Читать онлайн Молния, автора - Поттер Патриция, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молния - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молния - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молния - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Молния

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Маленький ялик скользил по воде. Лорен смотрела то на мужчину за рулем, то на невероятно прозрачную воду, переливавшуюся всевозможными оттенками синего и зеленого. И то и другое притягивало взгляд.
Она колебалась, прежде чем принять приглашение совершить прогулку под парусом вокруг острова, но Джереми и Корина убедили ее принять приглашение, уверяя, что на свете нет более искусного моряка, плавание с которым было бы менее опасным. Общество на острове было лояльным в отношении приличий, и здесь прогулка под парусом вызывала не больше неодобрения, чем поездка в карете в дневное время. Кроме того, она была в том возрасте, когда можно делать то, что хочешь.
Лорен знала о тайных мотивах Джереми, даже если о них не знала Корина. Оба они, Джереми и Лорен, делали именно то, что от них требовалось.
Но Лорен решила сейчас не думать об этом. Она решила насладиться этим прекрасным днем, этой чудесной водой, которая переливалась всеми оттенками от аквамарина и бирюзы до темного изумруда. Ей казалось, что она может протянуть руку и коснуться дна океана, хотя Адриан сказал, что глубина здесь достигает двадцати футов.
Теперь он был Адриан, так же как она была Лорен. С грустью и сожалением она слушала, как он произносит ее имя. Так или иначе, но он, казалось, стал ей другом. Но как это вообще могло быть? Как он мог быть ей чем-то иным, а не врагом?
Однако его прикосновения будили в ней новые ощущения, а сердце ее замирало каждый раз, когда она видела его веселую усмешку.
В этот день он оставил Сократа с Джонни. Он объяснил, что это единственный человек, который в состоянии выдержать общество животного. И со своей дьявольской улыбкой добавил, что сегодня ему не нужен спутник, который болтает без умолку.
Лорен, со своей стороны, предпочла бы, чтобы этот чертенок был с ними. Она готова была разделить обществе любого человека, чтобы только не оставаться наедине с тем, которого она будет вынуждена предать. Но сейчас она отказывалась думать об этом, она просто радовалась солнцу, бризу, чистой воде и этому удивительному человеку, который уверенно управлялся с парусом и рулем.
Было что-то необыкновенно привлекательное в том, как он стоял, как ловко он двигался меж парусов. Оказавшись в лодке, он с улыбкой извинился, скинул черные лаковые ботинки и остался босиком, счастливый, как мальчишка. На нем были удобные черные брюки и просторная рубашка с закатанными до локтя рукавами, открывавшими сильные загорелые руки. Ветер теребил густые каштановые волосы, горевшие на солнце красным золотом, когда он двигался, а двигался он с изрядной грацией и изяществом. Временами он бросал на нее взгляд, который говорил, что он наслаждается этим чудесным днем. Казалось, он ничем не походил на английского лорда или же, поправила она себя, на то, как по ее представлению, должен выглядеть лорд. За исключением, пожалуй, этого гордо поставленного подбородка и красивой, точной речи, которая всегда выделяла его среди других.
Лорен старалась смотреть не на него, а в глубину моря, на рыб, песок, скалы и кораллы. Она старалась не замечать беспокойства, охватившего ее тело, не поддаваться неотразимой привлекательности спутника, пытавшейся завладеть ее умом. Она откинулась, прислонившись спиной к борту лодки, и время от времени следовала его указаниям наклониться в ту или иную сторону, не понимая, почему она так явно ему доверяет.
Корина сама выбрала это платье из ее небольшого гардероба и сначала Лорен протестовала, но теперь была довольна. Платье она купила еще до кончины своего отца. Мотовство, конечно, но увидев этот светло-зеленый муслин, она не смогла устоять. Как и вся ее одежда, оно было скромного покроя, но, казалось, оно плыло, когда она шла, а темно-зеленые ленты, обрамлявшие вырез, делали ее глаза темнее и прекраснее. Она не надевала его после смерти отца, то есть уже восемь месяцев.
