Читать онлайн Непокорный, автора - Поттер Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорный - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорный - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорный - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Непокорный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Уэйд взял шестизарядный револьвер левой рукой, прицелился и спустил курок. Пуля легла вправо от мишени. Намного вправо.
Он обругал собственную неловкость. Обругал проклятое оружие. Он ненавидел чертову штуковину. Одно время он полагал, что никогда вновь не поднимет оружие против человека, а потом взял и убил троих. Хладнокровно. Расчетливо. И тогда он понял, что по-настоящему не убежал от своего прошлого и дьявол не оставил его душу, а лишь затаился, поджидая удобного момента, как бы проявить себя.
Уэйд вновь взялся за оружие, чтобы отомстить за жену и сына, говоря себе, что любой, кто убил невинного ребенка, заслуживает смерти, иначе злодей будет совершать убийства снова и снова. Но на самом деле это была жажда мести, жажда крови, с которой, как он думал, покончено много лет назад.
А со смертью того последнего старателя и в связи с собственным ранением он решил, что с убийствами разделался раз и навсегда. Но потом увидел Клея Келли и понял, что напрасно так думал. Смерть шла вслед за Клеем, точно так же как за Уэйдом, а в ту секунду, когда Мэри Джо упомянула городской банк, он заподозрил, что знает, зачем Клей оказался в этом районе.
В банке хранилось будущее Мэри Джо. И Джеффа.
А их будущее теперь стало для Уэйда жизненно важным, даже если ему самому там не было места.
Но он не мог ничего сказать, не открыв при этом своего прошлого, от которого в глазах женщины и ребенка появился бы ужас, и он сам приговорил бы себя к бесславной смерти. Быт только один выход. Найти Клея Келли. Он прячется где-то здесь, поблизости. Зарезанный скот и ранение Джейка — это работа Келли. Уэйд нисколько не сомневался, так как много лет назад научился чувствовать опасность. Инстинкт притупился со временем, прожитым в горах, где Уэйд обрел покой, но теперь вернулся к нему.
Уэйду оставалось всего несколько минут до наступления темноты. Он сердито посмотрел на жестянку, продолжавшую нахально торчать на полусгнившем пне.
Снова прицелился, собрав всю свою волю, приказывая пальцам левой руки делать то, что умели еще совсем недавно пальцы правой. Медленно нажал на курок. Жестянка осталась на месте, словно издевалась над ним.
Он уже не был уверен, что практикой сможет чего-нибудь добиться. Он знал мужчин, которые стреляли обеими руками, но во время войны одной быстрой руки было достаточно.
Уэйд прицелился еще раз. Раздался щелчок. Кончились пули, а перезаряжать револьвер одной рукой было чертовски сложно. Вообще все делать одной рукой было чертовски сложно. Неловким движением он сунул револьвер в кобуру, которая все еще была пристегнута к правому бедру, и привыкнуть к этому тоже было нелегко.
Если придется встретиться лицом к лицу с Клеем Келли, в исходе такой встречи можно не сомневаться. Интересно, сколько у него осталось времени, прежде чем Келли нанесет удар? Тот наверняка чего-то ждет, иначе взял бы банк в первый же день, когда они с Мэри Джо были в городе. Подкрепление? Груз золота?
Уэйд вернулся к коню, провел здоровой рукой по его загривку и почувствовал, как животное вздрогнуло от удовольствия. А вот ему, наверное, уже больше никогда не испытать удовольствия.
Завтра он съездит к Эбботам, чтобы купить скот, а потом примется искать Клея. Возможно, ему удастся убедить Келли, что город не зря назван Ласт-Чане — Последний шанс. Уэйд знал, где искать. Он знал, что Клею понадобится для устройства лагеря. Они вместе не раз разбивали лагеря.
Мысль была не из приятных. Он не думал, что воспоминания о былых временах помогут ему при встрече с Келли. Они расстались отнюдь не как лучшие друзья.
Но садясь на лошадь Джеффа, Уэйд подумал, что другого выбора у него нет. Он мог бы, конечно, попросить Мэри Джо забрать деньги из банка, но она захочет знать, почему. А он не сможет ей назвать причину, дать какое-либо объяснение.


На следующий день все трое — Уэйд, Мэри Джо и Джефф — отправились к Джо Эбботу. Мэри Джо надела юбку для верховой езды, зеленую блузку и выглядела в глазах Уэйда необыкновенно хорошенькой. В отличие от большинства женщин у нее хватало здравого смысла ездить верхом по-мужски, а не пользоваться дамским седлом, что было, по его мнению, опасным в этих краях. Джефф сказал, что он поедет на лошади из упряжки, а Кинга Артура отдаст Уэйду.
К немалому удивлению Мэри Джо, Уэйд сам настоял, чтобы она и Джефф поехали с ним.
