Читать онлайн Дама его сердца, автора - Поттер Патриция, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама его сердца - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама его сердца - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Дама его сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

День похорон был мрачен, под стать печальному событию. Прошло четыре дня после смерти Аласдэра. Джэнет через силу выполняла все, что требуется от жены ритуалом, — она закрыла глаза мертвому супругу и положила ему на веки тяжелые медяки, омыла тело и облачила его в саван. Гробовщик выпрямил конечности, снял мерку, и уже на следующий день в замок доставили гроб.
Все свои обязанности Джэнет исполняла в каком-то оцепенении. Она никак не могла забыть о своем «предупреждении» Аласдэру, однако чувствовала не только вину, но и облегчение. Аласдэра больше нет, и детям ничто не угрожает.
В смерти Аласдэр выглядел умиротворенным. Когда она выходила за него замуж, он был красивым мужчиной, но за четыре года брака погрузнел, лицо его стало багровым и опухло от постоянного пьянства. А теперь он снова стал благообразным. Джэнет даже подумала: уж не из-за нее ли он превратился в жестокого мужлана? Но потом вспомнила свекровь и поняла, что грубость и невоздержанность были скорее всего его прирожденными свойствами. Сказалось влияние семьи, в которой никто никого не любил и не жалел.
Вести о похоронах распространились широко. Было ясно, что приедет много народу — если не из любви и уважения к покойному графу, то из любопытства, чтобы поглазеть на его вдову. Джэнет уже знала об опасных для нее слухах, которые сеяли золовка и свекровь. По всей Горной Шотландии люди толковали об убийстве, сплетничали, шептались. Твердили об отравлении — мышьяком, кофеином, белладонной, опиумом. Хотя врач, прибывший в Лохэн уже после смерти графа, не мог клятвенно подтвердить факт отравления, местному шерифу тут же сообщили о подозрениях. Слуга подслушал, как графиня угрожала мужу. Граф был здоровым человеком, но скончался внезапно, от какого-то неизвестного недуга. И это очень подозрительно.
Шериф обыскал комнату Джэнет, но ничего не нашел. Зато в комнате золовки обнаружили мышьяк, который она использовала в косметических целях. Джэнет всегда презирала подобные ухищрения, но сейчас ей стало легче от того, что мышьяк нашли не у нее.
И все-таки слухи продолжали циркулировать. Джэнет понимала, почему большинство присутствующих считают ее виновной в смерти мужа: ей она была выгодней, чем остальным. Ведь по закону все владения лендлорда наследовал его сын. Аласдэр не оставил никаких специальных распоряжений, и поэтому к Джэнет, как к матери несовершеннолетнего наследника, переходили не только опекунские обязанности, но и владение всем графством Лохэн. Она бы прекрасно могла обойтись без этой власти, но в день похорон вдруг испытала необыкновенное чувство свободы действий. Теперь с девочками не случится ничего дурного, а сын вырастет, окруженный заботой и любовью.
За последние два дня в замок съехалось много окрестных лордов. Джэнет велела приготовить для всех достаточно еды и напитков и выдержала жестокую схватку с Марджери.
— Тебе бы запереться в своей комнате от стыда, — заявила Марджери.
— Мне нечего стыдиться, — отрезала Джэнет.
— Мой сын всегда был здоров.
— Ваш сын слишком много ел и пил.
— Ты была ему никудышной женой.
— Я подарила ему наследника.
— А потом отравила его отца!
Джэнет заставила себя выдержать злобный взгляд свекрови.
— Это я теперь владетельная графиня Лохэн и не потерплю подобных обвинений!
— Ну, это мы еще посмотрим, — пригрозила Марджери. — А ведь говорила я сыну, чтобы не женился на якобитке-бесприданнице!
— Но он женился. А то, что он не унаследовал мои земли, так это не моя вина — обратитесь с жалобой на его светлость герцога Камберлендского.
— Шлюха!
— Если вы еще раз употребите подобное слово, то покинете Лохэн навсегда! А сейчас меня ждут неотложные дела.