Лорен пыталась убедить себя в том, что восхищение, которое она читала в глазах Адриана, ничего не значит для нее, но в душе она знала, что оно было для нее очень важно. До этого она никогда особенно не беспокоилась о том, какое она произведет впечатление, потому что никогда не встречала человека, который бы ей действительно нравился. Она временами даже сомневалась в своей женственности. Но теперь она понимала, что женственность ее лишь притаилась, готовая проявиться в самое неподходящее время.
— Наклонитесь вперед, — сказал он, и она наклонилась, а маленькое суденышко сделало поворот, брызнув на нее прохладной водой, и она поняла, что смеется, ощущая чистую радость движения, тепло и красоту.
Перед нею расстилался берег, прелестный широкий белый пляж, омываемый водой цвета аквамарина. Адриан направил суденышко к кромке воды и бросил якорь, спрыгнув за борт с такой свободной грацией, что, казалось, он двигается без малейших усилий. Вода доходила ему до колен, но он не обращал на это внимания и протягивал к ней руки.
Лорен колебалась, помня, какой эффект произвели на нее его прикосновения, когда он помогал ей забраться в лодку, но в то же время она не хотела портить свое любимое платье, как не хотела и показаться ребенком.
«Чушь!» — выругала она себя.
За эти несколько дней он уже дважды держал ее в руках, хоть и не вполне по ее воле, но тем не менее.
Он усмехнулся, словно точно знал, о чем она думает.
— Только Сократ кусается, — сказал он. — Со мной вы в полной безопасности.
Лорен сделала вид, что обдумывает его слова.
— Так или иначе, я в этом сомневаюсь.
— Вы же знаете, что Джереми и Корина не отпустили бы вас со мной, если бы не могли мне полностью доверять.
— Я слышала совсем другие истории об английских лордах, — не согласилась Лорен.
— Это все в прошлом, — сказал он, и улыбка заставила засиять его глаза. — В наше время королева Виктория заставляет нас вести себя прилично.
— Всех вас?
— Всех до единого, — пообещал он, лукаво усмехаясь.
— А вы всегда говорите правду?
— Всегда, — поклялся он.
Насмешливое поддразнивание было заразительно, и она почувствовала, что сама улыбается и уступает, позволяя ему отнести себя на берег. Она никогда не чувствовала себя так просто и хорошо с мужчиной, и так свободно, хотя она знала, что именно этого ей и не следовало бы испытывать. Некому было бранить ее за дерзость, за нетерпеливые откровенные вопросы и любопытство, и она знала, что при любых других обстоятельствах она наслаждалась бы каждой минутой пребывания в его обществе.
Это было странно, очень странно, и она заставляла себя думать о Ларри. Она не могла позволить себе забыть о том, почему она здесь, позволить обаянию Адриана так легко увести ее от цели.
— Полпенни за то, чтобы узнать, о чем вы думаете, — сказал он, опуская ее на песчаный пляж.
— Вы слишком низко их цените, — не согласилась она
— Тогда фунт? Вы выглядели такой серьезной, что, возможно, они стоят этой огромной суммы.
— Мысли ценны только для их обладателя.
— Я так не думаю, — сказал он, пристально глядя на нее. — Я уверен, что ваши мысли должны быть очень интересными.
— А ваши? — не согласилась она.
— Вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?
— Только когда я не намерена отвечать.
Адриан откинулся назад и засмеялся.
— Честная женщина.
Лорен вновь ощутила знакомую боль.
— Честность так важна для вас?
Выражение его лица сразу изменилось, улыбка и смех исчезли, их место заняли суровые складки, в то время как сам он сверлил ее глазами.
— Да, — просто ответил он и боль Лорен стала еще сильнее.
Теперь она видела боль и в его лице. Это было нечто такое, чего она прежде в нем не видела и не ожидала увидеть. Но черты его лица сразу расслабились, вновь озаренные улыбкой, и она подумала, не привиделась ли ей эта боль.
Он пошел к маленькому парусному суденышку и вернулся с корзинкой и ковриком, который расстелил на песке, и помог ей усесться.
