Читать онлайн Молния, автора - Поттер Патриция, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молния - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молния - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молния - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Молния

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

На следующее утро, когда Лорен проснулась, Сократа в каюте не было. Она долго лежала, чувствуя, что судно меняет курс и увеличивает скорость. Она успокоилась, когда корабль вновь пошел с обычной скоростью. Видимо, Адриан Кэбот и на этот раз ушел.
В конце концов она опять задремала, и во сне ее преследовали образы Ларри и Адриана, ее отца, мистера Филлипса и Джереми. Все они стояли над ней и спорили с искаженными гневом лицами.
Когда она вновь проснулась, постель ее была в беспорядке, простыни скручены так, словно на постели развернулась целая битва. Она поискала Сократа, но его не было, и она поняла, что, должно быть, минувшей ночью сюда заходил Адриан. Ни на одной из дверей не было замков.
Не сказала ли она что-нибудь во сне?
Ее смущала мысль о том, что он был здесь в то время, когда она не знала о его присутствии. Где-то в глубине ее тела опять появилось смущающее ее тепло. Она представила его себе в свободной белой рубашке и облегающих брюках, с ниспадающими на лоб каштановыми волосами. Она представила, как он смотрит на нее. Не металась ли она на постели в тот момент? Понял ли он, что ее беспокоило?
«Мне следует рассердиться», — подумала она. Но не рассердилась. Вместо этого она испытала ощущение комфорта, приятное ощущение того, что за ней присматривают, о ней заботятся. И это чувство ей было необходимо, чтобы выжить.
Она поспешно оделась, не дожидаясь воды, которую вскоре должны были принести. Лорен хотелось выйти на палубу, чтобы посмотреть, что произошло минувшей ночью.
Чтобы увидеть его!
За ночь ее решимость окрепла. Она сделает то, ради чего ее послали, даже если за это ей придется расплачиваться всю оставшуюся жизнь. В том, что расплачиваться ей придется, она не сомневалась. Но Ларри выполнил свой долг, и даже более того. И то же сделали многие тысячи молодых людей. Она была в состоянии сделать не меньше. Но с тех пор ей придется хранить образы и воспоминания в своем сердце.
Она знала, что он никогда не простит ее. Корабль слишком много значил для него. И с его точки зрения предательство было непростительным грехом. Когда он говорил о честности, в голосе его чувствовалась глубокая горечь.
Но разве он не заключил пари на нее? Разве это не было бесчестно?
Она вздохнула, желая окончить внутреннюю борьбу, хотя и понимала, что эта борьба не закончится, пока не придет конец всей этой истории.
По крайней мере физически Адриан не пострадает. Без пушек он не сможет сражаться, не сможет, если корабль будет выведен из строя. Ему ничего не останется, как капитулировать, до того, как кого-нибудь ранят. А если корабль захватят, Адриан не сможет больше совершать рейсы сквозь блокаду. Некоторое время он будет в безопасности. А мистер Филлипс сказал, что его задержат не больше, чем на несколько недель.
Лорен догадывалась, что даже несколько недель могли стать адом для Адриана.
Но множество спасенных жизней…
День был прекрасен. Огромный золотой шар солнца касался темно-синей воды, волны покрывала золотистая дымка. Этим утром на корабле было спокойно. Моряки, вглядываясь в горизонт, невольно склонялись под резким ветром. Казалось, что в море не было никого, кроме них, и уверенность, с которой корабль бороздил море, напоминала уверенность его капитана. Лорен смотрела на громоздившиеся на палубе ящики и размышляла о том, что в них. Ружья, боеприпасы или более мирные товары? Она подозревала, что пушка находится внизу, аккуратно упакованная в каком-нибудь темном трюме, готовая нести смерть и разрушение.
Но в это спокойное утро эта перспектива казалось такой далекой.
