Читать онлайн Дама его сердца, автора - Поттер Патриция, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дама его сердца - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дама его сердца - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Дама его сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Поднимаясь по каменной лестнице с подносом, полным еще горячих яблочных слоек, Джэнет услышала восторженный крик. В ту же минуту ее едва не сбили с ног два маленьких ураганчика, пролетевших мимо по лестнице. За ними бежал с громким лаем щенок, за щенком поспешал котенок. Последней спустилась Грэйс — в более спокойном темпе.
— Что?..
— Сюда едет маркиз и ведет за собой двух пони! Итак, обещание выполнено. Одно по крайней мере. Джэнет сошла вниз вместе с Грэйс и поставила поднос на стол в холле. Дверь была открыта. Маркиз как раз спешился, а Аннабелла и Рэйчел визжали от восторга при виде двух пони, белого и гнедого. Пони были уже оседланы.
Бесстрашная Аннабелла подбежала к белому. Рэйчел, более осторожная, не спеша приблизилась к гнедому. Она уже знала, что никогда не надо пугать животных взбалмошным поведением.
Джэнет направилась к Аннабелле, но Брэмур подошел раньше, наклонился к девочке и что-то сказал ей на ухо. Аннабелла улыбнулась и погладила пони, который в ответ фыркнул и обнюхал ее руку.
— Я ему нравлюсь!
— Ты ей нравишься, потому что это девочка, — поправил ее Брэмур, спустил Аннабеллу на землю и повернулся к Грэйс: — Я нашел только двух пони, так что вы трое должны договориться и ездить по очереди, пока я не найду третью лошадку.
Лицо у него при этом было виноватое, и Джэнет снова почувствовала, как сердце тает у нее в груди.
— Все в порядке, — ответила Грэйс самым взрослым тоном. — Я лучше почитаю.
Маленькая мама. Она всегда больше заботилась о нуждах младших, чем о своих собственных. Иногда Джэнет даже хотелось бы, чтобы Грэйс устроила бунт, закатила скандал, стала бы снова ребенком.
Она обняла девочку, а Рэйчел великодушно пообещала:
— Я с ней поделюсь этой пони.
— Этим пони, он мальчик, — поправил Брэмур.
— А как его зовут? — спросила, сияя, Рэйчел.
— Я его не спрашивал, но думаю, что вы сами можете придумать им обоим имена.
— А можно мне сейчас на нем… на ней покататься? — Аннабелла умоляюще глядела на Брэмура.
Маркиз вопросительно взглянул на Джэнет, а та, в свою очередь, посмотрела на Аннабеллу и Рэйчел. Брэмур явно покорил их сердца. Он завоевал их доверие за один день, а ей для этого потребовалось несколько месяцев.
Внезапно Джэнет почувствовала раздражение и страх. А что, если он это доверие потом обманет, как когда-то обманул ее надежды? Вдруг он сразу изменит свое отношение к девочкам, когда устанет от их присутствия? Это для них будет больнее презрительного отцовского равнодушия. И она этого не допустит. Они и так мало кому доверяют. Джэнет нагнулась и взяла Аннабеллу на руки.
— Ну конечно, моя ласточка!
Посадив девочку в седло, она повела пони по двору, не глядя на Брэмура, а он посадил Рэйчел на гнедого.
— Может быть, сначала Грэйс? — сказала средняя дочь, которая изо всех сил старалась быть доброй девочкой.
— Нет, я в другой раз, — отказалась Грэйс и отступила назад. С нее было достаточно той радости, которую испытывали сестры. В ее взгляде прочно поселилось недоверие к людской доброте.
Они сделали несколько кругов, и Джэнет стала снимать Аннабеллу.
— Не хочу, — запротестовала младшенькая.
— Зато я завтра поучу тебя ездить самостоятельно, — предложила Джэнет. Аннабелла надулась.
— Знаешь, ведь пони очень утомилась, она столько сегодня уже прошла.
— Правда? — встревожилась добросердечная Аннабелла.
