Читать онлайн Дерзкий поцелуй, автора - Портер Маргарет Эванс, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет Эванс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет Эванс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет Эванс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Портер Маргарет Эванс

Дерзкий поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В начале дня греческая кофейня становилась одним из самых оживленных мест. Дэниел Уэбб, не сумев привлечь внимание замученного официанта, высматривал знакомых среди посетителей. Его любопытный взгляд скользил мимо взъерошенных ученых и скромных писцов и задержался на компании адвокатов из Среднего Тампля. Все были одеты в черные мантии. На всех были белые парики с аккуратными буклями по бокам и косицами сзади.
Никто из них, подумал он с горечью, не снизойдет до того, чтобы взять его бумаги. Отсутствие знакомств вынуждало его искать помощи у молодых, малоизвестных адвокатов, чьи услуги стоили дешево.
Официант прошел мимо него, не останавливаясь, к столу, за которым сидели адвокаты, и почтительно осведомился:
– Еще что-нибудь желаете, ваша честь?
Уэбб, слишком гордый, чтобы сидеть и ждать, вышел из кофейни. Он пришел сюда не за пищей, а за судебными сплетнями.
Путь в контору проходил по Стрэнду мимо лавки, в которой продавались парики для адвокатов. Увидев парики, выставленные в витрине, он снова подумал о том, как несправедлива жизнь. Если бы его родители были благородного происхождения, сейчас он мог бы стать адвокатом – возможно, даже судьей. Но он был выходцем из низов, а таких в его среде не замечали. К тому же он был слишком беден и не мог позволить себе получить образование. Он никогда не получит заветный парик и шелковую мантию.
Однако, став поверенным, он добился гораздо большего, чем можно было ожидать от сына актера. Его отец умер молодым. Мать не добилась успеха на сцене. В детстве Дэниел помогал им, как мог, чистя карманы на ярмарке Бартоломью. Обнаружив, что его обошли при дележе добычи, он отомстил своему обидчику и перекупщику и донес на них. Обоих судили, приговорили и сослали на каторгу. И вот тогда-то его поразили сила и эффективность закона.
В конце концов, его матери улыбнулась удача. Ее пригласил королевский театр «Друри-Лейн», и вскоре она обзавелась щедрым и влиятельным покровителем, который обеспечил ее, дал ей крышу над головой и устроил юного Дэниела в знаменитую школу «синих курток».
Рядом с его конторой на Стенхоп-стрит стоял новоиспеченный поверенный, который показал, на что он способен, в недавнем уголовном деле. Шоу был именно тем человеком, кто был ему нужен.
– Какая удача, что ты здесь! – воскликнул он, покровительственно улыбаясь молодому человеку.
– Отдай свои бумаги кому-нибудь еще, – отрезал Шоу. – Я слишком часто пачкал руки твоей грязной работой, Уэбб. Кроме того, ты мне задолжал.
– Но ведь тебе заплатили!
От гнева Шоу на мгновение лишился дара речи.
– Ты обещал мне премию, если присяжные оправдают твоего клиента. Что они и сделали, хотя он и не заслужил этого.
– Разве? У них не было улик. Прокурор не смог представить ни одного свидетеля, заслуживающего доверия. И наш плут лгал очень убедительно; в Олд-Бейли он устроил настоящий спектакль.
– Полагаю, ты еще не убедил своего достопочтенного лжесвидетеля поделиться своей нечестной прибылью? Сколько времени потребуется, чтобы переплавить такую массу предметов из чистого серебра с гербом владельца на них? Кража – это преступление, Уэбб. Четырнадцать лет в Новом Южном Уэльсе помогли бы ему понять, что хорошо, а что – плохо.
Уэбб посмотрел сверху вниз на молодого сердитого парня. Он вынул кошелек и, достав оттуда пятифунтовую банкноту, протянул ее Шоу.
– Заходи внутрь и внимательно слушай. У меня есть что тебе рассказать. Весьма интригующий случай – дворянин, арестованный за долги.
– Ты сам привел бейлифов к его дому, как и в деле Димсуорти? – спросил Шоу презрительно.
– Давай не будем больше говорить об этом.
– Пусть лучше у меня вообще не будет дел, нежели я возьму еще хоть одно твое дело.
– Если ты откажешься помочь мне в деле Баллакрейна, больше не получишь от меня ни пенни, – твердо произнес Уэбб.
