Читать онлайн Гордое сердце, автора - Поттер Патриция, Раздел - Глава тринадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордое сердце - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордое сердце - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордое сердце - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Гордое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тринадцатая

Они были в пяти минутах от хижины Эймоса Смита — уже и крыша показалась, — когда Маккензи натянул поводья. Ну вот! Эймоса нет дома. Обычно его встречал громким лаем пес Эймоса, а сейчас — мертвая тишина. Похоже, удача и в самом деле от него отвернулась. Или это воля провидения? Но одно Маккензи знал точно: надо немедленно принимать решение. Он собственноручно указал в записке для Вейкфилда свой маршрут — вот-вот нагрянут солдаты, и тогда… в кандалах прямиком в форт Дефайенс. Нет, этому не бывать! А что делать с Мэннингами? Получается, обнадежил генерала, невольно навел на ложный след.
Маккензи не догадывался о том, что все эти мысли отразились на его лице. Поравнявшись с ним, Эйприл сразу поняла: что-то произошло.
Перехватив ее вопрошающий взгляд, Маккензи всего лишь пожал плечами.
Они подъехали к хижине. Маккензи соскочил с коня и взбежал на крыльцо. Откинув щеколду, вошел внутрь и быстро осмотрелся. На кухонной утвари, на самодельном сосновом столе лежал тонкий слой пыли. Судя по всему, Эймос отсутствовал неделю, может, чуть больше. Где же он? Поди знай… Скорее всего, в Денвере, выменивает шкуры на провиант и разные мелочи.
Куда теперь? Назад, к себе в долину? Нельзя, там его схватят. В отцовскую хижину? Пожалуй, это разумный выход из создавшегося положения. Во-первых, о ней никто не знает. Во-вторых, там есть немного припасов. Поживут спокойно какое-то время, все необходимое у них есть.
Он вышел на крыльцо. Обвел взглядом небольшую поляну перед домом. Его конь стоял как вкопанный, а вороная лошадка Эйприл нетерпеливо била копытом. Сначала Маккензи снял Дэйви, а потом помог спешиться Эйприл.
Когда она подала руку, он задержал ее ладонь в своей, и тотчас обоих словно огнем опалило. Он сжимал ее руку и не отпускал, хотя пламя страсти уже пылало вовсю, грозя спалить обоих до основания. Несколько мгновений они простояли молча, только сердца неистово колотились, как бы признаваясь во взаимной любви громким шепотом. Эйприл первая нарушила паузу.
— Эймоса дома нет, да? — спросила она с притворным спокойствием. — Значит, здесь мы не можем остаться, а то вас схватят, — добавила она с мягкой настойчивостью.
Эта реплика вернула Маккензи к реальности. Что делать? Он, конечно же, глупец! Сначала нужно было выяснить, дома ли Эймос. Впрочем, что сделано, то сделано. По крайней мере Вейкфилд будет знать, что его дочь и внук живы и здоровы.
— Вообще-то, — Маккензи усмехнулся, — мне казалось, будто вы только и ждете, как бы побыстрее избавиться от меня.
Эйприл потупила взор. Когда он отнял у нее сына, да еще пригрозил, что спуску не даст, если она пикнет, только об этом и думала. А теперь… теперь она не мыслит жизни без него.
Эйприл перевела взгляд на сына. Имеет ли она право распоряжаться его судьбой? Но Дэйви смотрел не на нее, а на Маккензи, и столько любви было в его взгляде, что последние сомнения тут же исчезли.
— Мы едем вместе! — заявила она решительно. — Ни за что здесь не останемся.
Маккензи медлил с ответом, понимая, что наступил решительный момент. Оставить их в хижине Эймоса он не имеет права. Интуиция подсказывала ему, что поисковый отряд уже на подходе и Мэннингам долго ждать не придется, но Маккензи все же опасался. Мало ли что! Он — мужчина и обязан оставаться с женщиной и ребенком, пока не появится кто-то от Вейкфидда.
Эйприл смотрела на него не мигая. Ее глаза не умоляли, а сверкали победным огнем. Гордо вскинутый подбородок придавал ей привлекательность, свойственную женщинам решительным и энергичным. Красавица! — подумал Маккензи и тут же представил себе, что его ждет, если он ее потеряет. Одиночество и пустота…
Хорошо, он забирает их с собой, тем более что в отцовской хижине быт нетрудно наладить. Но все-таки, все-таки… Жизнь вдали от цивилизации может показаться Эйприл чересчур суровой, и она раскается… Этого исключить нельзя.
Коснувшись ладонью ее щеки, Маккензи произнес:
— Что ж, так тому, значит, и быть. Судьба сама решает за нас. Я забираю вас с собой.
Эйприл привстала на цыпочки и поцеловала его в губы. Короткий, благодарный поцелуй не замедлил перейти в страстный и длительный. Они стояли, крепко обнявшись. Первым очнулся Маккензи. Взглянув на Дэйви, он разжал кольцо ее рук.
— И я не хочу расставаться с вами, — произнес он, как всегда, сдержанным тоном, но, увидев ее сияющее счастьем лицо, неожиданно одарил Эйприл лучезарной улыбкой.
Велев Эйприл и Дэйви оставаться на улице, он быстрыми шагами направился к крыльцу. Искать в хижине Эймоса чернила и бумагу не стал, понимая, что безграмотному старику эти вещи ни к чему. Покидая свою хижину, Маккензи взял с собой лишь самое необходимое, так что при нем не было никаких письменных принадлежностей. Ничего другого не оставалось, как только полоснуть острым ножом по запястью. Он так и сделал. На столешницу упали крупные капли крови — одна, вторая, третья… Указательным пальцем Маккензи написал кровью слова, которые — он надеялся — если не будут восприняты как извинение, то уж вразумительно объяснят, что к чему.
Спустя пару минут Маккензи вернулся. Эйприл сразу увидела кровоточащий порез и побледнела, а он, покосившись на Дэйви, покачал головой, давая понять, что не стоит заострять на этом внимание.
Подсадив ее в седло, он и сам вскочил на коня, наклонился, подхватил Дэйви и примостил перед собой.
Не оглядываясь, они пустили лошадей рысью.


