Читать онлайн Дама его сердца, автора - Поттер Патриция, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама его сердца - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама его сердца - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Дама его сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Джэнет сидела в спальне и смотрела в окно. Ей по-прежнему никак не удавалось вырвать у Реджинальда расходно-приходные книги. Ездила она и к адвокату, но безуспешно — он тоже твердил, что женщины лишены способностей управлять делами. «Очень жаль, конечно, что после рождения сына ваш муж не сделал дополнительных распоряжений относительно опекунства. Но вы должны благодарить судьбу, что ваш деверь взваливает на себя такое бремя».
Джэнет негодовала, но молча. Прошло уже больше недели, как она послала письмо маркизу Брэмуру, но ответа не было, и Джэнет не знала, радоваться этому или горевать. В любом случае ей ничего не оставалось, кроме как воззвать к его сочувствию, — тем более что Реджинальд наотрез отказался признавать ее владелицей Лохэна. Он даже запретил грумам исполнять ее приказания и пригрозил, что, если она не угомонится, он обвинит ее во всеуслышание в убийстве мужа и предаст суду.
Девочки отправились с няней на послеобеденную прогулку, и Джэнет тоже захотелось прогуляться. Она спустилась вниз, вошла в конюшню и стала выбирать лошадь. Кевина не было видно, а к ней подошел другой конюх, очень грубый на вид.
— Хозяин сказал, что вам нельзя выезжать верхом в одиночку.
— Я сама себе госпожа!
— Нет, миледи, я получил приказ.
Значит, адвокат сообщил Реджинальду, что она приезжала к нему, и деверь решил не допускать больше никакого вмешательства в его дела.
— Ну, значит, ты поедешь со мной.
— У меня и здесь дел по горло, — грубо отвечал конюх.
— А где Кевин?
— Понятия не имею.
— Он же работал здесь еще вчера! Но конюх только пожал плечами.
— Как тебя зовут?
— Бэйн.
— Так вот, Бэйн, еще одно возражение — и тебе придется покинуть Лохэн.
— Вы здесь не хозяйка!
— Я не знаю, что тебе сказал достопочтенный Реджинальд Кэмпбелл, но я графиня Лохэн. Мой деверь не имеет никакого права что-либо мне запрещать. Мой сын — граф-наследник!
Неизвестно, что его остановило, может быть, ее гневный голос, но конюх заколебался.
— Ладно, можешь не седлать лошадь, но впредь я бы тебе посоветовала десять раз подумать, прежде чем отказывать мне в праве на мою же собственность.
Ее слова возымели действие, а может, он просто решил, что она не справится с лошадью. Конюх сердито взглянул на Джэнет и направился к замку. Как только он скрылся из виду, она взяла самую легкую сбрую и быстро оседлала одну из кобыл. Когда Джэнет выехала из конюшни, Бэйн уже шел обратно. Он кинулся к ней, что-то крича на бегу, но его крик только подстегнул кобылу, она припустилась рысью, а потом перешла в галоп.
Когда замок скрылся из виду, Джэнет натянула поводья и пустила кобылу шагом, направив ее в сторону гор. Только один-единственный день! Только сегодня… Слезы подступили к ее глазам. «Это, наверное, от усталости, — подумала она, — а вовсе не от жалости к себе».
Джэнет поднялась в горы и поехала к небольшому водопаду. Волосы ее выбились из пучка и рассыпались по плечам. Как давно она не ощущала такой свободы!
Прошел еще час. Неожиданно спустился туман, воздух стал холодным, и Джэнет озябла. Дрожа, она повернула назад. Пора, давно пора возвращаться.
На полпути к замку Джэнет увидела пастбище и дом, над трубой которого курился дымок. Она ехала по аккуратно вспаханной земле, но здесь ничего не было посеяно. Это удивило Джэнет, она подъехала к дому, соскочила с лошади и постучалась. Дверь открылась, и на пороге показался мужчина средних лет.