— Что бы вы стали делать с провизией, если бы я сказала «нет»? — с любопытством спросила она. До сегодняшнего утра, пока он не зашел за нею, вопрос о прогулке под парусом не обсуждался.
— Я бы где-нибудь нашел тенистое дерево, но я очень хотел, чтобы вы увидели эту воду. Нигде в целом свете, ни в Англии, ни в Мэриленде, ни в Южной Каролине нет такой воды.
— А вы объехали вокруг света?
— Опять вопросы? Вам следовало бы стать поверенным.
— Вы столь же часто уклоняетесь от ответов, как я их задаю.
— Нет, — не согласился он.
— Но это совершенно несправедливо.
— Я заключу с вами сделку. Если я отвечу на вопрос, то и вы должны ответить.
Она откинулась назад, руки ее крепко уперлись в песок. Песчинки потекли из-под пальцев, и она подумала о том, какие эти песчинки слабые и хрупкие. Как правда.
— Хорошо, — сказала она в конце концов. — Но я первая задаю вопросы.
— Согласен.
— Каково быть виконтом?
Улыбка его слегка угасла.
— Я был им не очень долго, — медленно ответил он, — и почти все это время я жил вне своей страны.
— В море?
— Да, — ответил он. — Сначала в английском военно-морском флоте, потом в торговом.
— И вы плавали вокруг света?
— Почти.
— И какое место из тех, где вы были, самое красивое?
— Англия.
Ответ последовал быстро и удивил Лорен.
— Тогда почему вы ее покинули?
— Мне кажется, я насчитал пять вопросов, — сказал он. — Теперь у меня есть вопрос.
Она поморщилась, но не могла отказаться от сделки.
— Хорошо.
Он протянул руку и убрал с ее щеки медового цвета локон.
— Почему такая прелестная юная леди одна?
— Сейчас война, — просто ответила она.
— А раньше?
— Я… я заботилась об отце и брате.
— И не было никакого молодого человека?
— Нет, — нехотя ответила она.
— Я не знал, что американцы такие дураки.
Лорен отвела взгляд от его глаз и от его уклончивой улыбки. Она чувствовала себя так, словно он подбирается к ее душе и собирается завладеть чем-то таким, что принадлежало ей одной. Это была ошибка, ей не следовало ехать с ним. Она понимала это, когда соглашалась, но она думала, что сможет управлять своими чувствами, что она сможет вспомнить Ларри и станет недосягаема для его обаяния. Но сердце ее трепетало от его слов, кровь бежала быстрее, зарытые в песок ладони дрожали.
— Меня считали, — сказала она наконец, — несколько эксцентричной.
— Почему?
— Это ваш последний вопрос, — сказала она. — Теперь опять моя очередь.
— Но вы не ответили. Почему вас считали эксцентричной?
— Потому что я ни за кого не хотела выходить замуж.
— Но мне кажется, что это очень мудро с вашей стороны, а вовсе не эксцентрично.
— Я всегда хотела заниматься делом. А у жены редко есть такая возможность, — заметила она.
Это было нечто такое, в чем она никогда никому не признавалась, даже отцу.
— Каким делом?
Вопрос был тихим, почти нежным.
Я хотела быть врачом, как они, как мой отец и как мой брат. Как мой умерший брат. Но это значило бы сказать слишком много.
— Например, сплавать в Китай.
— Это переоценка своих возможностей, — с усмешкой сказал Адриан. — Пять месяцев на корабле — это может очень наскучить.
— Но вы говорили, что вам это нравилось.
— Разве? — спросил он, выгнув бровь, и она попыталась точно вспомнить, что именно он говорил.
— Разве нет?
— Вы все еще спрашиваете, а сейчас не ваша очередь.
— Я сбилась со счета.
— Ох, а я думал, что вы честная женщина.
— Может быть, не всегда.
Он накрыл своей рукой ее руку, и она почувствовала, как она горяча. Она посмотрела в его глаза, эти невероятно глубокие глаза, которые не всегда улыбались, когда улыбались губы. На несколько мгновений исчезли все дразнящие слова. Она понимала, — и знала, что и он это понимает, — что они оба защищают в себе нечто очень личное. Они казались друг другу столь привлекательными, что им нужна была эта защита. Она знала причины своей скрытности. Она хотела бы знать, какие причины для этого были у него.
Он встал и потянул ее вверх, к себе.
— Пойдемте, прогуляемся.
Она встала и едва сделала несколько шагов, как ее туфли наполнились песком. Она с завистью посмотрела на его босые ноги.