Капитан Моррис обвел гневным взглядом хижину. Ну и где этот Эймос? Где, наконец, миссис Мэннинг с сыном и неуловимый Маккензи? Дьявольщина какая-то!.. Он торопился, не давая солдатам передышки, устал как собака, и вот вам! Враг рода человеческого этот разведчик! Обещал оставить у Смита дочь и внука генерала, а сам? Внимание Морриса привлекли бурые пятна на сосновой столешнице грубо сколоченного стола. Он подошел, наклонился. Ничего себе! Только Маккензи способен откалывать такие штучки. С трудом разбирая начертанные кровью каракули, Моррис прочитал:
«Эймос уехал. Не рискую оставить Мэннингов одних. Все в порядке».
— Чтоб ему… ни дна, ни покрышки! — выругался Моррис сквозь зубы и направился к двери.
Сбежав с крыльца, он огляделся. А тут какие следы? Ага, конский навоз… Моррис наклонился. Совсем свежий… Ну ты смотри! Опоздал всего на пару часов…
Боб Моррис резко выпрямился. Налетевший откуда ни возьмись порыв ветра распахнул полу шинели. Моррис взглянул на небо. По небосклону, окрашенному в ядовито-желтый цвет, тащились оранжево-черные тучи. Час от часу не легче! — подумал он, глядя на купы раскачивающихся деревьев. Запахнув шинель, Моррис поежился. Надвигается снежный буран, а уж он-то знает, что это такое! Миссис Мэннинг и ее сыну уготована западня. На несколько недель, а то и месяцев. Если, конечно, Маккензи потащил их в горы. А куда еще? Больше некуда. Горные тропы и перевалы, занесенные снегом, — это ловушка. Сам однажды попал в подобную. Едва не отдал концы. Моррис поморщился, вспомнив весь трагизм ситуации. Лошади пали, и, чтобы не умереть с голоду, пришлось эту падаль есть. Маккензи, конечно, не пропадет. Для него горы — дом родной. А что будет с женщиной и мальчиком?
— Так его и разэтак! — выругался Моррис еще раз сквозь зубы.
Вейкфилд устроит ему разнос. Моррис ощутил холодок под ложечкой. Подозвав жестом сержанта, он бросил сквозь зубы:
— Продолжаем погоню.
— По коням! — скомандовал тот. Двадцать всадников мгновенно взлетели в седла.