Гордо вскинув голову, Джэнет направилась в кухню, но, как только поняла, что Марджери уже не может ее видеть, прислонилась в изнеможении к стене. Она не любила ссор, но хорошо понимала, что свекровь — опасный враг и сделает все возможное, чтобы ее погубить. Однако она этого не допустит. У нее на руках четверо маленьких детей, и в своей ответственности за них она почерпнет силу и выдержку. Она достаточно долго проявляла слабость. Больше этого не случится.


Нил всячески ругал себя за глупость. Зачем он поехал? Он, конечно, опоздает на похороны. Но слухи об отравлении… Они дошли и до него, и Нил не мог не отправиться в Лохэн. Девушка, которая когда-то так нежно его любила, не могла бы убить человека. Он понимал также, что у Джэнет, родившейся в якобитской семье, сейчас очень мало друзей. А он, во всяком случае, может предложить ей дружеское участие.
Нил запретил себе думать о более нежных чувствах. Ведь ничто не изменилось — кровь у него все такая же порченая, и он никогда не сможет жениться. Однако помочь Джэнет он обязан. Он знает, что такое жить среди врагов.
Да и Рори недаром преподал ему урок чести.
Так или иначе, Нил попросил своего управляющего, Джока, взять на себя все хозяйские обязанности в Брэмуре на время его отсутствия. Джок был удивлен, но согласился, и Нил снова оседлал коня. Он знал, что Джэнет ему не обрадуется, но она действительно нуждалась сейчас в помощи. Да, она может от нее отказаться, но его долг — предложить.
Интересно, приедет ли Камберленд? Нил питал к нему отвращение, но герцог хорошо относился к новому маркизу Брэмуру из-за своего любимца Рори, а это могло сослужить хорошую службу Джэнет.
Нил иронически улыбнулся. Поразительно, как Рори сумел обвести Камберленда вокруг пальца! Герцог и не подозревал, что человек, которого он осыпал наградами, — на самом деле его главный враг. А сейчас Рори уже в колониях и, наверное, снова кого-нибудь водит за нос. Ему это прекрасно удается. И вообще, он процветает…
Однако настало время и ему, Нилу, появиться на авансцене!
В день похорон большой зал Лохэна был переполнен. Джэнет стоически выдержала печальную церемонию прощания — стоицизм она обрела в последние несколько лет. По традиции, она не должна была присутствовать на погребении — женам надлежало оставаться в доме и готовить поминальный стол. Однако она горевала. О том, что могло быть и чего не было. О своих разбитых надеждах и мечтах. И даже о том, что жизнь Аласдэра оборвалась так бессмысленно и глупо. Она печалилась о девочках, потому что им долго придется носить траур. У нее самой было черное платье, оставшееся с похорон отца, а для девочек поспешно сшили три простых платьица. У Джэнет сердце кровью обливалось, когда она смотрела на трех маленьких сестренок в черном — такими они казались печальными и растерянными. Первое, что она сделает, так это возьмет им другую няню.
Благодарение богу, что скоро хотя бы все гости уедут.
В большом зале стоял тяжелый запах забродившего эля, пота немытых тел. Джэнет вышла из дома немного подышать свежим воздухом.
Скорбящие и любопытствующие соседи все еще прибывали. Вот подъехало несколько человек; она приветствовала их и пригласила подкрепиться. За ними следовал одинокий всадник. Джэнет машинально улыбнулась ему — и внезапно остолбенела. Сердце тяжело забилось в груди. Не может быть!
Джэнет захотелось убежать. Не надо, чтобы он заметил, как она постарела, какой стала худой и бледной. Но всадник подъехал прямо к ней и спешился.
— Графиня, — поклонился он и негромко спросил: — Джэнет, вы здоровы?
Он был такой большой, что просто подавлял ее. Однако мягкий тон голоса обезоруживал. И в первый раз за долгое время она почувствовала, что вот-вот заплачет. Даже не подавая ему руки, Джэнет внезапно ощутила тепло его ладоней.
— Мы вас не ждали, — сказала она, стараясь говорить сдержанно и холодно.
— Мне захотелось выразить вам сочувствие, — помедлив, ответил он.
