похож на джентльмена-южанина, чем на холодного насмешливого игрока. Изменилась даже его улыбка.
Ей пришлось собрать все силы, чтоб удержаться от желания броситься к нему и провести рукой по его лицу. Не веря своим глазам, она смотрела на него, а его улыбка погасла, и он протянул ей руку.
— Нам пора ехать, — сказал он. — Мы и так уже опаздываем.
С тех пор прошло примерно часов шесть быстрой скачки без остановок. Посадив Мередит в седло, Квинн стал мрачен и задумчив и только иногда пристально взглядывал на нее.
Взглянув в очередной раз, он заметил, что Мередит очень устала.
— Мередит, мне очень жаль, но у нас нет времени останавливаться. Я хочу быть там перед обедом. У него не будет другого выхода, как пригласить меня остаться.
— Со мной все в порядке, — невероятным усилием Мередит выпрямила спину.
Он улыбнулся своей потрясающей улыбкой, и у Мередит перехватило дыхание.
— Разумно ли будет, — колеблясь, спросила Мередит, не желая нарушить нежную связь, установившуюся между ними. — Разумно ли нам появляться вместе?
— Ты говорила, что у Лизы очень светлая кожа, — улыбнулся Квинн, — а ты сейчас очень смуглая. Если даже вы и похожи, вряд ли кто-нибудь заметит ваше сходство… Ты останешься с Кэмом. Он объяснит всем, что ты не можешь говорить.
Мередит кивнула. С каждым ударом копыт она приближалась к Лизе. Приближалась к цели, к которой стремилась столько лет. Ее руки стиснули поводья, и лошадь, протестуя, повернула вбок. Мередит, взглянув на Квинна, поймала его взгляд, полный понимания и сочувствия, и подумала, что с каждой минутой, кажется, она любит его больше и больше.
Кэм ехал позади них, а когда видел, что им хочется побыть вдвоем, пришпоривал лошадь и перемещался вперед.
— Я люблю тебя, — не могла удержаться Мередит. Один уголок рта Квинна чуть изогнулся.
— Даже если я везу тебя на гибель?
— Потому что ты везешь меня на гибель, — призналась Мередит, зная, что он делает это ради нее.
— Мы вызволим ее, любовь моя, — сказал Квинн, нежно глядя на Мередит. Она заметила в его глазах желание и удивилась, так как была уверена, что выглядит сейчас отнюдь не соблазнительно.
— Ты покраснела, — уличил, ее Квинн.
— Как это ты узнал, — возразила Мередит — ее кожа была слишком темна, чтобы на ней можно было что-либо заметить.
— Я просто уже немного знаю тебя, милая Мерри, — поддразнил ее Квинн, пытаясь отвлечь от грустных размышлений о Лизе. — Это можно сказать по тому, как ты опускаешь свои глазки. Я чертовски рад, что они у тебя не голубые.
— Я уверена, что ты бы нашел способ и их перекрасить.
— Возможно, — ответил Квинн, — но было бы немного странно иметь слепого слугу.
Мередит засмеялась.
— Думаю, при вашей репутации, капитан, ничто не может показаться странным.
— Да, но сегодня я — не я. Я — совершенно респектабельный коннозаводчик, любящий все красивое.
Мередит скептически на него посмотрела.
— Я слышала, что старый добрый капитан Девро тоже знавал толк в таких вещах.
— Это все слухи, любовь моя, слухи, которые я тщетно пытаюсь развеять.
— И в них нет ни капли правды?
— Ну, — признал Квинн, — если и есть, то совсем немного. Но только до того, как я встретил некую девушку с золотистыми волосами и золотисто-карими глазами.
— Которую вы считали глупышкой, — обвинила его Мередит.
— Но очень интересной глупышкой.
— А ты был очаровательным негодяем.
— Невероятно, да? — сказал он смеясь. — Как-нибудь я сяду с Бреттом… — вдруг он снова замкнулся, потому что засомневался, сможет ли когда-нибудь рассказать брату все. Возможно, Бретт не одобрит его деятельность, ведь банкир должен быть воплощением нравственности, а большинство южан считали, что помощь беглым рабам — то же самое, что и воровство. Но, подумал Квинн, Бретт будет отчасти рад узнать, что его брат — не совсем пропащий человек.
Иногда Квинн удивлялся, зачем ему так уж необходимо было получить одобрение брата. Но в глубине души знал зачем. Его семья так рисковала из-за него, потеряв большую часть состояния. Отец и брат умерли, дожидаясь его возвращения. Квинну не хотелось, чтобы Бретт думал, что все это напрасно. В конце концов, хотя бы это Квинн был ему должен.
