Читать онлайн Дама его сердца, автора - Поттер Патриция, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама его сердца - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама его сердца - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Дама его сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Нил подождал, пока Джэнет приведет дочерей, и уже через несколько минут они сбежали по лестнице. Все три церемонно присели перед маркизом, он столь же церемонно поклонился. Аннабелла захихикала и кокетливо взглянула на него, опустив черные ресницы. «Да, она уже сейчас настоящая маленькая женщина», — весело подумал Нил.
— Я очень рад вновь увидеть вас. Аннабелла просияла улыбкой.
— Мы тоже очень хотели увидеться с вами!
— А ты уже умеешь ездить на своей лошадке?
— Так же хорошо, как мама. Ну почти так же, — забавно сморщила носик Аннабелла.
— Ты мне покажешь, как ездишь?
— Да, мама обещала, что разрешит нам покататься.
Нил все еще не был уверен, что так и надо разговаривать с детьми от пяти до семи лет. Но им вроде это нравилось. Аннабелла протянула ему ручку, и Нил сжал ее, изумившись про себя, какая она маленькая. И удивительно, как малышка доверчива с ним, как свободно она держится. Нил уже знал, как девочек пугал собственный отец, и абсолютное доверие Аннабеллы было для него самым драгоценным подарком. С замиранием сердца он повел ее, держа за руку, на площадку для выездки. Какие же у нее хрупкие пальчики — ну просто птичьи лапки! Он очень боялся, как бы его сильная, грубая ладонь ненароком не сделала ей больно. Как приятно вот так идти вместе с маленьким человечком — на душе сразу становится светло…
Райчел помчалась вперед, к Кевину, а Грэйс солидно шествовала рядом с Джэнет, внимательно поглядывая то на Аннабеллу, то на Рэйчел. Нил подумал, что она все еще не так доверяет ему, как ее сестры. Черт бы побрал на том свете Аласдэра Кэмпбелла! Какой же безрадостной он сделал жизнь Джэнет, какой страх поселил в душах родных детей. И одному богу ведомо, что за влияние он оказал бы на собственного сына.
Джеми уже оседлал обоих пони, и Нил усадил Аннабеллу на лошадку поменьше.
— Ты уже как-нибудь назвала ее?
— Я хотела назвать ее Белоснежкой, но Рэйчел сказала, что она белая, как сахар, и я теперь зову ее Сахарок. А Рэйчел зовет своего пони Патока.
— Значит, для Грэйс мне надо приобрести пони медового цвета, и она назовет его Медок.
Аннабелла задумалась на мгновение.
— Это удачная мысль, — сказала она очень взрослым тоном.
— Благодарю вас за комплимент, — серьезно ответил Нил, подавив усмешку. Аннабелла всегда могла заставить его улыбнуться, и ему становилось весело и легко на душе.
Джеми подсадил в седло Рэйчел, и Нил отметил, что мальчик сильнее, чем кажется. Мышцы у него железные.
— Вам совсем не надо держать моего пони, — заносчиво сказала Аннабелла.
Нил вопросительно взглянул на Джэнет. Та кивнула, и он вручил Аннабелле поводья, а сам отступил в сторону. Девочки стали шагом выгуливать пони, демонстрируя недавно приобретенное умение обращаться с лошадьми.
— Ты их хорошо выучила, — похвалил Нил Джэнет.
— Да нет, они просто прирожденные наездницы.
И Нилу пришлось с этим согласиться, глядя на их сосредоточенные личики. Радость шевельнулась у него в душе. Такой пустяк — всего лишь два пони, — а девочкам это доставляет огромное удовольствие, они поверили в свои возможности и способности. Нил чувствовал не только радость, но и странную гордость, которую не ощущал никогда в жизни. Наверное, то же чувствуют обычно родители, когда они вот так, как он сейчас, любуются детьми. Своими детьми. Какая жалость, что он никогда не узнает всю радость и гордость отцовства.