Джэнет хотела было отвернуться, но и пальцем не смогла пошевелить. Когда же она видела его в последний раз? Он тогда поцеловал ее, сказал, что завтра же поговорит с дядей, но на следующий день не пришел. А потом она получила от него ужасное письмо…
Вид у Нила был утомленный с дороги: волосы упали на лоб, а темные глаза глядели устало, рот был крепко сжат. Впрочем, так бывало всегда, но при этом он никогда не казался ей способным на грубость и жестокость. Хотя с ней он поступил очень жестоко.
Джэнет отвела взгляд — она не могла смотреть ему прямо в глаза.
— Добро пожаловать. Все в большом зале. Там накрыт стол, — пригласила она его, как того требовал обычай гостеприимства. А сердце в груди билось глухо и неровно.
— Благодарю, — тихо ответил Нил.
Джэнет в отчаянии сжала кулаки. Она не находила слов и стояла как вкопанная. Почему, ну почему его присутствие так волнует ее после стольких лет разлуки?
— Выражаю вам свое соболезнование по случаю смерти вашего мужа.
И тут Джэнет посмотрела ему в лицо. Оно было твердым, словно гранит. Но у него и прежде бывало такое выражение. И смягчалось оно, только когда она ласково гладила его лицо пальцами… Джэнет вздрогнула при этом воспоминании. Господи, какая же она была тогда безрассудная! Но теперь с безрассудством покончено навсегда.
— Теперь у меня есть дети, — сказала она. Необходимо было прервать тягостное молчание и вынести его немигающий взгляд.
— Да, я слышал.
— До вас, наверное, дошли и некоторые слухи о причинах случившегося?
— Да, кое-что я слышал, но не поверил.
— Таких, как вы, немного.
— Но, может быть, все-таки больше, чем вы думаете.
«Что бы еще сказать?» — мучилась Джэнет. Ее уже не бил озноб. Напротив, ей вдруг стало жарко — от сожалений, от смущения, от внезапно вспыхнувшего желания, которое таилось в ней все эти годы. Господи, помоги, и она ощущает все это в день похорон мужа! Да, она проклята богом от рождения, не иначе. Неожиданно глаза ей застлали слезы — первые с тех пор, как умер отец, — и она резко отвернулась. Пусть он считает ее невежливой, ей все равно. Главное сейчас — как можно скорее уйти.
Джэнет вошла в дом, миновала зал, где стоял гул развеселых голосов, поднялась по каменной лестнице. На первом этаже жили братья Аласдэра — Реджинальд с женой и Арчибальд. Марджери занимала отдельный домик во дворе, а Аласдэр с семейством обитал наверху. Сейчас Джэнет беспокоило одно: как там дети?
Детская состояла из трех помещений: маленькой комнатки, где спал Колин, спальни девочек и крошечной прихожей, где располагалась Молли. Когда Джэнет вошла, тихая Грэйс читала книгу, которую пришлось одолжить у священника — муж е одобрял идею образования для женщин. По правде говоря, он и сам был не слишком образован, поэтому книг в Лохэне не водилось. Джэнет учила девочек читать на позаимствованных книгах, и Грэйс радовала ее своими успехами. Рэйчел с любопытством глядела в окно: ведь сегодня в замок приехало столько народу, а Аннабелла играла в куклы. Девочки оглянулись, и Аннабелла, спрыгнув с кресла, подбежала к ней.
— А где Молли? — нахмурилась Джэнет. Сегодня утром она велела девушке не оставлять детей одних. Ну что ж, еще одна причина, чтобы расстаться с ней.
— Молли куда-то ушла, — печально пожаловалась Аннабелла. — Она не любит нас.
— А вы что-нибудь ели?
Аннабелла покачала головой.
— Хотите пирожков с мясом?
— Ага! — обрадовалась Рэйчел.
— А слойки будут? — с надеждой спросила Аннабелла, и личико ее вдруг омрачилось. — Но папа не любит, когда нам дают сладкое…
— Ваш папа теперь на небесах, — объяснила Джэнет в шестой, не то в седьмой раз за последние четыре дня. Сама она сильно сомневалась, что Аласдэр ушел именно на небо, но решила, что дети в этом сомневаться не должны. Это была ложь во спасение.
