Читать онлайн Таинственная незнакомка, автора - Портер Маргарет Эванс, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственная незнакомка - Портер Маргарет Эванс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственная незнакомка - Портер Маргарет Эванс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственная незнакомка - Портер Маргарет Эванс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Портер Маргарет Эванс

Таинственная незнакомка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Миссис Джулиан поет в театрах? Vel shiu g'insh dou yn irriney, мейнштир?
– Разумеется, я говорю правду.
Глаза у Неда Кроуи, широко раскрытые, выражали невероятное и непреходящее изумление перед размерами Лондона, его архитектурным великолепием, оживленным уличным движением, огромными толпами людей. Однако более всего его поразило сообщение хозяина о том, что бывшая временная обитательница Кройт-ни-Глионней – знаменитая певица.
– Она выступает и в общественных увеселительных садах.
Молодой уроженец острова Мэн озадаченно потер лоб.
– Голос-то у нее чудесный, dy-jarroo. Когда я сказал ей, что за такое пение люди должны платить деньги, она так смеялась!
– Ей платят очень хорошо, – пояснил Дэр. – На этой неделе она дает один из своих концертов в Воксхолле. Я возьму тебя туда с собой. Ты в жизни не видел такой иллюминации, Нед, ты просто обалдеешь.
– Как от всего в Лондоне, – признался юноша. «Доррити» совершила спокойное и благополучное плавание из Рамси и стояла теперь на причале в Депт-форде. Команда радовалась нескольким дням отдыха, но вскоре всем матросам предстояло взяться за работу, так как корабль надо было почистить, заново покрасить, установить на нем новую мачту и сменить оснастку.
Рука у Неда совсем зажила. Он доставил в гостиницу Морланда требуемые отчеты и копии распоряжений по руднику в Глен-Оддине.
– А где тот маленький кожаный мешочек, который я тоже просил привезти? – поинтересовался Дэр, обшаривая дорожный сундук. – Он должен быть здесь. Куда ты его засунул?
Нед заглянул хозяину через плечо.
– Он на самом дне, мейнштир.
Там Дэр его и обнаружил наконец – в углу сундука. Высыпал на стол и внимательно осмотрел набор призматических кристаллов. Он собирался преподнести их Ориане, но, разумеется, не в таком виде. Прежде они должны были попасть в руки ювелира с Ладгейт-Хилла, чтобы тот огранил и отполировал их.
Дэр посоветовал Неду переодеться.
– Попроси Уингейта отдать мои старые рубашки. Коричневая куртка подойдет тебе без подгонки, а черные брюки Уингейт укоротит насколько нужно. И пусть подстрижет тебя.
– Вы хотите пойти со мной?
– Нет. Я хочу, чтобы ты отнес записку мадам Сент-Олбанс, она живет неподалеку, на Сохо-сквер. Уингейт объяснит тебе, как найти ее дом. Передай ей, что я должен съездить в Дептфорд, чтобы поговорить с капитаном и дать ему указания, как подновить корабль. Я переночую на борту и вернусь завтра во второй половине дня.
– Хорошо, мейнштир.
Уингейт, вошедший в гостиную во время их разговора, предложил:
– Я сам могу передать ваше поручение мадам, сэр. Вернувшись из Ньюмаркета, Дэр обратил внимание на то, что его слуга с удовольствием посещает дом певицы.
Уингейт заявлял, что завел дружеские отношения со старым мистером Ламли, но Дэр подозревал, что гораздо более важной причиной его визитов служит горничная Орианы, однако он не знал, насколько у его слуги со Сьюк Барри серьезные отношения.
– Вы можете отправляться вдвоем, – сказал Дэр и добавил не без ехидства, обращаясь к Уингейту: – Зачем мне задерживать вас? В последнее время я достаточно напрактиковался, упаковывая свои вещи сам, так что не беспокойтесь.
– Я позабочусь и об этом, сэр. Вот почта для вас.