Нил взглянул на Грэйс. Она неотрывно смотрела на сестер, следя за каждым их движением.
— Я тебе привезу пони из Эдинбурга, — пообещал он. Грэйс внимательно посмотрела на него, а потом возразила:
— Не надо. Я же могу попросить разрешения покататься.
Нил растрогался. По глазам Грэйс он видел, что она притворяется, будто ей все равно. По праву старшинства она могла бы потребовать, чтобы одного пони отдали ей, а вместо этого она позволила двум младшим сестрам завладеть лошадками. Она никогда и ничего не просила для себя.
— Обещаю, что привезу тебе из Эдинбурга самого лучшего пони на свете!
Грэйс опять вскинула на него большие серьезные глаза. Они были светлее, чем у Джэнет, и цветом напоминали васильки, а не темно-синее море. Но взгляд у нее был такой же выразительный. Грэйс, очевидно, не поверила ему — не совсем, во всяком случае. У нее всегда такое выражение лица, словно кто-то сейчас ее неожиданно ударит. Нилу было знакомо, очень знакомо это ощущение по собственному опыту, и сердце у него сжалось от боли. Ему захотелось положить руку на это худенькое детское плечо, но он не осмелился: что, если это не утешит девочку, а только испугает?
Нет, нельзя, чтобы дети так смотрели на взрослых! Особенно маленькие девочки.
Нил нагнулся и взял на руки Самсона, который терся у его ног. С минуту он подержал щенка на руках, терпеливо снося жадное облизывание, а потом подал Самсона Грэйс.
— Держи его, девочка, и не давай ему близко подбегать к пони — он может их напугать.
Грэйс прижала щенка к груди, и Нил сделал над собой усилие, чтобы не нагнуться и не обнять ее вместе со щенком. Он скучал по девочкам, когда уезжал, и гораздо больше, чем сам признавался себе. Он гнал от себя мысль, каково же будет ему в Брэмуре, когда тот опустеет после отъезда Джэнет и детей.
Нил посмотрел на Джэнет и обнаружил, что она уже давно не сводит с него взгляд.
— А как твой сынок? — спросил он, натянуто улыбнувшись.
— Он еще спит, и мне было жалко его будить. Зато ночью он не даст мне сомкнуть глаз… Я еще никогда не оставляла его одного. Нельзя ли все-таки взять его с собой?
— Но мы тогда не сможем двигаться быстро. Вдвоем и на лошадях мы обернемся в четыре дня, а если возьмем карету и слуг, то проездим дней шесть-восемь. Да и дорога в Эдинбург тяжелая.
Джэнет обдумала его слова и кивнула, хотя в глазах ее отразилось разочарование. Однако выбора у них не было. Нил хотел добраться до Камберленда раньше, чем Реджинальд и его мать нанесут еще какой-нибудь неожиданный удар. А кроме того, ему как можно скорее надо было вернуться к делам ее брата. Нил напоминал сам себе жонглера, который удерживает в воздухе сразу несколько мячей.
— Я поставлю в башне замка охрану, — пообещал он. — Дети будут в безопасности.
Джэнет снова кивнула и посмотрела на маленькие фигурки девочек на пони.
— Да, знаю, — печально ответила она.


Вечером Джзнет посетила маленькую домовую церковь в башне. Она уже побывала здесь несколько раз, но сейчас ее влекла сюда неотступная сила. Она ужасалась тому, что придется оставить Колина одного. И девочек тоже. Если Камберленд поверил Реджинальду и Марджери, он может назначить судебный процесс. Сердце у нее защемило. Что же тогда будет с детьми? Может ли она положиться на Брэмура, на то, что он их одних не оставит? Мысль, что они попадут «под крыло» Реджинальда и Луизы, была нестерпима.
Но Джэнет прекрасно понимала, что не может взять детей с собой. Брэмур прав: в карете они доберутся до Эдинбурга очень не скоро. И для детей путешествие трудное — особенно после недавнего переезда в Брэмур. И все же сердце у нее ныло и ныло, и неудивительно: на нем тяжким свинцом лежал страх.
