Читать онлайн Непокорный, автора - Поттер Патриция, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорный - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорный - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорный - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Непокорный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Когда она вошла в спальню, Уэйд Фостер злобно сверкнул на нее глазами. Он стоял у окна, прижавшись к стене так, чтобы гость не заметил его, если бы обернулся.
— Кто это был?
— Шериф.
— Что ему было нужно?
— Вы, — ответила она. — Тот, за кем он охотился в прошлый раз. — Она скрыла истинную причину визита: то, что шериф начал ухаживать за ней.
— Почему вы ничего ему не рассказали?
— А почему вы не вышли? — в свою очередь спросила она. — Почему не захотели сдаться? Рассказать ему, что вы убийца?
Он еще больше нахмурился, голос его стал совсем резким.
— Возможно, я согласился с вами, что никто бы не поверил, будто я держал вас на прицеле. Но через пару дней, когда мне станет лучше, поверят. — Он замолчал. — Вот тогда я мог бы вас убить. Вас и мальчика.
— Как тех троих? — поддела она его, не давая взять себя на пушку, понимая, что он всего лишь пытается напугать ее.
У него дернулась щека. Он ничего не ответил.
— Ваша… месть, — проговорила она, — с ней покончено?
Дерзость исчезла, а вместо нее в глазах появилась еще более пугающая пустота.
— Собираюсь ли я снова убивать? Вы это хотите спросить?
— Да, — тихо сказала она.
Он пожал плечами, предоставляя ей возможность самой делать выводы. И ушел в себя.
— Мистер Фостер, — неожиданно звонко прозвучал ее голос. — Я жду ответа.
— А не то — что будет? — холодно спросил Фостер. — У вас был шанс сдать меня правосудию.
Он сделал шаг вперед, и Мэри Джо только усилием воли удержалась от того, чтобы не отпрянуть от внезапно вспыхнувшего пламени в его глазах.
— Возможно, я опять примусь убивать, мэм. Если рука поправится. Даже если не поправится. Я чертовски ловкий убийца. Один из лучших, как когда-то говорили. Теперь даже не вспомнить, скольких я отправил на тот свет. Так что парочкой больше — не имеет значения.
Мэри Джо не отступила. Она давно уже выучилась не пасовать перед мужчинами.
— Кто так говорил?
Он изумленно уставился на нее:
— Вас разве ничего не пугает?
— Женщины не долго выдерживают здешнюю жизнь, если их легко напугать.
— Легко напугать? — Он сдвинул брови. — А что, черт возьми, может напугать вас?
— Если тому, кого я люблю, грозит смерть, — мягко ответила она.
Он потупил взгляд и, подойдя к кровати, тяжело опустился на нее. Левая рука подрагивала, когда он поднес ее к правой, чтобы заглушить собственные мысли физической болью.
— А как же ваш сын? Вы подвергаете его жизнь опасности.
— Разве?
— Вы не знаете, на что я способен.
— Вы способны думать о чувствах двенадцатилетнего мальчика.
— Это мне ничего не стоит.
— А мои чувства? — Она сцепила пальцы, погрузив их в складки юбки, чтобы он ничего не заметил.
— А вот они стоят, — сказал он с прямотой, которая ее удивила.
— Почему?
— Я их не понимаю. Поэтому все время думаю о цене. Что вы хотите, миссис Вильямс? Почему взяли меня в свой дом? Почему выхаживали? Почему теперь кормите?
Она сглотнула. Сейчас был неподходящий момент знакомить его с ее планом, раз он настроен так подозрительно. Но будет хуже, если она отложит на потом, если солжет.
— Поначалу не было никакой причины, мистер Фостер, кроме той, о которой я уже вам говорила. Мой сын нашел вас. Не могла же я оставить вас умирать.
— А когда приехал шериф? Почему вы не рассказали ему обо мне?
— Не знаю, — честно призналась она. — Просто… не смогла. Вы были все еще очень больны.
— А теперь?
Мэри Джо решила, что пора. Придется быть с ним честной, иначе он никогда не сможет ей доверять.
— Вы… нужны мне.
Он перестал хмуриться, словно был доволен, что его цинизм оправдался.
— Мне жать вас разочаровывать, но я не тот, кто кому-нибудь нужен.