— Снимите их, — предложил он.
Это было в высшей степени неприличное предложение.
«Но быть здесь вообще довольно неприлично», — сказала она себе.
Действительно, все, что она делала за последние несколько лет, было неприличным: помогать отцу в его медицинской практике, ездить одной в Вашингтон, потом плавать одной в Англию и в Нассау. Один предосудительный шаг легко приводит к другому, она это знала. А песок был таким манящим. Она никогда не видела такого нежного, мелкого песка.
— Я помогу, — сказал он, искушая ее, и она знала, что не слова, а ее лицо выражало согласие.
Меньше всего на свете Лорен хотела почувствовать его руки на своих ступнях и лодыжках. Даже легкое прикосновение его руки к се руке было достаточно опасно. Она мечтательно посмотрела на воду и песок, потом на юбки, закрывавшие ее туфли. Желание сбросить туфли боролось в ней с правилами благопристойности, и даже более того, с ощущением, что уступив этому желанию, она ступит на зыбкую почву.
Она посмотрела на Адриана. Он увлеченно следил за ее внутренней борьбой, и в выражении его губ и глаз чувствовался вызов.
«Черт с ним», — решила она в конце концов и села. Ни за пенни, ни за фунт. Отвернувшись от его веселых глаз, она расстегнула черные туфли и скатала вниз шелковые чулки.
Почувствовав песок, пальцы ее ног автоматически поджались, и она неожиданно ощутила такую радость и облегчение, словно опять стала ребенком.
Она встала. Копая ногами песок, она чувствовала дыхание бриза и слышала тихий, звучный смех Адриана, казавшийся ей песней сирены, заставляющей забыть обо всем, кроме этого дня и этой минуты.
Когда он протянул ей руку, она ее взяла, будучи все еще погружена в те волнующие ощущения, которые давали ей солнце, море и песок.
И Адриан Кэбот.
Он подошел ближе, и она почувствовала, что от него пахнет морем и чем-то еще, чего она не смогла определить. У нее не было времени подумать об этом, потому что его губы коснулись ее губ.
Прикосновение было таким легким, словно он боялся ее напугать, и все же оно было пьянящим.
Она ответила на его поцелуй, но потом инстинкт заставил ее отстраниться.
Он отпустил ее и, слегка склонив голову набок, изучающе посмотрел на нее.
— Вы обворожительны, знаете ли, — сказал он.
Никогда прежде ее не называли обворожительной. Так же как никогда ее не называли прелестной. Хорошенькой, да. Но так ее называли только отец и брат, а они, конечно, были пристрастны. Но теперь она действительно чувствовала себя обворожительной, но одновременно испытывала дрожь, смятение и смущение.
— Идем, — сказал он, беря ее за руку с таким видом, словно поцелуя вовсе и не было.
И она так и сделала, почти против воли, забыв о своих прежних намерениях. Он повел ее к созданному приливом озерцу и показал многоцветного краба, пытавшегося отыскать дорогу в море. Кристально чистая вода позволяла различить все оттенки его окраски и видеть крошечных рыбок, мелькавших, словно яркие сгустки энергии. Немного дальше он нашел витую морскую раковину, вымыл в морской воде и дал послушать Лорен звучавшую в раковине мелодию океана.
Лорен слушала ее зачарованно и удивленно. Она была любознательна, в ней всегда жила жажда познания мира, которая часто оставалась неудовлетворенной, поскольку общество считало, что у женщины не должно быть подобных стремлений. Даже у ее отца, занятого своей практикой, почти не было времени для того, чтобы сесть и объяснить, а брат ее больше смеялся, чем объяснял.
У претендентов на ее руку никогда не было желания обсуждать с нею политические вопросы или последние открытия науки, и лишь немногие из них читали книги, которые имели для нее такое большое значение.
Она взглянула на стоявшего рядом с нею мужчину. Хоть он и позабавился, пока она раздевалась, но он не смеялся над нею, когда делился своими знаниями об острове и море.
Его звучный голос с приятным акцентом имел особое очарование, в нем чувствовалась властность и мощь. Она легко могла представить его на корабле, уверенно отдающим отрывистые команды, в то время как его судно пробирается сквозь оцепление блокады, приказывающим пустить ложные ракеты…