Не утешала даже мысль, что они с Нилом пробудут несколько дней в обществе друг друга. По правде говоря, от этого ей становилось только тревожнее. Она видела, как он смотрит на нее, как при этом смягчается его взгляд. А еще она заметила тоску в его глазах, когда он отворачивается, словно каждый раз расстается с чем-то дорогим. Ну почему он старается скрывать от нее свои чувства, напускает на себя деланное равнодушие?
И почему она сама не может справиться с собственными чувствами? Почему так стремится к нему?
Джэнет опустила голову и стала молиться. Она молилась о детях. Она молилась о себе.
Они выехали на рассвете. Всю ночь Джэнет держала при себе Колина — целовала его, укачивала на руках, пела ему песенки. Прощаясь с ним, она прослезилась и прошептала ему, что уезжает ради его же блага и что скоро вернется. Единственное, что служило ей утешением, так это любовь Клары к мальчику, почти такая же беззаветная, как ее собственная. И еще — присутствие Трильби. И Люси. И Грэйс. Все они глаз не спустят с Колина.
Джэнет с вечера уложила свои вещи. Платье, предназначенное для аудиенции у Камберленда, было подчеркнуто простым — Джэнет не собиралась производить потрясающего впечатления на герцога. В дорогу она надела темно-синее платье для верховой езды и простой чепец. Хотелось бы взять и плед, но они были сейчас в Шотландии под запретом. Ее непокорная натура, характерная для всего клана Лесли, бунтовала, но слишком многое зависело от ее такта и показного смирения.
Боже милосердный, как бы она хотела быть мужчиной! Перед ней сейчас открылись бы такие возможности, которых женщины никогда не имели. Однако она — мать, и ее первейший долг, ее единственная обязанность сейчас — защитить своих детей.
Раздался легкий стук в дверь. Джэнет открыла. На пороге стоял Брэмур в толстых лосинах, белой полотняной рубашке и замечательном твидовом сюртуке, подчеркивавшем ширину его плеч. Сердце ее отчаянно заколотилось при виде его. А вот это уж совсем ни к чему.
— Люси сказала, что ты уже встала.
— Да.
Она бросила последний взгляд на спящего в колыбели Колина, и ей показалось, что сердце ее сейчас разорвется.
— Красивый мальчуган, — заметил Нил.
— И он будет хорошим человеком!
— Я в этом ни секунды не сомневаюсь. — Помедлив, он добавил: — Нужно ехать. Люси уже ждет.
Джэнет в последний раз поцеловала Колина и закрыла глаза, чтобы не видеть, как Люси уносит его в детскую.
Брэмур помог ей закутаться в плащ.
— Мы скоро вернемся, Джэнет. И я оставил пять человек охраны в башне. Они поклялись защищать твоих детей и даже отдать за них жизнь, если потребуется. Холодок пробежал у нее по спине.
— Так ты думаешь?..
— Нет. Реджинальд наверняка уверен, что достигнет цели с помощью эдинбургских Кэмпбеллов. Но я не хочу рисковать.
Джэнет кивнула. Она уже привыкла надеяться на его твердую решимость и уверенность в себе.
Нил взял узел с ее вещами. Там были ночная рубашка, парадное платье, головная щетка, гребень и пара белья для смены — больше ничего.
— Я потом заверну твои вещи в непромокаемую ткань.
Джэнет с трудом спустилась по лестнице. Казалось бы, ее ожидает приключение, хотя бы временная независимость и полная свобода. Однако страх все так же тяжким бременем давил душу. Она боялась за детей — и боялась Камберленда.
День был пасмурный и не способствовал поднятию духа. Тяжелый туман покрыл окрестные холмы. Наверное, лучше было бы все-таки ехать в карете, однако Брэмур успел заразить ее собственным нетерпением.