— Да, и она уже заслужила на сегодня свой овес. А ты можешь угостить ее морковкой, чтобы она себя почувствовала совсем как дома.
— Хорошо.
Как только Джэнет сняла ее с седла, Аннабелла сразу подбежала к маркизу и обняла его за шею:
— Спасибо. Я вас люблю.
Его суровый взгляд смягчился, он обнял девочку, а потом выпрямился и взглянул на Джэнет. В его глазах она ожидала увидеть удовлетворение, даже торжество, но в нем сквозила такая боль! Впрочем, Брэмур тут же отвернулся, и Джэнет подумала, что, вероятно, ошиблась.
— Я провожу девочек в замок, — сказал он.
— А за пони я вам заплачу, как только Лохэн… — И Джэнет замолчала. Лохэн тоже всецело зависел от Брэмура, от его благотворительности.
— Это мой подарок, Джэнет. Пожалуйста, не лишайте меня этой радости. — Голос был умоляющий, ни следа спеси или снисходительности. — Кстати, я сегодня вечером уезжаю. Вернусь только через несколько дней. Если что-нибудь понадобится, скажите Торкилу.
— Мне ничего не нужно.
— Только не пытайтесь вернуться в Лохэн! — предупредил ее Нил.
— А что, вы меня опять сюда притащите?
— Да, — ответил он холодно. — Притащу.
— И вы хотите, чтобы я обещала быть примерной пленницей?
— Нет, я хочу, чтобы вы были моей гостьей, которая всем довольна.
— Вы можете подкупить моих дочерей, но не меня!
— Но я не пытался их подкупить.
— Разве пони — это не подкуп, милорд?
— Мне просто хочется, чтобы им было здесь хорошо и весело. И безопасно.
— Я чувствую себя в гораздо большей безопасности у себя дома, нежели здесь, где я живу как в тюрьме.
— А как же безопасность ваших детей?
— Я сама смогу о них позаботиться! Во всяком случае, защитить от неисполненных обещаний.
Джэнет вспыхнула от смущения. Она вовсе не собиралась говорить такое. Не надо ему знать, как глубоко он некогда уязвил ее сердце. Как много причинил ей зла.
— Такого не будет никогда, — тихо сказал Нил.
— А почему я должна вам верить?
— Может, и не должны, но, пожалуйста, все же поверьте, что в Лохэне вам жить опасно.
— А здесь мне жить не хочется…
— Я постараюсь не надоедать вам больше, чем это необходимо.
Джэнет вдруг стало его жаль. Может быть, она к нему в чем-то несправедлива? Но она не может ему верить, как прежде. Одна только эта мысль ее ужасает. И она не смогла бы снова пережить боль обманутого доверия.
— И поэтому вы сейчас уезжаете?
— Нет, мне надо закончить одно небольшое дело.
— У вас, как мне кажется, немало таких незаконченных дел.
Нехорошо, если это прозвучало как вопрос. Ее совершенно не касаются его отъезды и приезды. А лучше всего ему бы исчезнуть отныне и навсегда из ее жизни. Тогда ее бы не разрывали такие противоречивые чувства.
Брэмур посмотрел на нее долгим взглядом, потом взял обоих пони за поводья и повел их в конюшню.


Джэнет пошла с детьми к дому. Она ведь обещала достать морковок для пони, но сначала нужно было ублажить их юные аппетиты яблочными слойками.
Сердце билось в груди глухо и неровно. На языке вертелись несказанные горькие, ядовитые слова. Куда это он направляется в полночь, хотела бы она знать!
Аннабелла подбежала и взяла ее за руку.
— Мама, тебе понравились пони?
Джэнет, разумеется, не стала портить один из самых чудесных моментов в ее жизни и только спросила:
— А как ты думаешь назвать свою лошадку?
— Конечно, Белоснежка!
— Да, Белоснежка — это замечательно.
— А пони Рэйчел можно назвать Принцем Дезире!