Было видно, что ему вовсе не жаль. Его рот скривился в насмешливой ухмылке, в которой, однако, не было веселья, только одна горечь.
— Вы сами говорили, что здесь нужен работник.
— Я не работник больше, мэм. Давно уже не работник, а теперь с одной рукой тем более. Черт, я даже не могу отработать мое пребывание здесь. Не могу нарубить дров. Не могу держать ружье. Ничем не могу помочь.
— Да, не сможете, если и впредь собираетесь упиваться жалостью к самому себе.
— Это не жалость к самому себе, черт побери, это здравомыслие.
— Но ведь у вас еще есть ум, не так ли?
— У вас тоже. По крайней мере, я так думал. Правда, теперь засомневался.
— У меня действительно есть ум, — сказала она, внезапно вспылив, — но никто из мужчин, видимо, так не думает. Они не согласны подчиняться мне.
— Мэм, все, кто когда-либо полагался на меня, теперь мертвы. Меня абсолютно не привлекает мысль пополнить их список.
— Я тем не менее рискну.
Он поднялся и подошел к окну. Хромота все еще осталась, и походка была не совсем уверенной, но, по крайней мере, он мог пересечь комнату, не упав при этом лицом на пол.
— Я бы не стал, — сказал он, оглядывая ранчо.
Мэри Джо не собиралась взывать к очевидному: благодарности. Было ясно, что таковой у него не имеется. Он так и заявил с самого начала. Но у нее было кое-что, в чем он нуждался.
— Даже за лошадь?
Он обернулся, сжав здоровую руку в кулак.
— Без лошади вам далеко не уехать, — быстро добавила она. — У вас нет денег. А украсть лошадку теперь будет трудновато.
— Только не вашу, — отрезал он. — Вы сами все упрощаете.
— Но вы же не сделаете этого, правда? Не из-за меня, а из-за Джеффа.
— Смотрите не ошибитесь, полагая, что знаете меня. Вам ничего обо мне не известно. Откуда я родом. Что я совершил. Что еще могу совершить.
— Так откуда вы родом?
Он досадливо покачал головой.
— Лошадь, — вновь предложила она. — Поживите здесь четыре месяца. Наймите нескольких работников. Одного, кто смог бы быть управляющим. За это получите лошадь плюс сотню долларов.
Это было щедрое предложение. Более чем щедрое. Она это знала. И удивление, мелькнувшее у него в глазах, показывало, что он тоже знал.
— Почему вы думаете, что кто-то захочет подчиняться мне?
Почему? Мэри Джо не смогла бы объяснить, но она знала, что он относится к тому типу мужчин, которых уважают. Возможно, все дело в твердости характера, врожденной уверенности, которой не научишься и не приобретешь. Пусть пострадавшая и побитая, но это была все-таки гордость, она чувствовалась в его осанке, в его нежелании принять помощь. Но ничего этого она сказать не могла.
— Вы — мой единственный выход, — сказала она. — Не получив помощи, я потеряю ранчо. Не имея ранчо, я буду вынуждена вернуться в поселок рейнджеров, и тогда Джефф…
— Есть вещи и похуже, чем быть блюстителем закона, — сказал Уэйд Фостер. — Ведь именно это вас беспокоит?
— Я уже похоронила двоих. Третьих похорон мне не выдержать.
— Поэтому вы согласны связаться с таким типом, как я?
— Я вообще не собираюсь ни с кем связываться, я собираюсь вас нанять. А что скажут ваши соседи? — зло ухмыльнулся он.
— Я скажу, что вы брат Тая, приехали помочь. Они знают о Тае и поймут, кроме того, это придаст вам больше авторитета, чем обычному наемному управляющему.
— Вы все просчитали, не так ли, мэм?
— Нет, — сказала она. — Просто мне нужна помощь.
— Любым способом, каким вы можете ее получить?
Она кивнула.
Притяжение, возникшее между ними с самого начала, вновь дало о себе знать, вспыхнув ярким пламенем, языки которого лизали каждую клеточку ее тела. Жар охватил ее всю, до кончиков пальцев.
— Я и беда неразлучны, миссис Вильямс. Как долго, по-вашему, пробудут здесь работники, если узнают, что у меня была жена-индианка?
