Читать онлайн Дама его сердца, автора - Поттер Патриция, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама его сердца - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама его сердца - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Дама его сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Джэнет встретила Реджинальда у порога — он приехал домой только под утро и как раз входил к себе.
— Я хочу посмотреть расходные книги. Он улыбнулся, очевидно, считая, что улыбка должна ее успокоить.
— Ну-ну, Джэнет, тебе незачем об этом беспокоиться. Я сам обо всем позабочусь.
— Ты очень добр, — ответила она, стараясь говорить спокойно. — Однако Лохэн принадлежит моему сыну, и я чувствую себя в ответе за все. Полагаю, я пойму, что к чему.
— Но это мужское дело! Слуги и арендаторы не будут подчиняться молодой женщине.
— Может быть, но это тебя не касается. У нас есть неоплаченные долги. Наши лошади стоят некормленые. Я желаю знать, сколько кто нам платит и за что, а также чем мы сейчас располагаем.
Реджинальд побагровел:
— Но ты ведь женщина!
— Я в этом не сомневаюсь вот уже двадцать семь лет. Однако мой сын — наследный граф, а я графиня Лохэн.
— Мой брат умер скоропостижно, он не успел оставить завещания. — Реджинальд подчеркнул последние слова.
— Это не имеет значения. Поместье передается по праву старшинства. — Джэнет говорила спокойно, однако сердце у нее сжалось.
— Но твоему сыну должен быть назначен опекун, и опекун, который разбирается в хозяйстве.
Джэнет показалось, что он ударил ее в грудь. Интересно, куда он уезжал? Неужели пытался самого себя назначить опекуном Колина?
Но если это удастся, сына она потеряет. Нет, никогда и ни за что она не позволит Реджинальду и его матери завладеть ее сыном!
Джэнет внимательно посмотрела на Реджинальда. Даже если сегодняшняя поездка была не слишком успешной, мысль об опекунстве явно давно созрела в его мозгу. А может быть, это не единственный его план? Может быть, ночью он хотел осуществить и другой?..
Джэнет охватил озноб. В одном только не приходится сомневаться: Реджинальд как мужчина и член семьи, верной королю Георгу, может рассчитывать на благоволение Камберленда гораздо больше, чем она — вдова, да еще якобитка. Закон в Горной Шотландии сейчас не значит ничего.
Реджинальд отвернулся, и Джэнет поняла: от планов своих он не откажется.
— Отдай расходные книги, — решительно заявила Джэнет. Она не намеревалась покорно сносить его высокомерное поведение. Она — графиня Лохэн и этого не допустит.
— Нет, — отрезал он.
— Это мое право!
— Ненадолго.
— Я обращусь к адвокату…
— К адвокату Аласдэра? Должен тебя разочаровать: он совершенно со мной согласен, что женщина не способна управлять поместьем.
Реджинальд вошел к себе и закрыл за собой дверь, а Джэнет так рассердилась, что не могла сдвинуться с места. Бессмысленно было снова требовать книги: он опять скажет «нет», а она слишком слаба, чтобы отнять их силой. И слуг она не может просить помочь. Может, хотя бы насчет адвоката он соврал?..
Джэнет раздирали одновременно страх и ярость. Ей лично Лохэн совсем не нужен, но у нее есть сын и три дочери. И от того, кому принадлежит замок и владения, многое зависит в их судьбе. Ведь если Реджинальда назначат опекуном, он ее прогонит и не позволит часто видеться с сыном. Господи милосердный. Она одна. Совсем одна. И может потерять детей…
«Если вам понадобится друг…» — снова вспомнилось Джэнет. Но как может она обратиться за помощью к Нилу? Он и прежде давал обещания, а потом бросил ее. А может быть, он тоже участник какого-нибудь дьявольского заговора? «Подумай о Калине, Грэйс, Рэйчел и Аннабелле, — сказала себе Джэнет. — Подумай о том, что с ними будет, если они попадут под опеку дяди? А ведь они только-только научились улыбаться, и из глаз девочек исчезли настороженность и страх».
Ее гордость — ничто по сравнению с их благополучием. Но, может быть, все же сначала обратиться к адвокату? Ведь Реджинальд может блефовать? Как бы то ни было, положение угрожающее, и времени терять нельзя.