— Это ваш скот, ваше ранчо, — пояснил он, — и Джеффу пора кое-что узнать о разведении скота.
Он старался не замечать лица Джеффа, на котором тут же вспыхнула восторженная улыбка и даже, казалось, все веснушки стали ярче.
Он также старался не замечать улыбку Мэри Джо, внезапный блеск зеленых глаз.
— Вам будет нелегко, — предупредил он, надеясь, что не совершает ошибки.
Но если Мэри Джо и Джефф собираются здесь жить — а он все больше и больше убеждался, что они никуда не уедут, — то им нужно будет научиться перегонять скот. Они не лодыри и могли бы заняться земледелием. Он видел обработанный участок, вернее, то, что осталось от него после дождей. Но Мэри Джо права: земледелием здесь не прожить. Во всяком случае, им двоим. А вот разведение скота давало им шанс, если они смогут сохранить пару хороших работников.
— Я знаю, — сказал Джефф. — Можете взять Кинга Артура, — добавил он, делая великодушный жест. — Я возьму старика Сета.
Старик Сет ходил в упряжке — толстый, спокойный, медлительный конь.
Уэйд чувствовал себя последним негодяем. Он не стал объяснять, зачем берет их с собой, не сказал, что скоро уедет, а Мэри Джо и Джеффу нужно посмотреть, как он будет торговаться, заодно они помогут пригнать стадо на ранчо. Ему часто доводилось перегонять стада, во время войны тоже, потому что Андерсон совершал набеги на фермеров, симпатизировавших северянам. Уэйд был в курсе цен на скот, чтобы заключить хорошую сделку.
Он каждый раз восторгался улыбкой Мэри Джо, тихим юмором, светившимся в ее глазах, а по дороге к Эбботам она улыбалась широко и счастливо, и у него стало легко на душе. Она была так уверена, что все получится, как ею задумано, так довольна им. Она почти заставила его поверить, что он всего добьется. Почти.
Уэйд не сомневался, что именно благодаря ей они заключили с Джо Эбботом такую выгодную сделку. Как только владелец ранчо поверил, что она здесь надолго, он не смог ей отказать, как не смог в свое время Уэйд.
Они выбрали сорок голов по четыре доллара каждая — купить больше им было не по карману, — как решили Мэри Джо и Уэйд.
Эббот внимательно следил, как они выбирают телят, а в конце торга ухмыльнулся.
— Я подкину еще в придачу пару телочек. У меня есть отличный бык. Одолжу вам его на месяцок.
Мэри Джо одарила его ослепительной улыбкой, которая всегда обжигала Уэйда как огнем.
В конце сделки Джо Эббот протянул руку.
— Было приятно иметь с вами дело, мистер Смит. Надеюсь, вы поживете здесь подольше.
Уэйд почувствовал крепкое рукопожатие, дружеское расположение и сам удивился собственной реакции. К нему постепенно возвращалась гордость, которую он утратил давным-давно. Но он тут же подавил ее. Джо Эббот не представлял, с кем разговаривал. Он, несомненно, ни за что бы не подал руки одному из головорезов Андерсона или человеку, который прожил среди ютов несколько лет и даже женился на индианке. Уэйд кивнул.
— Мы вам обязаны.
Работники Эббота отогнали выбранных животных от стада, и Уэйд со своими спутниками отправился в обратную дорогу, не сказав больше ни слова.
В пути ему пришлось нелегко, нужно было следить, чтобы животные не разбежались. Ни Кинг Артур, ни старик Сет не были обучены сгонять или отсекать стадо. Но Уэйд всегда отлично справлялся с лошадьми, а Кинг Артур схватывал все на лету. Как и Мэри Джо на своей послушной кобылке, и юный Джефф, несмотря на медлительность старого коняги.
И все же, когда они вернулись на ранчо, было уже поздно. Эд и Такер успели починить ограду загона, в котором животным предстояло пробыть, пока не будет готово новое клеймо.
Оба работника похвалили стадо. Они разыскали восемь голов со старым клеймом Каллауэйев и пригнали их на ранчо. Итого пятьдесят животных.
— Начало «Круга Д» положено, — гордо сказала Мэри Джо, когда дело было сделано.
Уэйд пытался не замечать торжествующего блеска ее глаз. Если оценивать здешние хозяйства, то ее ранчо было бы на одном из последних мест, но он все равно видел, что Мэри Джо очень довольна, и сознание этого согревало его. Она что-то создавала. Вместе с ним. Он подавил тяжелый вздох, впервые признавшись себе, что впустую прожил последние годы, даже когда у него был Дру. Он избегал жизни, избегал людей, избегал настоящих дел. Он сблизился с ютами по многим причинам, среди которых не на последнем месте стояла та, что они были кочевниками, снимавшимися с места целым лагерем за один день. Но теперь он жаждал чего-то другого.