— Я… Джэнет Кэмпбелл, — неуверенно сказала она, не зная, остаться или ехать дальше.
— Да уж, знаем, знаем, кто вы есть, — ухмыльнулся человек.
За ним стояла женщина.
— Она вся промокла и дрожит от холода, Энгус! — Отодвинув мужа в сторону, она вышла на крыльцо. — Входите и погрейтесь, графиня.
В доме было сумрачно, стены потемнели от дыма. Сильно пахло торфом. Джэнет взглянула на стол, уставленный мисками, потом — на четверых маленьких худых ребятишек.
— Вы не поедите с нами горячего супа? — спросила женщина.
В углу кто-то протестующе заворчал — там сидел юнец постарше.
— Нам самим еды не хватает, — пробормотал он.
— Тише! — приказала женщина.
— Нет, спасибо. Я просто увидела дым и подъехала. А поля у вас не засеяны.
— Семян нет, — буркнул юноша.
Джэнет сглотнула горький комок в горле. Это была обязанность лорда, владельца земель, — обеспечивать арендаторов семенами. А без семян и, следовательно, без урожая чем они будут платить за аренду? Ее муж хотел получить побольше земли под пастбища и из-за этого морил своих арендаторов голодом. Но тем не менее эта женщина хотела разделить с ней еду, которой явно не хватало, чтобы накормить досыта семью! Джэнет очень хотелось заверить их, что семена у них будут, но как она может что-то обещать, когда сама нуждается в помощи? Ведь ей приходится чуть ли не красть лошадь, чтобы немного проехаться верхом! Неудивительно, что Реджинальд не желает допускать ее к ведению дел.
— А у других арендаторов… тоже нет семян?
— А вы что, ничего об этом не знаете? — огрызнулся старший сын.
— Джон! — упрекнула его мать.
— А что? Разве это не они довели нас до ручки? — Юноша приблизился к Джэнет — на вид лет восемнадцати, высокий, с черной прядью волос на лбу. — А если хотите знать, то многие уже подались из здешних мест. И они теперь не голодают. Но моя мать и бабушка уезжать не хотят, вот мы и сидим голодные — все ждем, когда шериф нас отсюда выгонит.
Джэнет вдруг показалось, что ее пронзило острое жало. «Это его ненависть», — догадалась она, и ей захотелось бежать отсюда без оглядки. Но — нет. Последние несколько лет она вела себя как последняя трусиха. Довольно! Она постарается что-нибудь сделать для этих людей. Да, Реджинальд разозлится еще больше, однако, может быть, ей удастся тайком передать арендаторам хоть немного еды.
«Я хочу им помочь, — подумала она. — Я должна им помочь. Ради Калина, который унаследовал эти земли».
Джэнет выпрямилась:
— Спасибо за гостеприимство.
— Но ведь у вас еще одежда не высохла, — возразила женщина.
Юноша фыркнул:
— Скоро ей будет тепло, и она вкусно поужинает! Джэнет повернулась к нему.
— Вы правы, — сказала она мягко. — И я хочу… хотела бы…
Но к глазам ее подступили слезы, и Джэнет вышла, не договорив. Она вскочила в седло и оглянулась. Шесть пар глаз неприязненно смотрели ей вслед. Только у женщины в глазах была безмерная, не по годам, усталость.
Джэнет повернула лошадь в сторону Лохэна. Так или иначе, но она должна взять бразды правления в свои руки! Джэнет поклялась себе, что никто и никогда больше не подчинит ее своей власти, никому она не позволит контролировать ее действия.


Нил гнал лошадей во всю мочь. Посыльный, Тим, ехал на лошади из конюшни маркиза, а его собственная кляча осталась в Брэмуре, где должна была подкормиться и отдохнуть. Наверное, священник заплатил Тиму соверен за услуги. Надо будет ему добавить и, может быть, найти какую-нибудь работу для него. Юноша сказал, что отец его уже давно не работает и есть еще трое младших братьев, которых надо кормить.
