Читать онлайн Алмазный король, автора - Поттер Патриция, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алмазный король - Поттер Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алмазный король - Поттер Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алмазный король - Поттер Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поттер Патриция

Алмазный король

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

Мокрому от пота лицу стало горячо, и Алекс понял, что взошло солнце. Он открыл глаза, хотел оглядеться, но различил только какие-то неясные тени. Он попытался пошевелиться, но тело не слушалось — с головы до ног его сотрясала дрожь от пронизывающего холода, шедшего откуда-то изнутри. Что случилось? Алекс ничего не понимал. Но ему еще никогда не было так плохо. Даже после Каллодена, он, израненный, ослабевший от потери крови и жара, чувствовал себя лучше…
До него донеслось бормотание священника, но он не понял ни слова. Он сделал попытку сесть и, не сумев, свернулся калачиком, надеясь хоть немного согреться.
Он почувствовал прикосновение грубой ткани — его накрыли одеялом, потом еще одним.
— Малярия, — произнес по-испански падре.
Слово прозвучало глухо, как сквозь какую-то плотную завесу, но сразу отпечаталось в мозгу — Алекс вспомнил, что уже слышал его: малярия — это болезнь, от которой умирали люди. Нет, только не малярия! Он не может сейчас умереть, ведь его ждут… Он задергался, стараясь встать на ноги, и прохрипел, лязгом зубов заглушая собственный голос:
— Надо… идти…
Падре заговорил о чем-то с проводником, и Алекс прислушался — мысль, что надо идти вперед, не давала ему покоя, он хотел, чтобы его товарищи поняли, как это важно. Но едва он открыл рот, как его снова затрясло и все мысли разом вылетели у него из головы.


Решив вернуться в пивную, где обосновался Берк, Микки дождался сумерек и двинулся по улице, время от времени опасливо замирая в тени и прислушиваясь: проклятые англичане превратили гостиницу, где остановилась мисс Дженна, в свой штаб и разбрелись по всему острову, стучась в каждую дверь — расспрашивали о пиратах. Хорошо одетый штатский, который пришел в. гостиницу вместе с солдатами, похоже, тоже не собирался оттуда уходить.
Впереди послышалась английская речь, и Микки, быстро надвинув на лоб шапку, чтобы спрятать свою рыжую шевелюру, привалился к стене — прикинулся пьяным. К счастью, все обошлось благополучно, англичане прошли мимо, не обратив на него внимания. Но сработает ли уловка в следующий раз? При мысли об опасности кок невольно сжал рукоятку кинжала, однако он отдавал себе отчет, что пускать в ход оружие бесполезно. Напротив — если он убьет кого-то из солдат, остальные только усилят поиски.
К безграничному разочарованию ирландца, Берка на месте не оказалось. Микки хотел узнать его адрес, но никто из троих завсегдатаев, сидевших в пивной, похоже, не понимал по-английски. В отчаянии кок попытался использовать свой скудный запас испанских слов — посетители отвечали только недоумевающими взглядами.
Внезапно снаружи донеслись громкие голоса — говорили по-английски. Ирландец испуганно замер. Тогда один из посетителей, смуглый бородач с иссиня-черными волосами, поднялся из-за стола и, поманив Микки за собой, направился к задней двери.
— Где Берк? — спросил Микки.
— Иди за мной, — буркнул бородач, сверля его горящими, как угли, глазами.


