Читать онлайн История одной страсти, автора - Поттер Патриция, Раздел - 18. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - История одной страсти - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

История одной страсти - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
История одной страсти - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

История одной страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18.

Йэн сел на свою узкую постель. Он чувствовал смертельную усталость. Несмотря на все усилия Фэнси, обожженная кожа саднила, и боль многократно усиливала гнев.
Какое чудовище смогло задумать столь коварную и жестокую месть, ставя под угрозу жизни и людей, и животных?
Ответ был один: на такую подлость был способен человек, преследующий лишь свои эгоистические цели, переступая через свою землю и своих родных. Такой человек не станет думать о страданиях, которые он причиняет другим.
Если бы Роберт Марш был лэрдом в шотландском клане, то после подобного преступления члены его собственного клана расправились бы с ним.
Йэн взял в руки мушкет. В Эдинбурге он узнал о новейших видах оружия и многое увез домой, в Бринер. Его клан был лучше всех вооружен при Каллодене. В конце концов, это не имело значения против огромной армии англичан. Но здесь был не Каллоден, а Йэну предстояло бороться отнюдь не с целой армией.
Держать в руках оружие было приятно. В последнее время он не мог отвечать на нападки тех, кто, подобно Роберту Маршу, думали, что смогут подчинить его своей воле. Но обстоятельства изменились. Слава богу, что все изменилось. Теперь он был свободен и не собирался позволять ни Роберту Маршу, ни кому бы то ни было угрожать ему. Он будет бороться с мерзавцем, и сам дьявол не сможет остановить его.
* * *
Бумаги Йэна исчезли.
Фэнси в третий раз шарила под матрасом, но безуспешно. Запечатанных в конверт бумаг там попросту не было.
После ухода Йэна она пошла в свою комнату, умылась и надела ночную сорочку. На сердце у нее было неспокойно. Где-то в глубине души тревожно звенел колокольчик, призывая проверить, на месте ли бумаги. «Пожар был подстроен, — твердил внутренний голос. — Йэн и Уоллесы уверены в этом. Ты потеряла весь урожай табака, потому что кто-то вторгся в твои владения». Голос не успокаивался, пока она не проверила тайник и не убедилась, что и ее дом подвергся вторжению.
Ее сердце гулко билось, а взгляд лихорадочно шарил по комнате. Все стояло на своих местах. Несмотря на то, что она точно помнила, куда положила закладную, Фэнси выдвинула каждый ящик, перетряхнула его содержимое. Мебели в спальне было немного: кровать, бюро с четырьмя ящиками, на котором стоял кувшин и тазик для умывания, а над ними висело зеркало; кресло-качалка и плетеная корзина у изголовья кровати, в которой она хранила белье. Поиски не заняли у нее много времени.
В ужасе она подумала, что еще мог украсть вор, и снова перевернула все вверх дном. Шкатулка, в которой хранились все ее сбережения, лежала нетронутая в верхнем ящике бюро. Бумаги, подтверждающие право владения лошадьми, остались во втором ящике.
Подойдя к плетеной корзине, Фэнси дрожащими руками начала перебирать ее содержимое. Она тщательно осмотрела простыни и одеяла. Летом она держала одеяла на дне корзины, где они были скрыты под кипой более легких вещей. Фэнси заметила, что вещи уложены не в том порядке, в каком она обычно складывала их.
Несмотря на теплый вечер, ее начал бить озноб. Кто-то был в ее комнате и рылся в ее вещах. Кто-то следил за каждым ее движением, дожидаясь удобного момента, чтобы пробраться в дом.
Она вспомнила лицо, промелькнувшее в гуще деревьев тогда, в бухте, и странное чувство, что за ней наблюдают. Почему она не сказала Йэну? Почему не нашла более безопасного места для самого ценного, что у нее было, — бумаг, дававших Йэну свободу?
Ей и в голову не приходило, что ее деверь может пасть так низко.
Ее сердце заныло при мысли о том, что теперь Роберт знает о свободе Йэна. Она попыталась предугадать дальнейшие действия Роберта. Что он сделает с подписанными и заверенными бумагами? Ничего. Йэн все еще в безопасности… если с отцом Уинфри не случится беда.
Но даже Роберт Марш не мог поднять руку на служителя Бога. Только не после пространных рассуждений о своем моральном долге и божьей воле.
И все же, если она была так уверена, что Роберт не тронет отца Уинфри, почему по спине пробегал холодок и тревожно ныло сердце? И почему ее страх за отца Уинфри, за Йэна и за себя многократно усилился при мысли о том, что может сделать Роберт, узнав об их браке?
Успел ли отец Уинфри его зарегистрировать? Объехав свой приход, на обратном пути он должен был заехать в мэрию графства. Она сомневалась, что он уже зарегистрировал брак.
Фэнси нужно было решить, следует ли ей пойти к Йэну немедленно и рассказать о пропаже бумаг?
Поразмыслив, она решила не делать этого. Сегодня они уже ничего не смогут предпринять. Она подождет до утра и все ему расскажет.
Он должен уехать. Сама мысль о его отъезде причиняла невыносимую боль, но Фэнси не имела права подвергать его жизнь опасности. Из-за нее он отложил самое важное в своей жизни — поиски сестры. Она расплатится с ним той же монетой.
