Читать онлайн Время любви, автора - Портер Черил Энн, Раздел - Эпилог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Время любви - Портер Черил Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Время любви - Портер Черил Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Время любви - Портер Черил Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Портер Черил Энн

Время любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Эпилог

– Ну что скажешь, Сатфилд? – произнес Бен Торн. – Теперь мы все родня. Ты, я и Лолесы. Что? Да это же чистая правда. Твоя Дженни сегодня вышла замуж за моего Генри. А Райли женился на Глории. Женихи приходятся друг другу братьями. Господи, породниться с Лолесами! Ха! Вот уж не думал, что доживу до такого.
Луиза Торн дернула мужа за рукав.
– Ты слишком громко говоришь. Давай-ка потише. Я не хочу, чтобы преподобный Бикерсон услышал и решил, что ты сегодня перебрал.
– Интересно, как это он сможет меня услышать? Он же на кухне, вместе с Сордоу, они там кормят Скитера. – Бен снова повернулся к Сатфилду: – Так о чем бишь я? Райли говорил, когда началась пальба, этого чертова Скитера и след простыл. Он и носа не показал до тех пор, пока Джастис не был уже мертв. Получается, все время, пока шла драка, хитрец сидел на плаще Райли и жевал его шляпу.
Эта реплика вызвала взрыв хохота там, где стояла кучка друзей и соседей Бена и Луизы Торн, разодетых в пух и прах ради такого торжественного случая. В следующий миг к ним присоединились Бидди и Смайли.
– Ох уж этот Скитер, он знает толк в жизни, – высказалась няня. – Теперь баловник взял привычку спать у меня на кухне.
– Мисс Бидди так избаловала пса, что он стал ни на что не годен, – шутливо поддел ее Рэнкин. – Впрочем, то же можно сказать и о Хэнке Томпсоне. Бидди только и делает, что нянчится с ним, а все из-за шишки у него на башке. Ах, вы не слыхали? Мы нашли его той ночью, неделю назад. Он лежал в домике, где живут рабочие, без сознания и с разбитой головой – это работа Картера Брауна. Чудо, что он не убил парня, после того как они подрались из-за пропавших денег. Так вам и об этом ничего не известно? Да где ж вы были, Сатфилд? У нас только об этом и говорят.
Втиснутая в толпу гостей за спиной у Смайли, Глория радостно улыбалась и кивала, принимая поздравления и приветствуя собравшихся. Но при первой же возможности она вежливо извинилась и отправилась искать жениха. Тонкая и изящная в элегантном атласном свадебном платье цвета слоновой кости, которое любовно сшили своими умелыми руками Бидди и Луиза Торн, новобрачная быстро скользила между группами непринужденно беседующих гостей. Самая большая комната в доме была празднично украшена по случаю торжества. «Куда же запропастился Райли?»
И вдруг, как будто в ответ на ее вопрос, веселая шумная толпа отхлынула, и она увидела жениха. Райли стоял в другом конце гостиной напротив огромного камина вместе с братом Генри. Рядом была Дженни – светловолосая стройная девушка, невеста Генри. «Если бы не она, – благодарно подумала Глория, – нам с Райли пришлось бы ждать долгие месяцы следующего визита преподобного Бикерсона, прежде чем мы смогли бы пожениться».
Ах, Райли, какой он красивый, какой высокий. Глория, вздохнув, прижала руку к груди. Ее сердце учащенно билось. Как он хорош в этом черном воскресном костюме, с хрустальным бокалом в руке. Генри что-то сказал ему, и братья весело расхохотались, а Дженни вдруг покраснела. Глория покачала головой. Пора выручать невестку. Внезапно она застыла на месте. У нее есть невестка. То есть еще одна сестра.
Это правда. Сегодня, 5 декабря 1873 года, она, Глория Лолес, вошла в семью Торн. Ей хотелось верить, что узы, связывающие теперь два семейства, окажутся достаточно прочными, когда – именно «когда», а не «если» – вернутся домой Ханна и Джейси.
Стараясь отвлечься от грустных мыслей, Глория вновь взглянула на Райли и обнаружила, что он внимательно наблюдает за ней. В его темных глазах застыл вопрос. Глория попыталась сделать вид, что все в порядке. Она смущенно пожала плечами и улыбнулась, но ей не удалось провести Райли. Он передал свой бокал Генри, извинился и зашагал к невесте.