Она почувствовала чье-то присутствие поблизости от себя и инстинктивно, хотя и удивляясь этому чувству, она знала, что это не Адриан.
— Мирный пейзаж, не правда ли, мисс?
Лорен обернулась. Это был Джонни, она вспомнила его имя. Лоцман. Адриан говорил, что он был одним из лучших в своем деле, но выглядел он невероятно юным со своей мальчишеской улыбкой, задорным чубом и веснушками на носу.
Лорен кивнула ему.
— У нас не будет никаких хлопот, пока мы не подойдем ближе к побережью, — сказал он. — Корабли северян патрулируют район Багамских островов и побережье штата Каролина.
— Что случилось минувшей ночью? Лоцман пожал плечами.
— Мы видели несколько огней и изменили курс. Я не думаю, что они видели нас.
— В каждом ли рейсе выпадают такие дни, как вчера?
— О нет, мисс. Нам много раз удавалось проскользнуть так, что они нас вообще не видели.
— Капитан Кэбот сказал, что несколько дней назад у вас погиб человек.
Лицо Джонни помрачнело.
— Да, капитан тяжело переживал. Но он позаботится о семье Терренса.
— Дело стоит того, чтобы так рисковать? — спросила Лорен.
Джонни пожал плечами.
— По-моему, стоит. Иначе меня бы здесь не было. Я лично скорее всего был бы на поле боя. В любом случае я предпочитаю море. Не беспокойтесь, мисс. У нас самый лучший капитан.
Потом Джонни ушел, оставив ее одну. Как бы ей хотелось, чтобы у нее не было других причин для беспокойства, кроме личной безопасности!
Казалось, утро тянулось бесконечно. Вейд Тайлер, первый помощник, сказал ей, что Адриан не ложился до рассвета и, вероятно, проснется ближе к полудню.
Лорен вернулась в свою каюту и умылась, потом съела немного печенья и яиц, которые принес ей Дикен. Она вернулась на палубу, и ей показалось, что из-за плохого настроения даже день немного померк. Она села на ящик и некоторое время наблюдала за командой. Потом, движимая беспокойством, прогулялась по кораблю, остановившись посмотреть на играющих дельфинов, которые гнались за «Призраком». Но их ужимки напомнили ей о Сократе. Что будет с Сократом, если Адриана арестуют?
И словно вызванный ее мыслями, на палубе послышался топот маленьких ног и оживленное бормотание. Протянулась волосатая костлявая рука и исчезла в ее юбке. Она наклонилась, предлагая Сократу руку. Он воспользовался этим, чтобы взобраться к ней на руки. Он дотянулся губами до ее щеки и запечатлел на ней звучный поцелуй.
— Боюсь, что Сократ влюблен, — хмыкнул Адриан. — Я никогда прежде не видел, чтобы он это делал.
Лорен медленно обернулась.
— Он утром ушел от меня.
Это было полуутверждение, полувопрос. Адриан бросил на нее лукавый взгляд. Брови его шаловливо взметнулись вверх.
— Когда сегодня утром я спустился вниз, я услышал шум из вашей каюты. Я боялся, что этот чертенок не даст вам спать. Я тихонько постучал, но вы не ответили, и я подумал, что лучше его забрать. Во сне вы были очаровательны, за исключением того, что постель выглядела как поле боя.
Лорен отвернулась. Она очень боялась, что снова зальется краской.
— Мне… приснился кошмарный сон.
— Тогда жаль, что я не пришел раньше и не прогнал его.
Лорен ничего не ответила, только посмотрела на море.
— Не хотите ли подержать в руках штурвал? — вдруг спросил он.
Лорен опять посмотрела на него. Сегодня на нем была другая рубашка, но в том же стиле, что и вчера — сильно открытая спереди, так что видны были песочного цвета волосы на груди. Рубашка была заправлена в облегающие синие брюки, только теперь на нем были черные сапоги, доходившие ему почти до колен. Он выглядел, как флибустьер. Лорен подумала, что на самом деле это так и есть. Она предпочла бы не знать, что ей нравятся мужчины такого типа. Но, возможно, управление кораблем отвлечет ее от подобных мыслей.
Он легко и уверенно взял ее за локоть и, не дожидаясь ее согласия, повел к штурвалу. Вейд улыбнулся ей, покидая штурвал, и Адриан поставил ее между собой и штурвалом.
Он подтолкнул ее руки к штурвалу. Одной своей рукой он взялся за штурвал, другая его рука легла поверх ее руки, вместе они двинулись вдоль прекрасного полированного дерева, и он дал ей почувствовать движение колеса. Потом Адриан оставил штурвал, полностью передав ей управление кораблем.