— Ну, я думаю, надо сначала посоветоваться с Рэйчел и Грэйс.
— А Грэйс сказала, что ей не нужен пони.
— Я думаю, твоя сестренка просто очень добра и отказывается ради вас с Рэйчел.
— Ну тогда она может кататься на Белоснежке когда захочет.
Они вошли на кухню — и замерли при виде представившегося зрелища. Самсон каким-то образом сумел проникнуть сюда раньше их, свалил поднос со слойками, и Далила сейчас с упоением его вылизывала, а щенок, весь в сахарной пудре и джеме, виновато выглядывал из-под стула и вилял хвостом.
— Ты отвратительная собака! — воскликнула Грэйс, подойдя к нему.
Щенок опрокинулся на спину и жалобно высунул язык.
Появился Торкил, нахмурившись, посмотрел на крошево и виноватого щенка, но Грэйс сразу схватила Самсона на руки:
— Это я уронила поднос. Его лицо немного смягчилось.
— Да, понимаю, леди Грэйс.
— Извините.
— Ничего. Кухарка еще испечет к вечернему чаю.
— К чаю? — удивилась Джэнет.
Эти два дня, что они находились здесь, чаю им не предлагали. Наверное, потому, что Брэмур был не расположен их слишком баловать.
— Да, миледи. Милорд просил сервировать сегодня пятичасовой чай. Он считает, что девочкам это доставит удовольствие.
Ну что ж, хотя бы девочкам. Ее удовольствие или неудовольствие, очевидно, в расчет не принимаются.
— Спасибо.
— Мне приказано подать чай в детскую.
Значит, Брэмур не собирается принять участие в чаепитии. Что ж, тем лучше! И все же Джэнет почувствовала легкое разочарование. Почему? «Да просто мне хотелось бы знать побольше о его планах, — твердила она себе. — Куда он едет, надолго ли». Ведь только во время его отлучки она сможет осуществить собственный замысел.
— Благодарю. Я так понимаю, что маркиз сегодня ночью уедет?
Джэнет заметила, что Торкил удивился. Значит, маркиз не сказал ему об отъезде. А это может означать, что поездка неожиданная… Но как он себя чувствует? Он так измучился во время путешествия сюда, в Брэмур, что Джэнет не могла не беспокоиться, черт его возьми. Ладно, она все равно узнает, куда он направляется. И что он задумал в отношении ее и Лохэна.
Брэмур вышел только к ужину. Надо было как следует поесть: неизвестно, придется ли ужинать завтра. Он не ожидал увидеть Джэнет, но она появилась. Наверное, заранее предупредила Торкила, и стол был накрыт на две персоны. Нил осушил кубок с вином, и как раз в эту минуту вошла Джэнет. Она была прекрасна даже в темном траурном платье — глаза цвета вечереющего неба, волосы изящно обрамляют милое лицо, а не затянуты в строгий пучок, как обычно. Даже щеки порозовели — она уже не была такой бледной, как в Лохэне.
Нил поднялся из-за стола, усадил ее на стул напротив и снова сел на свое место.
— Я рад, что вы составите мне компанию, миледи.
— Я хочу поблагодарить вас, милорд. Я сегодня была не очень-то вежлива, а девочкам так понравились пони.
— Мне хочется сделать пребывание здесь приятным и для вас, и для девочек.
Она повертела в пальцах бокал с вином.
— Когда вы уезжаете?
— После ужина. Вы захотели проститься со мной? — спросил он осторожно.
— Нет, я просто хотела узнать, какие будут ограничения.
— Ограничения?
— Ну да, я же ваша пленница, милорд. Конечно, на окнах нет решеток, но достаточно вашей угрозы отобрать у меня сына.
— Это не угроза, миледи. Я просто хотел, чтобы вы поняли, как опасно вам оставаться в Лохэне.