Когда они подошли к конюшне, Кевин уже оседлал двух лошадей. Брэмур завернул ее узел в кусок толстой ткани и приторочил к седлу. Его седельные сумки были уже туго набиты.
— Кевин, мне кажется, не надо позволять Аннабелле и Рэйчел кататься на пони в мое отсутствие, — сказала Джэнет.
— Да, миледи. Но я пригляжу за тем, чтобы у них всегда была морковка — покормить лошадок.
— Спасибо.
— Я присмотрю за ними, — пообещал он снова.
— И я, — сказал Джеми, подходя. — Я тоже присмотрю. Джэнет невольно улыбнулась:
— Ну спасибо вам обоим.
Брэмур помог ей сесть на лошадь и сам вскочил в седло. Они двинулись шагом, потом перешли на рысцу, и Джэнет только один раз позволила себе оглянуться на замок, хотя вдруг почувствовала, что Брэмур ей стал ближе и роднее, чем Лохэн.
Может быть, потому, что здесь, в Брэмуре, теперь ее сердце?..
Им потребовалось два дня, чтобы добраться до Эдинбурга — ведь ехать они могли только до наступления темноты. На ночь они остановились в гостинице. Джэнет заняла единственную отдельную комнату, а Нил ночевал в общей. По правде говоря, Нил чувствовал себя лучше, ночуя не один: он был воспитан как солдат и привык к казарменному житью. Став лордом, он чувствовал себя как рыба, выброшенная на берег. Маркиз! Да, ему всегда хотелось стать маркизом, потому что это означало власть. Но сейчас он в полной мере ощутил тяжкое бремя этой власти и груз ответственности за людей, зависящих от его воли. Ему бы сидеть дома и использовать свою власть на благо арендаторов. А он странствует по Шотландии как какой-то дурак, новый Дон Кихот. И с такими же примерно шансами на успех…
В дороге Нил был задумчив и тих: он не был уверен, что поступает правильно. У него не возникало сомнений, что Камберленд обязательно захочет узнать, серьезны ли его намерения в отношении Джэнет. Нил не говорил Джэнет, что Камберленд желает их брака, ему не хотелось, чтобы она думала, будто он желает того же! Но если женитьба окажется единственным средством к ее спасению, тогда, господи помоги, что ему остается делать?
И еще: как ему спасти Александра и его сирот и помочь вывезти их из страны?
Во время поездки Нил несколько раз замечал, что Джэнет посматривает в его сторону. Она, очевидно, хотела понять, почему он в таком подавленном настроении. Но как ей объяснить, что его тяготят тайны, которые он должен скрывать? Нил никогда не любил двойственности в отношениях, но теперь он запутался во лжи и полуправде, ставших частью его жизни. Такое положение ему было ненавистно — тем более что Джэнет заслуживала гораздо лучшего отношения к себе… Ну, по крайней мере он дал Александру достаточно денег, хватит на одеяла и еду. Если бы только власти не напали на их след! Еще хотя бы месяц. Чтобы все устроить для побега, потребуется никак не меньше месяца.
Одолеваемый тревогами и заботами, Нил иногда отвечал на вопросы Джэнет слишком резко. Однако это была необходимая резкость: только позволь себе пренебречь осторожностью, и он расскажет ей все.
Они подъехали к Эдинбургу во второй половине дня. Над городом словно парил замок Холируд, и, как всегда, зрелище было замечательное. Нил обернулся и посмотрел на Джэнет. Она, не отрываясь, глядела на величественное каменное здание.
— Никогда не была в Эдинбурге, — сказала она.
Ну что ж, в этом не было ничего необычного для женщины, живущей в Горной Шотландии. Да еще муж держал ее дома, словно в тюрьме.
— Мы здесь надолго не задержимся, — предупредил Нил. — Но, может быть, завтра во второй половине дня ты успеешь походить по лавкам.
— Да, хотелось бы купить материал на платья девочкам, — сказала Джэнет мечтательно. — И теплые зимние плащи.