Маккензи с опаской поглядывал на небо. Задевая за горные вершины, по небосклону плыли тяжелые свинцовые тучи. Не хватает только снежной бури! Правильно ли он поступает? Не лучше ли вернуться в хижину Эймоса? Как-никак до отцовской хижины полтора дня пути. А вдруг не успеют проскочить до снегопада ущелья Дьявола? А если удастся?.. Тогда спасены: обледенелые горные тропы под снегом — надежная преграда на пути преследователей. А уж когда доберутся до хижины Роба Маккензи, и самая мерзкая непогода не страшна. Отец возводил свое жилище не кое-как, а основательно. Упорный был человек. Там и припасы кое-какие остались. Мука, консервы… Буря утихнет, сходит пару раз на охоту — будет и мясо.
Маккензи покосился на Эйприл. Она с тревогой посматривала по сторонам. Перехватив ее вопрошающий взгляд, он заметил:
— Погода-то как испортилась, а?
— Нет смысла возвращаться назад, — сказала она не раздумывая.
Они уже понимали друг друга с полуслова.
— Риск большой… Снегопад, гололед. Мало ли что…
Эйприл покачала головой. Маккензи и несчастье — несовместимые вещи! Все будет хорошо.
Маккензи понял по выражению ее лица, о чем она подумала, и улыбнулся. Сделав знак Эйприл следовать за ним, он прижал к себе Дэйви и послал коня вперед.
Когда они подъехали к ущелью, повалил мокрый снег. А потом ударил ураганный ветер и началась метель. Эйприл глянула на узкую тропку, извивавшуюся по крутому склону ущелья, и сжалась в комок.
Маккензи спешился, обвел спуск внимательным взглядом. Пока тропа не обледенела, опасность им не грозит, но все же надо быть предельно осторожным.
Эйприл бил озноб от холода и страха, но она оставалась верна себе. Назад ходу нет! Только вперед! Там ее судьба… Взглянув на помрачневшее лицо Маккензи, она произнесла с расстановкой, стараясь изо всех сил, чтобы не дрогнул голос:
— Я хочу, чтобы вы знали: меня ничто не остановит. Я полна решимости.
А Маккензи внимательным взглядом оценивал трудности спуска. Понимая, что каждая секунда дорога, он все еще раздумывал. Через час эта тропа обледенеет, и тогда путь к отцовской хижине будет закрыт. И для него, и для тех, кто идет по следу. Либо они начинают спуск сию минуту, либо… никогда. Эйприл полна не решимости, а ужаса. В ее глазах лишь страх, и больше ничего. А что будет, когда начнут спускаться по отвесному склону? Словно прочитав его мысли, Эйприл вздернула подбородок.
— Не понимаю, чего мы ждем, — произнесла она со смешком.
— Значит, так, — сказал Маккензи. — Вы должны слушаться меня во всем. Делайте только то, что я скажу. Никакой самодеятельности!
Она кивнула и вцепилась в поводья.
Маккензи снял Дэйви, поставил на землю. Из седельного мешка достал одеяло, закутал ребенка, затем взял его на руки и посадил впереди матери.
— Держите сына покрепче, — сказал он, отбирая у Эйприл поводья.
Привязав поводья своего коня к седельной луке, он потрепал его по холке, как бы подбадривая, и они стали спускаться по тропке вниз. Маккензи знал, что его лошадь не отстанет ни на шаг и ни разу не поскользнется.
Тропа становилась все уже, мокрый снег шел на них стеной почти по горизонтали, а встречный ветер обжигал как огнем.
Скоро Эйприл почувствовала, что мужской овчинный полушубок, который Маккензи заставил ее надеть, намок и уже не согревает. Маккензи, в легкой куртке и мокасинах, должно быть, продрог до костей. Неужели этому спуску когда-нибудь наступит конец? Она глянула вниз и чуть было не вскрикнула. Справа от тропы горный склон обрывался глубоким ущельем. Один неверный шаг — и… Она покрепче прижала к себе сынишку, не сводя взгляда с Маккензи. С величайшей осторожностью тот шагал впереди, ведя под уздцы ее лошадь. А когда та вдруг споткнулась, Эйприл помертвела от страха. Маккензи сразу обернулся, похлопал лошадь по холке, что-то ласково нашептывая, и они снова продолжили спуск. Эйприл закрыла глаза и прислушалась к звукам. Цоканье подков по скалистой тропке успокаивало. Но вдруг лошадь стала. Эйприл разлепила заиндевевшие веки и оцепенела. Что случилось, где Маккензи? Он стоял справа от нее, а на его мокром от снега лице сияла торжествующая улыбка.
— Все? — спросила она срывающимся голосом, озираясь по сторонам.
Узкая тропка теперь извивалась широкой лентой по долине. Остервенелый ветер задирал подолы низкорослым деревьям, раскачивая могучие сосны, но уже было не страшно.
— Здесь неподалеку пещера, — сказал Маккензи. — Там мы согреемся и отдохнем.
Он оглянулся. Через несколько минут спуск, стоивший ему героических усилий, станет смертельной ледяной горкой. Тот, кто идет по их следу, дальше не сделает ни шагу. Когда наступит настоящая зима, может, кто-то и рискнет спуститься на дно ущелья Дьявола. Хотя вряд ли… А сейчас и сам он не в силах идти дальше. Замерз, устал. Вот разведет костер, отогреется, тогда видно будет. Впрочем, все равно придется заночевать, скоро стемнеет.
День угасал.