Джэнет прошла в спальню девочек. Она хотела вместо огромной кровати мужа поставить три маленькие, но дочери упросили ее позволить им спать вместе. Так они чувствовали себя в большей безопасности.
При виде ее что-то весело проворковал Колин, и Джэнет взяла его на руки. Девочки уже встали и завтракали. Увидев мать, они с надеждой посмотрели на нее.
— А можно нам поехать на ярмарку? — спросила Рэйчел. Джэнет взглянула на Люси, и та покраснела.
— В соседней деревне сейчас ярмарка идет. Кевин сказал, что отвезет нас, если вы, миледи, позволите.
— Кевин? — удивилась Джэнет.
Люси покраснела еще гуще, и Джэнет улыбнулась. Когда-то и она вот так же волновалась, краснела, и сердце билось чаще, когда кто-нибудь заговаривал о Ниле…
— Когда же?
— Завтра, после того как он покончит с уборкой.
— Нам можно поехать? — спросила Аннабелла, сидевшая в обнимку с котенком. — Ну пожалуйста!
— Да, мамочка, пожалуйста! — повторила за ней Рэйчел.
Но Джэнет все еще колебалась, и Люси приуныла. Но как девушка поведет себя? Как она вообще ведет себя с мужчинами? Может быть, безрассудно? А может ли женщина вести себя с мужчиной иначе?
— Я подумаю, — пообещала Джэнет. — А пока не хотите ли проехаться к священнику за новыми книжками?
— Ой! Хотим! — с радостью выдохнула Грэйс. В отличие от сестер она была настоящий книжный червь.
— Мы запряжем пони в тележку.
— А можно я буду править? — спросила Рэйчел.
Джэнет сначала хотела оставить Рэйчел с Колином, зная, что она всему предпочтет роль маленькой мамы, но потом решила взять всех.
— Конечно, дорогая.
— А щенок может поехать с нами? — поинтересовалась Аннабелла.
— Наверное, и котенку, и щенку пора немножко отдохнуть, — мягко возразила Джэнет.
— Но священнику они понравятся!
— В другой раз, — решила Джэнет, представив себе тележку с младенцем, щенком и котенком.
Глаза девочек засияли в предвкушении поездки. Они все любили священника Тимоти Макквина, который умудрялся со всеми сохранять добрые отношения — отчасти потому, что был поглощен своими учеными занятиями. Это он помогал Джэнет в разных мелочах и снабжал ее книгами тайком от Аласдэра, что было довольно смелым поступком. Человек уже не первой молодости, Тимоти жил вдвоем со старушкой-матерью и был полностью зависим от владельца Лохэна. Сам он никогда ни о чем не просил ее покойного мужа. Несмотря на робость и стеснительность, Тимоти был хорошим человеком и нравился Джэнет. Она знала, что ему хотелось бы быть смелее и защищать права своей паствы, но с годами он утратил волю к сопротивлению. Совсем как она.
Когда они подъехали к его дому, Тимоти был в саду. Увидев, кто прибыл, он улыбнулся, подошел к тележке, взял на руки Аннабеллу и, покрутив в воздухе, поставил ее на землю. Потом наступила очередь Рэйчел. Наконец Грэйс вручила ему Колина и вылезла из тележки самостоятельно.
— Чему я обязан удовольствием видеть вас? — спросил он Джэнет, лучезарно улыбаясь.
— Хотела бы взять у вас на некоторое время несколько учебников. — Тимоти исполнял не только обязанности священника, но и учил грамоте деревенских детей. — Грэйс просто пожирает их.
Немного слезящиеся серые глаза Тимоти внимательно вгляделись в Джэнет.
— Моя матушка испекла печенье, — сказал он девочкам, — и она будет очень рада вас угостить. Девочки колебались. — Идите, идите, — разрешила Джэнет и взяла Колина на РУКИ.
Больше заставлять их не потребовалось. Как только дети скрылись за дверью дома, Тимоти повел Джэнет в церковь и усадил на скамью.
— Что случилось, миледи? Какая-нибудь неприятность?
— Думаю, что Реджинальд изо всех сил старается добиться опекунства над детьми.
Тимоти огорчился. Его лояльное отношение ко всем прихожанам подвергалось испытанию.
— Да, я слышал кое-что об этом. Джэнет с трудом сглотнула.
— А суд может предоставить ему это право?