Лорен помотала головой, пытаясь сосредоточиться на его словах.
— Вы не слушаете.
Это прозвучало, как упрек школьного учителя, и она на мгновение задумалась о том, в сколь разных обличьях представал перед ней Адриан: владелец строптивой обезьяны, спаситель, английский лорд, щеголь, учитель, человек, наживающийся на войне. Который же из них был настоящим Адрианом Кэботом? Впрочем, это не имело значения. Из всех его обличий только одно имело значение — последнее. Но ей нравились все остальные его обличья. Ей становилось страшно при мысли о том, до какой степени они ей нравились.
— Я голодна, — ответила она, но ответила недостаточно быстро для того, чтобы уклониться от его испытующего взора.
— И это все? Казалось, вы были за сотни миль отсюда.
— Я… думала о доме. Мой брат, бывало, брал меня с собой, когда ходил к океану.
Она почувствовала, как его рука сжала ее руку.
— Извините.
В голосе его звучало сожаление, и ей так хотелось не чувствовать этой знакомой боли — боли и ощущения вины.
— У вас есть брат?
Неожиданно его лицо странно напряглось.
— У меня был брат.
По выражению его лица Лорен поняла, что ей не следует спрашивать, но не смогла удержаться от вопроса.
— Что случилось?
Это уже было вторжением в личную жизнь, и она почти надеялась, что он проигнорирует этот вопрос, но вместо этого он отвернулся в сторону моря и очень тихо сказал:
— Он застрелился.
Она закрыла глаза. Значит, и он знал, что такое утрата. Ей следовало ощутить проблеск удовлетворения, но она его не ощутила. Она испытывала к нему только сочувствие, потому что это было сказано с грустью одинокого человека.
— И нет… других членов семьи?
— Несколько дальних родственников.
Рука ее невольно сжала его руку, и он вновь испытующе взглянул ей в лицо.
— Вы совершенно необычная женщина, Лорен Брэдли.
— Да, голодная, — ответила она, сознавая, что ей следует сменить настроение, которое так объединяло их, несмотря на их прямо противоположные цели.
— Нет в вашей душе романтики, мисс Брэдли, — сказал он, но голос его вновь звучал непринужденно, словно и он понимал, что оба они входили в опасные воды.
Еда была бы прекрасной, если бы Лорен не лишилась аппетита.
Но упомянув о голоде, она вынуждена была есть и ела, не отрывая глаз от жареного цыпленка, свежего хлеба и фруктов. Когда же она отважилась взглянуть на него, то увидела, что он смотрит на нее с непроницаемым выражением, но губы его улыбаются. Каждый раз она чувствовала предательское желание ответить ему улыбкой на улыбку. Ей хотелось протянуть руку и дотронуться до него. Она жаждала этого прикосновения, но знала, что не может рисковать.
— Когда вы… снова отправляетесь в рейс?
— Я отправляюсь сегодня с вечерним приливом, — ответил он.
— Но я думала… — она резко осеклась.
— Что вы думали?
— Что вы будете ждать, пока луна не пойдет на убыль.
— Некоторые капитаны так и делают, — сказал он. — Это действительно время наибольшей активности, но я не могу ждать так долго. А сейчас видна лишь половина луны. Если нам повезет, в Чарльстоне будет туман.
— И вы не опасаетесь неудачи?
Он пожал плечами.
— Это нечто такое, что зависит не от нас, поэтому меня это не беспокоит. Я беспокоюсь лишь о том, что я могу контролировать, например, я могу обеспечить себе самую лучшую команду и самый быстроходный корабль.
Ответ был уверенным, почти высокомерным, и она ощутила в себе прежнее негодование: его удача и мастерство погубили ее брата. Она откусила кусочек незнакомого фрукта. Он был скорее острым, чем сладким. Потягивая из бокала легкое вино, она смотрела на воду. Солнце украсило ее поверхность бликами, отчего вода приобрела еще больше оттенков.
— Как… как долго длится рейс?
— Около десяти дней. Я подожду в Чарльстоне, пока пройдет полнолуние.
— Вы берете пассажиров?
— Нет.
Это было произнесено бесцветным голосом.
— Но я слышала…
— Некоторые корабли действительно берут пассажиров. А я нет. «Призрак» не оборудован для перевозки пассажиров. У нас нет лишних кают, только место для груза.
— Но…