Ловко лавируя между гостями и не выпуская из виду Глорию, молодой Торн стремительно пересек комнату, словно выпущенная из лука стрела. От его настойчивого взгляда у Глории перехватило дыхание. Она ощутила слабость в коленях, ей мучительно захотелось, чтобы они с Райли остались одни, как случалось каждую ночь после… того ужасного дня. Райли сдержал слово. Влюбленные действительно больше не расставались. Они спали вместе, сжимая друг друга в объятиях. Но больше между ними ничего не было до самого дня свадьбы. И вот наконец этот день наступил. При мысли о предстоящей ночи Глория покраснела и вцепилась в подол платья.
В следующий миг Райли, широко улыбаясь, уже протягивал к ней руки, ожидая, что она шагнет ему навстречу. Крепко обхватив невесту за талию, Райли закружил ее, незаметно продвигаясь к лестнице. Гости, смеясь, бросились врассыпную. Когда вокруг новобрачных образовалось достаточно свободного места, Райли остановился, и молодые супруги поклонились гостям, получив в ответ бурные аплодисменты.
Все отвернулись, желая дать влюбленным возможность побыть вдвоем. Райли прислонился к стене, обнял Глорию и спросил, крепко прижимал ее к себе и заговорщически ухмыляясь:
– Что случилось с моей невестой?
Глория покачала головой. Ее длинные медно-рыжие локоны взметнулись, щекоча обнаженные плечи.
– Ничего. Просто я соскучилась по тебе.
Райли наклонился и нежно куснул ее за ушко.
– Тогда тебе не нужно было убегать от меня, миссис Торн.
– И вовсе я не убегала, – рассмеялась Глория, отбиваясь от Райли. – Это все ты, дурачок, я тут ни при чем. – Обхватив руками его за шею, Глория притянула его к себе и, встав на цыпочки, прошептала на ухо: – Я буду рада остаться с тобой вдвоем.
Райли выпрямился и задумался, потом наклонился к жене.
– В самом деле? Ты имеешь в виду…
Предположение Райли показалось Глории настолько чудовищным и неприличным, что она закатила глаза и шутливо шлепнула мужа по руке, сделав вид, что собирается вырваться из его объятий. Но он крепко держал ее.
Глория легонько стукнула кулачком Райли в грудь и прошептала:
– Фу, какой же ты испорченный. Приличные люди так не делают. Или все-таки делают? Я никогда… А что, если я не сумею? Что, если тебе не понравится, когда я…
– Я уверен, мне очень понравится, – заверил ее Райли.
Глория попыталась представить себе, что предлагал Райли, и ее мгновенно бросило в жар.
– Что ж, – храбро кивнула она, – надеюсь, так и будет. Обещаю, что постараюсь найти в этом удовольствие.
Райли изумленно уставился на нее, а потом расхохотался, все так же прижимая к себе.
На губах Глории сияла улыбка. Наконец-то Райли, всегда такой сдержанный, радуется как ребенок.
Уж слишком он серьезный. Ему нужно почаще смеяться. И уж теперь-то она об этом позаботится.


Прошла неделя с начала медового месяца Райли и Глории. На первый взгляд утро началось как обычно. Снег сверкал в лучах зимнего солнца, как роскошное украшение на строгом платье земли. Слабый свет, проникая в окна спальни, окрашивал комнату в разные оттенки серого. В широкой супружеской постели, на которой прежде спали Катрин и Джей-Си Лолес, теперь лежала их приемная дочь, Глория Би Торн. Охваченная огнем желания, она стонала в объятиях Райли.
Обвив ногами его бедра и впившись ногтями в плечи, Глория подняла голову. Райли склонился к ней и завладел ее ртом. Язык Райли повторял нетерпеливые движения его бедер. Чувствуя приближение экстаза, Глория хрипло застонала и крепко сжала плечи мужа. Ритм движений Райли участился. Волна наслаждения охватила два тела, слившихся воедино. Райли вскрикнул и на какое-то мгновение словно, окаменел, но в следующий миг напряжение сменилось блаженной истомой.
Вскоре супруги лежали рядом, скованные упоительной усталостью. Тяжело дыша, Глория улыбнулась мужу:
– Мне это нравится.
Райли кивнул:
– Я знаю. Когда-нибудь ты меня убьешь.
Глория улыбнулась еще шире:
– Так, может, нам лучше прекратить?
Райли нахмурился:
– Тогда уж ты меня точно убьешь.
Глория хлопнула мужа по плечу и тихонько захихикала:
– Давай-ка вставай и помоги мне. Я хочу удивить Бидди – приготовить всем завтрак.
Райли изумленно поднял брови:
– Так ты и Бидди хочешь прикончить?
Глория села на постели и запустила в Райли подушкой. Он попытался схватить жену, но она ловко вывернулась из его рук, скатилась с кровати и, пританцовывая, отправилась в другой конец комнаты.