Дженна с грустью оглядела свой скудный гардероб — матросский костюм и два платья: простое дневное, которое она носила на португальском судне, и вечернее, которое полагалось надевать после обеда. Остальная одежда осталась на «Исабель».
Мельком взглянув на правую руку, она вздохнула с облегчением — нет, багрово-красная «метка», ставшая проклятием всей жизни, не исчезла, но ее власть над жизнью Дженны кончилась. Молодая женщина решила, что она никогда больше не будет стыдиться себя и прятать руку от чужих глаз. Разумеется, если не придется скрываться…
От этой мысли у нее по спине пополз холодок — такая перспектива была очень реальной.
Дженна с тоской посмотрела на отложенный в сторону матросский костюм — какой свободной она чувствовала себя в нем совсем недавно… А теперь она попала в ловушку. Или наоборот — освободилась от прежних пут?
Ведь у нее появился выбор… Интересно, какой ее увидел Дэвид Мюррей?
Она взглянула в зеркало над столом, но, странное дело, в первый момент не узнала себя: на нее смотрела не привычная бледная затворница с унылым пучком волос и безнадежностью в глазах, а молодая загорелая женщина с гордой посадкой головы и рассыпавшимися по плечам золотистыми волосами. Прежними остались лишь крупный рот и немного вздернутый носик, но их несовершенство уже не бросалось в глаза, как раньше. И главное, теперь каждая черточка ее лица дышала жизнью…
Неужели причина этой благотворной перемены — любовь?
Дженна смутилась и поспешно отошла от зеркала, осудив себя за глупое желание потешить свое самолюбие. И все же она ощутила огромное удовлетворение, вполне извинительное для женщины, которая долгие годы считала себя дурнушкой…
Между тем англичане, похоже, развили бурную деятельность: от берега к фрегату и обратно то и дело сновали шлюпки, а когда Дженна оглядела окрестные улицы, то у нее просто зарябило в глазах от красных мундиров. Похоже, лейтенант основательно взялся за поиски и, возможно, скоро выяснит, что с пиратского корабля на берег сошел прихрамывающий шотландец, а сам корабль сменил название и скрывается под португальским флагом.
Сколько времени ей удастся увиливать от расспросов лейтенанта? И когда наконец выяснится, где Алекс?
Она перевела взгляд на морскую гладь, и ей вспомнилось, как капитан стоял за штурвалом, играючи управляя многотонной махиной корабля. Послушное движение судна, покачивание палубы под ногами и свежий морской ветер, обдувавший разгоряченную кожу, доставляли капитану несказанную радость, которая передавалась и ей, Дженне. В такие минуты она чувствовала себя сильной, как никогда.
Неужели она больше никогда не будет стоять рядом с ним на палубе?
По ее щеке скользнула слезинка.
Где Алекс? Не суровый капитан Мэлфор, не безжалостный пират, а именно Алекс, который заставил ее поверить, что она не обреченная на прозябание в одиночестве посредственность, а женщина, достойная счастья?
Что будет, если она, послушавшись разума, уедет с Дэвидом Мюрреем, станет матерью его детям и у них родятся еще дети? Алекс ее не любит, но она отдала ему свое сердце. Сможет ли Дэвид довольствоваться меньшим? Да и нужно ли ему ее сердце?
А есть ли сердце у самого Алекса, или он в самом деле бессердечный истукан, каким хочет казаться?
Конечно, у него есть сердце — сомневаться в этом может только тот, кто не видел, как капитан смотрит на Робина и Мэг. Как жаль, что она не допущена в этот узкий круг его друзей — еще бы, ведь она из клана Кемпбеллов и будет носить это клеймо до конца своих дней, как бы ни старалась от него избавиться. Правда, Алекс все-таки подарил ей ночь любви и относился с должным уважением, но…
Дженна спохватилась: солнце уже начало клониться к закату. Ах, море, которое дало ей свободу и одновременно превратило в свою вечную пленницу, так заворожило ее, что она забыла о времени. Но скоро придет Дэвид, надо переодеться и привести себя в порядок. Может быть, за ужином удастся разузнать о нем побольше и это облегчит ей выбор? Нет, решая столь важный вопрос, надо принимать во внимание не его характер, а свой…
Ей вспомнились лица Мэг и Робина. Если она уедет с Дэвидом, то больше их не увидит, не дочитает им книжку… Да что там, они вырастут без нее. А что будет, если они, не дай бог, потеряют своего единственного защитника — Алекса? Она дала обещание помочь им, вырастить их достойными людьми, но как она его сдержит, если уедет на Барбадос?
Дженна чуть не застонала — разум и сердце пришли в полное противоречие. «Думай! — билось у нее в голове. — Не позволяй эмоциям взять верх. Что для тебя важнее всего? Это же твоя жизнь, и ты сама должна все решить!»
Внезапно у нее словно пелена упала с глаз — молодая женщина с необыкновенной ясностью поняла, что нужно делать.
Незнакомец долго вел Микки по каким-то задворкам, пока они наконец не вошли в сарай, в котором у кормушки с травой стояли несколько мулов. Навстречу вышел мрачный, как туча, Берк.
— Я никак не могу добраться до миледи, — пожаловался Микки. — Здесь просто шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на солдат. Ходят всюду, вынюхивают…
— Знаю, — зло сплюнул шотландец. — Они уже побывали и у моего хозяина, и в пивной. Похоже, им кто-то сболтнул, что здесь появлялись гринго. Ну, ничего, этот гад скоро поплатится за свой длинный язык.
Микки одобрительно кивнул — он терпеть не мог людей, которые лезли в чужие дела, особенно если они норовили поживиться за счет других, — и спросил:
— Что ты собираешься делать?
— Капитан должен был вернуться сегодня, но его, видно, что-то задержало. Томас пошел узнать, в чем дело.
— Томас?
— Тот человек, который свел капитана с бандейранте. Он вернулся раньше капитана, потому что его жене подошло время родить. Два дня назад он стал отцом, но ребенок кричит день и ночь, так что Томасу уход из дому даже в радость.
— Не нравится мне все это, — нахмурился Микки. — Непохоже, чтобы англичане собирались уезжать. А щеголь, который приплыл с ними, так тот и вовсе переехал с корабля в гостиницу. Один англичанин сболтнул, что он вроде жених миледи.
— Ха, — скорчил презрительную гримасу Берк, — какой-то английский ферт! Ей нужен кто-нибудь получше.
Они обменялись многозначительными взглядами: от команды не укрылось повышенное внимание, которое оказывал леди Кемпбелл их капитан, и по кораблю прошел слух, что Уилл Мэлфор влюблен, да они и сами не раз замечали, что он не сводит с нее глаз, когда думает, что его никто не видит. И это их радовало, потому что после того, как леди Кемпбелл вызволила капитана из заточения на Мартинике и помогла поставить на ноги Мэг, Микки и Берк перестали смотреть на нее как на дочь ненавистного лорда Кемпбелла — былое презрение сменилось сдержанным уважением.
— Мы не можем позволить англичанину ее увезти, — сказал Берк ирландцу, которого терпеть не мог.
— Ни в коем разе, — буркнул отвечавший ему тем же Микки.
— Но если мы сейчас уведем ее из гостиницы, то англичане перевернут здесь все вверх дном.
— Да, надо подождать до возвращения капитана.
— Не спускай с нее глаз, — приказал Берк.
— Кто ты такой, чтобы мной командовать? — вскипел Микки, но тут же понизил тон: — Я и сам собирался это сделать.
— Ненавижу ждать, — помрачнел шотландец. — Может, проще сходить за ним?
— Мы же не знаем, где он! И потом, к нему же пошел тот бандит, Томас. Я уверен, он не предаст — побоится.
— Надеюсь, ты прав. Я ясно дал разбойнику понять, что в случае чего ему не поздоровится.
— Ты останешься здесь?
— Да. Я пошлю за тобой, если что-нибудь узнаю. Микки поколебался — можно ли доверять этому шотландцу? Но ведь капитан ему доверяет…
— Ладно, — кивнул он. — Пойду посмотрю, что творится в гостинице, а чтобы англичане меня не схватили, притворюсь пьяным. — Он помолчал и добавил: — Знаешь, я уверен, что миледи не уедет с этим фертом, своим женихом.