— Они об этом не узнают.
Он сжал губы. Она поняла, что сейчас последует: он не собирается отрекаться от своей жены и сына, не собирается скрывать, что они у него были.
— Ничего не выйдет, если только соседи не поверят, что вы какая-то родня. Я сказала шерифу… — Она неуверенно замолчала.
— Так что же вы ему сказали? — сурово поинтересовался он.
— Что я… жду брата Тая. Тогда ваше появление здесь будет выглядеть естественным. Никто не догадается, что вы причастны к убийствам.
Он смерил ее холодным взглядом.
— Шантаж, миссис Вильямс?
— Нет. Вы можете уйти в любое время, когда захотите, я никому ничего не скажу. Но до тех пор, пока я не получу помощников, я не смогу выделить вам лошадь. Это просто вопрос взаимопомощи.
— А где я буду жить?
— В сарае. Там сзади отгорожена комнатка. Я ее приберу когда появятся работники, нам понадобится барак.
— А я предпочитаю вашу спальню.
В его голосе вновь прозвучала отвратительная интонация, и Мэри Джо поняла, что он опять пытается ее напугать. На этот раз ей следовало испугаться. Он был опасен, она это знала с самого начала. Но не испугалась. По крайней мере, его. Может быть… собственных чувств.
— Это в сделку не входит, — твердо сказала она.
— А что если это будет одним из условий?
— Тогда как же ваша жена?
Это был болезненный удар, но они сейчас оба наносили удары, полностью сознавая это и все же не в силах сдержаться.
— Даже не упоминайте о ней, миссис Вильямс, — процедил он сквозь зубы.
— Отчего же? Вы, как видно, готовы забыть о ней. Сколько прошло времени? Несколько недель? — Ей хотелось ранить его побольнее, как он ранил ее, предложив, чтобы она продалась.
— Десять месяцев, — отрезал он.
Десять месяцев? Неужели он так долго преследовал убийц? Она понимала месть по горячим следам, но прошел почти год… это говорило о хладнокровном запланированном убийстве.
— Передумали, миссис Вильямс?
Она пропустила мимо ушей его последнюю дерзость и тот факт, что он легко читал ее мысли.
— Да или нет, мистер Фостер? Но учтите, моя спальня не включена в соглашение, — повторила она.
Мэри Джо заметила его секундное замешательство и удивилась. По крайней мере, он задумался над ее предложением, а это уже была важная победа.
— Я подумаю, — наконец произнес он.
Мэри Джо кивнула. Она понимала, что нельзя настаивать на большем; ей повезло, что она добилась хотя бы такого успеха.
Или нет?


Два дня Мэри Джо ждала ответа, а потом поняла, что больше ждать не может.
Уэйд Фостер слонялся по дому, и она разглядела все признаки беспокойства. Ее муж вел себя точно так, когда ему приходилось бездельничать несколько дней подряд. Ей необходимо было сейчас же выяснить, что Уэйд Фостер намерен делать. А еще она не была уверена в собственных намерениях; сможет ли она осуществить свой план до конца и действительно ли ей хочется убедить Уэйда Фостера остаться?
До сих пор ни один мужчина не вызывал в ней таких чувств, как Уэйд Фостер. Она любила мужа. Восхищалась им с того дня, когда он заехал на ранчо ее отца, преследуя сбежавшего преступника, а ей тогда было всего пятнадцать. Он был героем в ее глазах, а потом на следующие несколько лет стал другом. Поженились они, когда ей исполнилось восемнадцать, после смерти родителей, которые умерли один за другим в течение нескольких месяцев. Но от одного взгляда Джеффа она никогда не приходила в волнение, чувствуя, что краснеет и сердце начинает биться быстрее.
Это должно было испугать ее до потери сознания. Но сознание все-таки не покинуло Мэри Джо. Страх не заставил ее передумать. Если она не получит помощи, причем в самое ближайшее время, то, возможно, ей придется продать ранчо, а потом вернуться побежденной в поселок рейнджеров или отправиться в какой-нибудь город и начать вес с нуля на новом месте.