В руках Адриана штурвал казался легким, казалось, его нетрудно было сдвинуть с места, но теперь она поняла, что требуется сила, чтобы повернуть его, и она догадалась, что значили мускулы на его руках и на груди. Штурвал стремился повернуться совсем не в том направлении, в котором он велел ей его повернуть. Лорен боролась с течением, и, когда ей удалось с ним совладать, по спине пробежал холодок восторга. Она почувствовала мощь корабля, и эта мощь была ей подвластна, она заставила тяжелое судно подчиняться своей воле. Она наслаждалась соленым ароматом моря, запахом мыла, исходившим от Адриана, его близостью, теплом его рук и тела. Впитывая жаркое солнце и прохладу бриза, она радовалась свободе, которую она ощутила в этот самый момент, и это было незабываемое переживание полной гармонии.
Неожиданно она, исполненная радостью первооткрывателя, обернулась и посмотрела на Адриана.
— Это великолепно!
Он медленно улыбнулся.
— Я знал, что вам это понравится.
— Я никогда прежде не испытывала ничего подобного.
— Есть только одно место лучше этого, — сказал он. Она окинула взглядом море. Она не могла себе представить лучшего места.
— Где?
— Это место в Англии. Там самые зеленые поля на свете. Если ехать по ним верхом на рассвете, то чувствуешь себя как в раю.
Он редко говорил об Англии, о своей прежней жизни там, и теперь Лорен послышалась тоска в его голосе.
Корабль подбросило на одной из больших волн, брызги взлетели вверх и обдали их обоих словно дождем. Лорен засмеялась.
— Должно быть, действительно чудесно владеть таким поместьем. Это ваш дом?
— Оно было моим домом.
Ответ был кратким. Ей показалось, что он сказал что-то еще, но она не расслышала из-за ветра.
А потом он сменил тему разговора. Он объяснил ей, от чего зависит скорость корабля и его маневренность. Он говорил, точно так же, как вчера ей говорил об этом машинист.
Когда он сказал, что участвовал в создании этого корабля, в голосе его прозвучала гордость.
Она попыталась вернуться к разговору об Англии.
— Вы так увлекательно рассказывали о земле. Чувствовалось, что вы ее любите. Не фермер ли вы, переодетый моряком?
Его руки переместились на ее талию, и крепко сжали ее.
— Я моряк в силу обстоятельств, — сказал он. — И по желанию моего отца. Но, хотите верьте, хотите нет, по натуре я фермер.
Лорен не могла скрыть удивления. Повеса, пират, разбойник — ни одно из этих определений не удивило бы ее, но ее очень удивила тоска в его голосе при упоминании о фермерстве. Она поняла, как мало она о нем знала и как много он держал при себе.
Но впрочем, ее он тоже не знал. Может быть поэтому они были столь привлекательны друг для друга, и волшебство было столь реальным?
По крайней мере, для нее. Возможно, из-за недостатка опыта. Не то ли он проделывал с каждой женщиной?
Каждая улыбка, каждое прикосновение принадлежат ей одной. Во всяком случае, ей так кажется. Сейчас. На несколько мгновений. На несколько часов.
Что станет она делать, вернувшись в Делавэр, в свой коттедж? Что станет она делать, вернувшись в тот мир, где уже не было тех, кто советовал ей, что ей следует и чего не следует делать, и где не было того, кто побуждал ее к исследованиям, того, кто взял ее на прогулку под парусом на пустынный остров, того, кто доверил ей управление кораблем, того, кому принадлежала эта обезьяна?
Ее руки не справились со штурвалом, и Адриан сильным и уверенным движением накрыл их своими согретыми солнцем руками. И вновь Лорен и Адриан ощутили себя единым целым на палубе залитого светом корабля, бороздящего огромный океан. Она стали одним целым, когда ее мягкое тело вплавилось в твердое тело Адриана, когда она ощутила на своей щеке его дыхание, когда их руки сплелись и напряглись в едином усилии.
Единое целое… И в то же мгновение Лорен поняла, что сама она уже никогда не будет единым целым, что часть ее всегда будет принадлежать Адриану Кэботу.