Стоило Алексу решить, что приступ малярии — озноб, сменявшийся лихорадкой, за которой следовал пробиравший до костей холод, — миновал, как все начиналось сначала. Он едва осознавал присутствие Марко и священника. Падре, имени которого капитан по-прежнему не знал, вытирал ему лоб полой своей сутаны и накрывал своим одеялом, когда Алекс начинал дрожать от холода. Кроме того, он стал поить капитана водным настоем какой-то коры, которую называл «хиной». Капитан глотал жидкость с трудом — она была ужасно горькой.
Падре не только ухаживал за Алексом, но и молился о нем.
Капитану его молитвы казались пустой тратой времени — сам он уже давно не верил в бога. В самом деле, если бог безгранично милостив, как о нем говорят, почему он допускает, чтобы на земле творилось столько зла? Значит, одно из двух: он либо давно отвернулся от своих детей, либо рассказы о его милосердии — поповские враки. В любом случае, молиться такому богу бесполезно.
Алексу хотелось сейчас только одного — чтобы рядом была женщина с русыми волосами и глазами цвета морской волны, чтобы она спела ему своим чудесным голосом какую-нибудь шотландскую песню и улыбнулась.
Капитан чуть не застонал от досады на себя — как он посмел снова думать о леди Дженет? — но вовремя сдержался: сказалась привычка, приобретенная во время скитаний по Шотландии, когда любой шум мог выдать беглецов с головой. Даже в бразильском лесу, больной, измученный, он помнил об осторожности.
Короткий дождь намочил одеяла и припасы путешественников, потом выглянуло солнце, и от земли, от сырых листьев стал подниматься вверх пар. Алекс начал дрожать так сильно, что не мог говорить, то есть что-то бормотал, но сам не мог понять, что именно. Так продолжалось долго, Алексу даже показалось — несколько часов. Но дрожь наконец кончилась.
— Я могу идти, — сказал он священнику, спеша воспользоваться коротким затишьем перед новым приступом лихорадки.
Священник, который уже вырезал для Алекса трость, чтобы тому было легче идти, с сомнением оглядел своего пациента и протянул ему заскорузлую, коричневую от солнца руку. Марко и проводника поблизости не было — они ушли вперед прорубать дорогу. Ухватившись за руку падре, Алекс с трудом поднялся на ноги и привалился к стволу дерева, чтобы не упасть.
Проклятая слабость… Но он должен вернуться в Виторию во что бы то ни стало, ведь его там ждут… Алекс оторвался от спасительного ствола и сделал неуверенный шаг, потом другой… Главное — успеть пройти побольше, пока не возобновилась лихорадка. Он доберется хота» ползком до Витории или умрет на этой тропе среди чужого, враждебного леса.
Ему стало казаться, что путешествие никогда не кончится — изумрудная зелень, которая так нравилась ему вначале, мешала идти, хищно цеплялась за одежду, как будто не желая отпускать добычу, и даже в прекрасных тропических цветах Алексу чудилось теперь что-то смертельно опасное.
Когда начало темнеть, падре остановился. Капитан в изнеможении повалился на землю, и его снова обдало жаром: на него опять навалилась лихорадка, за которой, как он уже знал, неизбежно последует жуткий холод, а потом все повторится снова и снова… У него по-прежнему не было аппетита, и тут не помогала даже хина, которую он с трудом проглатывал по настоянию священника.
— Я не умру… — еле слышно пробормотал он, обращаясь не столько к священнику, сколько к себе самому. — Не поддамся англичанам…
— Что вы сказали, сеньор? — наклонился к нему падре, но Алекс уже не мог ему ответить.