Нил не мог не понимать, как все переменилось в Шотландии после Куллодена. Камберленд прошел по стране с огнем и мечом, казня направо и налево и стирая с лица земли и дома бедняков, и замки лордов. Большая часть кланов в Горной Шотландии была истреблена — во всяком случае, все якобиты. Нил закрыл глаза, припоминая, как они сражались при Куллодене — гордые, храбрые, упрямые. Лучшие люди Шотландии. До самой смерти он будет жалеть, что воевал с ними. И попытается загладить свою вину подобно тому, как это сделал Рори.
Он приехал в Лохэн под вечер. Во дворе замка стоял шум, раздавались крики. Реджинальд Кэмпбелл кого-то громко бранил. Он зло взглянул на запылившегося, промокшего Нила. С посыльным маркиз распростился в маленькой деревушке за несколько миль от Лохэна — он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о письме Джэнет. Пусть думают, что он приехал как посланец Камберленда. Кэмпбелл глядел на него, не узнавая, — на похоронах брата он был пьян и никого не помнил.
Нил соскочил с коня.
— Здравствуйте, Кэмпбелл, — сказал он, намеренно опустив обращение «достопочтенный».
Кэмпбелл окинул Нила презрительным взглядом.
— Ко мне надо обращаться «милорд»!
— Не думаю, что это так. Милорд — это маленький граф Колин, но он еще слишком мал, чтобы к нему обращаться.
— Вас все это не касается! — буркнул Кэмпбелл и отвернулся.
— Да нет, касается, — невозмутимо ответствовал Нил. — Я назначен опекуном графа-наследника. Полагаю, это вы убедили герцога Камберленда, что женщина, то есть его мать, не способна управлять таким поместьем. Я вам за это весьма благодарен.
Реджинальд побледнел как полотно, а потом кровь снова бросилась ему в лицо.
— Вы лжете!
— Возьмите свои слова обратно, Кэмпбелл. Еще никому не удавалось назвать меня лжецом без последствий. Кэмпбелл снова побледнел.
— Кто вы?
— Ах, я забыл представиться? Извините. Я маркиз Брэмур. Вы можете называть меня «милорд». И я еще не слышал ваших извинений.
Нил знал, что не надо бы так мучить человека, но поделом ему за те страдания, которые он, очевидно, причинял Джэнет.
— Его светлость не должен был… не мог… Этого быть не может, — промямлил Кэмпбелл.
— Он смог, — удовлетворенно произнес Нил. — А где графиня?
— Мы ее как раз ищем. Она уехала верхом несколько часов назад.
— А что в этом такого необычного? Реджинальд что-то пробурчал себе под нос.
— Я вас не слышу, — возвысил голос Нил, почувствовав неладное. Неужели Реджинальд никуда не выпускает ее из дома, как пленницу?
— Видите ли, в наших краях женщине ездить одной небезопасно. Некоторые арендаторы бездельничают и злятся. Мой брат кое-кого прогнал.
Нил почувствовал прилив гнева. Однако надо было проявлять осторожность: герцог высоко ценит клан Кэмпбеллов.
— Давайте вместе ее поищем, — предложил он.
Реджинальд наконец вспомнил, что уже видел Брэмура:
— Вы были на похоронах моего брата?
— Вы несколько запоздало это вспомнили. Но я был, это правда.
— Вы знакомы с графиней?
— Да, наши отцы дружили.
— И теперь вы считаете, что земли Лохэна должны принадлежать вам? Но это мои земли.
— Я считаю, что по праву наследования они принадлежат маленькому графу. А теперь мне нужна свежая лошадь, чтобы отправиться на поиски графини.