Шоу, напуганный такой угрозой, поплелся за ним к двери. Бронзовый молоток и прямоугольная табличка с именем Уэбба нуждались в полировке, и Уэбб пообещал задать своей экономке хорошую взбучку.
Его контора, расположенная на нижнем этаже беспорядочно выстроенного дома, состояла из маленького офиса, библиотеки и убогой гостиной для приема клиентов. Жилые помещения Уэбба находились на втором этаже. Он сдавал одно крыло дома актерам театра, которые регулярно жаловались на разбитые стекла, осыпающуюся штукатурку и чадящие камины. Его клерк жил здесь, и здесь же жила кухарка, она же – экономка. Он не мог угадать, где сейчас находится первый, но вторая в этот час совершала ежедневное паломничество на рынок Клэр-маркет.
Он очень хотел обзавестись более престижным и впечатляющим адресом, предпочтительно в окрестностях Вестминстер-Холла. Этот дом он считал препятствием в своей карьере, несмотря на близость уголовного суда в Олд-Бейли и «Судебных иннов», где собирались адвокаты и барристеры высшего ранга.
Он стал искать бумаги, относящиеся к лорду Баллакрейну, среди других бумаг на столе. Наконец он их нашел и протянул Шоу. Его коллега хмуро просмотрел документы и задал несколько вопросов.
Уэбб, у которого в это время не было срочных дел, усердно разбирал горы бумаг, пока шаркающие шаги в коридоре не возвестили о возвращении клерка.
– Уилл! – зарычал он.
В комнату неторопливо вошел молодой человек – в одной руке он держал перочинный нож, в другой – письмо.
– Чей-то слуга принес его. Оно для этого парня, Баллакрейна. – Он небрежно бросил конверт на стол и стал чистить свои выпирающие зубы кончиком ножа.
– Где ты был, черт побери?
– В таверне, – пробормотал Уилл.
– Ты не должен уходить без моего разрешения!
– Вас не было, и я не мог отпроситься.
Из этого мошенника получится хороший поверенный, признал Уэбб, если только он не будет лениться.
– Забери это, – приказал он, толкнув стопку бумаг к нему по столу. – Я уже разложил их по именам клиентов. Начинай составлять просьбы об оплате.
Уэбб подождал, пока Уилл уйдет, а потом осторожно поддел кружок красного воска и развернул пергамент. Заголовок его поразил: когда это леди Лавиния Кэшин успела переехать с Черинг-Кросс на Сент-Джеймс-сквер? Она провинциалка, к тому же недостаточно умна для того, чтобы так быстро утвердиться среди лондонской знати. Ее хозяйкой и компаньонкой была некая миссис Рэдсток, жена дипломата и кузина герцога Холфорда.
Армитидж из Лэнгтри. Уэбб отлично знал, что герцог был старшим сыном давнего покровителя его матери.
Просматривая абзац за абзацем, он обнаружил, что леди Лавиния в субботу посетит вечерний концерт в Ганновер-сквер. Он задержался на описании ее одежды и драгоценностей, которые она собиралась надеть, после чего сложил письмо. Он нашел палочку красного воска, поднес ее к пламени свечи и снова запечатал письмо. Никто не смог бы сказать, что письмо открывали.
– Уилл! – снова крикнул он. – Ты мне нужен!
– Вот и все. – Горничная-француженка выпустила длинный черный локон и намотала его на палец. – Новый костюм так идет вам, мисс. Ах, как вам повезло – у вас замечательная фигура.
Лавиния хотела попудрить волосы, но тут Фрэнсис Рэдсток впервые мягко ей возразила. То, что Лавиния увидела в зеркале, компенсировало ее разочарование. Селеста взбила и начесала короткие локоны, собранные на висках, придав им модную пышность. Рубины в гребнях вспыхивали в свете свечей и добавляли блеска ее лифу из кремового атласа. Она коснулась одной из кружевных бабочек, пришитых к тонкой верхней юбке бального платья.
Она вставила рубиновые сережки в мочки ушей и потянулась за фамильным ожерельем, когда в комнату вошла ее компаньонка. Фрэнсис была завита и напудрена, на ее запястьях сверкали изумрудные браслеты.
– Гарри уже в нетерпении.