* * *
Уходящий день завершился великолепным зрелищем. Неожиданно появились облака, и лучи заходящего солнца пронизывали их, окрашивая в ярко-алый и золотой цвета. Казалось, что с небес лились струйки крови. Лорен охватила дрожь.
Адриан вновь стоял за штурвалом, и лицо его было повернуто к ней в профиль. Если бы на душе у нее было спокойно, день показался ей просто чудесным. Адриан был прекрасным спутником, заботливым и веселым. Однако он не говорил с ней ни о чем серьезном, а она не спрашивала. Ей больше не хотелось думать о серьезном, потому что чем больше она об этом думала, тем больше беспокоилась. А она уже и так была слишком обеспокоена. Настолько обеспокоена, что каждый раз, когда она смотрела на Адриана, в душе у нее все переворачивалось, она начинала нервничать, ноги ее слабели.
Завтра они доберутся до побережья штата Каролина. Завтра она насыплет песку на ось гребных колес. Завтра она предаст его самого и его команду.
Завтра… все ее «завтра» останутся в прошлом.
Великолепные краски заката стали мягче, тени таяли в надвигающихся сумерках. Вечерний бриз крепчал. Порывы ветра трепали ее волосы и платье. Она повернулась, чтобы наблюдать за Адрианом.
Его волосы тоже развевались на ветру, рубашка раздувалась на груди. Он обернулся и улыбнулся ей так, что она ощутила его необузданную радость, наслаждение этим вечером, силами природы, и было в этой их общей радости нечто настолько чувственное, что тело Лорен оказалось полностью во власти этого ощущения.
— Нет, — прошептала она, и звук ее голоса утонул в порывах ветра.
Лорен поспешила вернуться в свою каюту.
Ни за что на свете она не поддастся этой силе.
Адриан видел, как она уходит. В лице ее было нечто, похожее на панику.
В какой-то степени он мог ее понять, потому что и сам испытывал похожее чувство. Он не понял, как и почему это произошло, но Лорен Брэдли стала столь же неотделима от него, как и Риджли. Никогда прежде он не испытывал такого душевного подъема, как в тот момент, когда она смотрела на него и они вместе стояли у штурвала. Лицо ее было таким возбужденным, словно она понимала и разделяла его собственные чувства.
Ему хотелось больше узнать о ней, хотелось лучше понимать, что она чувствует. Были моменты, когда она открывалась, но это были лишь краткие мгновения. Что-то снедало ее, и это было глубоким и болезненным, и она держала это в себе запечатанным, как держат в погребе бутылку старого бренди.
А поскольку ему самому приходилось скрывать от других свои мысли и свою боль, то он не решался расспрашивать Лорен.
С самого начала его удивляло то, как легко ему с ней. Он обнаружил, что рассказывает ей о том, о чем никогда не рассказывал ни одной женщине: об Англии, о горе, связанном со смертью Терренса, о своем брате. Удовольствие — это одно. А делиться частью своей души — совсем другое дело. Но он, капля за каплей, отдавал ей свою душу. Сначала на пляже, потом после смерти Терренса и сегодня у штурвала. Теперь уже Лорен владела существенной частью его души, и он не знал, что она с нею сделает.
Стало темно. Облака над головой закрыли даже самые яркие звезды. Он чувствовал, что море собирается с силой, знал, что шторм не за горами. Сейчас он был рад шторму. Шторм ему поможет. В шторм кораблям янки еще труднее будет его увидеть. Конечно, существовала опасность столкновения, но это было ничто по сравнению с угрозой пушечного обстрела. Ему продолжало везти.
Еще несколько рейсов, и он сможет вернуться в Англию и попытаться выкупить Риджли. Может быть, Лорен поедет с ним. У нее не осталось никого из семьи, никаких родственных связей, и он знал, что Англия ей понравится. В ней была такая жажда приключений, какой он никогда не встречал у женщин, в ней были любознательность и тяга к открытиям, равные его собственным.
Начался дождь, и он подумал о том, чтобы принести плащ из каюты. Но он боялся, что может там задержаться, как это было минувшей ночью, а нужно было стоять у штурвала, поскольку начинался шторм.