Реджинальд сжал кулаки в бессильной ярости, но в эту минуту раздался крик. Нил обернулся и увидел женскую фигуру на лошади. А кричал бегущий к ней грум. Женщина наклонилась и что-то ему сказала, грум подался в сторону, и тогда она увидела Нила. Он подошел к ней и протянул руку, чтобы помочь спешиться. Рука у нее была холодная.
— Вы озябли, миледи.
— Милорд, я не ожидала вас увидеть.
— Неужели, миледи? — Нил говорил очень тихо, чтобы не услышал Реджинальд. — Вы озябли, — повторил он, — вам нужно согреться. Поговорим потом.
— Так вы останетесь?
— Да, миледи.
Джэнет бросила быстрый взгляд на деверя.
— А что Реджинальд?
— Его мнение в расчет в данном случае не принимается.
Он смотрел, как она идет к замку, закутавшись и промокший плащ, гордо выпрямившись и, как всегда, с изяществом и достоинством. Смотрел и думал, что это самая прекрасная женщина из всех, кого ему приходилось встречать.


Джэнет дрожала — и не только от холода. Она не ожидала, что Нил приедет. Она надеялась только на одно; что он, самое большее, замолвит за нее слово Камберленду. Что ему здесь надо? И что он имел в виду, сказав так о Реджинальде?
Кто-то легко постучал в дверь, и на пороге возникла очень взволнованная Люси.
— Вас все искали, миледи!
— А что, хозяйка не имеет права немного прогуляться верхом?
— Но этот новый грум… Он сказал, что вы украли лошадь.
— Как я могу украсть свою собственную лошадь? А что случилось с Кевином?
Девушка промолчала, на глаза ее навернулись слезы.
— Ладно, постараемся что-нибудь сделать, но сначала помоги мне переодеться.
— Да, миледи.
Люси развязала ленты на платье Джэнет, подала ей теплый халат и подложила в камин несколько полешек.
— Маркиз давно приехал?
— Вот только что.
Как же она выглядела, когда он подошел! Мокрая, с растрепанными волосами… Наверное, он возблагодарил небо, что не женился на ней тогда.
— Ты поможешь мне уложить волосы? Мне нужно сойти вниз.
— Вы все еще дрожите, миледи.
— Неважно.
— Постараюсь как смогу, миледи.


Через час Люси подала Джэнет зеркало. Волосы были заплетены в толстую косу и красиво уложены на затылке. Несколько еще влажных локонов осеняли бледное, худое лицо. Джэнет пощипала щеки — может, немного покраснеют. Но платье она не переменила, поскольку носила траур, а другого черного платья у нее не было.
Поблагодарив Люси, Джэнет пошла в детскую. Три светлые головки сразу повернулись к двери. Грэйс держала на руках Колина, который заворковал и протянул к Джэнет ручонки.
Первой к ней подбежала Аннабелла и, обиженно оттопырив нижнюю губку, сказала:
— А я беспокоилась!
— Но больше беспокоиться не о чем, ягодка моя. Я просто проехалась верхом.
— А дядя Реджи очень рассердился. Он думал, что мы знаем, куда ты поехала, — осторожно добавила Грэйс. Джэнет прижала к себе Колина.
— Он вас не бил?
Грэйс покачала головой, но взгляд у нее был испуганный. «Надо поскорее уезжать отсюда, — подумала Джэнет. — Ради детей. И пусть нам поможет Брэмур! Но чего будет стоить его помощь? Никто ничего задаром не делает. Он тоже захочет чего-нибудь взамен. Надо надеяться, что цена будет не слишком высока».
Джэнет поцеловала Колина, посадила его на пол и заключила в объятия падчериц, всех по очереди. Аннабелла подошла последней и запечатлела на щеке мачехи влажный поцелуй.
— Оставайтесь здесь, — велела Джэнет. — Люси принесет вам ужин.
Грэйс кивнула, и сердце у Джэнет дрогнуло. Она делает все, чтобы защитить девочек, но так и не может пока изгнать из их глаз это испуганное выражение.