– Мне кажется, сегодняшний день будет чудесным, – пропела Глория, натягивая на себя домашнее платье и расправляя складки.
– Ты каждый день говоришь так, с тех пор как мы поженились. Но вот проходит день за днем, а твои сестры не возвращаются. И ты плачешь. Я не могу видеть, как ты страдаешь, Глория.
Она обняла мужа за талию, прижавшись щекой к его широкой груди, покрытой темными курчавыми волосами.
– Я знаю, но сегодня действительно что-то произойдет. Вот увидишь. Одна из моих сестер обязательно вернется домой. Потому что сегодня особенный день.
День тянулся медленно. Он был таким же хмурым и серым, как и предшествующие. Выпавший снег быстро растаял, но к вечеру ударил настоящий мороз, заставив как людей, так и животных искать тепла. В домике, где жили рабочие, кто-то спал, а кто-то играл в покер или чинил одежду. В усадьбе Бидди и Смайли играли в шашки, сидя в теплой кухне. Скитер путался у них под ногами. Райли расположился в кожаном кресле в кабинете Джей-Си Лолеса и сосредоточенно изучал счета. А Глория в полном одиночестве сидела в малой гостиной, где так любила коротать вечера Катрин, сложив руки на коленях и с надеждой поглядывая на дверь. Так проходили час за часом.
Вдруг Скитер тихонько зарычал и выскочил из кухни.
Стук его когтей по паркету вывел Глорию из задумчивости.
Неужели это… У нее перехватило дыхание. И тут же в дверях показались Бидди и Смайли, их лица горели от возбуждения и надежды. Вслед за ними появился Райли. Глория умоляюще заглянула в его темные глаза. Молодой Торн улыбнулся:
– Ты была права. Сегодня не совсем обычный день. К нам кое-кто приехал.
«Кто-то приехал», – подумала Глория. К глазам ее подступили слезы. Не выдержав ожидания, она вскочила с кресла и помчалась к двери на веранду. Там она увидела Скитера. Виляя хвостом, он настойчиво обнюхивал порог. Заметив Глорию, пес повернул к ней лохматую голову и радостно залаял. Она подлетела к двери и, широко распахнув ее, застыла на месте, не веря собственным глазам.
– Ханна, – только и смогла она произнести.
Когда в главную гостиную ввалились дорогие гости – Ханна со своим мужем и четверо рослых молодых людей, которых Ханна представила как «чертовых янки», – началось что-то невообразимое. Слезы радости, объятия, поздравления. Все говорили одновременно. Ханна привезла с собой Эсмеральду – крупного игривого щенка. Эсмеральда сразу вызвала искреннее восхищение Скитера. Собаки принялись разглядывать и обнюхивать друг друга под взрывы смеха всех присутствующих. Когда первое знакомство состоялось, Скитер и его подруга начали весело гоняться друг за другом, бешено лая и сшибая все вокруг. Наконец расшалившуюся парочку пришлось выставить за дверь и запереть в сарае, где продолжилась шумная возня.
Когда переполох немного улегся, Ханна представила обитателям ранчо Слейда Гаррета, своего мужа, красивого высокого мужчину. Она пустилась в длинные объяснения, пытаясь оправдать своего избранника в глазах Бидди. Ведь именно его отец когда-то в Бостоне причинил немало горя хозяйке Бидди, молодой девушке из хорошей семьи, Катрин Уилтон-Хыомс. Но добрая няня быстро сдалась, заключив в объятия славного молодого человека, когда Ханна объявила, что ждет ребенка. Потом все долго охали и ахали, узнав о свадьбе Глории и Райли. И наконец… Ханна заметила отсутствие Джейси и спросила, где ее сестра.
Все разом притихли. Слейд поймал взгляд Райли, и они, извинившись, отправились во двор проследить, как идет разгрузка фургонов. Смайли вышел следом за ними. «Чертовы янки» тоже куда-то исчезли. Глория и Бидди удивленно проводили взглядом этих молчаливых молодых людей, вызвав у Ханны очередной приступ смеха. Она сняла плащ, и теперь, под свободного покроя одеждой, ее округлившийся живот стал более заметен. Тревога за Джейси на время отступила. Бидди и Глория принялись нежно ощупывать «ребеночка», а потом все трое уселись в кресла и начали болтать, как будто Ханна уезжала всего лишь на пару недель на каникулы.