— Что-нибудь не так? — участливо спросила Мэри Джо. и радость в ее глазах почти угасла.
Уэйд удивился, ведь она не часто позволяла себе задавать вопросы.
— Все в порядке, — коротко бросил он и отвернулся, чтобы расседлать коня.
Такер и Эд ушли в барак, а Джефф, едва успев расседлать коня, умчался проведать Джейка, которого оставили одного дома.
Уэйду было ненавистно, что Мэри Джо наблюдает за его попытками расседлать Кинга Артура и видит, как он неловок, как ему трудно справиться с такой простой задачей. Но когда он обернулся, ее рядом не оказалось — она уже отошла и расседлывала свою кобылу. Уэйд не знал, то ли ему обижаться на такую предусмотрительность, то ли испытывать благодарность. Он предпочел обидеться.
Покончив с делом, он зашагал по двору к сараю. Теперь, когда работники жили в бараке, он снова перебрался в свою комнатушку. Стремился к одиночеству.
— Уэйд, — тихо, но отчетливо произнесла она. Он обернулся. — Вы останетесь на ужин?
— Нет, — ответил он.
На ее лице появилось разочарование, но быстро исчезло, спрятавшись за маску невозмутимости. Отказ обидел женщину. Уэйд видел это, но не собирался извиняться. Внезапно его охватил гнев. Он сам не мог бы объяснить почему, но чувствовал, что это как-то связано с мимолетным приступом гордости и сознанием, что он не имеет никакого права на эту гордость. Он не мог себе позволить такие чувства, как впрочем и другие, если дело касалось Мэри Джо Вильямс.
Он снова двинулся к сараю.
— Спасибо, Уэйд. Спасибо за сегодняшний день.
Он не сделал ни шагу — ни к ней, ни к сараю — буквально прирос к земле, не видя безопасного островка ни там ни туг.
— Не стоит меня благодарить. Я возвращаю долг, только и всего.
Любого другого на ее месте от этих слов бросило бы в холодный пот.
— Возможно, — сказала Мэри Джо. — Но не каждый сделал бы это так хорошо.
— Купить скот, когда есть деньги, совсем не сложно, миссис Вильямс. У Такера вышло бы не хуже.
— Не думаю, — сказала она. — Вы понравились Джо Эбботу. Он с самого начала поверил в вас. Кроме того, без вас у меня не было ни Такера, ни Эда.
— Но теперь они у вас есть, а это все, что вам нужно.
Наступило молчание, долгое и тягостное. Он хотел заставить себя идти, но его ноги по-прежнему словно приросли к земле. Он скорее почувствовал, чем увидел, как она подошла поближе. Ощутил аромат цветов, который от нее исходил, несмотря на трудный день, пыль и тяжелую поездку. Аромат цветов и женщины. Влажная блузка прилипла к ее телу, подчеркнув упругую грудь и тонкую талию. Из длинной косы, в которую она заплела прекрасные рыжеватые волосы, выбился локон и упал ей на щеку.
У него заныли чресла от желания. Ему хотелось дотронуться до ее волос, тихонько провести по зардевшейся щеке, обхватить рукой влажное тело. Ему хотелось ощутить ее, насладиться ее женственностью. Господи, как ему хотелось утонуть в ней.
Она уставилась ему прямо в глаза.
— Значит ли это, что вы уезжаете?
— Я никогда не намеревался остаться. Вам это известно.
— Но так скоро?
— Я вам больше не нужен.
Нет нужен. И даже больше, чем прежде.
— Такер и Эд не останутся, если вы уйдете.
— Я с ними поговорю.
— Еще месяц, — торговалась она.
Он понимал, что не сможет выдержать еще месяц такой жизни. Не сумеет так долго сдерживаться, чтобы не обнять ее. Уэйд ответил на ее прямой взгляд.
— Я съезжу к ютам на пару дней. Это нужно сделать.
— Когда?
— Я хочу кое-что завтра проверять. Если все будет в порядке, уеду на следующий день. Мне придется воспользоваться лошадью Джеффа.
Она стояла, покусывая губу, совсем как слабая, растерянная женщина. Она редко выглядела слабой, тем более растерянной, и Уэйда пронзила нежность. Голос его смягчился.
— Вам нужно иметь больше лошадей. Я пригоню несколько.
— Это не единственная причина, — сказала она.
В ее голосе послышалась обвинительная нотка и что-то еще, что он не смог определить.
— Да, — сказал он. — Перед ними я тоже в долгу.
— Они индейцы, — резко сказала она. — Они сжигают фермы, ранчо. В газетах…
Уэйду показалось, будто его ударили в живот. Он никогда не встречал такого сострадательного и чуткого человека, как Мэри Джо Вильямс. Если уж она утверждает подобное, значит, его друзьям не оставалось почти никакой надежды.