Когда она спустилась вниз, Макнайт доложил, что маркиз Брэмур ожидает ее в гостиной. Джэнет закусила губу и открыла дверь. Нил Форбс сидел в кресле перед горящим камином, скрестив длинные ноги. Черные волосы выглядели так, словно он причесывался пятерней, и одет он был скорее как торговец, а не как подобает лорду. Он еще не заметил ее, и Джэнет с минуту пристально изучала выражение его лица. Казалось бы, он должен сейчас выглядеть спокойным и удовлетворенным, но нет, во всем его облике чувствовалось напряжение, скрытое внутреннее беспокойство, которое она замечала за ним и раньше, в Брэмуре. Правда, он тогда казался ей сдержанным и тихим, даже стеснительным. Это ей и понравилось в нем. Рядом с постоянно пьяным и хвастливым Дональдом он показался ей очень привлекательным.
И все это была сплошная ложь!
Нил повернулся и встал, слегка поклонившись.
— Миледи, я не слышал, как вы вошли.
— Вы прибыли из Брэмура?
— Нет, из Эдинбурга.
— Вы получили мое письмо?
— Да, но я был в отъезде, когда его привезли. Иначе бы я оказался здесь скорее.
— Я не знала, к кому еще обратиться.
— Вам ничего не надо объяснять. Я все знаю о судьбе ваших отца и брата. Я был очень огорчен, узнав об их смерти.
— Почему же? Ведь они были якобиты, — неожиданно для себя с горечью сказала Джэнет. Она знала, что Форбсы из Брэмура сражались у Куллодена на стороне Камберленда.
— Они были хорошими людьми.
Ей бы хотелось поверить ему, поверить в искренность его слов. Но однажды она ему уже поверила, и оказалось, что ему нужно было только ее приданое.
Нил вдруг шагнул к ней и ласково коснулся ее щеки тыльной стороной ладони.
— Я надеялся, что вы уже не такая худенькая, как прежде.
— А я надеюсь, что вы уже не такой лжец, как раньше.
Джэнет сознавала, что это жестоко с ее стороны. Но надо было заставить его отойти: она боялась, что не выдержит и бросится в его объятия. А вот этого не будет никогда. Никогда!
Нил отступил на шаг, и на щеке его дрогнул мускул. «Наверное, сейчас я сделала самую большую ошибку в своей жизни, — подумала Джэнет. — Оскорбила единственного человека, кто мог бы мне помочь».
Он отступил еще на шаг.
— У меня для вас есть новости, но я не уверен, что они вас обрадуют.
— Просьбу Реджинальда удовлетворили? — с замиранием сердца спросила она.
— Нет, его светлость назначил другого опекуна.
Сердце у Джэнет едва не остановилось. Ей не понравилось, как он это сказал — словно ей предстояло услышать что-то очень плохое. Но что могло быть хуже того, если бы Реджинальд получил законную власть над Лохэном и ее сыном?
— Кто он? — прошептала Джэнет.
Нил отвернулся и поглядел в огонь. Вся его фигура дышала силой и невозмутимостью.
— Опекуном вашего сына назначен я, — тихо ответил он.
На мгновение Джэнет остолбенела. Сердце сжалось. Что же она наделала? Заменила одного тюремщика другим, одного лжеца на другого!
— Но как же вы могли?.. — прошептала она.
— Это был единственный выход из создавшегося положения, миледи. Мне пришлось сказать, что я… питаю к вам интерес. Камберленд не намерен оставлять такие обширные владения под контролем женщины — и тем более якобитки.
— А я своим письмом преподнесла их вам на блюдечке, — с горечью отозвалась Джэнет.
— Меня Лохэн совершенно не интересует. Вернее, меня интересует только одно: чтобы он был сохранен для законного владельца. О вашем письме я его светлости и не заикнулся. Я лишь сказал, что мой дядя дружил с вашим отцом и тоже просил бы вам помочь.