Вскоре вернулись Слейд и Райли и устроились рядом с женами. Слейд уговаривал Ханну отдохнуть, но она заверяла его, что в этом нет никакой необходимости: она чувствует себя прекрасно и хочет, чтобы Глория рассказала ей о том, что произошло дома за время ее отсутствия. Ханна со смехом объявила, говоря, что после всех тех ужасов, которые ей довелось пережить в Бостоне, она бы с удовольствием послушала милые невинные истории, происходившие дома, где все всегда тихо и спокойно, по-прежнему скучно и монотонно, если, конечно, не считать свадьбы Глории и Райли.
Все замолчали. Никто не решался первым нарушить тишину. Ханна перевела взгляд с Глории на Райли, потом повернулась к Бидди. Что здесь могло произойти? И где Джейси? Почему никто не хочет ей сказать?
При упоминании о Джейси Глория расплакалась, она была уверена, что с сестрой случилось что-то ужасное и виновата в этом она сама. В полной растерянности Ханна со страхом спросила, что все это значит.
Обливаясь слезами, Глория поведала сестре о дневнике ее родной матери, который прислала ей Джейси, и как благодаря этой тетради она узнала правду о своем рождении. Ханна, услышав это, раскрыла от удивления рот. Глория рассказала, какое отношение к этой истории имеет Кид Чапело и как в конце концов им удалось узнать о коварном плане сеньора Калдерона. Как этот человек задумал и тщательно подготовил свою подлую месть, послав сюда охотников, которые без всякой жалости убили Джей-Си Лолеса. Ханна охнула и повернулась к Слейду – то, что она услышала, объясняло многое, чему не нашлось объяснений в Бостоне. Она вся обратилась в слух, и Глория была вынуждена признаться, что внук сеньора Калдерона, Зант Чапело – сын Кида Чапело, – держит Джейси в плену, и это единственное, что ей известно.
Оглушенная, не в силах поверить в то, что только что услышала, Ханна сидела оцепенев и молчала. Потом она тихо рассказала Глории печальную историю, которую ей удалось узнать в Бостоне. Это касалось смерти Катрин. Она говорила о Сайрусе и Пейшенсе, о чудовищной жадности, которая толкнула этих людей на преступление. Они наняли убийц, надеясь заполучить богатое наследство, которое должно было остаться после Катрин. Эти люди убили не только престарелых дядю и тетю Катрин, но и ее родителей и даже любимую бабушку Ардис, ту, что была изображена на украденном портрете. Упоминание об Ардис навело Глорию на мысль, что, если верить Джастису, один из убийц забрал портрет с собой в Мексику. Зачем он ему? Поступок бандита невозможно было объяснить, и сестры решили пока оставить этот вопрос. За ответом следовало ехать в Мексику. И именно там была сейчас Джейси. Что же с ней случилось? Жива ли она? Пока Джейси не вернется, никто в доме Лолесоз не сможет вздохнуть спокойно и ее близкие будут жить в тревоге и страхе. Видя, что Ханна вот-вот расплачется, Слейд клятвенно заверил ее, что они не вернутся в Бостон, пока храбрая сестра Ханны, о которой он так много слышал, не вернется домой.


* * *.


Немного позже, после обильного ужина, Райли и Слейд уселись в гостиной с бокалами виски в руках, поближе к пылающему огню камина, и начали хвастаться своими женами. Тем временем Скитер, страдая от неразделенной любви и утратив всякую гордость, повсюду таскался за Эсмеральдой, выставляя себя на посмешище, поскольку его избранница, демонстрируя полное пренебрежение к его персоне, предпочитала исследовать дом. Радостно помахивая длинным хвостом, она опрокидывала все, что попадалось ей на пути и не было прибито к полу гвоздями. Бидди бросила опекать собак и теперь, к всеобщей радости, переключилась на «чертовых янки».
На втором этаже Ханна и Глория сидели на большой родительской кровати и, обложившись со всех сторон подушками, мирно болтали. Впервые за много месяцев они оказались вдвоем. Вместе.
– Мы с Райли обычно спим на этой кровати, – заговорила Глория. – Но если ты захочешь, можешь со Слейдом расположиться здесь. Тебе нужна еще подушка?
Ханна засмеялась.
– Все в порядке, дорогая. И нам вполне подойдет моя старая спальня. Ты хуже Слейда. Он мне житья не давал, все время трясся надо мной. Просто ужас!
Глория откинулась на подушки и улыбнулась.
– Он мне понравился. Ты заметила, как они похожи с Райли?
Ханна кивнула:
– Да, прямо жуть берет. И оба напоминают нашего папу. – Она нежно улыбнулась Глории, когда та протянула руку, чтобы убрать с лица сестры непослушный локон. – Я всегда считала, что Райли прямо создан для тебя. Он – единственный мужчина в округе, который не падал к твоим ногам, стоило тебе поманить его пальцем. Как жаль, что я не успела на твою свадьбу.