Дождь освежал его тело, и ему это нравилось. Просто удивительно, до чего ему было хорошо. Сколько жизни он ощутил в себе после того, как побыл с Лорен. Теперь он окончательно свободен от своего прошлого. Это великолепное ощущение свободы!
* * *
Благодаря паровым машинам «Призрак» не так швыряло, как парусные суда, однако пароход раскачивало и бросало на волнах. Лорен, никогда не испытывавшая морской болезни, чувствовала себя неважно, вжимаясь в свою постель. Рядом с нею сидел бормотавший что-то грустное Сократ. Корабль то вздымался вверх, то опускался вниз. Зная, что Адриан на палубе, она представляла его посреди бушующего шторма настоящим викингом древних времен, смеющимся в лицо опасности.
Корабль опять ринулся вниз, и Лорен подумала о том, что все ее проблемы могут разрешиться совсем по-другому. Взгляд ее упал на чемодан, который она взяла с собой на борт. Тот самый чемодан, в котором был песок. Если продержится такая погода, то, может быть, у нее не будет возможности попасть в машинное отделение.
Лорен начала молиться. Она молилась о том, чтобы шторм не прекращался.
* * *
Но на следующий день небо опять было голубым.
Лорен узнала об этом утром, когда Дикен принес ей воды для умывания и завтрак, который она не смогла съесть. Он рассказал ей, что шторм кончился, что «Призрак» проявил себя даже лучше, чем предполагалось, и что к полудню они доберутся до побережья штата Каролина.
Лорен стало еще хуже, и не только из-за морской болезни.
Никогда прежде она не была трусихой, но теперь она пряталась у себя в каюте, сказав Дикену, что неважно себя чувствует. Он забрал с собой Сократа, потому что капитан Кэбот велел его покормить. Когда моряк потянулся за обезьяной, рот его принял суровое выражение.
— Как себя чувствует капитан?
Лорен не собиралась спрашивать, но слова вырвались сами собой.
Дикен пожал плечами.
— Никогда не знаешь, как он себя чувствует. Всю штормовую ночь он бодрствовал и останется на ногах, пока мы благополучно не доберемся до Чарльстона.
— Вы сказали, что мы вблизи побережья штата Каролина. Есть ли там патрульные суда?
— Ну да, но обычно мы замечаем их первыми и удираем. Капитан может перегнать любое судно, — повторил он свой обычный рефрен. — Скоро мы нырнем в какую-нибудь речку и подождем наступления темноты.
Лорен невольно охватила дрожь. У нее больше не оставалось времени.
Дикен обратил внимание на то, что она дрожит, но приписал это морской болезни. Сам он страдал ею всего несколько раз и сочувствовал Лорен, зная, что самое лучшее — оставить больного в покое.
— Я скажу капитану, что вы нехорошо себя чувствуете.
Лорен меньше всего этого хотелось, потому что она понимала, что тот придет ее навестить. И еще меньше ей хотелось остаться сейчас с Адрианом наедине в этой каюте.
Она покачала головой.
— Свежий воздух пойдет мне на пользу. Я поднимусь наверх, как только оденусь.
Он кивнул, и когда дверь за ним закрылась, Лорен облегченно вздохнула. До Чарльстона оставалось всего лишь несколько часов ходу.
Она постарается припомнить то, чему ее учили. Она сделает что угодно, чтобы отвлечься от мыслей об Адриане. Бородатый механике Вашингтоне был нетерпелив и настроен скептически. Он ей подробно объяснил, куда нужно сыпать песок и сколько времени потребуется, чтобы повредить ось так, чтобы гребные колеса остановились. Он не надеялся, что она это сделает, и всю эту затею считал лишь напрасной тратой времени. Он недвусмысленно дал ей это понять. Но мистер Филлипс настоял, чтобы они вновь и вновь повторили этот урок, до тех пор пока Лорен не поверила, что она сможет следовать инструкциям механика даже во сне.
Именно это ей и предстояло сделать. Не во сне, конечно, но автоматически. Безучастно. Словно не она, а кто-то другой должен был повредить корабль Адриана.