— И он этому поверил?
— Сомневаюсь. Но он хочет, чтобы земля оставалась в руках лояльно настроенных подданных короля.
— То есть в ваших руках.
— Да.
— Вашей семье очень везет на краденые земли, — желчно заметила Джэнет.
— У меня нет ни малейшего намерения завладеть наследством вашего сына. Вы достаточно поверили мне, чтобы просить о помощи. Поверьте же и теперь.
— Вы ошибаетесь: я вам не поверила. Просто мне больше не к кому обратиться. И я надеялась только, что вы походатайствуете перед Камберлендом о назначении меня опекуншей. Не более того. И уж, конечно…
Голос ее замер.
— Джэнет?
Она сморгнула, услышав, как нежно звучит у него на губах ее имя. Совсем как раньше…
— Я вам больше никогда не поверю. Однажды я сделала эту ошибку, но больше ее не повторю.
Нил сжал губы, но ничего не сказал в свою защиту.
— Я поищу для вас надежного помощника по управлению поместьем, но все решения будете принимать вы. По необходимости я время от времени буду сюда наезжать. Камберленд ожидает от меня отчета по ведению дел, и я не хочу никаких осложнений из-за вашего деверя. Постараюсь, однако, не слишком часто попадаться вам на глаза.
— А на что вы рассчитываете взамен?
Нил отшатнулся, словно Джэнет его ударила. Затем горько, только кончиками губ улыбнулся. Она вспомнила, каким он прежде был уязвимым. Не надо об этом забывать.
— Вы уже рассказали обо всем Реджинальду?
— Да, и нельзя сказать, чтобы он обрадовался.
— Он пригрозил, что подаст на меня в суд по обвинению в убийстве.
— Не подаст, если не хочет, чтобы его отсюда прогнали. А ему и его семейству придется тогда уехать из Лохэна. Я дам ему это понять недвусмысленно.
Джэнет прислонилась к стене. Да, Нил Форбс может быть беспощадным. Но он не ответил ей, на что он рассчитывает, чего ожидает. Он что-то сказал Камберленду об интересе к ней. Господи, неужели он намекнул, что все кончится браком?! Никогда. Она никогда больше не выйдет замуж. Никогда не поставит себя в зависимость от мужчины. И какой интерес Нил может к ней питать? Никакого. Он очень ясно дал ей это понять много лет назад. Но чего же он все-таки хочет? Жениться на женщине, которую одобрит Камберленд? Сделать ее своей любовницей?
— И у меня нет никакого выхода? — с трудом проговорила она.
— Нет.
Джэнет закрыла глаза. Из огня да в полымя! Как она могла совершить такую глупость?! Ей казалось, что главная задача — перехитрить Реджинальда. И она очень радовалась, когда ей это удалось. Однако маркиза Брэмура, человека с холодным осторожным взглядом, которого она не узнавала, перехитрить не удастся.
— Как долго вы здесь проживете?
— Пока Реджинальд не поймет, где его место, а вы не перестанете нуждаться в непосредственной помощи. Она удивилась:
— Что вы хотите сказать?
— По дороге сюда я заметил, что многие поля не засеяны.
— Вы хотите помочь людям — или согнать их с насиженных мест?
— Я уже сказал, что решения будете принимать вы.
— А если я захочу сама управлять Лохэном? Нил одобрительно посмотрел на нее:
— А вы полагаете, что сможете?
— Да. И лучше, чем это делал мой муж.
— Ну, если судить по тому, что я вижу, много усилий для этого не потребуется, — сухо заметил Нил. Джэнет неожиданно ощетинилась:
— Насколько я помню, Брэмур когда-то пребывал не в лучшем состоянии.
— А я не знал, что вы это замечали.
— Потому что мое внимание было целиком занято вами? Вы льстите себе, милорд.
Он тоже прислонился к стене.
— Как бы то ни было, вы правы. Брэмур очень нуждался в усовершенствованиях. Я сейчас там многое меняю.