— Суд делает все, что прикажет герцог Камберленд, — печально ответил Тимоти.
— Но я не могу позволить Реджинальду и его матери завладеть моим сыном!
Тимоти беспомощно пожал плечами:
— Господь милосерден, он защитит вас.
— Господь бог забыл о Шотландии много лет назад, — с горечью возразила Джэнет.
— Вы не должны терять веру, миледи.
— Но сначала я увезу своего сына.
— А девочки? Вы им тоже нужны.
— А если я умру?
Глаза Тимоти испуганно расширились.
— Что вы имеете в виду?
— Мне кажется, кто-то хотел убить меня прошлой ночью. И она быстро рассказала ему о том, что видела темную фигуру на сторожевой площадке.
— А может, это была просто тень?
— Нет. Я точно знаю, что мне не померещилось. Лицо Тимоти омрачилось.
— Не знаю, что вам и посоветовать, миледи. Не может ли кто-нибудь вам помочь?
Джэнет уже собралась ответить отрицательно, но вспомнила лицо Реджинальда и внутренне содрогнулась.
— Возможно, и найдется некто, но я не знаю, как его известить.
Лицо Тимоти прояснилось.
— Ну в этом я мог бы вам помочь.
— Мне не хотелось бы навлекать на вас неприятности. Я ведь знаю, что мой муж угрожал сместить вас, а вам нужно заботиться о матери.
Тимоти положил руку ей на плечо.
— Девочкам с вами хорошо, и я не хочу, чтобы свет в их глазах снова погас. У меня есть надежные люди. Но это самое большее, что я могу сделать.
Джэнет в нерешительности закусила губу.
— Если бы я могла написать записку…
— Да, и вы сможете ее послать.
— Спасибо.
— А вы всецело доверяете тому, кому ее пошлете?
— Не знаю, что и сказать. Но больше некому.
— Кто же это?
— Маркиз Брэмур, — ответила Джэнет с запинкой. Тимоти удивился:
— Это могущественный друг.
— По правде говоря, я не знаю, друг он мне или нет, но больше мне обратиться не к кому. Все друзья моего отца погибли в битве при Куллодене.
Тимоти кивнул:
— Вашу записку ему доставят через три дня.
Нил решил осмотреть свои новые владения. Их отняли у прежнего хозяина-якобита после битвы при Куллодене, и Камберленд передал их маркизу Брэмуру в знак особого расположения. Поскольку с отсутствием Рори исчез и Черный Валет, герцог приписал эту заслугу Рори, который, стало быть, погиб, защищая дело короля. Таким образом, Нил оказался владельцем этих земель, которые некому было возделывать. Здесь совсем не осталось земледельцев — часть была убита, остальных прогнали. Теперь, когда Нил нашел помощника и союзника в лице Джока, он решил, что ему надо самому тщательно все осмотреть и прикинуть, где строить новые коттеджи.
Главная усадьба сгорела, от нее осталась только груда камней. По большей части земли были каменистые и непригодные для возделывания, зато пастбища здесь могли получиться прекрасные.
Джок уже успел переговорить с арендаторами, и десять холостых молодых людей согласились сюда переехать. Двое из них хотели бы жениться, но пока не имели средств к существованию. Все это были младшие сыновья, надежд унаследовать семейные наделы и пастбища у них не было, и они уже подумывали, не эмигрировать ли из Шотландии по примеру очень многих соотечественников. Но эти земли, расположенные в холмистой местности, были очень хороши для овцеводства. Много было речек и горных источников, на горизонте вставали стеной горные кряжи, а холмы поросли пурпурным вереском.
Нил заночевал прямо под открытым небом. Он проснулся на рассвете и, глядя, как розовый солнечный диск, поднимающийся над горизонтом, становится золотым, вдруг подумал, как хорошо было бы сейчас вместе с Джэнет встретить рассвет. Господи! Неужели он всегда и повсюду будет думать о ней?!
Он усилием воли отогнал эти мысли и решил, что пора возвращаться в Брэмур. Правда, этот старый замок так и не стал для него родным домом. Слишком много с ним было связано тяжелых воспоминаний.
Введя коня в брэмурскую конюшню, он увидел в стойле чужую лошадь. Нил расседлал свою и передал ее проворно подбежавшему груму Джеми. Рори просил Нила позаботиться об этом мальчике, с которым жестоко обращался родной отец. Как только Нил стал маркизом Брэмур, он откупился от негодяя, взял с него расписку, что тот отказывается от отцовских прав, и прогнал его из Брэмура.