С ним ничего не случится. С его командой ничего не случится. Сколько раз уверял ее в этом мистер Филлипс? Если его корабль не сможет двигаться, ему останется только сдаться. И провести несколько недель в заключении. Больше ничего. Ему потребуются месяцы на то, чтобы достать новый корабль. Может быть, и дольше. А за это время он мог бы доставить на Юг тысячи ружей, не говоря уже о той пушке, что пряталась у него в трюме.
С ним ничего не случится. Ей пришлось в это поверить.
Она выбрала платье, которое ей шло менее других. Казалось, оно было уместным в этот день. Это было одно из платьев, которые она носила в период траура — темно-серое платье с глухим воротником и длинными рукавами. Потом она закрутила волосы в узел на затылке. Может быть, она будет выглядеть так плохо, что оттолкнет Адриана и восстановит преграду между ними.
Когда она в конце концов выбралась на палубу, солнце стояло высоко и было очень ярким. Шторм так вымыл небо, что от его сияющей голубизны было больно глазам.
У штурвала стояли первый помощник и лоцман. Неподалеку от них Адриан разглядывал море в бинокль. Сократ жался к Адриану и козырьком прижимал ладонь к глазам, словно тоже пытался разглядеть опасность. Она невольно улыбнулась, увидев, как обезьяна копирует Адриана.
Лорен посмотрела туда же, куда смотрели они. Она не увидела ничего, кроме темно-синих вод Атлантического океана и его естественных обитателей. Она не видела никаких кораблей. Лишь несколько дельфинов резвились поблизости, играя в пятнашки с «Призраком».
И вновь она взглянула на горизонт, прищурившись, чтобы солнце не мешало получше рассмотреть его. В конце концов она заметила несколько птиц, паривших в небе. Птицы! Значит, близко земля. Вот что заинтересовало Адриана, а вовсе не корабли северян.
Она невольно вновь взглянула на Адриана. На нем была та же самая одежда, что и минувшим вечером, только теперь она была сморщенной. Она явно намокла и высохла прямо на нем. На щеках его проступила щетина. Но она при любых обстоятельствах узнала бы этот силуэт. Возможно, это характерная черта английской знати — несмотря на измятую одежду, он казался воплощением гордости и высокомерия.
И как всегда, глядя на него, она испытывала неизъяснимое наслаждение. Словно ощутив ее присутствие, он оторвал глаза от бинокля и обернулся. Он внимательно оглядел ее, медленно переводя взгляд с ее волос до нижнего края юбки, потом обратно.
Взгляд этот был столь пристальным и столь интимным, что у нее было такое ощущение, словно она чувствует его прикосновение, как это было, когда они были в ее каюте. И так же, как и тогда, она испытывала слабость и беспомощность перед этой нежностью.
Когда он изучал ее одежду, глаза его весело прищурились и в лице появилось вопросительное выражение.
А потом он подмигнул ей, и она поняла, что все ее предосторожности напрасны. В некоторых отношениях он видел ее насквозь. Но видел ли он ее насквозь, когда дело касалось более важных вещей?
Неожиданно Лорен поняла, что ей хотелось бы, чтобы он помешал ей осуществить задуманное.
Адриан на мгновение взглянул на свою одежду, криво усмехнулся, а потом подарил ей одну из своих улыбок, от которых у нее замирало сердце. Он передал бинокль Джонни и направился к ней.
— Нынешнее утро довольно напряженное. Мы все время стараемся ускользнуть от патрульных судов, — сказал он, словно объясняя ей свое присутствие здесь.
— Разве их больше, чем обычно?
Он пожал плечами.
— Не намного. Вопрос в том, чтобы заметить их первыми и удрать.
— Вы можете перегнать любое судно, — процитировала она ставшую привычной фразу. Улыбка его стала еще шире.
— Ну да.
Лорен всегда поддавалась его обаянию, но сегодня он был еще более неотразим, чем обычно, — если это вообще было возможно. В нем была такая мальчишеская радость, что он казался ей более ранимым, чем когда-либо прежде. Он всегда выглядел таким ответственным, таким сдержанным, даже в тот момент, когда рассказывал о погибшем моряке. Тогда он переживал большое горе, и в те несколько бесценных для нее мгновений он поделился с нею этим горем, но все же тогда она чувствовала в нем силу, напоминавшую ей о том, кто он такой и что собой представляет.