Она могла бы снова выйти замуж, но это было бы таким же печальным решением ее проблем. Одиночество все-таки лучше, чем иссушающий душу страх, который она испытывала с Джеффом и Таем. Самостоятельность лучше, чем зависимость от человека, который в любой момент может погибнуть.
Но, Господи, как же она тосковала по нежному прикосновению, по ласковым словам. Ей хотелось быть храброй, но нельзя же вечно храбриться одной. Иногда она хотела бы…
Но мечты хороши для дураков. Реальность была совсем другой.
На ее лицо упала прядка волос, которую она смахнула, ощутив шершавость ладони. Мэри Джо посмотрела на свои руки. Бронзовые от загара, в мозолях от тяжелой работы.
Ей было тридцать два, а в эту секунду она почувствовала себя на все пятьдесят. Должно быть, ей показалось, что в глазах Уэйда Фостера промелькнуло желание, она просто вообразила, что он потянулся к ней всей душой.
Уэйд Фостер приносил одни неприятности. Но он был ее единственной надеждой.
Он бродил по дому, иногда останавливаясь, чтобы отдохнуть, явно проверял свои силы. Говорил он мало, еще меньше можно было прочесть по его лицу. Но она чувствовала, что внутри у него закипает горе, и не знала, как ей быть.
Мэри Джо подождала окончания обеда. Он в первый раз сидел за столом вместе с ними, и было больно смотреть, как он с трудом действует левой рукой. Она приготовила тушеного цыпленка, разрезав его на мелкие кусочки, прежде чем положить в горшок. Ей не хотелось подавать на стол блюдо, которое пришлось бы резать, понимая, что ему ненавистно любое напоминание о его увечье.
Она поддерживала непрерывный разговор с Джеффом в надежде, что их молчаливый гость в конце концов присоединится к беседе, вместо того чтобы метать злобные взгляды.
Джейк сидел между Джеффом и Уэйдом Фостером. Мэри Джо видела, что время от времени Джефф украдкой опускает руку под стол, и поняла, что сын подкармливает собаку. Уэйд Фостер явно игнорировал сомнительную деятельность мальчика.
После особенно громкого причмокивания Джейка сын с невинным видом оглядел сидящих за столом.
— Ну разве я не говорил, что моя ма готовит лучше всех в мире?
Не успел Джефф произнести последнее слово, как Джейк издал звук, подозрительно напоминающий рычание. Джефф покраснел.
Уэйд Фостер улыбнулся. Мэри Джо впервые увидела, как улыбка тронула его лицо, и это было поразительно. Суровое выражение исчезло, вокруг глаз появились лучики морщинок. А потом эти же самые глаза выжидательно посмотрели на Мэри Джо, поблескивая искрами веселья, Мэри Джо затаила дыхание. Ей бы следовало выругать Джеффа, но она была слишком очарована тем, как Уэйд Фостер попустительствует ее сыну.
— Если ты и впредь собираешься кормить Джейка за столом, — наконец произнесла она с притворным возмущением, — придется тебе научить его манерам.
— Значит ли это, что я могу… Мэри Джо прервала радостную речь:
— Нет, не значит. Но я думаю, тебе пора научить это животное, как вести себя.
Джефф сник.
— Я не знаю, как…
— Так же, как учат лошадь, — неожиданно произнес Уэйд Фостер. — Твердостью и терпением. Это умный пес, он быстро выучится. Ему просто нужно дать понять, что от него хотят.
Джефф взглянул на него:
— Вы поможете мне?
Улыбка на лице Уэйда Фостера исчезла, сменившись настороженностью, а потом выражением, говорившим о капитуляции. Он кивнул, и Мэри Джо поняла, что Фостер останется. По крайней мере, на какое-то время.
Фостер перевел взгляд на Мэри Джо, и она постаралась ничем не выдать своих чувств. Один ее торжествующий взгляд — и он мог передумать. Они заключили сделку. Бесстрастный обмен услуг на товар. Не более. И все же сердце ее стучало так громко, что она испугалась, как бы он не услышал.
— Когда? — с воодушевлением спросил Джефф. — Завтра и начнем, — ответил Уэйд Фостер.
Джефф засиял.
— Значит, вы остаетесь? Мужчина ответил не сразу:
— Может, задержусь на несколько дней. Не хочу дольше занимать комнату твоей матери.