— Тогда почему я восприняла ваши слова как угрозу? И почему я лишена свободы действий? Вы когда-нибудь задумывались, милорд, о том, что значит быть женщиной? Если нет, то я вам расскажу. Каждый твердит вам, что знает лучше вас, как поступать в том или ином случае. Каждый уверен, что вы просто счастливы быть ставкой в его игре. Ведь считается, что женщина не способна разбираться в серьезных делах. Так вот, должна вас предупредить: я сделаю все, чтобы мои дочери воспитывались в ином духе.
— Но я вовсе не хотел внушать вам подобные представления. Просто я, очевидно, выражаю свои мысли недостаточно ясно. Я хотел только вас защитить…
— Но вы ни разу не спросили, чего хочу я! Я вам написала и попросила о помощи, потому что очутилась в ловушке. Я хотела, чтобы вы просто походатайствовали за меня перед Камберлендом. Вот и все, на что я надеялась.
— А я хотел большего для вас.
— Посадив меня в другую клетку, милорд?
— Не думаю, что Брэмур станет для вас клеткой. Я полагал…
— Вы полагали. В том-то все и дело, милорд! А теперь вы уезжаете и оставляете меня одну. Я не знаю, что будет с моей собственностью, с наследственными землями моего сына. Я не знаю подлинных мотивов ваших действий.
— Вы не можете поверить в то, что эти мотивы честны?
— Если говорить совершенно откровенно, то не могу. Да, вы добры к моим детям. Но когда-то вы были добры и со мной. И я не хочу, чтобы они тоже пострадали от излишнего доверия.
В сотый раз Нил пожалел, что в свое время не смог ей объяснить истинную причину своего отказа. Не смог признаться в том, что ему и его потомкам угрожает наследственное безумие. Он боялся увидеть страх в ее глазах, боялся быть отвергнутым… А теперь, наверное, уже поздно во всем признаться. Да и в чем, собственно? В том, что он недостаточно уважал ее и не сказал поэтому всю правду?
— Я отвезу вас в Лохэн, когда вернусь.
— Без всяких условий?..
— Да.
— А как долго вы будете отсутствовать?
— Не знаю.
Появился Торкил. Он налил ей вина и посторонился, пропуская лакея с подносом, уставленным блюдами с едой.
А Нил между тем размышлял. Джэнет явно что-то задумала. Нечто такое, на что он не сможет согласиться.
— Торкил рассказал вам о слойках? — неожиданно спросила она.
Нил удивился:
— Нет.
— Самсон и Далила съели слойки, которые я оставила на столе. Кстати, вы направляетесь в Эдинбург? У меня есть письма…
«Никаких писем у нее, конечно, нет, — понял Нил. — Ей просто надо выведать, куда я еду».
— Нет, у меня есть владения на западе страны, которые необходимо проведать.
— Новые владения?
— Да.
— Якобитские?
Он промолчал.
— Дарованные за верную службу мяснику?
— Дарованные моему предшественнику за его службу. Моя собственная оказалась не столь успешной.
— Но все же достаточно успешной, чтобы получить опекунство над моим сыном. — Джэнет отвернулась. — Вообще-то я надеялась, что мы проведем приятный вечер, а вместо этого опять начинаю нападать на вас…
— Тем не менее мне всегда приятно видеть вас за своим столом.
— Как любезно с вашей стороны.
— Во всяком случае — честно.
— Вы поедете потом в Лохэн? — Джэнет снова пыталась разузнать о его планах.
— Нет, не собираюсь.
— Но вы ведь можете мне сказать, сколько времени вас не будет! Несколько дней, неделю или месяц?
— Ну вряд ли месяц, миледи, но я, право, не знаю. Мы затеваем нечто новое в Калли, в сорока милях отсюда. Когда эти земли перешли в собственность к моему кузену, они были уже пусты, а в Брэмуре сейчас слишком много арендаторов. Я предложил нескольким молодым людям наделы, и они уже переехали туда. Если там начать разводить овец, тогда в Брэмуре можно будет все земли отдать под зерновые. Хочу проверить, как в Калли идут дела. Тамошние поселенцы, подобно вам, очень недоверчивы.