Уингейт протянул хозяину серебряный поднос с лежащим на нем единственным письмом и серебряным ножом для разрезания бумаг.
Письмо было явно не от Орианы – фамилия и адрес написаны аккуратно и правильно. Торопясь уехать, Дэр взял письмо с подноса и небрежно сунул в карман.
По дороге в Дептфорд он его прочитал.
«Номер 32, Сохо-сквер Воскресенье, 14 июля 1799
Сэр!
Обращаюсь к Вам этим письмом по двум причинам.
Во-первых, я одобряю ваш замечательный трактат «Геология и минералогия острова Мэн». Я нахожу Ваши исследования и их связь с теорией доктора Хаттона весьма увлекательными.
Во-вторых, если Вы свободны вечером в субботу, я считал бы честью для себя Ваше присутствие на обеде у меня в доме. Моя жена, леди Бэнкс, и моя сестра шлют Вам привет и будут рады видеть Вас на Сохо-сквер.
Искренне Ваш Джоз Бэнкс, президент Королевского общества».
Его трактат?
Откуда, черт побери, Бэнкс его взял? Дэр вручил по экземпляру своим друзьям в Эдинбурге – Хаттону, Плейферу, Джону Клерку. Остальные хранились в черном шкафу в конторе его рудника в Глен-Олдине.
Хотя именно там он подарил один экземпляр Ориане....
Значит, она не только прочитала его, но и показала своему знаменитому соседу. Это благодаря ей он получил столь лестное приглашение. Дэр не совсем понимал, почему она так поступила, но какое это имеет значение? Он благодарен ей и, разумеется, примет приглашение.
Нед Кроуи провел по струнам своей скрипки смычком и заиграл оживленное вступление к одной из самых красивых баллад.
– Давайте попробуем эту.
Ориана покопалась в стопке бумаг, которые Нед принес с собой.
– В ней очень много куплетов. Ты уверен, что рука у тебя достаточно окрепла?
– Я играю уже больше двух недель, – радостно сообщил Нед. – Пока мы плыли из Рамси, я пиликал на своей скрипке днем и ночью. Днем развлекал себя, а по ночам – матросов.
Он настроил инструмент и начал аккомпанировать Ориане. Она пела балладу об острове Мэн и его красотах.
Закончив балладу, Ориана в изнеможении опустилась на первый попавшийся стул.
– Мелодия простая, но язык очень трудный.
– Вы можете петь по-английски.
– Это лишит исполнение новизны. Я добьюсь своего.
Она уже упражнялась вчера, когда пришел Нед и, будучи допущенным в ее святилище, упросил ее спеть. Ориана села за фортепиано и сыграла композицию Гайдна, а затем взяла мандолину и спела Неду итальянскую песню. Он сбегал к Морланду за своей скрипкой, и они вдвоем занимались музыкой всю вторую половину дня. Ориана пригласила Неда поехать вместе с ней в Воксхолл, тот с восторгом согласился и помог ей отобрать вещи, которые она могла бы включить в свой репертуар. Знаменитая Анна Сент-Олбанс, ученица лучших музыкантов мира, и рудокоп с острова Мэн, обладающий замечательным талантом, – такое сотрудничество могло стать выгодным для обоих как в финансовом отношении, так и в творческом.
– Когда мы как следует подготовимся, – сказала Неду Ориана, – я сообщу мистеру Баррету и мистеру Симпсону, что ты будешь выступать вместе со мной в субботних концертах. Если я скажу, что они должны платить тебе по три гинеи за вечер, их это нисколько не разорит.
Нед изумленно открыл рот, потом спросил:
– Три золотые монеты?
– Сомневаюсь, что смогу выторговать для тебя больше. По крайней мере пока.
– Да я никогда не зарабатывал больше шиллинга за раз, когда играл на свадьбах или поминках, а здесь целое состояние! – За этой радостной вспышкой последовал тревожный вопрос: – А кто из нас расскажет мейнштиру Дэру о том, что мы задумали?