– А мне бы так хотелось побывать на твоей свадьбе в Бостоне.
К удивлению Глории, Ханна расхохоталась:
– Никакой свадьбы не было! Только скромная церемония, довольно жуткая, кстати сказать. По крайней мере, мне тогда так казалось. Когда-нибудь потом я тебе расскажу поподробнее, но не раньше, чем ты поближе познакомишься со Слейдом и полюбишь его. – Ханна тихонько хмыкнула, а потом обратила внимание на тетрадь на коленях у сестры. – Это тот самый дневник?
Глория кивнула и протянула Ханне ветхие страницы. Терзаемая страхом перед возможной реакцией Ханны, Глория надменно вскинула голову, пытаясь скрыть неуверенность. В ее зеленых глазах читалась тревога. Когда она заговорила, ее голос прозвучал неожиданно жестко:
– Познакомься с моими настоящими родителями, Лаурой и Сетом Паркер. Будем знакомы, я Беатрис Паркер, это из-за меня убили твоего отца, а может быть, и Джейси тоже. Я пойму, если ты захочешь, чтобы я навсегда покинула землю Лолесов, после того как это прочтешь.
Ханна вцепилась в тетрадь так, что побелели костяшки пальцев. Ее лицо помрачнело, отражая бушевавшие в ней чувства. Затем осторожно, как будто держала в руках что-то живое и боялась причинить ему боль, Ханна положила дневник рядом с собой. Повернувшись к Глории, она мягко взяла ее за руки и заговорила дрожащим от волнения голосом:
– Прежде всего, это твой дом, Глория. Всегда был и всегда будет твоим. Вы с Райли останетесь здесь. Это даже не обсуждается. Теперь скажи, как ты вообще могла подумать, что это из-за тебя кого-то убили? Ты была всего лишь беспомощным младенцем. Папа взял тебя к себе из-за доброты и сострадания. Но какие-то негодяи обернули во зло его добрый поступок. Разве ты должна отвечать за это? Разве папа сделал ошибку, когда принес тебя в наш дом, где все окружили тебя любовью и заботой? Нет, он был тысячу раз прав. – Ханна показала пальцем на тетрадь. – То, что написано в этом дневнике, просто рассказывает о тех, кому ты обязана своим рождением. Лаура и Сет привели тебя в этот мир. И мы любим их за это. Но это папа дал тебе жизнь, Глория. Папа и мама. И для меня ты сестра, моя плоть и кровь. Такая же родная, как этот ребенок, которого я ношу. Милая, я пережила так много горя и ужаса. Мне пришлось навсегда проститься с людьми, которых я любила. Так неужели ты хочешь, чтобы я рассталась и с тобой? Да я скорее умру.
Услышав неподдельную боль в голосе Ханны, Глория бросилась в ее объятия и разрыдалась.
– Прости меня, Ханна, – всхлипывала она. – Я так долго жила в постоянном страхе.
– Я знаю, милая. Нам всем досталось. – Ханна слегка отстранилась и взяла Глорию за руки. – С этого дня мы будем радоваться жизни и любить друг друга, Глория Би. И скоро вы все увидите, какой я стану толстой. И мы вместе будем ждать, когда Джейси вернется домой.
Ханна говорила очень искренне, но дать обещание оказалось гораздо легче, чем его выполнить. Дни ожидания превратились в недели. И все труднее становилось верить, что Джейси когда-нибудь вернется. «Чертовы янки» поселились в домике, где жили рабочие. Там их приняли без особого восторга – местные парни не очень-то жаловали чужаков.
В усадьбе жизнь шла своим чередом. Бидди настояла, чтобы Ханна и Слейд заняли ее спальню на первом этаже, где была широкая удобная кровать.
– Нашей мамочке незачем карабкаться вверх по лестнице, правда, мистер Гаррет? – твердо заявила она.
Старую кровать Ханны перенесли в малую гостиную, где расположилась Бидди. «Рождество уже на носу, и мне нужно быть поближе к кухне, – решила толстуха. – В этом году надо будет приготовить побольше выпечки. Шутка ли, вдруг Джейси вернется домой, а у нас ни пирогов, ни печенья».
Так что, если нерадостные, то занятые по горло и полные надежд, они начали активно готовиться к Рождеству. Были припасены подарки. Дом красиво украшен. Елка наряжена. «Чертовы янки» и остальные рабочие зашли, чтобы спеть рождественские песенки и выпить по стакану пунша. Обитатели ранчо хотели во что бы то ни стало чувствовать себя счастливыми. И все же они испытывали в душе болезненную пустоту, когда Рождество наконец наступило, а Джейси так и не появилась.