«И ничего для себя самой! — подумал Нил. — Хотя ее собственный гардероб весьма скуден». Ну он об этом позаботится в другой раз. Он бы ей луну достал с неба. Впрочем, луну он, конечно, достать не сможет, но сможет вернуть ей брата или по крайней мере сообщить, что Александр жив.
Они въехали в город. Нил заметил, что Джэнет отворачивается от английских солдат, запрудивших мощеные улицы, словно не в силах их видеть, но в глазах ее то и дело вспыхивает любопытство при виде многочисленных лавок и рынков.
— У моего кузена было арендовано помещение в гостинице «Лисица и Заяц». Он там обычно останавливался, приезжая в Эдинбург.
Нил узнал об этом, найдя счета из гостиницы. Очевидно, Рори снимал там несколько комнат. Может быть, в гостинице удастся навести справки и разузнать, как ему удавалось переправлять якобитов кз Шотландии. Конечно, шансы получить хоть какие-то сведения очень малы, но больше обратиться некуда — разве что съездить во Францию. Но это уж в крайнем случае.
Однако сначала следовало позаботиться о гостинице. Нил решил, что, как только они устроятся, он сразу же сообщит об этом Камберленду в замок Холируд и попросит назначить аудиенцию.
Хозяин гостиницы «Лисица и Заяц» оглядел их с любопытством.
— Я маркиз Брэмур, — представился Нил, все еще не привыкший к своему титулу. — А это — графиня Лохэн. Мы хотели бы получить две отдельные комнаты.
Хозяин насупился, хотя имя маркиза было ему явно знакомо.
— Но у меня нет свободных комнат, милорд.
— А между тем они должны у вас быть. Просматривая счета, я обратил внимание на то, что мой кузен заплатил за помещение в вашей гостинице за год вперед.
Хозяин побледнел.
— Но он же умер, милорд! Я думал…
— Да? — сказал тихо Нил, но в голосе его послышались стальные нотки.
— Я посмотрю, что можно сделать, — поспешно добавил хозяин.
Нил не хотел совсем уж пугать его: ему ведь была нужна информация.
— Мы вернемся после ужина. К этому сроку, надеюсь, комнаты будут готовы.
— Но я могу предоставить вам только одну.
— А другую, за которую тоже уплачено кузеном, вы сдали? Ладно, — продолжал Нил, немного смягчившись, — я сполна компенсирую вам неустойку за причиняемые неудобства постояльцам. Я заплачу тройную сумму за вторую комнату на две ночи.
Лицо хозяина просветлело.
— Я думаю, что подыщу для вас помещение.
— Надеюсь, подыщете. Брэмуры всегда платят за все сполна. Таков наш обычай, и уверен, что вы примете это во внимание.
— Конечно, милорд. — Хозяин поклонился. — Если бы я только знал…
— Разумеется. — Нил решил быть великодушным. — Так я желаю, чтобы комнаты были готовы к нашему возвращению. И позаботьтесь о наших лошадях. А пока я хотел бы сообщить с посыльным его светлости герцогу Камберлендскому о нашем прибытии.
Хозяин снова поклонился:
— Я сейчас же кого-нибудь пошлю с известием. Кстати, здесь у нас стоят несколько офицеров. Некоторые из них были… друзьями вашего кузена.
— Друзьями или партнерами по карточной игре?
По лицу хозяина Нил понял, что он имел в виду последнее. Ладно, может, он и сам сегодня позволит себе это развлечение. Однако прежде надо позаботиться о том, чтобы Джэнет поела.


Хозяин порекомендовал им ближайшую таверну, заявив, что в его собственной гостинице дамам ужинать не рекомендуется. «Не рекомендуется также и останавливаться на ночлег, если они путешествуют без мужского сопровождения», — поняла Джэнет без слов. Впрочем, она нисколько не заботилась о своей репутации. Ее единственной заботой было возвращение в Лохэн и возможность свободно и по собственному разумению налаживать там хозяйство. Хотя бы это… Не надо думать сейчас о том, что замок Брэмур ей кажется гораздо более привлекательным. И уж, во всяком случае, не надо так много думать о его владельце. Он так ясно дал понять во время путешествия в Эдинбург, что лишь выполняет свой долг по отношению к ней.