Завтра она попросит его уехать.
Фэнси попыталась не думать о том, что он оставит одно опасное место, чтобы оказаться в другом, не менее опасном.
* * *
Сон не шел к ней той ночью. Она почти ожидала, что на ферму ворвутся вооруженные всадники во главе с Робертом. Она почти наяву слышала, как Роберт приказывает своим людям схватить Йэна и отвезти в Марш-Энд.
Фэнси представила, как Йэн бесстрашно стоит перед Робертом с мушкетом в руке. Она услышала выстрелы, которые непременно прозвучали бы, и увидела кровь, которая неизбежно пролилась бы. Она увидела бездыханного Йэна, лежащего на земле.
Лежа в темноте и ожидая превращения кошмара в реальность, Фэнси напряженно вслушивалась в каждый шорох, вглядывалась в темноту.
Наконец, незадолго до рассвета, Фэнси встала, смыла с лица испарину и остатки копоти пожара и оделась. К тому времени, как проснулись остальные обитатели дома, она приготовила завтрак и накрыла на стол. Однако она чувствовала себя одинокой, пока не появился Йэн.
Его волосы были влажными после мытья, лицо гладко выбрито. На нем была свежая рубашка. Однако он выглядел утомленным и мрачным. Под глазами залегли темные круги, на лбу и возле губ наметились морщинки, движения были медленными и осторожными — из-за ожогов, подумала Фэнси.
Прошлым вечером, во время ужина с Уоллесами, он сидел на месте Джона во главе стола. Сейчас он медленно опустился на тот же стул, напротив нее. Когда он встретился с ней взглядом, кивая в молчаливом приветствии, она слабо улыбнулась ему.
— Вчера я отпустил лисенка, — сообщил Ноэль. Сосредоточенное выражение лица Йэна немного смягчилось.
— Прости, приятель. Я обещал пойти с тобой.
— Ничего. Хорошо, что ты был на ферме, когда начался пожар. — Бросив на Йэна быстрый взгляд, он добавил: — Может быть, ты сможешь сходить со мной туда, чтобы… — он пожал плечами, — ну, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Если я смогу найти его.
Йэн помедлил, скользнув взглядом в ее сторону.
— Я постараюсь, Ноэль, — наконец сказал он.
Фэнси увидела, как огорчен мальчик. Ей было больно думать, что его разочарование от несостоявшейся прогулки в лес скоро сменится отчаянием от гораздо более важных событий. Как объяснить ему, что Йэн уезжает не через год, а сегодня? У нее самой при мысли об этом разрывалось сердце.
Фэнси была не в силах проглотить ни крошки хлеба, который испекла к завтраку. Не притронулась она и к бекону. Она заметила, что и Йэн ел немного. Однако Фортуна и дети искренне наслаждались завтраком, не подозревая о сгущающихся над ними тучах.
Завтрак еще не был закончен, когда Йэн резко встал из-за стола.
— Мне нужно объездить Призрака, — сказал он и вышел прежде, чем Фэнси смогла остановить его.
Она вскочила с намерением догнать его, но под недоумевающими взглядами трех пар глаз остановилась и села на место. Новости подождут, пока не кончится завтрак. Она не хотела расстраивать близких раньше времени.
Возможно, она поступала глупо, оттягивая неизбежное. Фэнси никогда раньше так не поступала. Но она никогда не была влюблена, и перед ней не стояла необходимость попросить любимого мужчину немедленно покинуть ее, пока ее деверь его не уничтожил.
Эми хотела помочь Фэнси помыть и вытереть посуду, что означало, что за этим занятием она проведет вдвое больше времени. Она попросила бы Фортуну помыть посуду, но сестра решила испечь пирог для Уоллесов. А Ноэль выбежал во двор играть в Робинзона Крузо.
Когда все тарелки были перемыты и убраны в шкаф, а внимание Эми переключилось на «помощь» Фортуне в приготовлении пирога, Фэнси выглянула в окно. Йэн объезжал Призрака в паддоке.
Он был чужеземцем из далекой страны, изгнанный с родины. Однако, глядя, с какой непринужденностью он сидит в седле, словно составляет с лошадью одно целое, трудно было усомниться, что он здесь родился. Он выглядел так, словно был у себя дома. И она не понимала, почему, во имя всех святых, она должна доказать ему обратное.
Собравшись с духом, Фэнси пошла к двери, полная решимости сделать то, что считала нужным. Но как только она вышла во двор, ее внимание привлекла движущаяся точка на дороге. Всмотревшись пристальнее, она с упавшим сердцем поняла, что к ее дому направляется деверь.
Она словно вросла в землю, пытаясь навести порядок в мыслях. Въехав во двор, Роберт Марш остановился возле ступенек крыльца.
Повернувшись в седле, он окинул ее бесстрастным взглядом, хотя в глубине его глаз тлели злобные огоньки.
— Здравствуй, Фэнси, — достаточно вежливо поздоровался он.
В ней начал закипать гнев. Она с удивлением обнаружила, что больше не боится его. Он не мог обмануть ее, отнять у нее землю и лошадей. Даже если он будет размахивать у нее перед носом фальшивым завещанием и утверждать, что Джон все оставил ему, он ничего не добьется.
Потому что она будет знать, что бумаги фальшивые. Научив ее читать, Йэн дал ей оружие, в котором она нуждалась, чтобы защититься от посягательств Роберта. Ей доставила удовольствие мысль, что теперь Роберт знал об этом.
Взгляд Роберта блуждал по сожженному полю, затем вернулся к ней.
— Я слышал о пожаре и приехал посмотреть, что я могу сделать.
— Думаю, ты уже сделал достаточно, — возразила она.