Капитан Моррис остановился на перевале у развилки. Подозвал сержанта. На их лицах было выражение полного недоумения. Два часа назад, когда отряд бросился в погоню за этим — черт бы его побрал! — Маккензи, они четко шли по следу. И вот, пожалуйста! Кругом одни скалы и никаких следов от подков. Остается только руками развести.
— Сержант, значит, так! Вы с десятком солдат давайте налево, я — направо. Пройдете километра три. Если ничего не обнаружите, возвращайтесь сюда, на это место. Осматривайте все. Сломанная ветка, конский навоз… В общем, вы понимаете. Ждите меня здесь около часа. Если не вернусь, стало быть, преследую его. Немедленно отправляйтесь за мной. Все ясно?
Сержант кивнул, хотя больше всего на свете ему хотелось бы оказаться в каком-нибудь ином месте. Он был знаком с Маккензи, достаточно наслышан о нем и прекрасно понимал, что поиски разведчика генерала Вейкфилда — пустое занятие. Но свое мнение высказывать не стал, сознавая, что дочке и внуку генерала угрожает опасность и надо приложить все силы, чтобы их спасти. Запахнув тужурку, сержант сделал знак своей группе следовать за ним и выругался про себя. Ну и погодка, дьявол ее разрази!
Моррис со своими солдатами скоро вышел к ущелью Дьявола. Посмотрел направо-налево и сник. Тропа по краю обрыва уже покрылась наледью. Он послал было свою лошадь вперед, но сразу же отказался от этого намерения, когда лошадь оскользнулась раз, другой, третий… К черту! Не хватает еще сломать себе шею. Тут и Маккензи спасует. В конце концов, он хоть и бывалый разведчик, но все-таки не горный козел. Ну даже если… даже если исхитрился спуститься вниз в такой гололед, то куда исчезла миссис Мэннинг с сынишкой? О Господи! Моррис приподнял воротник, готовый двинуться в обратный путь. Может, сержанту удалось напасть на след? Хорошо бы! А если нет? Придется возвращаться в форт Дефайенс несолоно хлебавши. Делать нечего. Не дай Бог снегу навалит! Можно оказаться заживо погребенным под снежной лавиной. В горах обильные снегопады всегда этим заканчиваются. А что он скажет генералу Вейкфилду? Боб Моррис вспомнил все ругательства, какие подбросила память, сделал знак солдатам следовать за ним и повернул обратно.
Он нисколько не удивился, когда сержант доложил, что Маккензи как сквозь землю провалился. Настроение было хуже некуда. Только и остается вернуться в хижину Смита, где можно хотя бы отогреться, подкрепиться и отдохнуть перед дальней дорогой. До форта Дефайенс как минимум пять дней пути.