– Я готова, – ответила Лавиния, застегивая ожерелье. По пути к двери она остановилась у скамьи, на которой лежала Ксанта.
Она пощекотала пушистый подбородок кошки.
– Лентяйка, она будет спать здесь до моего возвращения.
Лорд Гаррик ждал их в холле – он был одет в черное, шея закрыта снежно-белым галстуком, на груди – кружевное жабо. Его волосы тоже были напудрены. Белизна его волос, поверх которых красовалась шляпа, делала его глаза более темными и глубокими.
Лавиния осторожно спустилась по витой лестнице, ей было непривычно ходить в узких туфлях и на тонких каблуках. Как он будет потешаться над ней, если она рухнет кулем у его ног!
– Я должен сказать, что вы солгали нам, леди Лавиния. Невозможно поверить, что вы прибыли с крошечного острова, а не от европейского двора.
– Ты не должен флиртовать с ней, Гарри, – укорила его Фрэнсис с улыбкой.
Лавиния приняла его протянутую руку, и он вывел ее из дома. Лампы, прикрепленные к карете, золотистым светом освещали его хмурое лицо.
Цоканье подков и лязг колес с железными обручами мешали разговору, однако Фрэнсис кивнула на церковь и произнесла:
– Церковь Святого Георга самая модная в Лондоне. В день моей свадьбы толпы собирались на обеих сторонах улицы, чтобы посмотреть на процессию экипажей.
Лавиния наклонилась вперед, чтобы изучить силуэт церкви, и представила, как она сама, невеста богатого человека, проходит под портиком с колоннами. Она опустилась на бархатные подушки, избегая сардонического взгляда лорда Гаррика.
Концертный зал располагался на восточной стороне Ганновер-сквер. Он был заполнен представителями высшего общества. На Лавинию произвели впечатление парчовые куртки и атласные брюки джентльменов и роскошные платья леди. Головы мужчин и женщин были белыми – все были напудрены или в париках. Она обвиняюще посмотрела на свою компаньонку.
– Иногда бывает полезно бросаться в глаза, – тихо ответила Фрэнсис.
Удручающее сознание того, что она не та, кем хочет казаться, лишало ее уверенности. Пусть у нее были все внешние атрибуты аристократки – дорогая одежда, фамильные драгоценности, – в этой компании она чувствовала себя чужой.
– Музыканты еще настраивают инструменты, поэтому у нас есть время пообщаться с гостями, – со знанием дела заявила Фрэнсис. – Сегодня не будет королевских особ, но ты скоро их увидишь. Позволь, я представлю тебя своим друзьям – ты будешь чувствовать себя более комфортно, когда сможешь связывать лица и имена. А вот тот, кого я знаю довольно хорошо, – маркиз Ньюболд.
Маркиз был даже выше лорда Гаррика Армитиджа. Склонившись над ее рукой в перчатке, он выразил надежду на то, что ей понравится музыка.
– Когда герр Гайдн жил в Лондоне, Ньюболд был одним из его покровителей, – пояснила Фрэнсис. – Но он слишком скромен, чтобы говорить об этом.
– Для меня честь быть знакомым с ним, – ответил маркиз, – и я никогда не пропускал его концертов. На каком инструменте играете вы, леди Лавиния?
– Ни на каком, – призналась она честно. – Но мне нравится петь под аккомпанемент моей сестры или без него.
– Она отлично танцует, – добавила Фрэнсис. – Я пригласила француза, чтобы показать ей все модные па, и он был очень впечатлен ее способностями.
Во время концерта страхи Лавинии показаться неуклюжей или сказать глупость поутихли. Но она не смогла наслаждаться симфонией немецкого композитора, так как постоянно сравнивала роскошь, окружающую ее, с нищетой тюрьмы.
Ради отца она должна подражать внешнему виду и манерам всех этих лордов и леди, как дрозд подражает песням других птиц. И как дрозд, она искала самую блестящую, самую сочную ягоду на ветке, то есть самого богатого мужа, которого она сможет добыть.
Ее отец назвал именами птиц всех своих детей. Керрон, зоркий и умный, как сокол, был Ширра. Нежная Китти, похожая на пеночку, стала Дрин. Где-то в замке Кэшин висела акварель, изображающая всех этих птиц на крепостной стене. Лавиния хотела бы, чтобы эта картина была с ней здесь, в Англии, – как напоминание о тех, кому пойдет на пользу ее брак.