– Это была моя мысль. Я и расскажу, – храбро заявивла Ориана, решив таким образом обезопасить Неда от недовольства Дэра, если ее план не понравится.
Она встала и снова подошла к пюпитру.
– Давай повторим «Зимнюю песню».
– Хорошо.
Это была песня-диалог, куплеты которой попеременно исполняли то певец, то певица. Нед поднял скрипку к подбородку, сыграл несколько нот, потом запел своим красивым тенором. Но не успел он допеть первый куплет, как послышались удары дверного молотка, затем шаги мистера Ламли в холле, а следом и голос Дэра. Нед опустил инструмент, но Ориана сказала ему:
– Продолжай.
Дэр вошел в комнату как раз в ту секунду, когда Нед возобновил пение. Ориана прижала палец к губам, призывая Дэра к молчанию. Тот понял и подождал, пока Нед закончит свою часть песни. Едва умолк его голос, Дэр обратился к Ориане:
– Мои служащие явно предпочитают служить вам, мадам, – пожаловался он. – Нед весь день играет у вас на скрипке. Подозреваю, что Уингейт находится в кухне. Во всяком случае, его нет там, где ему полагается быть, то есть находиться в гостинице Морланда и ждать своего хозяина.
– Он помогал Ламли проверять хозяйственную книгу, а сейчас они оба заняты тем, что разливают в бутылки кларет из бочки, присланной от братьев Берри.
– Прошу вас закончить песню, – с улыбкой попросил Дэр, выслушав это объяснение. – Я знаю, что есть продолжение.
И Ориана спела женскую партию диалога – ответ девушки с острова Мэн ее поклоннику. Она не желает выходить замуж, ей приятнее свободная и веселая девичья жизнь. Однако это еще не было последним словом девушки – завершалась песня куплетами Неда о том, что, вняв его уговорам, девица, накинув на голову шаль, выбежала из дома и бросилась в объятия возлюбленного.
После этого Ориана обратилась к Дэру:
– Мы с Недом задумали выступать в Воксхолле вместе. Ему будут хорошо платить.
– Но только если мейнштир не возражает, – поспешил добавить молодой человек.
– А ты этого хочешь? – спросил его Дэр.
– Да. Но не только из-за денег. Для миссис Джулиан... то есть Сент-Олбанс, я играл бы без всякой платы.
Явно покоренный этими словами, Дэр сказал:
– Отправляйся к портному на Дин-стрит, пускай снимет с тебя мерки для новой одежды. Зайди также к шляпнику и к мастеру, который делает парики. Скажи, чтобы все счета отправляли моим банкирам. Музыканты в Воксхолле одеваются очень хорошо, и ты должен выглядеть не хуже.
Многократно выразив свою благодарность, Нед бережно уложил скрипку в потертый деревянный футляр и тотчас удалился заказывать новые одежды.
Едва он ушел, Дэр с самым мрачным видом повернулся к Ориане:
– Ты и в самом деле сирена. Надеюсь, Нед не разобьется о скалы, которые тебя окружают. Он играет на своей скрипке ради собственного удовольствия и ради того, чтобы время от времени заработать несколько шиллингов. До сих пор он никуда не уезжал с острова, и в Лондоне он всего второй день. Он ничего не знает о театре и его обычаях – он же не вырос на сцене, как ты.
– Я понимаю, но не вижу в моем предложении ничего опасного.
– Я не собираюсь вставать ему поперек дороги и понимаю, что ему очень хочется выступать вместе с тобой. Но я оставляю за собой право вмешаться, если почувствую в этом необходимость.
Ориана понимающе кивнула. После несчастного случая в шахте она поняла, что Дэр воспринимает свою ответственность за жизнь Неда с полной серьезностью.
– Расскажи мне о твоей поездке в Дептфорд.