Мередит увидела, как лицо Квинна опять стало непроницаемым. Она знала, что он не обо всем рассказал ей, оставалось еще что-то, тяжестью лежавшее на его душе, о чем было слишком мучительно говорить. Ей было очень больно, но она не понимала, больно за себя или за него. Она и сама не обо всем ему рассказала, утаив то, что оставило в душе наиболее глубокий след, например, про день, когда увезли Лизу.
Они ненадолго остановились у речки, где напоили лошадей и дали им небольшой отдых, и еще раз повторили свой план.
Затем они снова ехали, а солнце уже склонилось к горизонту. Они остановились у какой-то фермы, спросили, куда ехать, и продолжили путь. Солнце как раз пряталось за верхушками деревьев, когда они добрались до места.
Мередит ехала теперь позади Квинна, рядом с Кэмом. Она поглубже натянула шляпу, так что большая часть ее лица оказалась скрытой под широкими полями, и старалась не поднимать глаз.
Квинн спешился у дверей дома, а они с Кэмом остались в тени.
Слуги, видимо, заметили их появление, так как входная дверь распахнулась и появился высокий и крепкий мужчина. Его одежда, одежда господина, сказала Мередит, что перед ними, должно быть, сам Маршалл Иване.
Мередит наблюдала за тем, как он разговаривает с Квинном. Квинн стоял к ней боком, и она видела его лицо в профиль. Заметив, что он улыбается, Мередит поняла, что их план сработал. Во всяком случае, на этом этапе. Квинн добавил что-то, и житель Кентукки кивнул головой. Квинн повернулся и быстро подошел к Кэму, совершенно игнорируя Мередит.
— Останешься в конюшне с лошадьми, — сказал он резко, — и вымой их хорошенько.
Мередит изо всех сил пыталась сдержать улыбку, когда услышала, как Кэм покорно ответил:
— Да, масса.
Маршалл Иване Квинну понравился. Квинну очень не хотелось этого, но он ничего не мог с собой поделать. Было что-то заразительное в гостеприимстве этого человека и в восторге, с которым он относился к лошадям.
Квинн был очень тепло принят после того, как упомянул имя банкира из Каира, который, по словам Квинна, порекомендовал ему табун мистера Иванса. А когда Квинн сказал, что поедет в Муррей поискать комнату в гостинице, хозяин стал его отговаривать.
— Вокруг не так много людей, которые занимаются лошадьми, — сказал Маршалл. — Большинство живет в центре штата. Я был бы очень рад поговорить о лошадях. Как вы сюда добрались?
— Я доехал до Нового Орлеана, сел на пароход до Каира, а там купил лошадь, которую вы гостеприимно приютили у себя в конюшне. Я собирался вернуться через Луисвилль, но услышал, что у вас есть очень хорошие лошади на продажу.
— Есть, — сказал Маршалл, — Остаетесь?
— Благодарю вас, — кивнул Квинн.
— Хорошо. Я скажу экономке.
Ничто не изменилось в лице Квинна, когда почти тут же появилась экономка. Мередит была права. Ошибиться было невозможно. Сходство между двумя женщинами было удивительным. Если бы он не был готов к этому, если бы не помнил обеих девочками и то, как сильно, даже тогда, девочки походили друг на друга, он бы непременно выдал себя.
Конечно, были между ними и различия. У Лизы были черные волосы и темно-карие глаза. Ее кожа была темнее, чем у Мередит, но не намного. Она легко могла бы сойти за белуга.
Были и другие различия. В Мередит было некоторое озорство, которого нельзя было заметить в этой стройной серьезной женщине. Напротив, в ней чувствовалась величественность, что было странным, так как ей, Квинн вспомнил, было не больше двадцати двух лет. Она казалась женщиной без возраста. Взгляд Квинна нашел нечто большее, чем простое уважение к служанке.
— Лиза, — сказал Маршалл, — это Кэл Девис из Виргинии. Он сегодня останется у нас. Проводи его в одну из комнат для гостей и позаботься еще об одном приборе за столом.
Экономка улыбнулась, и Квинн почувствовал, как у него на душе потеплело. Он не понял, потому ли это, что Лиза так похожа на Мередит, или же потому, что и сама была обаятельной. Он осознал, однако, что Маршалл Иване тоже это чувствует, и все надежды купить Лизу испарились.