— А мы тоже туда все уйдем? — поинтересовалась любознательная Рэйчел.
— Да, но еще очень не скоро, моя дорогая. Ты пока присмотришь за братцем, Грэйс?
Девочка радостно улыбнулась: нянчиться с Колином было самое любимое ее занятие.
— Конечно!
Джэнет встала на колени, распахнула объятия, и все три сестренки разом влетели в них и прижались к ее груди, обвивая шею ручонками. Они так истосковались по любви после смерти родной матери, но Аласдэр не позволял Джэнет баловать и ласкать девочек: никаких нежностей и подарков! Ну, теперь она, конечно, наверстает упущенное. И не только девочкам необходима ласка. Ей самой тоже…
Появился Нил — и старая рана снова открылась. Джэнет опять едва удержалась от слез. Нет, нельзя давать себе потачки, необходимо подавить горечь давней обиды. Зачем он приехал, она не знает, но надо быть очень-очень осторожной. Ведь Нил Форбс теперь маркиз, он стоит на сословной лестнице выше, чем ее покойный муж, хотя вид у него совсем не высокомерный. Впрочем, он и не был никогда высокомерен и не придавал особого значения своему внешнему виду, что лишь подчеркивало его молодость и красоту. Он всегда носил ярко-желтые рубашки с отложным воротником и складчатую шотландскую юбку.
Теперь такие юбки были запрещены, и Нил, конечно, выглядел совсем иначе. Хотя его одежда загрязнилась в пути, Джэнет сразу отметила, что она дорогая и хорошего покроя. На нем был темно-синий дорожный сюртук, белая полотняная рубашка и синие панталоны, заправленные в пыльные сапоги. В отличие от других дворян он парика не носил, и волосы у него растрепались, а выражение лица оставалось суровым, как прежде, несмотря на его добрые слова.
«Нет, я не должна видеться с ним, — твердо решила Джэнет. — Впрочем, он и сам не задержится. У него с собой почти нет багажа».
Джэнет бережно освободилась из детских объятий. — Я скоро вернусь, — пообещала она и спустилась вниз. Все слуги были в зале, усердно обнося гостей едой и напитками. «Ну а Молли сейчас, наверное, тоже обслуживает в амбаре какого-нибудь лорда или его слугу, — подумала Джэнет. — И это обстоятельство тоже не в ее пользу».
В зале было очень шумно, но, прежде чем пройти на кухню, Джэнет поискала глазами одного из приезжих. Маркиз Брэмур разговаривал с Марджери и как раз поднял глаза, словно ожидал увидеть Джэнет. Взгляды их встретились, и у нее едва не подкосились ноги — таким пристальным и цепким был этот взгляд. А гул голосов между тем несколько стих. Интересно, ей это показалось или так повлияло на присутствующих ее появление?..
Джэнет направилась в кухню, теряясь в догадках, что рассказывала маркизу Марджери и о чем судачили подвыпившие гости. Наверное, о том, что она была плохой женой. Что брак ее с Аласдэром оказался неудачным. И про отраву говорили — она почти явственно слышала резкий голос свекрови.
Ну почему ей не все равно, что подумает Нил?! Он отказался жениться на ней и разбил ее сердце. Теперь он очень богат и, кажется, любимец Камберленда, который вообще-то ни во что не ставит шотландцев. Сама она Камберленда презирала, так тем более незачем обо всем этом думать! Однако Джэнет не ожидала, что Нил Форбс так участливо к ней отнесется. Увы, одному богу известно, как давно она не слышала ни одного приветливого слова.
В кухне было полно поваров и подсобных работников, нанятых только на этот день. «Поминки обойдутся в такую сумму, что мне придется экономить до конца года», — подумала Джэнет. Она еще не видела расходных книг, но подозревала, что Аласдэр тратил больше, чем получал.
Из духовки как раз достали пироги. Она взяла три штуки, а потом положила на тарелку еще один. Ей тоже надо поесть: ни крошки во рту целый день, хотя голода она совсем не ощущала.
Поставив на поднос тарелку и кувшин молока, Джэнет спустилась вниз. К ее удивлению, у лестницы стоял маркиз Брэмур и, по-видимому, поджидал ее.