– У меня там было много дел. «Доррити» получит новые паруса и оснастку, новый якорь большего размера, ей просмолят швы и заново покрасят – к великой радости ее капитана и немалому огорчению владельца. Предъявленная мне смета расходов на это предприятие потрясает. Здесь вся работа обойдется дешевле, чем в Рамси, но тем не менее дороже, чем я предполагал. – Дэр обнял Ориану за талию. – Если я разорюсь и вынужден буду оставить свои апартаменты у Морланда, пустите ли вы меня к себе, сударыня?
Ориана приняла самый неприступный вид и ответила:
– Разумеется, нет, сэр. Я отправлю вас в ближайший приют для бедных, так как жертвую на благотворительность достаточно, чтобы моих приятелей там содержали достойно.
– Неужели у вас нет сердца?
Сердце у нее было, и когда Дэр смотрел на нее так, как сейчас, оно билось очень бурно.
– Если бы у меня его не было, я не была бы столь щедрой благотворительницей.
Дэр вложил ей в руку конверт с письмом.
– Прочти-ка вот это. Ориана рассмеялась.
– Вот уж не думала получить billet-doux
type="note" l:href="#n_15">[15]
от мужчины, чьим пером написан научный трактат.
– Я этого не писал. Это дело рук сэра Джозефа Бэнк-са. Ты, дерзкая девчонка, передала ему мой геологический опус.
Ориана отлично поняла, что Дэр ничуть не сердится на нее за это, и развернула письмо.
– Ты с ним так хорошо поговорил, что он заинтересовался твоей работой. Приглашение на обед к нему в дом – это высокая честь! Но скорее всего именно в субботу состоится дебют Неда в Воксхолле. Может, стоит перенести выступление?
– Ради интересов Неда желательно заключить соглашение как можно скорее. Он так счастлив быть твоим аккомпаниатором, что даже не заметит моего отсутствия. Я уверен в его успехе.
– Отлично, я немедленно пошлю уведомление распорядителю, – согласно кивнув, ответила Ориана.
Они вместе прошли в гостиную, и Дэр, стоя за стулом Орианы у письменного стола и положив ладонь ей на плечо, смотрел, как она пишет. Это прикосновение так волновало, что Ориана с трудом справилась с пустяковой задачей и трепетала, словно листья под теплым летним ветерком на деревьях за окном. Закончив письмо, она неловкими пальцами отложила перо и поставила на место серебряную чернильницу.
Дэр наклонился к Ориане, и она увидела огонь желания в темных глазах, окаймленных черными ресницами. Он легко коснулся губами губ Орианы, но вспышка страсти сделала поцелуй крепким и долгим. Ориана была готова отдаться Дэру прямо сейчас, забыв о том, что оба они находятся на виду, у самого окна. Опомнившись, она пробормотала что-то в знак протеста, но Дэр не обратил на это никакого внимания и продолжал ласкать ее, все крепче прижимая к себе.
– Не надо больше, – выдохнула она в промежутке между поцелуями.
– С тобой, Ориана, я всегда хочу большего.
Она бросила взгляд в сторону холла, чтобы убедиться, что там нет никого из прислуги, потом снова повернулась к окну – и сердце у нее замерло. Какой-то мужчина, проходя мимо, остановился и с интересом смотрел на них. Потом постучал в оконное стекло и уставился на Ориану.
Мэтью Пауэлл!
Дэр резко отпрянул.
Ориана, напуганная происшедшим, сама бросилась к входной двери, торопясь открыть нежданному визитеру.
– Вы ведь, кажется, предполагали уехать в Чешир, – не слишком любезно проговорила она, препровождая его в гостиную. – Мне сказал об этом Раштон.
– Он ошибся, – коротко ответил Пауэлл, положив шляпу и перчатки на стул и бросив на Дэра долгий оценивающий взгляд. – Должен сообщить вам, сэр, что Анна никогда не позволяла мне того, что, как я только что видел, делали вы. – Снова повернувшись к Ориане, он произнес речитативом: – Что касается вас, мадам... – Тут плечи его опустились, и он спрятал лицо в ладони. – Я не вправе упрекать вас. Вы не любили меня и не давали понять, что можете полюбить. О, какие муки я терпел! И когда я наконец уверовал, что излечился от пережитых страданий, на мою долю выпадает новая пытка – увидеть вас в объятиях другого. После всего, что было, этот удар невыносим. Тем не менее мне придется его вынести, иначе вы станете меня презирать.