— Если я стану беспокоиться о женщинах и детях или о любых гражданских лицах, я могу сделать ошибку. Лорен, я не могу пойти на риск. Те, кто со мной плавает, знают об опасности и о шансах на выигрыш, но я не желаю отвечать за чьи-либо еще жизни.
Лорен с удивлением посмотрела на него. Он всегда говорил о блокаде с легким пренебрежением.
— А я думала, что вам это нравится.
— Отчасти, — признался он. — Немногое в жизни так волнует, как успешный рейс сквозь блокаду, как сознание, что ты перехитрил целый Военно-морской флот, но я не хочу, чтобы кто-то еще расплачивался за мое извращенное понятие об удовольствии. Он немного помолчал.
— Вы ведь не собираетесь совершить рейс сквозь блокаду?
— Возможно, — ответила она.
— Но зачем?
— У меня есть друзья в Чарльстоне, и… возможно, я могла бы что-то делать… ухаживать за ранеными, например.
Ей тяжело было лгать. Как она могла когда-то подумать, что это будет легко?
Адриан замер.
— Ухаживать за ранеными?
— Мой отец был врачом. Я привыкла помогать ему.
— Приходилось ли вам ухаживать за человеком, разорванным на куски пушечным ядром? — Голос его невольно стал грубым.
— Нет.
— Я видел раненых, Лорен, — сказал он, и голос его стал хриплым. — Они сильно отличаются от обычных больных.
— Когда это было? — произнесла она едва слышно.
— Не здесь. В Крымскую войну. Мой корабль спасал уцелевших с другого корабля. Это был ад.
Лорен обдумывала сказанное. Она размышляла о том, какими словами это было сказано, и о том, какие чувства стояли за этими словами. Кэбот не воспринимал смерть легко. Но все же он играл со смертью. Но все же он убил Лоренса. Ее охватила дрожь, и она понимала, что он это видит.
— Извините, — сказал он, — но вы ведь не хотите идти в Чарльстон?
Это предположение рассердило ее.
— Я так решила.
Его пристальный взгляд не изменился, но он кивнул, не вступая в спор, и через несколько минут они вновь были на маленьком парусном суденышке. Появились послеполуденные облака, день стал не таким ярким, словно в тон настроению Лорен.
До причала они добрались к концу дня. Ощущение близости между ними было нарушено. Лорен чувствовала, что Адриан понимает, что между ними возник некий барьер, хотя его удивленный взгляд говорил ей, что он не понимает, почему это произошло.
Но у задней двери дома Джереми он взял ее руку и на мгновение задержал в своей, и оба они ощутили, как от одного к другому идет тепло солнца, и тепло их тел, и еще тепло…
— Это было чудесно, — сказал он, и голос его был тихим, обольстительным, полным обещания. — Могу я заглянуть к вам по возвращении?
Лорен почувствовала испепеляющий жар в своей крови, ощутила головокружение, которое не имело ничего общего с обычными причинами, вызывающими это состояние. Она посмотрела на него, в пристально глядевшие на нее опьяняющие глаза, и ей захотелось протянуть руку и дотронуться до него, дотронуться до него и уберечь.
— Не уезжайте, — неожиданно произнесла она с отчаянием в голосе, сама не понимая почему. Он взглянул на нее еще более удивленно.
— Не ходите сквозь блокаду!
Выражение его губ смягчилось.
— Я буду в относительной безопасности.
Она подавила протест, подавила свой страх, хотя и не понимала, за кого именно она боялась. Она кивнула и проследила взглядом за тем, как он повернулся и быстрыми шагами направился к своему кораблю у причала.
Окна ее комнаты выходили на гавань, где стоял его корабль. Она была не в состоянии обедать и сказала, что пикника было более чем достаточно. Она часто замечала на себе взгляд Джереми, но у него не было возможности поговорить с ней наедине.
Она рано ушла к себе в комнату, сославшись на то, что у нее от солнца разболелась голова. Там она села у окна, наблюдая оживленную деятельность вокруг «Призрака».
С наступлением сумерек на корабле загорелись огни, и когда очертания корабля слились с тьмой, стало казаться, что мерцающие огни светят из ниоткуда. Лорен продолжала сидеть у окна. Она видела, как огни медленно начали удаляться и исчезли в ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молния - Поттер Патриция