— Могу я помочь вам?
«Нет!» — захотелось ей крикнуть.
— Да, — ответила Джэнет, спрятав самолюбие в карман. — Возьмите, пожалуйста, кувшин. — И пошла вперед, показывая дорогу.
На неровном каменном полу она споткнулась и сразу почувствовала его сильную руку, не давшую ей упасть. «Сегодня хоронят твоего мужа», — твердила она про себя, но это не помогало.
Они поднялись на второй этаж и направились в детскую. Свободной рукой Нил открыл для Джэнет дверь.
— Ма…
Возглас замер на губах Аннабеллы, а три пары голубых глаз уставились на маркиза Брэмура. Он был выше Аласдэра и шире в плечах. В следующую секунду Аннабелла спряталась за комод, а Рэйчел выбежала в смежную комнату. Грэйс осталась стоять у кровати, но сильно побледнела. Только Колин никак не давал о себе знать — он безмятежно спал.
Джэнет взглянула на Нила, который, похоже, тоже запаниковал, поставила поднос на стол и обняла Грэйс.
— Познакомься. Это маркиз Брэмур.
Грэйс сделала несколько неуверенных шажков навстречу.
— Да не съест он тебя, дорогая!
Но Грэйс в этом, по-видимому, сомневалась. Тогда маркиз наклонился к девочке и протянул руку:
— Меня зовут Нил.
Грэйс присела в реверансе, однако соблюдала дистанцию. Нил выпрямился, вид у него был смущенный.
— Пожалуй, я лучше пойду.
— Спасибо, что помогли, — поблагодарила Джэнет.
— Какой он большой, — сказала Грэйс, когда Нил вышел из комнаты.
— Да, дорогая, но… — Джэнет немного поколебалась. — Он не такой, как твой папа.
Однако откуда у нее такая уверенность? Ведь этот человек ее когда-то предал. И муж ее тоже оказался потом совсем другим. Разве может она снова повторять одни и те же ошибки? Наверное, все дело просто в его неожиданном появлении… Но он так добр, как никто другой очень давно не был с ней добрым. Ну что ж, он и до своего предательства был добрым. И это ничего не значило. Ничего.


А Нил чувствовал себя просто чудовищем. Он с самого детства не был в окружении малышей. Да и сам он вряд ли когда-то был ребенком и знал, что такое настоящее детство. Однако Нил никогда не считал, что его можно испугаться, что дети станут прятаться при виде его. Почувствовав, что девочки его боятся, он поспешил уйти, однако успел увидеть, как по лицу Джэнет скользнула тень сочувствия.
Черт побери, не надо было ему сюда приезжать! Он это знал с самого начала, но что-то непреодолимо влекло его сюда, и, только увидев Джэнет на фоне серых каменных стен Лохэ-на, он понял, что именно.
Она похудела и выглядела усталой, под глазами залегли темные круги. И все же держалась она со свойственным ей изяществом и достоинством, которые ему так хорошо запомнились. В темно-голубых глазах при виде его вспыхнул огонек, но сразу погас, и взгляд стал непроницаемым. В нем не было ни лукавства, ни искры нежности. Правда, лицо ее с высокими скулами и тонкими чертами было красиво по-прежнему. Это одно из тех лиц, которые с годами становятся только лучше и выразительнее.
А потом в ее взгляде промелькнул гнев. Если бы не законы гостеприимства, Джэнет, несомненно, попросила бы его удалиться, но она только гордо выпрямилась и посмотрела на него с вызовом. Однако потом ему показалось, что на глаза у нее навернулись слезы, и это едва его не сокрушило.
Нил когда-то надеялся, что она все-таки будет счастлива, полюбит другого. В тот вечер, когда он узнал, что Джэнет вышла замуж, он напился до бесчувствия, но все же искренно пожелал ей благополучия. Потом он слышал, что рассказывали о ее муже, и слухи были неприятные. Но все же он надеялся на лучшее — до того момента, пока не увидел ее. А когда увидел это погасшее лицо, то понял, насколько его надежда была ложной. Его жертва оказалась напрасной.