— У нас здесь чужая лошадь?
— Два дня назад к вам приехал посыльный, милорд. Его поселили в главном зале.
— Он не сказал, зачем приехал?
— Нет… Он сказал, что ему велено привезти ответ. Он мне здесь убираться помогает. А сам он из Конкарни.
Но Конкарни недалеко от Лохэна…
Нил быстро направился к замку. На пороге его встретил Торкил, дворецкий и камердинер. Впрочем, Нил редко прибегал к услугам Торкила во втором его качестве — он предпочитал сам о себе заботиться и даже всегда сам брился.
Торкил был тощ, сумрачно взирал на мир, редко улыбался и все время недовольно ворчал что-то себе под нос. И сейчас он встретил Нила с негодующим видом.
— У нас здесь торчит парень, который хочет вас видеть. Говорит, что привез вам письмо, но передать его мне не захотел.
— Все в порядке. А где он?
— Он ночует в большом зале. Приехал, почитай, сразу, как вы уехали. Пришлось пустить. Просто не знаю, что мне делать с этим мерзавцем.
— Все правильно. А сейчас-то он где?
— На кухне. Но все утро чистил конюшню. Говорит, не хочет даром есть наш хлеб.
Несмотря на ворчание, взгляд Торкила одобрительно блеснул.
Нил кивнул и отправился на кухню. За столом сидел незнакомый парень и ел — перед ним стояла большая миска студня. Услышав шаги, он встрепенулся и вскочил.
— Вы маркиз Брэмур?
— Да. У тебя ко мне письмо?
Юноша, на вид не старше шестнадцати лет, вытащил из-под рваной шерстяной рубахи запечатанное письмо.
— Это от священника Конкарни.
Нил взял письмо, сорвал печать и взглянул на подпись. «Джэнет Кэмпбелл», а не «Графиня Лохэн»!
— Продолжай есть, — сказал он и, миновав сгорающего от любопытства Торкила, поднялся к себе в кабинет. Ему хотелось прочитать письмо в одиночестве. Странно, почему Джэнет прибегла к услугам не обычного посыльного, а этого юнца?
Прежде чем начать читать, Нил погладил пальцами пергаментную бумагу и почти ощутил, что Джэнет писала ему через силу. Первая же строчка отозвалась болью в его сердце.
«Милорд! Вы сказали, что, если мне „понадобится друг“… Очень боюсь, что мне такая помощь необходима. Я прошу о ней не ради себя, а ради четверых невинных детей. Я пойму, если вы сочтете, что это вас не касается; но, может быть, одно ваше слово, замолвленное лорду Камберленду, сможет оградить от недобрых поползновений будущее моего сына и его сестер».
У Нила сжалось сердце. Какое же отчаяние она должна испытывать, если послала ему письмо. Пусть будут прокляты Кэмпбеллы из Лохэна! Да сгорят они в аду!
— Торкил! — взревел Нил, и дворецкий, который околачивался где-то поблизости, сразу возник на пороге. — Я снова уезжаю. Сделаю остановку в доме Джока. Буду отсутствовать дня четыре.
— Сначала поешьте, милорд. Я вам уже стол накрыл.
«Конечно, в столовой», — подумал с досадой Нил. Он не любил там есть. Старый маркиз никогда его не сажал за стол вместе с собой и сыновьями, и Нил ел с другими мужчинами клана в главном зале, чему был только рад. Но на этот раз, чтобы сделать приятное Торкилу, он, пожалуй, поест один-одинешенек в пышно убранной столовой фамильного замка. Даже сейчас он слышал звучавшую здесь когда-то брань и ругань. Как он все это ненавидел! Злые голоса, упреки, взаимные обвинения…
— Милорд, — повторил Торкил, — ваш ужин!
— Да-да.
Зная, что дворецкий от него не отстанет, Нил прошел в столовую, где на конце очень длинного стола его ждал ужин. Конечно, Торкил прав, надо поесть. Впрочем, он всегда прав.