— Что ты имеешь в виду? — негодующе спросил он.
— Не думаю, что тебе нужно объяснять, Роберт. Пожар не начался сам по себе.
Ему удалось изобразить удивление.
— Я бы подумал о твоем каторжнике. Он нашел легкий способ избавиться от работы.
Гнев превратился в слепую ярость, однако она сумела сохранить внешнее спокойствие.
— Я не верю в это, потому что работа уже была сделана, и табак хорошо рос.
— Ах, Фэнси, ведь осенью пришлось бы собирать урожай. Ты слишком доверчива. — Резко меняя тему, Роберт сказал: — Я слышал, тебе помогали Уоллесы. Я передам им благодарность.
— Не стоит. Я уже выразила им свою благодарность. С лица Роберта сползла маска бесстрастности.
— Ты должна пересмотреть свое отношение к ним, Фэнси, — прошипел он. — Они шотландские отбросы, так же как твой работник.
— Потому что ты не можешь указывать им? — насмешливо спросила Фэнси. Едкие слова вырвались у нее прежде, чем она успела прикусить язык, и удивили ее саму не меньше, чем его.
— Они не знают своего места, так же как и этот проклятый каторжник.
Фэнси едва сдерживалась. Если их перепалка продлится еще несколько минут, она выпалит что-нибудь такое, о чем впоследствии пожалеет. Например: «Этот проклятый каторжник — мой законный муж, и если хоть один волосок упадет с его головы, я упеку тебя в тюрьму».
— Спасибо за заботу, Роберт, но я в ней совершенно не нуждаюсь.
Роберт побагровел.
— Он опасен, Фэнси, и вот доказательство, — он махнул рукой в сторону табачного поля.
Она прикусила язык, заставляя себя промолчать. Неужели Роберт думает, что она в самом деле начнет подозревать Йэна в поджоге? Неужели он считает ее настолько глупой? Возможно. Она ждала, пока он сделает следующий шаг. И он не заставил себя долго ждать.
— Теперь, когда табак сгорел, — сказал Роберт, — ты должна продать ферму.
— Тебе, разумеется.
— Конечно. Ты можешь переехать в Марш-Энд и привезти своих лошадей. Я найду для тебя наездника. Ты можешь остаться их хозяйкой.
— Как великодушно с твоей стороны. Не улавливая сарказма в ее тоне, Роберт самодовольно кивнул.
— Я пришлю людей забрать твои вещи, — он начал разворачиваться, собираясь уехать.
— Нет! — резко ответила она. Роберт обернулся.
— Я никуда не поеду, Роберт.
Роберт раздраженно поднял глаза к небу.
— Фэнси, ты ведешь себя глупо. Этому человеку нельзя доверять. Опомнись! Ты рискуешь жизнью своих детей, не говоря уже о своей сестре!
— Тебя это не касается.
— Еще как касается! Ты вдова моего брата. Заповеди Господа требуют, чтобы я защищал и оберегал тебя. Она рассмеялась, не в силах больше сдерживаться.
— Ты очень избирательно относишься к заповедям, не так ли? Ты сам выбираешь, какую из них выполнять. А как насчет заповеди, гласящей: поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой?
Он открыл было рот, чтобы ответить, но тут же закрыл его. Бросив взгляд через плечо, Роберт выпрямился в седле.
У Фэнси засосало под ложечкой, когда она увидела Йэна, направлявшегося к ним. Она не хотела допустить открытой ссоры. Она не хотела, чтобы Роберт решил, что должен сделать что-то немедленно. Им требовалось время — чтобы Йэн успел уехать.
Но, судя по выражению лица Йэна, он намеревался без промедления выложить все, что думает о Роберте. Йэн прошел мимо лошади Роберта и, поднявшись на две ступеньки, встал возле Фэнси. Выражение его лица не сулило Роберту ничего хорошего.
Фэнси попыталась избежать неизбежного.
— Роберт, я прошу тебя уехать. У нас много работы, и я„.
Йэн резко оборвал ее:
— Приехал полюбоваться на дело рук своих прихвостней?
Роберт побагровел.
— Я не знаю, о чем ты говоришь. Я приехал, чтобы предложить свою помощь, и не собираюсь объяснять это типу вроде тебя.
— Йэн…
— Нет, я думаю, тебе многое придется объяснить, — настаивал Йэн. — Единственный вопрос, где ты будешь это делать — в зале суда или в аду.
— Ах ты, мерзавец!.. — Дрожа от ярости, Роберт замахнулся кнутом. Однако точным движением Йэн перехватил кнут и вырвал его из руки Роберта.
Не успела Фэнси опомниться, как он одним прыжком бросился на Роберта и выбил его из седла.
— Йэн! О господи!
Лошади испуганно попятились, и Фэнси едва сдержала крик, видя, как над головами борющихся мужчин затанцевали лошадиные копыта. Однако животные остановились неподалеку, никого не задев. Фэнси облегченно перевела дыхание, но тут перед ее глазами развернулась еще более драматичная картина.
Фэнси беспомощно наблюдала, как Йэн приподнял Роберта только для того, чтобы нанести удар кулаком в живот, а затем другим ударом в челюсть вновь швырнуть на землю. Роберт поднялся на ноги, слепо размахивая кулаками. Он несколько раз сильно ударил соперника, но Йэна невозможно было остановить. Роберт продолжал пятиться под напором более сильного противника, пока наконец не рухнул в пыль.
Йэн навалился сверху, но Роберт собрался с силами и вывернулся из-под него. С трудом приподнявшись на локтях и коленях, он потянулся за валяющимся поодаль кнутом и замахнулся на наступавшего Йэна. Удар хлыстом пришелся Йэну по руке, оставив кровавую борозду. Он поморщился, но вновь перехватил кнут и отбросил его.
Затем, схватив Роберта за плечо, он толкнул его и придавил к земле коленями. Его кулак опустился на лицо Роберта, потом еще раз и еще.