В течение часа Маккензи возился с растопкой. Влажный валежник тлел, дымил, но огонь все не занимался. Положение спасло несколько пригоршней можжевеловых иголок. Они сразу затрещали, вспыхнули и облизнули язычками пламени пару подсохших веток.
Эйприл дрожала как осиновый лист. Она никак не могла согреться, да и нервное напряжение сказывалось. Господи, неужели этот озноб никогда не кончится? Бедный Маккензи! Уж он-то совсем окоченел, думала она, поглядывая на него. А Дэйви, как он? Закутанный в несколько одеял, ребенок согрелся и заснул.
Маккензи первым делом завел в пещеру лошадей, благо она оказалась довольно вместительной. Ветер усилился, мокрый снег валил хлопьями, и, прежде чем развести костер, он проявил заботу о них — укрыл от непогоды. Потом отправился за хворостом. И теперь, когда костер наконец разгорелся, было видно, что его бьет дрожь.
Эйприл достала из седельного мешка одеяло, подошла, набросила на него, положив ему на плечи руки. А спустя мгновение обняла его, стараясь согреть своим телом. И как только она это сделала, он начал клацать зубами. Она наклонилась и приникла головой к его заиндевелым волосам.
Маккензи выпростал руку из-под одеяла и крепко сжал ее ладонь. У него такая большая рука, а у нее такая маленькая, изумилась Эйприл, разве хватит ее тепла, чтобы его согреть? Но все равно ему так теплее.
— Я вас люблю, Маккензи, — прошептала она, едва шевеля губами и надеясь, что он не услышит.
Эйприл знала, что эти слова его пугают, но не смогла удержаться, потому что переполнявшие ее чувства рвались наружу. И сразу почувствовала, что он напрягся, а когда встретилась с ним взглядом, увидела в его глазах железную непреклонность.
— Лучше не надо, — произнес он вполголоса.
«Кому лучше? » — подумала она, намереваясь выяснить это и все остальное.
— Боюсь, это от вас не зависит, — сказала она, выделяя голосом каждое слово. — Я полюбила вас, и тут уж ничего не поделаешь.
Костер ярко пылал, отдавая им свое тепло и свет. Языки пламени отбрасывали причудливые тени на стены пещеры. Эйприл поправила одеяло и обнаружила, что Маккензи уже перестал дрожать. Ну вот, можно и отдохнуть. Она примостилась возле него. Но спустя мгновение Маккензи распахнул одеяло, и она, задержав дыхание, скользнула в уютное тепло.
Прижавшись друг к другу, оба смотрели на огонь. Тихо посапывал во сне Дэйви, шумно вздыхали лошади. А они молчали.
У Эйприл горло перехватило от счастья, а Маккензи со свойственной ему рассудительностью предался размышлениям.
Он почти физически чувствовал, как в нем крепнет решение. Мужчина без женщины неуязвим. Это он точно знал, как и то, что никто не бывает абсолютно независим. Но если люди зависимы друг от друга в равной степени, то это не опасно. Просто вся жизнь не должна зависеть от одного человека. Тут двух мнений быть не может…
Эйприл не знала, любит ли Маккензи ее так, как она его, но, поняв, что его к ней влечет, дала волю своему чувству, отбросив все условности. Когда ее роман с Дэйвидом был близок к завершению, отец вызвал ее на откровенный разговор. Женщины, сказал он, более мужчин способны на самообман и могут иной раз всю жизнь прожить с человеком по привычке. И добавил, что любить — это когда хочешь с кем-то состариться.
Только теперь она убедилась, что отец прав. Быть рядом с Маккензи всю жизнь — это счастье. Но счастье отличается от наслаждения. Оно предполагает и борьбу, и терпение, и самоотречение.