Он поднялся вслед за Лизой в отведенную ему комнату и встал в дверях, наблюдая за ее быстрыми, уверенными движениями.
— Я приготовлю вам воду, — сказала она любезно и хотела уйти, но рука Квинна удержала ее.
— Вы очень похожи на одну мою знакомую, — сказал он, — на некую Мередит Ситон.
Квинн внимательно смотрел, наблюдая за тем, как Лиза пытается выдернуть локоть из его руки. А потом она поняла, что он сказал, и карие глаза потемнели, опять напомнив Квинну Мередит. Им не хватало золотистых огоньков, которые мерцали в глазах ее сестры, но их взгляд был так же выразителен.
Она стояла, застыв, расправив плечи совсем, как Мередит. В ней была такая же отчаянная храбрость. Но Лиза ничего не сказала, только настороженно посмотрела на Квинна.
— Она пыталась разыскать вас, — тихо добавил Квинн, — в течение многих лет.
Лиза по-прежнему ничего не говорила, только слушала его очень внимательно.
— Вы ее помните? — ему надо было, чтобы она ответила. Как угодно.
— Она жива?
Этот вопрос удивил Квинна. и
— Да. А почему вы спрашиваете об этом?
Лиза закрыла глаза, вспоминая день, который навсегда выжег след в ее памяти. Она пыталась забыть его. Но он годами преследовал ее. Он по-прежнему снился ей, снилось, что ее увозят от матери, снилось, как она кричит “мисс Мерри! ”. Она увидела мисс Мерри в окне и затем увидела, как та упала, и ее крик долго звучал у нее в ушах и до сих пор снился ей. Но фургон, который ее увозил, даже не остановился.
Лиза подняла голову и посмотрела на незнакомца. На его лице отразилось неожиданное понимание, и, сама тому удивляясь, Лиза почувствовала к нему полное доверие.
— Я видела, как она упала, — медленно сказала она. — Она звала меня и упала из окна. Наверное, она хотела бежать ко мне. Я думала, что она погибла.
Квинн крепче сжал ее руку. Мередит об этом ему не рассказывала.
— Она никогда не забывала о своем обещании заботиться о вас.
— Обо мне не нужно заботиться, — сказала Лиза бесстрастно.
— Да, — согласился Квинн, — вы счастливы здесь? Лиза пожала плечами.
— Мистер Иване добрый.
— Мередит хотела выкупить вас.
Лиза улыбнулась с грустью и пониманием.
— Он никогда меня не продаст.
— Он любит вас, — сказал Квинн. Не спросил, а подтвердил свою догадку.
Она кивнула.
— А вы?
— Я не могу выбирать, — любить мне или не любить.
— Сейчас можете, — тихо ответил Квинн.
Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Что вы хотите сказать?
— Мередит в конюшне. Мы поможем вам бежать. Сегодня вечером.
Но внимание Лизы привлекли только первые слова.
— В конюшне? Квинн кивнул.
— Но как? Почему?
— Она упрямая, — сказал Квинн, улыбаясь. — Много лет назад она поклялась найти вас и с тех пор только этим и занимается.
— А вы? Вы зачем здесь, мистер… мистер…
— Девис. По крайней мере, пока. Я здесь из-за нее. И с вами мы встречались много лет назад. Когда я сделал качели.
Лиза прищурилась, пытаясь вспомнить, но не смогла. В ее памяти мало что сохранилось из событий, происшедших до того, как ее увезли. Те события, — когда ее увезли от матери, когда мисс Мерри упала с дерева, — заслонили собой счастливые дни, что были до них. Лиза покачала головой.
— Неважно, — сказал Квинн, — вы тогда были совсем маленькая и очень застенчивая.
— Это все равно не объясняет, почему вы здесь.
Квинн удивился правильности ее речи. Мередит говорила, что начала учить Лизу читать. Похоже, ее образование было продолжено, что само по себе весьма необычно. Большинству рабов образование было недоступно.
— Разве? — мягко спросил он.
— Вы женаты на ней? — спросила Лиза напрямик.
— Нет, но надеюсь, что скоро поженимся.
Ее лицо стало мягче, и Квинн заметил в ее глазах золотистые искорки, которые, как он думал, принадлежали только одной Мередит.
— Я рада, — сказала Лиза.
— Вы встретитесь с ней?
— Конечно. Мистер Иване мне ничего не запрещает.
— Вы никогда не думали о том, чтобы уехать отсюда? Она посмотрела на него так, будто он с луны свалился.