— Йэн! Остановись! — сбежав с крыльца, Фэнси кинулась к мужчинам.
Но последовал еще один удар, за ним — другой.
— Йэн! — она затрясла его за плечи. — Ты убьешь его!
Лицо Роберта заливала кровь. Сначала он пытался увернуться от сыпавшихся ударов, но потом перестал сопротивляться и лежал неподвижно.
— Йэн, ради бога! — Отчаявшись, Фэнси закрыла лицо руками и зарыдала.
Она почувствовала огромное облегчение, услышав хриплое дыхание Роберта, прерываемое стонами.
Йэн поднялся. Несколько минут он стоял над Робертом, молча глядя на него, потом отошел на несколько шагов и оперся о столб крыльца.
Лишь тогда Фэнси заметила Ноэля. Он изо всех сил сдерживал Счастливчика, грозно скалившего зубы на распростертое тело Роберта. Поспешив к Ноэлю, Фэнси одной рукой притянула мальчика к себе, а другую положила на шею пса, успокаивая его.
Несколько минут никто не двигался.
Отдышавшись, Роберт медленно перекатился на бок и встал, сначала на колени, затем на ноги. Сделав несколько нетвердых шагов, он остановился, покачиваясь. Подойдя к лошади, он схватился за стремена ослабевшими руками. Животное испуганно попятилось, и Роберт, собрав остатки ярости, ударил лошадь, заставив нагнуть шею. Тогда он с трудом взобрался в седло и, тяжело навалившись на шею, тронул лошадь.
Взгляд, брошенный на Йэна, мог бы быть свирепым, если бы не окончательно заплывший глаз.
— Ты еще пожалеешь, — пробормотал он.
Йэн проигнорировал угрозу.
Роберт собрал остатки сил и пришпорил коня. Животное сорвалось с места и пустилось в галоп, унося на себе почти бездыханного хозяина.
Фэнси не сводила взгляда с удалявшегося деверя, пока он не скрылся из виду.
Потом она повернулась к Йэну. Он тоже смотрел на опустевшую дорогу. Его лицо казалось высеченным из камня, и только губы искривила еле заметная удовлетворенная усмешка.
Фэнси не знала его таким, каким он предстал перед ней в этот момент. Она знала мягкого, терпеливого наставника, радующегося успехам своих учеников. Она знала великолепного наездника, легко находившего общий язык с лошадьми. Она знала страстного любовника, который зажигал ее кровь и заставлял сердце петь. Наконец, она знала изгнанника, тоскующего по своей родине.
Но она не знала воина, способного выплеснуть свой гнев на противника и возвышаться над поверженным врагом, преисполнившись холодного триумфа. И в этом качестве он пугал ее.
Однако деверь пугал ее гораздо больше. Подумав, как может отомстить Роберт за подобное унижение, да еще в присутствии женщины, Фэнси похолодела.
— Йэн, мне нужно поговорить с тобой, — сказала она.
Он посмотрел на нее, затем перевел взгляд на Ноэля, медленно приближающегося к ним со Счастливчиком.
Мгновением позже скрипнула входная дверь, и из-за нее показалась голова Фортуны. Осмотревшись и решив, что все безопасно, она осторожно вышла на крыльцо — за ее юбками пряталась Эми.
Когда Йэн вновь взглянул на Фэнси, она добавила одно короткое слово:
— Наедине.
Еще раз посмотрев на невольных зрителей, Йэн предложил:
— Покатайся со мной верхом. Она кивнула.
— Я оседлаю тебе кобылу, — сказал он. — Встретимся у конюшни.
Он ушел, и Фэнси повернулась к сестре:
— Мне нужна твоя помощь. Присмотри за Ноэлем и Эми, пока меня нет.
Фортуна нахмурилась и покосилась на дорогу.
— Роберт не вернется, — успокоила она сестру. — Он едва держался в седле. А я скоро приеду, обещаю.
— Я позабочусь об Эми, — раздался голос Ноэля.
Фэнси посмотрела на сына, такого маленького и такого взрослого. Драка не на шутку испугала его — она видела страх в его глазах, когда помогала сдерживать Счастливчика, готового разорвать Роберта. Однако Ноэль храбрился как мог, стараясь вести себя, как подобает взрослому мужчине.
Прежде чем Фэнси успела ответить на великодушное предложение Ноэля, Фортуна дотронулась до ее плеча и показала на конюшню.
— Йэн должен будет уехать? — спросил Ноэль. — Сейчас?
Фэнси хотела было ответить, но, взглянув на Эми, все еще прятавшуюся за юбками Фортуны, прикусила язык. Она сделала знак Фортуне увести малышку в дом. Меньше всего ей сейчас хотелось расстроить Эми до слез.
Взяв племянницу на руки, Фортуна скрылась в доме. Фэнси взяла Ноэля за руку и подвела к крыльцу. Усадив сына на ступеньки рядом с собой, она сказала:
— Ты прав, дорогой, Йэну, возможно, придется уехать.
— Я не хочу, чтобы он уезжал, — вздохнул Ноэль.
— Никто из нас не хочет, — ответила она. — Я тоже буду по нему скучать. Но боюсь, что твой дядя навредит ему, если он останется. А если это произойдет, мне будет еще больнее.
Ноэль помолчал и ответил:
— Мне тоже.
Фэнси видела, как в душе сына борются противоречивые чувства. Он только что потерял отца и мог потерять человека, к которому привязался всей душой. Но мальчик был еще слишком мал для столь жестоких испытаний судьбы.
— Могу я попрощаться с ним? — наконец дрожащим голосом произнес он.
— Конечно, — мягко ответила она. — И вспомни о том, что Йэн дал нам. Он навсегда останется в нашем сердце.
По щеке мальчика покатилась слезинка.
— Мне нужно идти. — Ее переполняла нежность. — Ты присмотришь за Фортуной и Эми, правда? Он молча кивнул.
— Я скоро вернусь, — пообещала она и встала.
Ей стоило огромных усилий оставить своего мальчика, так рано научившегося быть взрослым.