Ориана вернулась к своему письменному столу.
– Как хорошо, что я не успела убрать свою почтовую бумагу. Сообщу мистеру Шеридану, что вы вернулись. Ему позарез нужны новые таланты в будущем сезоне. Выбор за вами, Мэтью, решайте, женитьба или сценическая карьера. То и другое одновременно не пройдет. Раштон слишком консервативен, чтобы принять зятя, выступающего на подмостках.
Молодой человек промаршировал через комнату и выхватил перо из руки Орианы.
– Вы мне испортили всю шутку!
– Как вы утверждали во время нашей последней встречи, моя жестокость не знает пределов.
– Сэр, – вмешался в разговор Дэр, – я вам искренне сочувствую. Я хорошо знаком с теми страданиями и пытками, о которых вы упомянули.
Посетитель улыбнулся Дэру:
– Меня зовут Мэтью Пауэлл. Позвольте узнать ваше имя.
– Сэр Дэриус Корлетт. Можно просто Дэр. Ориана, покраснев до корней волос, молча наблюдала за тем, как мужчины обмениваются рукопожатиями.
– Мне любопытно узнать, чем вам удалось преодолеть ее чрезмерную стыдливость.
– Постоянством и настойчивостью, – ответил Дэр, сверкнув улыбкой.
– Я ее ни разу не поцеловал, – сказал Мэтью, – Она бы мне не позволила, а я не настолько решителен, чтобы добиваться позволения, тем более что за ней увивалось множество других юношей, и я опасался нарваться на дуэль. У меня стойкое отвращение к пулям и крови, а любовь моя к мелодраме не настолько велика, чтобы позволить себя пристрелить даже ради Анны Сент-Олбанс.
Дэр обратился к Ориане:
– Он когда-нибудь бывает серьезным?
– Редко. Он смеялся, даже когда просил меня выйти замуж. И продолжал смеяться, когда я ему отказала.
– Потому что я был здорово пьян. Принял слишком много бренди в тот вечер. Да, я был не в себе, и в голове все путалось. Но вы тоже смеялись, Анна, не отрицайте. Я считал вас бесчувственной, но вообще это нелегкая задача – добиться внимания самой известной певицы в Лондоне. Вы уж обращайтесь получше с сэром Дэриусом Корлеттрм. Будьте к нему добрее, чем ко мне.
– Неблагодарный, – упрекнула его Ориана. – Я сделала для вас доброе дело. Моя неуступчивость спасла вашу помолвку. Когда у вас свадьба?
– Надеюсь, что скоро. Но есть одна заминка, весьма неприятная и нудная. Из-за нее я и явился к вам. Возникла ужасная проблема, для ее решения требуется участие женщины.
– Я создала гораздо больше проблем, чем помогла решить, – честно призналась Ориана. – Не могу представить себе причины, заставившей вас проделать путь из Чешира, чтобы посоветоваться со мной, разве что... – Прищурив глаза, она спросила озабоченно: – Вы что, снова поссорились с леди Лайзой?
– Нет, что вы, я настоящий пай-мальчик.
– Обидели Раштона? Мэтью затряс головой.
– В тот единственный раз, когда мы с ним поругались, это было из-за вас.
Ориана позвонила Ламли и попросила его принести бутылку французского коньяка для джентльменов и стаканчик шерри для себя.
– Да, еще я попрошу вас отдать Сэму вот это письмо, пусть отнесет его мистеру Симпсону в Воксхолл, – сказала она дворецкому.
Пока Ориана обсуждала с незадачливым женихом его проблему, Дэр устроился за письменным столом, чтобы написать сэру Джозефу ответ на его приглашение.
– Только без театральных эффектов, – услышал он слова Орианы, произнесенные с явным нетерпением.