Что ж, она не отступится. Если Маккензи все еще сомневается в искренности ее чувств, придется доказывать, ведь любовь не знает гордости.
Со спокойной и удивительной смелостью, на которую способны только женщины, Эйприл сунула руку в вырез влажной рубашки и стала поглаживать мускулистую мужскую грудь теплой ладонью. Спустя минуту мышцы дрогнули. Подняв к Маккензи лицо, Эйприл вопросительно взглянула на него. Бурлившая в стальных глазах страсть выплеснулась на нее, едва не лишив дыхания. Ее губы сами по себе потянулись к его губам, руки обвили шею — одним словом, тело повело себя совершенно самостоятельно.
И Маккензи, потеряв самообладание, издал покорный стон и сдался на милость победителя.
Он был уже не в силах противостоять натиску желания, устал сражаться с собой. Взяв ее лицо в ладони, он разомкнул языком податливые губы.
Поцелуй оказался для него как бы свежим глотком воздуха — сумятица мыслей и пока еще неясных чувств сразу улеглась. Спустя минуту, убедившись, что не отвергнут, он уже упивался нежным поцелуем.
Господи, какое же это наслаждение!
Возбуждение его достигло крайних пределов. Его бросало то в жар, то в озноб. Мелькнула мысль, что отношения мужчины и женщины сродни явлениям природы. То ледяные порывы ветра, то нестерпимый зной.
А если такой порыв подхватит и сбросит с обрыва? — подначил внутренний голос.
Ну и что! Он, может, всю жизнь ждал этой минуты… Может, пропасть с ней — его судьба?
Эйприл не отводила взгляда от его лица. Она увидела, как затуманились его глаза, и поняла, что Маккензи вернулся — минуту назад мыслями он был не с нею.
Ласковые, но уже нетерпеливые мужские руки пробежали по пуговкам блузки и вдруг замерли, прикоснувшись к ее груди. Потом снова ожили — он ее раздевал. Ей хотелось помочь ему, но она не решалась, боялась вспугнуть.
Поцеловав Маккензи в щеку, она не удержалась и коснулась языком мочки уха — желание переполняло ее. Если он ее оттолкнет, как в тот раз, она этого не переживет — просто сгорит в огне страсти. По крайней мере обуглится, как головешка.
Он снял с нее блузку, шемизетку, скинул с себя рубашку. И теперь они лежали на одеяле, соприкасаясь полуобнаженными телами.
Эйприл вдруг подумала, что ей совсем не холодно. А когда Маккензи припал губами к груди, ее кинуло в жар, а соски набухли, словно почки на деревьях ранней весной.
Он положил ей руку под голову, прижал к себе, и она поняла, что и его желание стало неодолимым.
Юбка с оборванным подолом и кожаные штаны в обтяжку невыносимо досаждали своей ненужностью. Эйприл с удивлением прислушивалась к ощущениям, ей совершенно неизвестным, они нарастали, а где-то внизу живота словно распрямлялась сжатая пружина… Ничего подобного она не ощущала с Дэйвидом и даже не подозревала, что любовное томление сродни физической боли.
Из горла у нее вырвался какой-то странный звук — то ли стон, то ли всхлип…
А Маккензи тем временем уже целовал ее грудь. Эйприл внезапно кинуло в озноб, как при солнечном ожоге. Если сейчас он в нее не войдет, мелькнуло в голове, она умрет. Его прикосновения наполнили ее таким ожиданием счастья, что она не справится с отчаянием, если этого не произойдет.
Ее рука легла на бугор между его ногами. Упираясь в выношенную кожу штанов, бугор пульсировал и был обжигающе горячим на ощупь. Оказывается, Маккензи испытывает те же самые физические страдания, что и она.