Потом начались снегопады, и надежд оставалось все меньше. «Там, в горах, откуда должна появиться Джейси, снега выпало еще больше. Поэтому она и не может до нас добраться, – говорили они друг другу, когда наступил новый, 1874 год. – Теперь, из-за выпавшего снега, придется ждать весны».
Казалось бы, это должно было означать, что до окончания зимы следует забыть о возвращении Джейси, но в середине января Слейд и Райли поняли, что дальше так продолжаться не может. Они не знали, что бы такое придумать, чтобы хоть как-то поднять настроение своим женам. В один особенно холодный, унылый день они пригрозили, что сами отправятся искать Джейси, невзирая на непогоду, если Глория и Ханна не перестанут ходить как в воду опущенные, с мрачными лицами. Сестры покосились на своих рассерженных мужей, потом взглянули друг на друга и залились слезами.
Чертыхаясь и проклиная все на свете, Слейд и Райли бессильно опустили руки. С кухни прибежала Бидди. За ней по пятам следовала любопытная Эсмеральда и ослепленный любовью Скитер. Но, выскочив в коридор, собаки, вместо того чтобы присоединиться к толпе в гостиной, кинулись к парадной двери и принялись прыгать и громко лаять.
Райли перевел взгляд с рыдающей жены на взволнованных собак. Вскочив на ноги, он решительно подошел к двери и распахнул ее настежь.
– Ну-ка идите отсюда, быстро! – скомандовал он и застыл в ожидании, сердито нахмурив брови, но собаки и не думали покидать теплый дом. Они выжидающе уставились на него, и Райли мог бы поклясться, что на их мордах было написано самое настоящее недоумение. – Что это вы задумали? – сварливо поинтересовался Райли и вдруг услышал в ответ:
– Во-первых, я уже близка к тому, чтобы отморозить себе задницу, Торн. Во-вторых, что ты, собственно говоря, делаешь в моем доме? И в-третьих, что это за собаки, черт побери?
Райли застыл на месте. Лишь одна женщина в округе была столь остра на язык. Он мгновенно повернулся к двери и увидел ее. Закутанная до самых глаз, Джейси сверлила его возмущенным взглядом. Райли засмеялся и крикнул через плечо:
– Это Джейси! Она вернулась!
Сначала в доме повисла тишина, а затем раздался топот бегущих ног и радостные крики: «Джейси дома!» Райли оттеснил в сторону собак, сгреб Джейси в охапку, несмотря на ее бурные протесты, и закружил в воздухе. Но в следующий миг их обступила восторженная толпа родственников, и молодой Торн был вынужден опустить свояченицу на пол. Глория, Бидди и Ханна бросились к Джейси, самой своенравной из всех сестер Лолес. Широко улыбаясь, Райли взглянул на Слейда, но тот в ответ кивнул ему на открытую дверь. Райли повернулся и увидел незнакомого мужчину.
Вновь прибывший, темноволосый незнакомец, звеня шпорами, переступил порог и нерешительно остановился, сжимая в руках шляпу. Он был довольно высок и мускулист.
Его сопровождали два рослых мексиканца в сомбреро. Все трое были вооружены до зубов. Райли уставился на перевязь с оружием, украшавшую высокого брюнета. Мозг его лихорадочно работал. «Этот парень привез Джейси домой, она цела и невредима. Зимой, когда горы почти непроходимы. И она позволила ему это. Гордая девушка, которая больше всего на свете дорожит своей независимостью. Это что-то значит». Райли шагнул вперед и сердечно протянул руку нежданному гостю:
– Добро пожаловать. Меня зовут Райли Торн. Я муж Глории.
В черных глазах незнакомца мелькнуло удивление. Вспышка была такой короткой, что в следующий момент Райли уже не мог бы уверенно сказать, не померещилась ли она ему. Гость вежливо пожал руку Райли:
– Рад познакомиться. Это Пако Торрес и Виктор Дос Сантос, – представил он своих спутников. – А я Зант Чапело, муж Джейси.
Райли замер. В комнате за его спиной послышались сдавленные восклицания, затем наступила мертвая тишина. Даже собаки прекратили возню и притихли.
Это был весьма щекотливый момент. Они все любили Джейси и радовались тому, что она наконец-то дома. Им не хотелось ничем омрачать этот счастливый день – ни обидными словами, ни поспешными упреками. Все боялись задеть Джейси или, не дай Бог, дать почувствовать, что ей не рады в собственном доме. Но стать женой Чапело, сына Кида, внука того самого человека, который повинен в смерти Джей-Си, из-за которого чуть было не погибли все сестры Лолес, – этого они не могли понять! Должно было случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы Джейси вышла замуж за этого парня. Эта мысль, нисколько, впрочем, не пошатнувшая их доверия к Джейси, невольно, омрачила радостный день долгожданной встречи. Казалось, все, включая супругов Чапело, чувствовали себя неловко.