– Поверь, моя тревога обоснованна. Если бы ты была в долгах, ты поняла бы меня.
Привязанность Орианы к Мэтью Пауэллу скорее всего объяснялась тем, что он напоминал ей покойного мужа. Генри Джулиан, как решил Дэр, наверное, был веселым малым со светлыми волосами и смеющимися глазами. Ориана любила Генри достаточно сильно, чтобы выйти за него замуж, чего нельзя было бы сказать о Мэтью. Это было утешительно, однако давало повод к размышлениям. Совсем недавно Ориана с Недом репетировали песенку-диалог парня и девушки, и девушка отказывала парню, так как предпочитала замужеству свободу и жизнь ради удовольствий. Что-то подобное сама Ориана, вероятно, сказала Пауэллу, отвергая его предложение ради «удовольствий» собственной профессии. Неизменная преданность искусству определяла ее решения и управляла поступками.
Дэр не вполне понимал, почему сделанное спьяну предложение этого молодого человека вынудило Ориану уехать в Ливерпуль, даже более того – на остров Мэн, но был этому рад.
Сожалея о том, что у него нет власти перенести эту милую домашнюю сценку в Скайхилл-Хаус – само собой, без молодого англичанина с его финансовыми проблемами, – Дэр вернулся к своему письму.
Он надеялся, что обед у сэра Джозефа окажется похожим на те, которые так радовали его прежде в Эдинбурге. В течение последних двух лет, после того как умер доктор Хаттон, у Дэра не было возможности обсуждать увлекательные научные наблюдения с людьми, которые знали в этом толк. Его упорядоченная светская жизнь на острове становилась все более скучной, и хотя он радовался общению со своим кузеном Томом, Джорджем Куэйлом и Баком Уэйли, их он не мог втянуть в дискуссии о геологии.
Знакомая карета остановилась возле дома, и вскоре дворецкий объявил о прибытии графа Раштона. Как только граф вошел в гостиную, мистер Пауэлл сделал серьезное лицо и встал.
Граф бросил на молодого человека негодующий взгляд.
– Вам, сэр, не позволено посещать этот дом. Вы забыли об этом?
Мэтью стиснул зубы, потом сказал:
– Я отвечу только Лайзе. Ей известно, что я собирался сюда прийти.
Ориана заговорила сухим и грустным тоном:
– Я привыкла к тому, что иные люди позволяют себе высказывать наихудшие суждения о моем поведении, но не вы, Раштон. Неужели вы считаете, что я могла бы флиртовать с джентльменом в моей гостиной средь бела дня?
Мэтью легонько дернул выбившуюся из прически Орианы прядь волос и пробормотал:
– Это не лучший способ защиты, Анна. Я простоял у окна достаточно долго, чтобы понять, что к чему.
Граф обратился к Ориане уже более мягко:
– Сколько раз я предупреждал вас, Ориана, об опасности дружеских отношений с Мэтью. – Он с каменным лицом взглянул на Дэра, прежде чем добавить: – И вообще вам следовало бы остерегаться завязывать отношения, которые могут принести слишком большие волнения.
– Пожалуй, уже слишком поздно беспокоиться об ущербе, нанесенном моей респектабельности. Мне нечего терять. Никакие мои или ваши усилия не принесут желаемого результата.
– Я искренне надеюсь, что время все исправит, – заметил граф.
Ориана посмотрела на Дэра с выражением отчаяния в глазах, безмолвно умоляя его о помощи.
Дэр заговорил очень спокойно и сдержанно:
– Мистер Пауэлл говорил мадам Сент-Олбанс о своем желании как можно скорее вступить в брак с вашей дочерью, граф.
– Совершенно верно, – подтвердил Мэтью. – Более того, я заверил сэра Дэриуса, что Анна никогда не имела на меня видов. Я ему не соперник.