— А мы сходим на рыбалку?
Мэри Джо едва не поморщилась, услышав нетерпение в голосе сына. Она знала, что он скучает по рейнджерам, по редким походам на реку. Сначала он ходил с Джеффом, а потом один раз с Таем. Тай даже вызвался научить ее сына плавать, после того как Мэри Джо призналась, что боится отпускать Джеффа рыбачить одного, но ему так и не представился случай. Джефф очень хотел научиться, а Мэри Джо тут ничем не могла ему помочь. Она сама не умела плавать: ни ее отец, ни муж не одобряли, когда женщины учились плавать. Это неприлично, говорил отец, но ни секунды не сомневался, когда учил ее стрелять.
Мэри Джо вся напряглась, ожидая, что ответит Уэйд Фостер ее сыну. Он бросил взгляд на свою раненую руку, и она догадалась, о чем он думает: толк от такого на рыбалке небольшой. Женщина молча молилась, чтобы он не разрушил надежду мальчика.
— Давай для начала займемся Джейком, — предложил Фостер.
Услышав свое имя, пес заскулил и выбил хвостом по полу барабанную дробь.
Джефф был слегка разочарован. Но в ответе не прозвучало категоричное «нет», и Мэри Джо облегченно вздохнула.


Вымыв посуду, Мэри Джо взяла фонарь и пошла в комнатушку, что была в сарае. Когда они только переехали на ранчо, она тщательно все здесь убрала. Маленькая комнатка подходила скорее наемному работнику, чем управляющему.
Она выяснила, что предыдущие владельцы больше занимались земледелием, чем скотоводством, но на них обрушивалось одно несчастье за другим, самым страшным из которых была смерть от укуса змеи их единственного ребенка. Три тяжелых года засухи, за которыми последовало нашествие саранчи, лишили их остатков жизненных сил.
Мэри Джо вскоре поняла, что успех принесет только разведение скота, но для этого ей были нужны помощники. Выпас был здесь открытым; владельцы ранчо клеймили свой скот, затем отпускали животных на свободу. Им с Джеффом было не под силу заарканить полудикое животное, связать его и поставить клеймо.
Начала она с большим энтузиазмом, но потом время от времени ей приходилось слышать иногда извиняющийся, иногда грубый смешок, стоило будущим работникам узнать, что они будут трудиться на нее. Только Том Рейлор согласился, а позже она узнала, что его отовсюду увольняли за лень и небрежность.
Как долго пробудет здесь Уэйд Фостер? Мэри Джо распахнула окно и впустила в комнату свежий воздух. Завтра утром нужно будет подмести и застелить свежие простыни. Она не удержалась от мысли, что комнатка очень маленькая для такого мужчины, как Уэйд Фостер. Он поглощал собой пространство, казалось, что вокруг него все уменьшается в размере.
Наконец она ушла, надеясь, что предмет ее размышлений уже удалился на ночь к себе в комнату. Когда он был поблизости, она теряла ясность мыслей. Если она хочет осуществить свой план на деле, придется избегать его общества.
Мэри Джо захватила с собой морковку. Разделив ее на четвертинки, она скормила кусочки лошадям, последней была ее собственная кобыла. Муж купил ей Фэнси на двадцати пятилетие и очень гордился своим подарком. Он не имел привычки дарить подарки, поэтому Фэнси была особенной. Удивительно быстрая для своего малого роста лошадка.
Фэнси была гораздо крепче, чем выглядела, и отличалась воспитанностью.
Лошадь любила внимание, ласку, а Мэри Джо этою не хватало сейчас самой. Она прислонила голову к лошадиной морде.
— Я делаю ошибку? — прошептала женщина и получила в ответ мягкий тычок носом. — Да, дождешься от тебя совета, — сказала она кобыле, потом расправила плечи и вышла.
Мэри Джо дошла до середины двора, когда увидела Уэйда Фостера. Он сидел на ограде и смотрел вдаль, в сторону гор. Ярко светила луна, и Мэри Джо разглядела на его лице отпечаток одиночества.
Это тронуло ее сердце. Она знала потери и горе. Но его печаль была гораздо глубже. Все-таки у нее был Джефф.