— Сгоняете с земель ваших арендаторов? Нил нахмурился:
— Куллоден положил конец системе прежних отношений. Старого кодекса клановых обязательств больше не существует. Нет его и в Брэмуре, как во всей остальной Шотландии. Для многих действительно оказалось лучшим выходом уехать в Америку, чтобы осваивать там новые земли.
— И это говорит человек, который владеет большим куском той самой Шотландии! Неужеди вам нет дела до тех, кто в процессе освоения новых земель умрет от голода?!
— Мои владения вас не касаются, — ответил Нил, и глаза его потемнели. — Беспокойтесь о своих собственных.
— Но они не мои. Они принадлежат моему сыну, и я хочу, чтобы он всегда заботился о тех, кто здесь жил столетиями.
— Благородная цель, хотя вряд ли осуществимая. Джэнет захотелось его ударить. Как он высокомерен и чванлив. Таким был его кузен Дональд. Неужели Нил так сильно переменился? Или действительно богатство и власть неизбежно портят людей?
— Чем вы займетесь в первую очередь? — спросил Нил.
— Раздобуду семена для арендаторов. И съестные припасы.
— Вы уже ознакомились с расходно-приходными книгами?
— Они у Реджинальда. Он отказался передать их мне. Он ведь был уверен, что это его назначат опекуном. Нил потемнел лицом.
— Я поговорю с ним. А потом мы вместе с вами просмотрим эти книги.
— Вы не ответили на мой вопрос.
— Об управлении Лохэном? Вам придется нелегко, миледи. Мужчины не привыкли исполнять приказания молодых хозяек.
Джэнет яростно блеснула глазами.
— Мой муж был мужчиной и почти разорил Лохэн. Я управлюсь не хуже.
— Но дело в том, что надо управиться гораздо лучше. Как он самоуверен, как жесток! И непонятно, чего же он, в конце концов, хочет…
— Вы никогда не были женаты, милорд? — неожиданно спросила Джэнет.
Его губы сжались в твердую линию.
— Нет. Мне нечего было предложить будущей жене, пока… не умер в прошлом году мой двоюродный брат. Впрочем, не понимаю, какое это имеет отношение к нашим делам. Мне нужна комната, миледи. Я проделал долгое путешествие. Мы с вами еще поговорим, но после того, как я просмотрю книги.
Джэнет вздернула подбородок. Неужели ее выставят из комнаты в собственном доме?
— Дети теперь занимают спальню моего покойного мужа. И я не хочу, чтобы их оттуда выселили.
— Я ничего подобного и не имел в виду. Я, миледи, привык к простой обстановке, мне подойдет любая комната — с кроватью и письменным столом. Кроме того, я хотел бы поесть. А о делах по управлению поместьем мы поговорим завтра.
— Я приготовлю для вас комнату, — холодно ответила Джэнет, хотя в душе ее бушевало пламя.
Нил приблизился, и ей вдруг нечем стало дышать. Между ними возникло почти осязаемое напряжение. Джэнет увидела, что у него под глазами круги, и неожиданно ей вдруг захотелось протянуть руку и разгладить морщинки у его глаз…
«Вспомни, что случилось однажды! — сказала она себе. — Ты тоже тогда думала, что нужна ему».
В следующее мгновение, к собственному стыду, Джэнет резко повернулась и выбежала из гостиной. Она бежала от него. От обуревавших ее чувств.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дама его сердца - Поттер Патриция



неплохо продолжение книги черный валет...
Дама его сердца - Поттер Патрициятатьяна
29.01.2013, 22.47





хороший роман, продолжение серии "черный валет".единственное, что не понравилось: не доведена до логического завершения мысль, что главным злодеем была женщина, в конечном итоге "козлом отпущения" сделали мужчину
Дама его сердца - Поттер ПатрицияОльга
30.05.2013, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100