— Куда же мне ехать, мистер… Девис? Что я буду делать? У меня никого нет.
— Теперь есть.
— Мистер Иване хорошо со мной обращается… как и его матушка, пока была жива.
— Лиза, просто повидайтесь с Мередит. Пожалуйста.
— Да, — ответила она, — с удовольствием. Наверное, после обеда, если вы займете мистера Иванса.
— Где?
— Сейчас полнолуние. Здесь есть небольшой пруд, в четверти мили к северу от дома. Он хорошо защищен деревьями, и ночью там никого не будет.
Квинн кивнул.
— Мне пора идти, — сказала Лиза. — Я должна проследить за обедом.
— А я пойду посмотрю лошадей, — ответил Квинн. Лиза, не улыбаясь, кивнула ему в ответ.
— Когда вернетесь, будет готова вода. Вам что-нибудь еще нужно?
— Думаю, нет, — медленно сказал Квинн. — Как вы на нее похожи, просто невероятно.
— Да? — спросила она с любопытством. — Я не помню. Квинн чуть улыбнулся, приподняв один уголок губ.
— А она помнит, — сказал он.
Лиза стиснула дверную ручку, кивнула и ушла, тихо затворив за собой дверь, а Квинн задумчиво смотрел ей вслед. Он сам не знал, что ожидал увидеть, только не эту зрелость, скромное достоинство, уверенные манеры. Это говорило о многом, в частности и о том, что прошедшие годы не были для нее мучительными. Квинн вспомнил взгляд, которым смотрел Маршалл Иване на Лизу, и ее собственные слова о том, что мистер Иване “хорошо с ней обращается”.
Захочет ли она уехать? И смирится ли Мередит, если Лиза не захочет?
Черт, все выходило совсем не так, как он ожидал. Он тихонько выругался и отправился в конюшню, чтобы сообщить Мередит о месте встречи и принести седельные сумки. Он ничего не скажет ей о разговоре, а предоставит самой во всем разобраться.
Мередит легко нашла пруд и села на ствол поваленного дерева. Где-то позади нее на всякий случай прятался Кэм. Весь день тянулся невыносимо медленно.
Она услышала шорох опавших листьев и подняла голову. К ней приближалась, опасливо поглядывая по сторонам, стройная фигура в плаще. Завидев мальчика-лакея, а не женщину, которую ожидала увидеть, она отступила назад. Мередит встала и протянула ей руку.
— Лиза, — сказала она тихо.
— Мисс Мерри? — недоверчивым шепотом сказала Лиза. И Мередит широко улыбнулась и шагнула вперед, заключая в объятья фигуру в плаще.
— Лиза, — сказала она, и в ее голосе были скрыты долгие годы ожидания. Больше ничего она не могла произнести. У нее перехватило дыхание, а сердце стучало так громко, что Мередит боялась, как бы его не услышали в доме на другом берегу пруда.
Повинуясь внезапному порыву, они обе, не говоря ни одного слова, сделали по шагу назад; Мередит все еще держала Лизу за руки.
— Ты выглядишь… — она засмеялась, — ты выглядишь совсем как я.
Лицо Лизы, хорошо различимое в лунном свете, стало немного менее напряженным. Она даже улыбнулась, когда увидела смуглое лицо и растрепанные волосы.
— Разве?
В ее голосе прозвучало любопытство и озадаченность, которые обрадовали Мередит.
— Ну, не сейчас, конечно… — весело ответила она. Но, перестав смеяться, она тронула лицо Лизы, словно не верила, что перед ней — ее сестра. — Я так долго пыталась найти тебя. С тобой все в порядке? У тебя… — Мередит не знала, как спросить. Женщина, стоявшая перед ней, на два года ее моложе, выглядела сдержанной и уверенной в себе.
Лиза медленно улыбнулась.
— У меня все хорошо.
— А что… случилось? Потом?
— Мне повезло, — сказала Лиза. — Меня купила мать мистера Иванса, она была очень добра ко мне. Ее муж умер, а Map… мистера Иванса долго не было. Кажется, она была очень одинокой. Она любила книги, а когда узнала, что я немного умею читать, стала заниматься со мной. Два года назад она умерла, а я стала экономкой.
Что-то в том, как она хотела сказать “Маршалл”, насторожило Мередит, и Лиза заметила это по ее лицу.
— Мистер Иване тоже очень добр… — Но…
— Совсем не то, что вы думаете, — сказала Лиза, увидев выражение гнева на лице Мередит. — Он не был женат, и, думаю, он тоже был очень одинок. Он никогда не принуждал меня.