У конюшни она встретила Йэна, выходящего с оседланной кобылой. Он передал ей поводья, и Фэнси последовала за ним в загон, где он оставил Призрака, когда приехал Роберт. Фэнси открыла ему ворота, и Йэн вывел жеребца во двор. Затем он спешился, чтобы помочь Фэнси сесть в седло.
В его зеленых глазах отражалась усталость, в движениях, когда он поднял ее, не было нежности. Он вскочил в седло, и они пересекли двор, направляясь к тропе, ведущей по лесу к ручью. Выехав на тропу, оба пустили лошадей в галоп.
Фэнси не пыталась заговорить с ним во время скачки.
Йэн тоже не нарушал молчание. Когда они подъехали к ручью, он помог ей спешиться, привязав поводья обоих животных к низким ветвям дерева.
Фэнси посмотрела на журчащие струи ручья. Русло почти обмелело из-за отсутствия дождей.
Она почувствовала, что он за спиной, ощутив знакомое тепло, разлившееся по телу. Фэнси собиралась с духом, чтобы совершить самый тяжелый поступок в своей жизни.
Она повернулась к нему. Его рот все еще был упрямо сжат, а в глазах полыхали отблески недавней драки. Он выглядел сильным и смелым. И это могло только навредить ему. Невольник не мог бороться с Робертом и победить.
Рука Фэнси потянулась к его лицу.
— Йэн, тебе придется уехать. Ты не можешь остаться здесь. — В ее голосе одновременно звучали мольба и боль, и его лицо смягчилось. Грозные искры в глазах погасли. Он взял ее руки в свои.
— Ты думаешь, какой-то мерзавец может выгнать меня отсюда? — Он впился в нее глазами. Она почувствовала ожесточение и грубую силу, все еще исходившие от него. Он был истинным воином, и, к своему смущению, она испытала возбуждение, смесь опасности и желания. В ней зажегся огонь, столь же ненасытный, как пламя, погубившее ее поле. Огонь, грозивший поглотить их обоих.
Он пробормотал что-то сквозь зубы и провел пальцами по ее скулам.
И Фэнси прильнула к нему, вместо того чтобы отстраниться. Разум твердил ей, что она совершает ошибку, и она попыталась высвободиться.
— Пожалуйста, выслушай меня, — прошептала она. — Ты должен…
Но он не дал ей договорить.
— Девочка моя, ты, должно быть, сирена, потому что я не могу ни о чем думать рядом с тобой.
— Сирена?
— Из легенды. Сирены своими волшебными голосами заманивали моряков и убивали их. Ни один мужчина не мог противиться их песне.
Фэнси посмотрела на него с ужасом. Неужели она станет его сиреной?
— Нет, Фэнси, — произнес Йэн, словно читал ее мысли. — В легенде был один, который выжил и победил своих врагов, а я намереваюсь выжить.
Но она сходила с ума от страха за него. Она знала силу власти Роберта, а Йэн — нет. Ей придется найти способ заставить его понять, какой опасности он подвергается. Но при одной мысли о разлуке она ощущала невыносимую пустоту в сердце.
Она чувствовала напряжение, охватившее его. Фэнси встала на цыпочки и потянулась губами к его губам. Она хотела, чтобы это был прощальный поцелуй.
Но вместо легкого касания его губы жадно накрыли ее рот, а язык раздвинул зубы и проник в жаркую влажную глубину. Забыв обо всем, Фэнси вернула поцелуй, вложив в него всю силу страсти, усиленной страхом и отчаянием. Она хотела запомнить вкус его губ перед тем, как расстаться навсегда.
Его прикосновения магическим образом развеивали ее сомнения, как порыв ветра уносит осенние листья.
Губы Йэна блуждали по ее лицу, затем скользнули вниз, осыпая поцелуями шею. Каждый ее нерв трепетал от сладостного томления, пока наконец перестало иметь значение все, кроме них двоих.
Страх за него обострил ее чувства, она ощущала близость его тела, несмотря на разделяющую их одежду. Через несколько мгновений они сорвали одежду друг с друга, и Фэнси почувствовала теплые солнечные лучи на своей коже. Йэн увлек ее на мягкую траву под вековым дубом, очень осторожно, словно в его руках было хрупкое сокровище. Однако она не чувствовала себя хрупкой. Ее тело пылало в огне желания, став трепещущим клубком нервов. Она протянула к нему руки, и их тела встретились, стремясь проникнуть до самой глубины друг друга.
Она почувствовала, как на миг он замер, тело его напряглось.
— Ты так хороша, — прошептал он. — Боже, я…
Она прикоснулась к его губам, заставив замолчать, затем провела рукой по глазам, прижала ладонь к его щеке, запоминая ощущение его кожи, его тепло, исходящий от него запах мыла и кожи. Затем, очень медленно, она вновь притянула его к себе, пока их тела не слились воедино. Фэнси почувствовала, как внутри нее затанцевали тысячи маленьких эльфов, запорхали невесомыми крыльями мириады диковинных бабочек.
Вселенная перевернулась. Йэн был ее миром, и ничто другое не имело значения. Йэн двигался, лаская и дразня ее, пока ей не стало казаться, что она сходит с ума от желания. Он пробуждал к жизни каждую частичку ее тела. Она чувствовала, что он никак не может насытиться ею, словно тоже хочет запомнить каждый миг блаженства, каждую секунду их близости. Он заставлял ее содрогаться от острого наслаждения, вспыхивавшего в ней сотнями искр, пока ритм их движения не стал неуправляемым и их не подхватила мощная волна удовольствия.