В домике для рабочих тоже не все прошло гладко. Когда Смайли привел туда мексиканцев, послышалось недовольное ворчание. Несколько парней ввалились в контору управляющего и заявили, что им и так приходится прикладывать массу усилий, чтобы понять, о чем говорят эти проклятые янки на своем дурацком языке, а тут еще и мексиканцы, которые вообще не способны говорить по-английски! В ответ Смайли посоветовал им выяснить, не играют ли чужаки в покер, и постараться извлечь из этого максимум выгоды.
Этот совет пригодился бы и в усадьбе, где царила атмосфера неловкости и настороженности. После ужина все уселись на мягкие кожаные диваны в гостиной, причем каждая из сестер сидела рядом со своим мужем. Ханна и Глория вкратце рассказали Джейси о том, что случилось в ее отсутствие в Бостоне и дома. Теперь все три сестры оказались довольно богаты благодаря наследству, доставшемуся им от матери. Обсудив все приятные новости – свадьбы, будущих детей и так далее, – сестры замолчали, не зная, о чем говорить дальше. Оставалось еще много вопросов, но никто не решался их задавать, и в гостиной воцарилось тягостное молчание.
И тогда заговорила Бидди:
– Бедняжки вы мои. Ну что мне с вами делать? На ваши несчастные головы пали грехи отцов. Да-да, грехи отцов. Все ваши беды начались больше двадцати лет назад, а вовсе не прошлой осенью. Но я надеюсь, что теперь-то все позади. Я верю, что вы покончите с ненавистью, потому что слишком хорошо успели узнать, до чего она может довести. Помните, что только любовь собрала вас всех вместе под одной крышей и только благодаря любви вы все отныне – одна семья.
Все молчали, а потом Джейси резко вскочила с дивана и начала что-то искать в кармане. Стройная, черноволосая, темноглазая, она была удивительно похожа на отца. Наконец она достала из кармана маленький портрет прабабушки Ардис и высоко подняла его, чтобы все могли увидеть.
– Вот за чем я ездила, и вот что я привезла сюда, – с улыбкой проговорила она. Джейси гордо водрузила свой трофей на каминную полку под общие одобрительные возгласы. Потом она повернулась к Глории: – Ты получила мою посылку?
Глория кивнула и взяла Райли за руку.
– Да. Мне привез его Джеймс Макгинти.
– Прекрасно. Альберто говорит, что ему можно доверять. Тогда у меня не было одной вещицы, чтобы положить ее вместе с… теми бумагами, но… – При этих словах Джейси бросила загадочный взгляд на Занта, который заговорщически ей подмигнул. – Теперь она у меня есть. – С этими словами она вынула из другого кармана рубиновое ожерелье в старинной золотой массивной оправе. Драгоценные камни сверкали багровым огнем в свете камина. Без долгих объяснений Джейси бросила рубины на колени Глории. – Это ожерелье, о котором идет речь в дневнике.
– Но где?.. Как?.. – Глория изумленно смотрела на ожерелье Лауры Паркер, перебирая пальцами сверкающие камни. Подняв голову, она взглянула на сестру, в глазах ее стояли слезы. – Я не знаю, что сказать… Спасибо тебе, Джейси. Я знаю, тебе пришлось нелегко. Наверное, ты даже рисковала жизнью, чтобы вернуть мне эту драгоценность.
Джейси кивнула и беззаботно пожала плечами:
– А зачем еще нужны сестры?
Глория знала, что больше ей не удастся вытянуть из сестры ни слова про историю, связанную с Паркерами. Это так похоже на Джейси, подумала Глория, и к горлу ее подступил комок, а на глаза навернулись слезы. Она никогда не рассуждает, а просто возьмет и сделает. Храбрая до безрассудства, Джейси не отступит ни перед чем, чтобы защитить тех, кого любит.
Внезапно все присутствующие повернулись к темноглазому чужаку, избраннику Джейси. Заметив это, она объяснила:
– Занту я обязана жизнью. Мне тоже довелось спасти ему жизнь, и не один раз. Он хороший человек. Мне было трудно поверить, что он сможет полюбить меня после того, как наш отец убил его отца. И что не оттолкнет меня даже после того, как я убила его деда.