Мередит поняла. Лиза была любовницей Маршалла Иванса.
— Ты его любишь? Лиза не сразу ответила.
— Не знаю. Может быть. Трудно сказать, ведь я ничего другого не знаю. Это казалось… неизбежным, а мне было так одиноко.
— Он когда-нибудь предлагал тебе освободить тебя? На лице Лизы было написано изумление. Она даже и не думала никогда об этом. Как она уже сказала тому мужчине, ей совершенно некуда было идти. Да и несчастливой она не была. Так что она просто пожала плечами.
— Поехали с нами, — вдруг сказала Мередит.
— Куда?
— В Канаду… Но это ненадолго — всего на несколько месяцев. Потом мы с Квинном собираемся на Запад. Поехали с нами.
— Не знаю, — ответила Лиза.
— Ты хочешь остаться здесь? Рабыней? А если с ним что-нибудь случится?
Лиза похолодела. Она давно уже не думала о себе как о рабыне. Часто, когда не было гостей, она обедала за одним столом с Маршаллом. Она спала с ним, хотя и видела, что он предпринимает кое-какие меры предосторожности, чтобы она не забеременела. Теперь она думала обо всем этом. Для него она всегда будет только черной любовницей, не больше. У нее никогда не будет детей, а если и будут, то только незаконнорожденные, это если он позволит ей родить ребенка. А ей хотелось детей. Очень хотелось… Маршалл любил ее, Лиза знала это, он всегда был с ней нежен, очень внимателен, но не настолько, чтобы пойти наперекор общественному мнению.
— Я не думала об этом, — медленно ответила Лиза. — Но я такая, какая есть, не так ли, мисс Мерри? — спросила она, называя Мередит так, как звала ее в детстве.
— Просто Мерри, — поправила ее Мередит. Ее, словно ножом, резанула внезапная грусть в глазах Лизы. — Поехали с нами, Лиза!
— Мне надо подумать, — сказала Лиза. — Я не знаю, — она поймала взгляд Мередит. — Он не продаст меня.
— Ты можешь убежать. Я работала в Подпольной железной дороге. Мы поможем тебе добраться до Канады.
— Это же опасно. Я знаю, это очень опасно. Я… а почему вы… ?
— Лиза, я много лет занималась этим.
— Но почему? Мередит молча посмотрела на нее, и Лиза вдруг поняла почему. Из-за нее. Слезы сдавили ей горло. Она никогда не думала, представить не могла, что кто-то может так переживать из-за нее. Она протянула Мередит руку, и они крепко-крепко взялись за руки, словно опять стали детьми.
— Поедем с нами, — опять сказала Мередит мягким, умоляющим тоном, против которого нельзя было устоять. Но для Лизы события разворачивались слишком быстро. Она не была несчастной, по крайней мере до этого вечера. А еще был Маршалл Иване. Он кое-что значил для нее. И не так уж и мало.
— Мне надо подумать, — повторила Лиза.
— Мы можем пробыть здесь только еще один день, — сказала Мередит, — если ты решишься, тогда — завтра ночью.
— Но как?
— Твой… Маршалл Иване пьет? Лиза кивнула.
— Тогда Квинн все устроит. — Квинн?
Мередит улыбнулась, и смуглая кожа вокруг ее глаз разбежалась морщинками. Лиза обняла ее.
— Кажется, он очень хороший.
— Иногда, — согласилась Мередит, — а иногда просто невыносим, — в ее голосе слышалась любовь, и насмешка была ласковой.
Лиза проглотила комок в горле. Было заметно, как сильно влюблены друг в друга Мередит и этот загадочный виргинец. Она-то думала, что любит Маршалла, что он ей, на худой конец, небезразличен, но теперь все сомнения, что были у нее, вспыхнули с новой силой. Она никогда не станет ему равной, никогда не будет считаться матерью его детей. Она была той, кого прячут от гостей и чье существование иногда вовсе отрицают. Хотя он любил ее. Прежде чем принять решение, ей надо понять, как сильно он ее любит.
Она отвернулась от Мередит.
— Завтра я дам ответ, — слишком много всего внезапно обрушилось на Лизу. Чересчур много эмоций, риска. — Мне надо идти, — сказала она, повернулась и ушла не оглядываясь. И едва расслышала последние слова Мередит.
— Завтра. Я приду сюда завтра вечером.