Раштон явно был ошарашен подобным поворотом темы. Он обратился к Ориане:
– Я надеюсь, что вы не совершили ничего, о чем потом будете жалеть. Нужно ли мне напоминать о том стыде и отчаянии, которые вам пришлось пережить после...
– Я помню, – перебила его Ориана. – Хотя предпочла бы забыть. Не можем ли мы поговорить о парламенте, о перспективах войны или о чем-то еще?
Раштон еще более смягчил свой тон и выражение лица.
– Я знаю, что вы не любите говорить о политике или о войне. Я пришел поговорить о том, что представляет для вас несомненный интерес. О театре.
– Правда? – заинтересовалась Ориана, и Дэру очень не понравилась ее улыбка, обращенная к графу.
– Мэтью не рассказал вам о нашем плане поставить пьесу в Раштон-Холле?
– Он только начал говорить об этом, когда вы вошли.
– Популярность любительских спектаклей неудержимо растет, и молодежь в Чешире не избежала этой болезни. Скоро начнется мой ежегодный сезон охоты, вот Мэтью и Лайза и решили развлечь гостей драматическим искусством.
– Мы приспособим под театр оранжерею, – сказал Ориане Мэтью. – И хотим, чтобы вы помогли нам выбрать подходящую пьесу, а также руководили актерами.
– Я могу уехать из Лондона только после гала-концерта.
– Обещаем вам превосходные обеды, – сказал Раштон. – Охота на шотландских куропаток начинается двенадцатого августа, а мы будем охотиться каждый день. Мэтью очень высокого мнения о вашей способности руководить группой дилетантов.
– Мы с Орианой так и познакомились, – сообщил Дэру молодой человек. – Я выступал в любительской труппе, а она нам помогала. Послушайте, Анна, не будет ли забавно посягнуть на «Писарро»? У меня есть экземпляр, я купил в книжной лавке.
– Вы могли бы воспользоваться моим и сэкономить два шиллинга и шесть пенсов.
– У нас мало надежды на успех без вашего участия, – настаивал Мэтью.
– У моей подруги Харриот Меллон скоро появится время, – сообщила Ориана. – Она в Ливерпуле, это всего полдня пути от Раштон-Холла. Как член труппы театра «Друри-Лейн» она хорошо знакома с произведениями Шеридана и их постановками на сцене.
– Мы будем рады ее помощи, – вмешался в разговор граф. – Но музыку обеспечить можете только вы, Ориана. Мы отложим наше сборище до того времени, как у вас будет возможность к нам присоединиться.
Едва граф и Пауэлл удалились, Ориана прошлась в радостном танце по всей комнате. Остановилась возле зеркала и принялась перекалывать брошь Сент-Олбансов на другое место на корсаже.
Дэр подошел ей помочь. Прикалывая брошь, он просунул пальцы под корсаж и дотронулся до теплой кожи Орианы.
– За все годы, что я знаю Раштона, – сказала она, – он ни разу не предложил мне посетить его имение. Представить себе не могу, почему он так настаивал на этом сегодня.
Дэр не хотел, чтобы она думала о графе, в то время как его рука касалась ее тела. Скрывая от нее свою тревогу по поводу того, что она может снова его покинуть, он спросил:
– Ты поедешь?
– Без тебя не поеду, – ответила она и поцеловала его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинственная незнакомка - Портер Маргарет Эванс



читала, читала и заснула... много описаний, разговоров ни о чем и т.д. потерянное время:-)
Таинственная незнакомка - Портер Маргарет Эвансольга
19.09.2013, 16.13





Согласна с Вами!!! Много отвлекающей информации непосредственно от развития отношений между главными героями! Страсти нет, описание этих сцен - отсутствует... Какое-то ощущение как от плохой игры актёров: недосказанности, неоконченности... В общем - слабенько, сил дочитать не хватило!!!
Таинственная незнакомка - Портер Маргарет ЭвансНаталья
17.07.2014, 22.55





прекрасно
Таинственная незнакомка - Портер Маргарет Эвансхелена
11.08.2014, 15.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100