Жалея, что рядом нет Селии, Дженна кое-как надела платье, потом тщательно расчесала волосы, но не стала укладывать их в привычный узел на затылке, — без помощи компаньонки он выходил не очень аккуратно, — а оставила распущенными, только надела маленькую шляпку. Несколько раз закусив губы и пощипав щеки, она посмотрелась в зеркало и стала ждать Дэвида Мюррея.
Увы, на душе у нее было неспокойно — за весь день Дженна так и не получила весточки ни от Микки, ни от Берка, ни от капитана. В отчаянии она даже стала прислушиваться к голосам солдат, наводнивших гостиницу, надеясь узнать хоть что-нибудь новое, но все напрасно. Оставалась последняя надежда — Дэвид. Может быть, он что-нибудь узнал от англичан? Надо постараться это выяснить, но ни в коем случае не обнаруживать своего интереса — если, не дай бог, станет известно, что дочь лорда Кемпбелла помогала пиратам, ее ждет суровое наказание, несмотря на все заслуги отца.
Ровно в шесть в дверь постучали — на пороге стоял тщательно одетый и причесанный Дэвид. Дженна не могла не отметить элегантность и добротность его костюма — светло-коричневых брюк, отделанной кружевами рубашки и небесно-голубого жилета, удачно дополненного белым галстуком. Тщательно напудренные волосы были заплетены в аккуратную косичку.
— Вы очаровательны, миледи, — улыбнулся он, оглядев ее столь же внимательно, как и она его.
— Спасибо, — поблагодарила Дженна, приседая в реверансе.
— Я попросил хозяина накрыть для нас столик в дальнем углу, — сказал Дэвид, предлагая ей руку.
Молодая женщина почувствовала себя виноватой — он так мил, так любезен, а она, вместо того чтобы наслаждаться его обществом, думает о разбойнике, который не подает о себе вестей.
— Здесь очень жаркий климат, — заметила она, когда Дэвид усадил ее за стол.
— У нас на Барбадосе тоже, — ответил он.
— Расскажите мне о нем.
— Там очень красиво. Думаю, вам понравится. У Дженны екнуло сердце — похоже, он не сомневается, что свадьба состоится.
— У вас плантация?
— Да, я выращиваю сахар, который в основном идет на изготовление рома. Усадьба находится на берегу моря, поэтому благодаря бризу у нас прохладнее, чем в глубине острова.
Дженна поежилась — у него сахарная плантация, значит, есть и рабы… Впрочем, она всегда это подозревала.
— Вы продрогли? — участливо спросил он.
— Нет, я просто подумала…
— Простите, я чувствую себя виновником ваших злоключений. Если бы не мое предложение, ничего бы не случилось — вы были бы дома, в безопасности.
«Да, и пряталась бы сейчас от чужих глаз, постылая и никому не нужная», — пронеслось в голове у Дженны.
— Вы ни в чем не виноваты, — попыталась она улыбнуться, хотя на душе у нее кошки скребли, — я ни о чем не жалею.
Дженна хотела было добавить, что от всего сердца полюбила море, но вовремя спохватилась: ведь она солгала, что страдает морской болезнью… Боже, как трудно вырваться из порочного круга лжи!
— Вы смелая женщина, — восхищенно посмотрел на нее Дэвид.
— Совсем нет, — покачала она головой, — просто у меня не было выбора.
«Снова ложь, — подумала молодая женщина. — Выбор был: я могла бежать на Мартинике».
— Поверьте, я не попрекну вас ни единым словом, — мягко произнес Дэвид. — Кстати, я уговорил лейтенанта оставить идею с допросом, сказал, что вас держали взаперти и что вы ничего не знаете. Но другие пассажиры дали весьма детальные описания внешности ваших похитителей.
— О, большое спасибо, — в который раз поблагодарила Дженна и подосадовала на себя: сколько можно!
Дэвид помолчал, как будто не решаясь что-то сказать, но отбросил колебания:
— Если вы не против, я бы хотел, чтобы мы обвенчались здесь, в Витории.
— Но вы меня совсем не знаете… — ошеломленно пробормотала она.
— Согласен. И признаюсь: я не испытывал особого желания вступать в брак по переписке, но мой дед, который устроил нашу помолвку с вашим отцом, уверял меня, что вы, умная и добрая девушка, станете прекрасной женой и матерью. И я не жалею, что доверился его выбору — действительность превзошла мои ожидания.
У Дженны от волнения перехватило дыхание.
— Разве на Барбадосе не было подходящих женщин? — справившись с собой, спросила она.