“Завтра” — это слово эхом звучало в ушах Лизы, когда вечером она вошла в комнату Маршалла Иванса.
Возвратившись после встречи у пруда, она заглянула в комнату, где сидели хозяин и гость, чтобы посмотреть, достаточно ли у них бренди. Она старалась не обращать внимания на этого высокого темноволосого мужчину с приветливой улыбкой и настороженным взглядом, пытаясь избежать вопроса, который, она понимала, ему не терпится ей задать. И Лиза поняла, что гость заметил легкий кивок Маршалла, когда он говорил ей, что этим вечером им больше ничего не понадобится.
Час спустя Маршалл Иване вошел в свою спальню и поцеловал Лизу, нежно лаская ее шею.
— Мне не хватало тебя за обедом, — сказал он.
— Я думала, тебя хорошо развлекают.
— Но не совсем так, как бы мне хотелось.
— Он купит лошадей?
— Наверное. Завтра он хочет осмотреть табун, — рука Маршалла передвинулась в более интимное место, когда он почувствовал, что Лиза чем-то расстроена.
— Лиза, что-нибудь случилось?
Она села на край постели и посмотрела на Маршалла.
— Мне… мне надо спросить тебя… Его рука ласкала ее.
— О чем, Лиза?
— Ты освободишь меня? Он обнял ее за талию.
— С чего ты стала думать об этом?
— Просто так…
Он помолчал, удивляясь. Он часто забывал о том, что она — его рабыня. Что он ею владеет. Он погладил ее по голове.
— Почему? Разве тебе плохо?
Он ждал, что она ответит “нет”, и его руки сжимали ее волосы все сильнее по мере того, как молчание затягивалось.
— Разве плохо? — повторил он.
— Я просто подумала, — наконец ответила Лиза, — почти все твои другие работники — вольные.
— Так получилось, — сказал Маршалл, жалея, что этот разговор вообще начался. — Для работы с лошадьми мне нужны опытные люди.
— А в постели нет? — ее голос никогда раньше не звучал так горько, и он посмотрел на нее с удивлением.
— Я люблю тебя, Лиза, ты же знаешь.
— Тогда дай мне свободу.
— Ты останешься со мной? Она молчала.
— Останешься?
— Не знаю.
— Тогда нет, — прошептал он, — я не могу позволить тебе уйти.
Исчезли все сомнения, остававшиеся у Лизы. Он действительно кое-что для нее значил. Иначе и быть не могло после тех лет, что они прожили вместе. Но она не может жить с человеком, который станет удерживать ее силой, оставит ее рабыней. Если бы он сказал, что освободит ее, она бы осталась с ним. Она даже простилась бы с мечтой иметь ребенка. Но сейчас — нет.
Она грустно посмотрела на него и позволила уложить себя в постель, зная, что это в последний раз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Радуга - Поттер Патриция



Концовка резко свернута,а роман интересный.10 /10 баллов
Радуга - Поттер Патрициятая
22.08.2013, 20.24





хороший роман хорошего автора. любопытное наблюдение: даже тогда, в те добропорядочные целомудренные времена, отношения начинались с секса. казалось бы, общественное мнение, репутация... да чепуха все это! пока главные герои не побывают в постели, особого интереса друг к другу не испытывают. а уж после первого опыта у них всё и закручивается... и еще одно: самый страшный зверь - отвергнутая женщина. сколько бед мы можем натворить из мести и от отчаяния...
Радуга - Поттер ПатрицияОльга Сергеевна
1.06.2014, 15.58





Шикарный роман! 10/10
Радуга - Поттер ПатрицияЭля
12.01.2015, 22.25





Хороший роман. Неплохой слог.
Радуга - Поттер Патрицияren
13.01.2015, 2.37





очень интересный роман!!!!!!!!!!!! 10 баллов!!!!!!!!!!!!
Радуга - Поттер Патрициянадежда
27.05.2015, 7.53





10 баллов. Чудесный роман.
Радуга - Поттер ПатрицияЭльф
7.02.2016, 19.43





Книга чудесная и держит в напряжении от начала и до конца. И она немного не вписывается в жанр любовного романа. Опасности в нем вполне реальные, а переживания человеческие. Главный герой, не смотря на все что ему пришлось пережить, не ведет себя как оглашенный психопат, а героиня действительно его любит. И в конце ждет весьма неожиданный эпилог.
Радуга - Поттер Патрицияdeasiderea
5.05.2016, 9.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100