Фэнси лежала в его объятиях, чувствуя, как его пальцы гладят ее лицо, слыша тихие неразборчивые слова, которые он шептал ей на ушко. Она все отчетливее понимала, что только что совершила ужасную ошибку. Она знала, что сердце Йэна разбито, поделено на части, а теперь его чувство долга и чести подвергнется еще более жестокому испытанию.
И все же она должна заставить его уехать.
Но в этот момент она не могла отпустить его. Она ловила каждый его взгляд, каждое прикосновение, само ощущение близости с ним, чтобы потом навсегда запечатлеть в памяти его образ. Ее пальцы играли с завитками волос на его затылке и впитывали тепло солнца на его спине.
Она не боялась забыть свои ощущения. Она знала, что это состояние полета души останется в ней навсегда. Благодаря Йэну.
Он перекатился на спину и поднес ее ладони к губам. В каждом его движении сквозила нежность, но взгляд его был омрачен, и Фэнси знала, в чем причина.
Она столько хотела подарить ему. Она хотела хоть немного облегчить тот груз вины, который он носил в своем сердце. Однако вместо этого она лишь усугубила положение, поддавшись соблазну еще раз принадлежать ему.
Ей так хотелось сказать ему о своей любви, но она знала, что это станет его смертным приговором, последней каплей, которая вынудит его остаться. И только она одна будет повинна в этом.
Фэнси попыталась продумать доводы, с которыми он не сможет спорить. Она попыталась унять пламя страсти, все еще горевшее в ней. Собравшись с мыслями, она приготовилась к разговору, который должен был погасить его навсегда.
— Йэн, ты должен покинуть Мэриленд немедленно. Он с удивлением взглянул на нее, словно не верил своим ушам.
— Твои бумаги пропали, — сказала она. Он резко поднял голову, его взгляд стал напряженным и сосредоточенным.
— Я спрятала их под матрас в своей спальне, — продолжала Фэнси. — Но прошлой ночью, после пожара и всех разговоров о Роберте, мне стало тревожно на душе. Я решила проверить, чтобы убедиться, что бумаги на месте. Они пропали.
Йэн не сказал ни слова, продолжая сосредоточенно смотреть на нее. На щеке у него запульсировала жилка.
— Я все обыскала. Их не было, и… — Фэнси тяжело сглотнула, — есть лишь одна причина, по которой их могли похитить: заполучить тебя. И есть лишь один человек, способный на такое: Роберт. После случившегося сегодня ничто его не остановит.
Брови Йэна сошлись на переносице, и Фэнси отчетливо прочитала протест в его глазах. Он не хотел бежать от Роберта. Это было ясно как день.
— Разве ты не видишь? — в отчаянии проговорила она, выдавливая из себя слова, которые должны были разлучить их. — Если бумаги оказались у Роберта, он может изготовить фальшивку, где будет написано, что Джон отдал тебя ему. Он старается заполучить тебя в Марш-Энд с тех пор, как выяснил, что ты приехал на ферму не по своей воле, но я бы никогда… не продала тебя. А после того, что произошло, если он и не хотел тебя убивать, то сейчас точно замышляет это.
— Великий и всемогущий Роберт Марш, — насмешливо протянул Йэн. — Сомневаюсь, что найдется суд, в котором убийство сойдет ему с рук.
— Убийство свободного человека — да, — согласилась она. — Но случайная смерть невольника, выпоротого за непокорность? Ему даже не предъявят обвинение.
Он молчал, обдумывая ее слова.
— Без этих бумаг, — продолжила Фэнси, — ни ты, ни я не сможем доказать, что ты выкупил свою свободу, и даже, что ты имел на это право. А шериф у Роберта под каблуком. Он подтвердит любую ложь, исходящую от него.
— Отец Уинфри может дать показания, — начал Йэн. — Он был свидетелем…
Внезапно он оборвал себя и взглянул на нее. Страшная догадка поразила обоих.
— Конечно, он не поднимет руку на священника.
— Роберт способен подстроить несчастный случай, — возразила Фэнси. — Раньше до меня доходили слухи о несчастных случаях с фермерами, не пожелавшими продать ему свою землю.
Йэн стиснул зубы.
— Нам нужно предупредить отца Уинфри.
— Я предупрежу его, — сказала она. — А тебе нужно уехать.
— Неужели ты думаешь, что я оставлю тебя на милость человека, которого мы оба считаем способным на убийство священника?
— Я могу позаботиться о себе и о своей семье. Я это делала долгое время, — заверила она его. — Я освобождаю тебя от твоего обещания, Йэн.
— К черту обещания, — оборвал он ее. — Ты помнишь клятвы, что мы дали вместе?
— Но они были…
— Ложью? Фальшивкой? — Йэн покачал головой. — Я пытался убедить себя в этом. И думал, что поверил, — пока мы не стали близки. — Его взгляд, остановившись на ее лице, смягчился. — Милая моя, неужели ты думаешь, что я могу оставить тебя и твоих детей на милость Марша?
Она прибегла к последнему доводу, способному убедить его:
— Если ты не уедешь, ты скорее оставишь нас на его милость.
Он недоверчиво посмотрел на нее:
— Я не понимаю, Фэнси.
— Роберт не может тронуть меня как замужнюю женщину. Тогда ферма станет твоей, поскольку имущество женщины достается ее мужу. Если тебя не будет, он не сможет получить землю и не причинит тебе вреда. Ты сможешь разыскать свою сестру, исполнить свою клятву и через год вернуться, если пожелаешь. Тем временем, если Роберт захочет подделать документы, чтобы оспорить мое право на землю или на тебя, у меня будет время доказать, что они фальшивые.