— По традиции у нас девушек выдают замуж рано, лет в четырнадцать-пятнадцать. А мне нужна женщина постарше, с образованием, чтобы она воспитывала и учила детей. Кроме того, я хочу, чтобы моя жена знала об Англии не понаслышке.
— Я из Шотландии, — напомнила она.
— Да, но вы же дочь лорда Кемпбелла.
Дженна вздрогнула, как от удара, — опять оно, ее имя. Для скольких людей оно стало символом вероломства и зла? Но Дэвид Мюррей не из их числа, поэтому он так любезен с ней. Как можно его обмануть? Он, похоже, уверен, что она порядочная, добродетельная девушка.
Оба молчали, думая о своем.
— Вы согласны обвенчаться со мной здесь, в Витории? — прервал затянувшуюся паузу жених.
— Простите, мистер Мюррей, но я бы этого не хотела… Я надеялась, что на Барбадосе мне удастся узнать вас поближе — тогда бы и стало ясно, подходим ли мы друг другу. Пока я не готова стать вашей женой. — Она хотела добавить, что после нескольких недель плена у нее просто нет сил принять такое важное решение, но не смогла солгать. Если бы Дэвид стал досаждать ей мелочной опекой, потребовал бы от нее отчета, признаний, то она бы солгала, не задумываясь. Но он был само терпение и такт, и у молодой женщины просто не поворачивался язык ему врать.
В его глазах мелькнуло разочарование, но он кивнул.
— Сколько лет вы живете на Барбадосе? — спросила Дженна.
— Пятнадцать.
— А как вам пришла в голову мысль там поселиться?
— Что ж, отвечу вам со всей откровенностью, — пожал плечами Дэвид, — все равно вы рано или поздно все узнаете сами. В юности я дрался на дуэли и убил человека. Поскольку я был третьим сыном, к тому же скомпрометировал свою семью, отец дал мне денег и велел убираться на все четыре стороны. Меня посадили на первое попавшееся судно, которое, по счастью, отправлялось на Барбадос. Вот так я там и оказался.
— И стали плантатором…
— Мне пришлось немало потрудиться, чтобы преуспеть.
— Ваша жена — уроженка Барбадоса?
Дэвид замялся.
«Он что-то скрывает», — догадалась Дженна.
Неужели по ней тоже было так заметно, что ей есть что скрывать?
Он смутился под ее испытующим взглядом. Интересно, почему он хочет обвенчаться так скоро, без оглашения и других принятых церемоний?
Дженне случалось видеть на лицах людей следы порока — алчности, жестокости, подлости, — но в Дэвиде она не заметила ничего подобного. С другой стороны, разве, глядя на нее, скажешь, что она без памяти влюблена в предводителя морских разбойников? Люди умеют прятать свои чувства…
— Нет, — наконец произнес Мюррей. — Она с Мартиники.
— Француженка? — удивилась Дженна.
— Да.
За столом снова воцарилось молчание. К счастью, его прервал слуга, который поставил на стол поднос с едой. Все блюда выглядели совершенно незнакомыми, но у Дженны засосало под ложечкой — только сейчас, вдыхая непривычно пряные ароматы, она поняла, как голодна, ведь весь день, полный тревог и сомнений, у нее не было во рту ни крошки.
Она положила себе на тарелку немного мяса, начала есть и чуть не задохнулась — во рту и горле как будто вспыхнул пожар: здешние повара использовали гораздо больше перца, чем их коллеги в Шотландии и даже на Мартинике. Дженна поспешно схватила бокал с вином и сделала несколько глотков, чтобы потушить разгоревшийся внутри огонь.
Дэвид усмехнулся, взял нож и тоже стал есть.
Как ни странно, Дженна не чувствовала себя рядом с ним неловко — в отличие от капитана, Мюррей, похоже, был легким в общении человеком. Да, у него есть какая-то тайна, ну и что с того? У нее, Дженны, тоже есть тайна, но из-за этого она не стала хуже…
Увы, теперь в отношениях с мужчиной ее мало привлекают легкость и спокойствие, ей нравится, когда от одного взгляда рождается искра взаимного притяжения, от одной мысли — трепет желания, когда объятия становятся райским блаженством… Ах, Алекс, Алекс, где он сейчас? Скрытный и безоглядно отважный, когда приходится защищать тех, кто ему доверился, и обожаемый всеми, кому посчастливилось войти в круг близких ему людей… Дженне показалось, она понимает его так, как он сам не в состоянии себя понять.
Она подняла глаза от тарелки — на нее в упор смотрел Дэвид Мюррей. Дженна вздрогнула, но не отвела взгляда, в который раз удивляясь происшедшей в ней перемене: год назад она бы ни за что не осмелилась так поступить.