Он повернулся к сараю и зашагал от нее прочь.
— Уэйд!
Он сделал вид, что не слышит, но вдруг почувствовал ее ладонь на своей руке и не смог выдержать прикосновения. Оно обжигало. Он обернулся, зная, что смотрит волком. Ему даже показалось, что женщина поморщилась.
— Я хочу понять, — произнесла она с мольбой.
Но тут он вспомнил ужас на ее лице, когда она и впервые увидела ожерелье с орлом. Сокровище его сына. Единственное напоминание о Дру.
— Тогда поезжайте со мной, — неосторожно предложил он, не успев как следует подумать. — Сами увидите этих… дикарей. Ведь так, кажется, вы их называете?
У нее был ошеломленный вид, и он сразу пожалел о своем необъяснимом порыве. Неужели ему не все равно, что она думает?
Оказалось, что не все равно. Он сам поразился, насколько не все равно.
Он видел, что она борется с собой. Вспомнил, как она рассказывала ему о своей сестре, о соседях в Техасе. И он ее понимал. Бог свидетель, он не остался равнодушным, когда убили тех, кого он любил. Но в то же время он не мог забыть нежную Чивиту, справедливого и щедрого Манчеса. Манчес был ему как брат, впрочем, он и был ему самым настоящим братом.
— Не все индейцы одинаковы. Точно так же, как не все белые одинаковы, — тихо произнес Уэйд. — Я встречал белых, которые в своей жестокости посрамили бы индейцев. Я был одним из них. И сейчас остаюсь им. Уэйд не мог забыть последних месяцев, когда охотился на старателей.
— А как же Джефф? — наконец произнесла Мэри Джо.
— Ему понравится эта поездка.
Она сделала шаг назад, на ее лице отразился ужас.
— Я… не могу.
— Юты любят детей.
— Он все, что у меня есть, Уэйд.
— И он вырастет в ненависти к людям, которых не понимает, как все здесь живущие, — с горечью произнес Уэйд. — Это было неудачное предложение, миссис Вильямс. Забудьте его.
Он пошел к сараю и на этот раз не оглянулся, и она тоже его не остановила.


— Где Уэйд?
Мэри Джо удивилась, когда ее несговорчивый управляющий успел превратиться для сына в Уэйда.
— Ему нужно отдохнуть, — сказала она, кидая на сковородку бобы с грудинкой.
Не слишком обильная еда, особенно для двух новых работников, но она добавит свежего хлеба и джема, а кроме того, со вчерашнего дня остался пирог.
Готовила она через силу, не испытывая ни малейшего голода. Более того, от мысли о еде ей становилось нехорошо. Мэри Джо пыталась уверить себя, что во всем виновато угощение, которое она попробовала у Эбботов, но в глубине души понимала, что это неправда.
Она все никак не могла забыть, каким было лицо Уэйда перед его уходом. Выражение, в котором смешались покорность, разочарование и что-то близко напоминающее неприязнь. Разочарование ранило ее больнее всего. Но она не могла иначе относиться к индейцам. Не могла подвергнуть жизнь Джеффа опасности.
— Он был сегодня великолепен, правда, ма? — спросил Джефф. — Я еще никогда не видел, чтобы так ездили верхом. Кинг Артур для меня таких штук не выделывал.
— Кингу Артуру нужно учиться, как и тебе нужно учиться арифметике, — сказала она.
— Ну, ма.
— Ступай за книжки, — сказала она.
— Я хочу видеть Уэйда.
— Нет, — резко сказала она. Слишком резко. Он посмотрел так, словно его ударили. Мэри Джо подошла к сыну, положила руку ему на плечо. — Прости, Джефф, но он нуждается в отдыхе. Для него это был трудный день. Ведь плечо до сих пор не зажило.
— Джейк подбодрит его.
— Мне кажется, Джейк предпочел бы поесть.
— А вот и нет, — запротестовал Джефф. — Он скучал по Уэйду.
Словно соглашаясь с хозяином, Джейк забарабанил хвостом.
— Когда он превратился в Уэйда?
Джефф пожал плечами, как часто делал Уэйд, и ее вновь пронзила боль. Сознательно или нет, но ее сын копировал Уэйда Фостера.
— Утром, — решительно произнесла она, и Джефф с неохотой сдался.


Уэйд отправился в путь на рассвете, пока никто не успел проснуться. Ему не хотелось отвечать на вопросы.
Оседлав Кинга Артура, он вывел его из сарая, сел верхом и выехал шагом из старых ворот, когда первые лучи солнца коснулись холмов и омыли их золотым светом. В другое время он полюбовался бы восходом, но сейчас у него было только одно на уме: найти Клея Келли.