Все, что он говорил, было правдой, но только частью правды. Он не собирался посвящать ее в то, что по какой-то необъяснимой причине едет на встречу с человеком, который едва его не убил и которого разыскивали власти.
Джэнет пристально на него смотрела, словно понимая, что он о чем-то умалчивает.
— Если вы уезжаете надолго, то я тоже хотела бы уехать. В Эдинбург.
— В Эдинбург?
— Надо купить тканей на платья девочкам.
— И вы хотите их взять с собой? И мальчика тоже?
— Да, я не хочу оставлять их здесь одних.
Что у нее на уме? На свете не было женщины, которую меньше заботили бы красивые тряпки, даже если это касается дочерей. А кроме того, они все еще должны некоторое время носить траур. Неужели Джэнет решила обратиться прямо к Камберленду с просьбой лишить его опекунства?
Но ничего хорошего из этого не выйдет, можно не сомневаться. И дорога может быть опасной, особенно если о поездке узнают родственники ее мужа.
Черт бы побрал этого Уилла! Трудно придумать более неудачное время для встречи, но ехать придется. Иначе Берк от него не отстанет.
— Думаю, графиня, что путь в Эдинбург слишком опасен. И город сам по себе тоже — особенно для якобитов.
— Значит, мне придется оставаться здесь в одиночестве?
— Не в одиночестве, мэм. У вас здесь дети, книги, слуги. В вашем распоряжении лошадь, вы можете учить детей ездить на пони. Кстати, в ближайшей деревне есть очень хорошие ткани, вы можете наведаться туда. — Помолчав, Нил добавил: — Полагаю, вы будете только рады моему отсутствию.
— Живя в чужом доме?
— Лучше жить в чужом, но добром, чем в своем, полном врагов…
— А верховые прогулки мне разрешаются?
— Если вы будете брать с собой Кевина. Он останется здесь, с вами. И не потому, будто я опасаюсь, что вы сбежите. Не думаю, что вы могли бы сбежать, бросив детей. Но в Шотландии сейчас опасно, Джэнет. И мне не хотелось бы, чтобы вы пострадали в то время как находитесь под моей защитой.
— Защитой? О, я уже давно знаю, что за каждым вашим поступком кроется одному вам известная причина.
Уже во второй раз за вечер она прямо сказала, что не доверяет ему. Как бы он хотел все наконец объяснить! Какая это мука: смотреть ей в глаза и молчать…
Однако ему пора на встречу с Берком. На какую-то долю секунды Нил вдруг задумался, а вернется ли он сюда вообще… Однако Уиллу явно надо еще что-то, кроме денег. Такое, что только он может ему дать. По этой причине Уилл и не убил его… А эти дети в горах! Они же погибнут там в зимние холода. Рори оставил ему Брэмур. Значит, он в долгу перед кузеном. Нил знал, как бы на его месте поступил Рори. Что бы сделал Черный Валет. Он должен помочь жертвам войны, за интересы которых сражался Рори!
Нил встал:
— Мне пора ехать, миледи.
— Но ведь уже очень поздно! Почему не поехать завтра утром?
— Я должен прибыть к месту назначения на рассвете. Нил поймал ее взгляд и понял, что, она, наверное, считает его сумасшедшим. Что ж, пожалуй, она очень близка к истине.
— Желаю вам всякого благополучия, Джэнет. И, клянусь, я отвезу вас обратно в Лохэн, как только это будет безопасно.
На ее лице было написано сомнение, и Нил поспешил прочь, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дама его сердца - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дама его сердца - Поттер Патриция



неплохо продолжение книги черный валет...
Дама его сердца - Поттер Патрициятатьяна
29.01.2013, 22.47





хороший роман, продолжение серии "черный валет".единственное, что не понравилось: не доведена до логического завершения мысль, что главным злодеем была женщина, в конечном итоге "козлом отпущения" сделали мужчину
Дама его сердца - Поттер ПатрицияОльга
30.05.2013, 18.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100