В большой таверне было шумно. Нил заплатил хозяину несколько крон, и тот провел их в отдельную нишу со столиком. Брэмур начал с того, что заказал фрукты, сыр и бутылку хорошего вина. Джэнет с удовольствием отпивала вино маленькими глотками, чувствуя, как ее покидает напряжение. Стали подавать одно за другим блюда: жареную баранину, крабов, устрицы. Она смотрела, как Нил неторопливо, со вкусом ест, и поражалась тому, что он так спокоен. Но ведь он всегда спокоен, и это ей в нем очень нравилось — его дружеское спокойствие и молчаливость. Однако ведь он при этом о чем-то думает?..
Голода она не чувствовала и к еде едва притронулась, не в силах отвязаться от мысли, зачем и почему она понадобилась Камберленду.
— Ты совсем ничего не ешь, — заметил Нил.
— Нет, я что-то съела.
— Но этого явно недостаточно.
Он взял с блюда сахарную вафлю и поднес ее к губам Джэнет, заставляя открыть рот. Она лизнула вафлю, потом откусила. На губах остался сахар. Внезапно Нил перегнулся через узкий стол и коснулся ее губ своими. Джэнет почувствовала вкус вина и ощутила, как по всему телу разливается волна тепла.
В очаге потрескивал огонь, ароматы вкусной дорогой еды мешались с запахом древесного дыма, а Джэнет была счастлива — несмотря ни на что. Да, выглядела она, конечно… не лучшим образом. Платье отсырело и потеряло форму, локоны развились и выбивались из-под чепца. И тем не менее Нил мог заставить ее чувствовать себя самой желанной женщиной на земле. От него исходило ощущение силы и уверенности в себе. А главное, он и ей внушал ощущение, что она чего-то стоит. Давным-давно позабытое ощущение…
Джэнет коснулась его лица, проведя пальцами по скулам, щекам и задержавшись на мгновение в ложбинке подбородка. Сейчас они были только вдвоем во всем мире, словно какая-то завеса мгновенно отделила их от остального зала. Они не слышали шума голосов, они забыли про еду на тарелках.
Наконец Джэнет глубоко вздохнула и тряхнула головой, отгоняя наваждение. Что это она так расчувствовалась? Наверное, потому, что слишком напугана ходом событий, хотя и отказывается это признавать.
— Я устала, милорд.
Нил кивнул. В полумраке таверны трудно было разглядеть выражение его глаз и лица. Он встал и помог Джэнет выйти из-за стола. Гостиница была недалеко. На пути туда Джэнет остро ощущала его близость, то, что рядом идет ее могущественный защитник. Она все еще чувствовала на губах вкус его поцелуя, и ей казалось, что так будет всегда.


Комнаты были уже готовы. Неизвестно, действительно ли хозяин гостиницы попросил других постояльцев освободить помещение или у него был резерв на случай приезда вельможного гостя. Нилу это было безразлично.
Хозяин подал ему конверт с печатью Камберленда. Герцог назначал встречу на завтрашнее утро. Джэнет, видимо, встревожилась, и ему захотелось обнять ее и успокоить, но он вовремя вспомнил о присутствии хозяина и попросил:
— Предоставьте графине ту комнату, что побольше.
Хозяин проводил Джэнет и, вернувшись, показал Нилу его спальню. Она располагалась напротив. Хозяин являл собой саму любезность, поскольку ему хорошо заплатили, и был готов выполнить любое поручение.