Уэйд был уверен, что Келли разобьет лагерь возле воды. Он не выносил засухи. Келли любил устраиваться с комфортом, а это означало кофе по утрам, вдоволь свежей холодной воды для питья и место для купания. В нем было что-то от щеголя.
Джейка подстрелили ниже по течению, там же зарезали телят. Значит Келли, вероятнее всего, расположился в верховьях реки, поближе к городку. Он не стал бы оставлять улик вблизи своего лагеря, а скорее всего убил, забрал что мог и вернулся к себе, используя реку, чтобы замести следы. Келли всегда был осторожен.
Возможно, думал Уэйд, он уже уехал. Просто остановился здесь на несколько дней по дороге на запад. Возможно, у него не было никаких планов относительно городка Ласт-Чане и людей из долины Симаррон. Однако интуиция подсказывала Уэйду обратное. Он нутром чувствовал опасность.
Живя в горах, Уэйд время от времени покидал свое убежище и спускался в маленькие городишки пополнить запасы. Он всегда прислушивался к разговорам, делая это ради ютов и ради собственной безопасности. Он читал газеты, хотя они часто бывали недельной, а то и месячной давности. Именно благодаря газетам и листовкам «Разыскивается…» он был в курсе сведений о Клее Келли и банде братьев Джеймс.
Ему нравились Фрэнк и Айза Джеймсы, и Коул Янгер тоже. Наверное потому, что они взялись за оружие по той же причине» что и он. Но Келли отправился на войну ради золота, трофеев и женщин. Когда Уэйд ехал рядом с ним, они никогда не переговаривались. Уэйд избегал его, если не считать одного случая в Лоренсе, когда он остановил Келли, не позволив ему совершить насилие. Келли тогда чуть не пристрелил его. Уэйд иногда жалел, что этого не случилось.
Солнце уже поднялось высоко в небе, и Уэйд остановился на несколько минут, чтобы напоить коня. Келли наверняка выбрал место, окруженное густыми деревьями на холме или на склоне, откуда ему легче было наблюдать, не идет ли незваный гость. Где-нибудь неподалеку от реки Симаррон или ручья. Наступил полдень, когда он набрел на подходящее место. Холм, заросший по краю деревьями. Если Уэйд хоть что-нибудь знал о Келли, то по другую сторону холма обязательно должна быть просека. Келли никогда не загнал бы сам себя в ловушку.
Фостер долго разглядывал холм. Ни звука. Ни колечка дыма. Ни малейшего движения в зарослях. И все же он чувствовал присутствие человека.
Отправляясь в эту поездку, Уэйд оставил свое оружие в сарае. Он все еще плохо владел им, поэтому решил лучше оставить его, а заодно и угрозу, которую оно с собой несло, на ранчо «Круг Д».
Он помедлил еще с минуту. Но раз уж пришлось так далеко заехать, можно было сделать ход. Он свистнул, издав протяжный и ясный звук, потом последовали два коротких свиста. Выждал. Повторил сигнал.
Воздух, казалось, замер от напряжения. Высоко в небе кружили два одиноких канюка, словно поджидая необычайно вкусный обед.
Тут он услышал ответный свист. Два длинных, один короткий. Ответил тремя короткими.
На вершине холма появился всадник с винтовкой в руке и медленно направился к Уэйду, нацелив на него ствол. Уэйд поднял здоровую руку, не выпуская из нее поводьев, а сам сдерживал ногами Кинга Артура, который начал проявлять свой норов.
Когда всадник подъехал поближе, Уэйд разглядел, что это был тот самый человек, с которым Келли появился в городе. Но он не помнил, чтобы встречался с ним во время войны. Всадник остановился рядом. Ружье было нацелено на Уэйда.
— Я без оружия, — сказал Уэйд.
Незнакомец наклонился, похлопал по седельным сумкам, потом уставился на руку Уэйда, висевшую на перевязи.
— Кто ты, черт возьми, такой, и чего тебе надо?
— Я хочу видеть Клея Келли.
— Не знаю никакого Келли.
— Тогда того, с кем ты появился в городе. На Уэйда уставились темные бездушные глаза.
— Ты рассказал кому-нибудь о том, что видел? Вернее, о том, что тебе почудилось?
Уэйд покачал головой.
— Нет.
— Что тебе от него нужно?
— Мы когда-то проводили с ним бок о бок не один день, одиннадцать или двенадцать лет назад.
— Рассказывай, — хмыкнул незнакомец. — Ну а как тебя звать?
— У меня много имен.
— У нас тоже немало, — осклабился незнакомец и чуть опустил ружье, но чтобы снова наставить его, требовалось едва заметное движение. — Ты так до сих пор не сказал мне, чего тебе надо.
— Это касается его и меня.
— Меня тоже. Мне велено проверить тебя.