После нескольких попыток Гаррику удалось загнать в угол леди Эвердон.
– Монсеньор, мой муж хотел бы, чтобы я держалась от вас подальше, – проговорила она нервно.
– Но его здесь нет, и он не может возражать, не так ли? Я надеялся снова увидеть вас обоих – к сожалению, наша беседа в театре «Ковент-Гарден» была слишком короткой.
– Он проводит вечера в клубе – правда, он не играет там. Он отказался от этой забавы, боясь потерять приданое наших дочерей.
– Я и не предполагал, что он настолько заботливый отец. Со мной он такт не был, – сухо прокомментировал Гаррик.
– Что вы хотите от него? – испуганно спросила она.
– Всего лишь проверить его знаменитый талант к карточной игре. Мне неинтересен денежный выигрыш. Мы можем играть на фишки, на булавки, на пуговицы.
– Вернуться к прошлым привычкам, даже на один вечер – о нет, никогда! Он больше не желает вас видеть.
– Но мы с вами знаем другое. Не правда ли?
Она с ужасом уставилась на него:
– Вы ошибаетесь. – Она повернулась и быстро пошла прочь; ее каблуки стучали по паркетному полу.
Сплетники, предположил Гаррик, наверняка заметили его унижение. Весь вечер люди смотрели на него, как будто предлагая ему подойти к ним, но отстранялись, когда он проходил мимо.
К нему подошел его единственный друг, Оливер Парфитт.
– Чертовски скучная вечеринка. Думаю, пора сматываться, – проворчал он.
– Моллюск, в каком клубе я скорее всего найду лорда Эвердона?
– В клубе «Уайте», это почти точно. Зачем он тебе? Зловещий, мрачный тип – ни капли юмора.
– Хочешь присоединиться ко мне, или тебя ждет белокурая вдова?
Пухлые щеки Моллюска растянулись в ухмылке:
– Дженни нужна спокойная ночь – для разнообразия. Я иду с тобой, Гарри.
Фрэнсис любезно приняла извинения и продолжила разговор с лордом Ньюболдом.
Лавиния подняла свое ангельское личико и удивила его своим сочувствием.
– Я не удивляюсь, что вы уходите. Все неприлично грубы с вами, кроме мистера Парфитта и той француженки. И та леди в синем все время посматривает в вашу сторону, как будто хочет с вами поговорить.
– Только потому, что она жаждет узнать новости о моем брате, – проворчал Гаррик. – Прошлой зимой она родила от него дочь. Ее муж не знает об этом, он уверен, что это его ребенок. Это шокирует вас, да? Зато Фрэнсис – идеал супружеской верности. Возможно, она не сообщила вам, что многие жены заводят любовника после того, как произвели на свет наследника. Я советую вам выучить все правила, прежде чем начинать свою игру, дорогая.
Ее глаза были бездонными колодцами, полными укора.
– Я бы никогда...
– Вы не можете быть уверены в этом. Пока ваши желания еще спят. Но я предрекаю, что однажды они вырвутся наружу и растекутся, как лава из великого вулкана в Неаполе.
– Так ты идешь, Гарри? – позвал его Моллюск.
На полпути Гаррик обернулся и посмотрел на Лавинию. Бедная девочка, теперь лорд Ньюболд ее уболтает. Уильям Шандос на редкость скучен – он вечно бубнит о музыке. Может, Лавиния – маленькая интриганка, но она не заслуживает такого занудного партнера, как этот чопорный, педантичный граф. Она слишком самостоятельна, чтобы заинтересоваться таким человеком – и не важно, насколько он богат.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет Эванс



прекрасный роман! простой и поучительный одновременно !
Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет Эванстатья
16.09.2012, 16.07





Не могу поверить что главного героя зовут Армитидж как моего любимого британского актера! Уже ради этого стоит прочитать...
Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет ЭвансЯ читаю...
16.09.2012, 16.48





отличный роман.8 баллов.
Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет Эвансчитатель)
28.03.2014, 22.42





Интересно, захватывающе, не разочарована.
Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет ЭвансТаня Д
18.04.2015, 22.19





Роман прекрасен, он не разочаровал меня.
Дерзкий поцелуй - Портер Маргарет ЭвансМарк
20.03.2016, 2.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100