Торкил служил у Нила уже несколько месяцев. По странной прихоти Нил как-то отправился на старое пепелище, где когда-то возвышался дом его матери, за семьдесят миль от Брэмура. С мальчишеских лет он помнил одинокое угрюмое полуразрушенное строение на берегу моря. У матери не было ни сестер, ни братьев. Перед смертью она сошла с ума и, по слухам, выбросилась в море из окна башни. От бывшего состояния почти ничего не осталось, а землю конфисковали в пользу короны за неуплату налогов и выставили на продажу. Но она была настолько неплодородна, а замок так обветшал, что желающих купить не нашлось — тем более что здесь якобы обитали привидения и люди сторонились этих мест. Нил помнил только, как мать целыми днями сидела в кресле-качалке и как радовались мужчины клана, когда его взял к себе маркиз Брэ-мур. А еще он вспомнил, как уезжал и как, обернувшись, увидел в окне башни лицо матери… Обойдя руины, он собрался уже возвращаться, но тут откуда-то вдруг появился Торкил. По его словам, он прежде служил в замке грумом, и его оставили здесь охранять недвижимость. Но это было двадцать лет назад, и с тех пор, признался он Нилу, все забыли о замке. И о нем.
Теперь Торкилу было уже почти шестьдесят. Он был так худ, что казался ходячим скелетом, однако одежда его, превратившаяся почти в лохмотья, была чиста, а лицо гладко выбрито. Нилу Торкил сразу же понравился, хотя это было странно: он трудно сходился с людьми. Неожиданно для самого себя он спросил, не хочет ли Торкил поехать с ним в Брэмур, и тот сразу согласился.
Торкил был скрытен и молчалив, но надежен, как солнце, каждое утро встающее на востоке. Сначала он был конюхом, но потом заменил заболевшего дворецкого. Вскоре он стал незаменим, но никогда и ничего не рассказывал о своем прошлом, а когда Нил начинал его расспрашивать, то бормотал себе под нос, что ему память отшибло на старости лет…
— Пойду приготовлю вашу одежду, — сказал Торкил, поставив перед Нилом бокал с вином. — Что вы возьмете?
Нил задумался. Сначала он решил отправиться в Эдинбург, к его светлости герцогу Камберлендскому, в его резиденцию Холируд. Он ясно даст ему понять, что графиня находится под его особым покровительством, а потом поедет в Лохэн.
— Я еду к Камберленду.
— Тогда, значит, уложить все лучшее? Нил кивнул. Став маркизом, он обновил свой гардероб, но ему было не по себе в шелках и бархатах. С какой бы радостью он надел объявленный вне закона килт! Что ж, у него есть пара темно-синих бархатных штанов, светло-голубой камзол и темно-синий же шелковый жилет. Достаточно приличная одежда, чтобы явиться с визитом к Камберленду.
Он быстро поел, побрился и оделся по-дорожному: в простые лосины, шерстяную рубаху и сюртук. Через час он был уже на конюшне, где Джеми оседлал двух лошадей — одну для посыльного, другую хозяину. И они пустились в путь.
Нилу очень не хотелось делать остановку у Джока, но надо было предупредить его о новой отлучке.
Он передал управляющему туго набитый кошелек, приказал заготовить все, что потребуется, для постройки на новых землях коттеджей для поселенцев и показал Джоку на карте, где для строительства самые подходящие места.
— Мне подождать до вашего возвращения с постройкой?
— Нет. Я не знаю, как долго буду отсутствовать, а ведь мы дали людям обещания.
Джок был удивлен таким скоропалительным отъездом, и Нил пояснил:
— Кое-кто… из числа моих знакомых сейчас в беде. Джок еле заметно улыбнулся:
— Ну тогда позаботьтесь о них как следует, а я здесь за всем пригляжу.
— Знаю. — И Нил действительно знал, что все будет в порядке.
Камберленд высокомерно и удивленно взирал на Нила.
— Вы, как я вижу, не такой щеголь, как ваш кузен. Нил переоделся в близлежащей гостинице, испросив аудиенцию у Камберленда, и сейчас изнывал от двойного неудобства: томясь в парадной одежде и предвкушая неприятный разговор. До этого его контакты с герцогом были минимальны. Он не обладал талантами Рори, в частности — умением непринужденно болтать о том о сем. Он, конечно, умел изложить свое дело, но прямо, без экивоков, и чувствовал себя сейчас в покоях Холируда неотесанным болваном.
— Да, милорд, — просто ответил Нил.