Уэйд вздохнул. Келли как всегда проявлял осторожность. Можно было не сомневаться, что в эту самую секунду чья-то винтовка нацелена Уэйду в сердце. Интересно, вспомнит ли Келли лицо Уэйда? Уэйд сомневался в этом. В то время он щеголял юношеской бородкой.
— Аллен. Скажи ему, что это сержант Брэд Аллен.
— Хорошо, скажу. А ты пока оставайся здесь и не вздумай шевельнуть хотя бы пальцем. Учти, ты сейчас под прицелом нескольких винтовок.
Уэйд кивнул. Чуть приподняв колено, он перебросил его через луку седла. Он сам толком не понимал, что делает. Наверное, следовало отправиться к шерифу, как только он обнаружил этот холм, но тогда ему пришлось бы многое объяснять. Как он узнал Келли, Почему сразу не обратился к шерифу. Слишком много объяснений.
Если Клей Келли не собирается здесь задерживаться, то на этом все и кончится. Они выпьют за прежние времена и старых товарищей, хотя Уэйду будет тошно это делать. Но если Келли задумал напасть на банк, тогда Уэйду придется встать перед сложным выбором. Если, конечно, он уедет отсюда живым.
Ждать пришлось, как ему показалось, целую вечность. Потом он вновь услышал свист, появился всадник на гнедом коне и жестом подозвал его.
Уэйд чуть сжал колени, и Кинг Артур начал подниматься на холм. Уэйд старался, чтобы была видна его здоровая рука. Подъем был коротким, но трудным, и прежде чем он достиг всадника на вершине холма, прошло несколько минут.
Клей Келли выглядел постаревшим, в темных волосах поблескивала седина, но улыбка у него была по-прежнему самодовольная, какой ее помнил Уэйд.
— Аллен?
— Теперь уже Смит, — ответил Уэйд.
Он выдержал испытующий взгляд Келли, его сардоническую ухмылку, когда тот заметил руку на перевязи.
— Смитов хоть пруд пруди. Откуда это?
— Кто-то оказался лучшим стрелком, чем я.
— И этот кто-то все еще жив?
— Нет.
— Тогда, полагаю, он не был лучшим стрелком.
Уэйд пожал плечами.
— Как ты меня нашел? — спросил Келли.
— Видел тебя в городе. Вспомнил твои привычки.
— Ради старых времен? — с насмешкой поинтересовался Келли.
— Нет, — ответил Уэйд. — Ради собственного спасения. Если что случится в этой долине, законники возьмут на подозрение всех пришлых. Я не могу этого допустить. Тут неподалеку шериф наткнулся на труп, но пока что его не связали с моим приездом. Я хочу, чтобы так оставалось и впредь. Пока я сам не решу уехать.
— Другими словами, нечего тебе охотиться в моем лесу.
— Что-то вроде этого.
— Довольно смелые слова для инвалида.
— Я мог бы сдать тебя и уехать, прежде чем они дознались бы, кто я такой.
— Ты бы так не поступил, не правда ли, Аллен? Ты ведь чертовски брезглив.
Уэйд почувствовал, как пальцы на левой руке сжались в кулак, пока он старался сохранить на лице невозмутимость.
— Все, кто был с Андерсоном, не отличались особой брезгливостью.
Клейтон пожал плечами, а Уэйд подумал, что, наверное, Келли вообще не помнит эпизода, происшедшего в Лоренсе. В тот день Келли был пьян. Как многие из отряда.
— Что с тобой произошло после взятия Сентралии? Мы думали, ты умер.
— Я был ранен, — сказал Уэйд.
Он говорил правду, В тот день он действительно получил рану, хотя и не телесную.
— А я все удивлялся, куца ты запропал, — сказал Келли. — На тебя тогда выпустили листовки. Но ты как будто исчез с лица земли. А вот за всеми нами шла охота. — Он подозрительно глянул на Уэйда. — Ты ведь не готов лишиться собственного глаза ради награды?
— А как бы я ее получил, — поинтересовался Уэйд, — без того, чтобы не оказаться рядом с тобой на тех же нарах?
— И то верно, — согласился Келли, и взгляд его стал менее враждебным и даже вернулось былое обаяние. Но Уэйд-то знал, что это обаяние — одна видимость, не больше. — Пойдем выпьем за старые времена и Кровавого Билла. Его убили, вскоре после штурма Сентралии.
— Я слышал, — сказал Уэйд.
— Заехал прямо в середку кавалерийского отряда. Вот уж у кого не была кишка тонка.
— А ты где был тогда?
— Бежал что было сил. Я ведь никогда не претендовал на роль мученика.
В самом начале разговора Келли развернул коня, и Уэйд следовал за ним сквозь заросли кустарника к небольшой рощице. Там стояли двое мужчин с винтовками в руках, один из которых выходил встречать Уэйда.