Нил едва удержался от того, чтобы не заключить ее в свои объятия, но вовремя одумался. Ведь ничто не изменилось! О, теперь он богатый человек, он носит титул, но наследственное безумие по-прежнему омрачает его прошлое, и так будет всегда. Потому он говорил с Джэнет спокойным, размеренным тоном и держал руки на привязи.
В главном зале Нил прислушивался к разговорам. К обвинениям. Мать покойного графа, Марджери Кэмпбелл, сразу же буквально вцепилась в него, как только узнала, кто он такой.
— Ваше присутствие делает нам честь! — воскликнула она.
— Примите мои соболезнования по случаю вашей утраты, — сказал Нил.
Он решил было представиться другом графини, но подумал, что тогда, очевидно, ничего не узнает. Тем более что сама Джэнет другом его явно не считала, если судить по тому, как сдержанно она его приветствовала.
Итак, Нил позволил вдовствующей графине полагать, что ее семейство занимает достаточно высокое положение, раз сам маркиз Брэмур счел необходимым присутствовать на похоронах ее сына. И теперь он внимательно слушал, как она в подробностях живописует все недостатки невестки.
— Это ужасная женщина! Она способна даже убить детей, — бормотала Марджери, не заботясь о том, что ее могут услышать посторонние, и Нил ужаснулся глубине вражды, которая царила в Лохэне. — Я слышала, что его светлость лорд Камберленд прислушивается к вашим советам. Вам следовало бы попросить его поглубже вникнуть в это дело.
— А как к этому относятся местные власти? Марджери презрительно отмахнулась.
— Они боятся решительных действий. Но его светлость мог бы издать указ, чтобы Лохэн перешел к Реджинальду, моему среднему сыну. Это было бы только справедливо.
Нил почувствовал, как в нем поднимается желчь. Подумать только, устраивать заговоры в день похорон сына!
— Я сообщу ему обо всем, что здесь произошло, — пообещал он и попытался отойти, но Марджери последовала за ним.
— И она якобитка, знаете ли! Скажите его светлости и об этом. Я уверена, что он предпочтет видеть землю в руках семейства, которое всегда было предано ему и его брату, королю Георгу.
— Я уверен, что герцог по достоинству оценит вашу преданность, — кивнул Нил, прекрасно зная, что Камберленд не ценит ничего, кроме собственной власти. Он бы, ни на минуту не задумываясь, согнал всех Кэмпбеллов с их земли, если бы это сулило выгоду лично ему.
Нил выпил стакан не очень хорошего эля, и ему захотелось выйти на свежий воздух. В тот момент он и заметил Джэнет, которая спускалась по лестнице с тяжелым подносом в руках. Не раздумывая, он поспешил к ней на помощь, и удивительно, что она согласилась эту помощь принять. А потом он напугал детей… Впрочем, ничего удивительного. Нил всегда чувствовал себя слишком громоздким и неуклюжим. Он знал, что его огромная фигура пугает людей. Взгляд у людей становился настороженным, словно они боялись, что он их заденет или ударит.
Нил хотел было уйти сразу, но не мог оторвать глаз от Джэнет, успокаивающей детей. Слишком бледное, слишком худое лицо ее потеплело, темно-голубые глаза были полны любви и нежности. Что-то подобное он уже видел в ее глазах давным-давно, в те краткие дни их счастья. Годы, прошедшие с тех пор, вдруг исчезли, испарились, и его охватило такое страстное желание, что Нил едва устоял на ногах. И тогда он вышел, чтобы не свалять дурака. «Надо уезжать, — подумал Нил. — Сегодня же вечером. Иначе я нарушу данную себе клятву». Однако прежде он должен дать Джэнет знать, что у нее в этом мире есть друг. Это самое меньшее, что он обязан для нее сделать.
Нил снова подумал о Рори, который неоднократно рисковал жизнью, чтобы спасти других, даже неизвестных ему людей. Если бы он был таким же человеком, как Рори! А сколько лет он считал двоюродного брата бездельником и даже трусом! Как он мог не видеть, что скрывается за фасадом, не распознать, какова его истинная сущность?