Все переглянулись и, не скрывая любопытства, вновь уставились на Занта Чапело, который продолжал невозмутимо смотреть на Джейси. Прежде никому из присутствующих не приходило в голову взглянуть на события глазами Занта. А ведь Джейси была права. Всем невольно вспомнились слова Бидди о ненависти и любви, в которых была заключена великая мудрость. Им всем пришлось немало выстрадать. Да кто они такие, чтобы судить Занта Чапело?
– Зант не принимал участия в делах дона Калдерона, – продолжала Джейси. – Если не считать, что он положил им конец. Старик был просто безумен – настоящий дьявол. Калдерон убил мать Занта и избивал мальчика, пока тот не вырос и не сбежал из дома. Но когда до Занта дошли слухи о том, что замышляет Калдерон, он вернулся в Мексику, чтобы остановить деда. Он взял меня с собой, чтобы защитить от опасности. Но теперь старик мертв. И Зант хочет исправить то, что натворил его дед. А я должна быть там, в Мексике, рядом с ним, чтобы его поддерживать.
На следующее утро, когда сестры убирали со стола после завтрака, Ханна сказала:
– Глория, нам со Слейдом пора возвращаться в Бостон. Мы хотели бы, чтобы наш ребенок родился там. А Джейси и Зант должны отправляться в Мексику. Так что выходит, вся земля Лолесов остается тебе. Но ни тебе, ни Джейси не о чем теперь беспокоиться, поскольку у нас есть мамины деньги. Слейд передаст тебе ценные бумаги. Я предлагаю всем присесть, чтобы вы ознакомились с ними.
Потрясенная этим заявлением, Глория прижала руку к сердцу.
– Что ты, Ханна, разве можно говорить о земле и деньгах, когда ты уезжаешь? Я не хочу тебя отпускать. А ты, Джейси, ты ведь только приехала!
Джейси нахмурилась и проворчала:
– Что ты переживаешь? Можно подумать, мы прямо сейчас возьмем и уедем. Ханна тоже пока останется здесь. Мы еще побудем дома какое-то время.
– Это верно, – согласилась Ханна, обняв сестер за плечи. – Но раз уж мы наконец собрались за этим столом, мне бы хотелось сделать одну вещь. – Она замолчала, глядя на сестер. – Мы должны поговорить с мамой и папой. И со Старым Питом.
Джейси и Глория молча кивнули. Они разошлись по своим комнатам, чтобы одеться потеплее, после чего встретились у черного хода, на кухне. Бидди, стоя у печки, молча проводила их понимающим взглядом. Похоже, старая ирландка догадалась, что собираются делать сестры Лолес. Бледно-голубые глаза Бидди наполнились слезами, и она улыбнулась вслед своим дорогим девочкам.
Сестры одна за другой вышли из дома. День был хоть и холодный, но солнечный и не такой ветреный, как накануне. Три одиноких креста на вершине холма отчетливо выделялись на фоне яркого зимнего неба. Притихшие, погруженные в свои мысли, Глория, Джейси и Ханна медленно карабкались по склону холма. Наконец они поднялись наверх, отворили скрипучую калитку и шагнули за ограду.
По-прежнему не произнося ни слова, они подошли к могилам родителей и опустились на колени, все трое, плечом к плечу. Потом не сговариваясь взялись за руки. Джейси и Глория, следуя давней привычке, повернулись к Ханне, чтобы она произнесла вслух то, что каждая из них хранила в своем сердце. Ханна улыбнулась и обратилась к могилам.
– Мама, папа, Старый Пит, мы отомстили за вас. Выполнили свою клятву. Мы знаем, что вы гордитесь нами. И любите нас. Каждый день, каждый час, где бы мы ни были, мы чувствуем вашу любовь и поддержку. И знайте: покуда мы живы, покуда живы ваши внуки, ваши правнуки и их дети, вас будут помнить. Вы всегда будете жить в наших сердцах, в нашей памяти. И. мы навсегда останемся вашими любимыми детьми, дочерьми Лолес. Мы обещаем, что проживем эту жизнь достойно и в любви, как вы нас учили. Это наша новая клятва, и она означает начало новой жизни для всех нас. Да будет так. Аминь.
– Мы проживем эту жизнь достойно и в любви, – тихо повторили Джейси и Глория. – Да будет так. Аминь.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Время любви - Портер Черил Энн



Долгожданный конец....ох и намудрили то с убийством...роиан не плохой
Время любви - Портер Черил Эннkatolina100
5.02.2013, 18.12





Неплохо , неплохо ...накручено, но смысл есть...читайте!
Время любви - Портер Черил ЭннВиктория
30.03.2013, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100