— Познакомься, Перри Джонс и Джонни Кей, — сказал Келли. — А это Брэд Аллен, мы с ним когда-то воевали вместе с Куонтриллом и Андерсоном.
Уэйд был рад, что не пришлось обмениваться с ними рукопожатием. По виду обоих можно было сказать, что они готовы продать дьяволу родную мать. Келли выглядел иначе, но тоже был способен на такой поступок.
— Кей, побудь часовым.
Кей и был тем самым, кто сопровождал Келли в городе. Слишком молодой для соратника Андерсона, хотя тяжелый взгляд свидетельствовал, что он человек без возраста. Молодой и опасный.
Келли спешился и пошел к поваленному дереву. Пока Уэйд слезал с коня, Келли наклонился, пошарил в каких-то седельных мешках, а когда выпрямился, в руке у него была бутылка. Швырнул ее Уэйду, и тот поймал бутылку здоровой рукой.
— По-прежнему отличная реакция, — язвительно заметил Келли. — Мне отчего-то захотелось взглянуть на твою рану.
— Не доверяешь?
— Я никому не доверяю, когда за мою голову установлена цена. А вдруг ты получил помилование и переметнулся на другую сторону?
— Мог бы, но не сделал. И, надеюсь, что Брэд Ален мертв. — Уэйд прислонился к дереву. — Ну что ж, давай, проверь.
Келли улыбнулся ему холодной жестокой улыбкой. Сделав несколько шагов к Уэйду, он протянул руки и надавил на забинтованную рану. Уэйд едва удержался от крика. С того случая на реке, когда рана опять открылась, прошло три недели, но там, где была задета кость, все еще болело.
— Черт бы тебя побрал, Клей, — сказал он.
— Просто решил удостовериться, — ответил Келли, видимо, довольный осмотром. — Хорошая маскировка для оружия.
— Я еще ранен в ногу. Хочешь, чтобы я спустил штаны?
— Такое уродское зрелище мне не выдержать. Присаживайся и выпей.
Уэйд вернул ему бутылку и смотрел, как Келли устраивается на земле, скрестив ноги. Келли отхлебнул как следует из бутылки.
— Да, наших теперь уже не много осталось, — сказал он, впадая в воспоминания.
Уэйд не испытывал абсолютно никакой ностальгии по тем временам, только омерзение и отвращение к самому себе.
— Больше таких людей не встретишь, — говорил Келли. — Эти двое… предадут меня, не задумываясь. — Он даже не понизил голоса.
— Почему бы тебе от них не избавиться?
— Я в бегах. Подобрал таких, каких нашел. — Он задумчиво посмотрел на Уэйда. — А ты что делаешь в этих краях?
Уэйд решил сказать правду, не открывая слишком многое.
— У меня отняли то, что мне принадлежало. Я сравнял счет, но при этом заработал пару пуль. А здесь я просто набираюсь сил, прежде чем вернуться в горы.
— Хочешь присоединиться к нам?
— Это с такой-то рукой? Стрелок из меня теперь никудышный.
— Ты можешь сгодиться и для другого.
Уэйд задумался над ответом. Ему не хотелось разозлить Келли или возбудить его подозрительность.
— Я устал, Клей. В горах у меня есть хижина. Я планирую залечь в ней ненадолго.
— Где ты живешь?
Уэйд ждал этого вопроса. Если бы Келли пронюхал, что где-то неподалеку находится красотка под стать Мэри Джо, которую почти некому защитить, он в ту же секунду оказался бы на ранчо.
— Меня приютил поселенец, — ответил Уэйд. — Он тут приболел немного и я пообещал пожить у него несколько дней, присмотреть за ним.
— Ты ведь у нас всегда был совестливым, а?
— Это ко мне не относится. Мне некуда податься, а здесь не хуже, чем в любом другом месте. Но я туг же смоюсь, если у тебя здесь есть какие-то планы. Оставаться в таком случае нет резона.
Келли пожал плечами.
— Успокойся. Я просто поджидаю старого приятеля, которого должны выпустить из тюрьмы. Он будет здесь на следующей неделе. В Техасе для нас становилось жарковато, поэтому мы договорились встретиться здесь.
Почему здесь, хотел спросить Уэйд, но не решался. Любопытство не очень-то приветствовалось среди друзей Келли. Среди моих друзей, напомнил себе Уэйд. Он ничуть не лучше этих головорезов.
— Кто-нибудь, кого я знаю?
— Барри Шепард. У него здесь должок.
Уэйд помнил Шепарда, Как и Келли, это был человек без совести, человек, которому нравилось причинять боль.
— Сколько он отсидел?
— Пять лет.