Проводив Дженну к дверям номера, Дэвид Мюррей нерешительно остановился, потом взял ее руку и поцеловал.
— Надеюсь, вы еще передумаете, миледи, — проговорил он, очевидно, имея в виду свое предложение о заключении брака в Витории.
Но Дженна уже знала, что ничего не решит до тех пор, пока не узнает, где Алекс Мэлфор, и пока не выложит Дэвиду всю правду о себе, а он не откроет ей свою тайну. Возможно, она и тогда не примет его предложения, если оно, конечно, останется в силе, — познав любовь, так трудно смириться с ее потерей…
На город уже опустилась ночь. Молодая женщина выглянула в окно — под окнами гостиницы топтались несколько патрульных солдат.
Выждав еще два часа, Дженна стала готовиться к встрече: Микки: заплела волосы в косы и хотела было переодеться в матросские рубаху и брюки, но ей пришло в голову, что этим она себя выдаст с головой, если ее с коком застанут англичане, и молодая женщина решила не переодеваться: в случае чего, можно сделать вид, что она вышла подышать свежим воздухом.
К тому же такая отговорка была бы чистой правдой — Дженна просто задыхалась от волнения, не зная, что с Алексом и чего ждать от Дэвида — полный недомолвок разговор за ужином произвел на нее тягостное впечатление. Неизвестность просто сводила ее с ума…
Было уже далеко за полночь, и Микки, верный Микки, наверняка уже пришел и прятался где-то поблизости, но Дженна решила подождать еще.
Когда через час она посмотрела в окно, улица была совершенно пуста.
Молодая женщина выглянула в коридор — никого. «Интересно, в каком номере поселился Дэвид?» — подумала, она, но тут же прогнала глупую мысль — какая разница? — и, подобрав юбку, осторожно выскользнула из комнаты и стала бесшумно спускаться с лестницы. Сидевший за столом в вестибюле слуга клевал носом, поэтому Дженне не составило особого труда незаметно прокрасться к задней двери. Оказавшись в проулке, освещенном только луной и звездами, молодая женщина вжалась спиной в стену, чтобы спрятаться в ее тени.
Где же Микки?
Дженна почувствовала себя так одиноко, как еще никогда в жизни. Сердце сжалось от недоброго предчувствия — с Алексом что-то случилось, он не мог не давать о себе знать без веской на то причины… Молодая женщина попыталась прогнать тяжкие мысли, но они не уходили.
Внезапно от противоположной стены отделилась тень и скользнула к ней. Это был Берк. «Почему не Микки? Берк же должен был ждать капитана!» — мелькнуло в голове у Дженны.
— Я вас долго ждал, миледи, — прошептал он.
— Где капитан?
— В лесу. Он болен.
У нее упало сердце — она знала, знала, что с Алексом что-то случилось!
— Отведите меня к нему!
— Ладно, — кивнул Берк.
— Я только соберу кое-какие вещи, подождите.
Она нырнула обратно в гостиницу, торопливо, но стараясь не шуметь, поднялась по лестнице и… нос к носу столкнулась с Дэвидом Мюрреем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Алмазный король - Поттер Патриция