Она засомневалась, стоит ли ей нарушать его уединение, но потом подошла к нему. Он ничем не выдал, что знает о ее присутствии, хотя она поняла, что это так.
Мэри Джо взглянула на небо. Оно было усеяно звездами, некоторые сияли так близко, что, казалось, можно протянуть руку и достать до них. Это было чарующее зрелище, особенно после недели сильных ливней и темных ночей.
— Какой покой, — сказала она.
Его пальцы крепче сжали ограду, но сам он не проронил ни слова. Мэри Джо испытала неловкость. Ее присутствие здесь было явно нежелательно. Она направилась к дому.
— Миссис Вильямс, — голос его был тих, и ей показалось, что она услышала просительные нотки.
Мэри Джо повернула назад. Фостер испытывал замешательство. Когда наконец он заговорил, в его словах прозвучала глубокая боль.
— У вас здесь много хорошего, особенно Джефф.
— Это он помог мне выкарабкаться. Фостер взглянул на нее.
— Я думаю, вы все равно бы выкарабкались.
Это был комплимент, простой и ясный. Мэри Джо почувствовала, как в ней поднимается гордость, пусть даже и неоправданная. Она все выдержала, потому что должна была выдержать, а не потому, что таков был ее выбор.
— Иногда ничего другого не остается.
— Разве?
Мэри Джо не знала, что ответить, и сменила тему разговора.
— Куда вы направитесь, после того как покинете эти края?
— Вам лучше этого не знать.
В голосе опять появилось недоверие. Ей показалось, будто он вонзил в нее нож.
— Я не предам вас, если вы это имеете в виду.
— Что же вам помешает?
— А разве вам не все равно, как я поступлю, если вы только что говорили всерьез?
— Мне-то все равно, но есть другие…
— Индейцы, — резко произнесла она.
— Люди, — исправил он. — Человеческие существа, которые понимают значение верности и данного слова гораздо лучше многих белых, — с горечью ответил он.
Между ними нависла тяжелая тишина, но Мэри Джо не собиралась извиняться. Она не могла забыть своей сестры.
— Проклятие! — сказал он. — Почему вы должны думать не так, как все?
Как раз этого ей и хотелось. Она вдруг поняла, что не хочет походить на всех тех, о ком он отзывался с таким презрением.
— Расскажите мне об индейцах, — попросила она.
Он отвернулся от нее, как от какой-то надоедливой мухи. Она не оправдала его ожиданий в чем-то очень важном, и ниточка, которая было завязалась между ними, начала рваться. Он сам захотел ее порвать. Мэри Джо прикусила губу.
— Мистер Фостер…
Он остановил ее холодным взглядом.
— Не Фостер, если я должен быть чуть ли не вашим: родственником. Как его зовут?
Мэри Джо стало не по себе, словно она предает Тая.
— Смит, — медленно произнесла она. Он засмеялся, но отнюдь не весело.
— Ну, это легко запомнить. Мне доводилось бывать Смитом. Были у меня и другие имена. Любопытно, миссис Вильямс?
— Нет.
— Хорошо, — сказал он, явно не поверив ей.
Она кивнула, не зная, как отреагировать на его заявление.
— Спасибо, что согласились задержаться.
— Вы ведь не оставили мне другого выбора, не так ли, миссис Вильямс?
— Мне кажется, вы человек, который всегда делает собственный выбор, — выпалила она в ответ.
— В самом деле? — протяжно спросил он, медленно опустил ноги на землю и, прихрамывая, сделал к ней несколько шагов. — Думаю, я сейчас тоже его сделаю.
Он наклонился, обхватил ее здоровой рукой и прижал к себе так крепко, что она почувствовала каждый мускул его тела. Она взглянула ему в лицо. Мэри Джо была высокой, но рядом с ним казалась совсем маленькой.
Он прижался губами к ее губам и зажег в ней огонь, пробравшись языком в ее рот. Это был грубый поцелуй, требовательный и дерзкий. Злой.
Она понимала, что ей следует отстраниться. Это было бы просто при его теперешней слабости, но тело ей не подчинилось. Она еще крепче прижалась к нему, ощутив его возбуждение и почувствовав томление, такое глубокое и горько-сладкое, что, казалось, ей этого не вынести.