— А сейчас пойду в питейный зал, — сказал Нил. — Может быть, действительно встречу кого-нибудь из… друзей покойного маркиза. После него остались карточные долги, и ко мне уже обращались с просьбами об уплате. Возможно, удастся выяснить, какие из них имели место на самом деле. Я не желаю, чтобы имя Брэмуров было запятнано.
Дурацкое, конечно, объяснение, но лучшего он не мог придумать.
Хозяин пожал плечами в раздумье:
— Лучше всего вам помог бы в этом капитан Легрен…
— Он здесь?
— Нет, уехал в Англию несколько месяцев назад. Но, может быть, вы и найдете там одного-двух из прежних приятелей покойного лорда.
— Я слышал также, что у него были отношения с какой-то актрисой по имени Элизабет…
— Элизабет Льюис, — живо подсказал хозяин, не сводя глаз с туго набитого кошелька, которым Нил небрежно поигрывал. — Она выступала в Эдинбургском театре.
Нил бросил хозяину еще крону и вошел в салон, где играли в очко. Пройдя к столу, он представился, и по комнате сразу пробежал легкий шум, послышались приглушенные голоса. Всем любопытно было взглянуть на новоиспеченного маркиза Брэмура.
— Вы одеваетесь более скромно, чем ваш родственник, — заметил один из офицеров.
— Да, — подтвердил Нил, притворившись смущенным.
— Примите наши соболезнования по случаю смерти Рори, — сказал другой. — Я слышал, что его убили люди Черного Валета.
— Да, так говорят.
— Но он таки добрался до Валета и успел смертельно ранить его, прежде чем погиб сам. Ублюдок пропал, о нем с тех пор ничего не слышно.
— Но, возможно, Валет бежал вместе с принцем Чарльзом, — предположил Нил.
Один из офицеров покачал головой:
— Ну мы бы об этом знали.
— Бедная Элизабет, — заметил еще один офицер. — Она чуть умом не тронулась после смерти вашего кузена. Говорят, она даже поклялась отомстить Валету. Но вам-то смерть Рори оказалась выгодна, — многозначительно добавил он.
Все разом посмотрели на говорившего. Наступила тишина. Не очень-то вежливо говорить такое, даже если это и правда.
Нил пожал плечами:
— Да, моего кузена постигла неудача, но по крайней мере он избавил Шотландию от Черного Валета. Я, однако, все время опасался по дороге сюда его внезапного нападения.
— Ну ведь прошло уже целых восемь месяцев, как о нем ничего не слышно, — пренебрежительно фыркнул офицер. Нил стал тасовать карты.
— А может быть, он был ранен. Или просто выжидает, чтобы его светлость перестал искать его.
Раздался шквал протестующих голосов.
Нил открыл карту — это оказался валет пик.
— Вот видите, джентльмены, он тут как тут. Никогда ни за что нельзя поручиться!
Через несколько часов, с кошельком, полегчавшим на двадцать крон, Нил вернулся в свою комнату. Он узнал, что Элизабет Льюис тоже уехала из Эдинбурга, и никто не мог ответить, куда она направилась. А он возлагал на нее свои главные надежды! Зато у него появилась идея, как помочь Александру и его сестре. Однако все будет зависеть от того, как пройдет утренняя встреча.
Раздевшись, Нил вынул колоду карт, которую захватил из салона. Никто не возражал против подобной компенсации проигрыша. Нил объяснил присутствующим, что колода будет служить ему на будущее предостережением: с англичанами не играть. Все рассмеялись.
Он положил карты на стол и с минуту разглядывал их. Возможно, с Рори его связывает не только титул…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дама его сердца - Поттер Патриция



неплохо продолжение книги черный валет...
Дама его сердца - Поттер Патрициятатьяна
29.01.2013, 22.47





хороший роман, продолжение серии "черный валет".единственное, что не понравилось: не доведена до логического завершения мысль, что главным злодеем была женщина, в конечном итоге "козлом отпущения" сделали мужчину
Дама его сердца - Поттер ПатрицияОльга
30.05.2013, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100