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627Эпилог

Ваши комментарии
к роману Алмазный король - Поттер Патриция



Патрисаюший роман,прочитайте не пожилейте. Замичательные гирои,там есть все приключение,страсть, опасность и любовь.САВЕТУЮ,вем просто классссс!!!
Алмазный король - Поттер Патрициядиана
10.01.2013, 1.23





very good love story.recommended.
Алмазный король - Поттер Патрицияlaura
15.01.2013, 4.46





Роман интересный и захватывающий, но местами сииильно затянутый, особенно ближе к концу - там, где главных героев должны подстерегать жуткие опасности, все описано довольно лаконично и сухо. Кроме того, автор сильно повторяется описывая чувства героев, используя одни и те же выражения и слова, хотя сюжету это не помогает. Вобщем, если есть время, то можете почитать, перепрыгивая по 2-3 абзаца на каждой страничке)
Алмазный король - Поттер ПатрицияТюленчик
28.08.2013, 12.10





Хороший, захватывающий роман. Обычно когда начинают описывать природу и местность я пролистываю,потому что уж шибко всё банально, здесь же читала всё, действительно интересно. Из 10 баллов смелая, твердая 9.
Алмазный король - Поттер ПатрицияКсения
1.12.2013, 19.54





Диане - букварь тоже интересно. И очень Вам нужно.
Алмазный король - Поттер ПатрицияKotyana
26.01.2014, 17.35





Героя зовут АЛЕКС ЛЕСЛИ??? Какое неприятное совпадение, читать сразу расхотелось...
Алмазный король - Поттер ПатрицияТьфу
26.01.2014, 17.39





Все романы Поттер очень захватывающие и легко читаются. Данный роман не исключение, читала и не могла оторваться. Всем советую :-)
Алмазный король - Поттер ПатрицияВиктория
22.04.2014, 13.57





Понравился. Много событий и интерессный сюжет, но чувства героев описаны не очень удачно и немного натянуто. А вообще на 4 :)
Алмазный король - Поттер ПатрицияМарсела
26.04.2014, 22.47





Незнаю я бы не сказала супер но прочитать можно 5из 10.
Алмазный король - Поттер ПатрицияРада
4.05.2014, 9.49





Просто не могла не написать отзыв. Роман УЖАСНЫЙ! С первых страниц такое соплежуйство, что хоть кричи. Фу
Алмазный король - Поттер Патрициягостья
15.09.2016, 15.48





Просто не могла не написать отзыв. Роман УЖАСНЫЙ! С первых страниц такое соплежуйство, что хоть кричи. Фу
Алмазный король - Поттер Патрициягостья
15.09.2016, 15.48





Нечего особенного, но всеровно чем то зацепила 7 из 10
Алмазный король - Поттер ПатрицияХайди
14.10.2016, 13.36





Нечего особенного, но всеровно чем то зацепила 7 из 10
Алмазный король - Поттер ПатрицияХайди
14.10.2016, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100