— Вы просили об аудиенции? — нетерпеливо перебил его Камберленд.
— Да, ваша светлость. Я здесь, чтобы защитить интересы графини Лохэн.
— А, новоиспеченной вдовушки! А что вас с ней связывает?
— Мой дядя и ее отец были друзьями.
— Ее отец был якобитом, — холодно заметил Камберленд.
— Зато мы с моим дядей сражались бок о бок с вами, — напомнил Нил.
Он знал, что вступает на зыбкую почву, но твердо решил идти до конца, а там будь что будет.
— Вы никогда не были женаты, — вдруг задумчиво произнес Камберленд.
Нил замер на месте. Что ответить? Если Камберленду станет известно о наследственном сумасшествии в его семье, не отберет ли он у него право на владение Брэмуром?
— Но я был не в состоянии жениться. Мне нечего было предложить будущей жене вплоть до смерти моего кузена. — Нил поколебался и добавил: — Он погиб на вашей службе.
— Поговаривают, что графиня Лохэн убила своего мужа.
— В таких случаях часто распускают слухи, но я знаю графиню. Эти обвинения смехотворны. Герцог нахмурился:
— Но женщина не может управлять хозяйством!
— Тогда назначьте меня ее опекуном.
— У вас много дел и в Брэмуре. А Реджинальд Кэмпбелл готов взвалить на себя всю ответственность за Лохэн.
— Извините, ваша светлость, но его готовность и надежность… внушают сомнения.
Камберленд понял по выражению лица Нила то, что он недосказал: Реджинальд Кэмпбелл уклонялся от службы королю.
— Но его семья всегда хранила верность короне.
Ах, если бы он умел так красноречиво и убедительно говорить, как Рори! И Нил пустил в ход самый, по его мнению, убедительный довод:
— Я получу для вашей светлости больше доходов в Лохэне, чем достопочтенный Реджинальд Кэмпбелл. Взгляд Камберленда оставался ледяным.
— Почему это вы так заинтересованы в благополучии графини? Наверное, хотите на ней жениться?
— Ее муж умер всего несколько недель назад. Она еще носит траур.
Камберленд прищурился:
— Я уже пообещал Кэмпбеллу, что рассмотрю его просьбу.
Сердце Нила учащенно забилось. Джэнет просто в ярость пришла бы, если бы могла сейчас его слышать, но он обязан был выиграть для нее время.
— Признаться, я действительно питаю особый интерес к вдове и посватаюсь, когда это будет прилично, с точки зрения условностей.
Камберленд внимательно рассматривал его своими серыми, как сталь, глазами.
— А как сейчас обстоят дела в Брэмуре?
— Очень хорошо, ваша светлость.
— Никаких трений с арендаторами?
— Нет.
— Должен сказать, мне недостает вашего кузена, хотя он был болтлив, как попугай. Он всегда мне доставлял превосходный коньяк.
— Я постараюсь делать то же самое.
Камберленд слегка улыбнулся и возвратился к теме разговора:
— Ладно, Брэмур. Назначаю вас временным опекуном маленького графа-наследника и даю вам недолгий срок для ухаживания за молодой вдовой. Но на вас возлагается вся ответственность за то, чтобы Лохэн исправно платил причитающиеся с него налоги. Армии нужны деньги.
— Да, милорд.
Нил поклонился и попятился к двери.
Покинув Холируд, он попытался успокоиться. Да, он обеспечил Джэнет отсрочку, но она не обрадуется условиям, на которых эта отсрочка дана. Вряд ли ее прельстит перспектива стать его женой. Но он купил время — время, за которое она сможет найти себе нового друга и защитника. А пока ей придется смириться с тем, что именно он будет выступать как ее друг и защитник. Нелегко ей будет это проглотить!
Неожиданно для себя Нил усмехнулся, однако это был невеселый смех. Он только что соткал паутину, в которой они оба могут запутаться…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дама его сердца - Поттер Патриция



неплохо продолжение книги черный валет...
Дама его сердца - Поттер Патрициятатьяна
29.01.2013, 22.47





хороший роман, продолжение серии "черный валет".единственное, что не понравилось: не доведена до логического завершения мысль, что главным злодеем была женщина, в конечном итоге "козлом отпущения" сделали мужчину
Дама его сердца - Поттер ПатрицияОльга
30.05.2013, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100