Она потянула за шнурок, продернутый в поясе кожаных штанов, которые совсем недавно скребла и полоскала в реке, и принялась нетерпеливо их расстегивать. Мужское орудие вырвалось наружу, и пальцы ее алчно завладели им.
Маккензи застонал, по телу пробежала судорога. А потом он, как голодный, которому дали хлеба, поглотил ее губы, между тем как руки его метнулись к ней под юбку — он снял с нее штанишки так же ловко как и она его брюки.
Положив ладонь на пушистый холмик, он опять застонал и быстро стянул с нее юбку. Атласная кожа ее живота привела его в восторг. Поглаживая ее бедра, Маккензи наклонился, лизнул нежный атлас языком, а его пальцы скользнули вниз, зарылись в кустистую шелковистость лобка и замерли, когда ее тело выгнулось дугой в ответ на его прикосновение.
Маккензи внезапно оробел, даже, пожалуй, испугался. Сумеет ли он доставить удовольствие любимой женщине? В том, что он ее любит, Маккензи уже не сомневался. Но сможет ли выразить силу своего чувства в ласках?
Близость с другими женщинами, а они у него, естественно, были, не требовала нежности. Партнерши либо хотели побыстрее получить за любовь деньги, либо торопливо удовлетворяли его и свою похоть.
Но сейчас он думал лишь об одном: близость с Эйприл — это любовный диалог. Она должна почувствовать, что он боготворит ее. А слов не будет. Так он решил. К чему слова? Слова — это пустое.
Упираясь локтями в землю, Маккензи нависал над Эйприл, не решаясь припасть к ней. Это стоило ему нечеловеческих усилий — он собрал всю свою волю в кулак. А затем, больше не в силах сопротивляться женскому притяжению, позволил своему мощному орудию коснуться самой чувствительной и нежной точки ее тела и сразу почувствовал: Эйприл затрепетала.
Она вскинула руки, ухватила его за плечи, стараясь прижать к себе. Но он все медлил, все выжидал, смаковал минуты, секунды.
Костер между тем разгорался. Языки пламени отбрасывали отблески на прекрасное женское тело. Маккензи любовался им, выжидая, когда костер страсти вспыхнет яростным огнем — они в этот огонь сразу и бросятся.
Он покрывал ее лицо поцелуями. Глаза, скулы, подбородок… пока не почувствовал, что пришла пора кинуться в огонь вместе с нею.
Пылающий факел любви вошел в ее влажную нежность, и она сразу подалась навстречу ему.
Они уже оба корчились в яростном пламени, а их души и сердца плавились, сливаясь воедино.
Наконец их тела, вспыхнув последним снопом ярких искр, погасли…
Оба долго лежали в сладком забытье, прислушиваясь к себе. Она не шевелилась — ей хотелось задержать его в себе. А он не хотел уходить. Потом все же оторвался от нее, натянул свои кожаные штаны и, подбросив хворосту в костер, подошел к Дэйви.
Мальчуган спал как убитый. Умаялся, подумал Маккензи. И буря нипочем — ни та, что снаружи, ни та, что внутри. Он улыбнулся. Боковым зрением Маккензи видел, что Эйприл не отводит от него взгляда. Он подошел к ней. Ее глаза просили разделить с ней ложе. И он не устоял.
Взял второе одеяло, накрыл Эйприл и, молча улегшись рядом, обнял ее. Угнездившись в его объятиях, она поцеловала ему руку.
Эйприл знала, что утром не найдет его возле себя. Но ее переполняло чувство благодарности. Как странно — она в горах, занесенных снегом, вокруг бушует метель, а ей так хорошо, как никогда в жизни. Эйприл прижалась к нему и закрыла глаза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордое сердце - Поттер Патриция