Сердце Фэнси разрывалось. Она знала, что и Шотландия может оказаться для Йэна смертельной западней. Однако она была убеждена, что Роберт представлял для него гораздо более реальную опасность.
На секунду на лице Йэна промелькнула неуверенность. Затем, приняв решение, он наклонился к ней, взял ее за руку и, гладя большим пальцем ее ладонь, сказал:
— Кэти одна, а вас четверо. Она моя сестра, но ты моя законная жена. Твои дети теперь мои дети, а твоя сестра — моя сестра. Я не брошу никого из вас.
Жена по закону. Не по сердцу. Остаться с ней ему велело чувство долга, а не веление сердца.
Несмотря на то, что горькая мысль камнем легла на ее сердце, Фэнси приложила палец к его губам.
— Йэн, я клянусь тебе, что Роберт может убедить судей, что ты принадлежишь ему, и он убьет тебя. Ты слышал, как Маленький Тим рассказывал, что Роберт приказал запороть до смерти своего раба — и это не в первый раз. Он обращается с работниками-иммигрантами еще хуже, потому что меньше платит за них. Как тогда ты защитишь меня? Йэн, тебе нужно уехать. Я смогу справиться с Робертом. Но ни я, ни дети не смогут пережить, если ты позволишь убить себя из-за своей проклятой гордости.
— Фэнси, дорогая, — пробормотал Йэн. — За прошлый год я был ранен, едва не повешен, закован в цепи, изнемогал от голода. Англичане не смогли убить меня, и я не думаю, что это удастся надутому индюку вроде Роберта Марша.
Пораженная, Фэнси молча взирала на него. Она предлагала ему все, к чему он стремился, о чем мечтал, но он отказывался принять ее щедрый дар.
— А как же твоя сестра? — пустила она в ход последнее оружие. — Что, если Кэти нуждается в тебе? Вдруг она сейчас умирает, потому что никто не пришел за ней? Роберт может продолжать пытаться отобрать у меня землю, но он не тронет и волоска на моей голове. Даже если все общество будет меня осуждать, я его невестка, и, навредив мне, он уничтожит свою репутацию, а он слишком дорожит ею, чтобы так рисковать. Но если ты умрешь, кто позаботится о Кэти? Она еще ребенок, Йэн. И она одна.
Йэн закрыл глаза. На лице его была написана мучительная борьба противоположных чувств — преданности тому, что осталось от его родной семьи, и верности новой, обретенной семье.
— Ты не оставишь меня, Йэн, — поспешно сказала Фэнси, чувствуя, что ей удалось поколебать глухую стену его упорства. — Ты поедешь за сестрой. Мне же помогут Уоллесы. Я защищена свидетельством о браке. Даже если нам что-то будет угрожать в действительности, я всегда могу уехать с семьей к индейцам. Они тоже моя семья и защитят нас. — Фэнси улыбнулась. — По правде говоря, я бы хотела увидеть их снова. Они хорошие люди. Тебе бы они понравились.
Выражение лица Йэна не изменилось.
Она поймала его руку.
— Пожалуйста, Йэн. Ради меня, ради Ноэля. Уезжай. — Ее пальцы нежно коснулись свежих ссадин и синяков от драки на его руке.
Он посмотрел на свои руки, затем на нее.
— Было чертовски приятно бить его, — удовлетворенно сказал он. — Никто больше не сможет замахнуться на меня кнутом безнаказанно.
Он вновь поднес руку к ее лицу и указательным пальцем приподнял ее подбородок, заставляя встретиться с ним взглядом. Легко и нежно Йэн коснулся губами ее губ.
— Ты никогда не узнаешь, что подарила мне, — сказал он. — Ты вернула мне веру. Веру и надежду. Я нуждался в них больше всего.
Прощание? Фэнси всей душой желала этого, даже зная, как сильно ей будет его не хватать. Он должен быть в безопасности, иначе она не сможет жить спокойно.
— Значит, ты уедешь?
— Я не могу уехать, пока не удостоверюсь, что священник цел и невредим, а брак зарегистрирован, — заявил Йэн.
Глубоко вздохнув, Фэнси заставила себя вернуться с небес на землю, к практическим вопросам.
— Завтра я поеду в Честертон, поговорю с женой отца Уинфри и узнаю, где он. А потом я заеду к Дугласу Тернеру.
— К человеку, которому ты не можешь доверять? Она нахмурилась.
— Джон доверял ему достаточно для того, чтобы хранить у него завещание и твою закладную.
— В таком случае, у него должны были быть причины считать, что адвокат не предаст его — или тебя, — заключил Йэн. — Но я должен поехать с тобой. Фэнси покачала головой.
— После пожара я не могу оставить Фортуну с детьми одних на ферме. А если мы возьмем их с собой, ферма и лошади останутся без присмотра. — Она вновь покачала головой. — Роберту понадобится несколько дней, чтобы залечить раны. К тому времени я вернусь, а ты уже будешь по дороге в Шотландию.
Она пыталась выглядеть убедительной, но в глубине души содрогалась от страха за него и от боязни одиночества, которое наступит после его отъезда.
— Я подумаю, — сказал Йэн с легкой улыбкой. Но Фэнси боялась, что он уже принял решение. Йэн встал и, подав ей руку, поднял ее на ноги. — Нам лучше уйти, пока я не сделал еще что-нибудь, о чем потом пожалею.
Ее сердце упало. Сожалел ли он об их близости из-за того, что уезжал? Или потому, что она еще больше привязала его к ней? Любая из причин причиняла невыносимую боль.
С помощью Йэна Фэнси села в седло, а он вскочил на Призрака. Она последовала за ним по тропинке к дому, и стук лошадиных копыт отдавался в ней гулким эхом, предвещающим одиночество.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - История одной страсти - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.Эпилог