Теперь же, когда она смотрела на его обветренное лицо с сияющими и дразнящими глазами, полными радости жизни, он казался ей открытым, доступным и незащищенным.
— Вы чувствуете себя лучше?
Его немного охрипший голос сказал ей больше, чем сам вопрос.
Она кивнула, и сердце ее забилась так сильно, что она не смогла ничего сказать.
— Дикен сказал, что у вас морская болезнь. Я собирался пойти вас навестить, но не мог оставить штурвал.
Лорен ничего не ответила.
Ей не хотелось смотреть на него, видеть в его глазах беспокойство о ней, видеть его лицо, на котором пролегли морщинки от усталости, но она не могла удержаться. Как он мог так держаться? За счет волнения? Или его увлекала жажда приключений? Или одна решимость?
Она заставила себя заговорить, желая нарушить эту волшебную атмосферу, окутывавшую их обоих, словно связывавшую их тонкими, но неразрывными нитями паучьей паутины.
— Дикен сказал мне, что мы будем ждать в реке наступления темноты.
Адриан посмотрел на птиц, которые теперь были ближе к ним.
— Через два часа, а может быть и меньше, мы войдем в речку.
— В какую речку?
Адриан пожал плечами.
— Для нас все речки безымянные. Мне кажется, что только один Джонни и знает эти названия, но он никогда их не упоминает. В Нассау много болтунов… и много слушателей.
— Даже вы сам не знаете?
— Я не хочу знать. Это дело Джонни.
— Он южанин, не так ли?
Адриан кивнул.
— Если… если что-нибудь случится с кораблем… вас, как я понимаю, освободят. А что будет с ним?
Лорен увидела, что радость в лице Адриана угасла.
— У меня есть для него британские документы, и мы научили его некоторым добрым британским ругательствам.
Лорен испытала некоторое облегчение.
— Что за добрые британские ругательства?
Адриан изобразил притворный ужас.
— Что за вопрос для благовоспитанной юной леди!
— Для благовоспитанных английских юных леди, — поправила она его, пытаясь отделить себя от тех женщин, которых он знал раньше.
— Для любой благовоспитанной юной леди, — с усмешкой настаивал он, касаясь рукой локона, выбившегося из чопорно-строгого узла волос у нее на затылке.
От его прикосновения, как от искры, казалось, завибрировал даже воздух. Его пальцы коснулись ее шеи и вспыхнувший там огонь проник в самую глубину ее тела. Она задрожала, ею овладело смущение, которое она всегда испытывала в его присутствии.
— Капитан!
Он обернулся. Джонни жестом указывал направление:
— Впереди земля.
Адриан обнял ее за талию и повел к штурвалу.
— Река?
Джонни передал Адриану бинокль, и Лорен наблюдала за тем, как он приставил его к глазам и на лице его появилась довольная улыбка.
— Ты просто чудо, Джонни, — сказал Адриан, передавая бинокль Лорен и указывая, куда смотреть.
В бинокль она увидела землю, плоские песчаные дюны, а позади них деревья. Реки она не видела.
Она вопросительно взглянула на Адриана, и его улыбка стала шире.
— Увидите, когда подойдем ближе.
— И тогда? — спросила она.
— Мы станем на якорь до наступления темноты.
— Далеко ли до Чарльстона?
— Несколько часов ходу.
Лорен немного расстроилась. Она могла посетить машинное отделение днем, но как она сможет объяснить ночной визит туда?
— Вы не хотите отдохнуть?
Адриан отрицательно покачал головой.
— Я бы предпочел насладиться обществом прелестной юной леди.
— Мне кажется, после минувшей ночи леди нуждается в некотором отдыхе.
Адриан тотчас же взглядом попросил прощения.
— Конечно. У нас будет время в Чарльстоне. Я намерен провести с вами, Лорен Брэдли, много времени.
Провести время в Чарльстоне. Лорен почувствовала, что пальцы ее слегка дрожат. Они не смогут провести вместе время в Чарльстоне. Вообще никогда не смогут.
Лорен не помнила, как ей все же удалось что-то ответить и как потом она добралась до каюты. Она не чувствовала ничего, кроме боли, и боль эта была столь сильной, что полностью завладела ею.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Молния - Поттер Патриция