И вот теперь неуверенно, все время спотыкаясь на ходу, Нил пытался тоже идти по этой дороге и помогать людям. Он старался облегчить жизнь своих арендаторов, повлиять на окрестных лендлордов, чтобы они не сгоняли людей с земли. Однако все его поступки значили так мало по сравнению с тем, что делал двоюродный брат…
Через несколько минут дверь отворилась, и Джэнет вскрикнула, потому что не ожидала его увидеть, и стремительно подалась назад.
— Я не причиню вам зла, миледи, — поспешил успокоить ее Нил. — Я просто хотел сказать, что сегодня вечером уеду из Лохэна.
Она открыла было рот, но промолчала.
— И я не хотел напугать девочек, я просто не подумал, что вид у меня такой свирепый.
Однако выражение ее лица не смягчилось.
— У них нет оснований верить людям. Особенно мужчинам. И у меня тоже.
Еще один удар! Нил знал, что поступил с ней скверно, и даже подумал, что, пожалуй, надо рассказать об истинной причине своего давнего поступка. Тогда он искренне верил, что это самое лучшее, что он может для нее сделать. Но теперь… А впрочем, зачем объяснять? Ведь ничего не изменилось. Нет, он не причинит ей новую боль, пусть между ними сохранится расстояние, которое обусловлено ее гневом и непреклонностью. И все же он должен сказать, что она может рассчитывать на его помощь.
— Джэнет, если вам… нужен друг или понадобится срочная помощь, обратитесь ко мне. Она гордо вскинула голову:
— Мне помощь не нужна. Ни от вас… ни от кого-либо другого.
— Я… просто хотел, чтобы вы знали: стоит вам только меня позвать… Я имею возможность помогать.
— О, еще бы! Вы же друг главного палача! Нил нахмурился:
— Пусть никто, кроме меня, не услышит от вас таких слов.
— Я давно уже никого не боюсь. А теперь извините меня.
— Джэнет…
— Леди Лохэн, — поправила она его.
— Леди Лохэн, — покорно повторил Нил.
Он понимал, что все испортил. Не надо было сюда приходить. Но ведь он никогда не был силен по части светских любезностей.
Джэнет снова высоко подняла голову:
— Если не возражаете, я должна сейчас уделить время моему сыну.
— Не раньше, чем вы меня выслушаете.
— Я уже достаточно наслушалась. Мне ваша помощь не требуется. Мой сын теперь — наследный граф! Нил замялся, а потом все-таки сказал:
— Меня просили походатайствовать перед Камберлендом о том, чтобы отнять у вашего сына его земли. Джэнет замерла на месте.
— Но Камберленд не сделает этого!
— Нет, если я его попрошу. Однако вы должны знать, что родные вашего мужа затеяли интригу против вас. Я имел в виду именно это, когда сказал, что я ваш друг.
Ее взгляд поразил его в самое сердце.
— Друг, на которого я могу положиться? Нет, милорд, мне кажется, как раз это невозможно.
Что ж, он заслужил каждое слово осуждения с ее стороны. И неважно, насколько были благородны его побуждения много лет назад, он нанес ей рану гораздо более глубокую, чем предполагал. Такой горечью были пронизаны ее слова о том, что ни дети, ни она сама не имеют никаких оснований верить людям. И особенно мужчинам. Но как же вел себя с ней Кэмп-белл, если она никому не верит?..
Нил не смог с собой совладать. Он поднял руку и провел пальцами по щеке Джэнет, ощутив мягкость ее кожи.
Она отшатнулась, и сердце у Нила сжалось от боли. Он шагнул назад, молча кивнул ей и быстро спустился по лестнице. Больше ему нечего было делать в Лохэне. Он сказал Джэнет все, что хотел сказать. А теперь надо возвращаться домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дама его сердца - Поттер Патриция



неплохо продолжение книги черный валет...
Дама его сердца - Поттер Патрициятатьяна
29.01.2013, 22.47





хороший роман, продолжение серии "черный валет".единственное, что не понравилось: не доведена до логического завершения мысль, что главным злодеем была женщина, в конечном итоге "козлом отпущения" сделали мужчину
Дама его сердца - Поттер ПатрицияОльга
30.05.2013, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100