Ваши комментарии
к роману История одной страсти - Поттер Патриция



Отличный роман, почему то нет комментариев, хотя голосуют многие...читала с интересом, увлекательно!
История одной страсти - Поттер ПатрицияТатьяна
12.12.2012, 10.02





Давно уже сюжет романа так не захватывал, есть оригинальность и герои с характерами. Очень понравилось
История одной страсти - Поттер ПатрицияЕлена
13.02.2013, 12.18





Да, роман действительно хорош. Интересный, читается легко.10/10
История одной страсти - Поттер ПатрицияАнна
15.02.2013, 9.06





Прекрасный исторический роман: 9/10.
История одной страсти - Поттер Патрицияязвочка
19.05.2013, 11.15





Роман просто супер. Читайте, не пожалеете.
История одной страсти - Поттер ПатрицияТатьяна
28.12.2013, 10.26





Замечательный исторический роман.Стоит прочтения.Все понравилось:любовная история,гл.герои,интригующий сюжет и ворона Непоседа.Только детские привидения(смех)в конце повествования по-моему не в тему(но это суб"ективно:возможно это мне так показалось).И как мне нравится,что нет назойливого и растянутого описания постельных сцен!Все органично и динамично.10.
История одной страсти - Поттер ПатрицияГандира
2.01.2014, 15.47





Хороший роман +10
История одной страсти - Поттер ПатрицияВероника
12.09.2014, 7.10





Сюжет романа захватывающий, но название совсем не соответствует. Речь идет о двух судьбах, чувстве долга, чести и любви. О том, что зло должно быть наказано, полностью согласна с автором. 10 баллов.7
История одной страсти - Поттер ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
9.09.2015, 0.40





Очень понравилось. ЛР все время детжит в напряжении. Роман о чувс вах. Есть ЛР о предке Йена - Звездолов
История одной страсти - Поттер ПатрицияPola
30.09.2015, 7.08





Хороший роман.И захватывающий,и трогательный.
История одной страсти - Поттер ПатрицияМарина*
3.10.2015, 13.05





супер!
История одной страсти - Поттер ПатрицияВалентина
23.01.2016, 21.39





Очень понравился. Читать было одно удовольствие.
История одной страсти - Поттер ПатрицияIRina.
31.03.2016, 14.09





Отличный роман,очень понравился слава богу и сестру найдет и счастье не потеряет,всем стветую
История одной страсти - Поттер Патрициясоня
1.04.2016, 23.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100