Ее губы ответили на его поцелуй с жаром, который подстегнул его еще больше, заставив действовать так мастерски, что в ней пробудился каждый нерв, и по всему ее телу побежали мурашки.
Перестань, кричало у нее внутри. Он снова пытается напугать тебя. Но страха она не испытывала. Он пробуждал, тормошил, возвращал к жизни что-то давно уснувшее.
Она почувствовала, что дрожит, когда поцелуй его стал нежным — губы ласкали, а не атаковали — и желание его возросло под стать ее собственному. Ее руки обхватили его шею, пальцы игриво вплелись в кольца его волос. Он оцепенел, словно подобная нежность вызвала в нем тревогу и неудовольствие. Потом его поцелуй снова стал жестоким. Язык исчез из ее рта, а губы наказывали ее, оставляя синяки. Он старался сделать ей больно, но было слишком поздно. Она никогда по-настоящему не боялась его, разве только опасалась чувств, которые он вызывал в ней. А теперь ему вообще не удастся ее напугать. Он, как и она, ощущал такую же ненасытную и болезненную жажду.
Она услышала, что он застонал и задохнулся, когда внезапно опустил руки и отстранился от нее. Отошел назад с непроницаемым лицом.
— Ступайте в дом, миссис Вильямс, — резко произнес он.
— Мэри Джо, — исправила она еле слышным шепотом, потом повернулась и, стараясь держаться с достоинством, пошла к дому.
Она навсегда запомнит его таким — высоким, худым и одиноким.
Очень одиноким.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорный - Поттер Патриция



Очень затянуто и скучно, много клише, особенно при описании характера ГГ. Сюжет еле-еле ползет, как мемуары древнего старика, и когда дело доходит до постели, хочется закрыть книжку и забыть, как страшный сон. Причем я не имею в виду, что это- самый главный недостаток романа, но просто в нем вообще нет ничего, заслуживающего внимания. Не любовный роман, а не пойми что, трудно определить подходящий жанр. Ни о чем. Правда, есть еще более пустые и бездарные романы, так что попытайте счастья, может кому-нибудь и понравится. Оценка: 5/10
Непокорный - Поттер ПатрицияОльга
21.10.2012, 0.02





Замечательный роман,как и все романы этой писательницы! Много авторов перечитала,книги этого - оказались неисчерпаемым источником удовольствия,здесь есть все: любовь,честность, порядочность, простота в изложении, нет зацикленности и длительных описаний секса,как у Б.Смолл например. Читайте,не пожалеете!
Непокорный - Поттер ПатрицияНадежда
2.12.2013, 15.29





Вполне приличный роман,хотя,надо признать,несколько затянут.Весь сюжет закручен вокруг гл.героя,который не может простить себе прошлые грехи и преступления,считает себя недостойным прощения и любви.В конце концов,благодаря врожденной порядочности,честности и доброте души,своими поступками заслуживает прощения и от закона и от близких людей,примиряется сам с собой.Когда начитаешься сахарных романов про испанских, английских миллионеров,хорошо почитать об обычных людях с их заботами и волнениями.9 из 10.
Непокорный - Поттер ПатрицияГандира
5.12.2013, 17.08





Кому нравятся такие сюжеты про молодую вдову на ранчо и мрачного раненого незнакомца, которого она выхаживает, есть очень милый фильм, называется "Аутсайдер" (2002), там Наоми Уоттс играет и мужчина очень симпатичный, красивая любовная сцена. Сюжет ну прям классический любовный роман, я даже сначала подумала, что это экранизация, но вроде нет, просто фильм. Можно во вконтакте найти и посмотреть, кто хочет.
Непокорный - Поттер ПатрицияСоветик
31.01.2016, 19.26





Все, дальше 16-ой главы, где в сотый раз упоминается "боль, которая слишком глубокая, отчаяние, расплакаться...." - не осилила.rnНе, я понимаю, душевные страдания и т.д. - но не жевать же одно и тоже... Растянуто слишком. rnВ общем кому как, а я оставляю эти сопли не доконченными.
Непокорный - Поттер ПатрицияGulnara
29.03.2016, 9.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100