Замечательный роман !!! Прочитала с большим удовольствием !!! Очень советую прочитать !!! Поверьте - НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ !!!
Молния - Поттер ПатрицияМарина
27.01.2012, 11.39





Роман замечательный! Я рада, что попался мне на глаза, прочитала с удовольствием. Думаю, многим он понравится!!!
Молния - Поттер Патрицияолеся
9.07.2012, 18.15





Романчик неплохой, правда немного затянут. Но по правде говоря я не сильно сопереживала героям, как- то даже не запечатлила в себе их емоции, чувства. Может, настроение было не то. Читайте, в любом случае неплохо.
Молния - Поттер ПатрицияОля
4.04.2013, 8.52





хорошая книга. нельзя назвать ее типичным любовным романом, но и шпионским детективом в том понятии, которое в него вкладывают, тоже.rnособую пикантность придаёт любимец главного героя, такого животного я ещё не встречала.
Молния - Поттер ПатрицияОльга Сергеевна
31.05.2014, 18.16





Очень понравился - динамизм, чувсво сопереживания, сильные характеры, умение прощать:-) есть все!rnРада, что прочитала. Советую.
Молния - Поттер ПатрицияАнгелина
1.07.2014, 19.47





Роман вполне читабельный,но как-то ожидала большего.
Молния - Поттер ПатрицияЧертополох
17.09.2014, 0.46





Роман отличный, читала не отрываясь! Советую читать!!!!!!!автор достойный!!!
Молния - Поттер ПатрицияАлиса
8.04.2015, 1.28





Прекрасная вещь! Один из немногих романов(ИМХО), которые не просто держат в постоянном напряжении, а во всевозрастающем. И только в конце благоговейное - УХ-Х... Уверена, роман запомнится не только неповторимостью сюжета, но и его названием. "Молния, оседлать молнию" - это не только ощутить высшую степень азарта, максимальный всплеск адреналина, но и достичь пика экстаза. В романе нет слишком откровенных постельных сцен, но описание любви столь нежно, эротично, чувственно и проникновенно, что в нее веришь безоговорочно. Сократ же не просто авторская находка, а настоящая изюминка. А с "деформированного ребенка" смеялась до коликов. С нетерпением приступаю ко второй книге, "Ренегат", о Райсе Реденге- очень интересный экземпляр мужчины... За роман честных 10 баллов!
Молния - Поттер ПатрицияОльга
4.09.2015, 11.42





Замечательный роман! Сколько приключений! Г.Г. мечта любой женщины. Открыла для себя еще одного любимого автора.
Молния - Поттер ПатрицияЮля
5.09.2015, 19.49





Чудесный роман!Много любви и всякого позитива!Очень понравился герой!Однозначно читать!10!
Молния - Поттер ПатрицияЕВА
6.09.2015, 14.14





Роман хороший, но концовка ПЕРЕБОР.
Молния - Поттер ПатрицияМарья
7.09.2015, 17.08





хороший роман.
Молния - Поттер ПатрицияВалентина
7.09.2015, 17.53





Прекрасный роман, но... "Ренегат" понравился больше, но это дело вкуса.
Молния - Поттер ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.09.2015, 11.02





Целиком присоединяюсь к отзову Ольги. Шпионка, также как проститутка, не должна влюбляться в клиента. Это опасно для обоих, что и описано в этом бесподобном романе. Что касается песка в мотор, знавала одну даму, которая бросала 3 кусочка сахара в бензобак, и авто не заводилось, когда ее муж, Козлино Кобелино собирался в очередной раз налево. Тем более я обрадовалась, что когда поняла, что герой романа "Ренегат" и есть Райс. Я прочла Ренегат раньше.
Молния - Поттер ПатрицияВ.З.,67л.
28.09.2015, 17.10





Так вот они какие," шпиенки!" Болтаются с ридикюлем песка по судну , пол романа мучаются выбором- вредить или не вредить? Бросаются играть в карты, возомнив себя практически Барбакару! Не то! Вот герой хорош! Красавчик, лорд, великодушный и целеустремленный. Кусачей обезьяне все время хотелось дать пинка под зад! Но роман действительно , после " Унесенных ветром " очень интересно описывает войну Севера с Югом, прорыв блокады( чем и занимался Ретт Баттлер. )Любовь - молния описана возвышенно и чувственно. Качественное чтиво.
Молния - Поттер ПатрицияБочка арестантов
1.10.2015, 11.52





Хороший роман, милые главные герои, очень понимающий главный герой. Даже слишком понимающий. Роман не про страсть, а скорее про нежное и бережное отношение друг к другу. Очень мило.rnrnНо вино из РЮМОК???? Серьезно?)))
Молния - Поттер Патрицияdeasiderea
12.11.2015, 20.57





Хороший, качественный перевод, прекрасный сюжет, адекватные герои. Но почему же было так скучно читать? События развиваются очень медленно и как-то тягуче. Мне не хватило динамики, взрыва чувств, сильных эмоций. Читала романы со схожим сюжетом намного динамичнее, например у Дженнифер Блейк "Обнимай и властвуй", Кэнхем Марша "Ветер и море" и др. Этому роману 8б.
Молния - Поттер ПатрицияIRina
10.02.2016, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100