хороший роман сюжет супер советую прочитать
Гордое сердце - Поттер Патрициявалентина
8.06.2012, 10.40





Этот роман не просто супер, он очарователен, прекрасен,захватывающий! Мне он безумно понравиля, я счастлива что прочла его! Этот роман красивый, чарующий! Мне нравиться в этом романе то что автор описал все то что должно быть в настоящем мужчине и женщине и смог описать и раскрыть всю ту глубину чувств и характер главных героев! Он затрагивает все струны души как великолепный музыкант! Вообщем роман просто великолепен и поистени его можно назвать шедевром! Автору спасибо и браво!
Гордое сердце - Поттер ПатрицияНаталья
1.08.2012, 20.17





красивая история любви белой женщины к полукровке чистые и нежные чувства прекрасные отношения настоящий и мужественный мужчина способный защитить женщину и ребенка
Гордое сердце - Поттер Патрициянаталия
2.08.2012, 14.49





Роман классный,главный герой -мечта,гл.героиня-умничка,сильная духом и нежная.Читать надо.
Гордое сердце - Поттер ПатрицияКатерина
10.04.2013, 10.36





всем советую прочитать этот роман просто супер, герои просто класс, читайте.
Гордое сердце - Поттер Патрициямайлза
22.08.2013, 0.30





Очаровательная история. Очень понравилась.
Гордое сердце - Поттер ПатрицияОльга К
22.10.2013, 23.46





Нормальный роман , для меня совсем не шедевр, извините. Прочитала и забыла , ничего в нём не зацепило.
Гордое сердце - Поттер ПатрицияВикушка
8.11.2013, 17.28





Хороший роман,любовь без выкрутасов.Жаль полукровок американских,как жестоки к ним люди!
Гордое сердце - Поттер ПатрицияЧертополох
9.11.2013, 15.49





Викушка дело говорит :) И мне этот роман как ровное место...
Гордое сердце - Поттер ПатрицияМария
8.01.2014, 17.20





Все ладненько и гладенько, эмоций маловато. Роман не впечатлил
Гордое сердце - Поттер ПатрицияОлененок
30.01.2014, 23.07





Красивая сказка, читается на одном дыхании - прочитала часа за 3, хотелось ещё, но быстро закончилась книга :-)
Гордое сердце - Поттер ПатрицияВиктория
29.04.2014, 23.19





Прекрасный,чистый,нежный.Вот такой должна быть настоящая любовь!10
Гордое сердце - Поттер Патрициясвет лана
19.08.2014, 8.48





скучно
Гордое сердце - Поттер Патрициянаталия
19.08.2014, 13.37





Хороший роман. С удовольствием прочитала.
Гордое сердце - Поттер ПатрицияСофия
19.08.2014, 13.52





Хоооший роман. 8 б.
Гордое сердце - Поттер Патрицияleka
19.08.2014, 21.20





Роман прочитала с большим удовольствием
Гордое сердце - Поттер ПатрицияЛюдмила Михайловна
1.12.2014, 21.25





Читать, конечно читать!
Гордое сердце - Поттер ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
23.02.2015, 8.26





неплохой роман.
Гордое сердце - Поттер ПатрицияВАЛЕНТИНА
29.04.2015, 14.53





Отличный роман.Всё как в жизни.Читать обязательно!
Гордое сердце - Поттер ПатрицияНаталья 66
2.05.2015, 13.27





Читаю и перечитываю. Красивая, романтичная история с надрывом, о настоящих чувствах двух хороших людей.Побольше бы таких романов к которым хочется возвращаться.+ 10
Гордое сердце - Поттер Патрицияс
1.06.2016, 18.32





Что-то мне в характере Маккензи не хватило...страстности ли...решительности ли в отношениях?!Вообщем,что-то не так...И героиня не в моем вкусе,я люблю живых и с достоинством барышень.
Гордое сердце - Поттер ПатрицияФАЙРА
18.10.2016, 14.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100