Уэйд украдкой вздохнул. Значит это никак не связано с Мэри Джо. Он понадеялся, что то же самое относится и к людям, которые помогли ей несколько дней назад. Подобная мысль была ему внове. Еще несколько недель назад его вообще не волновали люди, подобные Эбботам.
Ему хотелось поподробнее расспросить о Шепарде, но вопросы могли вызвать подозрения. Он узнал то, что хотел. У них, видимо, не было намерения грабить банк, во всяком случае, не здесь и не сейчас. Он еще раз отхлебнул из бутылки.
— Думаю, мне следует вернуться до темноты. Я не настолько знаком с местностью.
— Уверен, что не захочешь поехать с нами?
— Я больше не могу стрелять. Из-за меня нас всех поубивают. — Он поднялся, ожидая, что сейчас его пронзит пуля.
— Аллен, — окликнул его Келли. — Мы сегодня же сменим лагерь.
— Не доверяешь мне?
— Я вообще никому не доверяю.
Уэйд запнулся.
— А мое слово для тебя что-нибудь значит?
— Нет.
Уэйд улыбнулся:
— Чего ты хочешь?
Келли тоже улыбнулся, но от этой улыбки кровь стыла в жилах.
— И не переходи мне дорогу, приятель. Многие считают, что Брэд Аллен умер. Они будут счастливы узнать, что это не так.
Уэйд кивнул. Он получил все, что ему было нужно. Не спеша подойдя к коню, он сел в седло. Потом повернулся к Келли и снова кивнул. Единственная дань вежливости, которую он сумел из себя выжать. Развернув Кинга Артура, он начал медленно спускаться с холма, все еще удивляясь, что остался жив. С годами Келли, как видно, смягчился.
Или нет?
Сомнение так и не покинуло Уэйда. Что нужно Клею Келли? Уэйд поехал вверх по течению, в противоположную сторону от «Круга Д», чувствуя, что на почтительном расстоянии за ним следует всадник. Придется как-то оторваться от него.
Уэйд не особенно гордился, что старые инстинкты к выживанию дают о себе знать, что ум его работает так же, как и раньше, что он нужен Клею Келли, который видит в нем свою ровню.
По правде говоря, это пугало его до смерти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорный - Поттер Патриция



Очень затянуто и скучно, много клише, особенно при описании характера ГГ. Сюжет еле-еле ползет, как мемуары древнего старика, и когда дело доходит до постели, хочется закрыть книжку и забыть, как страшный сон. Причем я не имею в виду, что это- самый главный недостаток романа, но просто в нем вообще нет ничего, заслуживающего внимания. Не любовный роман, а не пойми что, трудно определить подходящий жанр. Ни о чем. Правда, есть еще более пустые и бездарные романы, так что попытайте счастья, может кому-нибудь и понравится. Оценка: 5/10
Непокорный - Поттер ПатрицияОльга
21.10.2012, 0.02





Замечательный роман,как и все романы этой писательницы! Много авторов перечитала,книги этого - оказались неисчерпаемым источником удовольствия,здесь есть все: любовь,честность, порядочность, простота в изложении, нет зацикленности и длительных описаний секса,как у Б.Смолл например. Читайте,не пожалеете!
Непокорный - Поттер ПатрицияНадежда
2.12.2013, 15.29





Вполне приличный роман,хотя,надо признать,несколько затянут.Весь сюжет закручен вокруг гл.героя,который не может простить себе прошлые грехи и преступления,считает себя недостойным прощения и любви.В конце концов,благодаря врожденной порядочности,честности и доброте души,своими поступками заслуживает прощения и от закона и от близких людей,примиряется сам с собой.Когда начитаешься сахарных романов про испанских, английских миллионеров,хорошо почитать об обычных людях с их заботами и волнениями.9 из 10.
Непокорный - Поттер ПатрицияГандира
5.12.2013, 17.08





Кому нравятся такие сюжеты про молодую вдову на ранчо и мрачного раненого незнакомца, которого она выхаживает, есть очень милый фильм, называется "Аутсайдер" (2002), там Наоми Уоттс играет и мужчина очень симпатичный, красивая любовная сцена. Сюжет ну прям классический любовный роман, я даже сначала подумала, что это экранизация, но вроде нет, просто фильм. Можно во вконтакте найти и посмотреть, кто хочет.
Непокорный - Поттер ПатрицияСоветик
31.01.2016, 19.26





Все, дальше 16-ой главы, где в сотый раз упоминается "боль, которая слишком глубокая, отчаяние, расплакаться...." - не осилила.rnНе, я понимаю, душевные страдания и т.д. - но не жевать же одно и тоже... Растянуто слишком. rnВ общем кому как, а я оставляю эти сопли не доконченными.
Непокорный - Поттер ПатрицияGulnara
29.03.2016, 9.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100