Замечательный роман !!! Прочитала с большим удовольствием !!! Очень советую прочитать !!! Поверьте - НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ !!!
Молния - Поттер ПатрицияМарина
27.01.2012, 11.39





Роман замечательный! Я рада, что попался мне на глаза, прочитала с удовольствием. Думаю, многим он понравится!!!
Молния - Поттер Патрицияолеся
9.07.2012, 18.15





Романчик неплохой, правда немного затянут. Но по правде говоря я не сильно сопереживала героям, как- то даже не запечатлила в себе их емоции, чувства. Может, настроение было не то. Читайте, в любом случае неплохо.
Молния - Поттер ПатрицияОля
4.04.2013, 8.52





хорошая книга. нельзя назвать ее типичным любовным романом, но и шпионским детективом в том понятии, которое в него вкладывают, тоже.rnособую пикантность придаёт любимец главного героя, такого животного я ещё не встречала.
Молния - Поттер ПатрицияОльга Сергеевна
31.05.2014, 18.16





Очень понравился - динамизм, чувсво сопереживания, сильные характеры, умение прощать:-) есть все!rnРада, что прочитала. Советую.
Молния - Поттер ПатрицияАнгелина
1.07.2014, 19.47





Роман вполне читабельный,но как-то ожидала большего.
Молния - Поттер ПатрицияЧертополох
17.09.2014, 0.46





Роман отличный, читала не отрываясь! Советую читать!!!!!!!автор достойный!!!
Молния - Поттер ПатрицияАлиса
8.04.2015, 1.28





Прекрасная вещь! Один из немногих романов(ИМХО), которые не просто держат в постоянном напряжении, а во всевозрастающем. И только в конце благоговейное - УХ-Х... Уверена, роман запомнится не только неповторимостью сюжета, но и его названием. "Молния, оседлать молнию" - это не только ощутить высшую степень азарта, максимальный всплеск адреналина, но и достичь пика экстаза. В романе нет слишком откровенных постельных сцен, но описание любви столь нежно, эротично, чувственно и проникновенно, что в нее веришь безоговорочно. Сократ же не просто авторская находка, а настоящая изюминка. А с "деформированного ребенка" смеялась до коликов. С нетерпением приступаю ко второй книге, "Ренегат", о Райсе Реденге- очень интересный экземпляр мужчины... За роман честных 10 баллов!
Молния - Поттер ПатрицияОльга
4.09.2015, 11.42





Замечательный роман! Сколько приключений! Г.Г. мечта любой женщины. Открыла для себя еще одного любимого автора.
Молния - Поттер ПатрицияЮля
5.09.2015, 19.49





Чудесный роман!Много любви и всякого позитива!Очень понравился герой!Однозначно читать!10!
Молния - Поттер ПатрицияЕВА
6.09.2015, 14.14





Роман хороший, но концовка ПЕРЕБОР.
Молния - Поттер ПатрицияМарья
7.09.2015, 17.08





хороший роман.
Молния - Поттер ПатрицияВалентина
7.09.2015, 17.53





Прекрасный роман, но... "Ренегат" понравился больше, но это дело вкуса.
Молния - Поттер ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.09.2015, 11.02





Целиком присоединяюсь к отзову Ольги. Шпионка, также как проститутка, не должна влюбляться в клиента. Это опасно для обоих, что и описано в этом бесподобном романе. Что касается песка в мотор, знавала одну даму, которая бросала 3 кусочка сахара в бензобак, и авто не заводилось, когда ее муж, Козлино Кобелино собирался в очередной раз налево. Тем более я обрадовалась, что когда поняла, что герой романа "Ренегат" и есть Райс. Я прочла Ренегат раньше.
Молния - Поттер ПатрицияВ.З.,67л.
28.09.2015, 17.10





Так вот они какие," шпиенки!" Болтаются с ридикюлем песка по судну , пол романа мучаются выбором- вредить или не вредить? Бросаются играть в карты, возомнив себя практически Барбакару! Не то! Вот герой хорош! Красавчик, лорд, великодушный и целеустремленный. Кусачей обезьяне все время хотелось дать пинка под зад! Но роман действительно , после " Унесенных ветром " очень интересно описывает войну Севера с Югом, прорыв блокады( чем и занимался Ретт Баттлер. )Любовь - молния описана возвышенно и чувственно. Качественное чтиво.
Молния - Поттер ПатрицияБочка арестантов
1.10.2015, 11.52





Хороший роман, милые главные герои, очень понимающий главный герой. Даже слишком понимающий. Роман не про страсть, а скорее про нежное и бережное отношение друг к другу. Очень мило.rnrnНо вино из РЮМОК???? Серьезно?)))
Молния - Поттер Патрицияdeasiderea
12.11.2015, 20.57





Хороший, качественный перевод, прекрасный сюжет, адекватные герои. Но почему же было так скучно читать? События развиваются очень медленно и как-то тягуче. Мне не хватило динамики, взрыва чувств, сильных эмоций. Читала романы со схожим сюжетом намного динамичнее, например у Дженнифер Блейк "Обнимай и властвуй", Кэнхем Марша "Ветер и море" и др. Этому роману 8б.
Молния - Поттер ПатрицияIRina
10.02.2016, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100